У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
3.02 управленцы клана падающей воды - результаты
2.02 почетный персонаж [январь] - результаты
17.01 Слышен топот. Топот лап, тех самых, которых так испугались целители всех четырех племен. О которых предупреждали своих предводителей, восприняв за самый необычный знак Звездного племени. Слышите? Совсем рядом. Сотни лап. Сотни пар глаз. Дымка рассеивается, и сквозь снежную пелену выступает лапа. За ней другая, и горящие глаза лидера, за которым стоит целый Клан Падающей Воды. Коты, некогда жившие далеко-далеко в горах, явились целым кланом на земли Четырех, и этот Совет племена не забудут. Ведь отныне их стало пятеро, и с этим придется мириться. Придется ли? Добро пожаловать, Клан Падающей Воды.
23.11 Пора подводить итоги года! Вместо привычного голосования самых-самых, в этом месяце список номинаций расширится до невероятного количества! В этом голосовании вы можете помочь вспомнить каждому игроку через какие трудности проходили ваши персонажи за последний год. Напомните о светлых и ламповых отыгрышах, в которых вы принимали участие в 2019 году.
19.11 Совсем скоро грядут новогодние праздники! И чтобы вы по-настоящему почувствовали снежную атмосферу Последнее Пристанище переоделось в зимний дизайн! Всем отличных зимних отыгрышей!
грозовое племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Во время Совета на племена нападает свора собак, Грозовое племя отводит всех к территориям двуногих. Двуногие отпугивают свору огнепалками. Ненадолго опасность миновала.
> Сезон Юных Листьев'19
Опалённая больше не может занимать должность глашатая из-за обострившейся болезни. Солнцезвёзд принимает решение назначить временным глашатаем Ласточку. В племя после долгого отсутствия возвращается Филин, рассказавший о своём заточении у Двуногих.
За помощью к Грозовым целителям приходит Сивая, ставшая полноправной целительницей, и остаётся у соседей на некоторое время, чтобы обсудить с Орехом накопившиеся вопросы.
Из-за беременности Ласточки новым глашатаем становится Смерчешкур. Куница также объявляет, что ждёт котят, и позднее у неё и Солнцезвёзда рождается четверо котят. Ласточка не торопится объявить имя отца четырёх своих котят. Из-за резкого пополнения Солнцезвёзд принимает решение расширить территории племени за счёт соседей: он покушается на Нагретые Камни.
Битва разгорается на рассвете. Решив увеличить свои шансы на победу, Солнцезвёзд заключает союз с Кометой, и племя Теней выступает на стороне Грозовых. Сражение выиграно, но с большими потерями. Очень много раненых. Филин погибает от кровопотери.
племя ветра
> Сезон Зеленых деревьев'19
Патруль доходит до Фермы Двуногих, где находит десятки мертвых мышей. Никаких видимых признаков охоты не обнаруживается. Заподозрив неладное, воители возвращаются обратно. В следующую же ночь, по странному стечению обстоятельств, погибает Панцирь, который был в составе патруля у Фермы Двуногих.
На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
Звездопад рассказывает племенам о Макоши. И в этот же момент на совете на племена нападает свора собак, натравленная сестрой Звездопада. Племя бежит на территории Двуногих, где их спасают разбуженные Двуногие, держащие наготове огнепалки. Ветряные с осторожностью возвращаются в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Пустырник покидает племя Ветра по неизвестным для всех причинам, оставляя Полуночника. Патрулируя территории, Звездопад оказывается возле границ с Речным племенем. На территории племени Ветра обнаруживается погибший Львинозвезд. По ту сторону границы приходит в себя Крестовник, тут же указывая подоспевшему Речному отряду на предполагаемого убийцу. Звездопад становится единственным подозреваемым. Никому неизвестно, что за смертью Львинозвезда стоит Макошь, сестра Звездопада, покинувшая племя много лун назад. Похожий окрас и запах пустошей, исходивший от кошки, сбивают с толка воителей, окончательно запутывая два племени. Суховей высказывает мысль, что за всеми напастями действительно стоит Звездопад, отчего в племени назревает внутренний конфликт. Веские аргументы Суховея заставляют многих задуматься. Постепенно часть соплеменников теряют доверие к своему предводителю. Тем временем Звездопад, оказавшись на нейтральных территориях, оказывается в ловушке у Макоши. Не подозревая о том, что за всеми неприятностями в лесу стоит сестра, предводитель становится жертвой ситуации. Вступив в драку с Макошью, он падает с обрыва в реку, теряя жизнь. В этот же период времени Штормогрив попадает под колеса Чудища, ломая лапу. Колючка помогает наставнику добраться до лагеря. По возвращению Звездопада в лагере назревает настоящий бунт. Суховей требует от предводителя объяснений и признаний в содеянном. Однако, еще недавно поддержавшие молодого воина соплеменники в ключевой момент не поддерживают Суховея. Суховея понижают до звания оруженосца, ныне известного всем под именем Ветролап. На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
