У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
08.05 почетный персонаж [апрель] - результаты
27.04 почетный персонаж [апрель] - выборы
10.04 сюжетный квест "путь пяти" [первый этап] - подача заявок
3.04 почетный персонаж [март] - результаты
22.03 про канон
21.03 поиск последователя стражницы неба - [подача заявок]
3.03 почетный персонаж [февраль] - результаты
3.02 управленцы клана падающей воды - результаты
2.02 почетный персонаж [январь] - результаты
17.01 Слышен топот. Топот лап, тех самых, которых так испугались целители всех четырех племен. О которых предупреждали своих предводителей, восприняв за самый необычный знак Звездного племени. Слышите? Совсем рядом. Сотни лап. Сотни пар глаз. Дымка рассеивается, и сквозь снежную пелену выступает лапа. За ней другая, и горящие глаза лидера, за которым стоит целый Клан Падающей Воды. Коты, некогда жившие далеко-далеко в горах, явились целым кланом на земли Четырех, и этот Совет племена не забудут. Ведь отныне их стало пятеро, и с этим придется мириться. Придется ли? Добро пожаловать, Клан Падающей Воды.
грозовое племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Во время Совета на племена нападает свора собак, Грозовое племя отводит всех к территориям двуногих. Двуногие отпугивают свору огнепалками. Ненадолго опасность миновала.
> Сезон Юных Листьев'19
Опалённая больше не может занимать должность глашатая из-за обострившейся болезни. Солнцезвёзд принимает решение назначить временным глашатаем Ласточку. В племя после долгого отсутствия возвращается Филин, рассказавший о своём заточении у Двуногих.
За помощью к Грозовым целителям приходит Сивая, ставшая полноправной целительницей, и остаётся у соседей на некоторое время, чтобы обсудить с Орехом накопившиеся вопросы.
Из-за беременности Ласточки новым глашатаем становится Смерчешкур. Куница также объявляет, что ждёт котят, и позднее у неё и Солнцезвёзда рождается четверо котят. Ласточка не торопится объявить имя отца четырёх своих котят. Из-за резкого пополнения Солнцезвёзд принимает решение расширить территории племени за счёт соседей: он покушается на Нагретые Камни.
Битва разгорается на рассвете. Решив увеличить свои шансы на победу, Солнцезвёзд заключает союз с Кометой, и племя Теней выступает на стороне Грозовых. Сражение выиграно, но с большими потерями. Очень много раненых. Филин погибает от кровопотери.
племя ветра
> Сезон Зеленых деревьев'19
Патруль доходит до Фермы Двуногих, где находит десятки мертвых мышей. Никаких видимых признаков охоты не обнаруживается. Заподозрив неладное, воители возвращаются обратно. В следующую же ночь, по странному стечению обстоятельств, погибает Панцирь, который был в составе патруля у Фермы Двуногих.
На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
Звездопад рассказывает племенам о Макоши. И в этот же момент на совете на племена нападает свора собак, натравленная сестрой Звездопада. Племя бежит на территории Двуногих, где их спасают разбуженные Двуногие, держащие наготове огнепалки. Ветряные с осторожностью возвращаются в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Пустырник покидает племя Ветра по неизвестным для всех причинам, оставляя Полуночника. Патрулируя территории, Звездопад оказывается возле границ с Речным племенем. На территории племени Ветра обнаруживается погибший Львинозвезд. По ту сторону границы приходит в себя Крестовник, тут же указывая подоспевшему Речному отряду на предполагаемого убийцу. Звездопад становится единственным подозреваемым. Никому неизвестно, что за смертью Львинозвезда стоит Макошь, сестра Звездопада, покинувшая племя много лун назад. Похожий окрас и запах пустошей, исходивший от кошки, сбивают с толка воителей, окончательно запутывая два племени. Суховей высказывает мысль, что за всеми напастями действительно стоит Звездопад, отчего в племени назревает внутренний конфликт. Веские аргументы Суховея заставляют многих задуматься. Постепенно часть соплеменников теряют доверие к своему предводителю. Тем временем Звездопад, оказавшись на нейтральных территориях, оказывается в ловушке у Макоши. Не подозревая о том, что за всеми неприятностями в лесу стоит сестра, предводитель становится жертвой ситуации. Вступив в драку с Макошью, он падает с обрыва в реку, теряя жизнь. В этот же период времени Штормогрив попадает под колеса Чудища, ломая лапу. Колючка помогает наставнику добраться до лагеря. По возвращению Звездопада в лагере назревает настоящий бунт. Суховей требует от предводителя объяснений и признаний в содеянном. Однако, еще недавно поддержавшие молодого воина соплеменники в ключевой момент не поддерживают Суховея. Суховея понижают до звания оруженосца, ныне известного всем под именем Ветролап. На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
речное племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Ручей рожает четверых здоровых котят от Бурана.
Племя отправляется на Совет, а в это время Крестовник, не готовый мириться с бездействием племени, в одиночку отправляется на территории племени Ветра. На пустошах его ловит Утесник.
Выдра и Рогоз, в эту же ночь, приносят в лагерь гнилую рыбу с берега. Воины считают, что это знак от Звездного племени. "Рыба гниет с головы" — так его трактуют Рогоз и Выдра, намекая на некомпетентность их предводительницы.
На Совете на племена нападает свора собак. Речное племя спешит ретироваться в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Львинозвезд с Крестовником отправляются на границы с племенем Ветра. У территорий пустошей их поджидает опасность, которая вот-вот перевернет жизнь всего леса. Макошь, бывшая представительница племени Ветра нападает на речной отряд. Крестовник получает тяжелый удар по голове, отчего уходит в бессознательное состояние. Львинозвезд вступает в потасовку с Макошью, но их драка заканчивается внезапно появившейся возле границ лошадью Двуногих. В решающий момент Макошь подставляет Львинозвезда и тот попадает прямо под копыта. Предводитель погибает, теряя все жизни.
Подоспевший речной отряд в растерянности и смятении. Очень невовремя появившийся на границах Звездопад сеет семя сомнения. Крестовник, очнувшись, тут же указывает на предполагаемого убийцу — предводителя племени Ветра. Схожий окрас и запах вводят в заблуждение каждого присутствующего. Оцелотка отправляется к Лунному Камню за даром девяти жизней и получает новое имя — Созвездие. На обратном пути от Лунного Камня погибает Щербатая, угодившая под ноги лося на территориях племени Теней. Ее место вскоре занимает Сивая, а глашатаем назначается Буран.
Речное племя дипломатичными путями забирает котят у племени Ветра, Созвездие не торопится развязывать войну. Речное племя скорбит по Львинозвезду, но понимает, что сейчас не лучшее время для мщения. По приходу в лагерь, котята — Ракушка, Лепесточек, Берёзка и Ясенница — получают ученические имена. Пчёлка просит предводительницу провести еще одну луну в детской. Сивая отправляется в Грозовое племя, чтобы посоветоваться с Орехом по поводу лечения своих воинов. Во время патрулирования, Буран обнаруживает, что метки на Нагретых Камня отодвинуты. Речное племя незамедлительно собирает отряд и выступает на границы для отвоевывания территорий. Завязывается драка. В решающий момент, когда, казалось бы, Речное племя одерживает победу, на Нагретые Камни врывается племя Теней. Речные терпят поражение. Союз с племенем Теней расторгнут. Многие из отряда ранены.
племя теней
> Сезон Зеленых деревьев'19
На территории племени Теней были найдены множественные следы своры собак, которых Макошь выманила из города с помощью разбросанной мертвой дичи по всему лесу.
> Сезон Юных Листьев'19
Лагерь подвергается нападению лося. Зверь разрушает несколько палаток, отдавливает хвосты воителям, однако обходится без жертв. Котам удалось выманить лося из лагеря, и тот скрылся в лесу. Некоторое время воители усердно восстанавливают палатки. Полуночник, в это время гостивший у соседей и помогавший Иве в обучении, также принимает участие в ликвидации последствий погрома и выхаживает раненых.
Вновь происходят переговоры между лидерами Речного и Сумрачного племён. Комета осталась недовольна тем, что Созвездие заняла место Львинозвезда, поэтому решила заключить союз с Грозовым племенем. Всё это осталось в тайне не только от соседей, но и от Сумрачных котов на недолгое время. На территории был пойман одиночка Гор. Комета оставляет его в лагере на одну ночь, однако после допроса вышвыривает вон.
По просьбе Грозового племени племя Теней помогает новым союзникам в битве за Нагретые Камни. В благодарность за это Сумрачные получают право догонять любую дичь, перебежавшую границу, на территории Грозы. Всё это обострило отношения с Речным племенем.
Учеником целительницы становится Чижик.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » нейтральные территории » заброшенные сады двуногих


