У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
08.05 почетный персонаж [апрель] - результаты
27.04 почетный персонаж [апрель] - выборы
10.04 сюжетный квест "путь пяти" [первый этап] - подача заявок
3.04 почетный персонаж [март] - результаты
22.03 про канон
21.03 поиск последователя стражницы неба - [подача заявок]
3.03 почетный персонаж [февраль] - результаты
3.02 управленцы клана падающей воды - результаты
2.02 почетный персонаж [январь] - результаты
17.01 Слышен топот. Топот лап, тех самых, которых так испугались целители всех четырех племен. О которых предупреждали своих предводителей, восприняв за самый необычный знак Звездного племени. Слышите? Совсем рядом. Сотни лап. Сотни пар глаз. Дымка рассеивается, и сквозь снежную пелену выступает лапа. За ней другая, и горящие глаза лидера, за которым стоит целый Клан Падающей Воды. Коты, некогда жившие далеко-далеко в горах, явились целым кланом на земли Четырех, и этот Совет племена не забудут. Ведь отныне их стало пятеро, и с этим придется мириться. Придется ли? Добро пожаловать, Клан Падающей Воды.
грозовое племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Во время Совета на племена нападает свора собак, Грозовое племя отводит всех к территориям двуногих. Двуногие отпугивают свору огнепалками. Ненадолго опасность миновала.
> Сезон Юных Листьев'19
Опалённая больше не может занимать должность глашатая из-за обострившейся болезни. Солнцезвёзд принимает решение назначить временным глашатаем Ласточку. В племя после долгого отсутствия возвращается Филин, рассказавший о своём заточении у Двуногих.
За помощью к Грозовым целителям приходит Сивая, ставшая полноправной целительницей, и остаётся у соседей на некоторое время, чтобы обсудить с Орехом накопившиеся вопросы.
Из-за беременности Ласточки новым глашатаем становится Смерчешкур. Куница также объявляет, что ждёт котят, и позднее у неё и Солнцезвёзда рождается четверо котят. Ласточка не торопится объявить имя отца четырёх своих котят. Из-за резкого пополнения Солнцезвёзд принимает решение расширить территории племени за счёт соседей: он покушается на Нагретые Камни.
Битва разгорается на рассвете. Решив увеличить свои шансы на победу, Солнцезвёзд заключает союз с Кометой, и племя Теней выступает на стороне Грозовых. Сражение выиграно, но с большими потерями. Очень много раненых. Филин погибает от кровопотери.
племя ветра
> Сезон Зеленых деревьев'19
Патруль доходит до Фермы Двуногих, где находит десятки мертвых мышей. Никаких видимых признаков охоты не обнаруживается. Заподозрив неладное, воители возвращаются обратно. В следующую же ночь, по странному стечению обстоятельств, погибает Панцирь, который был в составе патруля у Фермы Двуногих.
На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
Звездопад рассказывает племенам о Макоши. И в этот же момент на совете на племена нападает свора собак, натравленная сестрой Звездопада. Племя бежит на территории Двуногих, где их спасают разбуженные Двуногие, держащие наготове огнепалки. Ветряные с осторожностью возвращаются в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Пустырник покидает племя Ветра по неизвестным для всех причинам, оставляя Полуночника. Патрулируя территории, Звездопад оказывается возле границ с Речным племенем. На территории племени Ветра обнаруживается погибший Львинозвезд. По ту сторону границы приходит в себя Крестовник, тут же указывая подоспевшему Речному отряду на предполагаемого убийцу. Звездопад становится единственным подозреваемым. Никому неизвестно, что за смертью Львинозвезда стоит Макошь, сестра Звездопада, покинувшая племя много лун назад. Похожий окрас и запах пустошей, исходивший от кошки, сбивают с толка воителей, окончательно запутывая два племени. Суховей высказывает мысль, что за всеми напастями действительно стоит Звездопад, отчего в племени назревает внутренний конфликт. Веские аргументы Суховея заставляют многих задуматься. Постепенно часть соплеменников теряют доверие к своему предводителю. Тем временем Звездопад, оказавшись на нейтральных территориях, оказывается в ловушке у Макоши. Не подозревая о том, что за всеми неприятностями в лесу стоит сестра, предводитель становится жертвой ситуации. Вступив в драку с Макошью, он падает с обрыва в реку, теряя жизнь. В этот же период времени Штормогрив попадает под колеса Чудища, ломая лапу. Колючка помогает наставнику добраться до лагеря. По возвращению Звездопада в лагере назревает настоящий бунт. Суховей требует от предводителя объяснений и признаний в содеянном. Однако, еще недавно поддержавшие молодого воина соплеменники в ключевой момент не поддерживают Суховея. Суховея понижают до звания оруженосца, ныне известного всем под именем Ветролап. На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
речное племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Ручей рожает четверых здоровых котят от Бурана.
Племя отправляется на Совет, а в это время Крестовник, не готовый мириться с бездействием племени, в одиночку отправляется на территории племени Ветра. На пустошах его ловит Утесник.
Выдра и Рогоз, в эту же ночь, приносят в лагерь гнилую рыбу с берега. Воины считают, что это знак от Звездного племени. "Рыба гниет с головы" — так его трактуют Рогоз и Выдра, намекая на некомпетентность их предводительницы.
На Совете на племена нападает свора собак. Речное племя спешит ретироваться в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Львинозвезд с Крестовником отправляются на границы с племенем Ветра. У территорий пустошей их поджидает опасность, которая вот-вот перевернет жизнь всего леса. Макошь, бывшая представительница племени Ветра нападает на речной отряд. Крестовник получает тяжелый удар по голове, отчего уходит в бессознательное состояние. Львинозвезд вступает в потасовку с Макошью, но их драка заканчивается внезапно появившейся возле границ лошадью Двуногих. В решающий момент Макошь подставляет Львинозвезда и тот попадает прямо под копыта. Предводитель погибает, теряя все жизни.
Подоспевший речной отряд в растерянности и смятении. Очень невовремя появившийся на границах Звездопад сеет семя сомнения. Крестовник, очнувшись, тут же указывает на предполагаемого убийцу — предводителя племени Ветра. Схожий окрас и запах вводят в заблуждение каждого присутствующего. Оцелотка отправляется к Лунному Камню за даром девяти жизней и получает новое имя — Созвездие. На обратном пути от Лунного Камня погибает Щербатая, угодившая под ноги лося на территориях племени Теней. Ее место вскоре занимает Сивая, а глашатаем назначается Буран.
Речное племя дипломатичными путями забирает котят у племени Ветра, Созвездие не торопится развязывать войну. Речное племя скорбит по Львинозвезду, но понимает, что сейчас не лучшее время для мщения. По приходу в лагерь, котята — Ракушка, Лепесточек, Берёзка и Ясенница — получают ученические имена. Пчёлка просит предводительницу провести еще одну луну в детской. Сивая отправляется в Грозовое племя, чтобы посоветоваться с Орехом по поводу лечения своих воинов. Во время патрулирования, Буран обнаруживает, что метки на Нагретых Камня отодвинуты. Речное племя незамедлительно собирает отряд и выступает на границы для отвоевывания территорий. Завязывается драка. В решающий момент, когда, казалось бы, Речное племя одерживает победу, на Нагретые Камни врывается племя Теней. Речные терпят поражение. Союз с племенем Теней расторгнут. Многие из отряда ранены.
племя теней
> Сезон Зеленых деревьев'19
На территории племени Теней были найдены множественные следы своры собак, которых Макошь выманила из города с помощью разбросанной мертвой дичи по всему лесу.
> Сезон Юных Листьев'19
Лагерь подвергается нападению лося. Зверь разрушает несколько палаток, отдавливает хвосты воителям, однако обходится без жертв. Котам удалось выманить лося из лагеря, и тот скрылся в лесу. Некоторое время воители усердно восстанавливают палатки. Полуночник, в это время гостивший у соседей и помогавший Иве в обучении, также принимает участие в ликвидации последствий погрома и выхаживает раненых.
Вновь происходят переговоры между лидерами Речного и Сумрачного племён. Комета осталась недовольна тем, что Созвездие заняла место Львинозвезда, поэтому решила заключить союз с Грозовым племенем. Всё это осталось в тайне не только от соседей, но и от Сумрачных котов на недолгое время. На территории был пойман одиночка Гор. Комета оставляет его в лагере на одну ночь, однако после допроса вышвыривает вон.
По просьбе Грозового племени племя Теней помогает новым союзникам в битве за Нагретые Камни. В благодарность за это Сумрачные получают право догонять любую дичь, перебежавшую границу, на территории Грозы. Всё это обострило отношения с Речным племенем.
Учеником целительницы становится Чижик.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » нейтральные территории » заброшенные сады двуногих


заброшенные сады двуногих

Сообщений 41 страница 60 из 73

1

http://s8.uploads.ru/d2muc.png

заброшенные сады двуногих
——————————————————————
Старые кривоватые яблони одичали без вмешательства человека. Летом и осенью повсюду в густой жёсткой траве можно найти полусгнившие яблоки. В заброшенных садах водится много мышей и птиц, иногда сюда заглядывают белки. В глубине яблоневой рощи осталось небольшое гнездо Двуногих. Там слишком давно никто не живёт, так что даже запахи уже выветрились, а большое количество дыр и щелей позволяет без труда проникнуть туда котам. В садах, кроме всего прочего, растёт множество разных трав, некоторые из которых могут быть вполне полезны лекарям.

