У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Вот и подошла к концу долгожданная всеми весна, наполненная новыми сюжетными поворотами и заметным прибавлением в племенных детских, и началось не менее ожидаемое лето, обязательно сулящее нам самые интересные интриги и их расследования. В игровом мире прошла и завершилась жутким событием Ночь Половины Луны, по причине чего совсем не за горами прячется и близящийся Совет, но мы пока подведём небольшие итоги закончившегося сезона.

Молодая гвардия Грозового племени оказалась в этом месяце в самом настоящем ударе, заняв яркими и колоритными мордочками не одну номинацию. И наш почётный список, вновь хмуря брови, открывает Терновник! Лучший кот месяца, такой же своенравный и совсем (не)маленькую толику ревнивый, как и строптивица мать, ты без стеснения показываешь своё недовольство заключённым союзом между Грозовым и Речными племенами. Зайдёшь ли ты дальше обычных слов или всё же нет?

Молодая, красивая и такая манящая своим непростым характером огненно-рыжая юная воительница, занявшая в этом месяце номинацию лучшей кошки. Огнецапка, с первых шагов блеснувшая на весь наш лес и оставшаяся в наших сердцах на очень долгий промежуток времени. Мы с нетерпением ждём от тебя великих свершений, почётных мест среди остальных соплеменников и, конечно же, не менее интересную и интригующую историю личной жизни. Быть может, однажды детская Грозового племени разгорится от зародившегося в ней пожарища?

Второй раз подряд попавший в одну из номинаций, завоевавший наши сердца своей харизмой и весельем, а так же доведший до поседения бедного Вяза Дятел заслуженно занимает звание лучшего ученика! Обязательно продолжай в том же духе и не теряй своей сноровки и, глядишь, у кое-кого появится новый персонаж, а палатка старейшин племени Теней пополнится новым жителем.

Ох уж эта юношеская влюблённость и её окутывающие всех вокруг сладостные чары... Смотря на Львиногрива и Маковку, невольно начинает хотеться тоже погрузиться в эти добрые, не обременённые проблемами и сложностями романтические сюжеты, но не всем дана такая прерогатива. Так что, друзья, внимательно наблюдаем за дальнейшим развитием ваших взаимоотношений и ожидаем появления палевого львёнка в детской.

Кажется, небольшая зараза, именуемая самовольным уходом из племени боеспособных воителей, перекинулась на племя Ветра. Или просто соплеменники устали уже терпеть заносчивого и до эгоистичности честолюбивого Янтаря с его неоспоримой манией величия и желания захватить всю власть. Оставив после себя шлейф из неприятного впечатления у некогда товарищей и поставив на собственном прошлом жирный крест, он не исчезает с экранов навсегда и обязательно обещает однажды вернуться. Один ли? Или, быть может, с кем-то, кто поможет воплотить ему мечты в жизнь?

Сорока же становится самым каноничным персонажем мая, как ещё одна похвала за полученного ученика в столь юном возрасте и просто свою ослепительную обаятельность. Какой же она станет наставницей для Грозолапа? Воспитает ли из него бравого воителя или под гнётом юнца сама смягчиться? Мы будем следить за тобой, красавица!

И без каких-либо сомнений, почти с неоспоримым никем иным отрывом место лучшего котёнка всея леса занимает разжалобивший всех до горьких слёз Коготок, потерявший в ушедшем месяце не только исчезнувшего отца, но и родную мать. Вы вообще читали его посты на главной поляне Речного племени? Прочувствовали всю боль маленького, абсолютно брошенного котёнка, что остался теперь на попечении у нашей доброй Ласки? Да ещё в одну луну отхватить сразу же и звание почётного игрока... Это ли не заявка на до невозможности интересную дальнейшую историю?

Поздравляем всех победителей, а тех остальных призываем активно играть и не менее активно голосовать - лето на дворе, самое время устраивать новые интересные сюжеты и разворачивать неожиданные отыгрыши, которые запомнятся если не каждому, то многим!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » клан падающей воды » убежище травника


убежище травника

Сообщений 61 страница 70 из 70

1

http://s7.uploads.ru/VC30Q.jpg

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 background-color: #eee9e3;
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: auto; height: 300px; overflow: auto;">
<br>
<p>
<br> 
    <font face="yeseva one"><font size="4"><b>убежище травника</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font><br> 
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">И</size></b><font size="2">здалека холм, особенно тёплой порой, напоминает большой уютно разросшийся куст дивной мягкой травы, однако за действительно приятным любой лапе мхом скрывается серый камень, а за свисающими клочьями мха — тоннель, выточенный бившим сквозь холм гейзером. О последнем в напоминание осталась небольшая тёплая пещера внутри да узкий просвет в каменном потолке, через который в центр пещеры льётся дождь, обеспечивая больных водой, или пробивает луч солнца.</size></font>
</font>
</div>
</div></div> 
</center> 

учёт трав
——————————————————————
золотарник
чабрец
паутина
бузина
грушанка
подорожник

0

61

— Мвак, хто фвуфивофь?!