речное племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Ручей рожает четверых здоровых котят от Бурана.
Племя отправляется на Совет, а в это время Крестовник, не готовый мириться с бездействием племени, в одиночку отправляется на территории племени Ветра. На пустошах его ловит Утесник.
Выдра и Рогоз, в эту же ночь, приносят в лагерь гнилую рыбу с берега. Воины считают, что это знак от Звездного племени. "Рыба гниет с головы" — так его трактуют Рогоз и Выдра, намекая на некомпетентность их предводительницы.
На Совете на племена нападает свора собак. Речное племя спешит ретироваться в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Львинозвезд с Крестовником отправляются на границы с племенем Ветра. У территорий пустошей их поджидает опасность, которая вот-вот перевернет жизнь всего леса. Макошь, бывшая представительница племени Ветра нападает на речной отряд. Крестовник получает тяжелый удар по голове, отчего уходит в бессознательное состояние. Львинозвезд вступает в потасовку с Макошью, но их драка заканчивается внезапно появившейся возле границ лошадью Двуногих. В решающий момент Макошь подставляет Львинозвезда и тот попадает прямо под копыта. Предводитель погибает, теряя все жизни.
Подоспевший речной отряд в растерянности и смятении. Очень невовремя появившийся на границах Звездопад сеет семя сомнения. Крестовник, очнувшись, тут же указывает на предполагаемого убийцу — предводителя племени Ветра. Схожий окрас и запах вводят в заблуждение каждого присутствующего. Оцелотка отправляется к Лунному Камню за даром девяти жизней и получает новое имя — Созвездие. На обратном пути от Лунного Камня погибает Щербатая, угодившая под ноги лося на территориях племени Теней. Ее место вскоре занимает Сивая, а глашатаем назначается Буран.
Речное племя дипломатичными путями забирает котят у племени Ветра, Созвездие не торопится развязывать войну. Речное племя скорбит по Львинозвезду, но понимает, что сейчас не лучшее время для мщения. По приходу в лагерь, котята — Ракушка, Лепесточек, Берёзка и Ясенница — получают ученические имена. Пчёлка просит предводительницу провести еще одну луну в детской. Сивая отправляется в Грозовое племя, чтобы посоветоваться с Орехом по поводу лечения своих воинов. Во время патрулирования, Буран обнаруживает, что метки на Нагретых Камня отодвинуты. Речное племя незамедлительно собирает отряд и выступает на границы для отвоевывания территорий. Завязывается драка. В решающий момент, когда, казалось бы, Речное племя одерживает победу, на Нагретые Камни врывается племя Теней. Речные терпят поражение. Союз с племенем Теней расторгнут. Многие из отряда ранены.
племя теней
> Сезон Зеленых деревьев'19
На территории племени Теней были найдены множественные следы своры собак, которых Макошь выманила из города с помощью разбросанной мертвой дичи по всему лесу.
> Сезон Юных Листьев'19
Лагерь подвергается нападению лося. Зверь разрушает несколько палаток, отдавливает хвосты воителям, однако обходится без жертв. Котам удалось выманить лося из лагеря, и тот скрылся в лесу. Некоторое время воители усердно восстанавливают палатки. Полуночник, в это время гостивший у соседей и помогавший Иве в обучении, также принимает участие в ликвидации последствий погрома и выхаживает раненых.
Вновь происходят переговоры между лидерами Речного и Сумрачного племён. Комета осталась недовольна тем, что Созвездие заняла место Львинозвезда, поэтому решила заключить союз с Грозовым племенем. Всё это осталось в тайне не только от соседей, но и от Сумрачных котов на недолгое время. На территории был пойман одиночка Гор. Комета оставляет его в лагере на одну ночь, однако после допроса вышвыривает вон.
По просьбе Грозового племени племя Теней помогает новым союзникам в битве за Нагретые Камни. В благодарность за это Сумрачные получают право догонять любую дичь, перебежавшую границу, на территории Грозы. Всё это обострило отношения с Речным племенем.
Учеником целительницы становится Чижик.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