заброшенные сады двуногих

Сообщений 61 страница 74 из 74

1

http://s8.uploads.ru/d2muc.png

заброшенные сады двуногих
——————————————————————
Старые кривоватые яблони одичали без вмешательства человека. Летом и осенью повсюду в густой жёсткой траве можно найти полусгнившие яблоки. В заброшенных садах водится много мышей и птиц, иногда сюда заглядывают белки. В глубине яблоневой рощи осталось небольшое гнездо Двуногих. Там слишком давно никто не живёт, так что даже запахи уже выветрились, а большое количество дыр и щелей позволяет без труда проникнуть туда котам. В садах, кроме всего прочего, растёт множество разных трав, некоторые из которых могут быть вполне полезны лекарям.

0

61

Не успела Хельга как следует растянутся, как Айрис поднялась на лапы: по всей видимости, её белым бокам не пришлось по вкусу соседство с пропитанной насквозь грязью Хельгой. Едва ли это имело шансы не то, что бы оскорбить, а хотя бы удивить одиночку, уж скорее на то она и рассчитывала. Впрочем, создать удивлённое выражение морды ей это ни капли не помешало. Дослушав до конца слова Айрис, Хельга озадачено хмыкнула. Было в этой кошке нечто, предрасположенность что ли... Малышка умела выкручивать ситуации. И сложно представить было даже пёстрой, будто Айрис хотела её этим обидеть, нет, скорее бывшая домашняя особо защищалась так, как умела. Особых боевых дарований у неё быть не могло, но вот плести языком, может быть, однажды у неё получится достаточно хорошо, чтобы выжить.

- Какая щедрость, Айрис, - сказала вдогонку уходящей кошки Хельга, - Как жаль, что у меня короткая память.

Бродяга легонько, одними краешками губ улыбнулась в ту сторону, где в темноте исчезал кончик хвоста Айрис. Хельга была почти близка к тому, чтобы отгадать, что ж в ней присмотрел Гектор. Её недавний друг, право, умел выискивать любопытных особ, но вот с его манерами да мордой было не преуспеть в красивых играх. Хельга считала себя куда способнее в этом. А если, думаете, это не так - ну, где сейчас Гектор?.. Под именно эти мысли кошка уснула так сладко, как только могла, промокшая и всё ещё не до конца сытая, но с уверенностью, что следующее утро для неё ещё успеет настать. Это, пожалуй, высшая ценность бродяжьей жизни.

Cон напал на неё довольно ненадолго: как ни старалась бы кошка, погрузиться в него особо глубоко она уже не сможет, кажется, никогда, слишком привыкшая держать ухо востро даже в дрёме. Нельзя было позволить себе проворонить что-то и в ночи - того и гляди, ею самой закусят, как тем обледенелым воробушком, который так милосердно свалился ей на голову совсем недавно. То ли шорох, то ли какой топот привёл Хельгу назад, в бодрый и холодный мир, и кошка недовольно приоткрыла глаза, зашевелив ушами.

- Ну кто тут ещё? - требовательно и достаточно громко спросила Хельга у округи, в которой пока не виднелось ничьих хвостов или светящихся глаз.

Уж едва ли Айрис соскучилась по ней и решила вернуться, чтобы разделить примятые, уже слегка подогретые тряпки. Не найдя никого в самой близи, Хельга с недовольный скрипом приподнялась на передних лапах и оглянулась получше, что, впрочем, не сильно помогло. Поскрипывая от нежелания двигаться и с невероятным трудом поднимая зад с тряпок, Хель кое-как встала.

