У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Дорогие игроки!

Что же, вот три солнечных и наполненных самыми различными событиями месяца летнего сезона и подошли к своему логическому концу, передавая бразды правления дождливой осени и готовя для нас множество самых различных событий и сюжетов. На носу Совет всех племён, решение множества вопросов и, быть может, даже очередные конфликты и некоторые секретные плюшечки, но пока что пришло время назвать самые запоминающиеся мордочки августа!

В этом месяце Полёту Испуганной Цапли стало суждено не только получить благословение от предков и возглавить стражей Клана Падающей Воды, но и завоевать звание лучшего кота августа. Очень надеемся, что ты на этом не остановишься и преподнесёшь нас в будущем ещё множество интересных сюжетов!

Неожиданное возвращение бывшей воительницы племени Ветра, новый, закалённый несладкой жизнью и приобретёнными в городе знакомствами характер и звание лучшей кошки достаётся Капели! Интересно, в какие дебри трёхцветную одиночку заведёт судьба теперь?

А вот лучший оруженосец снова оказывается родом из племени Теней, вот уж там ребята задают жару своими отыгрышами второй месяц подряд! К тому же Мглистая ещё и абсолютно заслуженно завоёвывает звание почётного персонажа, которое открывает перед ней некоторые новые грани. Воспользуется ли наша сумрачная ученица ими однажды?

Юная Каменка над Верхушкой Ели в последний момент своего беззаботного детства урывает себе звание лучшего котёнка августа! Все мы видели поступившее тебе от Пламя предложение стать её последовательницей и всё с нетерпением ждём твоего официального ответа. Уверены на сто процентов, что однажды из тебя выйдет прекрасная Верховная Мать ;)

Очень плодовитые и удивительно успешно за одну лишь беременность численно повысившие дальнейшую боевую силу Речного племени Оса и Росомаха становятся лучшей парой прошедшего месяца и уже в ночь приближающегося Совета обещают порадовать нас новыми пятью мордочками в камышовых зарослях детской! Интересно, скажется ли беременность в юном возрасте на дальнейшей истории этой семьи или родительские обязанности пойдут юнцам на пользу?

В последние луны на сильные и крепкие плечи Ракушечницы свалилось слишком многое, то и дело оставляя даже на её душе неприятные зацепки и укрепляя не самые позитивные мысли в её голове. Забирая себе звание самого запоминающегося персонажа августа, оставляя за своей спиной всю свою воительскую жизнь и даже после падения с утёса поднимаясь на лапы с гордо поднятой головой, эта кошка буквально заставляет нас следить за её историей дальше.

Разбушевавшийся в бескрайних степях племени Ветра пожар стал для Звездопада очередным ночным кошмаром, его окутанное мглою тревоги и ужаса поведение в однажды уже пережитой ситуации огненной западни было настолько каноничным и реальным, что игроки совершенно и точно в некоторые моменты ощутили себя на страницах книг! Это нужно же уметь настолько успешно передавать эмоции и бурлящие в душе чувства?

На этом наши итоге подходят к своему логическому концу, но наступающий уже на самые пятки сентябрь абсолютно точно обещает нам множество новых запоминающихся и приводящих то ли в восторг, то ли в ужас отыгрышей, поэтому не беспокойтесь. На предстоящем Совете и его неминуемых последствиях у каждого будет шанс отличиться и стать самой главной мордочкой первого осеннего месяца. Готовим попкорн, газировку и платочки?

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 1601 страница 1617 из 1617

1

http://sd.uploads.ru/vEhCf.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="3"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font><br> 
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">Ч</size></b><font size="2">асть суши, вдающаяся в русло реки и тем самым огибаемая водой с трёх сторон, а с четвёртой плотно окружённая тростником, являет собой лагерь Речного племени. Поляна встречает уютом и спокойствием, тихим журчанием реки и шорохом камышей. Сердце Речного племени - небольшая песчаная поляна, где воители любят нежиться на солнышке и болтать о насущном. Палатки хоть и расположены глубоко в зарослях, на поляне всё равно остаётся не так много места, но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Ближе к выходу в гуще тростника ночуют воители, рядом расположена скала собраний - большой округлый валун, с которого предводитель обращается к соплеменникам. Палатка лидера находится за скалой, в небольшой ложбинке. На противоположной стороне палатка старейшин, а рядом - ученическая. На безопасном расстоянии от воды в зарослях камышей живут королевы и котята. Целитель проживает обособленно от всего племени, его можно найти в дальней части лагеря в небольшой пещерке меж корней старой ивы.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

