У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
В Лесу происходят странные события.

Речное племя и племя Ветра находятся в состоянии хрупкого мира: одно неверное слово, одно поспешное решение - и два племени объявят почти неминуемую войну. Смерть предводителя речных земель, Львинозвезда, своими корнями уходит к племени Ветра, чей предводитель стал невольным свидетелем произошедшего. Найдет ли в себе силы Созвездие довериться лидеру чужого племени? Сможет ли сохранить хрупкий мир, или поддастся жажде мщения, которая так захватывает её соплеменников?

Грозовое и Сумрачное племена, словно нарочно, подвергаются нападению диких зверей: в первом свирепствуют не только барсуки, но и (неожиданно!) двуногие, а на земли Теневых набрел здоровенный, неуправляемый лось. Сейчас обоим племенам предстоит непростое восстановление сил, и захочет ли каждое из них поддержать своего союзника в неминуемом конфликте?

А между тем грядет оттепель...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP photoshop: Renaissance
3.05 Тем временем игра на Последнем пристанище не стоит на месте: очередные персонажи разделили между собой лавровые венцы почестей, как лучшие персонажи месяца! От всей души поздравляем с этим достижением.
Совсем скоро, 7-го мая состоится долгожданный совет, который расставит многие точки в нынешнем сюжете. Не пропустите общий сбор всех четырёх племен!
Рейтинг проекта — R.
Последнее пристанище для каждого, кто искал себе Дом. Каноничная ролевая, события которой происходят на землях старого-доброго Леса - то самое место, где вы сможете с легкостью облачиться в шкуру любимого персонажа, написать свою историю и отдохнуть от окружающей суеты. Если вы искали дом, если вы искали что-то для души - добро пожаловать. Вы нашли свое место, и мы рады вам.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » эпизоды » полное небо толченых звезд


полное небо толченых звезд

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

в каждой ситуации обычно есть фигура, чье влияние ни в коем случае нельзя недооценивать.

http://s9.uploads.ru/1hwef.png

http://sd.uploads.ru/lXPGY.jpg

окраина лагеря, сезон падающих листьев
озерце6 лун — ветролап10 лун
————————————————————————————————монстры реальны, привидения тоже.
они живут внутри нас и иногда берут верх.

Отредактировано Озерце (21-03-2019 22:18:30)

+3

2

[indent] — Ветролап, — она зовет его тихо, почти шепотом, приблизившись к телу серому совсем близко. Озерце смотрит на ветряка с полуживой-полумертвой надеждой, подобно птице, что угодила в ловушку. Она о железные прутья бьется, крылья в кровь бьет, да не знает, кого щебетом своим привлекла — того, кто спасет или же того, кто погубит. Еще не отошедшая от мрачного сна, она по пробуждению нарочно этого кота выискивала среди множества множеств чужих теней. И отыскала, представ перед ним совсем уж забитой, израненной, хрупкой. А мысли путаются в голове, та раскалывается, почти кружится. Неужто ей совсем было некуда идти?

[indent] Она помнит: стрекот полуночных сверчков убаюкивал её словно неправильная, изломанная, наизнанку вывернутая колыбельная. В попытках унять дрожь в неокрепших лапах, девчушка прижимала их к себе покрепче, из полуприкрытых век взволнованно созерцала рассказчика, что подарил ей на ночь изобилие темных мыслей. Наблюдая, как безмятежно вздымаются чужие бока, малышка задержала на нем свой взор то ли на миг, то ли на целую вечность, да нутром чувствовала, что его дар обратился в проклятье. Ей бы слух потерять и ушей лишиться, да хоть на одну эту ночь — знает, что о таком просить неправильно, постыдилась бы перед предками, но сегодня, в столь обыденной для сумрака тиши, больше всего на свете она боялась хоть что-то услышать. Каждый шорох пробивал подобно току электрическому, в то время как белокурая девочка старалась изо всех сил, чтобы снова не вздрогнуть.
[indent]  [indent] и её, усталую и иссушенную, сожмет в объятиях сон.
[indent] Сбежавшая от реальности, она тонула в вязких водах своего подсознания, провалившись в далекую грезу с тем же хрустом и той же обреченностью, с коим навеки потерянный путник уходит под корку льда. Декорации вокруг, как оно обычно бывает, представляли собой не более, чем размазанную, лишенную всякого смысла и красок картинку — да не вспомнит к утру, какой из троп попала сюда. И знала бы раньше, что ждет её этой ночью — никогда бы веки не сомкнула.