лощина

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s3.uploads.ru/PxdAF.png

лощина
——————————————————————
Большая и просторная местность, ландшафт которой состоит из двух больших широких склонов и очень глубокой и широкой низины меж ними, в которой протекает мелкая и извилистая речушка, настолько незначительная, что ее можно запросто упустить из виду, проходя лощину. Пейзажи тут по большей части составляют ясени, дубы, тополя и сосны, а также чуть реже встречаются и ели с пихтами. Кустарники могут произрастать самые разнообразные, но зачастую тут можно увидеть тёрн и рябины. Что касается вопросов пропитания, так среди необъятных просторов лощины можно встретить что угодно: от самой мелкой дичи, вроде грызунов, до действительно крупных, и даже хищных птиц, с которыми не всегда хватит сноровки управиться даже одному взрослому воителю.

0

2

начало конца игры

От города он выдвинулся засветло, держась близ небольшого ручья. Те коты, что неосторожно распускали языки в условиях мнимой безопасности, да после сытого обеда, говорили о кучах диких сородичей. Мол, живут большими группами, имеют какие-то свои странные законы и загоны, именуются чуть ли не воителями и вообще жизнь ведут крайне интересную. Гектора, признаться, услышанное зацепило. Он навидался банд, в которых по сути не было ни порядка, ничего — только власть сильного, что держала всех вместе. В страхе и подчинении. Вот только стоило сильному внезапно ослабеть, и банда исчезала или менялась, власть переходила к тому, кто выгрыз ее вместе с глоткой бывшего лидера. Так легко продавались преданность и верность — у бурого это всегда вызывало смех и отвращение. Он-то был предан самому себе.
Потому и двигался бодрой трусцой, держась журчащей воды, ведомый своими интересами. Если не наткнется на этих котов без лишних поисков, всегда найдет, из кого выбить эту информацию. С получением нужных сведений кот никогда не испытывал трудностей. В общем-то, и путь его был достаточно прост. Путешествовать в привычном неторопливом темпе бурый привык: он никуда не спешил. Спокойно останавливался в приятном месте на день-другой, практиковался в охоте в новых условиях.
Охотиться он умел: подобные путешествия случались и раньше, и если крыс, мышей и прочих гадов ловить он приловчился еще в городских условиях, то к поимке птиц и редкой рыбалке пристрастился позже. Последнее занятие, правда, удавалось не всегда. Гектор не особенно любил мочить лапы в ледяной воде, а она была именно что ледяной в подобное время.
Но смотреть, как из тусклых глаз постепенно уходит всякое подобие жизни, а рот пытается захватить воздуха, которым дышать она не может, и жабры трепещут до самого конца, — он повел плечами на бегу, понимая, что стоит, пожалуй, попробовать порыбачить ради этого. Когда вода, бегущая рядом, станет достаточной глубины, чтобы там водилось много рыбы. Пока что он слышал лишь стрекот какой-то насекомой мелочи, хотя та от холода уже давно должна была вымереть до весны.
Спустя пару недель он добрался до искомой лощины с речкой, что кралась по камням, рассекая ее на две половины. Там одиночка остановился на ночлег, решив испытать удачу и потешить любовь к кровавым жатвам особым образом: поохотиться на птицу. Это было сложно и опасно, не раз он видел и слышал в вышине крупных хищников,  от которых стоило скрываться в тени деревьев и кустарников. Крылатые поменьше тут тоже водились в изобилии: чирикали и вели себя крайне беззаботно. Затаившись в импровизированной засаде под терновым кустом, Гектор скалился в предвкушении. Он разбросал остатки ягод тёрна неподалеку. Этого хватило бы, чтобы привлечь птичку. Будет крупная — переждет или придумает, что делать дальше. Поменьше — насладится.
Темное оперение птицы, а также характерный желтоватый клюв намекнули на то, что пожаловал на бесплатное и внезапное угощение скворец. На свою беду. Бурый без труда рассчитал траекторию прыжка и накинулся на птицу в момент, когда та ничего не подозревала и клевала с земли свой последний обед. Вот только убивать резким укусом или сломанной шеей его Гектор не стал. Прижав тяжелыми лапами к земле, вцепился в крыло и, смакуя вкус свежей горячей крови под аппетитный хруст тонких птичьих костей, выломал жертве крыло. Теперь улететь он не смог бы.
Наблюдение за жалкими метаниями и скачками раненой птицы туда-сюда развлекли одиночку на половину дня. Умирал скворец долго, постепенно теряя силы и кровь, но не желание жить. Гектор следовал за ним близко-близко, лишь изредка отдаляясь, якобы давая надежду на спасение. Когда птица умерла, он потерял интерес — даже не стал есть скворца. Птица вся извалялась в грязи и опавшей листве.
Есть такое негигиенично.
Ухмыляясь своему развлечению, довольный и сытый в душе, он направился дальше. По пути через лощину Гектора ждали попытки насладиться-таки рыбалкой, но увы, неудачные. Лишь зря замочил лапы и подмерз к вечеру, так что пришлось искать ночлег в виде уютного гнезда в корнях деревьев. Котами вокруг и не пахло, но одиночка был терпелив. Он знал, что рано или поздно на кого-нибудь наткнется и удовлетворит свое любопытство. Стоило лишь подождать — и, пожалуй, еще раз подкрепиться. Просто, чтобы поесть, самая обычная охота. Пойманная ловким прыжком полевка насытила и тело, что позволило продолжать путь.
Когда наконец в резком порыве ветра появился слабый-слабый запах, очень похожий на кошачий, Гектор прошел всю лощину насквозь. Перед ним были поля, где-то вдалеке виднелись постройки людей. А где люди — там коты. Где коты — там знание о тех, ради кого весь путь был предпринят. Приоткрыв пасть, он принюхался.
— Пора двигаться дальше, — прислушался к хрипловатому, резко проговаривающему шипящие голосу. Уже почти забыл, как звучит его голос. Говорить-то было не с кем. — Ну ничего. Теперь-то мне будет с кем наговориться. Всласть.
Ухмыльнувшись в длинные светлые усы, он легким бегом направился в сторону увиденных ранее построек. Конечно, забывать об осторожности нельзя, но Гектор следил за этим и понимал, что прежде, чем творить странные дела, стоит все как следует разведать. А с кем общаться, как не с живущими при людях котиками? Они всегда знают достаточно, а интеллектом не отличаются.
В отличие от меня.

