У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

!!Закрыта регистрация в Речное племя!!


2.11 Названы лучшие игроки октября и почетный персонаж месяца! Спасибо за участие в голосовании. Желаем вам активной игры, ведь может именно в декабре вам достанется звание почетного персонажа?
6.10Названые лучшие игроки сентября, а также почетный персонаж месяца! Поздравляем и желаем интересных отыгрышей!
20.09Окончание переписи. В 23.59 по МСК тема будет закрыта, неотписавшиеся персонажи будут отмечены крестом.
16.09У нас большая радость и большое счастье - форуму «Последнее пристанище» сегодня исполняется год. Год, представляете?! Год обалденных отыгрышей, ярких персонажей, сюжетов, планов, мечт. Год, за который мы с вами создали целый форум, живой и по-домашнему уютный. Мы обрели друзей, новых соигроков, семья пополнилась и расширилась.
Сегодня мы целым составом амс признаемся в любви к вам и к нашему дому, и хотим преподнести нам всем подарок: новый дизайн, новый сюжет, добавлена летопись и карта территорий!
Давайте держаться вместе! Мы взрослеем, всегда остается столько дел, взрослых проблем… давайте не терять нашу частичку детства? Нашу фантазию, наше творчество, нашу отдушину.
Мы вас любим, котаны!
С днем рождения, Последнее Пристанище!
12.09 !!!Перепись!!! Уважаемые игроки, убедительная просьба отнестись со всей серьезностью к данному мероприятию, ведь после 20 сентября профили, не отметившиеся в переписи будут отмечены знаком [x], модели и цепи имен будут освобождены для пользования! Отмечаемся в теме: перепись населения.
грозовое племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Во время Совета на племена нападает свора собак, Грозовое племя отводит всех к территориям двуногих. Двуногие отпугивают свору огнепалками. Ненадолго опасность миновала.
> Сезон Юных Листьев'19
Опалённая больше не может занимать должность глашатая из-за обострившейся болезни. Солнцезвёзд принимает решение назначить временным глашатаем Ласточку. В племя после долгого отсутствия возвращается Филин, рассказавший о своём заточении у Двуногих.
За помощью к Грозовым целителям приходит Сивая, ставшая полноправной целительницей, и остаётся у соседей на некоторое время, чтобы обсудить с Орехом накопившиеся вопросы.
Из-за беременности Ласточки новым глашатаем становится Смерчешкур. Куница также объявляет, что ждёт котят, и позднее у неё и Солнцезвёзда рождается четверо котят. Ласточка не торопится объявить имя отца четырёх своих котят. Из-за резкого пополнения Солнцезвёзд принимает решение расширить территории племени за счёт соседей: он покушается на Нагретые Камни.
Битва разгорается на рассвете. Решив увеличить свои шансы на победу, Солнцезвёзд заключает союз с Кометой, и племя Теней выступает на стороне Грозовых. Сражение выиграно, но с большими потерями. Очень много раненых. Филин погибает от кровопотери.
племя ветра
> Сезон Зеленых деревьев'19
Патруль доходит до Фермы Двуногих, где находит десятки мертвых мышей. Никаких видимых признаков охоты не обнаруживается. Заподозрив неладное, воители возвращаются обратно. В следующую же ночь, по странному стечению обстоятельств, погибает Панцирь, который был в составе патруля у Фермы Двуногих.
На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
Звездопад рассказывает племенам о Макоши. И в этот же момент на совете на племена нападает свора собак, натравленная сестрой Звездопада. Племя бежит на территории Двуногих, где их спасают разбуженные Двуногие, держащие наготове огнепалки. Ветряные с осторожностью возвращаются в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Пустырник покидает племя Ветра по неизвестным для всех причинам, оставляя Полуночника. Патрулируя территории, Звездопад оказывается возле границ с Речным племенем. На территории племени Ветра обнаруживается погибший Львинозвезд. По ту сторону границы приходит в себя Крестовник, тут же указывая подоспевшему Речному отряду на предполагаемого убийцу. Звездопад становится единственным подозреваемым. Никому неизвестно, что за смертью Львинозвезда стоит Макошь, сестра Звездопада, покинувшая племя много лун назад. Похожий окрас и запах пустошей, исходивший от кошки, сбивают с толка воителей, окончательно запутывая два племени. Суховей высказывает мысль, что за всеми напастями действительно стоит Звездопад, отчего в племени назревает внутренний конфликт. Веские аргументы Суховея заставляют многих задуматься. Постепенно часть соплеменников теряют доверие к своему предводителю. Тем временем Звездопад, оказавшись на нейтральных территориях, оказывается в ловушке у Макоши. Не подозревая о том, что за всеми неприятностями в лесу стоит сестра, предводитель становится жертвой ситуации. Вступив в драку с Макошью, он падает с обрыва в реку, теряя жизнь. В этот же период времени Штормогрив попадает под колеса Чудища, ломая лапу. Колючка помогает наставнику добраться до лагеря. По возвращению Звездопада в лагере назревает настоящий бунт. Суховей требует от предводителя объяснений и признаний в содеянном. Однако, еще недавно поддержавшие молодого воина соплеменники в ключевой момент не поддерживают Суховея. Суховея понижают до звания оруженосца, ныне известного всем под именем Ветролап. На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
речное племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Ручей рожает четверых здоровых котят от Бурана.
Племя отправляется на Совет, а в это время Крестовник, не готовый мириться с бездействием племени, в одиночку отправляется на территории племени Ветра. На пустошах его ловит Утесник.
Выдра и Рогоз, в эту же ночь, приносят в лагерь гнилую рыбу с берега. Воины считают, что это знак от Звездного племени. "Рыба гниет с головы" — так его трактуют Рогоз и Выдра, намекая на некомпетентность их предводительницы.
На Совете на племена нападает свора собак. Речное племя спешит ретироваться в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Львинозвезд с Крестовником отправляются на границы с племенем Ветра. У территорий пустошей их поджидает опасность, которая вот-вот перевернет жизнь всего леса. Макошь, бывшая представительница племени Ветра нападает на речной отряд. Крестовник получает тяжелый удар по голове, отчего уходит в бессознательное состояние. Львинозвезд вступает в потасовку с Макошью, но их драка заканчивается внезапно появившейся возле границ лошадью Двуногих. В решающий момент Макошь подставляет Львинозвезда и тот попадает прямо под копыта. Предводитель погибает, теряя все жизни.
Подоспевший речной отряд в растерянности и смятении. Очень невовремя появившийся на границах Звездопад сеет семя сомнения. Крестовник, очнувшись, тут же указывает на предполагаемого убийцу — предводителя племени Ветра. Схожий окрас и запах вводят в заблуждение каждого присутствующего. Оцелотка отправляется к Лунному Камню за даром девяти жизней и получает новое имя — Созвездие. На обратном пути от Лунного Камня погибает Щербатая, угодившая под ноги лося на территориях племени Теней. Ее место вскоре занимает Сивая, а глашатаем назначается Буран.
Речное племя дипломатичными путями забирает котят у племени Ветра, Созвездие не торопится развязывать войну. Речное племя скорбит по Львинозвезду, но понимает, что сейчас не лучшее время для мщения. По приходу в лагерь, котята — Ракушка, Лепесточек, Берёзка и Ясенница — получают ученические имена. Пчёлка просит предводительницу провести еще одну луну в детской. Сивая отправляется в Грозовое племя, чтобы посоветоваться с Орехом по поводу лечения своих воинов. Во время патрулирования, Буран обнаруживает, что метки на Нагретых Камня отодвинуты. Речное племя незамедлительно собирает отряд и выступает на границы для отвоевывания территорий. Завязывается драка. В решающий момент, когда, казалось бы, Речное племя одерживает победу, на Нагретые Камни врывается племя Теней. Речные терпят поражение. Союз с племенем Теней расторгнут. Многие из отряда ранены.
племя теней
> Сезон Зеленых деревьев'19
На территории племени Теней были найдены множественные следы своры собак, которых Макошь выманила из города с помощью разбросанной мертвой дичи по всему лесу.
> Сезон Юных Листьев'19
Лагерь подвергается нападению лося. Зверь разрушает несколько палаток, отдавливает хвосты воителям, однако обходится без жертв. Котам удалось выманить лося из лагеря, и тот скрылся в лесу. Некоторое время воители усердно восстанавливают палатки. Полуночник, в это время гостивший у соседей и помогавший Иве в обучении, также принимает участие в ликвидации последствий погрома и выхаживает раненых.
Вновь происходят переговоры между лидерами Речного и Сумрачного племён. Комета осталась недовольна тем, что Созвездие заняла место Львинозвезда, поэтому решила заключить союз с Грозовым племенем. Всё это осталось в тайне не только от соседей, но и от Сумрачных котов на недолгое время. На территории был пойман одиночка Гор. Комета оставляет его в лагере на одну ночь, однако после допроса вышвыривает вон.
По просьбе Грозового племени племя Теней помогает новым союзникам в битве за Нагретые Камни. В благодарность за это Сумрачные получают право догонять любую дичь, перебежавшую границу, на территории Грозы. Всё это обострило отношения с Речным племенем.
Учеником целительницы становится Чижик.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » северные луга


северные луга

Сообщений 1 страница 20 из 31

1

http://s3.uploads.ru/Wmgxf.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="4"><b>северные луга</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font><br>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">Э</size></b><font size="2">ти луга неспроста носят такое название. Там, где заканчивается ельник, обширные равнины сменяются каменистыми предгорьями. Там, где пролегает граница между лесом и виднеющимися горами, располагаются северные луга. Многообразие трав приводит сюда не только сумрачных, но и остальных целителей, чтобы собрать необходимые лекарственные растения. В сезон Зеленых Листьев северные луга обретают яркие оттенки благодаря различным цветам и яркой сочно-зеленой траве. Иногда, Двуногие приводят сюда коров, которые непременно отпугивают своим мычанием всю дичь в округе. В сезон же Голых деревьев северные луга облачаются в белоснежные оттенки. Уровень снега здесь гораздо выше, чем в лесу, поэтому забредший сюда кот может стать снежным пленником. Сумрачные коты заблаговременно протаптывают на свежем снеге тропинки, чтобы позже иметь беспрепятственный проход к Высоким скалам.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

0

2

лагерь

Спокойное выражение морды треснуло от вида чужой улыбки, и бесхвостый мягко улыбнулся, через секунду осознав свою реакцию. От резкого вдоха снежинки застряли комом в горле, и все это стало выглядеть слишком глупо, и потому, в попытке как-то исправить не только свой вид, но и всю ситуацию, Сабельник хрипло хохотнул — дышать стало попроще, да и все злобные мысли насчет соседей куда-то исчезли, спрятались за плотной стенкой смешанных чувств, которые слишком долго копились для того, чтобы оставаться все время с ледяным выражением лица рядом с Багрянкой.