Да помилует его Клан Бесконечной Охоты.

Мрак раздраженно выдыхает, понимая, что порой это поведение совсем некстати. Но срываться на последователе при всех - не его история; он ведь должен, черт возьми, поддерживать и направлять это пятнистое недоразумение, но все, что чувствует сейчас травник под грудой вороной шерсти - это огненный клинок злобы, назойливо и с тупой болью ковыряющий где-то в подреберье.

- Ты на должности последователя травника не для того, чтобы как малолунный котенок спрашивать такие глупые вещи, Мед, - на рваном вздохе, перехватывая принесшие травы пятнистого горца. Эти вопросы, которые так были не к месту, лишь больше подливали масла в разжигающийся огонь.

- Живо за работу, - рассекающе, беспрекословно. - Займешься Вихрем, Рыком и Можжевельником.

Черношкурый принялся накладывать мазь из принесенных золотарника и подорожника, чувствуя, как напрягается челюсть всякий раз, стоит Мраку коснуться языком сочащихся ран Клекот. Сейчас она не выглядела как бравая трехцветная кошка, не выглядела той, что покорила горы, - вместо прыти и бравости перед взором травника лишь мешок костей, тяжело вздымающийся. И хотел бы Мрак сказать, что видеть так ее было тяжело - да только на одной жалости они никуда не уедут. Мазь была наложена, но в горле неприятно пульсировало и жгло.

Черепаховая шерсть замелькала в темноте пещеры - о страннице Мрак не думал до этого момента. Некогда - так же, как и некогда разводить милые беседы.

- А ты куда пошла? Я тебя не отпускал, Хельга.

Голос Мрака низкий, требовательный, по-прежнему отчасти раздраженный и самую малость - уставший. Он проверяет ее лапу, чувствуя, что это скорее всего вывих, и резко дергает на в сторону - звук, режущий слух, ударился о своды убежища и вернулся обратно. Наложив кашицу из золотарника, чтобы снять отек, он лишь кивнул в ее сторону.

- Жить будешь. Понаблюдаю тебя парочку дней; ходить сможешь, но аккуратнее. Вправление - не самая приятная процедура, верно?