+1

1601

— Позовите Сивую!
Стоило ей только все подготовить, как у целительской оказался взъерошенный оруженосец - Мухоловка. Сивая хорошо помнила его, уж больно имя интересное. Кивнув ему, полностью здоровому на вид, кошка мигом перевела взгляд на принесенного воителя. Сознания нет, но бока едва заметно вздымаются, покрытые слипшейся коркой из крови, гари и грязи.
— Это... Омут? — серая тихо выдыхнула и тут же подорвалась к горке трав, выудив несколько алых ягод и листьев дуба. В раны уже могла попасть какая-то инфекция, они лишними не будут. Пережевывая смесь, она быстрым взглядом окинула не только все раны воителя, но с легким удовлетворением заметила ровный ритм дыхания. Его жизнь вне опасности, пусть телу и придется долго восстанавливаться. Помощь успела вовремя. С ожогами всегда так. Даже тяжелейшую рану нужно успеть обработать до определенного мига, иначе - все без толку.
— Принеси ему кусочек мха с водой, нужно смочить губы и попробовать напоить, — смазывая раны целебной смесью, скомандовала целительница. Где-то на задворках сознания промелькнула мысль, что, мол, долго не видно Полуночника и Дроковника, но тут же пропала. Слишком много дел. На языке горчила смесь сока ягод и горелых кровяных сгустков, от которых были очищены раненые места, Сивая сплюнула на землю, подхватила моток паутины. Перемотать, повязать. Готов.
— Все, жить будет. Напои его и отнеси на мох в мою пещеру, ему нужен покой, — она кивнула Мухоловке, надеясь, что кто-то из рядом находящихся ему поможет.

+5

1602

детская -->

- Ну вы и приставучие, - буркнула она братьям.
- Это из-за вас нас выгнали из детской, точно вам говорю. Вот взяли и...
И она запнулась, аж присев от количества котов на поляне. И запахи! Острый запах, совсем не похожий на речных котов, едва не заставил прослезиться. От неожиданности? От страха? От врожденного чувства опасности, исходящего от чужаков?
- Н-не слушай их, Коготок, - дрожащим голосом продолжала черненькая свою речь, не сводя огромных желтых глаз с котов и кошек - и своих, и чужих, - многих из которых видела впервые.

- Ой, - и снова аж присела, только уже от интереса. - Смотрите, у них там тоже котята! Ой сколько...
- Наверное... нам надо пойти поздороваться? - подняла одну бровь малышка, отпрянув чуть назад, будто нужно было идти здороваться с больными и бешеными мышами. Сейчас она смотрела конкретно на Ветерочка рядышком с худой рыжей кошкой.
Словом, Ноченька не была очень уж открытой к общению: наверное, по характеру ей было проще и приятнее с теми, с кем выросла в одной палатке бок-о-бок. Судя по всему происходящему, таких котят в Речном племени скоро прибавится благодаря стараниям Осы и ее большому животу.
- Ну так... э-эм... пойдем?
Пусть сами решают. Ей и с Коготком рядышком неплохо было.

+6

1603

> Граница

Омут не ощущает ничего. Лишь кромешная пустота, которая кутает безо всяких ощущений. Этот странный провал в себя, вызванный защитной реакцией организма, пожалуй, был лучшим решением: кот не ощущал ни той боли, которая отзывалась даже в самых потаённых уголках тела, ни той жгучей ненависти на произошедшее, ни волнения, проникнувшего в подсознание. Сколько времени он провел прежде, чем прийти в себя, знали лишь те, кто его нёс на себе.

Возвращается всё постепенно. Сначала какой-то гул, шум голосов, но всё было слышно словно под водой. Эти звуки начинали раздражать уши, и кот с трудом напряг мышцы, чтобы сморщиться, а затем застонал от ужасной боли в голове, шее, лапах - да во всём, в чем только можно было. Тело сплошняком будто было пронизано нитями, и стоит только дёрнуться - они начинали разрезаться тебя на кусочки острыми лезвиями, а с виду такие безобидные. Омут с придыханием замирает, выдавливая из горла хриплый кашель. В уголках глаз скапливаются слёзы то ли то невыносимой боли, то ли от приступа кашля, но стоит сделать пару глотков воздуха - горло ужасно начинает драть, и Омут сипит, едва ли не задыхаясь. На языке чувствуется горький привкус дыма, и вместе с этим же ощущением в ноздри резко врезается запах рыбы, реки, тины и всего такого, от чего хочется стошниться прямо рядом с собой. Из последних сил подавляя в себе рвотные рефлексы, кот всё пытается морщиться и открывает глаза, но вместо этого получает режущий свет. Даже неважно, что вокруг тьма кромешная. Неважно, что он даже не устремляет взор на луну. Видимо, эта боль была связана с тем, что глаза были ужасно раздраженными из-за дыма, но Омуту от этого осознания не становится лучше. Сначала он смотрит через тонкую полоску чуть прикрытых век, промаргивая слёзы и шипя от боли и стука сердца в ушах, а затем, зажмуриваясь, распахивает уже шире и обводит ближайшие окрестности (насколько это было возможно в его положении) взглядом, не узнавая совсем место, где он находится. Боже, неужели в логове рыбоедов? Или он в тёмном лесу?

- Г-д-е, - он выдавливает всего три буквы с хрипом, а затем снова начинает ужасно кашлять, не в силах вымолвить больше. Кажется, пробовать говорить сейчас было ужасной идеей, потому что от судорожных припадков в горле ему больно во всем теле. Не просто больно, а ужасно невыносимо.