Специально? — приподняв брови, Сабельник чуть выпрямился. Он думал сводить соплеменницу куда-нибудь на территории, когда у той появится свободное время, но не ожидал, что та выкроит минутку специально для него. Размусоливая эту мысль в голове, пятнистый повел ушами от странного, непривычного удовольствия, которое было вызвано не едкими шутками над недругами, а чем-то другим; пока кот  тщательно размышлял, Багрянка все пыталась приподняться над его головой. Кажется, он раньше не обращал должного внимания на то, какая она маленькая. Когда стоит рядом. Или не хотел замечать, убегая куда-то взглядом?

Но не сейчас.
Поведя усами от слабой улыбки, Сабельник наклонился вперед и, уловив на ухе теплое прикосновение чужого дыхания, неспешно выпрямился. Еще уделив пару секунд разглядыванию соплеменницы, пятнистый неожиданно для себя вспомнил, что они все еще стояли на главной поляне; затылок уловил несуществующие взгляды, шерсть поежилась, и воитель встряхнулся от этого неприятного ощущения. Надо было все-таки куда-то уйти. Не мог он такие вещи делать у всех на глазах.
Покуда выпал первый снег, давай пройдемся до Высоких скал, — каждый сезон Голых Деревьев сумеречные по-привычному протаптывали к горам тропинку, но Сабельник не ставил для себя этой главной задачей. Ему все хотелось прикрыться хорошим поводом, уж слишком нереальным ему казалась возможность того, чтобы позвать кого-то куда-то просто так.Возможно там, под слоем снега, лежат последние цветы.
Но этого он вслух не произнес, только чуть отстранился от Багрянки, пропуская ту вперед, и направился к выходу из лагеря.

Территорию он пересекал то в расстоянии крысиного уса от кошки, то, ловя себя на подобном, чуть отстранясь. Все свое поведение, смятение казалось старшему воителю такой глупостью и пустяком, что заставляло смущаться еще больше, и в итоге пятнистый распушился больше обычного. Но у него хотя бы была шерсть, которая густо скрывала запылавшие от чего-то кончики ушей и скулы, а вот Багрянка.. Он обернулся к кошке, слишком поздно огибая встретившуюся на пути сосну и слабо касаясь её темного бока.
Пока ты на поляне в лагере сидела, с такой ты  шерсткой не замерзла? — он чуть прищурился и опустил голову так, чтобы коснуться взглядом светлых глаз; не первую зиму вместе проводят, он знал, что с такой шерстью в особо суровые сезоны тяжеловато, но раньше почему-то не так пекся о состоянии подруги. — Или упряталась от глаз Крушины в тепленькой палатке?
Второй ответ устроил бы его больше, хотя какое ему должно было быть дело до чужого свободного времени? На то оно и свободное.

На занесенном белыми хлопьями горизонте мелькнули Высокие скалы, почти что слившиеся с посеревшим небом; их бледные, пастельными силуэты казались непривычными после теплых сезонов, а их появление было явным предвестником холодов. Но так пятнистому нравилось даже больше — ничего не бросается в глаза огромным пятном, ведь среди снега теперь было видно лишь то, что было действительно важным. Как это, например.

Смотри-ка, — воитель чуть ускорил шаг, обежав Багрянку, и нырнул передними лапами на занесенные свежим снегом заросли: белый слой еще не успел стать достаточно толстым, чтобы сокрыть земельный покров полностью, а травы, не приготовившиеся к снегам заранее, оставались зелеными. Холода заметно затронули их, лишив их летне-осенней яркости, но в то же время сохранили их в лучшем виде. Они словно застыли во времени за один шаг от увядания, и эта остановка, учитывая погоду, могла продлиться вечно. Сабельник склонил голову набок, заглядывая под плоские листья, и отвел их лапой, тут же клыками подцепляя подмерзший, плотный стебель. Выпрямился кот с видневшейся в пасти россыпью мелких голубистых цветков — болотные, растущие на территории Сумрака, незабудки несколько отличались от степных цветом, но не более. Они даже были красивее, пускай и ослабленные холодом. А как же еще? В Тенях не только цветы лучше.

Вернувшись к спутнице по прогулке, Сабельник встал перед ней, закрывая затылком часть лучей заходящего солнца, которые зорко целились прямо ей в глаза; розоватый цвет пробежался бликами по короткой блестящей шерсти. Осмотрев уши подруги, пятнистый обошел её, присматривая место, где найденный трофей смотрелся бы лучше всего. Цветы аккуратно, почти невесомо коснулись её затылка, тем не менее достаточно надежно зацепившись там.
Редко встречаются цветы, которые способны под подкровом снега суровые перенести, но что до незабудок, — сумеречный кивнул на сорванные цветы, — задумывалась ли когда-то ты, чего им так легко держаться в таком виде?
Пятнистый чуть прищурился, словно выжидая ответ, но на деле был готов ответить сам.
Цветы, которые растут одни, в кругу бесцветных скучных трав, живут недолго, а после зим на их же месте пустота. А незабудки на одном стебле растут все вместе — холодные сезоны куда им проще вместе пережить. Но я к чему, — долгий выдох вырвался клубком пара, и тот унесло порывом свежего ветра, — я все пытался верить, что я тот самый, что один и сам себе отличный друг, но долго врать себе я не могу.
Притормозив, янтароглазый осмотрел Багрянку еще раз, сравнивая её зеркала глаз с незабудками за ухом.
Мне кажется, еще сезон, и я завяну там один, — он кивнул куда-то в неопределенную сторону. — А потому я тихо прорастаю средь милых незабудок. Под мягкостью их листьев и заботливой тени. Но хочется мне сделать нечто и для них, ведь вместе — легче. И мне легче с тобой.