Не так часто случалось, чтоб пёстрой удавалось задремать на настоящих тряпках после ещё более-менее сносного ужина, а оттого ей и было вполне позволительно злиться. То, что её разбудило, никак не хотело попадаться на глаза, или же, может, эти самые глаза Хельги никак не хотели открыться пошире и присмотреться ещё раз. Тяжело топая лапами, на которых мокрая шерсть уже успела превратиться в ледышки, пёстрая зашагала по террасе, смотря по очереди по обе стороны от себя, но к собственной неожиданности обнаружила, что источник звука уже давно был рядом. Хель отвыкла видеть котят, а оттого даже не пыталась смотреть чуть... Ниже. Теперь же она, признаться, немного удивлённо опустила голову вниз, всматриваясь в небольшую, пёстренькую, как она сама, кошечку.

- А ты ещё кто такая?

Отредактировано Хельга (11-01-2020 01:13:52)

+2

62

[indent] Лапы сковывают невидимые оковы, тянущие к земле всё сильнее с каждым вдохом и выдохом, желтые глаза глядят слишком широко и внимательно, до боли, — девочка неотрывно следит за ней, борясь с желанием зарыться с головой в снег и совсем ничегошеньки не видеть. Огромная кошка — а кошка ли? — тяжело переступает с лапы на лапу, режет зимнюю тишину топотом и скрипом, лениво озираясь по сторонам. Руби хочет укусить себя, чтобы хоть как-то утихомирить бешеное сердцебиение, которое, кажется, звучит громче оглушающих монстров двуногих — ведь если не прекратить это прямо сейчас, эта точно её найдет / кажется, будто весь мир слышит этот испуг. Та приближается всё ближе, а Руби все больше теряет контроль над собственным телом.

[indent] Убежать сейчас?
[indent] Слишком поздно, дурында — такая, как она, догонит тебя в два счета и перекусит пополам.

[indent] Кошка что-то говорит трехцветной юнице, спрашивает о том, кто она вообще такая, а кроха Ру просто орет внутри от нарастающей паники. Ударит лапой по воздуху, — не дотянувшись до такого желаемого носа, — выскочит из своего не слишком удачного укрытия как какая-то проворная ящерица, выгнется вся, отходя от противницы боком и показывая, какая она, златоглазка, на самом деле большая и угрожающая. Скалит молочные зубы, пушит шерсть.

Я знаю много-много приемов и очень больно кусаюсь, советую не подходить, а то... — начала твердо и уверенно, полностью проигнорировав заданный вопрос, а вот с продолжением как-то не очень. Девочка немного растерянно оглянется по сторонам, пытаясь найти хоть какую-то подсказку для развития дальнейшей реплики, но с разочарованно понимает, что совсем ничего не может придумать, в сердцах продолжая, — В общем, не подходи и всё!

[indent] Руби очень серьезно думает о том, может ли быть эта кошка лесной и, если может, как её отпугнуть так, чтоб раз и навсегда? Сердце в грудной клетке мечется, как подбитая кем-то птица, в голове пульсирует страшное « она тобой отобедает », мозг в панике пытается вычислить и проработать лучшие ходы для нападения и отступления — но, чего утаивать, Руби попала в самую настоящую ловушку, и ничего, кроме крика, ей в голову не идет. Все еще шарахаясь боком и время от времени спотыкаясь, она приближается поближе, пытаясь отогнать противницу когтистой лапой.

+4

63

- Очаровательно, - помедлив, буркнула пёстрая и отвернулась от котёнка.

Увы, очаровательного не было ни в этом котёныше, ни в том, что Хельга вновь восстала со своих тряпок и морозила брюхо и зад. От истошного, не прекращавшегося ветра и от того, что все живые души лесов сегодня объединились, чтобы не дать бродяге ни продыху, ни секунды сна конкретно звенела голова. А звон в голове всегда раздражал уже хотя бы тем, что от него никак не избавится. Прежде чем вновь обернуться к котёнку, Хельга успела мельком подумать, что следующую ночь проведёт в дупле у верхушки дерева, не ближе.

- Будь любезна, исчезни отсюда, - сказала кошка, сверкая краешками зубов в едва ли искренней улыбке, - Подальше.

Недовольно взмахнув хвостом, Хельга намеревалась вернуться к своим временным угодьям. Тряпки, которые ей только что достались тёплыми, любезно подогретыми боком Айрис и уютно примятыми собственными грязными лапами, наверняка успели остыть, пока Хель стояла. Обидно - тёплые тряпки всегда дорогого стоили, особенно когда от всех этих холодов и стуж собственное тело уже не могло так легко нагреть их обратно. Остаток сна пёстрой предстояло провести в холоде, ради избавления от которого в этот день она проделала уже не мало. Прежде чем наскоро завалиться обратно, Хельга ненадолго застыла на своём лежбище взглядом, внезапно поддавшись мыслям, от которых ей не редко становилось тошно: жалко это всё как-то выглядело, не статно... Но эти мысли мучили не её одну. Сила Хельги была в том, что она не позволяла им собой овладеть. Жизнь такая была.

А за спиной пёстрой послышались приближающиеся шажки. По замёрзшим деревяшкам террасы выпущенные коготки котёнка звонко постукивали, как маленькие колокольчики на ошейниках домашних котов. Иронично, но этот звук ей наверняка подходил. Единственная другая вероятность была в том, что некто племенной решил не слишком искусно или изящно сбагрить свой выводок на безопасное от себя расстояние. Кто его знает, что там в голове у этих племенных. Обернувшись к котёнку, Хельга теперь уже не без более-менее искреннего удивления заметила, что одна из лап юной кошки уже тянется к ней с выпущенными коготкам, и брови бродяги изумлённо вскинулись вверх.

- Ты серьёзно?

Иных слов у кошки пока не было. Не то, что бы в своей жизни она видела прям-таки мало, и в драках, кстати, была многих, но котята на неё ещё не нападали. И среди бродяг бывали те, кто находил в этом умиление или какое-то удовольствие: помнится, Хельгой тоже овладел азарт с тем, как его... Зарницей. О, то был просто замечательный малый с сочными, налитыми боками и знаниями о границах своего племени. Зарница был ей полезен, был бы чуть старше - был бы и приятен. Зарница был и храбр, местами и глуп, как с той птицей, но не гадала Хельга, что доживёт до того дня, когда котёнок реально на неё нападёт. Или бродяга так отощала, что и малышня не воспринимает её всерьёз? Ещё словно не веря, что котёнок не передумает, Хельга выждала, и - право, маленькая когтистая лапа шмякнулась об её грудь. Ныть о боли не приходилось, да и, вероятно, трижды промокшая и замёрзшая шерсть уже не слабо защитила бы Хельгу, чуть что, но от того возмущению пёстрой не нашлось предела. И всё-таки было это так дико даже для неё, что хриплый, болезненный смех обрывисто посыпался из горла, а одна из передних лап поднялась вверх, чтобы опуститься на голову котёнка и прижать её к полу плашмёй.