→ сеновал

+5

3

из садов
Для того, чтобы сполна понять настроение своего друга Гектора, пёстрой хватило и одного только взгляда: коту не дали поиграть с его игрушкой и тут же оставляют одного, найдя себе свою. Изначально даже не планируя всё таким увлекательным образом, Хельга всё-таки чутка потешилась тем, насколько ловко и даже нечаянно смогла загадить Гектору день.

Впрочем, настроения друга уже не поглощали её внимание: Хельга вела своего маленького друга по началу лощины. Зарница намеревался уже совсем скоро очутиться у Макоши, что не совсем входило в планы пёстрой. Такое вот настроение у неё сегодня было: лёгкое, прогулочное... И Хельга шла спокойно, немного прикрыв глаза от яркого утреннего солнца и то и дело поглаживая маленькую, ещё узкую спинку Зарницы пушистым хвостом, как могла играть со взрослым котом.

- А расскажи мне, Зарница, будь добр, - попросила кошка после небольшого молчания, - Кто тебе рассказал про эту Макошь и зачем ты её ищешь?

Легонько оборачиваясь через плечо, Хельга опустила свой ласковый, насколько он мог быть, но тяжёлый взгляд на котёнка. Глаза малого по-прежнему завораживали её: нет-нет, в них не было никакой особой изыски или броских оттенков (ну, Хельга любит яркое - она же кошка, ей такое положено), но в них было нечто такое... Очаровательно беззащитное. Наверняка уверив себя самого, что главный, решающий поступок своей жизни он пережил уже этой ночью, Зарница смотрел на этот уже не такой и чужой мир слегка испуганными, неуверенными глазами. По одному лишь невероятному чуду Хельга и Гектор оказались возле ферм и сумели вытащить его из-под гнёта той голубоглазой и всех-всех остальных, тех, которые не дали бы ему и дышать. Здесь он может дышать свободно. Тогда, когда Хельга скажет, конечно.