0

41

Гор заволновался, потоптался на дереве, отмечая, какие волны враждебности исходят от пятнистой кошки. Он видел ее впервые, но чувствовал ту же властность, что и от чернявой предводительницы племени, где ему не так давно довелось быть дорогим гостем. Понимая, что ему повезло встретиться с еще одним племенем, серый приоткрыл пасть и потянул воздух, запоминая запах чужаков нёбом.
А потом она заговорила, и самец почувствовал, как шерсть на загривке заходила ходуном.
— Эй вы, — громко, уверенно заявила Созвездие, и здоровяк показался из листвы, вальяжно растянувшись на толстой ветки яблони. Так, чтобы она видела своего собеседника.
— Если знакомы с кошкой по имени Макошь, - в ушах прострелило, и Гор усилием воли замер, чувствуя, как когти вцепились в тонкую кору, - передайте ей от речного племени пламенный привет, — ребячилась пятнистая кошка, напрочь стирая образ уверенной лидерши и приобретая облик вальяжной задиры. — Мы с нетерпением ждем ее в гости. Пусть заходит, нам есть что обсудить, — показательно мурлыкнула предводительница под пристальным взглядом серого. Что она хотела этим сказать? Зачем пришла сюда?
Дальнейших ее переговоров с воителями Гор не слышал, лишь ухом водил на одиночек, которые стали свидетелями этого разговора. Судя по всему, пятнистая не знала, кому адресовать послание для Макоши, а потому сказала всем и сразу.
Под тяжелым взглядом самца они ушли, и сердце у того слабо ухнуло вниз. Лениво перекинув лапу, здоровяк спрыгнул с ветки, мягко пикируя в ворох опавших листьев.
— Какая досада, нам, похоже, придется делить это место с кем-то еще, Котти, - переговаривались друг с другом парочка, которых Гор видел впервые. Не то чтобы они его сейчас интересовали, но...
- Вы же знаете, что это были племенные? Хвостом клянусь, у них запахи - один хлеще другого, - хмуро пробасил самец, растерянно присаживаясь. Он смотрел туда, где скрылись спины речных, и не понимал: если Макошь творит какие-то дела, почему без него? Неужели она и братья вместе и... бросили его?
Чувство одиночества обострилось.

+3

42

Норвуд, отчего-то чувствовал себя более, чем комфортно. Такая обстановка ему прельщала и придавала сил. Он привык к жизни, за которую еще нужно побороться, привык к постоянной жестокость и жесткости, к холодному расчету и умеренному эгоизму. Время, когда он был зависим от мнения кого-то выше по званию, прошло, сменившись полной свободой. Рядом с ним была лишь Дакота, с которой, к счастью, не было дележки за лидерство. Их симбиоз был намного глубже, чем просто сотрудничество. Они были друг другу нечто большим, необъятным. Норд видел в ней часть себя, несомненно уважал и оберегал. Полосатый не испытывал к ней влюбленных чувств, хоть и не стал бы скрывать, что как кошка Дакота была очень даже симпатичной. Но их связывали совсем не любовные чувства. Их связывала сама судьба. И вот, сейчас, они стояли бок о бок перед потенциальными врагами. Точнее, самым очевидным врагом здесь оказался внушительных размеров серый кот. Глыбина.
— Вы же знаете, что это были племенные? Хвостом клянусь, у них запахи — один хлеще другого, - да и тот сдулся. Норвуд даже на мгновение замешкался, уже приготовившись к бою. Стиснутые до судорог челюсти заметно расслабились. Полосатый бродяга медленно переглянулся с Котти, но бдительности не терял.
- Что за "племенные"? - сухо поинтересовался Норд, а сам уже заинтересованно перебирал в мыслях идеи на этот счет. Если помимо них, в этих окрестностях была еще какая-то группировка...
"Псы его дери, да это будет куда интереснее душного города."
Дернув кончиком хвоста, Норвуд все же старался выглядеть куда более расслабленно, чем он был на самом деле. Не такой реакции он ожидал от здоровяка. Совсем не такой.
- Ты притворяешься идиотом или мне это принять как факт? - кот сделал шаг вперед. Да, чем ближе становился этот серый гигант, тем мельче себя ощущал Норвуд. Даже несмотря на то, что в прежней банде он был одним из крупных одиночек. Повернувшись к Дакоте, серый полосач вопросительно взглянул, иронично улыбаясь, мол, "убьем сразу или подождем?", - Мы остаемся здесь на ночлег, - утвердительно пробасил Норд, не собираясь даже узнать, принадлежат ли территории этим одиночкам. Кот был уверен, что если незнакомцы и пустят в ход когти - у него всегда есть свои десять когтей на лапах и самое главное - Дакота. Та, которая, кажется, при рождении заключила сделку с самой смертью, отдавая ей все больше и больше погибших душ противников.
Норвуд повел плечами, терпеливо выжидая ответных действий серого незнакомца.

+2

43

[indent] Серый здоровяк, увы, разочаровывал, ведь бывше городская разбойница расчитывала с ним чутка "потанцевать" хотя бы ради того, чтобы размять косточки. К большому искреннему сожалению незнакомец не только не проявил защитных рефлексов, которых она от него ожидала, ведь в городе бродяги уже сто раз бы подрались за столь вкусный кусок земли, но и выглядел не то растерянно, не то испуганно. Краем глаза поймав взгляд напарника, Дак небрежно повела плечом. Котяра говорил любопытные вещи. О племенных котах живущих в лесу бело-коричневая ничего не слышала - как-то не довелось, однако запахи которые встречались им с Нордом на предполагаемых границах говорили за себя, и вправду, они были, один хлеще другого! Серого как минимум стоило послушать, видимо он много знал, да к тому же.., пристально разглядывая кота без малейшего стеснения или капли стыда,  Дакота с удовольствием отмечала крепкие мышцы под густой  шерстью: незнакомец был весьма недурен собой, и встреться они где-то в городе сезонами ранее, кошка могла бы взять красавца в оборот. Ей терять уже было нечего, а провести приятно совместное время было иной раз крайне заманчиво.
[indent] Разглядывая самца, Дак невольно сравнивала его с Норвудом, удовлетворено отмечая, что ее друг выглядит ничуть не хуже, чем встреченный ими в садах бродяга. Услышав его фразу-утверждение, темноухая усмехнулась, облизнувшись. Нет, она вовсе не мечтала в один момент оказаться под напарником, то что связало их судьбы было куда глубже интимной близости. Правда, Дакота покривила бы душой утверждая, что не испытывала искры симпатии к полосатому в самом начале пути, который они прошли бок о бок. Теперь думая об этом ей становилось смешно.
[indent] Как всегда, ты сама учтивось, Норд, - моргнув,  не стирая с морды кривой ухмылки, открывающей край острого клычка, бело-коричневая подошла ближе,  расправляя плечи, тем самым расслабляя затекшие от ожидания боя мышцы. Драки не предвиделось, а значит, появился шанс узнать что-то новое и просто почесать языком с кем-то кроме напарника, хотя на его компанию как раз грех было жаловаться. Валяжно вытянувшись передними лапами, перенеся  вес тела, Дак сладко потянулась, зажмурив голубые глаза. Выпущенные  из мягких подушечек лап когти, царапнули землю, мягкую после осенних дождей.
[indent] - Так значит это их запахи мы улавливали исследуя местность.  Интересно, - мурлыкнула кошка, выпрямлясь. - Хотелось бы узнать об этом больше. Не поделишься информацией? - голубые глаза сверкнули озорной искрой.  [indent] - Думается мне,  места здесь всем хватит, а скрасить ночь разговором - чем не повод познакомиться,  м?
[indent]Поймав красноречивый взгляд Норвуда, его напарница находясь на целый корпус впереди, насмешливо щелкнула кота хвостом по носу. Попробуй это провернуть кто еще, напарник уложил бы его уже на лопатки, вдавив в землю. У разбойницы же к счастью были особые привилегии на сей счет.
[indent] - Мое имя Дак. Этот хмурый товарищ - Норвуд. Мы пришли из города, и думаем здесь поселиться.  Будем благодарны, если ты расскажешь нам как здесь все устроено.
[indent] Она выжидающе уставилась на серого кота.