В горле отвратительно больно, все пересохло, и лишнее перенапряжение заставляет его сглатывать слюну, которая царапает заднюю стенку. Звуки всё также слышны через какую-то призму, и он даже не сразу понимает, что происходит. Только когда загривка касаются чьи-то клыки и его лапы волокутся по земле, он снова шипит от досады и боли, желая снова вырубиться и не чувствовать всего того букета, который сейчас его окружает. Кажется, на его шкуре были какие-то травы: только сейчас он почувствовал едва уловимый запах лекарств, а потом и какие-то прилипшие к шерсти непонятные припарки. Но всё это сейчас было настолько неважно... Где теперь им жить? Они не смогу вечно оставаться без дома, а милость соседей может в дальнейшем сыграть вообще злую шутку. Но даже это был не первостепенный вопрос в его голове. Всё ли в порядке с Мухоловкой, Перепёлочкой? Воспоминания в памяти после этого огня были настолько размытыми, что воитель путался в том, что было правдой, а что вымыслом. Вероятно, его осознание кончилось именно на том моменте, а после он шёл уже просто под инстинктами и рефлексами. А всё ли нормально с Кленовницей и Рощицей? Если первых соплеменниц он сам уберёг от обвалившейся палатки, то вторых и вовсе не видел. Мысли роились злыми осами, покалывая голову, и он уже снова потерялся в своем сознании, когда его лапы коснулись мха, а на губах он почувствовал воду.

Отредактировано Омут (12.09.2021 20:23:45)

+6

1604

из бюро находок, ном. с мостика >>>

[indent] В его сердце, ранее никогда не ведавшем ничего сродни тому ужасу, что вызвал явившийся в степи беспощадный пожар, навсегда останется никуда не исчезающий рубец болезненных и окроплённых чужой кровью да гарью воспоминаний об этом роковом дне. Любая происходящая после того, как пёстрая Кленовница подобно перепуганной птице взметнулась на Скалу Собраний в некогда родном им лагере в глубоком ущелье, а ошарашенный страхом и тревогой Звездопад ворвался на главную поляну с прилипшим к его светлой шерсти запахом гари мелочь отказывалась задерживаться в памяти юного кота хотя бы на какие-нибудь быстротечные мгновения, уступая всё место пожизненным следам опоясывающего всё вокруг огня. До этого самого дня, казалось бы, в каком-то ином, совершенно непохожем на оставшийся после разбушевавшегося пламени мире, видящий всё подле себя словно бы через призму изменяющего всё света и знающий лишь родительскую любовь да омрачимое только грустью от неудач и проигрышей счастье, сейчас Пеплоус с неверием позволял несчастью распахнуть его дрожащие веки, в то время как мечущийся в голове разум не поспевал знакомиться с жестокостью и безжалостностью реальности. Он совсем не помнил того, каким образом смог выбраться сквозь кустарники колючего и за время засухи слишком иссохшего утёсника в некогда бескрайние степи и избежать прожигающих до нутра языков никому неподвластной стихии, не находил в своих воспоминаниях и картин собственного трусливого побега к спасительной воде. Лишь липкий ужас, обволакивающий его пушистую шерсть и болезненно сковывающий все движения, да навязчивое, слишком угнетающее чувство безысходности.

[indent] Стоило племени Ветра лишь каким-то чудом добраться до своего единственного спасения, мостика Двуногих, который вёл в самую глубь соседских территорий, и принять оказанную Ручей Звёзд помощь как то, что действительно может спасти котов степей, как на место обхватывающего одного из предводительских сыновей страха пришло нечто абсолютно другое, заставляющее с видимой в голубых глазах настороженностью осматриваться по сторонам в поисках подвоха. Навязчиво засевшее в голове осознание и понимание того, что без Речного племени все они – взором Пеплоус спешно пробежался по рядам соплеменников и товарищей и мимолетно выдохнул, когда увидел среди множества мордочек самые важные для себя – могли погибнуть, неприятно жгло изнутри, в то время как недоверие вместе с уже засевшей в душе тоской по дому заставляли инстинктивно дыбить загривок. Мечась обеспокоенным взором с обезображенной болью и тяжестью всех событий морды слишком постаревшего в последние рассветы отца на худощавую фигуру матери, а после от неизвестно щемящего грудину чувства разыскивая среди разномастных шерстей лишь одну, оруженосец всяческими способами старался оттянуть тот момент, когда ему пришлось бы шагать в сторону чужого лагеря. Но делать так или иначе было нечего, от чего лишь негромкий, протяжный и сопровождаемый глухим покашливанием выдох сорвался с приоткрытой пасти, а светлые лапы прихрамывающей трусцой двинулись следом за всей процессией.

[indent] — Мухоловка… — проходя сквозь камышовые заросли следом за чернявым старшим воителем и дочерью Грома на чужую главную поляну и едва заметно прижимая треугольные уши поближе к затылку, обратился было Пеплоус к соплеменнице, но, видимо, не смог привлечь её внимания, раз она вновь потащила Омута к палатке целителя. Ранее ещё незнакомое и нынче не имеющее какого-либо названия для юнца чувство болезненно ударило по его засевшему на одно мгновение сердцу, буквально насильно заставляя минутно сморщиться и недовольно дёрнуть кончиком пушистого хвоста, прежде чем сделать настойчивый шаг в сторону ученицы и не коснуться её бока собственными пальчиками на передних конечностях. — Как ты сама себя чувствуешь? Ты не пострадала?

+5

1605

детская -->

Не успел Выдрёнок и обернуться, как его вместе с остальными подвижными котятами выперли из детской, не сказав ни напутствующего слова, ни объяснив, как себя стоит вести. Тёмный полосатый котёнок, когда понял, где оказался, сначала сжался и распушился, превращаясь в крохотного ежа, однако, не успел котёнок и обидеться на столь грубое обращение с ним, как осознал, что ему открыт целый лагерь. В нос проник новый, незнакомый запах, который прежде до детской не долетал, но Выдрёнок не был бы собой, если бы так сразу обратил бы на это всё должное внимание.