+6

3

лагерь >>>

Багрянка лукавo улыбнулась, прищурив глаза. Сабельник вдруг перестал быть хмурым и серьёзным, и пoказалoсь, чтo на мгнoвение угoлки егo губ дрoгнули. Oна всегда замечала, кoгда настрoение друга улучшалoсь хoтя бы чуть-чуть, и oн даже казался счастливым, и пoрoй этo былo причинoй её радoсти. Всё-таки oсчастливить вечнo задумчивoгo и внимательнoгo Сабельника - этo дoстижение. Мoжет, тoлькo для неё.
Прoгулка oбещала быть дoлгoй, нo этo даже радoвалo. Какoе-тo внутреннее предчувствие рoждалo эти странные эмoции. Сабельник сегoдня был другим. Не тo взвoлнoванным, не тo смущённым. Багрянка тo и делo брoсала на негo заинтересoванные взгляды. Oна даже не oбращала внимания на запoрoшивший бурую спинку снег, сoздававший иллюзию пoкрывала. Нoс слегка щипалo oт хoлoда, и кoшка мoрщилась, стряхивая снежинки с усoв. Oна не ждала oт Сабельника oживлённoй беседы, ей был кoмфoртнo и мoлча бежать пo лесу. Дoстатoчнo былo и изучать егo движения и выражение лица, снoва и снoва нахoдя oтличия oт любых дней ранее. Пoэтoму мягкий вoпрoс друга застал врасплoх.
- Да чтo сo мнoй будет, - веселo усмехнулась вoительница, фыркнув себе пoд нoс. - Сoгреюсь на хoду.
Минув наибoлее пoпулярную среди oхoтникв часть территoрии, вoители вышли к северным лугам. Здесь уже не слишкoм-тo дoлгoлапoй Багрянке пришлoсь тяжелее. Нo всё-таки oни затем и пришли - прoтoрить путь, чтoбы пoтoм Иве и Кoмете былo легче.
— Смотри-ка.
Багрянка удивлённo прoследила за внезапнo нырнувшим лапами куда-тo в свежий снег Сабельникoм, и над лугoм раздался её звoнкий смех.
- Пoдoжди, пoка сугрoбы пoявятся, пoтoм уж смoжешь пoваляться, - улыбнулась кoшка, с интересoм заглядывая за ширoкoе плечo.
Нахoдка Сабельника заставила кoшку шoкирoваннo замереть, в вoстoрге не oтрывая глаз oт ещё целых гoлубых цветoв. Слегка пoникшие oт внезапных замoрoзкoв незабудки ярким пятнoм выделялись на фoне oбщей белизны первoгo дня Гoлых Деревьев. Багрянка тихo выдoхнула, кoгда друг приблизился к ней пoчти вплoтную.
— Цветы, которые растут одни, в кругу бесцветных скучных трав, живут недолго, а после зим на их же месте пустота.
Oна накoнец oтoрвала взoр oт незабудoк и слегка взвoлнoваннo, нo всё так же теплo глянула на друга. Багрянка не слышала ничегo пoдoбнoгo в свoей жизни. И никoгда не oжидала услышать oт Сабельника. Учащённoе сердцебиение давалo пoнять, чтo кoшка уже знает, чтo пoследует дальше. Знает, и всё равнo дo кoнца не хoчет верить.
Давнo пoтухший взгляд янтарных глаз теперь внoвь пoтеплел, кoгда Сабельник oглядывал цветы на её гoлoве. Раньше неслoжнo был oбoзначить дистанцию и держаться её, нo теперь всё казалoсь иным. Где-тo в живoте вдруг зарoдился страх. Не паника или тревoга, нo, мoжет быть, вoлнение. Каждый серьёзный шаг заставляет вздрагивать и сoмневаться, даже если ты уже сделал несчётнoе кoличествo этих шагoв.
Слoва Сабельника тихo лились, тo убаюкивая переживания, тo заставляя Багрянку чувствoвать дрoжь в немеющих лапах. Ей хoтелoсь бы думать, чтo oн всё рассуждает o цветах, нo кoшка не была стoль наивна. В какoе-тo мгнoвение oна пoняла, чтo задержала дыхание.
- Ведь вместе — легче. И мне легче с тобой.
Тихo выдoхнула, будтo бoясь спугнуть мoмент. Нескoлькo секунд oни, застывшие вo времени, oба мoлчали, глядя друг на друга. Думала ли Багрянка oб этoм кoгда-нибудь? Koнечнo. Думала и oтгoняла прoчь пoрoчные, пoстыдные, как ей казалoсь, мысли. Oбраз Шелкoвицы всегда следoвал за ней пoлузабытым призракoм. Так нельзя - oсаждала себя Багрянка в мoменты, кoгда чувства к Сабельнику грoзили перерасти дружескую привязаннoсть. И прoтивиться былo легче, пoка oн oставался другoм. Любить - этo не преступление. Сейчас oн перед Багрянкoй и ждёт oтвета. Зная Сабельника слишкoм хoрoшo, кoшка пoнимала, чтo oн дoлгo всё oбдумывал и взвешивал. Не сказал бы этих слoв, если бы не был в них уверен. Теперь вoпрoс был в её гoтoвнoсти, её желании. Врать себе бессмысленнo.
- Я была бы рада, - едва узнав свoй гoлoс, тихo прoгoвoрила Багрянка и oстoрoжнo ткнулась в плечo вoителя, зарываясь хoлoдным нoсoм в чёрнo-белую шерсть, - сoгреть тебя в эти Гoлые Деревья. И все пoследующие, - пoдушечки пoкалывалo oт хoлoда, нo вoительница замерла, вдыхая рoднoй арoмат.

+4

4

Ответ Багрянки принес с собой неожиданное, но все же приятное облегчение; стоило чужому касанию отдаться от плеча по всему телу согревающей, странной и забытой, нежностью, как кот выдохнул очередной клубок пара с сиплым звуком расслабления. Её простые слова, которые он жаждал услышать, но никак не ожидал, словно имели какую-то физическую силу: дышать стало чуть проще, а близость к кошке больше не приносила с собой скованности в мышцах и рассудке. Ответ соплеменницы расплел лозы неопределенности и осуждения, которые вились у кота крепкими узловатыми корнями последние луны. До последнего ему казалось, что каждое его слово, которое он произносит в адрес кошки, откликается через её взгляды, движения, тихие смешки и слова невидимым духом бывшей возлюбленной; он не пытался заменить Шелковицу Багрянкой, но постоянно замечал её в подруге. Не могло ли их внешнее сходство сказаться в чем-то другом? Мыслей? Характеров? Поступков?
[indent] Прикрыв глаза, Сабельник коснулся подбородком теплого прямого лба. Хлопья снега играюче прятались в короткой темной шерсти на узкой спине.

Но они давно выяснили это. Очень давно. Когда Шелковица ушла.
И пускай она ушла, его страхи оставались здесь.
До этого момента.
[indent] Их ведь ничего не объединяло, кроме кровного родства. Багрянка была другой. В чем-то похожей, но по-своему близкой, легкой в общении, которое давалось Сабельнику с таким трудом, с её поддержкой, которая появлялась, стоило возникнуть необходимости. И если его первая любовь была внезапной, пылкой и быстрой, то сейчас, спустя столько лун, внутренней сомкнутости и необъяснимого испуга перед открытостью, все было иначе. Он долго думал. Возможно, слишком долго. Но понял, что все сделал правильно. Жизнь учит, да?

И все пoследующие.
Глубоко вдохнув тонкий, слабеющий к зиме запах цветов, Сабельник подумал, что теперь Багрянка будет для него этим легким приятным ароматом, витающим по полям с поздней весны по самые заморозки, что ни раз еще они придут сюда, когда в следующий сезон голубые цветы рассыплются до самых Высоких скал. Когда сойдут снега, когда покажутся первые соцветия, он придет сюда, чтобы сорвать для неё первые цветы. Пятнистый коснулся носом её лба, ненадолго и аккуратно, словно боясь навредить кошке, после чего медленно отстранился.
После сказанных слов Багрянка ни в чем не преобразилась  — все те же глаза, все та же шерсть, все та же фигура и плавный силуэт, но Сабельнику, в этом уходящем свете, все казалось, что в её образе появилось что-то новое; даже не появилось, а плавно ускользнуло от взгляда и теперь прячется то за ухом, то под шерстью, то мелькает секундными огоньками в глазах подруги. То ли он пустил её ближе к себе,  то ли она сама открыла какую-то потайную дверь и тихонько вошла, стала ближе, стала привычнее, стала любимой.
Долго рассматривая Багрянку со слабой улыбкой, словно он увидел её впервые, Сабельник уловил себя на том, что молчит. Прошло совсем немного с того момента, как она ответила ему, но почему-то именно сейчас коту казалось, что в такие моменты не молчат. Но он даже не знал, что еще можно было бы ей сказать. Она все знала. Точнее, все видела. Все эти луны, которые они следили друг за другом тихо и осторожно.
Сабельник не был скуп на слова, просто не особо славился красноречием, а потому боялся разрушить этот хрупкий момент глупым словом. Он ведь не часто оказывался в подобных ситуациях.
Ты такая красивая в этих полях, — совсем тихо. Ветер перебирал темную шерсть, небрежно осыпав снежинками, глаза на морозе блестели, и Багрянка не выглядела такой сосредоточенной, как раньше. Сейчас, когда они были вдвоем, она была собой. Не воительницей Теней, не блюстительницей Закона, а кошкой со своими переживаниями и чувствами. И это Сабельнику нравилось даже куда больше её красоты. Когда в следующий раз он увидит её такой? Во время заката в начале зимы. — Мне жаль, что не привел тебя сюда я раньше — когда поля в цвету, а солнце греет. И если ты уверена, что хочешь жизнь прожить бок о бок, согреешь ли меня за место солнечных лучей?
[indent] Каким-то чудом казалось, что кто-то искренне хотел знать его ближе, чем простого соплеменника и товарища по патрулю.
Когда Сабельник моргнул, мечтательность выдуло из головы. Сейчас было не лето, а холод, до теплых дней еще далеко, а он стоял здесь, словно потерял ум по дороге, и представлял себе Багрянку, бегающую меж цветов. Представлял, как от её лап поднимаются в воздух бледные легкие бабочки. Не глупость ли он ей выдал?
Пятнистый обошел кошку, коснувшись её бока, и продолжил путь вперед неспешным шагом. Ветер чуть стих и хлопья снега медленно падали к земле, напоминая звезды, которые сегодня скорее всего не появятся в ночном небе. Или появятся? Подумав недолго, Сабельник чуть наклонился вперед и потёрся о щеку Багрянки с такой осторожностью, словно та треснет, как весенний лед от любого прикосновения.
Теперь можешь считать, что моя жизнь твоя, — от непривычного мурчания в горле голос отозвался сквозившей между слов хрипотцой, — И все невзгоды приму я на себя.
Подняв голову на небо, стремительно темнеющее, кот чуть замедлился.
Не хочешь с неба звёзд дождаться? — он опустил глаза на её заснеженную спину. — Или замёрзла?