- Не перевелись чудеса на свете, - не прерывая хохота, сказала кошка, - Смерти ищешь?

+2

64

[indent] Страх подбитой птицей продолжал биться где-то у дрожащего сердца, выплескиваясь наружу через грозный рык (читать: недовольное бурчание), но больше убегать не приказывал. От такой не убежишь точно, она догонит в два прыжка, дождавшись, когда юница почувствует себя в безопасности, и напополам перекусит это бренное тело — нет, тут надо сражаться. Пухлые лапы предательски подрагивают под натиском северного ветра — да и куда теперь бежать, когда в снегу по самые уши зарылась, промокнув насквозь, как тряпичная кукла в дождь. Несмотря на всю свою самонадеянность, даже такая неумеха как Руби понимала, что дорогу назад ей уже не осилить. Пропуская колкие слова мимо разноцветных ушей / но не мимо души, где-то за клеткой из ребер затаив страшную обиду / кошечка уверенно зашагала следом за трехцветной незнакомкой, сама того не замечая — инстинктивно, ближе к месту, где не так холодно и сыро.

[indent] Девочка ужаснейшим образом мучалась, пытаясь найти ответ на вопрос о том, с кем она вообще столкнулась, глазками-блюдцами пытаясь выискать в чужих чертах хотя бы намек на истину — бестолку. Хмурит тонкие брови, становясь похожей на большущего раздутого филина, ловя странные насмешки в свою сторону и искренне не понимая, чем такая реакция вызвана; недовольно хмыкает под нос — ну ничего, пусть посмеется, желтоглазая потом сама смеяться будет, что одолела такую морду. Девчушка уверенно стоит на своем, молочные когти запустив в ворох густой шерсти и лапой, лапой её.

[indent]  [indent] И сердце в пятки — запуталась.

[indent] Внутренне Ру хнычет, потому что боец из неё оказался абсолютно никудышный и по этой причине, видимо, трехцветная кошка и заливается этим громким смехом — домашняя пристыжена и обманута самой собой, рьяно пытается выпутаться из этой шерсти-паутины да стараясь не показывать стыда. А потом откуда-то сверху опускается огроменная лапа, норовя прижать пеструю голову к холодным досками и желтоглазка, чувствуя, что надежды на спасение уже не осталось, начинает биться в этих странных "объятьях" и визжать.

[indent] — Отпусти-и-и-и-иии, — возмущенно, недовольно, с толикой нарастающей истерики. Руби упрется своими двумя в её одну в попытках высвободиться, напряженно заворчит, отталкивая эту несносную незнакомку, перекатом назад отправляясь, как только та немного ослабит свою демоническую хватку. Божечки-мамочки, кто бы мог подумать, что кошка может быть такой сильной и... вредной. Недовольно распушившись, желтоглазая всем своим видом показывает, как же оскорблена этим поступком. Иногда пёстрой девчонке казалось, что некоторые коты совершенно удивительным образом превращаются в просто сказочных вреден — а вредины, как известно, Руби не нравятся больше всех.

[indent] Очень хочется зацепить когтями еще разок, так, справедливости ради, но решимость приближаться к этой кошке отбита намертво.

[indent] — Ты такая вредная! — она признается в своих чувствах сразу, важно прилизывая шерстку на грудке и прожигает такую же пёструю обиженным взглядом, — И ничего я не ищу! То, что ты там что-то умеешь, еще ничего не значит.

[indent] Хотела бы она убежать, но из двух зол всегда выбирают меньшее, и Руби никогда этим правилом не пренебрегала — пустые слова на ветер её пугали мало, старый толстяк Джо тоже часто говорил, что вышвырнет её за шкирку, если еще раз увидит, как трёхцветка разносит мусорку его двуногих в пух и прах, но никогда свою угрозу в жизнь не воплощал. Желтоглазая недоверчиво косится в сторону незнакомки — эта кошка, наверное, такая же. Но если она еще раз попробует придавить её своей лапой...

[indent] — Я просто думала, где укрыться от ветра, — она аккуратно садится поодаль, внимательным прищуром изучая обстановку вокруг да выискивая какой-нибудь спасительный лаз, — Вот и всё.

+2

65

Под приподнятой лапой пёстрой котёнок шевелился и извивался, как червь, а как понял, что от большой вредной кошки не увильнуть, то тут же открыл пасть, из которой на Хельгу стремглав обрушился оглушающий, пронзительный писк. Так не ревела даже пурга, не орали так истошно и голодные птенцы. А, может, Хельге просто почудилась - о таком предупреждать надо. А живых котят она со времён Зарницы и не видала, не принято у мелочи как-то по таким дальним лесам одним шоркаться.

- Цыц, - шикнула пёстрая на котёнка, не выдержав натиска на свои уши и отпуская её черепушку. Бочка костялыее... Там и клевать нечего. Но больше воробья.

Или оставить её на утро?

Пёстрая ещё раз смерила свою юную собеседницу оценивающим взглядом от самых лап до кончиков ушей. Где ж это видано-то... Отчего-то бродяге казалось, что где-то всё это она уже видела, но слишком хорошо Хельга знала, что от встречи до встречи такие сладкие пташки обычно не доживают в одиночестве. Вестимо, кто-то привёл её сюда, но, право, даже знать не хотелось. Если бы она была у кого-то на выгуле, то этот некто тут же бы объявился, как только Хель подняла на неё лапу. С новыми писками котёнка лапу ту же хотелось поднять снова, но Хельга медлила, словно зависла, созерцая это явление природы. Юница выглядела бодрой и храброй, не по ситуации как-то. И одна догадка всё-таки пришла Хельге в голову: ещё одна, как Айрис. Айрис-то выжила, но не без едва ли бескорыстной помощи племенного, да и Хельга, она уверена, приложила к этому лапу. А это чудо... Говорит, просто укрыться хотела. Прервав своё недовольное поскрипывание, Хельга постаралась сделать морду подобрее.

- От ветра все по-настоящему храбрые котята укрываются в больши-и-их сугробах. Не знала? - кошка вскинула бровь и уже не выдавала ухмылок, - Так вот я тебе говорю. Это мы, вредные и плешивые, трёмся о тряпки. А те, кто много знает и больно кусается, спят в снегах в са-амой глуби леса.