Отредактировано Дакота (07-10-2019 20:49:42)

+4

44

Серый хмуро почесал за ухом, успокоившись, когда шаги племенных удалились со всем. Компанию ему составили лишь молчаливая Хельга, про которую он еще не знал, что она Хельга, и парочка припыленных - слишком уж такие вместе, боевые товарищи, в ус не дуй.
— Что за "племенные"? — сухо поинтересовался самец, напоминая корку завалявшегося на помойке хлеба: сухой, грязный и хрустит когда говорит. Скосив глаза на потенциального соперника, серый повел плечами, мол, как это так, не знать такие ба-а-а-а-азовые вещи.
Хоть и сам он их узнал вот давеча от Багрянки.
- Четыре группировки котов, живут в лесу, держат каждый свой район. У них есть главари, и поговаривают, что у каждого по девять жизней. А, каково? - заискивающе хмыкнул самец, демонстрируя свои невероятные знания.
Отчего-то заскучалось по Багрянке. Эх, вот ей бы да девять жизней - Гор бы к такой все земли этого сраного леса положил.
— Ты притворяешься идиотом или мне это принять как факт? — кот сделал шаг вперед, и смехотворные нотки как ветром сдуло: Гор ступил на шаг навстречу, нахохлился, распушился, уверенно побеждая чужака по размерам. Пусть видит.
— Мы остаемся здесь на ночлег.
- Выставьте часового, - хмыкнул серый, выдавая ценный совет со вполне читаемыми нотками угрозы в голосе. Если этот сухарь решил, что он тут главный - будет получать когтями по мордасам, уж чему-чему, а жизнь с братьями и воспитание матери его научили.
- Конечно, я владею информацией, милочка, - стрельнув взглядом по кошке, Гор без особого интереса смерил её взглядом и почесался боком о сухой ствол яблони, где еще недавно пытался поужинать.
- Четыре племени живут интересным укладом. У каждого свой лидер, как я уже говорил, с жизнями там. Они на кой-то кормят в первую очередь котят и кормящих, и стариков, - серый прыснул, старательно изображая насмешку, - и друг за друга, представляете? Нет, ну может в этом что-то и есть, - протянул кот, переворачиваясь на спину и почесываясь спиной уже о холодную землю.
— Мое имя Дак. Этот хмурый товарищ — Норвуд. Мы пришли из города, и думаем здесь поселиться.  Будем благодарны, если ты расскажешь нам как здесь все устроено.
Серый помолчал, глядя на них лапами вверх.
- Гор, - коротко гаркнул здоровяк, снова переворачиваясь и присматриваясь к чужакам, которые, кажется, не казались враждебными.
- Непонятно тут все, я вам скажу. Но больно интересно.

+3

45

Норвуд скептически прищурился, не имея ни капли доверия к этому незнакомцу. Да и вел он себя слишком уж раскованно, что надвигало на мысли о том, что к городской среде этот кот либо не приспособлен, либо в его группировке были совсем другие законы и порядки. В любом случае Норд оставался настороже, не теряя бдительности. Он видел эти безумные искорки в глаза Дакоты, чувствовал ее желание от души повеселиться. Но было ли оно сейчас нужно - тот еще вопрос. Полосатый одиночка, может, и сам был бы не прочь лапы размять, но этот серый говорил весьма занимательные вещи, а любопытству Норду было не занимать. Отправившись в свое огромное путешествие, Норвуду было занятно узнать о другой жизни, ведь не все же живут так, как жили они с Котти. Да и сама напарница поддержала эту нотку любопытства, начав расспрашивать серого великана. Норвуд еле слышно цокнул языком, понимая, что обменяться парой фраз не выйдет. Придется вместо когтей языками трепать.
— Четыре группировки котов, живут в лесу, держат каждый свой район. У них есть главари, и поговаривают, что у каждого по девять жизней. А, каково? - зеленоглазый приподнял бровь, словно бы не веря в слова здоровяка.
- Ты сам-то веришь в это? Про девять жизней. Мне кажется, если коту вспороть горло, ему никаких жизней не хватит, чтобы не сдохнуть, - однако, сам факт того, что где-то тут, неподалеку, снуют четыре группировки будоражил кровь. Тут же на колкую фразу Норвуда серый кот нахохлился, дыбя загривок. Весьма неожиданно для его-то манеры поведения. Странный он.
- Шерсть прилижи, - буднично пробасил полосач, - Ты же не хочешь расстроить мою подругу, - словно бы и не спрашивая, а утверждая добавил одиночка и уселся напротив серого незнакомца.
Да, если все же судьбой будет уготована драка, то им с Дакотой придется хорошенько постараться, чтобы уложить эту глыбу мяса и костей на землю.
Гор, как он представился, начал рассказывать о некоторых законах и укладах группировок, что несомненно возбуждало интерес Норвуда. А стоило Дакоте щелкнуть его хвостом по носу, так тот и вообще оторопел, вопросительно глядя на напарницу.
- Они на кой-то кормят в первую очередь котят и кормящих, и стариков, - Норвуд тут же перебил Гора.
- Это называется - забота о своей банде. Если бы каждый урывал только свой кусок мяса - их численность в банде давно бы сократилась. Ты сам откуда, чудак? - ну право, этот здоровяк был словно и не от мира сего. Не типичный городской, с любопытством рассуждающий о каких-то там племенах, но не состоящий в них.
Норвуд повернулся к Дакоте, наблюдая за ее абсолютно спокойным и раскованным поведением.
- Есть хочешь?

+2

46

[indent] Назвавшийся Гором сперва нахохлился равняя себя с напарником, приблизившись, будто доказывая ему да и себе в целом, что он больше, а значит сильнее. Выглядел он притом довольно притягательно, однако Дак глядя на него слегка сощурила голубые глаза. Она знала много таких - котов любящих повыделоваться, показать себя, возможно испугать оппонента. Знала столь же хорошо, как плоть и мясо им подобных, которое рвалось под ее когтями. И пусть даже придется попотеть, столкнись они в схватке.., кошка с интересом глянула на так и не подавшую слов лохматую соседку Гора, которая не вышла к ним, бело-коричневая была уверена в своем триумфе над серым. В большей степени потому, что ни на коготь не сомневалась в напарнике. Норвуд, между прочим, тоже не оценил Горову спесь. Как и ожидалось впрочем.
[indent] Пока Котти прилежно молчала, не вмешиваясь в обмен любезностей самцов, она продолжала оглядываться и оценивать обстановку: треугольники ушей то и дело подрагивали, ловя новый звук. Криво усмехнувшись на небрежное "милочка " здоровяка, она почти проигнорировала его, однако когда кот начал делиться информацией, нацепила на симпатичную мордашку вежливое внимание, хотя саму ее буквально разрывало изнутри самое что ни на есть любопытство. Только подумать! Коты, имеющие в запасе целых девять жизней! Это было похоже на бред, о чем сухо успел обмолвиться Норвуд, и тем не менее, у его напарницы загорелись глаза. Это же сколько можно всего совершить, зная, что после смерти снова будет жизнь! Правда, технически разбойница бы поглядела как воскресает на ее глазах порваный на клочья собрат. Норд был прав, одной порваной глотки бы хватило, чтобы любой из них больше не встал. В любом случае, слушать было интерсно, даже несмотря на нарастающий скепцизм. Сколько она слушала Гора, столько и удивлялась.
[indent] Когда полосач начал на когтях объяснять ему прописные истины, кошка едва не расхохоталась. Вряд ли бы ее поведение помогло наладить с котярой дальнейший контакт. Он ведь не все им рассказал. Значит стоило повременить с критикой.
[indent] Видя что Норвуд решил почесать языком, Дакота прошла чуть вперед мимо Гора, все еще внимательно слушая его. Серый советовал выставить часовых, если они решили здесь остаться. Неужели боялся внезапного вторжения этих самых племенных? Или же дело было в других бродягах? Это и многое другое еще предстояло выяснить. Бело-коричневая уже поняла, что новый знакомый плохо преспособлен жить на улице. Истинный уличный кот не имел права расслабиться до конца. В любле время дня и ночи ему могла угрожать опасность. По этой причине, спала кошка очень чутко, а открыв глаза уже на рефлексе была готова когтями мордовать потревожевшего ее сон счастливца. Насколько память ей не изменяла, у Норда проблем с реакцией не было подавно. Не то чтобы она имела привычку недооценивать потенциальную угрозу, скорее жить на острие, на самом краю пропасти, ощущать как кровь кипит в жилах было для нее в кайф.
[indent] Так как лохматая незнакомка не подавала признаков жизни, затаившись для какой-то ей одной понятной цели в древесной тени, Дакота быстро потеряла к ней интерес, удерживая мысль о ее присутствии на подкорке сознания.
[indent] Здесь действительно можно отлично жить! - ухмыльнулась самка своим мыслям, уже как-то по-хозяйски окинув сады цепким взглядом. Удовлетворенная кратким осмотром,  она вернулась к котам.
[indent] - Сдается мне в эти места "племенные" не часто заглядывают. И судя по твоей морде, глядящей им в след, если это были они, конечно, тебя не хило так цепляет их жизненный уклад, - мяукнула Котти проходя обратно к напарнику мимо серого здоровяка. Встретилась с полосачом взглядом,  прислушалась к себе, коротко кивнув на его вопрос.
[indent] - Беседа за мышкой-другой пошла бы куда приятней.