Это из-за вас нас выгнали из детской, точно вам говорю. Вот взяли и... — ворчала Ноченька, но Выдрёнок поднял хвост в необычном одному только ему понятном жесте «тсс». Он посмотрел на сестру внимательно и придурковато—серьёзно.

Ты посмотри, родная! — воскликнул он, кивая в сторону поляны и столпотворения разнообразных котов. — Ты посмотри, как тут просторно, свежо на воле! — мяукал он, ступая в восторге вперёд. Внезапно в его груди возникло колоссальное вдохновение, восхищение всем миром, а потому даже подумалось, что он больше никогда не будет спать в детской. Нет—нет, будет спать на траве на поляне и смотреть на всех—всех котов.

Ой, — наконец очнулась Ноченька, чему был несказанно рад тёмный братец.  — Смотрите, у них там тоже котята! Ой сколько... — Выдрёнок проследил за взглядом, удивляясь другим котятам не в детской. — Наверное... нам надо пойти поздороваться? — котёнок закивал, словно только и ждал команды.  Он побежал вперёд, спотыкаясь местами от удивления, так как его взгляд был прикован то к одному громиле, то к другому…

Привет! Привет! Здравствуй! Я Выдрёнок! А там Ноченька да Лебедёнок! Мои сестра и брат! Здравствуйте, привет, привет! Я Выдрёнок! Как дела? — здоровался он со всеми, кого только успевал увидеть, не разбирая даже, кто к какому племени принадлежит и горит ли кто—то желанием общаться. — Как дела? Я Выдрёнок!

+8

1606

---> мост двуногих

Его опустили на собственные лапки только на главной поляне.
Ветерочек пусть и выглядел напряжённым, он старательно скрывал это и гордо пушил грудку, высокомерным взглядом оглядывая их новое пристанище. Несмотря на то, что он был всё ещё несмышлёным мальчишкой, до него доходило понимание, что они тут совершенно не чужие. Не родная детская, не родные пустоши, не родные соплеменники... но Ветерочек точно был не из тех, кто будет раскисать.
И поэтому, не стесняясь, гордо зашагал по чужому лагерю, с любопытством всё кругом осматривая.
И услышал какой-то писк в стороне. Обернувшись, Ветерочек заметил таких же котят, как он. И важно нахмурился, пусть сердечко его бешено застучало от волнения. Котята Корицы и Грома были слишком взрослые, чтобы играть с ними, а тут, кажется, такие же, как он!

но чужие.. - протестовал внутренний голос, ну и ладно! просто держись гордо, покажи, что коты племени Ветра лучшие!

Только первым всё равно подойти не решился. Зато речные котята оказались уже куда решительные, и Ветерочек рыкнул где-то внутри совершенно по-детски от обиды, что ему не удалось первым выступить.
— Привет! Привет! Здравствуй! Я Выдрёнок! А там Ноченька да Лебедёнок!

- Э-эй, какой ты шумный, Выдрёнок, - прижав ушки, пожаловался ветряной мальчишка, - Привет! А я Ветерочек. Сын Звездопада.
сын Звездопада... - эти слова гулким эхом отдались у него внутри. кажется, внутри что-то зарождалось, но он пока толком понять не мог, что именно. но понимал, что это важно.

- Ноченька да Лебедёнок? - он заглянул за своего собеседника и заметил двух девочек, которые остались в стороне, - А это моя сестра, Оленёнок. А вы речные котята, да? Вы уже плавали?

+7

1607

- Туча, подойди ко мне, - первым делом позвал свою ученицу Беркут, кое-как добравшись до неё через густо заполненную котами главную поляну.
Территория племени Ветра была охвачена огнём, поэтому Звездопад вместе со своими воинами и остальными были вынуждены покинуть её и перебраться через реку, которая, к счастью, оградила Речное племя от разбушевавшейся стихии. Заметно прибавилось ртов, поэтому предельно частыми стали патрули, в которых и сам Беркут принимал участие.
Когда они с Тучей отошли поодаль от визжащих котят и взволнованных разговоров ветряных котов, он со вздохом покачал головой, пытаясь привести мысли в порядок. После поднял на ученицу взгляд исподлобья.

- Ты идёшь на Совет, - начал он и тут же сбился, когда Тучу неожиданно охватил шквал радостных эмоций, который явно мешал ей внимательно его слушать, - одна, - подчеркнул повышенным тоном воин, и на всякий случай добавил: - это значит, без меня.
Понадеялся, что теперь до неё дойдёт смысл сказанного. На Советах Беркут появлялся крайне редка, ценя эту заботу со стороны предводителей: он не слишком жаловал шумные мероприятия, на котором каждый пытался доказать, что он чем-то лучше кого-то. Привык не болтать, а делом решать всё, но перемирие тому мешало, и лишний раз не развернёшься, как бы порой ни чесались когти проехаться по чьей-то наглой физиономии.
Туча была далеко не глупа, только её неусидчивость портила полноту картины. Однако Беркут постепенно теплел к ней и принимал свою ученицу такой, какая она есть, пусть к остальным оруженосцам он тоже мог относиться мягко, но поблажек не давал и отсутствие дисциплинированности не принимал. Воин сам не понимал, чем вызваны его чрезмерные тёплые чувства к этой девчушке. Может быть, она просто была так же одинока, как и он?..