- Иди-ка проверь. Заройся поглубже только, там и друзей найдёшь. Все на тебя похожи.

Относительно дружелюбный вид всё равно давался кошке не без труда, и ей чудилось, что у неё подёргивается глаз, но кто знал, от чего - от холодного зудящего ветра или от нетерпения. Хельге придётся ощутимо пожалеть, если столько сил на эту болтовню будет потрачено впустую. Но часто ли такое чудо подворачивается под лапу? Храбрецы обязаны сгинуть смертью глупцов, ни иначе. У Хельги всегда было своё видение справедливости жизни.

- Я настолько вредная, что мне суждено до конца дней валяться в одиночестве на тряпках. Смекаешь? Не под стать тебе со мной тереться.

Взглядом, наигранно заинтересованным, кошка указала туда, где свирепствовал снегопад и издали маячили мрачные, словно голодные силуэты деревьев. Трудно было представить, что среди сугробов, ростом с самого котёнка, пурги и лесных сумерек прячется подснежная подстилка с маленькими котиками-героями, но раз у этой юницы удалось прилипнуть к Хельге, то получится и это. Если чудо не снизойдёт на малыху, то сляжет она достаточно близко, чтобы Хель сумела отыскать её поутру, если, конечно, снегопад прекратится. Нет - переживёт, вероятно. Надёжнее было оставить её где-то в обозримой близи, но тогда покоя Хельге не видать до самого утра.

- Или кишка тонка?

+1

66

[indent] Руби удивленно вскидывает бурые брови, моментально отвлекаясь от попыток привести себя в порядок и придать себе вид важный, с замиранием сердца глядит на невольную собеседницу. Мимика на мордашке играет всеми возможными красками при каждом слове пестрой кошки, сменяя искренний интерес на не менее искренний недоверчивый прищур, да наоборот. Глядит исподлобья сначала на незнакомку, после на заснеженное полотно — лапы всё еще от холода дрожат, противятся этой абсолютно абсурдной затее, болят и ноют. Девочка медленно сглотнет ком в горле, надуется пуще прежнего, а чужой голос преобразится в сладостный и тягучий. Это она про тех страшных лесных котов?

[indent] — Лесные коты? — восторг вперемешку с испугом, — Ты правда их видела?

[indent] Трехцветка хочет сказать что-то о том, что совсем этих загадочных всех-на-нее-похожих не страшится и обязательно к ним бы сходила, только дойти в такую погоду никак не выйдет на её деревенеющих лапах — но молчит, потому что такую очевидную ложь даже её язык не повернется сказать, да душа её кроличья дрожит и в угол жмется при одной только фантазии о возможной встрече со всеми лесными чудищами. Она смотрит на незнакомку, секунду назад такую противную и угрожающую, а сейчас песни мёдом льющую и необычайно спокойную, с улыбкой на устах и спрятанными когтями — да только верить ей всё равно нельзя.

[indent] — И вовсе не тонка! Я... — осторожно лапкой притронется к ближайшему скоплению снега, как об огонь палящий обожжется, назад отскочит да вжмется в стену, завороженно вглядываясь в пугающий лес, — Мне нельзя туда ходить, — отрежет виновато-обижено, причину не объясняя да глаз не отводя от чернеющих ветвей.

[indent] Тело передернет то ли от ветра воющего, то ли от мыслей о том, как её тени древесные заводят в самую пасть к лесным дикарям — слова собеседницы никак не вяжутся с личными представлениями потерянного ребенка, и она, удивленно хлопая ресничками да глядя на старшую кошку, волей-неволей придет к выводу, что даже с этой бродягой проводить время лучше и безопаснее, чем там в одиночку. Причем кому угодно.

[indent] — Если там так хорошо и тепло, почему ты сама туда не пойдешь? Раз уж они такие хорошие, то возьмут к себе даже такую вреднючку, как ты, — без подтекста и попыток задеть, от всей наивной девичьей души, с интересом, параллельно с этим аккурат располагаясь на иссохших досках и всем своим видом показывая, что уходить никто не собирается.

А я пока лучше тут побуду, — и глазки сияют, будто она только что предложила лучшую идею на всем белом свете.

+2

67

— Лесные коты? — с очевидным испугом в глазах спросил котёнок, — Ты правда их видела?

Пёстрая ухмыльнулась. Как это, думалось ей, лесных котов не встречать?.. Было бы, наверное, здорово, но как-то слишком заоблочно. Мечтать Хельга то ли не любила, то ли совсем не умела.

- А то, - поторопилась ответить бродяга, старательно состроив морду посерьёзнее, - Их каких только нет... Речные, теневые... Брр. Одни других краше. Ну, как, краше... Хуже. Им, может, лучше, но мне до них, что рыбе до облаков - дела нет. Есть среди них и забавные, с ними можно потрепаться... Гостей не любят, жуки, - Хельга осознала, что заболталась, и спешно одёрнула себя, - Но тебя они с потрохами заберут. Только не спрашивай, что это такое - там и узнаешь.

Бродяга уставше ухмыльнулась. Всё это, конечно, было очаровательно, но от слова к слову её начинало клонить в сон. Быть может, стоило просто пустить мелкую, куда там она хотела, и просто спокойно поспать? Будто бы следующим утром она не найдёт, чем себя занять. Но, если честно... Может и не найдёт.

— Мне нельзя туда ходить, - наконец, то ли придумав, то ли вспомнив, сказала пятнистая.

- А это кто тебе сказал? Твои предки? Твой лидер? - повысив тон и не скрывая раздражения спросила кошка, - Ай, не, даже не смей отвечать - сразу пну. Шуруй туда, где тебе говорят, что можно, а что - нет. Какая мерзость.

Пёстрая насупилась и, медленно вдыхая и выдыхая, постаралась угомонить мигом взбунтовавшийся пыл, который так и норовил вырваться из загоревшихся глаз и разнести всё в округ. Вздыбившаяся от первых слов шерсть не торопилась опускаться, но хотя бы замерла на месте, а взгляд Хельга отвела в сторону - на мелкую стало аж противно смотреть. Ну да, ну да... Я тоже так говорила.

— Если там так хорошо и тепло, почему ты сама туда не пойдешь? Раз уж они такие хорошие, то возьмут к себе даже такую вреднючку, как ты.

Хельга молчала. Больно сильно вывели её из себя слома малой, но настолько сильно они походили на одни из первых её собственных, более-менее разумных и внятных, что... Хельга не поняла. Она злилась, но во всём остальном не разбиралась. Её внутренний мир был устроен не сложнее, чем доска, но которой она сидела, и всё, что сложнее, было не для неё.

— А я пока лучше тут побуду, - с удивительной уверенностью, совершенно шедшей малой ни к морде, ни к самой ситуации заявила юная особа.

В ответ на столь поразительный вывод Хельге оставалось лишь вскинуть бровь. Признаться, это всё тешило её заскучавшую душонку: какой бы потрёпанной, нездоровой, голодной и грязной она, душа её, ни была бы, видеть нечто потешное в чужом горе ей всегда удавалось. Вспомнить даже того Горелого... Ну и очаровательное же существо. Было. Нельзя же быть вечно маленьким и очаровательным одиночкой... Таких гонят, жрут и косточки выплёвывают. Такие, как Хельга, такие, которые поначалу умиляются незадачливости и ясности в их взгляде, а после начинают чувствовать голод.

- Хорошо, - наигранно подавшись и даже сделав, что для её принципов уж больно странно, шаг назад, заключила бродяга, - Оставайся. А утром я тебя съем. Люблю тёплых котят.

0

68

--> староречье
[indent] Когда воздух прорезал пронзительный вопль, крик просящий о помощи, Веснянка так и остановилась как вкопанная. Загривок мгновенно пополз вверх, а дыхание сбилось. Неужели Соболь? Голос был похож, очень похож. Сквозь заложившие уши, воительница услышала голос Кисточки, а затем Капели, это хоть немного, но отрезвило кошку. На ватных лапах, светленькая побежала к источнику звука.
[indent] Впереди виднелись крыши гнезд Двуногих. То еще место, как бы не наткнуться на группу одиночек, иначе их проблем резко станет больше. Конечно, трое взрослых воительниц с легкостью дадут отпор недоброжелателям, но ведь тогда они упустят драгоценные минуты. А если это бродяги поймали соплеменника и мучали его?
[indent] - Кажется, где-то здесь. Капель, ты умеешь оказывать первую помощь?
[indent] Она прошлась, стараясь ступать максимально бесшумно и осторожно, ловя малейшие звуки, стараясь прислушаться к своим ощущениям. Все-таки в глазах Веснянки, что глашатай, что предводитель были едва ли не всесильными котами, которые всегда выигрывали и которых нужно беречь как кролика для королев в Сезон Голых Деревьев. И если в спасении Звездопада она действовала на чистом адреналине, то сейчас имел место страх. Липкий, всепоглощающий страх.

+1

69

Из не самого глубокого сна бродягу выдернул не то шум, не то шорох - спросоня тяжело разобрать, а разницы никакой не было. Как ни крути, бывалые инстинкты были способны поднять пёструю даже тогда, когда в лапах уже совершенно не было сил, и это, пожалуй, было лучшим поводом просыпаться каждое утро. Хельга тут же было подумала на свой новый второй хвост, но Руби на этот раз оказалась не при делах, чем едва ли не вызвала мимолётную благосклонность пёстрой, но кошка тут же переключилась на поиски истинного источника шума, наскоро пнув Руби в бок - сон закончился, проблемы надвигались. Скрипучие деревяхи пола выдавали гостей быстрее, чем ветер принёс бы их запах, и Хель чётко слышала чьи-то шаги, да вот сколько ни щурилась - не видела, кто к ним приближался, но заранее была готова давать очередной бой. Нарываться первой бродяга была не в силах, оттого тихонько, как могла, ступала в сторону, надеясь увидеть гостей первее, чем они её, как тут!..

Резкий, громогласный хруст деревяшек под лапами не то, что бы выдал её - не только, а и потянул вниз так, словно строению двуногих уже не терпелось поскорее сожрать Хельгу отчасти и скормить остальную часть вновь прибывшим. От острой боли в лапе, в момент пронзившей и всё остальное тело, Хель стиснула зубы, словно вскрик уже играл бы какую-то роль.

- Руби - назад! - спешно скомандовала пёстрая и тут же обернулась в сторону, откуда приближались к шаги.

Сердце билось больно часто, сжимаясь то до размеров орешка, то раздуваясь на всю грудную клетку и не давало вздохнуть. В ловушке, в ловушке, в ловушке!.. Адреналин от такого неожиданного и нового состояния бил по вискам, Хельга предприняла несколько попыток выдернуть лапу, но они принесли лишь новые волны боли - лапа застряла намертво. До прихода чужаков ей не выбраться.

- Степные, - процедила пёстрая сквозь зубы, не слишком меняясь в морде, когда гости всё же показались.

Хельга точно не знала, то ли не терпела степных больше, чем всех остальных, то ли в глубине души грезила о жизни, какую могла бы иметь с ними, не удрала бы её мать, но не торопилась сознаваться самой себе, а в такой ситуации - особенно. Мать, запах вереска, котята в палатке, драки с Шершнем... Этого всего словно и не было. А сейчас к ней, раненой и загнанной в угол, приближалась пушистая и юная белая кошка со своим отрядом. Окликать Руби второй раз Хель не стала: если ветряные не слышали про мелочь, лучше им и не слышать. Отсидится где-нибудь, не пропадёт.

- Зачем вы здесь? - спросила пёстрая, стараясь сохранить непринуждённость в своём щекотливом положении и строгость в голосе. Дело - дрянь.

