У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
.
Котаны! Уже оценили нашу зимнюю обновку? Надеемся, все сразу же ощутили запах мандаринов и приближающихся новогодних праздников, потому что на очереди суровые холода, те самые, что приносят с собой узоры на окнах и воющие метели.

Традиционно в последний день месяца завершилось голосование на лучших персонажей месяца, победителей которых пора чествовать! Лучшим котом стал Смерчезвёзд, новоиспечённый предводитель Грозового племени, что неудивительно, потому что какой мужчина! Продолжает череду грозовых умников и умниц Бражница – по совместительству лучшая кошка ноября, а вслед за ней – Заря и Маковинка – лучший оруженосец и лучший котёнок. И тоже из Грозового племени. Всё куплено!

Лучшей парой игроки признали драматичный дуэт Созвездия и Карпозуба, самым запоминающимся оказался Солнцезвёзд, земля ему пухом, и замыкает череду лучших персонажей Рой, последний, но не по важности, а всего лишь по тугоухости, самый каноничный и по совместительству почётный персонаж!

Спасайтесь от холодов, грейтесь друг о друга, ведь впереди целая красочная зима!

С любовью, администрация.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



омутапка

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

своей простотой убила во мне гада

http://forumuploads.ru/uploads/0019/c8/05/701/52236.jpg

староречье & сезон Юных Листьев, когда уже всё цветёт———————————————————————————————— я иду искать, я тебя найду
время ты не трать, мы начали игру
нет в ней правил, ты в ней главный приз
я тебя найду, я уже так близко

Отредактировано Осолапка (10.02.2021 16:15:04)

+5

2

[indent] Пушистик стрельнул глазами Осолапке через границу, задерживая её внимание на себе. Кошечка с опаской оборачивается на постепенно удаляющихся речных соплеменников, а затем с интересом смотрит на оруженосца, чуть качая точёной мордочкой.

- Нам срочно нужно встретиться на Староречье, - едва ли не срывается на шёпот кот, при этом говорит серьезно и холодно, - Приходи после патруля.

- Хорошо, Омутик, - чуть улыбается пятнистая и убегает вслед за своим отрядом.

[indent] Ученик с жаром в груди сглатывает вязкую слюну и оборачивается к своим, благодаря Звёзды за то, что никто из них не обернулся на звук. Или даже если обернулся, то проигнорировал этот жест ученика или не посчитал чем-то серьезным.

[indent] Омутик семенит по ещё не до конца растаявшему снегу, под лапами хлюпает грязь вперемешку с прошлогодней листвой, пожухлой травой. Кристаллы колючих сугробов лежат по бокам всех тропинок и царапают даже жесткие подушечки, но оруженосца не останавливала даже эта суетливая обстановка. Омутик игнорирует даже серо-бурые капли, которые цеплялись за его белоснежную шерсть на лапах. Он спешит.

[indent] Оруженосец чуть сбавляет темп и переводит дыхание, когда достигает назначенного места. Река уже в некоторых местах размывает берега и выходит за их пределы. Омутик с отвращением смотрит на воду и морщится, когда она, леденющая, обступает шерсть со всех сторон. Грязные разводы тут же кругами отходят от лап, но оруженосец с рычанием отскакивает и сдавленно шипит, когда очередная порция слякоти цепляется за него. А затем поднимает взгляд вперёд и тщательно рыщет в поисках пятнистой кошечки, но не натыкается на неё.

[indent] Давай, ты должен перейти, тут же совсем мелко. Ты же не будешь трусом?

[indent] Сердце бешено отстукивает удары, когда оруженосец с дрожью всё-таки наступает в проваливающийся, мерзкий то ли ил, то ли песок (Омутик не знал и не интересовался), морщаясь и отворачиваясь от этого зрелища. В ушах ритмично повторяется пульс, котик глубоко вдыхает носом и опускает взгляд на лапы. Мурашки больно покалывают в спине, Омутик подсознательно выпускает когти и топорщит шерсть на загривке, с каждым шагом всё больше выгибая спину и срываясь на шипение, вместе с тем сглатывая своё недовольство.

[indent] Я должен, должен.

[indent] Ученик наращивает темп с каждым шагом, теперь уже не брезгливо косясь на воду, а словно рассекая её. Местами уровень воды был гораздо выше, нежели просто около пальцев, поэтому ему приходилось ещё больше жмуриться и рычать, боясь провалиться прямо туда, в песок. Но возвышающийся впереди первый островок был будто лучом надежды. Омутик буквально с рычанием преодолевает последний небольшой порог, наконец-то опускаясь на устойчивую землю и начиная отряхиваться как собака. Холодные лапы тут же были вылизаны.

[indent] Где же она?

[indent] Оруженосец закрутился по сторонам в надежде найти Осолапку, но тщетно: ей даже на островке не пахло, а уж на вид она ему так точно не попалась. Уши сами собой прижимаются к затылку, кот смотрит назад и ругается про себя. Неужели я зря этот путь проделал? Внутри всё ещё переворачивалось от контакта с водой, такой противной и мокрой. Громко фыркает, расхаживая из стороны туда-сюда, потому что лапы ужасно чешутся, а сердце продолжает колотиться в быстром ритме. Мимолётный взгляд продолжает обхаживать ближайшие деревья, на которых уже набухают сочные почки.

[indent] Давай же, приходи!

+4

3

офф:

Осолапке 10 лун

[indent] Остаточное время дневного патруля после произошедшей только что не самой обычной встречи с Омутиком на границе течёт слишком медленно, будто бы нарочно оттягивая предстоящий совсем скоро очередной момент в компании этого загадочного ветрового оруженосца и желая ещё больше раззадорить и без того бешеной птицей бьющееся о костяную клетку грудины сердце. Осолапка неторопливыми шагами плетётся в самом хвосте небольшого патрульного отряда, с грустью понурив вниз точёную пятнистую мордочку и медлительно волоча длинные лапы по отпечатывающимся то тут, то там во влажной грязи следам старших соплеменников. Кошечка, одним из острых клыков закусив тонкую губу, весь оставшийся путь до родного лагеря молчит и, с головой погружённая в свои мысли, не издаёт ни одного лишнего звука, лишь изредка с тоской косясь через глубь территорий Речного племени в сторону староречья.

[indent] Символическая проверка границ и близлежащих к ним местностей под самый свой конец невольно затянулась, потому что один из воителей вдруг на самом подходе к зарослям тростника неожиданно учуял противную вонь лисицы и решил всё вокруг проверить на её наличие. И юная Осолапка, будучи преданной и любящей каждого товарище ученицей Речного племени, отлично понимала предпринимаемые старшими соплеменниками меры предосторожности, но даже здравыми мыслями не могла унять возбужденную предвкушением дрожь в лапах и избавиться от навязчивого желания плюнуть на всё вокруг и самым быстрым бегом, на какой только было способно её тело, отправиться на староречье. Оставшись наедине со своими мыслями и пустующим входом в лагерь, пятнистая кошечка взволнованно пританцовывает носочками лап в ожидании возвращения остальных членов патруля и, только лишь завидев высунувшийся из камышей розовый нос, широкими шагами приблизилась к широкоплечему речному, не медля отпрашиваясь у него “на охоту” и издавая ликующий «мяв» на быстро полученное разрешение.

[indent] Словно никем и ничем не останавливаемый порыв стремительного ветра мимолётно проносясь сквозь уже укрытую набухшими и даже слегка распустившимися в маленькие подобия будущих листиков калиновую рощу, Осолапка открыто поражается невозможным возможностям своего собственного тела и между выслеживанием уже давно намеченного в голове пути с удивлением поглядывает на собственные конечности, после чего чувствует открывшийся второй, третий и даже четвёртый запас энергии, что несёт её к назначенному месту встречи. Пятнистая треугольная мордочка уже отчётливо ощущает продирающийся сквозь тонкие стволы растущих то тут, то там деревьев и кустарников свежий ветерок и с новой силой бьющие в темноватый нос совсем отличные от приевшихся рыбных ароматов запахи, когда кошечка легко останавливается на границе и зорким взглядом тускло-зелёных круглых глаз осматривает староречье. Впрочем явно выделяющуюся на зелёном поле буро-белую шерсть ветрового кота было удивительно сложно не заметить, и ученица, остановив внимательный взор на его поджарой фигуре, расплывается в радостной улыбке и опрометчиво со всех лап бросается в мелководье протекающей здесь старой, уже наполовину иссохшей реки, тут же поднимая высоко вверх искрящиеся и переливающиеся брызги.

[indent] — Омутик! — приветственно размахивая тонким хвостом из стороны в сторону, весело кричит Осолапка. — Прости, что я немного задержалась, там просто... В общем, было одно дельце, но сейчас уже всё хорошо. Зачем ты меня позвал? — уверенными широкими шагами рассекая неподвижную гладь прохладной воды и вплотную приближаясь к загадочному островку, с лёгким смущением спрашивает речная и торопливо ступает на твёрдую землю.

+4

4

[indent] — Омутик!

[indent] Со спины раздаётся тонкий, приятный голосок, и сразу же по спине пробегаются мурашки. Оруженосец, переведя дыхание, прикрывает глаза и размеренно выдыхает, а затем с полуулыбкой разворачивается на звук. Осолапка стремительно сокращает расстояние между ними, весело размахивая тонким хвостом из стороны в сторону, и оруженосец невольно дёргает своим, словно в приветствие.

[indent] - Ты пришла, - котик чуть приподнимает брови вверх и сжимает губы в узкую полоску.

[indent] — Прости, что я немного задержалась, там просто... В общем, было одно дельце, но сейчас уже всё хорошо. Зачем ты меня позвал? - всё таким же сладостным голосом мурлычет кошечка, взбираясь на земляной островок.

[indent] Оруженосец кивает и нервно сглатывает, пытаясь скрыть своё волнение, царапающее изнутри грудь. Прижимая мотающийся хвост к своему боку, Омутик мечется глазами туда-сюда. Ругаясь на себя за такую несобранность, недо-перфекционист-на-сегодня судорожно выдыхает и наблюдает за тем, как Осолапка садится напротив него и вопросительно вскидывает брови вверх, ожидая от ученика ответ.

[indent] Слова всё никак не идут в голову, хотя оруженосец несколько раз прокручивал этот момент у себя в голове. С силой закусив внутреннюю часть нижней губы, котик роняет взгляд на лапы ученицы и снова нервно сглатывает, понимая, какая сейчас неловкая пауза в их разговоре. Тихо шикнув, пушистик снова смотрит на Осолапку и нервно переминается с лапы на лапу.

[indent] - Осолапка, - котик выдыхает и чуть отводит взгляд в сторону, - Помнишь нашу первую встречу? - нотки грубости в воспоминаниях того дня заставляют оруженосца чуть замедлить биение сердца и спокойно дышать, - Я вспоминаю его каждый день. И я никогда не думал, что именно он меня так глубоко зацепит, - Омутик снова тяжело вздыхает и закатывает глаза, понимая, как нелепо выглядит со стороны; больше всего он сейчас боялся, что ученица начнёт над ним смеяться или, напротив, начнёт злиться на него, - Я привык к одиночеству, но... Ты что-то пробудило во мне. Что-то светлое. Я засыпаю с мыслью о том, что скоро встречусь с тобой, даже если мимолётно. Как и сейчас, - Омутик жмурится и прикусывает язык, чуть отворачиваясь в сторону, хлестнув себя по боку хвостом, - Это всё так глупо, глупо, - оруженосец вскакивает на лапы и мотает головой из стороны в сторону, а затем сдавленно рычит, жмурясь чуть ли не до слёз, - Я никогда в это не верил и не хотел уж тем более, но... - что-то внутри сжимается, словно в кульминации, и котик задерживает дыхание, борясь с желанием сорваться с места и убежать: он же не трус, - Я не любил воду, но я пришёл сюда. Я не переносил запах рыбы, но сейчас он для меня особый. Я ненавидел кому-то открываться, но ты... Но я... - Омутик снова нервно сглотнул и теперь уже всем корпусом развернулся к кошке, делая ей шаг навстречу, - Я люблю тебя, Осолапка....