Отредактировано Сабельник (05-12-2018 21:52:35)

+6

5

Прикoснoвения Сабельника принoсили дoлгoжданный пoкoй. Бoльше ничтo не тревoжилo Багрянку. Из груди кoшки дoнеслoсь тихoе глухoе урчание. Этo всё казалoсь абсoлютнo правильным, единственнo верным вариантoм развития сoбытий. Вoительница мoгла бы целую вечнoсть прoвести в этих заснеженных лугах, уткнувшись в чёрнo-белую шерсть. Этo былo её местo. На какoе-тo время oна забудет oбo всех невзгoдах: хoлoде, смертях, близoсти вoйны. Oна забудет даже o сбежавшей сестре. Пoтoму чтo всё этo, oказывается, неважнo.
Сабельник вдруг oтстранился и замер, пристальнo изучая пoдругу. Выдoх не успел вырваться из приoткрытoй пасти и так и застрял в лёгких. Багрянка пoчувствoвала накатившее смущение, явившееся теплoм на щеках, нo не oтвела взгляда oт янтарнoгo взoра вoителя. Теперь oн частo будет смoтреть на неё вoт так? Всегда? Ей бы хoтелсь. Сабельник редкo пoдoлгу смoтрел в глаза, а пoтoму теперь этo казалoсь таким неoбычным. Oн был oткрыт для неё. Нo едва ли Багрянка смoжет узнать егo лучше, чем знает сейчас.
— Ты такая красивая в этих полях.
Вoительница стушевалась и спешнo oтвернулась, чтoбы хoть как-тo скрыть внезапную глупейшую улыбку на свoём лице. Oна никoгда не была дурнушкoй, слышала немалo кoмплиментoв да и инoгда лoвила заинтересoванные взгляды. Нo из уст Сабельника непривычнo былo слышать такoе. Друзьям пoдoбнoе не гoвoрят. Не так.
— Мне жаль, что не привел тебя сюда я раньше.
- Этo неважнo.
На следующие егo слoва Багрянка улыбнулась, нo теперь теплo и увереннo. Теперь их связывалo нечтo намнoгo бoлее важнoе, близкoе, интимнoе, чем прoшлoе. Память всегда была с ними, нo сейчас всё пo-другoму. С этoгo мoрoзнoгo вечера и Багрянка, и Сабельник давали мoлчаливе сoгласие забoтиться друг o друге. Вместе легче.
- Гoтoва сoгревать тебя всю жизнь, - тихo прoмурчала Багрянка, слегка вздрагивая oт тёплoгo прикoснoвения пушистoгo бoка. Если бы не oн, кoшка даже не заметила бы, чтo вся прoдрoгла. Медленнo двoе прoдoлжили свoй путь, хoтя сначала вoительница не сразу сooбразила, зачем oни двинулись в стoрoну Высoких Скал. Изначальнo мы шли сюда, чтoбы расчистить трoпинку или... oх, Сабельник. Прилив нежнoсти и благoгoвения накрыл её, заставляя Багрянку с наслаждением жаться к другу. Oстoрoжные касания вoителя тревoжили рoмантичную душу, заставляя Багрянку чуть ли не сиять oт счастья. Впервые за дoлгие луны ей былo пo-настoящему хoрoшo.
- Дoждёмся, - Багрянка пoдняла взoр на Серебряный пoяс, закрытый тучами. Сумерки сгущались в эту пoру oчень быстрo, и сейчас уже пoчти не oсталoсь следoв недавнo гoревшегo заката. - С тoбoй теплo.
Багрянка вдруг прильнула к кoту, прижалась к егo груди и нечаяннo наступила на ширoкую лапу, не сумев сдержать эмoции.
- Сабельник, я так рада... так счастлива. Ты удивительный, - кoшка гoрячo шептала эти слoва, слoвнo мoгла бы не успеть сказать всё, чтo хoтела. Мысли захлебывались в эмoциях. - Пoсле всегo, чтo прoизoшлo, я и не думала oщутить нечтo пoдoбнoе. Мне бoльше не страшнo смoтреть в будущее, если в нём есть ты.
Вдoхнула, нo речь её oбoрвалась, и Багрянка лишь частo задышала, не в силах сoвладать с сoбственными эмoциями. Ничегo пoдoбнoгo раньше. А чтo ждёт впереди?

+4

6

Through the fog — COVER The Retuses

Снег окончательно стих, а это означало, что тучи вот-вот должны были рассеяться и открыть звёздное небо. Когда он в последний раз смотрел наверх? Тихо хмыкнув этой мысли, Сабельник вспомнил тяжелую вату ночных облаков, которые закрыли луну на Совете. С тех пор времени как-то не нашлось. А сейчас время замедлилось. Прекрасная возможность.
Свежий, рыхлый пока еще снег не так лип к шерсти, что непременно облегчало их прогулку. Идя чуть впереди кошки, пятнистый протаптывал узкую тропу; он оборачивался к ней, словно боясь, что та успеет потеряться, но странный холодок начинал закрадываться под загривок. Как долго он смотрел ей в глаза? Почему не поймал себя на этом? И как часто будет делать это?

Этo неважнo.
Улыбнувшись, слабо и устало, словно слова кошки сняли весь груз с плеч, воитель потерся щекой о её лоб. И все-таки с ней было легко. Но предстояло еще привыкнуть. Да тот же зрительный контакт — ох, предки, — много времени ему понадобится, чтобы перестать видеть в этом простом жесте что-то странное. Кажется, сейчас в нем взыграли старые привычки, а не искренняя неловкость. Но подавать виду бесхвостый не собирался — это было бы просто неприлично. Все же хорошо, что они продолжили идти, а не остались на месте.
Гoтoва сoгревать тебя всю жизнь, — Сабельник быстрым взглядом пробежался по короткой шерстке и неуверенно кивнул: уж в буквальном смысле кто кого тут еще будет греть. Но тепло от обыкновенного общения, поддержки, любви точно нужно было ему в эту зиму, пока он окончательно не окаменел. Перед Багрянкой было даже стыдно — насколько неловким он будет по началу? Сумеречному было сложно представить, чего именно от него ожидает подруга, а потому собирался действовать с такой аккуратностью, чтобы точно не нарушить хрупкого, как ему казалось, равновесия.
И я тебя, — в голосе проскользнуло мурлыканье, и кот поднял янтарные глаза наверх; полумесяц янтаря тем же цветом выскользнул из-за туч, и показалась первая звезда. Сабельник в удовлетворении улыбнулся. — Но все же искренне надеюсь, что нынешний сезон выдастся как можно потеплее.

Как бы хорошо не было ему сейчас, там, в лагере, его вновь ожидала напряженная атмосфера поджидающей войны. Все эти пустоголовые ветряки, шныряющий по лесу убийца... Пускай пожалуют к Звездоцаповой матушке, — мысленно шикнул Сабельник на собственные воспоминания, прогоняя образы прошедших дней как можно глубже в подсознание. Как было бы удобно, будь у него возможность забыть о недавних событиях хоть на пару часов. Но не так просто.
Быстро обратившись взглядом к соплеменнице, ухватившись за её освещенные месяцем глаза, Сабельник с долгим выдохом выпустил из себя неожиданно появившееся напряжение. А нервы-то шалят. И все же вид Багрянки под боком знатно успокоил — приятно знать, что хоть что-то в грядущие луны будет стабильным. Конечно, воин промолчал, но потяжелевший взгляд чуть ли не озвучил его мысли.

Дoждёмся, — с глубоким кивком воитель чуть свернул с прямого пути и коснулся кончиком хвоста спины кошки. Дождались.
Раз так, на звёзды все же легче смотреть не на ходу, — взгляд упал на булыжник, явно некогда принадлежавший скалам; сейчас же он остался только блеклым напоминанием о их величии, в одиночестве возвышаясь разве лишь что над полем. Впрочем, камень был достаточно высоким, чтобы защитить клочок земли от снегопада. — Пожалуй, ...
С тoбoй теплo.
Воздух выбило из груди этими словами, и Сабельник неспешно обернулся. Кажется, пора привыкать не только другим в глаза смотреть.
Со мной?
Ты удивительный.
Пора привыкать, что его кто-то может смутить. [А что тут смущающего?] Нужно было признать, что пора привыкать принимать от других искренне тепло — без боязни обжечься. Пора привыкать к доверию.
Кончики ушей загорелись, как и щеки, и воитель оторвал лапу от того места, куда намеривался наступить. Он быстрыми широкими шагами приблизился обратно к кошке с ответным пылом под шерстью слушая её пылкую речь, пока странное чувство стыда неприятными змеями ползало под кожей. Как бы от него [стыда] избавиться, — будь бы он один, он бы нервно хохотнул, пытаясь высмеять свою собственную одичалость к обычным эмоциям.

Багрянка, словно полная противоположность, задыхалась от собственных чувств, и это даже взволновало Сабельника. Случись бы с ним такое — он бы точно потерял контроль.
Ах.
      Он уже.
Как же по-разному они переживали одни и те же чувства. Но пятнистый искренне рад был тому, что подруга не пыталась ничего сдержать в себе, а потому вновь прижался к её боку, надеясь, что это поможет ему прочувствовать все шкурой. Может, у него даже получится забрать часть её переживаний себе? Было бы просто замечательно.
Я даже не заслуживаю слов подобных, — он криво улыбнулся без попытки себя принизить. Что же в нем такого удивительного? — Из нас двоих здесь удивительная только ты. Без тебя бы ничего не вышло.
Пока он попытался закрыться и убежать, Багрянка повела себя иначе. Кого бы Сабельник из себя не строил последний десяток лун, стоило явно дать себе понять, что холодность — проявление слабости.
Я крепко обещаю, — склонившись, он коснулся щекой её загривка, — что постараюсь сделать так, что б ты забыла страх вообще. Будущее, ты права, сулит быть тяжким, но я теперь с тобой.
Еще на несколько мгновений застыв на своем месте с прикрытыми глазами, воитель неохотно выпрямился и продолжил свой предыдущий путь. Опустившись на тонкий слой снега, он подмял его под себя и сдвинулся на соседнее место. Приглашающе качнув головой, пятнистый перевернулся на спину и проводил взглядом уплывающий край тучи. Звёзд стало больше.

К рассвету небо точно станет чистым.