+4

62

[indent] — Ты на должности последователя травника не для того, чтобы как малолунный котенок спрашивать такие глупые вещи, Мед.
[indent] Последователь травника виновато улыбается в ответ на недовольство наставника, словно бы прося прощения за свою непонятливость. Вероятно, пытаться выяснить у Мрака, что же стряслось и отчего в их палатке столько раненых, было бессмысленно, и пятнистому ученику оставалось лишь секундно понадеяться, что ему удастся разговорить хоть кого-нибудь из больных. Так или иначе, оставаться в неведении было неприятно, это создавало какой-то оттенок тайны над всем произошедшем, но что-то подсказывало Меду, Собранному с Лавандового Поля, что в действительности никакой загадки здесь не было, и Мрак просто не хотел терять время на объяснения. Что же, в этом он был прав, как бы ни прискорбно было это признавать.
[indent] Мёд оббегает палатку взглядом, выискивая названных соклановцев. Травмы просто вразнобой, хоть собирай коллекцию: и ушибы, и раны, и вывих! И это лишь на первый взгляд. Вот Вихрь, отделавшийся, кажется, парой царапин, а вот Можжевельник, который.... Последователь травника хотел верить, что он просто был без сознания. Пятнистый невольно тревожится от мысли, что собранных трав может быть недостаточно, но вслух озвучивать это не собирается: не при больных.
[indent] Первым делом он подходит к Можжевельнику, чтобы убедиться, что он был еще жив: утыкается носом в его шерсть, зарывается поглубже, пока не ощущает тепло и стук сердца. Запах кота смешивается с запахом пыли, холода и крови, но смерть еще не близка, и Мед испытывает явное облегчение от осознания, что плутовка не блуждает в стенах их палатки. Сегодня она не обещала никого забирать.
[indent] — Ну ничего, мы тебя подлатаем и будешь как новенький, — дружелюбно, ободряюще, словно бы последователь стража мог его услышать. Мёд берет все необходимое (сейчас это в большей степени подорожник и золотарник), а после принимается за работу. Нет ничего, чтобы привести кота в сознание, нет ничего, чтобы облегчить его боль. Это осознание режет, но последователь травника продолжает свою работу, а после оставляет Можжевельника. Ему нужно отдохнуть. Чуть позже Мед обязательно перепроверит его и поменяет припарки, сейчас же, прикладывая ко лбу полосатого смоченный прохладный мох, он отстраняется.
[indent] Следующей жертвой становится Вихрь — с ним дело простое: приложить мох к голове, да уложить отдыхать. Грустно, но Мед признает, что дальше этого их возможности не простираются.
[indent] Рык. К тому моменту, как прыгучей походкой Мёд подходит к стражу, его вывих уже оказывается вправлен Мраком, а что лучше всего, этот кот, в отличие от Можжевельника, пребывает в сознании. Выглядит он получше, чем последователь, но заметно хуже, чем будущий. Пятнистый забавно хмурится, оббегая взглядом соклановца и оценивая его состояние.
[indent] — Как ты себя чувствуешь? Знатно тебя потрепало! — мяукает будущий травник и улыбается серому коту мимолетно. Он берется за травы, сперва занимаясь царапинами и ушибами на шкурке стража, а после опускает взгляд на вывих. Кажется, лапа распухла, поэтому оставить ее просто так было не слишком хорошей идеей. Пятнистый глянул на Мрака, надеясь спросить у того, что можно сделать, но, осознавая, что тот был еще занят, последователь сперва прикидывает, как можно было бы сымпровозировать.

[indent] К тому моменту, как Мёд добрался до чабреца с искренней святой верой, что тот должен был помочь больному, Рык уже успел задремать, и последователь травника, несмотря на свое желание поговорить, не стал будить его. Аккуратно пристраиваясь рядом, он смешал золотарник с принесенной ароматной травой и стал накладывать кашицу на место вывиха.


Ссылка на дайсы (Вихрь: легкие —> полное выздоровление, Рык: средние —> средние, Можжевельник: тяжёлые —> лёгкие)
Ссылка на дайсы (Рык: средние —> средние)

Отредактировано Мёд (26.05.2021 08:35:08)

+3

63

Он вообще не помнил, что произошло там, на хребте. Последний раз такое случалось, когда Можжевельник еще будучи Норвудом, очутился в лапах Прямоходов и был силой отброшен к мусорному баку. Голова трещала сейчас примерно также. Только помимо прочего полосатый также ощущал, как по всему телу разливается тупая боль. Волнами раздаваясь по всем мышцам, она атакует Можжевельника, поглощает за собой. Он слабо приоткрывает глаза - густая шерсть соклановца неприятно забивается в нос, но Можжевельник, что Растет у Обрыва практически не чувствует ни-че-го. Лапы безвольно болтаются, свисая с чьей-то спины. Снова темнота.
Он вновь приоткрывает глаза. Превозмогая боль, слабо поворачивает голову куда-то в сторону. Каменные стены. Что-то невнятно прокряхтев, вновь падает в темноту. Только боль намекает будущему на то, что он еще жив. Сглотнув слюну, он пытается хотя бы носом почуять, где он находится. Но мысли путаются и рвутся, как сухие травинки. Кот не понимает, что происходит.
— Ну ничего, мы тебя подлатаем и будешь как новенький, — этот голос он определенно знает. Он принадлежит кому-то из Клана Падающей Воды. С трудом сознание рисует имя - Мёд. Туман перед глазами рассеивается. Слабо дыша, Можжевельник делает рваный выдох, в котором слышится едва различимое "да".
И вновь падает в неизвестность.
Как же так получилось, что судьба привела этого городского бродягу сюда? Заставила вступить в Клан Падающей Воды, дала новое имя. И вроде же все наладилось. Он стал обучаться, жить новой жизнью, учиться быть другим. Но вдруг все вновь померкло и Можжевельник, что Растет у Обрыва вновь почувствовал себя Норвудом - потрепанным, готовым драться с самой смертью за свое выживание, диким бродягой. Лишь только запах Мёда и его методичные движения, дабы залатать все раны, позволяли Можжевельнику называть себя клановым именем.
Боль так и продолжает литься по всему телу горячими струйками и кот, больше не имея сил бороться с этим чувством окончательно проваливается в глубокий сон. Лекарства последователя травника, по видимому, начинают действовать.