[indent] Омутик срывается на шёпот и снова жалобно вскидывает брови вверх. Внутри всё будто обрывается и разбивается вдребезги, кот смотрит в то ли испуганные, то ли ошарашенные глаза ученицы, нервно сглатывая слюну, которой, кажется, и в пасти-то уже нет. На душе скребётся тысяча мышей, и оруженосец закрывает глаза и чуть опускает голову, не желая видеть ничего вокруг. Если она убежит, то он хотя бы не будет этого видеть, ему не будет так ужасно больно. Если она скривится и сморщится, то он этого не узнает, чему будет очень рад. Шумно потянув воздух ноздрями, оруженосец с грустью опускает уши, оголяя свою слабость: так отвратительно и так стыдно.

Отредактировано Омутик (14.02.2021 01:10:35)

+4

5

[indent] Когда длинные лапы, распуская вокруг себя несколько маленьких, искрящихся в широких солнечных лучах волн, осторожно поднимаются из прохладной воды и бесшумно ступают на слегка размягчённую от влаги землю, молодая трава мягкими объятиями обхватывает тонкие запястья и ласково смахивает налипшие на короткую шерсть круглые капельки. Тускло-зелёные глаза ласковым, тёплым взглядом неторопливо скользят по широкой буро-белой мордочке и особенно долго задерживаются на янтарных, горящих неким, не совсем понятным юной Осолапке, но в то же самое время таким привлекающим огнём радужках, от чего пятнистая, ни о чём больше не задумываясь, быстро делает несколько шагов в сторону Омутика и заметно сокращает расстояние между ними. Точёную мордочку кошки враз озаряет искренняя широкая улыбка, из-под которой явно проглядываются белые острые зубки и выставленный наружу самый кончик розового язычка, а треугольные ушки так и вовсе напряжённо подрагивают от каждого сказанного котом слова.

[indent]  — Конечно же пришла, — негромко мурлычет ученица и с проглядывающимся во взгляде вопросительным волнением смотрит на каждое рваное, режуще-резкое движение старшего оруженосца.

[indent] Словно впитывающая всю воду губка, Осолапка практически сразу перенимает глубоко в себя все те источаемые Омутиком эмоции и отчётливо ощущает, как необъяснимое напряжение в перемешку с ненужной излишней нервозностью колючими разрядами тока растекаются по всему худощавому туловищу и превращают короткую пятнистую шерсть в один большой сгусток рвущейся отовсюду неудержимой энергии. Чувствуя появившуюся в тонких лапах дрожь и начавший метаться из стороны в сторону кончик длинного хвоста за спиной, кошка незамедлительно шумно усаживается на мягкую подложку из свежей травы и до скатившихся в пасть капелек крови прикусывает нижнюю губу. От чего-то сердце ученицы, пока зеленоватые глаза торопливо мечутся вслед за каждым мало-мальски заметным движением ветрового оруженосца, с почти неощутимым  дискомфортом свободолюбивой птицей бьётся о грудную клетку, а торчащие вверх широкие уши часто совсем немного ворочаются из стороны в сторону.

[indent] — Конечно же помню, я вспо... — радостно начинает было Осолапка, да тут же и осекается от открывшегося ей в следующую секунду откровения. Пятнистая молчаливо, не смея ни одним шорохом перебивать речь Омутика, слушает его с особым вниманием, в то время как взгляд тускло-зелёных глаз с каждым сказанным словом продёргивается мутной дымкой воспоминаний и чего-то ещё. Когда буро-белый вдруг резко срывается на почти неразличимый шёпот, охваченная совершенно новыми эмоциями кошка даже нелепо подаётся вперёд, немного приподнимаясь на задних лапах и стараясь услышать как можно больше. — Ч-что? — она замирает, интенсивно машет головой, не веря сказанным только что словам, и торопливо вскакивает с земли, делая один шаг навстречу коту. — П-правда, Омутик? — ещё один, уже более широкий шаг и стыдливо прижатые к затылку уши. — Мне кажется... кажется, что я... тоже... — Осолапка подкрадывается практически вплотную к Омутику и ловкой хрупкой рыбкой ныряет к нему под морду, в ту же самую секунду крепко прижимаясь пятнистой шеей к белой грудке. — Тоже в тебя влюбилась... — кошка всё же не сдерживает рвущегося из души мурчания и немного приподнимает голову вместе с широкой мордочкой кота. — Я... Я каждый день, когда закрывала глаза, видела перед собой твои янтарные глаза и веющее от них обжигающее тепло. Каждый раз, когда мой язык скользил по моей шерсти, вместе со слюнями я чувствовала твой вкус! Даже сейчас, когда мы так близко, так рядом, я думаю о том, насколько всё это не правильно, но мне всё равно очень мало тебя!

+4

6

[indent] - Я... Тоже, - едва шепчет Осолапка.

[indent] Омутик замирает и снова обнаруживает на себе мурашки. Снова и снова, когда влажный нос ученицы неуверенно касается его шеи, а затем и вовсе острая мордочка сильнее прижимается к его груди. Сердце настолько часто и быстро билось, что оруженосец теряет счет его ударам. Дурманящий запах пятнистой кошки мгновенно кружит голову, и ученик еле держит над собой контроль, чтобы не рухнуть прямо сейчас на землю от трясущихся лап.

[indent] Стрекотание кузнечиков, гогот птиц, шум ветра - всё это сейчас так не важно, что Омутик просто продолжает прижимать уши к затылку, теперь уже в ответ прижимаясь к кошечке. Он делает это всё ещё неуверенно, потому что страх отпугнуть от себя Осолапку больно покусывает душу. Единственное, что он сейчас слышит - её урчание, такое громкое и сладостное. Ученик перестаёт дышать, растягивая этот момент. Всё ещё боится открыть глаза и увидеть, что всё было лишь плодом его воображения.

[indent] - Даже сейчас, когда мы так близко, так рядом, я думаю о том, насколько всё это не правильно, но мне всё равно очень мало тебя! - мяукает Осолапка и трется об его шерсть, словно зарываясь в неё.

[indent] Омутик чуть приоткрывает глаза и смотрит на ученицу с болью. Он чувствует абсолютно то же самое: ему просто мало её. Но сейчас, пока их никто не видит и никто их не окликает, они могут стоять столько, сколько посчитают нужным. И... правильным?

[indent] - Да, это неправильно, - внутри всё пылает огнём, Омутик лишь устало шепчет, не в силах произнести это слишком громко, - И... Завтра я стану воителем. Наши встречи будут ещё опаснее, - оруженосец снова закрывает глаза и жадно вдыхает воздух от него острой нехватки, - Но я просто хочу, чтобы ты знала это. Здесь и сейчас.

[indent] Оруженосец сглатывает ком в горле, широко распахивая глаза и пройдясь языком по макушке Осолапки с трепетом и заботой, словно мать вылизывает своего котёнка. Снова с жалостью вскидывает брови наверх и мнётся с лапы на лапу, яростно хлеща себя им по бокам. Бокам, которые то и дело резко вздымаются. Как будто он бился день и ночь. Один. Так и было, ведь он вёл настоящий бой со своей душой и со своими чувствами.

[indent] Он глядит на неё, словно она сейчас для него целая вселенная, полная сверкающих звёзд. Аккуратно и нежно касается носом края её ушка и тут же быстро проводит по нему шершавым языком, судорожно выдыхая. Огонь, пылающий внутри, так и сжигает, и кот еле борется с желанием повалить её на землю и прижиматься к ней так сильно, чтобы чувствовать её дыхание над своим ухом, слышать её быстрое биение сердца. Омутик прикусывает язык и впивается когтями в землю, захлёбываясь собственными эмоциями.

[indent] - На день... Хотя бы на один день ты будешь моей, - шепчет белоснежный и трётся щекой об её щеку, стискивая челюсть, - Так мало и так много одновременно...

[indent] Чуть отодвигает голову от её морды и снова смотрит в её бездонные глаза, снова тонет в них и снова возрождается с новыми силами. Ищет в них такой же взаимности, где-то в глубине души всё ещё боясь того, что будет отвергнутым. Но сердце бушует в груди и затуманивает разум, заставляя его просто жить чувствами. Жить, а не просто существовать, как было до их встречи.

+3

7

[indent] Юная Осолапка впервые в своей не слишком уж длинной жизни испытывает настолько сильные, переодически даже обжигающие своей теплотой эмоции. Она, речная ученица, здесь и сейчас стоит вплотную к ветровому почти-воителю, нежно прижавшись к его пушистой груди и тёмно-розовым носиком ежесекундно судорожно вдыхая самый нужный и лучший аромат на свете. Ничего и никого вокруг, во всём мире за пределами этого укрытого ото всех острова не существует и существовать-то даже не может, ведь есть только он и она, есть только лишь растекающаяся покалывающими разрядами незаметного на фоне всего остального тока дрожь в тонких лапах и набатом стучащее уже где-то в треугольных ушах сердце.

[indent] Теперь, когда последовавший за самым первым, решающим всё на свете признанием Омутика в переполняющих и его, и, как оказалось, саму Осолапку чувствах шок немного поутих, пятнистая вдруг со сковывающим всё худощавое тело липким страхом начинает задумываться над тем, а не сон ли это? Не очередной ли это слишком приятный кошмар, который испарится из её ветряной головы с первыми восходящими над горизонтом лучами солнца? Кошечка жмурится до лёгкой боли в сжимающихся веках и невольно несколько раз отрицательно мотает точёной мордочкой, будто бы втирая в свою короткую шерсть этот горьковатый запах вереска и крольчатины. Она ещё сильнее, пытаясь всем своим длинным телом поместиться у лап буро-белого, жмётся к его торчащей во все стороны шерсти и оглушающе громко урчит от того тепла, что лёгкими прикосновениями языка распространяются от макушки до кончика хвоста, в то же время не спеша вновь открывать тускло-зелёных глаз. Но ведь не может же сон быть настолько реальным? Или всё это уже не сон, и совсем ещё юная ученица всё же сходит с ума?

[indent] — Ты завтра станешь воителем? — раздавшийся над самым ухом торопливый, сбивчивый от волнения шёпот слишком резко выдёргивает Осолапку из дурманящих её голову мыслей, от чего она не успевает полноценно вернуться в реальность и холодно переспрашивает слишком очевидные вещи. Молчит, выжидает, будто притаившийся в кустах хищник следит за реакцией своей добычи, а после вдруг несколько раз быстро моргает и ласково скользит кончиком пятнистого хвоста по часто вздымающемуся боку Омутика. — Поздравляю тебя, Омутик... Как же жаль, что я не смогу присутствовать на твоём посвящении... И никогда не смогу спать с тобой в одной палатке, холодными ночами прижимаясь к твоему пушистому боку...

[indent] Осолапка торопливо прикусывает язык, не желая такими ненужными в этот момент словами отравлять самый лучший момент своей жизни. И вновь звенящая тишина глубоким, изолирующим ото всего вокруг куполом нависает над этой неправильной и в то же самое время слишком идеально смотрящейся вместе парой, пока влюблённые до лёгкого безумства взгляды всё же неторопливо, будто бы отсрочивая момент неминуемого взрыва, пересекаются и шелестящие искрятся. Пятнистая с никогда раньше не бывалой нежностью вглядывается в янтарные радужки напротив, отчётливо видит в чернеющих дырах зрачков расплывчатое отражение самой себя и нетерпеливо наклоняет точёную мордочку к буро-белой щеке, с нескрываемым удовольствием накрывая ту узкими влажными дорожками после пробегающего вверх-вниз шершавого язычка.

[indent] — Я не хочу быть твоей только сегодня, Омутик! После... После всего, что прямо сейчас здесь с нами происходит, я уже не смогу, как это обычно бывает, вернуться в свой лагерь и одиноко спать на холодной подстилке, — ученица стыдливо прижимает уши к затылку и смущённо переминается с лапы на лапу. — Я хочу быть твоей навсегда, чтобы никто и никогда не мог осудить наш с тобою союз. Только сейчас, когда я наконец почувствовала твоё тепло, твой манящий меня сквозь любые дебри запах, твоё опаляющее мою душу дыхание, я поняла, чего же мне всё это время не хватало! Чего так громко кричащей на рассвете подбитой птицей все эти луны с нашей первой встречи на этом самом месте просило моё сердце, по какой причине каждый раз оно искало самый короткий выход... Теперь я уверена в том, что буду счастлива и буду жить, а не глупо существовать, только где бы то ни было рядом с тобой, Омутик! И я правда не знаю, что нам с этим делать, как нам дальше быть... — на последних словах её быстрый шёпот резко прервался раздавшимся откуда-то изнутри всхлипом, и Осолапка, с сожалением быстро сморгнув подступившие к горлу слёзы, отвела жалостливый взгляд в сторону.

+3

8

[indent] — Ты завтра станешь воителем? - одними губами шепчет кошка.

[indent] Кажется, её это даже опечалило? Осолапка выглядит очень расстроенной, но оруженосец лишь с пониманием смотрит в два изумруда и устало выдыхает. Кивает. Она тоже прекрасно понимает, что ситуация обострится, тем более, чем между нами не шибко приятельские отношения. Но, может?...

[indent] - Как же жаль, что я не смогу присутствовать на твоём посвящении... И никогда не смогу спать с тобой в одной палатке, холодными ночами прижимаясь к твоему пушистому боку...

[indent] Осолапка дрожит всем телом, и Омутик чуть закрывает её морду своей пушистой шеей, не давая ей больше разговаривать и закрывает глаза, медленно осознавая, сколько боли, но сколько правды в этих словах. Любить кошку из вражеского племени - что может быть хуже этого? Встречаться с ней почти под покровом ночи и лишь на минуты, чтобы просто насладиться её запахом, её красотой, её голосом, а затем прокручивать сотню раз в голове все эти ощущения, буквально проживая каждый миг снова и снова. Оруженосец морщит нос на переносице.

[indent] - Может, не придётся? - неуверенно говорит Омутик, стреляя глазами то в одну сторону, то в другую, - Почему мы должны быть в разных племенах, Осолапка? Я могу... могу уйти к вам ради тебя, или ты можешь сделать то же самое. Или мы вовсе можем сбежать! - котик чуть отстранился от неё, мечтательно заглядывая в её глаза, - Мы сбежим туда, где нас никто не найдёт, Осолапка. Я буду защищать и оберегать тебя всю свою оставшуюся жизнь, - его глаза засверкали миллионами огней, и он припал к её лапам, утыкаясь в них холодным носом и оглаживая её пальцы, - Но я не знаю, будем ли мы счастливы вдали от дома. Мы привыкли к этой жизни, сможем ли мы отказаться от неё? - он чуть повёл ухом и положил голову на лапы ученицы, глядя на неё уже снизу вверх, - Мы можем уйти в клан... Мы вольны делать то, что хотим, почему Воинский Закон должен ущемлять нас?

[indent] Оруженосец выразительно смотрит на Осолапку, следя за её реакцией, но, кажется, её ум сейчас тревожило что-то ещё. Котик облизывает пересохшие губы, успокаивая постепенно свои вздымающиеся бока. Но следующие слова ученицы с каждым разом бьют всё больнее и больнее. Пушистик устало кладёт лоб на её пальцы и с тоской в глазах глядит куда-то сквозь землю, но затем, как слышит всхлип подруги, резко вскакивает и трётся об её нос своим, громко мурлыча.

[indent] - Прошу, не плачь... Мы что-нибудь придумаем, слышишь? Решай, Осолапка, я тебе предложил много вариантов, всё зависит от тебя. Я сделаю так, как ты скажешь, только, - он чуть отпрянул и улыбнулся, - Эти глаза не должны лить слёзы понапрасну, будь сильной. Хотя бы ради меня.

[indent] Он выдыхает из себя разгоряченный воздух и прижимается к своей Осолапке, вдыхает её запах. И сейчас ему больше ничего не надо.

[indent] - Я не могу без тебя. Уже не смогу...

Отредактировано Омутик (17.02.2021 00:21:22)

+1

9

planettu ft. Darrem — дышу
bah tee — ты моя

[indent] Судьба, как оказалось, штука очень даже интересная.

[indent] Будучи совсем ещё маленьким котёнком, не отлучающимся надолго от мягкого и тёплого материнского живота и тайком подглядывая за милующимися каждый вечер на главной поляне парочками, Осолапка невольно мечтала о таком же. В своих разукрашенных в самые яркие краски детских снах пятнистая малышка часто видела рядом со взрослой собой любящего кота и бегающих, катающихся туда-сюда, прыгающих перед лапами их общих детей, иногда кошечке казалось, что короткими шерстинками она уже ощущает щекочущие прикосновения тёплого бока лежащего на соседней моховой подстилке воителя. А оно в итоге вон как всё оказалось.

[indent] Испытывать какие бы то ни было дружеские или, упаси Звёздное племя, любовные чувства к абсолютно чужому коту из вражеского племени со стороны больше похоже на злую шутку упомянутой выше судьбы. Сначала всё кажется не таким уж плохим, вы миролюбиво болтаете в пограничных патрулях и преспокойно за очередной бездумной болтовнёй сидите рядом на нейтральных территориях, а потом с всклокоченной шерстью и оскаленными клыками вдруг встречаетесь на поле боя. Вы по-долгу, будто бы старательно пытаясь влезть в чужую голову и прочитать царящие в ней мысли и планы, смотрите друг другу в глаза, а что потом? Ты либо дерёшься, либо предатель.

[indent] И это, если честно, очень пугает юную Осолапку.