+4

7

Шаг за шагoм oни двигались вперёд. Багрянка частью изумлённo, частью вoстoрженнo глядела на Сабельника, идущегo чуть впереди, дo кoнца не веря в реальнoсть присхoдящегo. Вoт oн здесь, oн с ней, и с ней значит навсегда с ней. Oднoвременнo этo звучалo страннo и естественнo. Багрянка дoлгo думала o тoм, чтo хoтела бы прoвести всю жизнь рядoм с кем-тo врoде Сабельника, а теперь удивляется тoму, чтo Сабельник выбрал её. Слишкoм мнoгo прoтивoречий в разуме бурoй кoшки, нo иначе oна не мoгла. Как дoлгo пo утрам ещё вoительница будет пугаться или удивляться этoй мысли - oна теперь егo. Сердце гoтoвo былo вырваться из груди. Oставшись наедине с свoими пляшущими мыслями, кoшка переживала даже бoльше, чем в те длинные секунды, кoгда Сабельник смoтрел на неё. Смoтрел так внимательнo и увереннo. Так, чтo у Багрянки даже не вoзниклo сoмнений в тoм, чтo oн любил её.
Сегoдня на увидела стoлькo егo улыбoк, скoлькo не видела за все луны дo этoгo. Тoт ли этo Сабельник, кoтoрoгo oна частo ждала у палатки, с кoтoрым oхoтилась в хвoйнoм лесу или oбсуждала вести с Сoвета? Да. Toльк теперь oн намнoгo ближе, вoт здесь, в единственнoм шаге. Багрянка тихo выдoхнула, дивясь сoбственным чувствам. Oни высвoбoдились все разoм, накрывая и её, и друга. Koшка пoчти не думала o тoм, как теперь себя следует вести, чтo скажут в племени, чтo изменится в их oтнoшениях. Oна тoлькo с упoением разглядывала фигуру кoта и жаднo лoвила егo взгляды. Сейчас на хoтела насладиться этим нoвым, неизведанным чувствoм, чтo заставлялo млеть её, как глупую влюбчивую ученицу. Ну и чтo.
— Раз так, на звёзды все же легче смотреть не на ходу.
Тихoе мернoе мурлыканье раздалoсь в груди, кoгда шерсть на их бoках сoприкoснулась. Багрянке сoвсем не важнo былo, где прoвести эту нoчь. Эти мгнoвения принадлежали двoим, и всё, чтo нужнo был кoшке, - видеть, слышать, чувствoвать Сабельника. А звёзды?.. Увидит ли их ктo-тo там, или, быть мoжет, Предки бoльше не oбращают свoй взoр на племя Теней? Багрянка пoёжилась. Не сейчас.
— Я даже не заслуживаю слов подобных.
O, oн даже не представлял, никтo не заслуживает их бoльше нег. Сабельник сделал для Багрянки слишкoм мнг, чтoбы в её слoвах звучала хoть капля фальши. Ктo был рядoм, а этo ценнее всегo. Прикрыв глаза, Багрянка нежнo, невесoмo кoснулась пoдбoрoдка Сабельника кoнчикoм нoса.
- Без тебя бы ничего не вышло.
Без меня? Этo труд oбoих, милый Сабельник. Тихo мурча, кoшка не перебивала вoзлюбленнoгo, внимательнo вслушиваясь oднoвременнo в звучание егo гoлoса и в мернoе дыхание. Oна прильнула щекoй в oтвет, снoва oказываясь в oбъятиях длиннoй тёплoй шерсти. Багрянка верила ему безoгoвoрoчнo. Не найдя слoв для oтвета, кoшка лишь быстрo прoшлась язычкoм пo взлoхмаченнoй на плече шерсти.
Двoе приблизились к бoльшoму валуну, и Сабельник уютнo устрoился пoд защитoй камня, жестoм приглашая Багрянку к себе. Oна oпустилась на землю, нo не перевернулась вслед за другoм, не oтрывая взгляда гoлубых глаз oт задумчивoгo лица. Oна бы тoже хoтела пoднять взop, чтoбы увидеть мерцающие oгoньки Серебрянoгo Пoяса где-тo на невooбразимoй высoте, нo не мoгла никак сoвладать с сoбoй. Вoительница придвинулась ближе, кладя лапу на грудь кoта, а мoрдoчкoй касаясь егo щеки. Трепетная нежнoсть выплёскивалась через край.
- Никoгда бы не пoдумала, чтo всё мoжет так oбернуться, - тихo выдoхнула Багрянка в белую шерсть, пoднимая взгляд к небу. Видимые звёзды хoлoднo блестели на тёмнoм пoлoтне небoсвoда. Сейчас всё казалoсь таким правильным, нo чтo будет, кoгда oни вернутся в лагерь? - Как ты думаешь, скoрo ли в племени заметят..? - oна резкo умoлкла, переведя взгляд на Сабельника. - А Пoлынь? Чтo скажет oна?

+2

8

Благодаря камню ветер перестал скользить под подшерстком, и Сабельник дал себе в полную меру расслабить мышцы, уже начавшие заходиться в отрывистых судорогах от напряжения в попытке стряхнуть холодный ветер с шерсти. Спустя какое-то время даже снег перестал казаться холодным, а когда Багрянка легла рядом, коту вообще показалось, что одинокий и заброшенный булыжник последи лугов особо ничем не отличается от воинской палатки. Здесь было даже уютнее.

Серебряный пояс блестел наверху, и задержав взгляд на затухающей слабой звёздочке, пятнистый приподнял подбородок, чтобы рассмотреть ближайшие к ней созвездия. О чём там думают предки? И смотрит ли на них кто-то сейчас? Сабельник свел брови на переносице — не хотелось думать, что за ними кто-то следит. И кто?
Повернув голову к Багрянке, пока та пристраивалась рядом, грея своими легкими нежными прикосновениями, он задумчиво поджал губы.
Быть может, твоя сестра?
О ней не было ничего известно. Времени прошло много, нельзя быть быть уверенным в том, что она все еще... где-то рядом.

Долго ли он еще будет вспоминать о ней? Обида и грусть давно покинули его сердце, оставляя в груди лишь холод и раздражение, но даже последнее медленно начинало отпускать редкие мысли о бывшей возлюбленной. Как бы он не хотел о ней забыть, её присутствие по прежнему будет откликаться размытым духом в окружающих Сабельника мелочах. Но это лишь дух — воитель воспринимал эти мелочи как нечто должное, но не более. Янтарный взгляд даже не задерживался на них, но часто натыкался на знакомые черты лица.
Да и даже если предки приняли её к себе, то какое ему дело? Уж тем более ей. Все прошло. Надо жить настоящим.
Никoгда бы не пoдумала, чтo всё мoжет так oбернуться.
Сабельник согласно кивнул. Никогда бы не подумал, что кто-то еще сможет ему довериться. Что он сможет кому-то довериться. Но вот, Багрянка   лежит рядом, а вокруг ни души. Только ветер, да молчаливые предки. Что до лагеря...
Настолько скоро, насколько хочется этого тебе, — он бы не стал никому ничего говорить, уж тем более без соглашения дорогой ему кошки. Скрывать было нечего, ничего противоречивого в их отношениях Сабельник не находил. Но если Багрянка не хочет или не уверена... — Не хочется тебе, чтоб кто-то сразу все узнал? — он коснулся взглядом её глаз, хитро щурясь. — Иль наоборот?
Самому воителю казалось, что сумеречные соплеменники поймут все сразу, как только наткнутся взглядом на его возлюбленную. Сам Сабельник, в силу какого-то шока, еще бы продержался пару дней в своем.. привычном состоянии духа, но не Багрянка. Светлые волны чувств, исходящие от нее, ощущались чуть ли не физически. Страшно было подумать, как он изменится в ближайшую луну. И вдруг кто-то найдется с тем, что ему сказать? Обвинить в чем-то?
Мысли тут же отозвались в следующем вопросе подруги, и пятнистый еле заметно поежился.
А Пoлынь?

В подсознании мелькнули старые воспоминания; сколько бы Полыни не было лун, он всегда будет видеть в ней четырехлунную Травинку, всегда будет испытывать чувство вины. И пускай сейчас эта пестрая кошка уже превратилась во взрослую воительницу, Сабельник продолжал выискивать в её хитрой мордашке ту маленькую девочку, которая осталась без матери. Или которую он оставил без матери?

Пoлынь, — хрипло протянул он, делая задумчивую паузу. Обидится на него? Не обратит внимания? Разозлится? Чтобы малышка не подумала бы, Сабельник был уверен, что его возникшие к Багрянке чувства не смогут испортить те крепкие доверительные отношения между сумеречным и дочерью, которые выдержали ни одно испытание за почти двадцать лун. — давно из Детской вышла. Каким бы первым не оказалось её слово, могу быть твердо я уверен, что все она поймет. Да и к тому же, — последнее признавать хотелось неохотно. — в её-то луны жизнь тоже начинается своя. И  ей ли объяснять мне некоторые вещи.
С тихой усмешкой Сабельник уже представил, как Полынь пожимает плечами и говорит, что прогадала отца насквозь еще несколько лун назад. Он бы не удивился.
Боишься, что кто-то что-то вдруг подумает не так?
Отведя глаза от Багрянки, воитель проводил взглядом падающую звезду.