+3

64

Требовательный голос травника настиг Хельгу врасплох - признаться, она была уже готова принять как факт мимолётность очарования черношкурого кота и дважды успела позабыть о старой ране на своей лапе, ведь не так уж сильно она и болела. И всё же травник не забыл о ней и её лапе, и пёстрой пришлось наскоро поддаться его спешному осмотру, озадаченно хмыкнув.

- Думала, ты забыл про меня, - сухо мурлыкнула кошка, не тратя время черношкурого на свои смазливые тона и хитрые взгляды. Вокруг них была куча мала раненых, мятых и перемятых стражей клана, в кругу которых вилять хвостом кошка не собиралась точно - таким боком ей вряд ли удастся завоевать их доверие и расположение, а уводить Руби от мягких подстилок и кучи с добычей так быстро ей не хотелось тоже. Впрочем, когда Хельга послушно протягивала лапу Мраку, она ещё не подозревала, чего ей это будет стоить.

Каким-то уж больно резким и неожиданным движением черношкурый кот выкрутил лапу бродяги так, как Хельга бы ни за что не подумала, что она вообще гнётся, да и проверять бы не стала. Раздался какой-то неприятный скрежет, какой обычно можно услышать, перехрустывая пополам маленькую костистую пташку, а затем и саму лапу пронзила неожиданная боль, да и похлеще той, от которой пёстрая страда несколько дней в луну. Прирыкнув себе под нос, зеленоглазая плотнее сжала зубы и рефлекторно выпустила когти то ли в целебные лапы Мрака, то ли суховатую землю убежища и, признаться, чуть ли не взвыла.

- Нежность - не твой конёк, да? - шикнула она не громко, но куда жёстче, чем мурлыкала перед кланом всё это время, и даже язык прикусить себе не хотелось - до того не понравились ей местные лечебные манеры. - А с виду так и не скажешь. До разочарования в шарме травника дело ещё тоже не дошло - лапу чуть потряхивало, и сама Хельга продолжала пушится, стараясь принять своё лечение как должное и перестать дыбить шерсть на загривке, исподлобья недовольно поглядывая на чёрного кота. Но потихоньку, совсем потихоньку начинало казаться, что лапа действительно шевелится лучше.

- Ваша верховная хотела, чтобы я начала тренировки с ловчими и всё такое, - деловито отозвалась в ответ кошка, смягчая взгляд, - Но раз слово травника - закон... Многозначительно вздёрнув одну из бровей, пёстрая плавно распласталась на полу убежища, на этот раз глянув себе под лапы, чтобы вновь не наступить ни на кого. - Надеюсь, вправлять её дважды не надо. Пару раз осмотреть бы ещё её, да поближе. И помягче.

Отредактировано Хельга (03.06.2021 01:59:01)

+2

65

- На память не жалуюсь.

Цедит Мрак, отвечая Хельге - во рту собралась горечь и металлический оттенок крови Клекот. Меньше всего ему сейчас хотелось мило беседовать в кругу раненых и больных, в кругу рваных ран и чужих тяжёлых вздохов, - травник не хотел себе позволять эту мысль, но ухо слабо дергалось на каждый хрип Клекот и Можжевельника. Последователь в своей манере начинает кряхтеть наседкой у соклановцев, и Мрак понимает, что за ним ему тоже необходимо следить: неуверенные движения, растерянность, возможно, боязнь сделать больно или хуже - эти мысли всегда мешали и мешают делать свою работу. Это черношкурый помнит ещё со времен собственной практики.

Отвлеченный Хельгой, её недовольством и выпущенными когтями, он чуть не пропустил мимо глаз невообразимое. Вороная грудь раздулась от гнева - в голову ударила зажженная петарда. Тело мгновенно оказалось совсем вплотную к Меду, и когтистая лапа хлестко ударила по пятнистой. Разъяренное дыхание - будто наотмашь вдоль щеки. Мрак оскалился, показывая пожелтевшие клыки, и пикирующим орлом навис над последователем, не отводя с него испытывающего взгляда.

- Ну надо же, какая умница, - хвост разрезал воздух, пока зубы точились друг о друга.