[indent] Озерце обращает боязливый взор к соплеменнику, нерешительно с лапки на лапку переминается. Всхлипнув, она отгоняет эти воспоминания прочь (пока что) — слишком живы и ясны те образы, что еще не успели забыться в повседневной.
[indent] — Этой ночью мне, — запинается, паузу делает, в детском стыде отводит взгляд, — Мне снилось кое-что очень-очень плохое. Вчера ты рассказал мне страшные сказки...

Ученица подступает к полосатому чуть ближе, так, чтобы чужие уши её слов не слышали.

[indent] — Прошу, забери их обратно. Я больше не хочу таких снов.

+5

3

Раздражение на шкуре появляется незамедлительно в месте рядом с чужими словами, собственным именем на чужих устах. Озерце всегда той, что весом легко придавить и ветру сдуть - совершенно никакой, и воительницы хорошей из нее получиться соответственно никак не могло.

И это принижало ее существование в глазах Ветролапа в несколько раз - он видел ее так, как видел мышь или сойку, если не как муравья или бабочку. Бабочку - которую когтем проткнуть, и сдохла. И стоит ли упоминать о том, как сильно Ветролапа бесило, когда к его шкуре цеплялись всякие мелкие насекомые.

- Может мне забрать еще и воспоминания о твоем рождении?

Да кем она себя возомнила? Кем она возомнила его? Звездным повелителем, который может и мертвых к жизни вернуть, и сказанное по ветру распылить?

Он приближается вплотную к этой хрупкой кошечке и во время всех своих следующих слов ту хвостом по спинке совсем легонько поглаживает:

- Хорошо, хорошо, давай, расскажи мне о своих снах, расскажи Ветролапу, что тревожит крошку Озерце. Я буду выковыривать твои воспоминания по одному, пока ты не останешься совсем без них, тупой и невосприимчивой щепкой.

Она сама спросила прошлым вечером про Совет, Ветролап лишь рассказал ей все в красках, преувеличил в несколько раз - той и полезно будет. Озерце была слишком морально слабой для этой жизни, а Вей был тем, глобальная задача которых - таких, как Озерце, закалять и выводить на новый жизненный путь. И пусть она потом ему спасибо не скажет, зато Ветролап доволен своей работой будет. Племя Ветра не должно было выглядеть уязвимым перед другими племенами, а каждую такую уязвимость оруженосец принимал совсем близко к сердцу, как свою личную слабость.

И он отстраняется от нее, чтобы разглядеть испуг издали, изогнуть хвост в полукруге, сдерживая отвращение к этой портящей воздух неуверенности.

- Если не научишься нанизывать на когти свои страхи, долго среди теней не проживешь. Заберут твою душу к себе, а ты и не дернешься. Только завывать будешь: "Прошу, умоляю, больше не хочу". А никто и не услышит.

Он снова вспоминает ночные сказки, назло, по больному. Щурится своим холодным взором, чтобы все сказанное еще страшнее становилось, чтобы припугнуть ту совсем, заставить дрожать каждой ночью и при виде него самого - пусть боится, пусть нервничает, пусть всегда знает, что опасность за каждым углом ее ждет, и что мир не состоит из цветочков да бабочек.

Отредактировано Суховей (14-03-2019 13:37:08)

+4

4

[indent] Кошечка отрицательно качает головой, не различив черной насмешки в чужих словах (но в позже начнет находить её даже в самых добрых). Малышка озадаченно на кота смотрит, не понимает, чем такую реакцию вызвала, да почти обижается, ведь о таких сокровенных вещах говорит с ним. А после одергивает себя, дает ему поблажку на утро, погоду, вон тот камушек подле лапы, пылинку у носа, что угодно — ведь верит, что сердце ветряка куда мягче, чем кажется. Ветролап непременно поможет ей, просто он чуть-чуть вредничает.
[indent] — Не получится.
[indent]  [indent] « ведь мы этого не помним. »
[indent] Один взмах ресниц черных, вздох, скоротечный момент — и старший ученик пресек все границы личного пространства, очутился непозволительно близко, так, что юнице стало тесно, душно, неуютно. Она смотрит на него почти испуганно, теряет остатки шаткого спокойствия, беззвучно пытается пятиться — не успевает. Прикосновение полосатого хвоста к её спине огнем обжигает, тревогой по телу разливается.