- Ты главное не волнуйся, другие племена не так уж и страшны. И держись достойно Речного оруженосца, ты это можешь, - Беркут позволил себе скупую улыбку, - Ты справишься. Рокот! - обратив внимание бывшего ученика, среброшкурый кивнул на Тучу, - Присматривай за ней.
Когда группка котов, следующих на Совет, собралась около выхода из лагеря, воитель подтолкнул лбом Тучу к ним, а сам, оглянувшись, подошёл к кому-то с предложением пройти около моста двуногих и посмотреть, что там с пожаром.

----> мост двуногих *номинально*

+6

1608

разрыв из детской >>>

Ласка шагнула на главную поляну из зарослей тростника, желая поскорее вдохнуть свежий воздух, но весь лагерь, казалось, наполнился дымным запашком, и оттого королева невольно закашлялась. Первым делом взгляд кошки нашёл Медведицу с котятами. Малыши явно нашли общий язык с ветряными мальками, и Ласка сдержанно улыбнулась. Значит, у Осы ещё есть немного времени отдохнуть. Было уже поздновато для маленьких котят, полная луна поднялась почти на самую верхушку неба, но, пожалуй, один раз можно было сделать поблажку. "Какой суматошный день..."
Лапы сами понесли королеву к статной фигуре палевого воителя, видимо, оставленного в лагере за старшего, пока Ручей Звёзд и Полоз представляли Речное племя на Совете. Когда взгляд скользнул по темным силуэтам раненых возле палатки Сивой, которых было слишком много, сердце тревожно сжалось.
- Горицвет, - Ласка улыбнулась самыми кончиками губ, но волнение всё равно отбрасывало тень на её мордочку. - Ох, Предки, у них совсем маленькие котята... А где остальные? Ты был там, когда всё случилось?
Пушистый хвост тревожно метался по земле. Ласка подсела поближе к товарищу, чувствуя себя совершенно растерянно. Она представить себе не могла, каково сейчас ветряным воителям. Королева лишь краем уха слышала о бедствии на пустошах, слышала, как отправляются дополнительные патрули, видела, как прибывают в лагерь раненые соседи, а потом в детской началась суматоха. 
- Подберёзовик, - сына, вернувшегося из дополнительного патруля, с уловом Ласка приметила сразу. Кошка приподнялась и поманила воителя к себе. - У нас хватает дичи? Столько раненых... Может быть, мне тоже отправиться в следующий патруль? Я могу охотиться, - Ласка встревоженно переминалась с лапы на лапу, глядя то на Горицвета, то на Подберёзовика. Она видела, как вымотал их обоих этот день, она чувствовала необходимость помочь племени хоть чем-то. Сейчас, в преддверии первых холодов, когда воителям нужно трудиться с удвоенной силой, чтобы прокормить племя, помочь пострадавшим соседям, подсобить целителям, на которых свалилось столько всего.

+5

1609

Это "скоро" Оленёнок совершенно не устроило. Кошечка настороженно огляделась, чувствуя какое-то непонятное напряжение от огромного количества незнакомых котов вокруг. Это были речные воители, и сейчас Оленёнок казалось, что они совершенно другие: смотрели как-то исподлобья, пахли иначе, да и вообще... "Я бы не хотела родиться в Речном племени, тут всё воняет".
- А мне нравился наш лагерь, - протянула Оленёнок и взглянула на мать жалобным взглядом, будто могла уговорить её поскорее вернуться домой. Но всем своим видом Воробейница давала понять, что никуда идти не намерена. Пятнистая кошечка вся вытянулась, заглядывая в пещеру, черневшую за материнской спиной. Пахло оттуда не очень приятно. - Мы теперь тут будем жить?
Внезапный шум - Предки, как же много тут было незнакомых, новых звуков! - заставил Оленёнок быстро потерять интерес к пещере и развернуться в сторону семенящих к ним котят. Речные котята были чуть крупнее, но всё-таки больше напоминали детей Звездопада, чем котят Грома и Корицы. Оленёнок заинтересованно насторожила ушки, когда брат уже уверенно шагнул навстречу новым знакомым.
— Привет! А я Ветерочек. Сын Звездопада.
- А я дочь Звездопада! - это было необходимое уточнение, и Оленёнок не преминула распушить грудку, чтобы речные оценили всю важность этого знакомства. - Приятно познакомиться.
Кошечка скосила взгляд на Воробейницу. Мать учила её быть вежливой при общении с соплеменниками, но как вести себя с речными? "Мама сказала быть умницей. Я буду умницей".