- Шагать ещё много, но под разговоры время летит куда быстрее, верно? - поинтересовалась кошка, улыбнувшись одними краешками губ.

Нижняя долина, делившая лощину примерно на две части, манила всех путников своей прямотой и беспрепятственностью: редкие коряги и камни казались настоящей равниной для тех, кто добирался сюда через самые чащи, а таких было большинство. Зарницу же кошка привела сюда второпях, не зная места запутаннее и живописнее. Да и эта дорога вела так далеко, что Гектор, не шибко довольный новым планом подруги, вероятнее мог фыркнуть и отказаться за ними следовать. Впрочем, этот путь Хельга и собиралась пройти не с ним.

- Сворачивай с тропинки, - привычным командным и ещё не уместным голосом кошка поторопила мальца, уже ступая лапами в кусты, - Здесь часто охотятся хищные птицы, и мне будет обидно, если тебя так быстро кто-то съест. Кто-то, кроме неё.

Кустарники терновника встречали всегда одинаково: резко и колко. Хельга прикрыла глаза и нырнула сквозь них, как мелкая пташка, чтобы поскорее высунуться с другой стороны, где куда больше мха, а веток - меньше. В том, что Зарница поспешит за ней, Хельга не сомневалась: несмотря ни на что, Зарница оставался ещё котёнком, а эти места, дикие места были не похожи ни на что, что он мог встречать в своей жизни раньше. И по его выпученному и внимательному взгляду было ясно, что он это и сам понимает. Едва ли он дожил бы хотя бы до вечера тут без Хельги но, как бы комично это ни звучало, и с ней вместе можно не дотянуть до обеда. Однако Хельга сохраняла мягкий и даже какой-то кокетливый вид: если Зарнца окажется мягким, податливым и полезным, ей даже не придётся знакомить его с собой настоящей в ближайшее время. А пока, во всё это ближайшее время, Хельга собиралась наслаждаться тем, как доверчиво о увлечённо маленький утёнок следует за своей новой мамой-гусыней.

+1

4

заброшенные гнезда >

[indent] Чем дальше шел Зарница, тем быстрее убавлялась его уверенность в происходящем. Из двух зол он выбрал меньшее, как покажется со стороны - большее, по крайней мере обещавшее чувствовать под лапами землю еще какое-то время. Голоса в памяти завывали ему знакомую песню "иди, мой друг, всегда иди",  а ветер сглаживал шерсть, пока ее не касался хвост бурой кошки. Она была такого же окраса, что и Опаленная, только гораздо пушистее, и это сравнение вместе с воспоминаниями о Наледи заставляло его еще больше разочаровываться во всем.

[indent] "Надо помнить о цели, / помнить о цели, / помнить, что все не зря, предки, ведь все же не зря?", - котик крепко зажмурился и с ужасом и удивлением открыл глаза, когда его спутница дала голос. Тут же успокоился, когда понял, что спрашивает она о Макоши.

[indent] - А мы друзья, - так просто сказал Зарница, - я соскучился по ней и хочу ее увидеть, - все так. Зарница не держал в душе ничего лишнего, а если и держал - то сам об этом не был осведомлен, и рассказать кому-то об этом конечно же не мог. Он осторожно, совсем кратко глядит на кошку, стараясь не вспоминать о наставнице, и понимает, что его сейчас будут наверное расспрашивать о том и о сем, про племя, почему ушел. Зарница никак не хотел на это все отвечать и снова говорить об этом как о предательстве - больно, он не предатель. Он вернется. Он даже сейчас одиночке готов сказать, - я еще вернусь к ним. Мне только нужно найти что-то очень важное, что... поможет всем в лесу посмотреть иначе на все вокруг, - подытожил Зарница и тут же стыдливо отвернулся, тонущий в собственной неуверенности. Он не знал, нужно ли им это "иначе", кто ему это вообще сказал? Кому говорит это он? Предкам? Да, предкам скорее. Как же сильно ему сейчас хотелось бы поговорить с предками, и понять, понимают ли они его поступки, правильно ли он сам поступает. Сколько бы он перед сном своим не утыкался по глупости в разные камни, сколько бы не читал придуманные слова умершим воителям и не просил птиц их передать на кончиках крыльев - ответа ему никогда не было с того мира. Вместо предков у Зарницы были Звезды и небо, что показало теперь ему теплое солнце, на которое снова слетелись соловьи, продолжив петь миру свои златолиственные песни.