Отредактировано Дакота (08-10-2019 17:47:58)

+3

47

Норвуд был крайне скептичен - чем-то напоминал Гору его же, только недавняя встреча с черношкурой лидершей племени Теней отчего-то вселяла эту веру: было в Комете что-то буйное, первобытное, всевластное. Что-то, что заставляло лапы становиться ватными, что заставляло пригибаться и повиноваться ей. Что-то, ощущаемое нутром.
— Ты сам-то веришь в это? Про девять жизней. Мне кажется, если коту вспороть горло, ему никаких жизней не хватит, чтобы не сдохнуть, - хмыкнул полосач, и Гор, почесав за косматыми ушами, неспешно ответил.
- Да. Моя мать когда-то была племенной кошкой, - невзначай бросил серый самец, потягиваясь. Он помнил, как Макошь рассказала ему и братьям о своем происхождении - тогда же, когда объяснялась во всепоглощающей ненависти к этим четырем группировкам. Племя... ветра, кажется, было ее родиной.
- Есть в этих лидерах что-то такое... уф, ты бы понял, - многозначительно округлил глаза серый, шкура которого едва-едва перестала вонять тиной, в которой его едва не утопили.
- Так что вот, оттудава я. Отца своего никогда не знал, а вот мать... выходит-ца, я наполовину этот... племенной, - выпятив грудь, смешливо фыркнул здоровяк, отряхивая с плеч новое звание.
- Ух, но кошки у них... ты бы понял, Норвуд, - повторился Гор, подмигнув полосатому. Кот кота, как говорится, понимает издалека.
- Без обид, милочка, но дамы у них такие буйные, такие... характерные, - дыхание серого чуть сбилось, когда после образа черношкурой, ярой Кометы к нему вернулся слишком уж навязчивый образ Багрянки.
- Одна даже тащила меня несколько сотен лисьих хвостов, хотя выглядела куда более тощей, чем ты. Какие они все-таки... Хвост бы отдал за ночь с такой, - размечтался Гор, который прежде хоть и был ходок, но так, без фанатизма. Может по свету где-то и бродят мохнатые серые комочки, но одиночке не было до них никакого дела.
А будь мы в племени, я бы заботился об их существовании.
Странная мысль заставила задумчиво дернуть ухом.
- Мышки? А что, можем поиграть в племя. Я притворюсь старейшиной, а вы меня накормите. Мог бы и кормящей, да пузо не такое большое, - совсем уж расслабился Гор, ухмыляясь странной парочке.

+4

48

Норвуд широко зевнул, но постоянно напоминал себе о бдительности. Ведь где-то неподалеку находилась еще одна незнакомка, что не захотел выходить из тени. Однако, полосатому в самом же деле было глубоко плевать на ее присутствие. Ведь судя по затянувшемуся разговору с Гором и ее безучастному виду - дела ей до этой компашки не было.
Поначалу полосач очень скептически отнесся к, возможно вымышленным, рассказам Гора. Но чем больше он говорил, тем сильнее хотелось в это верить. А уж что Норд с Дак точно любили - что-то новое и неизведанное. Одиночку постоянно тянула на своего рода приключения. Ведь именно в таких вылазках была возможность найти себя. Как только Норд и Котти покинули родную банду, кот места себе не находил, так как его привычный уклад и образ жизни резко перевернулся с лап на уши, оставив после себя лишь металлический привкус на клыках.
— Да. Моя мать когда-то была племенной кошкой, - Норд не сдержал короткого смешка.
Иронично переглянувшись с Дакотой, полосатый как-то жалостливо взглянул на серого кота. Тот, судя по всему, был опьянен мыслью о племенах, невероятно заинтересован происходящим. Может, даже, сам себе поверил в то, что каким-то боком относится к племенным.
— Так что вот, оттудава я. Отца своего никогда не знал, а вот мать... выходит-ца, я наполовину этот... племенной, - еще бы один смешок мог заставить эту серую громадину попробовать настучать по голвое Норвуду, а оттого он предусмотрительно сжал губы, выражая больше некое  сочувствие, нежели насмешку.
- Чего тогда забыл на этих землях? Шел бы к своим сородичам, а не ошивался бы со всякими... незнакомцами, - Норвуд провел черту в отношениях между собой и Гором.
— Ух, но кошки у них... ты бы понял, Норвуд, - полосач цокнул языком, скучно почавкивая. Более способную и боевую кошку, чем Дакота, Норвуд не встречал нигде. Она - эталон силы и грации.
— Без обид, милочка, - Норвуд дернулся в сторону Гора, но задержался, тактично смолчав. К Дакоте мало кто обращался подобным образом, что уже, кажется, начинало раздражать и самого Норда. Даже он не мог позволить себе такие низкие выражения по отношению к крапчатой спутнице.
— Одна даже тащила меня несколько сотен лисьих хвостов, хотя выглядела куда более тощей, чем ты. Какие они все-таки... Хвост бы отдал за ночь с такой.
Рассказы Гора казались какими-то уж слишком надуманными. Племена, лидеры с девятью жизнями, кошки, тащущие таких громадин.
- Где они располагаются, эти племена? - абсолютно прямо и беспардонно спросил Норвуд.
А вот на высказывание Гора о мышах, полосатый сощурился, явно намереваясь вот-вот расставить все точки над "и" и поставить Гора на место.
Гортанно рыча, Норвуд вздыбил загривок.
- Ты место свое знай, - бродяга ощерился.

Отредактировано Норвуд (14-10-2019 12:54:49)