- Когда я показывал тебе сто раз чабрец и от чего он, ты что, лисье дерьмо, делал? Учился миленько разговаривать с соклановцами?

Мрак сощурился и почувствовал, как проступают желваки от стиснутой занемевшей пасти. Голова наклоняется к уху Меда, и травник смотрит сквозь, поверх его макушки - взгляд буравит стену напротив, пока складки на переносице появляются медленно, но верно.

- Ты чабрец будешь собирать до конца моих дней, чтобы запомнилось теперь наверняка, понял? И не дай Звездам я допущу хоть одну смерть от Зелёного кашля из-за того, что ты прямо сейчас использовал для кого-то, возможно, ценное лекарство.

Фигура расправляется, отходя от Меда подальше. Вернувшись обратно к Хельге, Мрак Над Водой бросает холодное и громкое: "Вправь лапу и наложи золотарник, снимет на время отек. Дай воды Можжевельнику. И приберись здесь".

- Надеюсь, вправлять её дважды не надо. Пару раз осмотреть бы ещё её, да поближе. И помягче.

Травник смотрит на кошку сверху вниз - брови опускаются ниже, в знаке непрошенном, в знаке едва снисходительном; на мгновение морду раскрашивает тень ухмылки, чтобы после раствориться во мгле пещеры.

- Будь мне лун двадцать, я бы, возможно, повёлся, - голос становится тише, - но пока ты в пределах моего убежища, ты будешь делать то, что я тебе скажу. И будешь терпеть, если потребуется.

Взгляд оценивающе блуждает вдоль тела, заостряя внимание на лапе, - нормально, сойдет.

- Пламя и Снег не сахарные, подождут пару дней. Клану нужны сильные и целые коты. На сегодня закончим - спать.

Мрак тихо выдыхает и оставляет Хельгу на подстилке, обходя раненых в очередной раз, проверяя их состояние и оценивая работу Меда.

- Можешь ведь, когда хочешь.

Сухо кивает травник последователю, тихо наблюдая за его действиями. От острого взгляда не укрылось дыхание Можжевельника и его слабый шепот, предназначенный Меду. От сердца немного отлегло - да только вернулось двойным грузом: если бывший бродяга попытался прийти в себя, то Клекот лежала по-прежнему недвижимо. Мрак подходит к трехцветной, ложась вплотную, кладя голову у её лап, и мысленно молится Клану Бесконечной Охоты - в тишине убежища даже беззвучно шевелящиеся губы горца слышатся отчетливо громко.

х х х х х х х х х х
на следующий день.

Не успело солнце взойти над верхушками изогнутых деревьев и скалистых гор, а Мрак уже крепко стоял на лапах; и хотелось бы сказать, что он выспался, только эта ночь бессонным шлейфом опутала разум травника, не разрешая сомкнуть веки дольше, чем на пару минут.

Можжевельник, Рык, Вихрь - все они по-своему говорили о поправки, об улучшениях. И только Клекот продолжала молчать.

Молчать страшно. Молчать в ожидании. Нервно и раздражающе.

- Мед, подъем. Присмотри за ними, пока я отойду за травами. Поищу что-нибудь полезное. Следи за Можжевельником и Клекот - не забывай их поить.

Голос, будто осипший, скрипучий, выдавал явное беспокойство; и что-то, о чем Мрак Над Водой не переставал думать, оставшись наедине с собой.

- Хельга, просыпайся.

Дождавшись, когда странница откроет глаза, враношкурый склонился над её лапой, меняя повязку с новой мазью.

- Идем, поможешь мне.

И чёрный силуэт растворился в густом тумане гор, направляясь прочь из убежища и перепутья.

>>> ельник.