А это значило лишь одно - мир с ним в согласии.

[indent] Зарница сворачивает с тропинки по чужому велению, пригибается телом к земле и опасливо смотрит на верх, сокрушенный новой правдой, - разве птицы могут причинить вред? - немыслимо. Совершенно абсурдно. Горелый знал про птиц если не все, то очень многое, он почти научился понимать их язык по тональностям пения, за сорок лисьих хвостов различать, кто поет песни Панцирю на территории Ветра и о чем спорит ворона с Золотом его дней на сумрачных землях. Птицы не могли кого-то тронуть - "это не в их природе". - Зарница с некоторым сожалением посмотрел на спутницу, готовый пояснить за всех птиц этого мира сразу и сказать, что она ошибается и напрасно боится.

Отредактировано Зарница (24-05-2019 13:53:37)

+4

5

Дорога была далеко не из лёгких, и едва ли малышу понравился план Хельги сойти с тропинки, но всё же он шёл бодро, так, словно ни капли не сомневался, что эта дорога полностью того стоила. Только вот когда Зарница рассказал Хельге, зачем на самом деле его тянет в такие дали и почему именно к Макоши, пёстрая не смогла сдержать смеха, хоть и не шибко хотела лишать Зарницу всей мотивации: наоборот, чем сильнее котёнок стремился попасть туда, тем удобнее Хельге было с ним обращаться. Безвольный и безынициативный он был бы бесполезен.

- Ну не знаю, не знаю, малыш.., - задумчиво протянула пёстрая, - Ты уверен, что вы друзья?.. У Макоши не водится таких... Маленьких друзей. Маленьких и слабеньких. Она очень сильная, властная кошка, и к себе подпускает только таких же.

Кошка замедлилась, когда они с Зарницей полностью скрылись с открытого неба и теперь были недосягаемых для хотя бы части других, более крупный хищников. Здесь и в пору было поохотиться самим, но пёстрая совсем не торопилась заканчивать разговор, тем более, что Зарница отвечал ей на радость прямо, хоть она и не сомневалась, что простой оруженосец не рыпнулся бы просто так из племени, чтобы поздороваться с кошкой, которая едва ли помнит его имя. Это казалось слишком глупым поступком даже для такого малыша.

- Уверена, в твоём племени тебя очень ждут... Это какое, Сумрачное?.. - изобразив на морде искренний интерес, поинтересовалась кошка.

Чёткие и простые ответы Зарницы сменились вопросом, тоже коротким и не сложным, но таким неожиданным, что пёстрая почти забыла разведать, из какого именно он племени. В садах-то запахов была целая куча, и можно было не точно разобрать. Она была кране удивлена тем, что малыш, который прожил уже хотя бы пару лун, задаёт настолько странные и глупые вопросы.

- Ох, малыш.., - усмехнулась Хельга, - Неужели наставники учат такой ерунде!? Походу там совсем позабыли, как устроен мир.

Как-то насупившись и немного разочаровавшись, Хельга притихла и задумалась. Помнится, в племени Ветра она даже не успела получить наставника, но тогда бы и не подумала, что это такая бесполезная программа. Зарница был раза в два так старше, чем она сама, когда мама унесла её на безвластные просторы, и, если зеленоглазая и была благодарна ей за что-то, то за то, что горе-мать сделала это так рано. Проведи она ещё несколько лун в племени, и ни за что бы не выжила здесь, в настоящем лесу. В диком лесу. Никакая Макошь, никакой Гектор тут ей бы не помог: она была бы просто не приспособлена видеть мир таким, какой он есть на самом деле, по эту сторону всех известных и тайных границ. Тяжесть жалости к котёнку, начинавшей потихоньку нарастать, и Хельга начинала уклоняться от своего первого плана, успокаивая себя тем, что страшного ничего не будет - ну, придётся сегодня поохотиться. А с Зарницей она ещё денёк поболтает, а завтра уже съест.

- В их природе - желание жить, Зарница. В самую первую очередь. И в твоей, и в моей природе тоже. И в каждом племенном прихвостне, хоть они и чересчур заигрались в свой возвышенный над всем животным мирок четырёх племён и теперь хоть обделаются, но никак не признают, что в попытках скрасить своё выживания заврались и зарылись так, что уже по-другому не выживут, - уже непривычно спокойным голосом продолжала пёстрая, - Они растеряли всю свою природу и пытаются учить о ней других. Хах...