+3

9

Багрянка тихо дышала, не замечая, что подстраивается под ритм дыхания Сабельника. Их бока одновременно вздымались, соприкасаясь и передавая тепло. Чёрно-белая шерсть кота грела озябшую воительницу. Она любила его так сильно в этот момент, что чувство, наполняющее всё её существо, даже не поддавалось пониманию. Осознание того, что Сабельник теперь всегда будет рядом с трудом улеглось в голове. Это мгновение навсегда останется в памяти мигом абсолютного счастья.
Багрянка неуверенно склонила голову, раздумывая над вопросом друга. Так ли это важно, действительно? Или ей просто хочется услышать что-то утешающее о Сабельника? Хочется, чтобы он убедил её, что теперь всё будет хорошо? Но, увы, как только двое вернутся в лагерь, их снова окружит тревога и беспокойство - впереди Голые Деревья, а племя Теней, казалось, осталось одно против всех напастей. Стоило только углубиться в чащу леса, оставив тихие луга позади, - и они столкнуться с реальностью. Но теперь мы вместе.
- Мне всё равно. Все заметят тогда, когда решится большинство проблем. Мы можем быть счастливы и в тишине, - Багрянка тихо усмехнулась и отвела глаза, боясь, что сморозила какую-то глупость, совсем несвоевременную.
- Полынь давно из детской вышла.
Багрянка слегка приободрилась и сдержанно кивнула. Сабельник прав. Полынь уже давно не была тем маленьким котёнком, которого воительница навещала в детской, еще когда Шелковица была здесь. Полынь буквально росла на глазах Багрянки, и оттого последней становилось неловко. Разве не будет для дочери странным новый выбор отца? Нет, она всё понимает. Понимает, что Сабельнику нужен кто-то... вроде меня? Надеюсь. Кошка снова подняла на воителя нежный взгляд, столь пристально вглядываясь в задумчивое лицо, будто видела его впервые. На звёзды они пришли сюда смотреть? Несколько секунд и Багрянка всё-таки перевернулась, плотнее прижимаясь к спутнику и наконец обращая усталый взор к небу. Тучи частично ещё оставались на небосклоне, но то тут, то там виднелись блёклые зёрна звёзд.
Мерное дыхание Сабельника убаюкивало. Из груди Багрянки изредка доносилось довольное урчание. Хорошо. Побыть бы здесь подольше. Подольше бы солнце задержалось за горизонтом.
- Не боюсь, - выдохнула Багрянка, совершенно уверенная в этом. Сейчас было спокойно. Сейчас ей было плевать, что и кто может подумать. К тому же, она принимала это как неизбежное. Какая разница, если сейчас с ним хорошо? - Просто, знаешь... я думала о Шелковице, - она произнесла это имя впервые за долгие луны. Звучало непривычно. - Память о ней не стёрлась. Вряд ли кто-то осмелится укорить нас, но мысли наверняка закрадутся. Впрочем, это неважно. Да? - чуть тише, прикрывая глаза. Не думать бы об этом сейчас. Глупости.

+4

10

прошу прощения, выбираюсь из лоу

Мы можем быть счастливы и в тишине.
Недолго подумав, Сабельник кивнул даже уверенее, чем ему того хотелось. Он был бы не просто счастлив, а безумно счастлив разделить с Багрянкой жизнь в тишине и спокойствии. Он проследил за тем, как кошка отвела взгляд, и коснулся затылком холодного снега, прикрыв глаза.
Да, и правда, кому сейчас будет до их личных решений, когда на границе происходит Звездоцап знает что? Протащи в лагерь безобидного медведя, который будет смирно стоять в центре поляны, его заметят с той же охотой, с которой заметят тот мышиный усик, на который теперь Сабельник мог позволить себе приблизиться к соплеменнице.
Надеюсь, совсем скоро шум весь стихнет и станет поспокойней.

Из-под полуприкрытых век он наблюдал за поблескивающими звездами, мерно вслушиваясь в тихое дыхание рядом, пока то не прервал негромкий голос. Когда чужой бок прижался чуть крепче, пятнистый по инерции махнул коротким хвостом, поздно осознав, что того не хватит для того, чтобы прикрыть Багрянку от нескольких снежинок. Усы еле заметно вздрогнули от подобного разочарования.
Просто, знаешь... я думала о Шелковице, — приоткрыв один янтарный глаз на макушку подруги, Сабельник напряженно отвел уши назад, словно обходя слухом все же повисшее в воздухе имя. Как угодно он называл сестру Багрянки, но каждый раз старался не касаться языком её настоящего имени, словно это бы заставило появиться бывшую возлюбленную у него за спиной. Хотя он часто воображал себе, как встречает её где-то на границе, даже тогда ничего не отвечал одиночке: не стремился прогнать её или вернуть, лишь наблюдал за призрачным обликом. Но сейчас, когда Багрянка так явственно назвала имя Шелковицы, образ возник достаточно ярко.
Впрочем, это неважно. Да?
Да, — с холодным спокойствием и привычным ровным тоном шепнул старший воитель. — Сезонов пять уже прошло, — мягко начал он и сделал паузу, задумавшись. — И если кто-то вдруг решит что-то сказать, наверняка оставит при себе. Да и тебя за что корить? Уж если обвинят, то только лишь меня.
Он глухо хмыкнул и неопределенно повел плечом. А если правда кто-то что-то скажет? И что скажет?
Кроме мнения Полыни, ничье мнение больше его бы не задело.

Как только неловкая пауза ускользнула вместе с легким порывом зимнего ветра, сумрачный потянулся и поднапряг память. Он долго намурлыкивал подруге на ухо все истории о полевых цветах, которых успел наслушаться за жизнь (да и сам повыдумывать многие успел, пока засиживался с дочерью в детской), но вскоре голос становился все тише и медленнее, пока кот не заметил первый скользнувший проблеск на контуре Скал. Глаза предательски закрывались, и Сабельник с усилием заставил себя чуть наклониться вперед, чтобы проверить соплеменницу под боком; казалось, шерсть успела прирасти к белому покрову и слиться со снегом.
Не уснула? — хрипло выдохнул от осевшим от непривычно долгих разговоров голосом кот и размял затекшие плечи. — Искренне завидую котятам Ветра, но сам пока под звездами спать что-то не готов. Да и долго мы тропинку расчищали.
Неловко хохотнув, пятнистый неохотно поднялся на лапы и стряхнул приставший снег — льдышки все же осели на затылке.
Стоит вернуться, пока за нами тут отряд не прибежал.
Удостоверившись, что с Багрянкой все в порядке, Сабельник мягко кивнул и, подставив пятнистый бок, направился в обратную сторону по уже примятому снегу.

в лагерь

+2

11

— Надеюсь, совсем скоро шум весь стихнет и станет поспокойней.
Тихо мурлыкнув в ответ, Багрянка мягко улыбнулась. То, что происходило сейчас на границах, в племени, во всём Звездоцаповом лесу, казалось таким далёким и неважным, что кошка предпочла бы забыть об этом, словно о какой-то мелочи. Даже её волнующееся за племя сердце, пропускающее через себя абсолютно все беды, касающиеся чести и спокойствия Теней, теперь затихло, успокоилось, умиротворённое глубоким дыханием Сабельника. Как быстро он смог рассеять страхи в её голове. Багрянка хотела бы, чтобы кот сейчас ощущал то же самое. Сколько лун нужно провести рядом, чтобы наконец понять, к чему вела их жизнь? Сезонов пять.
- Надеюсь, всем будет глубоко плевать на нас, - смешно выдохнула Багрянка, не открывая глаз. Веки были слишком тяжёлыми, но некоторое время воительница ещё сможет сохранять ясность мыслей.
Долго кошка слушала дыхание Сабельника, улавливая едва заметные различия между выдохами, когда он приближался к концу одной из своих историй, а затем, вдохнув поглубже начинал новую. Голос его убаюкивал, и Багрянке тяжело было сопротивляться чувству покоя и безопасности, она не раз проваливалась в дрёму, и слова Сабельника оживали в её сознании. Множество, множество цветов, они были всюду, казалось, она и сама была цветком. Самым красивым, ярким, источающим сладчайший аромат. Выдохи сопровождались едва слышным урчанием. Сабельник был рядом. И она любила его.

— Не уснула?
Она охнула от неожиданности и быстро заморгала, пытаясь понять, где находится. Какой чудный сон. Сон? Багрянка выдохнула, мутными ото сна глазами вглядываясь в лицо Сабельника. Кот смотрел на неё... так же. А если бы всё оказалось сном? Слишком жестоким сном. Перестань, Багрянка, неужели теперь перестанешь спать, чтобы не потерять несколько прекрасных мгновений? Кошка усмехнулась про себя.
- Немного задремала, - ласково дотронувшись носом до щеки Сабельника, она распушилась. Нежность, плескавшаяся в душе, требовала выхода, и Багрянка знала, что в лагере не сможет так открыто проявлять свои чувства. Поэтому хотела задержаться здесь подольше. Племя. У кого-то есть обязанности.
Багрянка наспех пригладила шерсть, вдруг ощущая, как замёрзла от долгого лежания на земле.
- Да уж, нужно поторопиться, - мурлыкнула воительница и зевнула в последний раз, окончательно просыпаясь.
С радостью она пристроилась поближе к другу на обратном пути, и постепенно все её конечности отогрелись. Дорога в лагерь показалась такой короткой, но едва ли это могло расстроить Багрянку. Сколько ещё таких прогулок впереди?

>>> лагерь

+1

12

после разрыва
бросок кубика

Оказаться  нужном месте с нужной компанией оказалось куда проще, чем даже думалось: стоило только придумать одну из самых грузных, недовольных морд, чтобы у всех, кто только мог попробовать, напрочь исчезло желание разделить с ней путь. Что самое похвальное - что это подействовало даже на Тьмушу. Ну, может, подруга просто начинает понимать, что не стоит увязываться за Воронушкой: темношкурая ещё не допёрла, как и с чего они вообще оказались подругами, а тут, извольте, и гулять вместе, и охотиться.

В лагерь за своей наставницей она больше не заходила... Ну, это ведь даже и звучит как-то потешно. Топь там где-то застряла с их первого общего патруля, ну, того самого, где она изволила лобызаться с чужаками. Наверное, потом воительница так соскучилась по малышам и детской, что решила просто не показываться своей ученице на глаза, чтобы коротать деньки так, как душе наседки было бы удобно. Мнение Кометы, Крушины и многих прочих слабо беспокоило кошку - её сейчас даже некому было наказывать. Упрекнуть её в дурных манерах было равным тому, что оскорбить усилия всего племени по её воспитанию... Невероятно обидно, словом. Кому угодно, кроме неё же самой.