+4

66

Сознание начало возвращаться к будущему стражу, когда он сквозь сон услышал свое имя.
- Следи за Можжевельником и Клекот — не забывай их поить, - хрипло переворачиваясь на другой бок, он тут же приоткрыл глаз и увидел неподалеку Мрака над Водой.
- Не хочу я пить. Хватит уже тыкать в меня своим мхом, - негромко прокряхтел Можжевельник, подавая очевидные признаки жизни. Все тело болело так, словно бы по нему кучу валунов раскатали. Особо сильно болела задняя лапа. То ли от ран, то ли от вывиха - Можжевельник и не видел толком, что с ним вообще было, - А дичью тут положено кормить или только травами откармливать будут? Мёд, - позвал последователя полосатый, - ай ладно, ничего не надо, - и, вновь переворачиваясь на другой бок, Можжевельник, что Растет у Обрыва вновь закряхтел как старый немощный кот.
Пока произошедшее никак не укладывалось в туманной голове будущего. Помнил лишь, что на хребте с отрядом что-то произошло. Он отчетливо помнил громкий шум и выкрики соклановцев. Но, судя по боли во всем теле, ничего хорошего там не было. Уже жалея, что он ввязался во всю эту авантюру с Кланом, Можжевельник никак не мог вспомнить, была ли с ними Дакота (а ее новое имя сейчас в упор стало забыто). Сейчас он не чувствовал ее запаха, но вдруг...?
- А Дакота где? Черт... Не Дакота... пф-ф, ты понял. Где она? - все еще слабым, но басовитым голосом спросил у последователя травника Можжевельник.
Вокруг была какая-то суета, но полосатому до этого вообще не было дела. Подстилка есть, еда-вода есть, так тут еще и положено ухаживать за больными. А попробуй в городе захворать - лечись сам, дорогой друг. Вряд ли к тебе вообще подойдут и поинтересуются твоим здоровьем. Так и получалось, что большая часть бродяг умирало на помойках лишь от того, что никто и не знал как залечивать раны - вылижешься кое-как и достаточно. А что было поделать? Такими знаниями, какими обладали тут травники в городе не владел от слова ник-то.

+2

67

Мёд растерянно вскидывает взгляд на Мрака, когда тот яростной тучей налетает на него, обдавая лавиной гнева, и не дергается, пока тот не заканчивает проливать на пол убежища свой жгучий густой поток мыслей. Пятнистый знает — любое движение может сделать хуже. Научен опытом, а потому осторожен. Но все равно мягко улыбается учителю, когда тот отстраняется, и мяукает:
Совсем запамятовал! — Мед едва ли не ударяет себя лапой по лбу, посмеиваясь с себя и ведя хвостом, счищая уже приготовленную кашицу и мягко щурясь, — Спасибо, что напомнил! А за чабрец не беспокойся, в следующий же раз еще принесу, да столько, что ни один больной не кашлянет.
И сопровождает свои слова кивком, прежде чем приготовиться выполнять поручения, данные ему наставником: сейчас он работает быстрее, наконец разбирается с лапой Рыка и все же накладывает золотарник. Нужно сходить за шалфеем — это он понимает, но тихо вздыхает, осознавая, что подобное придется оставить на утро. Да и вот Можжевельник "ожил", и его уж без внимания было бросить нельзя, тем более, что тот обращался прямиком к последователю.
Я принесу тебе поесть, не беспокойся, — мирно мяукает Мед, беря травы, чтобы обновить все компрессы и повязки, которые необходимо, а после останавливается рядышком, принимаясь за дело, параллельно выслушивая поступивший вопрос от соклановца:
Не знаю, но должно быть с ней все в порядке, — успокаивающе произносит последователь травника, не отвлекаясь, но заглядывая мельком в глаза Можжевельника с улыбкой. — Тебе сейчас нужно отдыхать, но, если хочешь, я утром все выясню и обязательно тебе скажу!


Ссылка на дайсы. Рык (Тяжёлые > Полное выздоровление) 
Ссылка на дайсы. Можжевельник (Легкие > Полное выздоровление)