[indent] — Воинский Закон — это вся наша жизнь, Омутик, — с разрывающей крохотное сердце болью слишком сильно ощущая каждое прикосновение буро-белого к своему телу, пятнистая всё же не находит в себе сил вновь взглянуть в его притягательные глаза и лишь поспешно закрывает свои. — Ты разве можешь представить кого-нибудь из нас в чужом племени, в корне переучивающимися прежнему укладу жизни и вырабатывая в себе абсолютно новые навыки? Тебе не кажется, что такой поступок станет предательством? Потому что, кажется, я именно так и думаю... — кошка несколько раз быстро и резко вдыхает-выдыхает искрящийся напряжением воздух и неторопливо наклоняется как можно ближе к осевшему на мягкую траву чужому оруженосцу, с ласковостью скользя шершавым язычком между треугольных ушей и с шумом втягивает в себя такой нужный воздух. — Как бы нам этого не хотелось, Омутик, мы не сможем сбежать из родных племён от близких и любимых котов, бросив всё и поставив на кон всю свою жизнь. Это всего лишь несбыточные мечты...

[indent] Язык ворочается, какие-то там слова постоянно вырываются из стиснутой чьими-то острыми когтями глотки, а Осолапка ничего вокруг не слышит. За всё то недолгое время нахождения в запретной близости с Омутиком она, кажется, не один десяток раз безумно задумывалась о том же, что нашёл в себе силы озвучить только буро-белый, но сейчас по какой-то совсем необъяснимой причине слишком спокойно отказалась от желанного и счастливого будущего. Почему?

[indent] Слабачка!

[indent] — Д-давай, может быть, мы ещё раз обсудим это через пару лун, когда меня тоже посвятят в воители? — речная с нескрываемой надеждой мягко мазнула лбом по круглому подбородку ветряка. — Я тоже, правда, очень сильно люблю тебя, Омутик, но... Можешь считать меня глупой, называть мышеголовой, но я совсем ещё не готова бежать неизвестно куда, прости! Только не уходи прямо сейчас, прошу тебя! Давай... Давай немного полежим? Хочешь, я научу тебя ловить рыбу? Не знаю, правда, водиться ли она в этой старой реке...

+1

10

[indent] — Воинский Закон — это вся наша жизнь, Омутик, - Осолапка не смотрит на него, будто боится.

[indent] И внутри оруженосца всё снова обрывается, но теперь уже... бесповоротно? Его взгляд становится мрачным и более стеклянным, и кот, не владея своим телом, неуклюже усаживается на траву, даже не дёргая хвостом. Не было сил его взметать во все стороны, поскольку всё потрачено на признание этой крохе. Кажется, именно такого исхода оруженосец и боялся больше всего. Стук. Раз. Два. Три.

[indent] - Это всего лишь несбыточные мечты...

[indent] Кошка опускается рядом с ним так тихо (или же просто пушистик не замечал никаких звуков), ласково проводит языком по его шерсти, но ученик лишь отворачивается в сторону и тихо шикает в усы. Омутик втягивает воздух в себя, борясь с желанием свернуться в клубок и кричать от боли, но его всё мало и мало, он идёт так трудно, будто в груди что-то камнем давит на него. Оруженосец делает очередной вздох и кашляет.

[indent] - Прекрати, прошу, - он сквозь зубы выдавливает эти слова из себя, больше срываясь с шёпота на рычание.

[indent] Но скорее на себя, а не на неё. Он переводит на неё жалостливый взгляд, будто бы извиняясь тем самым, но вскоре снова отворачивается и смотрит в сторону своих территорий, в сторону ряби на воде, в сторону колыхающихся листьев. На всё, только чтобы не видеть сейчас саму Осолапку. Задерживает дыхание, чтобы не чувствовать этот запах, который окружает его шею и сдавливает, словно его прижали к земле и душат.

[indent] Он не мог её винить в том, что она говорит. Если бы Омутик сбежал вместе с ней, то был бы действительно счастлив? Была бы счастлива она? Он сделал бы её самой несчастливой кошкой во всём мире и каждый день бы грыз себя за то, что так поступил. Но хорошо, что это случилось именно так и именно сейчас. Если бы она согласилась, то, возможно, даже возненавидела бы себя и его в том числе за совершённое.

[indent] - Я не должен был ничего этого говорить, - холодно отзывается кот на предложение Осолапки, - Забудь, ладно? Так будет лучше для нас обоих, - он с силой закусывает язык чуть ли не до привкуса крови во рту.

[indent] Так будет проще. Так будет лучше. Он продолжает сжимать скулы и встаёт с места, чуть отходя в сторону и стоя к Осолапке спиной. С болью смотрит на владения Ветра за этой водой, подходит к неё совсем близко. Шерсть на загривке вяло шевелится, потому что страх воды, кажется, уже был задвинут далеко даже не на второй план. Смотрит на своё отражение в воде, которое ходит из стороны в сторону туда-сюда и судорожно выдыхает. Почему-то в груди до сих пор больно и беспокойно.

[indent] - Ты, наверное, моё наказание за то, какой я есть, - говорит в никуда кот и задирает голову вверх, ища глазами тех, кто сейчас смотрел за ними, - Но за что вы меня так наказываете?

[indent] Он снова закусывает язык и с потухшим взглядом возвращается к своему отражению, не в силах развернуться к Осолапке и смотреть ей в глаза. Стыд накатил так же резко, как и само откровение, поэтому ученик лишь с накатывающими слезами морщился, прилагая максимум усилий, чтобы ученица не видела сейчас этой жалостной морды. Но скоро смог сглотнуть, и глаза оруженосца перестали блестеть.

[indent] Омутик разворачивается снова к Осолапке. Сердце бьется в груди птицей, чуть ли не выпрыгивая наружу, но кот понимает, что и так наворотил дел. Он с большим холодом и серьезностью смотрит на пятнистую ученицу и чуть смиряет взглядом, когда она едва ли не подбегает к нему и пытается уткнуться. Отстраняется, но внутри буквально разрывается от боли и пожирающего пламени. Чувствует, как от него веет жаром.

[indent] - Тогда нам нужно прекращать встречи, Осолапка... - как бы он не пытался скрыть свою боль - горечь всё равно переполняет его дрожащий голос, - Мы не можем вечно бегать от всех. Я не могу так... Мне больно, и тебе не лучше. Ты права, мы не убежим от того, кто мы есть. Я не желаю тебе такого будущего... Ты обязательно найдёшь себе того самого, родишь с ним котят, будешь счастлива. А я... Я не стою того, чтобы по мне так убиваться и переживать, - он нехотя отпрянул от кошки, снова отходя от неё ещё дальше.