Хорошо, хорошо, давай, расскажи мне о своих снах, расскажи Ветролапу, что тревожит крошку Озерце.
[indent] Она робко поднимает на него льдистый взгляд, хвостом аккурат раскачивает, сомневается. А если не лжет? Девочка скромно полуулыбку давит, почти тянется к нему, не телом — духовно. В глазках-блюдцах благодарность плещется, и всё её существо, кажется, расцветает (хоть ей и немножко страшно).
« а можно? » — повис вопрос в голове.
а он и говорит:

Я буду выковыривать твои воспоминания по одному, пока ты не останешься совсем без них, тупой и невосприимчивой щепкой.
[indent] её передёрнуло.
                        что-то больно кольнуло в сердце, радость увяла.
                             и сейчас, глядя на соплеменника воочию, она искренне верила, нет, знала, что он сможет это сделать.
[indent] Ветролап отстранился, оставив белокурую приниженной, запуганной и обманутой. Смятение заполнило её до краев, хотелось убежать и спрятаться, закрыться за ставнями никогда их больше не открывать. Чтобы Ветролап не смог сделать с ней того, о чем говорит.
[indent] Озерце молча выслушивала поток из желчи и яда. Для неё это всё звучало не как угроза — как приговор. Заляпанную неказистым пятном переносицу перечеркивают мелкие складочки, девочка морщится, отравленная и ужаленная чужими словами. Она назад отступает, уши плотно-плотно к голове прижимает, прячет взор. Нет, она, верно, еще не проснулась. И тут же терновые прутья из сна вернулись обратно, как наяву. Горло крепко обхватывают, душат, слезы из неё давят. Ученица держится на паутинке, готовая вот-вот сорваться и разреветься как трехлунный котенок — нервы расшатаны, она на пределе. Кошка отважно пытается унять дрожь. Точно-точно, коты, мраком окутанные, просто решили её запутать, поиграть с ней, теперь знает наверняка — кошмар продолжается. Две льдинки обжигали её щеки могильным холодом, будто Ветролап и есть тень.
                                                                  но нет. он не может быть одним из них.
                                                                                                                       ведь так?
[indent] — Шум может привлечь того, кто намного страшнее теней, — на выдохе.
[indent]  [indent] И голову прячет, словно сказала что-то запретное и отвратительное, за что непременно должно стать совестно. Юница выпалила это сгоряча, не в силах больше терпеть те ужасы, что вот-вот грозилось воплотить в жизнь её воображение — да тут же об этом стала горько жалеть, будто это было проступком.
[indent] — Ты пугаешь меня, Ветролап. Пожалуйста, прекрати. Перестань, — голос надрывается, но хрустальная девочка продолжает, — Ты... ты не хочешь их забирать из-за того, что никто не забрал твои, да? Как же бороться с ними?

Отредактировано Озерце (15-03-2019 01:55:37)

+3

5

"Шум_может_привлечь_кого-то", да_неужели. Глупые метафоры-намеки, и почему девочки без этого не могут? Сколько он наслушался сказок от королев-наседок, всегда была вот эта вот тупая недосказанность и таинство, загадки, которые только запутывали разум сильнее и заставляли уходить бродить по глупым фантазиям в поисках несуществующего ответа. Его сказки никто никогда не забирал, ему всегда приходилось копаться в них самому, а после закапывать все эти рытвины, ямы и могилы для разума, вылизывать свою шкуру от наросших тонн мысленной грязи. Ну ничего, он еще покажет этой крохе всю загадочность свою, недоскажет так, что та умрет от недоедания слов.