+3

68

<<все с той же злополучной тренировки,

Надо признать, им повезло больше. Тем, кто стоял далеко от обвалившихся откуда-то сверху громоздких камней по счастью довелось испытать только животный страх перед неотвратимым и наглотаться пыли, которая ещё не улеглась. Звенящую после грохота тишину можно было вспарывать когтями, а Рысь помнит только жгучую боль в подушечках лап, когда она, оказавшаяся так далеко от места обвала, одна из первых сорвалась вперед, сдирая уже было загрубевшую кожу в кровь. Она понимала, что другие, что ближе, успеют первее неё и была готова изощренно обругать Прищура Хитрого Лиса, ведь это он выбрал каменистую полянку среди валунов для места их тренировки. Отличное место, если не нестись оттуда сломя голову к цели не щадя лап под рокот крови в собственных  ушах.
Тех, кого завалило камнями уже вытащили и понесли на Перепутье, а она, глядя на эту скорую процессию упрямо хромала следом, оставляя за собой едва заметные алые опечатки на сером граните, уговаривая себя успокоиться и не паниковать. Не замечая ни боли, ни усталости. Можжевельник был жив, Рысь это точно знала. Её Норвуду были нипочем какие-то свалившиеся на голову, пусть и крупные камешки. Они выбирались из передряг, покруче этой, вот только сердце все еще норовило пробив грудную клетку, умчаться вскачь в неизвестность.
К тому моменту, как темноухая кошка добралась до Перепутья,  а затем прямым и удивительно ровным шагом вошла в пещеру травника, ожидаемо застав там всех пострадавших, включая Рыка Северного Волка, над которыми уже колдовал Мед, Собранный с Лавандового Поля, её страх и отчаяние осели внутри колким, царапающим нутро раздражением. Устало умостив зад на прохладном полу спасающей от жалящего солнца пещеры, будущая стражница клана перевела дух, буркнув травнику уже привычное:
- Дай мне немного травы унять кровотечение, я разжую ее сама, - тщательно вылизав израненые подушечки, кошка невольно вспомнила хмурые слова Тигра, ухаживающего за её лапами после того, как слег Жук. Отнимать внимание у Меда, которое он должен был оказать пострадавшим, она не собиралась. В конце концов, её ранки были до ужаса нелепы на фоне случившегося, к тому же это было слегка обидно - ободрать подушечки в столь неподходящий момент. Теперь Рысь уже не так часто наведывалась к травнику за помощью. Время неуклюжих царапин, казалось бы прошло.
- Я в порядке, - вскинув голову резче, чем собиралась, она уставилась на Можжевельника холодными бледно-голубыми глазами. - Любопытное дело, - продолжила едко, будто разговаривая сама с собой. - Нас предупредили о возможном нападении птиц и острозуба, подготовили к тому, что практически с любого валуна можно упасть серьезно повредив себя, но как-то запамятовали сообщить, что горы могут обрушиться нам на головы в любой момент! - об обвалах она, будучи городской бродягой раньше никогда не слышала, и конечно, увиденное оставило в её душе существенный отпечаток, а пережитый страх за напарника так и норовил вылиться волной жгучей злости на обстоятельства, на себя за беспомощность и самого полосатого. Услышав грохот, тот мог хотя бы ради приличия поберечь свой пушистый зад. Сама Рысь, Шагающая по Камням, будь те не ладны, была уверена, что так и поступила бы, не беря в расчет того, что ужас, сковавший её в тот страшный момент, не позволил бы даже сдвинуться с места. Признавать свои слабости та, что звалась с рождения Дакотой не умела никогда, потому и лезла на рожон сколько себя помнила.
- И ладно мы, не ожидавшие такой подлости от гор, но ведь попался в эту каменную ловушку ещё и ты, Рык Северного Волка. Сколько ты уже в клане? - обратив взор на другого бывшего бродягу, который, как она знала давно уже прижился в рядах горцев, темноухая веско фыркнула, стукнув хвостом по полу.
- Как при таких опасностях можно вообще чувствовать себя здесь в безопасности? Вы считаете подобное нормальным? - её так и подмывало спросить Можжевельника, что Растет у Обрыва, доволен ли тот такими Сюрпризами, что могут в одночасье забрать его жизнь, но она промолчала, раздраженно ведя ушами. Потерять так внезапно самого близкого и единственного товарища в этой полной опасности, порой паскудной жизни оказалось до ужаса страшно. Рысь знала, что никогда не признается в своём страхе вслух, но так же знала, что Норвуд видит её насквозь, все понимая.

Отредактировано Рысь (10.06.2021 17:40:04)