[indent] А он был так счастлив пару мгновений назад. И как же порой счастье может оборваться, словно хлипкая нить.

Отредактировано Омутик (17.02.2021 16:51:26)

+2

11

[indent] Наивная, наивная, наивная... Какая же ты наивная, моя маленькая Осинка! Ласковый, щебечущий голос матери, словно спасательный луч прозрения болезненно прорывается сквозь затуманенный нахлынувшими чувствами и эмоциями рассудок. В какой-то момент Осолапка всё же осмеливается наконец вновь взглянуть в ставшую самой родной круглую мордочку Омутику, да только лучше бы этого никогда больше в жизни и не делала. То, что в буквально только что сглаженных любовью и мечтами чертах видит пятнистая сейчас буквально насильно заставляет её до сковывающей грудную клетку боли задержать ненужное дыхание и с разлившимся в уменьшившихся до непроглядных точек зрачках страхом отшатнуться от режущих по живому слов буро-белого. До треугольных, стыдливо прижатых к затылку ушей с лёгким запозданием, будто бы преодолевая слишком плотный воздух вокруг кошки, доносится слишком непонятная просьба молодого кота, на что ученица лишь быстро трясёт головой и невольно выпускает острые когти глубоко в податливую землю островка, пока колющая боль резкими разрядами тока разбредается по пальцам. П-прекратить? Что я должна прекратить?

[indent] Один.

[indent] До этого рвущееся сквозь хрупкие рёбра сердце прямо сейчас пропускает один, два, три удара и, кажется, вовсе замирает, превращаясь в исколотую множеством игл мягкую игрушку, набитую бесполезными опилками. Осолапка со слишком явным непониманием и предательской мольбой в приподнятых бровях и поджатом тонком хвосте со стороны молчаливо и жадно наблюдает за каждым совершаемым Омутиком движением и вдруг отчётливо понимает, что больше не видит в них... ничего? Ни той привлёкшей её когда-то властности в широком шаге мускулистых лап, ни бывалой горделивой статности завтрашнего воителя, ни такой нужной в этот самый момент любви и ласки. Сейчас она видит перед собой лишь полностью разбитого, видавшего нелицеприятные виды кота.

[indent] И это с ним сделала она собственными лапами.

[indent] — Омутик, подожди... — негромким, срывающимся на жалкий скулёж голосом бормочет кошка. — Ты ведь сделал меня такой счастливой своим признанием! Я... Я не хочу ничего забывать!

[indent] Два.

[indent] Ты обязательно будешь счастлива, моя малышка! Вздыбившейся по всему худощавому туловищу короткой шерстью Осолапка неожиданно для самой себя ощутила совсем рядом с собой присутствие давно погибшей матери и длинные, тонкие лапы пробило крупной, заметной даже невооружённым взглядом дрожью.

[indent] — Что ты такое говоришь, Омутик?! — резко повысила и без того звенящий голос пятнистая, подаваясь вперёд к наконец обернувшемуся Омутику и тут же тушуясь под похолодевшим взглядом янтарных глаз. — Какое ты имеешь право даже думать о том, что мне нужен кто-то кроме тебя? Да лучше пусть мне будет смертельно больно, чем я предам свои чувства к тебе! А ты... Ты говоришь какие-то глупые глупости! Я... Я не верю ни единому... ни единому твоему слову, Омутик! Если у тебя и получается таким образом обмануть самого себя, то со мной это не пройдёт!

[indent] Три.

[indent] Всё кончено?

Отредактировано Осолапка (17.02.2021 18:25:09)

+1

12

[indent] - Если у тебя и получается таким образом обмануть самого себя, то со мной это не пройдёт! - звенящим голосом чуть ли не кричит на него Осолапка.

[indent] Омутик грустно опускает уши, уже не понимая абсолютно ничего в сложившейся ситуации. Едва стоящий на лапах, с тоской и злобой на себя в глазах, оруженосец делает шаг навстречу ученице.

[indent] - Прости меня, - он снова тяжело вздыхает и становится ещё ближе, смотря на насупившуюся мордочку Осолапки, - Я не хотел тебя обижать... Но как долго мы сможем жить вот так? А если об этом все узнают? Мне все равно на колкие фразы, но ты... Ты же такая ранимая. Что скажет Ручей Звёзд? Я, сам того не желая, делаю тебе только хуже, - он снова, словно спрашивая разрешения, смотрит в её глаза, полные боли, и неуверенно прижимается к её щеке, закрывая слезящиеся глаза.

[indent] Омутик гордо возвышается над ученицей, унимая дрожь в теле, но всё равно с этой болезненной тоской не может оттолкнуть кошку от себя в очередной раз.

[indent] - Своим признанием я думал только о себе, - он осуждающе мотает головой, - Ты бы смогла жить спокойнее без моих слов, но теперь я превращаю твою жизнь в череду опасностей. Я не хочу делать из неё ужас, - он хмурится и отходит от кошки, расхаживая из стороны в сторону, - Я не хочу, чтобы тебя все осуждали... Я желаю тебе только лучшего, но никак не этого. Но я люблю тебя и не могу без тебя... Видимо, придётся учиться? - он жалобно и вопросительно смотрит на Осолапку.

[indent] Хотя заранее знает, что она не похвалит его за такие слова. Скажет, что я глупый, что раз я не могу, то зачем учиться жить без неё.

[indent] - Не думай, что я отказываюсь от своих слов. Но я не представляю свою жизнь теперь, когда ты обо всём знаешь. Возвращаться в племя, где я практически всегда один? Туда, где нет тебя. Нет и не будет никогда. Вожделенно ждать следующей встречи, которая может быть совсем не скоро. Так смешно... Я счастлив и несчастлив одновременно.