Отредактировано Хельга (15-05-2020 18:50:37)

+3

70

► староречье

Пробежка отогнала все ненужные мысли о каких-то непонятных знаках, о Степной Звезде, об избранности и прочей лабуде. Когда бежишь так быстро, что лишь ветер свистит в ушах - того гляди, все мозги выветрит - времени подумать нет. Да и тревога за Соболя уже полностью охватила все существо Кисточки, не позволяя другим эмоциям дать о себе знать. и-и-и-иии - эхом отзывался в голове услышанный ранее отдаленный голос. Крик и впрямь был, вероятно, кошачий, но был ли это вислоухий соплеменник, или кто-то другой?
Черепаховая кошка с соплеменницами вскоре оказались вдали от своих земель, и легкое беспокойство уже начало закрадываться под кожу. - Будем осторожны. Двуногие. - коротко объяснила черепаховая. Эти территории она хоть и знала, но довольно смутно, предпочитая не выходить за пределы границ Ветра без крайней на то необходимости. На своих землях она всегда, если что, могла убежать, а тут - наткнешься на барсука, лису, или худшего из всех зверей - двуногого, и что делать? Можно легко угодить в ловушку.
Кто-то другой. - заскочив в старое, иссохшееся убежище двуногих вслед за Веснянкой, Кисточка едва ли не выругалась от разочарования. - Не то! - с надрывом выкрикнула она, раздраженно хлестнув по траве пушистым хвостом. Судьба Соболя оставалась неизвестной.
— Зачем вы здесь? - проговорила застигнутая врасплох незнакомка. Кисточка окинула бродягу внимательным взглядом, с сочувствием отмечая ее худобу и потрепаный вид. - Все в порядке, мы не причиним вреда. - воительница попыталась ободряюще улыбнуться. - Меня зовут Кисточка. Нам показалось, что мы услышали крик. Думали, кто-то из наших попал в беду. - переглянувшись с остальными членами отряда, ответила ветряная. Она не боялась одиночку, и уж, тем более, не испытывала к ней ненависти. Разве что жалость. Память о злодеяниях Макоши до сих пор была свежа в сознании зеленоглазой, но Кисточка прекрасно знала, что на самом-то деле Макошь оставалась исконно племенной. А одиночки, по ее опыту, обычно были вполне безобидны, да и скалили зубы лишь по привычке. Хотя, расслабляться все равно не стоило.

Отредактировано Кисточка (16-05-2020 20:01:58)

+2

71

[indent] В детских снах цветы распускаются прямо в шерсти, красуются белесыми лепестками, переплетаясь с ржавой шерстью, а огромные розовые облака не в силах перекрыть золотистый свет, распахивая на голубом полотне крылья кудрявые и полупрозрачные — такие, что солнце не прячут; дремлющей кошке лучики из полусна-полуяви защекочут смолистые ресницы — смахивают пыль ночную. Руби довольно вытягивает лапы вперед и прочесывает крохотными коготками густую шерсть сожительницы, переворачивается, лишь крепче пёстрым боком к чужим ребрам жмется — тихо-тихо под нос свои песенки неразборчивые мурлычет, то ли подруге пёстрой посвященные, то ли золоту-гостю.

[indent] А ветер перемен принесет старшей бродяге новые запахи, разбудит далеко не радостной вестью, предупредит — и Хельга, в силу собственных пережитков, реагирует мгновенно, хрустальный сон обращая осколками одним ловким движением лапы. Взволнованный толчок лапы приходится аккурат в самый бок, неприятно и грубо — гонит лучики-зайчики из таинственных снов, рвет кудрявые облака. Руби возмущенно пихнет в ответ, даже не целясь особо; поежится и надуется, как большеглазая сова.

[indent] — Эй, — хмурит недовольно бровки, щурится от света, что, кажется, зарекся выжечь глаза янтарные, — отста...

[indent] И застынет-замолкнет, откатившись от пёстрой кошки на расстояние мышиного хвоста, да озадаченно голову в сторону опуская, внимательно вглядываясь в угольно-ржавый профиль — «да что это с ней?»

[indent] — Ты чего застыла? — тихо, кругля глаза-блюдца в предвкушении чертовски верной паники. От Хельги, конечно, стоило ждать многого точно, многого — но не волнения, перемешенного со страхом. Девочка неловко улыбнется, поднимется и шагнет чуть ближе, надеясь обмануть себя встретится со смешливым взглядом, мол, « повелась, да? »

[indent] — Руби — назад! — скомандует кошка под аккомпанемент из чужих шагов, параллельно с этим разрушая все детские надежды. Сердце птицей в груди бьется и мечется, рвет крылья — и Руби слушается, колеблясь лишь несколько секунд, чтобы после остаться испуганным лишь солнечным взором, что блекло мерцает меж иссохших досок и лоскутов. Хельга скрипит что-то невнятное себе под нос, да только пугает сильнее этим темным тоном. «Сипные», «степные» — смысла ноль, сколько бы кроха не напрягала свой, уставший от постоянных потрясений, мозг.

[indent] Девочка молча наблюдает, как большие и длиннолапые кошки заходят в их дом, прикусывает язык, сдерживая писк от внезапно вылетевшей фразы из уст одной из чужеземок, пугается не на шутку — угрожающие, зовущие себя какими-то странными именами, ищущие кого-то из своих. Воображение делает своё дело, и кошечка чудом сдерживается, чтобы в панике не выскочить из своего импровизируемого убежища. В конечном итоге, вдруг этот кто-то решил спрятаться, например... вместе с ней?

[indent] Мотает головой.

[indent] « А если эта засада и они всё спланировали? »

[indent] Мотает головой дважды и хмурится.

[indent] Ну уж нет, никакой паники, она не какая-то там трусиха.  Если это действительно засада, то они примут её вместе, с боем — и девочка насупилась, подобрала под себя лапки покрепче да сделала взгляд посуровее, готовясь выскочить на врагов в любой момент.

Отредактировано Руби (18-05-2020 01:43:33)