- Их никто не забирает, глупая. Все твои картинки в голове не реальны, их нельзя потрогать, забрать или съесть, они - н и ч т о. Это просто идиотские картинки. Пока ты этого не догонишь, они будут сжирать твой маленький мозг и мерещиться, где попало.

Она еле держалась на своих лапках, беззащитная, нежная, хоть бери и Полуночнику в ученицы отдавай - только там такие и выживают, только там такие и пригождаются. Как же его бесила эта слабость, это нытье - она вообще была лесной или домашней киской под прикрытием?

- Только так и бороться. Или ты серьезно будешь ходить на тренировки и шарахаться от теней? Охотиться на белку, думая, как она превращается в огромного кота из Сумрачного леса? Почему ты вообще веришь в весь этот бред?

Ладно, ему надоели все эти шутки.

- Тебя просто когтями ни разу не драли, вот ты и пугаешься всяких снов и глупых сказок.

Потому что реальность страшнее снов. И пока этого не поймешь - любой навязанный страх извне будет восприниматься как абсолют, даже надуманный, самый абсурдный и смешной.

Ветролап резко рванул вперед, возвышаясь всей своей фигурой над беззащитной ученицей, скалясь и рыча прямо той в морду.

- Ну, скажи мне, кто страшнее? Они или я?

+3

6

[indent] Обжигающие, горячие, приносящие невыносимую боль одним только своим появлением; словно по глупости проглотила осколок стекла — он гортань изнутри раздирает, наносит порез за порезом. Белокурая глаза бы свои спрятала, чтобы тот, кто удавку на шее её любезно затягивает, слабости этой не видел.
                                          но жертва не может отвести взгляд, когда над ней возвышается хищник.
[indent] Он насладится своей победой вдоволь, непременно — её обида скручивает до посинения, кости под натиском беспросветного страха и беззащитности изламывает. Озерце держится до конца, — куда дольше, чем могла бы на первый взгляд, — и разбивается, оставив все свои потуги. Клонит голову к лапам, к промерзшей земле, сломленная в своем отчаянье, недолюбленная и недолюбившая как в туманном детстве, так и сейчас. По телу словно разряд, она в комочек сжимается — и едкие слезы предательски падают вниз, окропляя точеные черты темными пятнами.
[indent] « Так не может быть, » — она впускает в сознание последний огонек отрицания, — « Не может. »

[indent] Кроха не верит, что все это происходит именно с ней. Цепляется за ниточки-паутинки своей правильной реальности, выказывает сопротивление чужому напору. Сглупила, доверилась, да пытается оправдать то ли его, то ли себя саму. Озерце верила в светлое искренне, всем сердцем, ей только и надо было, чтобы кто-нибудь указал правильный путь — но ныне ощущает себя отверженной, абсолютно ненужной и мышеголовой. Она боялась, что кошмары, запертые в душе, съедят её изнутри. Теперь же белокурую пугает то, что никто этого даже не заметит — потому что они не верят, им все равно.   

[indent] — Тебя просто когтями ни разу не драли, вот ты и пугаешься всяких снов и глупых сказок.

                          И она, резко вскинув голову, пятится назад.
[indent] В сознании детском не было места ни доводам, ни аргументам, ни логике — только страху, что неподъемными кандалами тонкие лапы истер. Он не может так поступить с ней, не может. Кот осклабился, зарычал, застыл прямо подле её носа — она лапками в чужое тело уперлась, жмурится, мордочку прячет, почти скулит от собственного бессилия. Да только бы не чувствовать больше этой черной, пугающей близости. Становится до чертиков не по себе, мышцы неокрепшие сковывает.
[indent] — Ну, скажи мне, кто страшнее? Они или я?
[indent]— Не надо, — всхлипывает, давится собственным горем,  — Зачем ты так? Что я тебе сделала? — срывает собственные ноты с вскрика на шепот, — Я думала, что ты хороший. Что тебе...

[indent] Сквозь луны она решит, что темная часть Ветролапа просто взяла над ним верх, сейчас — что он и есть тьма. И когда обитатели Сумеречного леса будут рвать в клочья её дрожащую, никчемную душонку, Ветролап изрежет кривыми когтями её тело — и тогда от неё совсем ничего не останется.