+3

49

[indent] Предложение Норвуда перекусить на самом деле разыграло кошачий голод, вот только неуместная веселость их нового знакомого грозила перебить весь аппетит. Вспыльчивая крапчатка, может, и могла бы поддержать шутку дымного здоровяка, но его небрежная "милочка" снова резануло слух отослав назад повернутое в его сторону темное ухо. Гор много рассказал, считай, о себе, как его, собственно, и попросили; он дал много новой информации бродягам, и требовалось время, чтобы все это переварить. Ей не понравилось его завуалированное  сравнение, когда он обратился к напарнику мечтательно прищурив кажущийся прозрачным взгляд. Задело самочью гордость, если пожелаете. Будто он прошелся по ее хребту когтем, вспарывая самолюбие Дакоты, которое нетрудно было разглядеть, стоило бросить в ее сторону косой взгляд. Пока еще она дышала. Медленно выдыхала через приоткрытую пасть. Присутствие рядом родной, до последней шерстинки души успокаивало, но бело-коричневая знала - не надолго. Пройдет совсем немного времени, прежде чем задетая неосторожным словом воистину королевская гордыня предпримет яростную попытку запихнуть слова Гора обратно в его глотку. Настроение стремительно портилось.
[indent] Можешь не стараться, мы уже поняли, как сильно ты течешь по племенным кошкам, мартовский кот. И я готова отдать лапу на отсечение, тебя уже не раз отбрили, раз ты до сих пор шляешься здесь в одиночестве, - мелькнувшее в глазах презрение подняло голову раньше. И только Норвуд мог видеть, как оно меняет мимику еще недавно благодушной и любопытной мордочки подруги. Пожалуй, у него единственного была возможность хоть как-то повлиять на проснувшуюся в ней агрессию. Дак резко вздернула голову, посмотрев прямо в желтые глаза полосача, и то неприятие, которое она увидела во встречном взгляде заставило ее едва не замурлыкать от внутреннего удовлетворения. Однако до него еще было ой как далеко. Напряжение тучей сгустилось на небольшом клочке земли, набирая обороты. Чувствовал ли его здоровяк Гор? Почти наверняка, если не был совсем дураком, каким ей в этот самый миг казался.
[indent] Всякая игривость оставила бледные глаза-льдинки, когда кошка изящным движением повернулась к коту, вперив в него совсем невеселый, но все же насмешливый где-то на самом дне взгляд. Он продолжал говорить удивительные вещи, которые благотворно действовали на разбойничье воображение, рисуя в голове удивительные картины. Котти сдержалась, дождавшись когда ее друг спросит о главном, хотя они могли сами уже все понять, ведь не зря бродили по округе натыкаясь на эти похожие, но такие разные разношерстные запахи. Затем сделала шаг в сторону Гора, перемалывая в голове его, надо полагать, "удачную" шутку. Ощерившийся на полкорпуса позади Норвуд не стал для нее большой новостью - его всегда раздражали такие как он. Его вспышка была ожидаема, а потому желанна. Всегда приятно, что за твоей спиной есть тот, кто восполнит недостаток силы. Они были дуэтом. Дополняли друг друга, благодаря этому выживали все это время. Иначе уже было нельзя.
[indent] Еще один шаг, легкий наклон головы. Взгляд пронзительный, а голос мягкий. Дакота выглядела до сих пор расслабленной, но только дурак бы не понял - легкость была обманчивой:
[indent] - Боюсь, ты много на себя берешь, Гор. Мы в отличие от тебя не играем в "племя", но если ты так хочешь, можешь еще раз назвать меня "милочкой", и тогда я с большим удовольствием запихаю твой собственный язык прямо в твою глотку. Не мышка, конечно, но возможно, ты наешься и им, - издеваясь почти мурлыкнула крапчатка, вопросительно изогнув темный хвост. Она знала, что здоровяк может ответить: словом или или когтистой лапой - не важно. Ходить по краю было волнительно и прекрасно. В ее жизни уже давно нечего было терять.
[indent] Разве что, Норвуда, - ехидно шепнуло подсознание, на что Дак второй раз за последний час едва не расхохоталась в голос. Это было абсурдной мыслью. Потому что своего Норда она никак не могла потерять так просто.
[indent] И куда только пропал весь аппетит?

Отредактировано Дакота (14-10-2019 15:15:01)

+4

50

— Где они располагаются, эти племена?  - любезность в голосе Норвуда сочилась из каждой его шерстинки, и Гор лишь насмешливо фыркнул, поднимаясь с земли. Он терял всякий настрой от общения с этой странной парочкой, которая явно хотела узнавать что-то, необходимое им, и выпирать свое горделивое, эгоистичное начало, подрыкивая на каждую фразу Гора, который - вот правда - таким любезным и даже дружелюбным попытался быть только после воодушевляющих разговоров о племенах.
Наверное, поэтому он глубоко внутри пытался найти в этой парочке что-то такое, что побуждает племенных заботиться о ближнем, отдавать всего себя. Его съедало любопытство, подавляющее воспитанное Макошью воинское - даже воинственное - начало.
- Можешь еще раз назвать меня "милочкой", и тогда я с большим удовольствием запихаю твой собственный язык прямо в твою глотку.
Но эти ребята сумели вытащить самое его глубинное "я" на поверхность с успехом, каким не удавалось даже порой раздражающим его братьям.
Медленно приподняв загривок, кот отряхнулся, сжимая челюсти. Настрой улетучивался, оставаться общаться с этими двумя совершенно не хотелось, и серый неспешно выпрямился во весь рост, нет-нет да и возвышаясь над каждым из зарвавшихся одиночек.
- И ты всерьез думаешь, что мне интересно? - взгляд кота похолодел, вернулся к привычному, словно за спиной стояла тень его матери. Глубокий, внимательный и не отражающих никаких эмоций - ну просто визитная карточка бывшей ветряной кошки. Смерив кошку до неприличия медленным взглядом, Гор с удивлением почувствовал, что как бы "красиво" ни изъяснялась эта особа, внутри у него ничего не повернулось.
Ни жажды в драку. Ведь если бы ему довелось победить её, он мог бы, наверное, и убить.
Ни желания препираться - только время терять, все-таки когти - самое верное.
Ни желания там, внизу живота.
- Что ты мне интересна?
Дакота не вызывала ровным счетом ни-ка-ких эмоций, и Гор искренне удивился, снова сравнив её с той.
Ему правда стало плевать. Бесцеремонно отвернувшись, самец, перебирая лопатками, прошел в выбранное себе же местечко - по крайней мере на эту ночь. Общение с парочкой странников больше не вызывало ни капли интереса, и он решил как следует отдохнуть, устроившись в гнезде из сена и уставившись куда-то вдаль.
А утром решит, как и куда жить дальше.

+2

51

Не предоставилось Хельге достаточно времени на то, чтобы принюхаться к серой шкуре Гора получше, как в садах собралось целое собрание. Как там его... Совет? Совещание. Эти развалины оплота двуногих не удосуживался посетить никто, в чьей шерсти не ютились иноземные блохи: одним бродягам было дело до вонючих камней да грязи из гнилых яблок под лапами. Как ни крути, а добыча тут оставалась, и в их, диких от частого голода и резкого ветра глазах, в них это уже не было бессвязной слякотью - это был настоящий лакомый кусочек даже в такую пору, когда деревья в саду начинали опадать и выглядеть ещё более несчастно. Патрули племён что тут забывали - одним их божествам известно, да и Хельге думалось, что не захаживали сюда только чтобы страх не терять. Так, поглядеть на то, от чего их уберегают границы, и возвратится на свои подстилки.

Дакота и Норвуд - эти двое явно никуда не торопились. Их было двое, но себя с Гором Хельга не успела посчитать за таких же "двоих". Однако, с какой стороны не покрути, так казалось: двое уже было, и двое собирались пристроится. Разговор клеился вяло, и Хельга без особых усилий в него не вмешивалась. Голубоглазая кошка сочла, что сей облачный вечер и они все, кто на дереве, кто подле - знатный повод завести очередное неинтересное знакомство, и то ли со скуки, то ли от нежелания двигаться со своей ветки Гор вроде как поддержал эту идею. Хельга незадачливо хмыкнула - можно было обойтись и без этого.

Какое-то время даже что-то вязалось, и за него Хельга узнала о Горе больше, чем до прихода Норвула и Дакоты - вырисовывалось, что и его хвост растёт из племени. Было почти интересно, из какого - глядишь, он ещё и её дядькей окажется. В племенах вроде все всем кем-то были, ибо как иначе крыть из луны в луну только своих и не породниться с каждым? Но углубиться в догадки Хельга не успела - разговор утерял былые маленькие нотки мнимого дружелюбия. Теперь стоило вслушиваться.

Ей бы по-хорошему перепрыгнуть туда, к Норвуду и Дакоте поближе - их бы стало трое, и так сталось бы проще вытурить Гора и спокойно остаться переночевать. Правда была и в том, что места бы хватило всем, но разве мыслили они, одиночки, так? Места всегда было мало. И всегда было, кого и куда гнать.

- Ну что вы, детоньки, - ласковым, мурчащим голосом встряла Хельга, немного приподнимаясь со своей ветки, - Тут много гнилых яблок, разве нам не хватит всем?

Пёстрая лукаво улыбнулась, делая несколько аккуратных шажков вперёд и целеустремлённо вытянув лапку повыше, к одному из тех плодов над её головой, который ещё не достаточно обмяк, чтобы свалиться самому, но-таки хватило и лёгкого касания, чтобы тонкая мягкаяветочка, державшая яблоко, обломилась, и плод с вязким звуком скатился на землю, в сторону Дакоты и Норвуда.

- Держите. Мне не жалко для новых друзей, - ехидно мурлыкнула кошка, глядя теперь и на Гора, который, вроде как, тоже ждал ужина. Это было им всем. Ну а что? Было тут что ещё более съедобное? Нет, на более трудную охоту у кошки не было настроения.

Не оцени кто её благородный жест, выбрать сторону ещё оставалось время. А соберись кто прочь, можно было ещё задержаться и потрепаться с Гором, расспросить, откуда родом его шкура. Но драться-то было проще втроём против одного, чем двое на двое. Сложный, сложный житейский выбор. Хотя... Толку Хельге от Норвуда? Там уже была конкуренция на внимание.

+3

52

Норвуда, признаться честно, начинала доставать эта сложившаяся ситуация. Привыкший решать вопросы быстро и без лишнего чесания языками, полосатый бродяга не мог понять, как их с Дакотой угораздило ввязаться в это болото. Новые знакомые казались каким-то лишь подобием тех, кто выживал в городе. То ли таковы были бродяги в лесах, то ли им попались столь необычные экземпляры. Одно Норвуд понимал точно - ни с Гором, ни с спрыгнувшей с ветки кошкой, им не по пути. А когда трехцветная незнакомка, плюя на все правила и законы выживания простецки подошла к Норду и Дакоте, то полосач и вовсе недовольно буркнул себе под нос что-то вроде "развелось тут индивидов".
Дакота быстро дала понять Гору, что в одиночку ему не взять ситуацию под контроль, а посему Норвуд довольно напыжился, испытывая гордость за свою подругу. Уж она кому угодно может дать отпор, тут не было сомнений.
— Держите. Мне не жалко для новых друзей, - голос незнакомки был уж до приторности слащав и ласков, что у Норвуда возникало лишь одно желание - как можно скорее уйти с этих мест. Но осознание того, что ночь уже была в самом разгаре и вряд ли Норду с Котти удастся сейчас найти более удобный ночлег, остановили мысли Норвуда. Кот медленно переглянулся с Дакотой, жестом оповещая ее об отлучке и, проигнорировав предложение Хельги, юркнул в кусты.
Оказавшись в полной темноте, Норвуд втянул воздух в легкие, ощущая настоящую свободу и единение с природой. Сейчас ему было необходимо найти пропитание для них с Котти, чем он, собственно, и занялся. Прислушиваясь к звукам леса, одиночка прильнул к земле, ожидая удачи у своего хвоста. Не обладая идеальными навыками охоты (а наверняка пресловутые племенные коты Гора охотиться умеют гораздо лучше), Норвуд все-таки мог правильно оценить ситуацию и принять соответствующие меры. Вот небольшая птичка, совершенно отличная от привычных городских голубей, подлетела к кустарнику и, усевшись на ветку, принялась клевать с него ягоды. Это был шанс Норвуда достать нормальный ужин для них с чепрачной. Напружинившись всем телом, Норд выпустил когти и, отталкиваясь от земли, сделал длинный прыжок вперед в сторону птички. Захлопав крыльями прямо по морде полосача, добыча все же оказалась в его зубах. Небрежным движением лапы, кот прижал птицу к земле и с нажимом, впился когтями в ее горлышко. Трепетание крыльями прекратилось и бродяга довольно понес добычу к месту ночлега.
Выйдя из-за кустов, Норвуд подошел к Дакоте и положил теплую птицу перед ее лапами. Брезгливо глянув на яблоко, данное Хельгой, Норвуд все-таки удосужился ответить.
- Какие мы тебе друзья, трехцветка? - простецким басом отозвался Норд, - А этим, - указав на яблоки лапой, - даже городские не питаются.
Наклонившись к добыче, Норвуд присоединился к трапезе с Дакотой. Мясо оказалось очень нежным и невероятно вкусным. Даже перья, застревающие меж зубов и забивающие рот, не казались мерзкими. Ведь это была настоящая дичь. Не объедки прямоходов. Плотно наевшись, полосатый широко зевнул и, потянувшись, улегся прямо там, где только что трапезничал.
***
Казалось, что он только что прикрыл глаза. На деле же солнце уже всходило из-за горизонта, но разбудило Норвуда не это. Чьи-то еле слышимые шаги и шорох заставили бродягу резко поднять голову и оглядеться. Сонным взглядом озираясь по сторонам, полосатый проморгался, чтобы заметить хоть что-то. Нос уловил необычный запах. Кажется, так пахла рыба. Слишком очевидный, но столь же непривычный для этих местностей запах. И принадлежал он явно не рыбе, так как поблизости не слышалось плеска воды от реки. Значит этот запах кто-то нес на своей шкуре. Боднув Дакоту в плечо и будя ее, Норвуд сонно пробасил:
- Эй, Котик, проснись, - широко раздувая ноздри, Норд втягивал воздух в себя, - Чуешь запах? И судя по тому, что поблизости не слышно реки, то вариант с рыбой с лапами отпадает. Пошли посмотрим, - в полосаче взыграл интерес. Может, так пахнут те самые племенные коты, о которых рассказывал Гор?
>город

+3

53

-->из города спустя целый сезон
[indent] Если кто-нибудь когда-нибудь раньше сказал бы Айри, что её привычная полная духа приключений, впечатлений, а главное - довольства жизнь перевернется с лап на голову и заставит бежать из родного каменного гнезда; искать стремиться к невероятному, кажущемуся чуждым чувству-желанию вдохнуть полной грудью свежий глоток свободного от всяких рамок и правил приличия воздуха, аристократка бы даже слушать его не стала. Фыркнула и отвернулась бы, занявшись своими делами. Но это было тогда, а сейчас уставшая от долгого перехода, грязная, потерявшая прежний лоск Ириска удовлетворено выдохнула, завидев знакомый заброшенный сад. Она похудела и её длинная густая шерсть скаталась в безобразные колтуны, но пронзительные как синее небо глаза по-прежнему глядели с искоркой и вниманием.
[indent] Она подозревала это, возвращаясь в город, что после смерти Марго всё изменится, станет другим. И совсем не ожидала, что за ней кто-то приедет, изловит и заберёт из амбара, к которому начавшая дичать кошка уже успела привыкнуть. И это после того, как лесной кот научил её охотиться и защищаться. После того, как Айрис почти отказалась от своего прежнего образа жизни. Когда была готова последовать за рыжим котом...
[indent] - Шершень... - выдохнув, бело-кремовая медленно похромала по снегу в сторону дома, оставляя за собой цепочку следов. Она смутно помнила, как в панике перебегала широкую серую дорогу; как громко визжа шинами автомобиль, в котором сидел человек, с силой вытолкнул её с проезжей части. К счастью, задело только заднюю часть тела. Сугроб смягчил падение, а ударивший в кровь адреналин заставил вскочить и броситься наутек. Хромота и осознание повреждения пришло позже. Но это ничего. Ступать на заднюю лапу она могла, пусть и было немного больно.
[indent] На улице уже стемнело. Принюхиваясь и прислушиваясь, Айрис пробралась через старый кошачий лаз внутрь старого дома, спасаясь от ветра. Есть хотелось невероятно, но спать  - ещё сильнее. Было ясно, что без отдыха она не дойдёт до своей цели  - фермы,  места, где встретить рыжего кота было ещё возможно. Если тот, конечно, её не забыл, ведь попрощаться тогда им не дали.
[indent] - Не важно. Когда тебя встречу,  я все объясню, и уже никуда не исчезну, - свернувшись клубочком на каких-то тряпках на полу, Ириска накрыла носик пушистым хвостом, закрываясь от всего мира. Утром её ждал последний рывок. Она дойдет до фермы и встретится с Шершнем, сколько бы ей не пришлось его ждать. И к людям больше не подойдет. Со смерти Марго их мир перестал быть для неё безопасным.

Отредактировано Айрис[x] (22-12-2019 16:12:51)

+3

54

разрыв
Пока снег не валил ещё с такой силой, Хель даже пыталась охотиться, но особым успехом это не увенчалось. Дичи не было, под лапами хрустел снег, тёмная шкура виднелась издали, а затем начался и вовсе такой снегопад, что бродягу скорее бы замело в сугроб, чем удалось бы занять засаду. Ошалевшая от холода и голода, впрочем, как обычно, пёстрая направлялась в обычное для таких случаев место - в сады. Там-то будет какой огрызок и укромный угол. Добравшись до ближних к домам кустов, Хель замедлилась, пытаясь высмотреть, с кем сегодня придётся драться за гнилые косточки, но увидела одну кошку... Айрис, верно же. Эта малышка была ей уже знакома, и Хельга даже заторопилась выйти из своего укрытия.

- Какая пушистая тряпочка, - затеяла разговор Хельга, игриво сверкнув глазами из кустов, - Скучала по мне?

Домашняя особо возлежала не далеко от двери на каком-то тряпье, по всей видимости, пытаясь отоспаться. Смотреть на это Хельге было даже забавно: то-то же, не на перовой лежанке, верно.

- Скажи, Айрис, - продолжила спокойным голосом пёстрая, - У двуногих, наверное, очень плохая память, раз вас так часто забывают забрать с собой? Или им просто плевать назад?