+2

72

<<староречье
[indent]Она бежала вперед неразберая дороги - летела сквозь Юные листья подобно поджарой, выпущенной из лука стреле, слыша в ушах только ветер, что нес на невидимом шлейфе приближающиеся с каждымударом сердца крики.
[indent] — Кажется, где-то здесь. Капель, ты умеешь оказывать первую помощь?
[indent] Остановившись рядом с Веснянкой и Кисточкой в скрывающих их кустах недалеко от заброшенного гнезда Двуногих, золотоглазая рвано выдохнула, переводя дух.  Прислушалась, моргнула.
[indent] - А, да... - мяукнула неуверенно, словно только сейчас вспомнив вопрос соплеменницы. - С Полуночником мне не сравниться, но кровь если надо, остановить смогу. Попытаюсь, - принюхалась, вздохнув в тайне с облегчением: кровью как таковой не пахло. Непонятно было кто кричал, однако нос уловил незнакомые запахи, на которые подруги, собственно, пошли проверить обстановку.
[indent] Хорошенько оглядевшись по сторонам на правах старшей, чуя некоторую ответственность за небольшой отряд, Капель позволила себе расправить до боли сведенные плечи. Опасностью в округе не пахло. В садах обнаружились лишь одиночка и котенок. Втянув незнакомый запах глубже, пестрая осторожно приблизилась к пушистой кошке, мысленно отмечая её неприязненный взгляд. Впрочем, ветрячку он ничуть не обидел. Пусть племенные гоняли бродяг со своей территории, презирали их за то, как они жили, на нейтральных землях, им делить было нечего - так Капель считала. И, кажется, не она одна.
[indent] - Ты бы обработала рану, - кивнула воительница пушистой на проблему той. - В твоём состоянии, ты котенка не защитишь, напади на вас хищник, - вздохнула, улыбнувшись уголком губ, краем глаза оценив состояние маленькой трехцветной незнакомки. Судя по всему, та отчаянно храбрилась. Ее вид не мог не умилять.
[indent] - Как сказала Кисточка, вреда мы не причиним. Можем даже оказать помощь, если ты не выпустишь когти, - произнесла ровно, поглядывая на подруг, угадывая их настроение. - Мое имя Капель. Это - Веснянка, - кивнула на беленькую соплеменницу.
- Было бы мило с твоей стороны, представься ты в ответ.

Отредактировано Капель (18-05-2020 06:42:04)

+3

73

Мм, нет. Молодоваты, - хмыкнула пёстрая, когда первые две степные кошки уже хорошо предстали её взору, но третья, тоже пёстрая, была уже заметно постарше. Впрочем, это всё не имело никакого смысла - за потёртой, грязной шкурой и голодным взглядом уж точно не разглядишь некогда утерянного котёнка, о котором-то поди и все думать забыли. Это всё Хельга хорошо понимала, но, может, как раз от этого и злилась. Ну, или от лапы, застрявшей в древесине пола.

- Кисточка, - негромко пережевав имя пёстрой, больно уж похожей на неё саму, Хельга заискивающе оглянула и остальных кошек, но после вернула взгляд к ней, - А отчего, Кисточка, вашим тут в беде быть? Вообще быть?

Вот она - и р о н и я! Хельга часто говорила о ней и с удовольствием тыкала в неё носом других, но сама не так уж часто сталкивалась с такой откровенной. Бродяга умела усмехнуться самой себе и, кажется, её губы даже успели выдать намёк на ухмылку, но застрявшая лапа достаточно быстро напомнила о себе, и пёстрой вновь пришлось стиснуть зубы - это всё начинало быть очень неприятно. Только пуще Хельге удалось разозлиться, когда она разобрала меж слов степных неловкие шаги Руби, у которой, судя по всему, уши пылью забило, и она всё-таки решила выползти из укрытия. Бродяга лишь недовольно зыркнула на неё, предостерегая - я всё сказала. Всё могло кончится плохо для них обеих, и Хельге было тяжело понимать это и молчать. Молчать - особенно трудно. А пока же слово взяла старшая из степных, и её пришлось слушать от начала до конца.

- Да ну, - приложив усилия, Хельга всё же усмехнулась, явно слабо веря своим ушам, - Можете оказать помощь?

Хельга было даже почти забылась и думала шагнуть к Капель, как представилась та, но новая волна местами - тягучей, местами - очень даже острой боли быстро её остановила, а ухмылка спала с лица как последний листик перед холодами. Зубы кошки сжались плотнее, и она отвернулась от степных - да, это было трудно. Хельга всегда говорила, что жизнь трудна, и легче она не будет. Не пыжа из себя особого довольства, но стараясь сохранить терпение хотя бы ради себя и своей лапы, бродяга ещё раз зыркнула на Руби и сдержанно вздохнула. Да вы просто надо мной издеваетесь.

- Моё имя - Хельга, - подняв голову, бродяга обратилась к степным, - А это - Руби, типа напарница. Выпускать когти я сегодня не в духе, как вы видите. Хех. Ну, не томите, Капель, Кисточка и Веснянка, назовите цену вашей помощи, цену моей лапы. Вы сюда не за яблоками пришли. Такие правила. Без вас знаю.

+2

74

[indent] — А отчего, Кисточка, вашим тут в беде быть? Вообще быть? - после вопроса пестрой пушистой кошки, Капель быстро глянула на соплеменницу, которой первая его адресовала. Она вовсе не была уверена, что чужачке нужно знать истинную цель их визита. С другой стороны, вдруг та могла что-то знать и помочь им? Вопреки желанию доверять окружающим сегодня воительницу Ветра, увы, предостерегала проснушаяся осторожность. Пропажа Соболя вынуждала тщательно подбирать слова, пусть Капель и не потеряла такт и вежливость, мысль что назвавшаяся Хельгой могла быть причастна к случившему изначально наводила на неприятные ощущения. С ними бок о бок шла настороженность. Так случалось, когда златоглазая кошка не была уверена в происходящем до конца.
[indent] - Нам не нужна плата за твое спасение, Хельга, - нахмурилась пестрая, глядя на нее после беглого осматривания Руби. - Я предложила помощь, потому что могу ее оказать, только и всего, - самка вздохнула, испытывая неудовольствие от того, что приходится объяснять свои действия. Впрочем, неудивительно, ведь они не щнаши друг друга, а потому не ведали чего ожидать.
[indent] Приблизившись почти вплотную к застрявшей лапе чужачки после того как Хельга заверила, что не собирается бороться с ними, Капель тщательно обнюхала ловушку, недоуменно качая головой.
[indent] - Как же ее угораздило? - спросила саму себя, и не получив ответа, взглянула на пеструю с явно читаемым вопрослм в глазах.
[indent] - Я могу попробовать поддеть твою лапу отсюда, но все равно, боюсь, будет не приятно. Хотя бы ты ее не оторвешь, - сказав это, она сунула тонкую лапу в ловушку, поддталкивая ее осторожно, чтобы та в конце концов выскользнула из коварного захвата.
[indent] - Мы искали соплеменника, - все же выдала Капель, приряв для себя решение. - Шли по его запаху, а потом услышали крик. Попробуй сейчас, - пропыхтела, напрягаясь, а когда дело более менее пошло в гору, решила внести уточнения. - Палевый цвет шкуры и висячие уши. Не видела его?

Отредактировано Капель (30-05-2020 21:50:20)

+1


Вы здесь » cw. последнее пристанище » нейтральные территории » заброшенные сады двуногих