[indent] — Пожалуйста, отойди от меня, — глубоко оскорбленная, она собирает все свои силы, чтобы сказать это более-менее уверенным голоском, — Если бы ты попросил забрать твои плохие сны — я бы это сделала, — но тот все еще дрожит, и девочке пришлось очень постараться, чтобы не расплакаться вновь, — Даже если бы они перекинулись на меня. Даже если это невозможно.

+4

7

Она думала, что он хороший, а он думал, что она умнее. А она даже постоять за себя не смогла. Ветролап закатывает глаза, смотрит на эту маленькую девочку и хочет продолжить свою игру. Ему нравится, это захватывает разум. Он улыбается и подается вперед, продолжает то, что не закончил с Жаровницей. Но тогда он встретил ярость и громкие слова, которые его бесили, а тут - слабость, просто тотальную слабость.

У него никогда не забирали сны, у него не было матери, он ее помнил крайне плохо. У него не было всей этой семейной заботы и любви, в которой купались другие котята. Он вырос на этих снах, на всех дурных снах, которые снились ему каждый день в детстве и только усиливали обиду на этот мир. Он вырос на их принятии и преодолении, они были его частью. И забрать их - значило бы уничтожить самого Ветролапа.

- И как бы ты это сделала? Расскажи мне, покажи. Давай, забери все, забери, мои мысли, слова, сны, - смех, - спаси себя этим, - он крепко прижимает Озерце к земле, его локоть надавливает на ее грудь, а нос касается кончика уха. Эта кошка рассуждала о хорошем или плохом, о том, про что Вею говорили резко и кратко. "Это плохо, Ветерок" - говорили, когда тот унижал маленьких в детской. "Хорошо, Ветролап", - говорили, когда тот одолевал оруженосца на тренировке. Ветролап всегда был хорошим, хорошим оруженосцем, угнетателем, провокатором, потенциальным воителем. И поэтому Озерце сильно ошибалась, когда называла его плохим, и он ей это докажет.

Отредактировано Суховей (23-03-2019 13:57:01)

+3

8

[indent] Ей чужой смех слух лезвием режет, он черной и вязкой жижей искажается в оглушительный грохот, вытесняет все остальные звуки, заполоняет, пожирает её с головой. Она смотрит на своего мучителя с испугом, ей его действия и взлеты-падения настроения непонятны — он для неё непредсказуем. Белокурая почти перестала цепляться за свою дотошную веру в лучшее, её  светлое будущее (и его тоже) осколками рассыпалось под лапами, врезалось под кожу осознанием,
что хорошего
                      больше
                                             не будет.

[indent] — Отпусти-и-и! — вырвалось хрипло, пропиталось отчаянием и обидой, когда земля стала уходить из-под лап. И всё было бы куда радужнее, позови эта кроха помогу да прокричи о спасении души — но она не стала, еще не понимая до конца, чего боится больше: показаться жалкой в глазах старшего оруженосца или в глазах всего племени. На грудь больно чужой локоть давит, он близко, он слишком близко, — Пусти меня! Хватит! Почему ты такой злой?

[indent] а после — резкая вспышка, немой вопрос, пробирающий до самых костей:
                                                                                                   « ты хочешь меня убить? »
[indent] И девочка из хрусталя недвижимо застыла, обратив свой взор куда-то к небу, скованная животным страхом, тревогой и паникой. Сердцебиение кровью отстукивало сбившийся ритм где-то в ушах, где-то рядом с носом кота, чьё дыхание кожу жгло, растекалось по венам неправильным теплом. Ей пошевелиться страшно, спровоцировать, рассердить еще пуще — охота калачиком свернуться, забиться в какой-нибудь угол, спрятаться, убежать. А еще плакать — предки, как же хотелось! Жаль, что у неё не осталось сил даже для этого. Они ведь соплеменники, он не может так поступить. или может?

« спаси себя этим. »

[indent] — И тогда всё закончится? — голос скачет, ее передёргивает. Кошечка делает глубокий вдох, чтобы набраться смелости и сил. Сейчас она скажет очередную глупость — а он поколотит ее еще сильнее. Точно-точно. Так и будет.