Воронушка дошагала до самых лугов: не самые мрачные земли племени, впрочем, но, наверное, её любимыми. Еловые леса здесь заканчивались так резко, словно древние исполинские коты выдрали их с корнями в одну ровную линию, после которой сначала единичными кучками, потом - крупными возваяниями были раскиданы камни разных цветов и размеров аж до тех самых краёв, где резкими выступами рисовались тёмно-зелёные и бурые подножья гор. Залётный вереск набивал ассоциации с ветряками, но не один он привлекал тут всех дуремаров всех племён, кому было бы не лень сюда идти. Только загоревшись своими страстями по травам и их свойствам, темношкурая проводила уйму времени тут. И чаще и чаще ей становилось любопытно - а что, если бы здесь ей повстречались чужие целители, которые взяли бы её ученицей к себе, в другое племя?.. Впрочем, от мыслей о других племенах кошка всегда ядовито морщилась, с нежеланием соглашаясь, что эта её мечта того стоила бы, но только не вслух.

Мычание ручных тварюг двуногих отвлекало, но Воронушка никак не могла пропустить мимо слуха шуршание травинок, а следом - топот мышиных лапок. Ветер дул не слабо, так что не мудрено, что первого мышонка она спугнула так же быстро, как и вообще их заметила, а вот второй уже попался в цепкие молодые лапки. Неспешно жуя свой небольшой трофей и глядя в небесную синюю даль, на фоне которых острыми шпилями красовались снежные, нехоженные вершины гор, Воронушка невольно думала о смысле идти назад - ну, впрочем, ничего нового.

+1

13

мшистая полянка --->

— Постарайся не... стонать.
- Обычно это моя фраза.
Обмен любезностями - усталый, из последних сил выданный смешок, и вот уже Гор без всяких стеснений опирается на плечо удивительно сильной кошки.
- Так сразу и не скажешь, что у тебя стальные мускулы, - откашляв еще немного тины, кот лишь спустя несколько сотен шагов начал пытаться разобрать, куда его ведут.
- Что толку меня прятать, принцесса, - скопировав словечко одного из одиночек, как-то попытавшегося так назвать Макошь, тяжело выдал Гор, чувствуя, как лапы немеют. Он давно не ел, и последняя прогулка в компании предводительницы и ее приспешника никак не добавила одиночке сил. Понимая, что идти дальше тяжело и, главное, бесполезно, серый здоровяк отшатнулся от воительницы и опустился там же, где и стоял: посреди луга, прижимаясь спиной к огромному валуну как к некоему подобию укрытия: после недавнего инцидента оставаться на виду у всех не позволял инстинкт самосохранения.
Не тая своего истощения, кот положил голову на землю, чувствуя, что сил не хватает даже свернуться в клубок, а глаза предательски закрывались.
Может, он даже отключился на пару мгновений?
Что удивительно, ведь когда Гор открыл глаза, Багрянка все еще была тут.
- Я никуда больше не пойду. Ты сама это знаешь, - ровным тоном сказал серый, не поднимая головы.

+3

14

мшистая полянка>>>

Посмотрите на него, этот едва переставляющий лапы, обшарпанный, истерзанный голодом и избиениями одиночка умудрялся ещё и острить, словно бы перед ним не было соплеменницы его истязателей! Идиот. Он не проживет и десяти сезонов с такими привычками. Мог бы хоть промолчать. Но Багрянка упрямо шагала вперёд, с каждым шагом всё явственнее ощущая, как мышцы требуют пощады: бродяга наваливался на неё чуть ли не всем своим весом. И всё же воительница имела за плечами множество лун тренировок, она ежедневно охотилась, забираясь на свои любимые сосны, и это пристрастие сослужило ей добрую службу. До границы они не дошли, но приблизились к ней, в какой-то момент остановившись посреди северных лугов.
- Я не прячу тебя, помёта ты кусок! - в сердцах крикнула Багрянка, раздражённо распушив загривок и обнажив белые клычки рядом с лобастой мордой Гора. - Я пытаюсь спасти твою жалкую жизнь, раз ты сам этого сделать не в состоянии.
Она дёрнулась в сторону, хлестнув себя хвостом по боку. Чувство странного раздражения и непонимания родилось в её сердце, вынуждая быстрым шагом мерить круги по свежей траве. Так они принимают доброту? Одиночки вовсе не понимают основных принципов Воинского Закона, хотя, казалось бы, к этим истинам должны быть приучены все коты, получавшие хоть толику заботы родителей. Доброта, милосердие, справедливость. Разве Гор не знал что это? Разве действительно не понимал, почему воительница это делает?
- Хочешь сдохнуть тут? Отлично. Надо было оставаться в болоте, - глухо рыкнула кошка, злясь в большей степени на саму себя. Какой дурой надо быть, чтобы пойти на поводу у своего сердца и сделать доброе дело, тем более, ради такого болотного чудища? Она с обидой щёлкнула зубами. - Сколько тебе нужно времени? Меня могут начать искать. По территории бродят собаки. В твоих же интересах уносить отсюда лапы пока не поздно.
Она тяжело выдохнула и осела на землю, внезапно почувствовав, как забились мышцы.

+1

15

Глаза закрывались, и кот огромным усилием воли пытался разжать веки и фокусировать взгляд аж на двух Багрянках сразу. Нелепо улыбаясь на ее болтовню, которая вроде как должна была оказаться ругательной, Гор встряхивал могучей головой, изредка подергивая хвостом и словно возвращая себе сознание.
— Я пытаюсь спасти твою жалкую жизнь, раз ты сам этого сделать не в состоянии.
- Мр-р, моя благородная девочка, - медленно положив голову на вытянутую лапу, серый хмельным (сонным) взглядом глянул на бушующую красавицу, хлещущую себя хвостом по точеным, мускулистым бокам.
- Что же скажет твоя предводительница, если узнает? - сладкий зевок разрушил всякое подобие серьезности, и кот смешно перевернулся сначала набок, а после - почти на спину, демонстрируя беззащитную шею и живот.
Он адски устал.
— Сколько тебе нужно времени? Меня могут начать искать. По территории бродят собаки. В твоих же интересах уносить отсюда лапы пока не поздно.
- Докладываешь как главарю, мне нравится, - спутанно бормотал самец, ловя периоды сознательности и приглядываясь к бурой. Заинтересованно моргнув, Гор перевернулся обратно на живот, присматриваясь к племенной.
- Да что они тебе сделают, племя твое. Вы друг за друга. У меня такого не было... давно, - спокойно выдал кот как на духу, обернувшись хвостом.
- Я даже поймал себя на мысли, что неплохо было бы найти себе такое вот... племя. Их вроде четыре в лесу, да? Ну... - он ухмыльнулся, обнажая клыки, - три. В одном мне уже точно не рады. Я до сих пор воняю тиной, - он округлил глаза, констатируя трагедию.
- Нет, правда. Кажется, это то, что мне нужно, - чуть приглушенно, признавая некую потаенную правду, признался Гор. - Ты счастливица.

+2

16

- Хам, - выплюнула Багрянка, отворачивая мордочку от еле живого Гора, словно ей противно было даже смотреть на него. Сколько желчи. Сколько грубости и нахальства. Она ведь действительно могла убить его. Одиночка больше не представлял угрозы даже для оруженосца, что бы он мог противопоставить здоровой опытной воительнице, этот калека? Удивительно, что этот самовлюблённый комок меха не трясётся за свою драгоценную шкуру.
- Она не узнает. А если узнает, сначала постарается прикончить тебя, - глядя на то, как этот пушистый пень нежится на траве, вальяжно переворачиваясь на спину, Багрянка очень хотела разок пройтись когтями по его самодовольной морде.
- Докладываешь как главарю, мне нравится.
- Ты ужасен, - воительница скривилась, приближаясь к бродяге вплотную. - Чего ты добиваешься? Хочешь, чтобы я вспорола тебе горло? Уж точно не здесь. Пересечём границу - тогда можешь броситься на первый же острый камень. А пока поднимайся и молча перебирай лапами, чудище.
Багрянка грубо пихнула лапой серое плечо, но кот даже не двинулся. Не представлялось возможным поднять эту тяжёлую тушу снова, а потому воительнице приходилось воздействовать на Гора иначе, чтобы он проваливал отсюда сам. Однако пока её методы успеха не возымели. Может, просто вернуться за патрулём? Сказать, что нашла его здесь. Едва ли он станет держать язык за зубами. Сама влипла, теперь выкручивайся, красавица.
- Может, тебе стоит проявить хоть немного уважения, чтобы тебя начали воспринимать иначе, кроме как грубого, неотёсанного, мерзкого одиночку? Ты даже не пытаешься предложить что-то, а только требуешь. Может, в этом твоя проблема? - грубо отрезала Багрянка, распалённо глядя прямо в глаза Гору. Пусть слушает. Пусть знает, что она о нём думает. Может, это подстегнёт его убираться туда, откуда пришёл. - И семья требует того же. Семья - это труд. И вместо того, чтобы ныть, как ты одинок и почему тебя никто любит, ты бы сделал хоть что-то для кого-нибудь. Вдруг перестал бы быть такой сволочью.
Пытаясь воздействовать на Гора хотя бы словесно, Багрянка невольно завелась и теперь глубоко дышала, пытаясь успокоить возмущение и гнев внутри себя. Он глуп. Зачем она пытается объяснить ему такие важные вещи, если бродяга не понимает элементарного, но ещё и глумится над воительницей. Мне нужно домой. Пусть он уже уйдёт.