Между своими фразами кошка делала паузы, чтобы попытаться уловить те моменты, где она вдруг переставала пугать Зарницу и начинала вещать ему что-то от своего чёрствого бродяжьего сердца, даже надеясь, что он внимательно слушает и всё запоминает наизусть. Казалось, что из него было можно ещё слепить что-то годное, если, правда, его соплеменники не слишком глубоко пустили корни воительства и кошачьего братства в его черепушку. Но солнце от его тёмной шкурке резво отражалось приятными отблесками, а трава едва ли не сама расступалась перед его маленькими лапками, ведя по тропинкам почти как родного. Зарница не так уж плохо смотрелся тут, а Хельга уж знала, как редко чей-то кошачий профиль выглядит так, как надо для этого леса. Для настоящего леса. Но позволяла бы она себе так много похожих на эту мыслей, то уже к утру начала бы называть Зарницу сыном, поэтому пёстрая уверенно продолжала:

- Если птица посчитает тебя слабее неё, а ты слабее неё, то она тебя убьёт и съест. Если птице не понравилось, что ты маячишь у неё на глазах, она тебя убьёт и съест. Если она голодна или рядом её гнездо, то она тебя убьёт и съест.., - мягко продолжала Хельга, считая такие вещи спокойными буднями настоящей жизни, - Если она не голодна, но ты встретился ей по пути, она тебя убьёт и съест, когда проголодается.

Отредактировано Хельга (24-05-2019 17:07:07)

+3

6

[indent] Его проводник не узнает про слабость, что зиждится на концах усов. Его проводник не станет допрашивать, про внутренний мир и личный закон. Его проводник говорит о птицах, как о лисах и волках из сказок на ночь, его проводник ходит словно по гравию, чужие ошибки он гонит прочь.

[indent] Зарница лишь улыбнется вскользь, послушает про войны за "красоту", встрепенется от ветра, что тех окатит по пути в его полуявь-мечту.

[indent]  - Уверен, - кивнет вопреки всякой силе, пусть так - сила Макошь в ее словах. - Я тоже такой, - ведь наши стремленья сильнее клыков и плоти в когтях.

[indent] - Гроза, - что света Зарницы не знает - ударит позднее с раскатом грома, - Хотелось бы верить, - надежда звучит совсем неуверенно и чуточку робко. Пусть ждут его братья-друзья в племенах, не важно откуда, важнее - зачем. И пусть те простят за тяжелый час, в который сбежал он навстречу судьбе. Не вините - на шкуре той черной метка в виде белой звезды, коронующей хвост. Ему велено в звездную даль стремиться - так черные птицы уходят в ночь.

[indent] Зарница не знает всей силы грозы, лишь верит что свет ее привлечет. Он знает - за ним она явится стройно, идею его до котов донесет. Продолжит светить за ним, робость оставив, заведет вечный двигатель-вечный свет. А что до дождя - не узнает, затухнув прежде всякой погоды и будущих бед.

[indent] - Нет, они не такие, - он знает прекрасно, - если быть с нею милой, она запоет, - Зарница внимательно смотрит на спутницу и верит, что суть до нее донесет, - с котами все так же - их мучает голод, но не тот, что про белок и прочих зверюг, - Зарница взглянет на небо белёсое, на птиц, что его режут темным крылом, - разве красят все кровью? Разве все ради войн? - ошибка, абсурд, правда в чем-то другом.

[indent] Зарница опережает кошку.

[indent] - Покажи мне ту птицу и я докажу.

Отредактировано Зарница (06-06-2019 15:15:42)

+5

7

Как-то неожиданно малец слегка поробел, говоря о своём племени, и этому кошка только слегка ухмыльнулась: помнила пёстрая, помнила... Как сгорала со стыда долгие тянучие луны с того самого утра, как оказалась по ту сторону границы. Помнила, как трусливо прятала глаза в лапки, когда кто-то из других бродяг хотя бы вскользь упоминал о недавних встречах и приключениях на границах. Помнила, как те пушились, плевались и кидались тогда ещё дикими для Хвостика вульгарностями, высмеивая патрули племён, и раскатисто хохотали, планируя новые провокации. Ей почему-то тогда было донельзя, искренне стыдно, но сейчас Хельга не чувствовала и капли какого-то сочувствия к Зарнице. Благо, новые и новые заявления мальца умело отвлекали её от их поисков.