+4

69

► перепутье

Внутри привычное столпотворение больных. Да уж, этот обвал нехило потрепал Клан, и им всем только предстоит услышать от Верховной, что она там с отрядом наразведывала. Прищур решил не загадывать наперед и прошел дальше. Коротко ткнулся в бок матери носом, отметив ее бессознательное состояние, но вроде ровное и тихое дыхание. Рысь болтала с Можжевельником, который уже мог похвастаться припарками от травников и наверняка больной головой - от множества вопросов подруги.
— Как при таких опасностях можно вообще чувствовать себя здесь в безопасности? Вы считаете подобное нормальным?
Рыжий усмехнулся, усаживаясь рядом без каких-либо вежливостей и приветствий. Бросив косой взгляд на Можжевельника, он в упор взглянул на причудливо раскрашенную морду своей подопечной.
— В нашей жизни вообще безопасности не существует. Уж кому, как не одиночкам бывшим, это знать, — лениво поведя плечом, он продолжил. — Если ты хочешь мирную жизнь, то это к двуногим. А у нас может произойти что угодно, даже вот такой вот обвал. Предки нас защищают, но от буйства природы никто не может уйти, если той пришло в голову нечто похожее.
Прищур подавил зевок. Все же спать хотелось жутко, но оставалось еще одно дельце. За ним-то он сюда и заявился, проследовав по следу Рыси.
— Так что завтра с тобой пойдем проверять себя на прочность. Проведу тебе боевую тренировку, посмотрим, на что ты способна. Покажу приемов, которым нас обучали еще учениками, ну и все в таком духе. На рассвете выходим.
Вопросов, согласна ли она, кот задавать даже не собирался. Раз уж назначен наставником, значит, слово его закон. Хотя бы в их паре. Обвив хвостом лапы, страж сощурил глаза и осмотрел Рысь внимательно. Вроде крепкая, сильная. Лапы должны уже загрубеть от ходьбы по камням, значит, справится с переходом и тренировкой. У нее есть все шансы стать неплохой стражницей, если будет стараться.

+3

70

Рык проснулся, почувствовав, как кто-то бесцеремонно прошёлся сначала по его хвосту, а затем и по ушам. Пробив пелену сна — и разве что не стенки черепной коробки, — громкий голос заставил стража открыть глаза и поднять тяжелую голову с лап. Взгляду понадобилось пару мгновений, чтобы проясниться и сфокусироваться на светлой шубке Рыси, в ответ которой кот только бессвязно что-то фыркнул, не увереный, что обращалась кошка именно к нему. За последнее время количество посетителей в этой пещере значительно увеличилось, будто не отряду стражей, а всему Клану на голову свалилась груда треклятых камней. Или это просто Рык не часто здесь бывал? В любом случае, затхлость убежища сидела в печёнках, а от стойкого запаха трав голова раскалывалась на части. Любое вмешательство в личное пространство  только усугубляло то и дело накатывавшую волнами мигрень. Но, похоже, саму виновницу это не стесняло в манерах, и она уже принялась наседать на уши своему напарнику, при этом несильно заботясь о покое случайных слушателей. У которых ее сетования на трудную горную жизнь, очевидно, не оправдавшую ее ожиданий, вызывали лишь усмешку.
И когда только у одиночек так повысились запросы? Или понизилась выживаемость?

— И ладно мы, не ожидавшие такой подлости от гор, но ведь попался в эту каменную ловушку ещё и ты, Рык Северного Волка. Сколько ты уже в клане?
Достаточно, чтобы не ожидать лучших условий, — почувствовав на себе взгляд кошки, страж едва заметно поморщился, понимая, какой отвратительный пример бывшего одиночки, когда-то так же примкнувшего к Клану, сейчас производил. Впрочем, сохранность своей шкуры — и чьей либо ещё — его не заботила так, как день изо дня тревожило состояние Клёкот. С каждым днём оно ухудшалось, и Рык, успевший наверное прожечь в пёстрой шерсти настоящую дыру, усилием воли заставлял себя поменьше смотреть в самый темный и дальний угол пещеры. Чувствуя ее неуловимый запах, страж все ещё надеялся — и раз за разом презирал себя за это малодушие, вынужденный, в конце концов, принять своё бессилие.
Возможно, в глубине души он был даже рад, что она не видела его слабости. И вряд ли вообще когда-то догадывалась о ней. 

Думал ли Рык вообще о своей безопасности? Пожалуй, все его мысли, сколько он себя помнил в шкуре стража, неизбежно обращались к безопасности кошки, которая в его защите нуждалась меньше всего. 

На появившуюся в пещере ещё одну фигуру серошкурый только дёрнул ухом и снова опрокинул голову на подстилку. Он пролежал так какое-то время, пытаясь абстрагироваться от чужой болтовни. О сне в резко оживившихся условиях можно было забыть, к тому же, потребность в каких-то телодвижениях уже давала о себе знать. Нужно было проветриться. Усилием заставив себя подняться на лапы, Рык медленно ступил на заживающую, пробуя. Боль была, но она была терпима, и страж, уже ступая уверенней, молча покинул убежище, не дожидаясь разрешения травников. Достаточно было того, что он стерпел все их манипуляции над собой на протяжении нескольких дней.

» перепутье

+4


Вы здесь » cw. последнее пристанище » клан падающей воды » убежище травника