+4

1610

------> детская
Первый выход, так сказать, на свет, был несколько сумбурным - из палатки их почти выпихнули. Лебедёнок прищурился от яркого света - это было непривычно, как-то...странно, что ли? В палатке всегда царил полумрак, уютный, ласковый, а тут...шум ещё и сумятица какие-то.
И запах. Непривычный. Не-речной.
Ноченька оробела, да и сам Лебедёнок, признаться, был несколько ошарашен подобным знакомством с большим миром - пусть и в пределах лагеря. Но он тут же боевито распушился и выпрямился - недостойно настоящего речного кота пугаться по всяким пустякам!
— Это из-за вас нас выгнали из детской, точно вам говорю. Вот взяли и...
Лебедёнок коротко и недовольно зашипел, будто настоящий лебедь.
- Все мы хороши были! И вообще, выпихнули - и к лучшему, вон, Выдрёнок чуть свой хвост не съел, так просился... - чуть ехидно добавил он, хотя и признавал, что и у самого лапки в пуху.
Ладно, не так уж это и важно.
— Наверное... нам надо пойти поздороваться? - спросила сестрёнка, чуть опасливо косясь, тем временем, на новеньких котят. Пахло от них, как и от многих на этой поляне, странно - резко и опасно. И ещё страхом - как от только что родившихся котят. Но и от взрослых у этих новых котов так же пахло!
- Надо. Это будет вежливо, к тому же расспро...Выдрёнок! - крикнул он безнадёжно вслед брату. - Куда ты, вообще-то мы ещё не решили...а, лиса с тобой! И дятел! Пошли! - буркнул он сестре.
— Э-эй, какой ты шумный, Выдрёнок, - отметил один из незнакомых котят, и Лебедёнок облегчённо выдохнул - хоть один разумный кот нашёлся. А то Лебедёнок уже приноровился думать, что только ему хочется иной раз заткнуть Выдрёнку пасть хвостом, пусть даже собственным. Лучше уж покусает, чем так орать.
А я Ветерочек, сын Звездопада. А это моя сестра, Оленёнок. - тем временем представился незнакомый котёнок.
- Ну, нас мой брат уже представил, - ворчливо заметил Лебедёнок. - Он...немного торопит иногда события, - дипломатично добавил он. Всё же хвост в пасть - хвостом в пасть, но позорить брата перед чужаками в планы Лебедёнка не входило. Это всё жего брат, и каким бы не был мышеголовым иногда Выдрёнок, а сам Лебедёнок - иногда скучным и ворчливым, как маленький старейшина, всерьёз препираться, особенно на чужих глазах - последнее дело.
Ветерочек был каким-то...гладким, по сравнению с самим Лебедёнком особенно, серебристым. А Оленёнок - пёстренькой. Симпатичной, кажется, Лебедёнок задержался на ней взглядом, но тут же поспешно отвёл глаза.
Глупости какие, она же не из наших, ты бы ещё вслух сказал!
- Мы - дети Медведицы и Карпозуба. Они, хоть и не предводители, храбрые воины! - счёл нужным заметить Лебедёнок. Чтобы новенькие не слишком-то задавались. Может, и не хотели, но на всякий случай стоило это обозначить.
- Приятно познакомиться. - добавила малышка Оленёнок, и Лебедёнок даже устыдился, что подумал такое про котят другого племени. Может, они и не гордились?
- Мне тоже... - пробубнил он неловко.
А вы речные котята, да? Вы уже плавали?
Речные, да, - кивнул Лебедёнок. - Но нас научат плавать только тогда, когда мы станем оруженосцами, - честно признался он. -Это, конечно, будет уже совсем скоро, но пока мы этого ждём.
Он чинно сомкнул лапки и посмотрел на Выдрёнка, носившегося как угорелый. Было не очень похоже на то, чтобы брат вообще что-то хотел ждать...
- А что случилось с вашим лагерем? Почему вы оказались у нас?
Лебедёнок постарался сказать это совсем как взрослый, спокойно и с достоинством. Ему казалось, что должно было получиться - он старательно повторял за Медведицей, когда она рассказывала им, неспешно и обстоятельно, какие-то истории из жизни племён, или за Лаской, в общем, за теми взрослыми, к которым он привык

+4

1611

Мухоловка не медлила, и четко выполняла все поручения, что давала ей Сивая, без лишних слов и мыслей, не отвлекаясь ни на окружение, ни, почти что, на пробуждение Омута, хоть и хотела огрызнуться, чтобы он спокойно лежал и не тратил свои силы, вместо того склоняясь перед ним и стараясь промокнуть принесенным мхом растрескавшиеся губы соплеменника, глухо мяукнув: "Пей".
Может, она и не оказалась ранена физически, но морально, кажется, была уже утомлена достаточно, чтобы никак не реагировать на общий вид воина. И даже не обратить внимание на то, что откуда-то со стороны раздался оклик.
Она была терпелива, и, пока буро-белый кот не выпил достаточно, чтобы остановиться, не отстранилась бы, если бы не неожиданное прикосновение к боку и не голос Пеплоуса.
Наверное, она была как никогда рада слышать его сейчас, и даже просто положила мох прямо перед ртом Омута, оставляя его заботу именно на нем, пусть и предупредив воина о том коротким "Продолжай", прежде чем переключить свое внимание на друга.
Выглядел он неважно, но относительно нормально, если сравнивать с доброй частью их соплеменников. Это ей не досталось, по иронии судьбы, пусть и блуждала кошка в самом пекле. И этой мысли Мухоловка несдержанно, однако слабо усмехнулась.
Получше некоторых, — мяукнула она, оценивая состояние ученика, и после кивнула в сторону тяжелораненого мученика.
А ты? Не слишком задело?
Должна ли была она чувствовать себя виноватой за то, что осталась без ран, когда иные страдали?
Не поможешь, к слову, этого героя-недоразумение дотащить?
Мухоловка вновь задержала взгляд на Омуте.