[indent] — Я бы... Я бы ни за что тебя не оттолкнула, — « ты в этом никогда не нуждался, » — Я стерегла бы твой сон, чтобы разбудить, когда кошмар подберется к тебе слишком близко. Рассказала бы множество добрых сказок, чтобы мир вокруг стал хоть чуточку светлее. Сказала бы, что все непременно будет хорошо, что падающие звезды — всего лишь светлячки, а если ты не поверишь — то тогда скажу, что звезды летят к твоим лапам, чтобы ты сиял ярче всех.

[indent] Дрожь вернулась. Не решаясь взглянуть на Ветролапа вновь (ведь знает, что ничего кроме холода она там не увидит), ученица делает последний рывок, близится финишная черта — скоро всё это закончится. Ей вдруг стало довольно легко говорить (лишь на миг) — не оттого ли, что девочка окончательно и бесповоротно обречена? За ней последнее слово, которым награждают преступника перед тем, как палач вознесет над ним топор.

[indent] — А ещё... — малышка сглатывает комок из страха, паники и слез, тихо-тихо шепчет, — Еще бы я сделала вот так.

И она прижимается щекой к чужим ключицам — лишь на миг, но и тот ей казался длиной в вечность, — взором очей потускневших зачарованно вглядывается в пустоту. А после резко отстраняется, поворачивается, пихает ученика своими тонкими лапками — прочь.  Она ждет, когда тот нанесет следующий удар, добьет её окончательно. И горьким шепотом добавляет:

[indent] — Теперь отпустишь?

Отредактировано Озерце (26-03-2019 12:54:16)

+4

9

План Ветролапа звучал в голове так: он нападает, она наконец соглашается со своей тупостью и отбивается. Но не вот это вот все дерьмо.

Озерце была слишком слабой для него и действовала так, словно ее еще не учили самым элементарным приемам. Он только прижимает ее сильнее, продолжает шипеть и страх нагонять, от чего та и вовсе замирает, - неужели умерла? Странный страх сковывает Ветролапа на миг, пока он перестает чувствовать ее сердцебиение, но когда оруженосец приподнимается и снова вглядывается в голубые глаза, то видит совсем иное - невозможность.

- Ты же не в клетке, глупая.

Говорит, что ни за что бы его не оттолкнула, и Ветролап только ухом ведет, - почему, почему она такая? Она хотела чего-то своего, что Ветролапу было никак не понять, жила в каком-то своем глупом мирке, куда ему никогда не проникнуть. Он даже уже не хочет уже ее провоцировать ни на что - это неисправно, у нее проблемы с головой, она не шевелится под ним даже, только все говорит и говорит неустанно, будто бы в реальном поединке ей это действительно помогло. Ветролап слушает все эти сказки, добрые сказки, про каких то светлячков и звезды, для которых он слишком взрослый и которые даже звучат для него смешно. Он знает, что сияет ярче всех и без этих всех звезд и слова какой-то кошки об этом ему не нужны, пусть и слышать о своем превосходстве из чужих уст как всегда неимоверно приятно.

А потом она прижимается к нему своей щекой и Ветролапа обдает со всех сторон, после чего, когда она толкнет его, он поддастся ей, как перо ветру.

- Дура.

Он почти отскакивает, резко, словно его укусила противная змея за лапу. Слегка ежится и уходит прочь, к куче с добычей, чтобы вывалить всю свою злость на очередную дохлую крольчатину. Светлячки, Цап их дери, - шерсть до сих пор дыбом стоит. Она могла ударить, царапнуть когтями, грудь разорвать в клочья, но нет, она прижалась своей чертовой щекой и Ветролап обещает себе, клянется, что он никогда больше не будет иметь с ней дел, что ее найдут и сожрут волки где-нибудь в лесу, что она исчезнет из его жизни и заберет с собой то, что дала ему сегодня. Озерце хотела забрать сказки, забрать все, но она лишь дала ему новые, которые действительно теперь его будут ночами мучить и напоминать о себе в каждом отблеске этих испуганных голубых глаз.

Отредактировано Суховей (26-03-2019 11:44:01)

+4


Вы здесь » cw. последнее пристанище » эпизоды » полное небо толченых звезд