Хельга перестала лыбится, но не от того, что ей резко разонравилась их встреча, а потому, что снега столько навалило на морду, что стало не удобно. Не стесняясь, пёстрая запрыгнула по ступенькам ближе к Айрис, под навес, и остановилась от неё в паре шагов. Тут было не ветрено и снег не летел в глаза - Хельге подходило.

- Или, может, они беспокоятся за наше выживание и оставляют вас вместе еды? - кошка задумчиво хмыкнула, - Ну, или у нас ничего святого нет, раз мы вас время от времени подъедаем.

Кошка встряхнулась от самой морды до кончика хвоста, не опасаясь забрызгать Айрис снегом. Шкура Хельги промокла практически насквозь, так сильно холодила, что бродягу то и дело пробивал неприятный тремор. Лапы были измазаны в слякоти почти по самое пузо и оставляли за собой лужеподобные тёмно-серые следы. Хельга устало выдохнула: несмотря на компанию, здесь было точно лучше, чем в сугробе.

- Много вариантов, да? А у этого белого цветочка - всего один. Лежать в тряпочках и помирать с тоски и голода. Низко для того, кто считает себя кошкой.

Монолог довольно быстро надоел, да и Хельга ещё немного помнила Айрис - с ней не поцапаешься особо. Было куда важнее раздобыть тут какой еды, а то усни пёстрая с таким голодом - поди желудок за ночь сожрёт всю её саму. Не окажись здесь еды - благо, рядом была и Айрис. Если та откажется охотиться для бродяги, то можно было сожрать и её на худой конец. А сейчас была самая что ни на есть пора худого конца, и Хельга глядела на белошкурую необычно дико, примерно как на кусок мяса. И всё же - с кем тогда трепаться? Трудный выбор, но, наверное, и единственное развлечение.

- Но не бойся особо сильно, а то обмочишь свои последние тряпочки. Ночью будет ещё холоднее, тогда они пригодятся мне. Пока можешь лежать, я прогоню тебя позже.

Пёстрая ухмыльнулась и поднялась, невзначай наступая грязной лапой на самый краешек хвоста Айрис, придавливая одну шерсть. Эта кошка была безобидна, как весенняя ромашка, и Хельгу не смущало, что от голода она изрядно ослабела. Другого пути не было - просто время было такое. Смысл жизни одиночек в холода был лишь одним - дожить до тепла, не иначе. И Хельга заставляла себя жить, как ни в чём не бывало, вопреки торчащим рёбрам, промёрзшим лапам и уставшим от холодных ветров глазам.

+2

55

[indent] Она уже задремала, когда пробившийся сквозь шерсть хвоста запах вынудил с трудом разлепить осоловелые веки. Подняв с лап голову, Айрис моргнула раз-другой, постепенно узнавая в появившейся поблизости кошке свою старую знакомую. Подругу Гектора. Тревога закралась в душу противной змейкой, кошка поднялась на все четыре лапы едва почувствовав как чужая лапа слегка придавила хвост.
[indent] - Она слишком близко, - испуганной птахой мелькнула мысль, пока самка не отводила от пестрой пронзительного настороженного взгляда. Страх слегка ослабил хватку, когда стало ясно, что Хельга пришла одна. Пугающим новопосвященную одиночку здоровяком здесь и не пахло. Айрис выдохнула, стараясь не опираться на больную лапу.
[indent] - И тебе добрый вечер, - кем бы ни стала Ириска за этот жуткий для неё сезон, своей аристократичной сути она не утратила. - В доме вполне хватит место нам двоим, - из-за дикой усталости кошка не чувствовала даже голода, чего уж говорить о реакции на слова Хель, а говорила та много, ехидно и вызывающе, то было ясно по одному лишь тону.
[indent] - Если ты не против, я сделаю вид, что тебя здесь нет. Дело в том, что я смертельно устала и буду безмерно благодарна, если ты сделаешь то же самое для меня, - сказала это скорее по привычке без надежды быть услышанной. Если пестрая решится напасть, бело-кремовая покажет чему научил её Шершень. Даже если это будет последним, что она сделает. И наверное, эта самая отчаянная решимость отразилась прямо сейчас в её глубоких как бескрайнее небо глазах.

Отредактировано Айрис (22-12-2019 21:17:47)

+2

56

Этой особе была присуща поразительная вежливость - такое помнилось Хельге, и это даже не изменилось. Айрис мило поприветствовала её, но скорее от привычки и манер, чем от искреннего желания видеть старую знакомую. Или же облезлая промокшая Хельга сумела воззвать к жалости Айрис, что та решила хоть чем-то порадовать кошку?.. Как бы ни так. Но порадовать Хельгу она всё ещё может.

- Да? - наигранно удивлённо переспросила кошка, - Как жаль, что я не планировала компанию.

Дверь в дом, казалось, была заперта, но её ещё можно было пободать, чтобы убедится. На другой случай стоило искать дырки в подвал, щели, окна... Что-нибудь. Но Хельга не торопилась, присела поближе к Айрис и стала старательно нализывать потрескавшуюся лапку.

- Не, уж извини, малышка, не получится, - шумно выдохнув, сказала пёстрая, - Дело в том, что я очень голодна, а лапки так замёрзли, что охотиться сама я не могу... Но ты не расстраивайся. Я готова пойти на уступки. Если ты принесёшь мне еды, я тебя не трону.

Завидев в глазах Айрис жёсткий, лединистый огонёк, который раньше был не свойственен этой очаровательной мордашке, Хельга ухмыльнулась: кажется, холодная пора закалила и её. У бедняжки, наверное, вся жизнь под откос шла: лежала тут, замёрзшая и одинокая, не понимающая, домашняя она или кто... Хельга верила в её горе, понимала, что не от больно сладкой жизни произошла их встреча здесь и в таких обстоятельствах. Айрис нужен был кто-то, кто бы посочувствовал ей, и пёстрая даже подумала об этом, но, увы, подобно всей прочей дури, которая по молодости бушевала в бродяге из-за племенной крови, жизнь в ничейных землях выбила из Хельги и способность переживать. А вот навык думать наперёд только окреп. Наверное, где-то в глубине остатков своей души Хель и не особо хотела трогать Айрис, но слишком хорошо понимала, что если сейчас не раздобудет себе еды любыми способами, завтра это будет ещё сложнее. Не осуждай, котёнок. Совсем скоро ты поймёшь меня.

+1

57

[indent] Хельга не отстала, и конечно, не удивила этим её вынужденную собеседницу: в памяти постепенно возрождался смутный образ ненормальной знакомой, так что чего примерно от неё ожидать, Айрис понимала. Жаль что сама она была не в лучшей форме для таких вот внезапных встреч. Когда пестрая снова высказалась, пушистая только поморщилась на её фамильярность. Кивнула, показывая что понимает в какой ситуации оказалась, однако с места не двинулась. Лихорадочный блеск глаз напротив слегка пугал, но за прошлый сезон осени, впервые оказавшись на улице совершенно одна, бело-кремовая многое повидала, чтобы не дрогнуть перед лицом опасности сейчас. Иначе какой вообще был смысл возврщаться? Забравшись так далеко, слабину давать она не смела.
[indent] - Ты только время потеряешь в попытке заставить меня оказать тебе услугу, - её тон был по прежнему безукаризнен. - Я только недавно научилась охотиться на живую дичь,  поэтому тебе в этом уступаю. Хочешь есть? Пойди, поймай что-нибудь. А если попытаешься съесть меня, я не буду молча смотреть на это, - ледяная в своем воплощении аристократка говорила все это глядя в голодные кошачьи глаза. Свои сородичи не пугали больше до той степени, чтобы уступать им. Люди пугали кошку больше, а когда в жизни есть больший страх, страх меньший угасает, исчезая под животным натиском первобытных инстинктов, пусть и запоздало, но проснувшихся в ней.
[indent] - Зима и тебя,  я вижу не пощадила. В прошлую нашу встречу ты казалась мне больше и опаснее. Мы обе не в выгодном положении, так зачем усугублять все ещё сильнее?
[indent] Тихий треск ветки привлек внимание. Синий взгляд зацепил нырнувшую в сугроб безжизненную птичью тушку. Губы растянулись в легкой как крыло бабочки усмешке.
[indent] - Кажется, кошачьи боги на твоей стороне, бродяга. Смотри. Не урвешь этот кусок мяса ты, в лесу найдутся те, кто им не побрезгует. А теперь иди и утоли хотя бы толику своего зверского голода. Мне можешь ничего не оставлять.
[indent] Произнося это, бело-кремовая тяжело опустилась на более-менее отогретые собственным теплом тряпки, прикрыв глаза. Только кончики ушей подрагивали, ловя окружающие звуки. Если Хельга посмеет сунуться к ней, когтями по носу она получит, а что будет дальше, сцепись они в этот или следующий момент, Айрис знала. Она не выстоит в этой битве. И возможно расстанется с собственной жизнью, но разве этот выбор не был осознанным? Покидая город, побитая жизнью аристократка знала на что шла.