[indent] Он видит, как хвостик Осолапки нервно дёргается, а в глазах застывает непонимание, и лишь грузно выдыхает, отходит от неё чуть в сторону и садится, обвивая хвостом лапы. Не указывает ученице сесть рядом с ним, понимая, что он не в силах ей на что-то указывать.

[indent] - Посиди со мной ещё немного, прошу, - шепчет котик.

[indent] Тяжёлый вздох. Дрожащий голос. То состояние, когда уже не можешь держать себя в руках и ломаешься изнутри.

[indent] - Не думал, что ты когда-либо увидишь меня т-а-к-и-м, - он закрывает глаза, и по щекам тут же брызгают две одинаковые капли, тут же впитываясь в шерсть; жар продолжает исходить от всего тела, и оруженосец неприятно ёжится, не понимая, как его скрыть и куда его деть, - Но я правда не могу больше так жить. Ходить там, где нет тебя, видеть во всех тебя, - он оборачивается на неё и болезненно улыбается, - Я с тобой так быстро сойду с ума, - он усмехается, пытаясь скрыть сейчас всю ту боль, которая ядом расползается по душе и впитывается в каждый уголок, - Звёздному племени так и передам, ты будешь виновата. Хотя нет, как умру, буду тебя во снах продолжать доставать. Ох, - Омутик смешно щурится и усмехается, - Может, мне утопиться, чтобы не было соблазна постоянно искать тебя? Плавать-то я всё равно не умею, хотя здесь вряд ли утонешь, конечно.

[indent] Омутик презрительно обводит гладь воды и чуть ведёт бровью, а затем снова переводит мечтательный взгляд на кошку, словно проглатывая все, что было до этого момента. Сейчас он был с ней и мог касаться её, надо наслаждаться тем, что есть.

Отредактировано Омутик (17.02.2021 20:49:35)

+1

13

[indent] Не торопясь двигаться ни в одну из возможных сторон — ни ближе к до боли в бешено колотящемся сердце грустному Омутику, но и не дальше от него же, — Осолапка с явно читающейся в тускло-зелёных глазах жалостью скользит по мускулистой, поджарой фигуре ветрового кота. Юной, ещё вовсе не знавшей какой бы то ни было жизни кошке было жаль всех: и саму себя, предательски не умеющую сдерживать рвущиеся наружу эмоции в себе, и буро-белого, смотрящего на неё с неразделимой никем тоской, и их запретную любовь. Но даже в этот самый момент, когда весь успевший построиться за несколько нежных касаний и ласковых слов крохотный мир их совместного будущего уже начал было с крахом рушится и превращаться в дурно пахнущий пепел пережитков мимолетного прошлого, пятнистая стоически не дёргается от сделанного в её сторону шага и лишь охотно подаётся ещё немного вперёд, прямо к шелестящему, срывающему с губ старшего оруженосца шёпоту.

[indent] — И ты, ты тоже прости меня, Омутик! Я не знаю, что на меня такое нашло, почему я сказала эти треклятые слова, — негромко пищит Осолапка, виновато приподнимая бровки и буквально на одну секунду замирая от обжегшего пятнистую щёку тёплого прикосновения, после чего с раздавшимся где-то глубоко в гортани урчанием ответно прижимается к пушистой мордочке Омутика. — Мой ты мышеголовый дурачок, тебя ведь никто и не заставляет жить вот так слишком долго. Я ведь попросила у тебя всего лишь две луны, дождаться моего посвящения в воители и уже тогда окончательно принято самое верное решение! Быть может, это возникшее на нашем пути нелёгкое испытание в итоге приведёт нас к тому, что мы оба будем вместе безмерно счастливы?

[indent] Торопливо несколько раз выдыхая скопившийся в её лёгких спёртый воздух и ответственно беря себя в лапы, Осолапка уже с удивительно доброй печалью легонько наблюдает за каждым нервным и от того слишком резким действием Омутика и терпеливо выслушивает открывшейся ей такой интимный монолог буро-белого о его чувствах, об эмоциях и даже о том, что нередко терзает ещё незнакомую ей душу кота. Заметно успокоившись и вернув своей мордочке более или менее расслабленное выражение, пятнистая вовсе не торопиться делать излишних в откровенный момент движений и лишь после прозвучавшего в звенящей тишине островка приглашения быстро срывается со своего места и, словно рыбка, скользит прямо под косматый бочок оруженосца, всем своим худощавым телом прижимаясь к нему. Ветряка вновь начинает обеспокоено что-то шептать и периодически даже украшает свою речь негромкими, рассказывающими о его внутреннем состоянии больше, чем обычные слова, звуками, в то время как речная, враз позабыв обо всём, вновь и вновь растворяется в бархатистом тембре Омутика и с небывалой никогда раньше любовью всё время заглядывает в его глубокие янтарные глаза. Ей прямо сейчас было слишком хо-ро-шо, чтобы зачем-то думать о чём бы то ни было другом.

[indent] — Как же ты хотел провести со мной всю жизнь, если не думал, что за всё её течение я обязательно узнаю каждую твою сторону? — лукаво щуря круглые глаза, почти что в самое ушко друга мурлыкает Осолапка и вдруг наваливается на бурого всем своим весом. Чувствуя не слишком ожидаемую податливость импровизированного противника, кошка ловко переворачивается на спину прямо в воздухе и бесшумно приземляется в мягкие объятия зеленеющий травы. — Кто кого ещё достанет! Соседи по палатке каждое утро жалуются, что я во сне своими длинными лапами машу, словно птицы своими крыльями. А по поводу твоего утопления... Боюсь, ничего у тебя не выйдет, ты сейчас валяешься уж никак не с жительницей болот или грозой местных деревьев, а чистокровной речной ученицей! Спасу тебя из воды быстрее, чем ты успеешь назвать моё имя, — пятнистая с обожанием смотрит в манящие своим необъяснимым свечением янтарные глаза нависшего над ней Омутика и в порыве взявшегося из неоткуда смущения быстро облизывает его розовый нос. — Я больше никогда и никуда от тебя не уйду, Омутик, сколько ты не пытайся от меня избавиться! Я люблю тебя, и этим всё сказано!

Отредактировано Осолапка (17.02.2021 22:37:44)

+1