- А ты и впрямь гораздо храбрее, чем кажешься.., - зачарованно протянула пёстрая, - Но, кажется,  и в разы ещё глупее...

Но это было совсем лишнее. Впрочем, как ни крути, Хель не сильно и старалась втереться в доверие Зарнице: конечно, ей было бы лестно, если бы тёмненький так же и продолжал податливо шагать с ней рядом, пока она бы окончательно не решила, что с ним делать, но и не настолько важно, чтобы строго сдерживать свои манеры. С лунами жизни здесь, в бесхозных землях, в Хельге, впрочем, как и во всяком другом, совсем-насовсем пропали ощущения лишних нужд. На худой конец в голодную ночь она и сама бы не побрезговала его шкуркой. Но едва ли он мог это и предположить, раз так наивно отзывался об одном из самых простых, нормальных предостережений.

- Ты уже взрослый кот, и я уважаю твою уверенность, ммм... Такой лёгкой охоты эта птица ещё не видала.

Насколько пёстрая вообще слышала, Грозовые - древолюбы. Как племя Ветра расстилается под небесами бесконечными полями и лугами, так Грозовое скрывалось под сенью бесчисленных раскидистых деревьев. Но едва ли там не было пустошей или королев, которые бы не догадались проронить малышу хотя бы пару словечек о том, чем могут быть опасны открытые пространства. Ветряных котят учат этому с тех самых пор, как они только начинают как-никак ползать. Это Хельга ещё помнила.

- Всё ради жизни, Зарница. Всегда и в первую очередь. Но каждый волен решать сам, чем её красить. Если ты этого хочешь...

Зарница выскочил на тропинку вперёд Хельги, из-за чего кошка привычно резко и напряжённо остановилась, плотно и недовольно впечатав лапы во влажную почву. Скакать команды не было. Пёстрая насупилась, не ждав от малого даже малейшего шага в сторону, но, кажется, она совсем запамятовала непоседливость таких юных созданий: молодые редко заглядывали в такие дальние края. Пока ещё сдерживая своё недовольство, которое только начало рассеиваться новой, слишком жестокой для мести за неровный шаг идеей, пёстрая молча прошла мимо Зарницы, небрежно двигая того своим боком, но обернулась, чтобы убедиться, что он всё-таки идёт за ней. Играть в наставника, поощряющего инициативу детёныша, она не была намерена.

Какое-то время они шли молча, но Хельга свернула с тропинки, аккуратно ныряя в не самые большие кусты. Низина оставалась за её спиной, но пёстрая шла уверенно, хоть и мягко, относительно примерно помня дорогу. Время от времени кошка поглядывала наверх, на верхушки деревьев, в которых было тяжело что-то рассмотреть из-за густых зелёных листьев, но Хельга всматривалась, вдумывалась и всё шла дальше, не сомневаясь в том что найдёт, что ищет. И, спустя время, Хель остановилась у одного из тех деревьев, которое едва ли могло отличиться от остальных, если бы ни припрятанная в листве крупная, шарообразная тень. Пускай жизнь пёстрой ещё не была такой длинной, но времени в ней на изучение закутков было более, чем достаточно, да и странствовать по лощине, не зная таких сюрпризов - невероятно безответственно. Гнездо здесь. Оглянувшись немного и по сторонам, кошка наконец-то обратилась к Зарнице:

- Грозовых котов учат лазать по деревьям, верно? - такой храбренький точно должен уметь, - В кроне этого дерева - птичье гнездо. Навести её, а я подожду здесь.

Сама Хельга даже не думала лезть наверх: тут, в тени множества кустов и растений, спрятаться было не трудно, даже если птице с какого-то перепугу придумается лезть вниз. Впрочем, пикирующих в крону орлов пёстрая видела не часто, зато вот кружащих вдоль и поперёк всего неба невдалеке от своего гнезда - очень часто. Единственное, на что ещё можно было надеяться Зарнице, кроме своей безосновательной храбрости, - это на то, что в гнезде ещё нет яиц, и сами птицы могут оказаться где-то далеко-далеко на охоте. Но разве такой герой мог бы отказаться от того, что так страстно решил сделать сам?..

+1