Отредактировано Айрис (23-12-2019 16:19:29)

+3

58

- Вот уж не прибедняйся, - поспешила перебить кошку Хельга, - Поверь мне, малышка, я бы не тратила силы на угрозы тебе, если бы у меня был иной выход. К следующим холодам ты опустишься до такого же.

Пёстрая невесело подмигнула Айрис и замерла, тяжело вздыхая. Беленькой занадобилось учиться охотиться также, как и все коты - в том Хельга и была права, что её бросили. Это бы веселило её куда сильнее и, наверное, дало бы запала подтрунить над ней ещё пару-тройку раз, но не в такой холод и голод. Айрис же не торопилась поддаваться на провокации бродяги, по всей видимости, застужённая с прошлой встречи, но Хель и не ждала, что та побежит так просто. В одном Айрис была точно права - сил нападать у Хельги сейчас не было. Она бы ничего не смогла ей сделать, несмотря на опыт и повод: уж скорее бы сама треснула пополам, чем задрала бы её за шкирку.

- Она никого не щадит, малышка, - ответила пёстрая на удивление спокойным тоном, словно в нём проскользнули какие-то толики понимания, - Даже твоих двуногих. С первыми метелями они бегут в более солнечные дали, от страха забывая тех, кто им дорог, вроде тебя. И возвращаются только тогда, когда погода позволяет им. Посмешный вид.

Умолкнув, Хель внимательно уставилась на морду Айрис: ей всегда нравилось наблюдать за тем, как рушатся чьи-то иллюзии. Особенно часто это случалось как раз с домашними котами и кошками, ведь в их глазах их было, пожалуй, больше всего. Любая лесная мошка знает о настоящий жизни больше, чем те, у кого только что забрали лежанку. Когда невдалеке в дерева повалилась пташка, Хель проследила за взглядом Айрис и довольно заурчала.

- О, поверь мне, я не побрезгую, - сказала она, поднимаясь на лапы, - Была бы я твоей подругой, я бы дала тебе дельный урок: ты уступила мне, ослабленной, пташку сегодня, но завтра я окрепну и загрызу тебя за мышонка. Непростительная расточительность.

Но отказываться от птички Хельга и не думала. Быть может, для домашней особы дохлый ледяной птенчик не пах столь аппетитно, как мог бы, но для Хель он имел один единственный запах - запах следующего дня. Ещё одних суток, которые она сумеет пережить, пускай и без особой радости. Поскрипывая от нежелания вновь шагать по ужасно холодному снегу, пёстрая сходила за птенчиком и быстро возвратилась обратно, усаживаясь на край тряпок и заваливаясь набок, пытаясь подвинуть Айрис. От этой трапезы кошка собиралась получить максимум удовольствия.

- Ты много ноешь, Айрис, но это скоро пройдёт. Завтра всегда будет хуже. Наслаждайся.

+2

59

[indent] Очередное пренебрежительное "малышка" в очередной раз неприятно резануло по ушам, заставив поморщиться. Хельга будто бы играла роль доминантного самца. От них очень часто можно было услышать нечто подобное в ее сторону. Это вызывало неподдельное чувство тошноты, и как славно, что желудок был безукоризненно пуст, в противном случае Ириску вывернуло бы прямо на месте. Не аристократично. Без прикрас. Она глубоко вдохнула морозный воздух, наполнив им до отказа легкие и не спеша выдыхать. Зашедшееся от внезапного волнения сердце, медленно начало успокаиваться, усмиряя бег. Бело-кремовая осторожно выдохнула. Пока бродяга наслаждалась несчастной птахой, изможденная путешественница временно утратила связь с реальностью, провалившись в полудрему. И даже косматый бок бесцеремонно подвинувший ее остался без должного внимания. Эта территория не была ее, чтобы защищать кое-как согретый собственным теплом лежак. Чужое присутствие столь беспардонно нарушенного личного пространства вызывало из глубин души чувство брезгливости. Айрис знала, что еще немного пестрая поиспытывает ее ангельское терпение, и она уйдет, оставив ту в гордом одиночестве. Не важно куда. Только чтобы не оказаться снова вот так - рядом.
[indent] - В этих старых полусгнивших досках непременно должен быть вход внутрь, - отстранено подумала бывшедомашняя, мысленно призывая себя встряхнуться.
[indent] Она бы так и молчала, строя из себя бесчувственную невидимку, да только отчего-то последняя фраза неприятельницы вдруг вонзилась с невероятной силой в мозг, заставляя распахнуть аквамариновые глаза и даже поднять голову, чтобы посмотреть на вынужденное соседство. Гордость ли?
[indent] - О, прошу меня простить, - удивительно, но спокойный голос не отразил и крупицы физической истощенности. Айрис даже поднялась и села, отодвинувшись от Хельги, словно на светском приеме.
[indent] - Если моя привычка говорить очевидное показалась тебе нытьем, я все же должна с прискорбием сообщить, что ныть таким образом не перестану. Впрочем, ты, уважаемая, можешь называть это как пожелаешь. Спорить с тобой сил и желания нет. А теперь, если желаешь, можешь занять эти тряпки, а мне надо идти.
[indent] И она действительно пошла, потому что терпеть такую компанию было практически невыносимо. Ириска всегда была вольна покинуть неприятное ей общество. С самых ранних лет. Что и делала, покидая сады высоко держа голову, и только хромая лапа чуть портила ее неторопливый уход. Впереди все еще маячила цель. Дух она перевести успела. Значит следовало двигаться дальше.

--->в сторону фермы

Отредактировано Айрис (06-01-2020 17:45:39)

+2

60

начало игры.

[indent] Неуклюже пробирается через редкий кустарник, по самую шею утопая в сугробах нетронутых троп да запинаясь о собственные лапы — время от времени щетинится на колючие ветви, пугается своей же тени. Руби озирается по сторонам заранее испуганно и, кругля желтое солнце глаз до необъятно смешных размеров, внимательно вглядывается в окружающую её местность / совершенно незнакомую, чужую. Полутенью проскользнёт где-то близ гигантской постройки двуногих, заранее изучая и запоминая возможные пути отступления и тихо бурчит себе что-то под нос; у юной путешественницы уже пульсирует в висках от всего этого напряжения, рябит в глазах под натиском белоснежного полотна — но крутящая боль в животе неустанно твердит, что надо идти дальше, вперед.

[indent] Руби покинула свой настоящий дом этим утром, когда коты в округе стали особенно агрессивны, а количество   съестного в больших железный коробках почти полностью себя исчерпало. Инстинкты и здравомыслие нашептали на рыжее ухо, что пора покинуть столь редкое на еду место — и она впервые послушалась / хоть сердце и умоляло остаться.

[indent] Зацепившись рыже-бурой лапой за какой-то корешок, девочка испуганно пискнет и уйдет по самую голову в снег — тут же выскочит из сугроба, как ужаленный пчелой кролик, утопая в зыбком холоде всё больше и больше; подушечки лап неприятно саднят, тело не слушается совсем, дрожит как осенний лист. Трехцветная хмурит брови, пытается выбраться из этой страшной, совершенно подлой природной ловушки, упорно подкрадываясь к своему спасению в виде выцветших досок и крошащихся рыжих камней.

[indent] Цель близка.

[indent] Когда до ближайшего отступа оставалось всего несколько широких шагов, а решение стряхнуть лишний снег с морды приходит в голову как нельзя кстати, она замечает кого-то. Кого-то большого и жутко страшного, наверняка сильного и опытного — в голове красным пульсирует нарастающая паника, гонящая её прочь и как можно скорее / пока окончательно не станет понятно, заметили её или нет. Жуть какая — малышка припадет всем своим телом к сырому, такому ненавистному несколько секунд назад, снегу, крепко-крепко уши к голове прижмет, да рванет к ближайшему кусту с такой быстротой и прыткостью, с которой раньше даже знакомства не имела.

[indent] « а вдруг это кто-то лесной? » — о лесных — они же племенные, — ей когда-то давно рассказывала мама.
               что-то про то, как те едят непослушных и одиноких котят, которые убегают в лес.

[indent] Руби в своем страхе сглотывает слюну и пушит шерсть, став похожей на огромный шар.

Отредактировано Руби (08-01-2020 22:44:46)

+4


Вы здесь » cw. последнее пристанище » нейтральные территории » заброшенные сады двуногих