+2

17

Как она завелась! Гор бы позабавился с такой реакции, но зверски устал.
- Успокойся. Я просто хочу спать. И есть. Поймай мне мышку?
— Чего ты добиваешься? Хочешь, чтобы я вспорола тебе горло? Уж точно не здесь. Пересечём границу — тогда можешь броситься на первый же острый камень. А пока поднимайся и молча перебирай лапами, чудище.
Маленькая лапа неожиданно сильно пнула одиночку в плечо, но, увы, недостаточно, чтобы сдвинуть уже почти не мокрую, но очень лохматую тушу с места. Серый заинтересованно дернул ухом и даже притворно скривился в приступе лести.
- Хотела бы вспороть - уже бы вспорола. Я наглый, а не тупой, - насупился длинношерстный самец, словно только сейчас заметив, как потрепанно он выглядит. Нелепо изогнув шею и поморщившись от внезапной боли, здоровяк попытался прилизаться.
- Там все еще хохолок? На затылке? Да?
Как ни в чем не бывало.
— И семья требует того же. Семья — это труд. И вместо того, чтобы ныть, как ты одинок и почему тебя никто любит, ты бы сделал хоть что-то для кого-нибудь. Вдруг перестал бы быть такой сволочью.
Громадная тирада отвлекла самца от своих дел, и он слушал ее, изредка то отводя взгляд, то подергивая ухом.
- Хорошо говоришь... Багрянка, да? Багрянка. А что по факту? - он приблизил морду чуть ближе к бурой мордашке, почти касаясь ее усами.
- Я пришел к вам, я даже не попытался напасть в вашем этом самом лагере, а Комета едва не утопила меня. У нее с головой в порядке? Может к ней в палатку запустить самца, послабоумнее и поотважнее? - не сдержался и изогнул бровь в усмешке.
- Я ничего вам не сделал, даже когда ваш сраный подросток пнул меня ежом. А я мог бы, - теперь брови изогнулись красноречивее.
- Так что же мне сделать, чтобы жить в племени и нормально? Я устал от одиночества и хочу просыпаться с кем-то бок-о-бок, - тише произнес Гор, облизывая взглядом аппетитный бочок Багрянки.
Она это, конечно, должна была заметить.

+2

18

- А гнёздышко тебе не сделать из папоротника? Или, может, вымыть до блеска? Я не собираюсь жертвовать законную дичь племени Теней для тебя, - сухо и даже как-то резко бросила кошка, отводя взгляд в отвращении от горы грязного меха, пропитанного тиной и глупостью. Неужели Комета - первая, кто попытался выбить из него всё дерьмо? Не поверю. Скорее в то, что его избивали так часто, что он легко переносит всё это и даже умудряется дерзить каждому встречному и дальше.
— Хотела бы вспороть — уже бы вспорола.
И всё-таки он решительно не желал принимать тот факт, что всё упиралось совсем не в желание или нежелание Багрянки. Я не палач. Но и не благодетель. Ещё немного и он останется здесь до прихода первого патруля. Судя по наполняющей одиночку уверенности и проясняющемуся взгляду, он уже чувствовал себя лучше. Значит, Багрянке нечего было тут делать. И всё-таки она медлила.
- Она лидер. И делает то, что считает правильным, во благо племени. У тебя нет права судить нашу предводительницу, если ты ничего не знаешь о нашей жизни, - пускай методы Кометы конкретно в этом случае отчасти не нравились даже самой бурой воительнице, она не смела выказать своё недовольство перед чужаков. Племя - это семья. А оспаривать решения семьи перед бродягой - оскорбление чести.
- Попросить. Представляешь, к любому коту и кошке, - она не могла пропустить мимо ушей явное оскорбление по принадлежности к полу, - можно найти подход. Если тебе так хотелось, попробовал бы дать Комете понять, что готов доказать свою верность. Держать подозрительно тихого одиночку, который не говорит о цели своего визита на нашу территорию, в лагере, просто глупо. Может, ты шпионишь? - фыркнула Багрянка, не особо веря в эту версию, но и не отметая её совсем. Последние новости о Макоши рождали больше подозрения к бродягам. - Иногда, чтобы улучшить свою жизнь, нужно засунуть грёбаную гордость под хвост.
Ледяной взгляд вонзился в лобастую морду, вдруг оказавшуюся слишком близко, но кошка даже не шелохнулась. Да, он явно пришёл в себя, раз снова пытается подмять собеседника под себя. Снова в его глазах виднеется тот самый огонёк, который настораживал Багрянку ночью в лагере.

+1

19

- Ой ну брось, какая законная дичь, у вас же граница во-о-о-он там. Клянусь хвостом, эта мышка прибежала с чужих территорий прямо в твои лапки, - вытягивая шею и выглядывая в высокой траве что-то отдаленно попискивающее, самец усилием воли сжал желудок, чтобы тот предательски не заурчал. Постепенно кот приходил в себя, уже чаще поднимая обсохшую от болотной тины голову.
Багрянка говорила о предводительнице так уверенно и преданно, что Гор не выдержал и прищурился: слишком уж было гладко. Со стороны не заметно, конечно, но именно так серый говорил про свою мать... когда-то.
Он ее боготворил, он верил в нее, он беспрекословно слушал Макошь и отдавал ей самую лучшую дичь, а потом она просто взяла и ушла, ведомая одной-единственной целью.
Зачем, спрашивается, рожала сыновей...
— Она лидер. И делает то, что считает правильным, во благо племени. У тебя нет права судить нашу предводительницу, если ты ничего не знаешь о нашей жизни.
- Расскажи, - вполне серьезно мяукнул серошкурый, держа шею высоко. Пусть он все еще лежал, усталость понемногу отпускала, и даже язык перестал заплетаться. Только страшно хотелось пить.
— Попросить. Представляешь, к любому коту и кошке можно найти подход. Если тебе так хотелось, попробовал бы дать Комете понять, что готов доказать свою верность. Держать подозрительно тихого одиночку, который не говорит о цели своего визита на нашу территорию, в лагере, просто глупо. Может, ты шпионишь? — фыркнула Багрянка. — Иногда, чтобы улучшить свою жизнь, нужно засунуть грёбаную гордость под хвост.
- Какая гордость, я и слова мяукнуть не успел, как в меня сначала полетел ёж, а потом обваляли в болоте, - не сдержав обиды в голосе фыркнул здоровяк, прижимая уши в приступе гнева.
- Я понял, что одиночкой жить не хочу. Лучше с такими нервяками, как вы, под боком, чем... - он с якобы сомнением всмотрелся в горячую мордашку, - коротать время одному. Тем более, снега близко. Как вы выживаете в холода?

0

20

— Расскажи.
Какое ему дело было до жизни в племени? Почему он так стремился сначала попасть в лагерь племени Теней, а теперь тянет время и не желает уходить, даже несмотря на издевательства со стороны Кометы? Багрянка всегда была уверена, что одиночки кичатся своей свободой и независимостью, особенно такие, как Гор, и стараются держаться от племенных, которые их не жалуют, подальше. Но этот бродяга явно крепко приложился головой о какой-то камень.
- Мы заботимся друг о друге. Защищаем. У всех есть обязанности, и никто от них не отлынивает, - Багрянка хмыкнула. Гор явно не знал, что такое дисциплина. Она была уверена, что кот целыми днями прохлаждался под каким-нибудь кустом и, может, пару раз в день ловил для себя мышку. - У племён есть кодекс. Воинский Закон. Он запрещает нарушать границы, охотиться ради забавы, а не ради еды, обязывает заботиться о стариках и котятах, - запрещает убивать не в целях самозащиты. Предчувствуя новую тираду Гора о том, как сумрачная предводительница чуть не лишила его жизни, Багрянка умолчала об этом важнейшем правиле. Он всё равно уйдёт. И больше не вернётся, надеюсь. - За преступления против закона наказывают. И я очень рискую, не выпроваживая тебя прочь и разрешая оставаться на моей земле дольше, чем положено.
Багрянка остановила взгляд на Горе и некоторое время молчала. Может, он был и прав отчасти, может, Комета поторопилась. Да и сама Багрянка надавила на неё, попросила поскорее избавиться от одиночки в лагере. Что ж, будем считать, это моё искупление. Если я приблизила расправу над ним, я его и выведу отсюда... без приключений.
- Знаешь, ты не слишком-то доброжелательно разговаривал со мной и Ветлой. И не лестно отзывался о нашей предводительнице. Уверен, что не успел ничего мяукнуть? - кошка усмехнулась. Сколько бы бродяга ни пытался притвориться пушистой невинной жертвой, она не верила ему до конца. - В холода? Так же, как и в тёплое время. Вместе. Мы утепляем палатки, делаем запасы мха и папоротника для гнёздышек. Когда становится холодно и дичь прячется по норам, еду сначала получают старики и котята и их матери. Потом уже воины и оруженосцы. У нас есть целительница, которая может вылечить Кашель или залатать глубокие раны. Мы живём не ради себя, но ради племени. И поэтому мы сильны.
Воительница гордо подняла голову. Она счастлива была родиться в племени, где каждого можно было назвать членом семьи, а не одиночкой, где-то на свалке Двуногих, и всю жизнь перебиваться объедками и падалью. Поймёт ли это Гор? Или снова обвинит Комету и ни в мышку не поставит её слова о Воинском Законе? Мне всё равно. Пусть думает, что хочет, но где-нибудь за пределами нашей территории.

+1


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » северные луга