+2

1612

Ещё один круг мимо рядов раненых. Указания, машинально слетавшие с губ, заученные луны назад, проделанные сотни раз простейшие манипуляции, облегчающие самую лёгкую боль. Слова утешения... Он вновь спотыкается на них, едва ворочая тяжёлым языком, и прокашливается: едва ли его обвинят в чёрствости, особенно сейчас, когда все они наглотались дыма, царапающего горла. Но его кашель вызван собственной беспомощностью, к которой примешивается острое чувство безысходности.

- Сивая, - находит, наконец, он речную целительницу, которая уже занимается ранеными обоих племён. Ещё один острый укол стыда жалит под сердцем. - Сивая, - уже громче и твёрже зовёт Дроковник, идя навстречу хромой кошке, - я в твоём распоряжении. Но наши травы... они почти все сгорели, - голос целителя дрогнул, и ему потребовалось ещё несколько секунд, чтобы суметь продолжить, - и я так и не смог найти среди пришедших Полуночника. Поэтому пока что от племени Ветра есть только я, - столько слов, оформленных в осознанные предложения, Дроковник редко мог произнести и в мирное время. И, будто вспомнив об этом, он развернул свёрток с теми крохами лекарств, что сумели вынести из лагеря соплеменники, и выжидающе посмотрел на Сивую, ожидая указаний.

Он не хотел сочувствия и не хотел говорить о наставнике: чувствовал, что одного слова будет достаточно, чтобы сломался тот хрупкий лёд хладнокровия, который прятал за собой тёмные воды боли. В конце концов, долг обязывал в первую очередь позаботиться о большинстве. Племя Ветра было большинством, Полуночник - нет. Верно?..

+2

1613

Братья живенько подхватили инициированную Ноченькой беседу с чужими котятами, и чернявая малышка отступила чуть назад, позволяя более общительным Выдрёнку и Лебеденку заваливать ветряков вопросами.

Котята Звездопада?

У Ноченьки аж глаза зажглись от какой-то непонятной, неизведанной прежде зависти. Котята предводителя - очень, очень почетно, и худощавая дочка Медведицы и Карпозуба выглянула из-за светлого плеча Лебеденка, как-то по-новому глянув на незваных гостей, будто видела их впервые. Ну да, Ветерочек очень похож окрасом на предводителя племени Ветра, а Олененок была какая-то... другая. Очень интересная для молчаливой Ноченьки, более любопытная, нежели ее говорливый братец, который так похож на собственных братьев Ноченьки.

Змейкой вильнув за спинами Выдренка и Лебеденка, черная малышка тенью приблизилась к Олененок.
— Мы теперь тут будем жить?
- Нет, - без лишних эмоций мявкнула Ноченька. - Коты не живут в чужих племенах. Это всем известно, - без желания поучать протянула дочь Медведицы, все еще изучая глазами-лунами щуплую фигурку Олененок.
Рядом с ними сновала Воробейница, явно их мать. Ноченька покосилась на рыжую кошку, а потом - на их молчаливого целителя.
Он ей как-то сразу понравился.

+1

1614

► речной берег

Возглавляя небольшой отряд охотников, пусть и не самых успешных в этот вечер, Чащобник вернулся в лагерь. Казалось, лапу поставить негде, так была переполнена поляна. От запаха дыма все еще першило в горле и носу, но кашлять было не очень-то удобно - палка с намотанной паутиной мешалась.
— Сивая, Дроковник, держите - мы собрали все, что нашли, — опустив перед целителями эту многострадальную палку, воитель отошел в сторону и огляделся. Раненым оказывали помощь, котята потихоньку знакомились между собой - они всегда первыми адаптируются к ситуации. А чего им переживать зря? Вон сколько всего интересного вокруг, а страхи остались где-то позади. Иногда Чащобнику хотелось уметь так же быстро переключаться и не думать.
Ручей Звезд уже увела отряд на Совет. Он очень хотел быть рядом с предводительницей в эту ночь, но раз ее решение - оставить его в лагере, значит, нужно не подвести.
— Не знаю, голоден ли кто-то после всего пережитого, но в куче с дичью теперь достаточно добычи для всех, — проследив за тем, как охотники сложили свои поимки в общее место, громко объявил воитель после того, как сбор был закончен.
Дадим им немного времени отдохнуть и прийти в себя, но уже с рассветом всем здоровым придется постараться и обеспечить пищей своих соплеменников. У нас так надолго сил не хватит. Кот нахмурился, считая своих соплеменников и чужаков. Даже без ушедших на Совет выходило слишком много.
— Рассветные патрули будут большими... Непростое время, — пробурчал черный, устроившись неподалеку от ветряков и наблюдая за ними.

+1

1615

► речной берег

Самец пришел следом за черношкурым воителем, держа в пасти двух жиреньких карасей. Он всю дорогу думал, посмеиваясь в усы, как их ветряные соседи будут лопать рыбу и насколько скривятся тощие морды ветряков. Впрочем, думал Подберезовик об этом совершенно беззлобно: ну такой вот он по натуре, простой добряк.
А видеть как племя Ветра исхудало и натерпелось от пожара было даже ему тяжело. Еще и котят привели...
Кот огорченно помотал головой из стороны в сторону и положил свою добычу к небольшой куче, которую собрали специально для соседей.
- Вы это... - он осторожно коснулся хвостом плеча рядом стоящей Мухоловки, - ... поели бы, что ли? Ваши с Совета придут - мы и с ними поделимся. Не бросим же вас, - неловко прогудел буро-белый, бросил жалостливый взгляд на тощих Ветерочка и Олененок и, пробурчав что-то в усы, попятился обратно, оказавшись рядом с Горицветом и Лаской.
— Подберёзовик, — главная королева племени окликнула сына, и тот по привычке потерся щекой о цветастую макушку матери. — У нас хватает дичи? Столько раненых... Может быть, мне тоже отправиться в следующий патруль? Я могу охотиться.
- Может и придется, - нехотя мяукнул Подберезовик, грузно опустившись рядом с Горицветом.
- Дичи как-то поменьше стало, надо наедаться. Передохну чуток и снова пойду, - устало зевнул речной кот, осматривая непривычно переполненный лагерь.
- Да-а-а-а, - протянул Подберезовик, удрученно пошевелив усами, - не думал, что увижу такое в нашем лагере. И куда им теперь податься, если все поля пожгло?

+2

1616

мост двуногих >>>

По дороге в лагерь Речного племени Ярокрыл то и дело тревожно оглядывался, чувствуя себя неуютно в подлеске. Деревья вокруг казались лишком одинаковыми, и ветряной воитель вряд ли бы при необходимости смог добраться от лагеря соседей до мостика, к которому вернутся соплеменники после Совета, тем же путем. К счастью, ковылять до главной поляны речных котов долго не пришлось.
Их лагерь находился у самой воды, река буквально лизала песчаный берег в нескольких лисьих прыжках от входа. Ярокрыл нахмурился, оглядывая тростниковые заросли, из которых высовывались любопытные носы - очевидно, в тростнике у них находились палатки. Ручей Звезд отдала распоряжения насчёт раненых и слабых и принялась собирать соплеменников на Совет, и палевый кот поспешил отойти куда-то к краю поляны, чтобы не мешаться. Он уселся чуть поодаль от палатки целительницы, которая хлопотала над пострадавшими, но всё ещё не считал свои раны слишком тяжёлыми, чтобы лезть вперед стариков, котят и королев. Хотя обожжённая щека и подушечки лап до сих пор зудели от боли, а легкие будто бы забились едким дымом. Ярокрыл выцепил взглядом Пеплоуса, но подзывать своего ученика не стал - пусть помогает раненым, раз может.
— Не знаю, голоден ли кто-то после всего пережитого, но в куче с дичью теперь достаточно добычи для всех, - старший речной воин, Чащобник, объявился на поляне во главе охотничьего патруля.
Ярокрыл помедлил несколько мгновений, а потом, прихрамывая, двинулся к Чащобнику. Как бы он ни не любил соседей (кто вообще их любил?), всё-таки помощь речных невозможно было переоценить. Ярокрыл прошёл мимо кучи с дичью - "сначала наедятся котята и старики. И речные котята и старики тоже," - и присел на деликатном расстоянии в паре хвостов от Чащобника, стараясь повернуть голову так, чтобы речной не слишком пялился на пострадавшую сторону морды.
- Спасибо вам, - в хриплом голосе воителя сквозила искренняя благодарность. - Я буду рад помочь в завтрашних патрулях... после того, как целители обработают мои раны, - Ярокрыл отвёл взгляд в сторону палатки Сивой и попытался лечь, чувствуя, что лапы уже дрожат от напряжения, но только неловко завалился набок. На охотника он сейчас был похож меньше всего. "Просто нужно отдохнуть".

+2

1617

Стоило подумать о ветряных целителях, как один из них возник совсем рядом, непривычно растерянный на вид. Обычно Дроковник представлял собой средоточие серьезности, но сейчас... Сивой стало ему жаль, но ей ли не знать, как опасна и противна бывает жалость?
— Не жалей трав, я разделю свои запасы, а что-то мы еще успеем собрать, чтобы вашему племени было легче перенести холода, когда вы вернетесь, - уверенно сообщила она коту и бросила быстрый взгляд вдаль, за его спину, надеясь заметить наконец Полуночника и обмануть то предчувствие, что поселилось в груди еще тогда, стоило только начать пересчитывать раненых... И укрепилось, стоило лишь увидеть морду Дроковника.
— Ничего, и твоя помощь хороша. Полуночник найдется, - кошка коротко улыбнулась целителю, не став заканчивать своей мысли, от которой во рту пересохло и больно засосало под ложечкой. Найдется на Совете, у Четырех Деревьев - или уже в угодьях Звездного племени? Предки, пусть он будет жив.
Отвернувшись, она сморгнула набежавшие слезы и перебрала травы, когда очередной раненый кот подобрался ближе. Он сидел чуть в стороне, пытаясь пропустить вперед других соплеменников, но опытный взгляд отметил глубину и обширность его ран, и потому Сивая решительно направилась к рыжему, на ходу жуя травы и ягоды в смесь.
— Осторожнее с повязками, чтобы не слетели. Поешь - и можешь спать, - коротко сообщила Ярокрылу после того, как обработала его раны, и обернулась на Дроковника.
— Знаешь, мы с Тростником здесь справимся сами. Возьми немного трав и отправляйся лучше к четырем деревьям. Тем, кто отправился на Совет, помощь не повредит - сам понимаешь, инфекции и легких царапин не пожалеют, - встревоженно поймав эту мысль, она отделила пару кучек трав для целителя ветра и проводила его взглядом, стоило лишь коту покинуть лагерь.
Что же, надеюсь, мы найдем там Полуночника. И никто больше не пострадает.

+3


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна