У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
7.11 Стали известны результаты голосованияна почетного игрока и самых-самых за октябрь! Также, благодаря вашим голосам, на Последнем Пристанище очень скоро будет введена подарочная система! Скорее готовьте подарки на Новый год, он уже не за горами ;)
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



сеновал

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s7.uploads.ru/BsLa6.png

сеновал
——————————————————————
Где-то там, за полями нейтральных земель, стоит неприметное и совершенно нежилое гнездо двуногих. Припрятавшись среди небольшой рощицы, это здание уже долгие луны предназначается для хранения сена, иногда - зерна, и вот почти круглый год двуногие оставляют здесь солому с полей, не утруждаясь перевозкой в город. Не всем котам по душе ночевать под человеческой крышей, но какой здесь запах! Аромат сена, полевых трав, иногда - зерна, который неминуемо привлекает ленивых, сытых мышей. Умиротворенное место переждать непогоду, поохотиться на жирных полевок - быть может, когда-нибудь это место станет домом какому-нибудь бродяге?

0

2

<Начало игры>

Яркое рассветное солнце плавно выходит из-за горизонта,
постепенно освещая промерзшую землю с редкими проплешинами побелевшей от первых морозов травы. Растительность, что с таким трудом выбилась на свет посреди протоптанной тысячью чудищ дорог, готовится уходить на покой, чтобы весной возродиться вновь.
По односкатной козырьковой крыше над воротами сеновала промелькнула чья-то юркая кошачья тень. Яркая рыже-белая одиночка появилась из небольшого приоткрытого окошка над козырьком и проследовала к краю крыши, где к ней была приставлена крутая лестница, такая удобная для спуска тем, кто начисто игнорирует слегка приоткрытые ворота.
Прежде чем спуститься, кошка решила прилечь у края, на освещенное место, и погреться утренних солнечных лучах. Последняя теплота этого года приятно пригревала, а вот оставшийся с ночи ветер, спешивший покинуть это место, неприятно колебал длинную светлую шерстку, из которой тут и там торчали соломинки.
«И все-таки внутри теплее и лучше» - решила одиночка, мечтательно окунувшись в воспоминания о проведенной с подругой ночи на сеновале. Чего же еще нужно для счастья?
- А! Точно же!
Кошка резко поднялась от пришедшей в голову позабытой мысли, с которой она и вылезла из уютного гнездышка, но пошатнулась, на мгновение потеряв равновесие из-за закружившейся головы. Встряхнувшись, чтоб прогнать недомогание вместе с остатками сна, рыжая, золотом засверкав на солнце, торопливо спустилась по лестнице вниз, неуклюже ойкнув от неприятного соприкосновения подушечек лап с твердой холодной землей.
- Нужно найти попить и словить для нее мышку! – весело мурлыкнула одиночка вслух, еще разок любовно взглянув на сеновал представляя, что где-то там спит в теплом прелом сене ее любимая подружка. – Уж сегодня-то у меня точно все выйдет!

+3

3

→ лощина

К рассвету он подобрался достаточно близко к человеческим постройкам. Двускатная крыша, темный домик уже хорошо различимы. Вокруг тут и там разбросаны скрученные в улитку пласты сена, прелого и такого терпкого на запах, что перебивает многие другие ароматы. Гектор остановился около одного из стогов, самого дальнего. Ветер был в его сторону, и приносил он тот запах, что ни с каким другим не спутаешь. Пахло котами. Самыми, вроде как, обычными. Обитателей сеновала пока не видно, как и людей (и ими, кстати, не пахло совсем, что намекало на давнее отсутствие или прошедшие не так давно дожди в этой местности).
Ну что же, — криво улыбнувшись своим мыслям, он вынырнул из-за стога и неспешно потрусил в сторону самого домика. — Знакомиться. Его взгляд привлекло движение там, впереди, и инстинкты сработали прежде чем бурый успел задуматься. Нырнув за стог обратно, он осторожно выглянул, всматриваясь в светлую фигурку на крыше. Точно, местные обитатели. Кот или кошка, что-то рыжее.
Он наблюдал и выжидал. Никаких решительных действий прежде, чем будет хоть немного понятно происходящее. Незнакомец не спешил спускаться вниз: видимо, наслаждался слабым теплом солнца или просто ленился. Это было свойственно многим одиночкам, не испытывавшим необходимости куда-либо торопиться. Гектор и сам не прочь был провести день-другой в блаженной неге. Вот только он при этом никогда не расслаблялся настолько, чтобы потерять бдительность и не заметить приближающегося чужака или опасность.
Когда незнакомый кот подал голос, по-видимому, говоря с самим собой — больше никого Гектор не заметил — он решительно выдвинулся впереди больше не таясь. В воздухе не пахло опасностью, шерсть на спине не дыбилась, в общем, интуиция благодушно молчала, позволяя действовать спокойно.
Рыжая фигура спустилась на землю, оказавшись кошкой, некрупной и аккуратно сложённой. И вообще-то рыже-белой, это он тоже сразу подметил, очевидно, изначально ошибавшись в цвете из-за солнечных лучей. Будучи от одиночки на расстоянии где-то пяти прыжков, он распушился и нацепил наиболее милую улыбку, какую только суровая морда могла на себе нести.
— Доброго утра и доброй охоты, — самому смешно было произносить подобные слова спустя столько дней молчания и жизни один на один со своими маленькими приятными развлечениями. Но, быть может, для рыжей малютки утро действительно таковым являлось, пока он не оказался рядом.
Гектор не собирался вредить местным обитателям. Пока что. Это было бы слишком глупо и неосмотрительно — калечить такие ценные источники информации. Ведь если эта кошечка спокойно говорила сама с собой — что помешает ей поболтать так же открыто и с бурым незнакомцем, что вежливо приветствует хозяйку этих мест.
— Надеюсь, мне не будет отказано в компании, — не вопрос, а утверждение. — Я пришёл издалека и соскучился по чьему-то, кроме редкой добычи, обществу. Гектор, — под конец короткой речи он решил представиться. Обычно сообщение своего имени кому-либо располагало собеседника.
Уходить просто так он не собирался, а манипулировать и настаивать вроде как умел. Если не получится выведать все нужное как хочется сейчас, можно будет перейти к старому доброму «как хочется обычно». От боли многие теряют голову и любое желание молчать. Остаётся только желание спасти шкуру и душу. А это уже проблема другого характера.

+5

4

Наговорившись сама с собой, одиночка приступает к поискам. Найти воду было не сложно: она в изобилии скапливалась в старом, но целом ведре у одного из углов сеновала и дождевая вода, что капала с крыши, всякий раз его наполняла. Сейчас в воде много палых листьев и мусора, но все они уже давно осели на дне. А вот сама вода покрылась легкой ледяной коркой, которую было просто разбить, лишь надавив лапкой.
Испив водицы, кошечка лихо развернулась и в припрыжку, играючи, пошла пробоваться в поиске и ловле добычи в дикой природе, как и учила подруга. Как ловить мышь на открытом пространстве одиночка знала лишь со слов, но вот в сеновале могла выловить ее, даже если бы та была размером с блоху. Но рыженькой очень хотелось порадовать подругу своими успехами, хотя и серьезного отношения к делу ей не хватало. Только было одиночка сосредоточилась и готова была начать выполнять задачу, как неожиданно на горизонте нарисовался кот, напугав.
— Доброго утра и доброй охоты, - сказал он, одаривая милой вежливой улыбкой. Сначала рыжая подумала, что такое явление очень контрастирует с общим внешним видом большого сильного котищи, но, будучи до невозможности наивной, быстро отмела эту мысль, торопясь ответить на приветствие приветствием.
- Доброго! – весело уркнула одиночка, заблестев глазками, с неприкрытым любопытством и интересом, словно котенок, рассматривая чужака. Но не было в этом и капли негатива. Скорее наоборот – в светлых глазах, а так же в шевелении хвостиком, читалась исключительно радость встречи. Ну что за глупышка.
- Спасибо большое... – она задумалась, стоит ли говорить такое, но так как думать – это не о ней, то выпалила следующее:
- ...Только это мой первый раз, я еще неопытна и, честно признаться, немного боюсь.
Одиночка смутилась, но резко сменила тему, не давая вставить и слова будто намеренно отталкивая от этой темы подальше. Или это лишь так кажется? Рыже-белая подошла ближе, совершенно не страшась и не ожидая подставы.
- Кстати, а я – Люси! Приятно познакомиться. Вы, получается, издали? А откуда? Путешествуете?

Отредактировано Люси (30-10-2018 16:09:50)

+3

5

Начало игры


Она начинала привыкать. Рядом не было белоснежного, теплого бока, который придавал ей уверенности, заставлял думать, что она что-то значит в этом мире. Левиафан погиб. Пробыв рядом с кошкой непозволительно долго, практически половину ее никчемной жизни, он стал частью жизни Обскуры, которая в один момент поплыла густым дымом под землю. Туда же, куда было захоронено тело разноглазого.
Раны, полученные Наледью в той роковой битве до сих пор давали о себе знать и неприятно зудили, ныли, напоминали о недавней смерти Левиафана. Ей повезло. Обскура нашла какой-то сеновал, в котором ошивалась бело-рыжая кошка, Люси, как позже она узнала. Совершенно не предоставляющая опасности, какая-то чересчур назойливая и открытая одиночка, которая считала своим долгом ухаживать за раненной. Обскура не просила помощи. Первое время она даже огрызалась и пыталась прогнать Люси с сеновала, но как только поняла, насколько убого сейчас ее существование, с этой уродливой раной на животе и выжить в одиночку сейчас не сможет - смирилась. Шли дни, недели, но Обскура словно не проживала эти дни. Они летели с невероятной скоростью. За все это время она едва ли издала лишь пару звуков, да тройку обрывистых фраз. Ее душило одиночество. Без Левиафана она не ощущала себя живой, словно бы и сама умерла. Только вот живучесть ее была покруче самой липкой заразы. И янтарно-золотистые глаза каждое утро открывались, безразлично смотря на стены сеновала. И на Люси. Обскура, кажется, изучила каждую дощечку, каждую соломинку и расщелину в этом месте.
Легкий мороз заставил кошку разомкнуть глаза. Люси ушла. Значит уже утро. Кошка коротко зевнула, осмотрелась по сторонам и, не найдя рядом бело-рыжей довольно потянулась. Стянутая рана защелкала, оповещая о том, что корка начала трескаться. Обскура почувствовала острое жжение и тут же принялась вылизывать разболевшийся живот. Рана немного кровоточила. К счастью, ей свезло не получить заражения. Чудо это или наказание, черт его знает. Обскура начинала задумываться о том, что и ей не место в этом мире, так как ее лидер покинул землю так... просто?
В нос ударил чужой запах. Обскура резко ощетинилась и утробно зарычала. Медленно спускаясь по лестнице, чуть сгорбившись, чтобы не тревожить рану, она обнажала клыки и скалилась. Она замерла в тени сеновала и лишь пара сверкающих глаз смотрели на новоприбывшего. Жадно, яростно, агрессивно. Одиночка признала сеновал своей территорией, а посему никаких посторонних, кроме Люси, видеть не хотела.
- Что тебе нужно? - холодно отчеканила Обскура и медленно вышла из тени. Сгорбившееся тело выдавало все признаки болезни, а третье веко, закрывшее треть глаза лишь подтверждало данный факт. Кошка была больна. И физически, и морально. Но за свою территорию была готова выплюнуть свои кишки. Теперь, все, что у нее осталось - это она сама. И она должна была выживать - любой ценой. И если Люси не представляла никакой опасности, а наоборот - таскала еду и воду, то этот Гектор выглядел уж больно хмурым и подозрительным.
Показывая перед котом исключительное хладнокровие и не проявляя открытой агрессии, она пыталась различить в нем хоть что-то, хоть какую-то эмоцию.
"Дерьмо, как же сложно."
Раньше она была простым пушечным мясом, которому не нужно было задумываться о последствиях, строить какие-то логические цепочки, но теперь... Теперь все было по-другому.

Отредактировано Обскура (30-10-2018 16:35:31)

+4

6

граница теней и ветра →

[indent] Дикий смрад от чеснока покинул тело Макоши и её собственного сына не прошло и нескольких минут, после того, как они сошли с территорий племенных. Пришлось помочить лапы в реке для того, чтобы смыть след и сбить умников со следа, только счастья в виде нагрянувшего патруля им для полной радости не хватало. Ледяное выражение лица Макоши не менялось на протяжение всего времени, пока она молча шла с племенных территорий, гордо подняв голову. Безусловно, ей было очень жаль, что она не увидит недоумений на мордах этих глупых котов. Маячащий рядом Морфо не приносил кошке никаких неудобств: скосив на него глаза, кошка вспомнила, что назвала найдёныша в честь сапфиорово-синей бабочки, которую однажды увидела у двуногого на стене, висящую в рамочке. Он был совсем не похож на свою тезку, по крайней мере потому, что до синей шкуры ему ещё как до луны. Последние две недели были продуктивными: распустив сыновей по территориям, они разлетелись, как птенцы, однако при себе Макошь все ещё держала весь старший помёт: Морфо, Гора и Цефея. Так нужно было. И именно поэтому сеновал, который прослыл среди живущих достаточно давно одиночек их территорией остался без должного наблюдения. Безусловно, это была ошибка Макоши, но откуда же она могла знать, что настолько наглые станут одиночки, для которых страх потерять морду, глаз, ухо - подчеркните нужное, - уже ничего не значит.
[indent] Цефей же должен был раздобыть из близлежащего места жительства Двуногих что-то съестное. Макошь конкретно так проголодалась после бессонных парочки дней. И ей хотелось бы сейчас развалиться на сеновале и отдохнуть. Мягкая отдушина, вызванная наслаждением после проделанного представления преследовала Макошь всю дорогу домой. Остановившись на некоторой возвышенности, Макошь замерла, заставляя замереть и собственного сына. Бросив красноречивый взгляд вниз, Макошь осклабилась, после чего вздыбила загривок.
[indent] - Паршивые ублюдки, - грубо и резко просипела светлая кошка, яростно рассекая воздух хвостом, - решили, что в наше отсутствие имеют полное право находиться здесь и занимать наше место. Даже сладость от убийства сумрачной целительности не могла сейчас заглушить гнев молодой кошки: она готова была разорвать каждого, кто не понимает адекватного языка и кто не может держать свои загребущие лапы при себе от каждого свободного клочка земли. Меньше всего ей сейчас хотелось вздорить ещё и с одиночками, но эти поганцы просто не оставляли ей выбора. С трудом  пригладив вставший дыбом загривок, Макошь нацепила на морду обыкновенное весьма хладнокровное выражение, после чего обратилась к сыну:
[indent] - За мной.
[indent] Их тут было трое. Безусловно, сейчас Макошь в меньшинстве, однако как этим идиотам в их пустые головы не пришло, что если здесь есть метки, то есть и гребанные обитатели?! Злоба бы уже могла подвести Макошь к точке невозврата, однако она со всем усилием воли держала себя в лапах до тех пор, пока в нос не ударил паршивый железистый запах крови. Значит, один ранен, а это уравнивает шансы. Однако запах старый, может быть что угодно. Дожили, рвать за территорию, как тупые племенные.
[indent] - Вам не говорили, - достаточно громко прорычала Макошь, показываясь на глаза, - что врываться в чужой дом без приглашения - неприлично? - острый взгляд, казалось, нашёл каждого на этой поляне, а сверкающие радужки ясно давали понять, что Макошь готова разорвать любого, кто вымолвит хотя бы одно неправильное слово.

+5

7

Начало игры

Сильная поступь выдавала самца, который даже не пытался скрыть свою походку на мягких лапах. Подбросив в воздухе и удобнее перехватив жирненькую мышь, темношкурый самец следовал по запаху матери и братьев. Они шли, как и всегда, вместе - разве что Гор по дороге отлучился перехватить что-нибудь на грядущий ужин.
Охота удалась, и самец умудрился и сам перекусить костлявой мышкой, и матери приберечь ту, что пожирнее, глухим подсознанием ощущая, что эта мелочь хоть немного порадует бывшую племенную кошку.
Следуя проторенной лапами родственников тропой, Гор тряхнул плечами, сбрасывая со шкуры несколько опавших листочков и сухих хвоинок. Недовольный взгляд полупрозрачных глаз коснулся золотистой кроны деревьев на солнечном небе, и кот нахмурился, зажимая в зубах свою ценную ношу. Держа в зубах мышку вот так, длинношерстный еще более остро осознал, как скоро грядут холода и как трудно будет добыть дичь. Ощутить на языке теплый вкус убитой полевки или сладкое, нежное мясо горлицы.
А куры... Как-то раз с братьями они завалили одну такую, и, боги милостивые, это был настоящий пир.
Заслышав громкий, натужный мяв матери, который Гор узнает даже среди хора целого сборища котов, бродяга замер, и шерсть на загривке медленно поползла вверх. Рванув с места широким, размашистым галопом, кот, распихивая плечами низкие ветви подлеска, бросился на голос Макоши, явно различая в нем угрозу: неужели кто-то решил помериться силами с сыновьями едва ли не самой известной бродяги в округе?
— Вам не говорили, — на этих словах где-то на фоне кошки различился темно-серый силуэт массивного самца; находясь от матери в десятке лисьих хвостов, Гор медленно и с неприкрытой угрозой приближался к месту их обитания, которое так нагло посмели занять чужаки, — что врываться в чужой дом без приглашения — неприлично?
Он даже не думал выпускать из зубов мышь, лишь обнажая клыки с приподнятой верхней губой. Прижимая уши во враждебной манере, темношерстный бросил взгляд на самца, который мог предъявлять самую большую угрозу. Напряженно рассекая хвостом воздух, Гор издал глухое грудное рычание, чувствуя, что начинает закипать.

+3

8

Начало игры

[indent] Твой хвост каждый раз менял линию излома, но внешне ты оставался все также холоден и непоколебим. Чувствуя раздражение, ты еще сильнее впился зубами в мертвое тело полевки, которое находилось у тебя в пасти. Из-за чего же ты так раздражен и гневен? А все легко и просто! Макошь отправила тебя шнырять около домов Двуногих в поисках пропитания. Иногда начинало казаться, что вся грязная работа доставалась тебе. Конечно, ты был не прочь грязной работы, но под этими словами ты понимал насилие, слежку и убийство, а никак не охоту. Этим должен, нет, обязан заниматься Морфо! Да, именно он, у него это дело получилось «лучше».
[indent] «Когда уже этот прохиндей научится все делать сам? Надоел постоянно прятаться за спиной матери. Не всю же жизнь ему за ней прятаться. Хотя, о ком я пекусь?.. Это будут уже не мои проблемы. Можешь успокоиться».
[indent] На этом здравые мысли твои закончили свое повествование, ибо негативные эмоции перекрывали разум, но это не пошатнуло тебя, ведь ни один мускул не дрогнул на твоем каменном лице.
[indent] Еду ты искал с самого раннего утра и твои поиски никак не венчались успехом, так как с этим делом ты провозился довольно долго и даже успел немного подустать. За все это время ты едва смог найти пропитание и для себя, и для матери, поэтому ты возвращался к Макоши сытым, но с лакомым кусочком для нее. Какими силами достался тебе этот лакомый кусочек, и он был только для матери, Морфо и Гор не получат даже хвоста от этой полевки. Пускай заботятся о себе сами.
[indent] Ты ускорил шаг, ведь до сеновала оставалось не так долго идти. К тому же желание поскорее вернуться и бросить пойманную полевку Макоши в лапы и уйти куда-нибудь по своим делам, давало о себе знать.
[indent] Сегодня была солнечная погода, но этого тепла никак не хватало, чтобы прогреть землю. Холодный ветер, ударивший тебе в лицо, принес приторный и такой резкий запах сена, но кроме него здесь присутствовало что-то еще. Смрад сразу нескольких неизвестных котов смешался, и он явно не предвещал ничего хорошего – это означал лишь одно, сегодня тебе не удастся отдохнуть. Стоило бы поторопиться, вдруг Макошь уже наткнулась на них.
[indent] Пожухлая трава хрустела под лапами, ты пробирался вперед, оставалось действительно недолго.
[indent] Вскоре ты учуял запах матери, Морфо и Гора – они уже прошли здесь, а значит ты являлся последним, кого не хватало в этой компании. Остановившись на возвышенности, на которой буквально несколько минут назад стояла Макошь, ты окинул взглядом сеновал. Отсюда все отлично просматривалось, и ты мог легко изучить каждого, прежде чем спуститься. Но сейчас ты был слишком раздражен, чтобы здраво мыслить.
[indent] — […], что врываться в чужой дом без приглашения — неприлично?
[indent] Когда ты спустился, ты услышал лишь отрывки тех фраз, которые произнесла твоя мать, но даже по ним сразу все было понятно – кошка в гневе и не потерпит каких-либо возражений со стороны незнакомцев. Ты знал, что Макошь может сорваться в любую секунду.
[indent] «Мне это не нравится», — в голове звучали совсем не радужные мысли, а значит и последствия будут такими же.
[indent] Расположившись вдалеке от этого непонятного сборища и отложив полевку в сторону, ты стал наблюдать за действиями незнакомцев, ведь если кто-то из них рванет в сторону Макоши и Морфу, то тебе и Гору придется их защищать.

+4

9

Начало игры


Морфо не ощущал того чувства уверенности, либо же простого спокойствия, что исходило от его матери. Может, дело было в уже едва ли уловимом, но все же присутствующем запахе чеснока, может, это он заставлял Морфо нервно дергаться от каждого лишнего звука и прочих раздражителей.
Может, дело было в бродящем где-то неподалеку брате Горе. Молодой одиночка всегда очень ревностно относился к Макоши и ее одобрению, и ему совсем не хотелось делиться ее вниманием с родными братьями. Но он уже давно не маленький котенок, и за многие месяцы сожительства с другими котами он свыкся с тем, что он никогда не может быть ее единственным и самым любимым сыном. Он уже давно охотится самостоятельно, и за такие мелочи его уже не отметишь. Все, что ему остается, это беспрекословно подчиняться любому приказу Макоши и надеяться, что он не провалит ее задания. Морфо казалось, что он может выполнить даже самое трудное ее поручение; трудное не с физической точки зрения.

Занятый мыслями, Морфо не сразу успел заметить изменения в матери, но, увидев, что та остановилась, повторил за ней. Шерсть на ее загривке опасно встопорщилась. Он бы не стал вставать на пути у такой суровой кошки.

- Паршивые ублюдки, - прошипела Макошь ему под ухо, свирепо размахивая хвостом, и коту невольно захотелось сжаться в комок, несмотря на то, что было очевидно, что ее ярость вызвана не его действиями, - решили, что в наше отсутствие имеют полное право находиться здесь и занимать наше место.

Тут нос кота уловил незнакомые запахи, исходящие со стороны облюбованного семьей сеновала. Чужаки. Определенно не племенные. Но их явно быть здесь не должно.

- За мной, - одиночка не успел опомниться, как услышал оклик Макоши, и тут же кошка уже направлялась в сторону пришельцев.

Морфо молча последовал за матерью, ускоряясь по мере приближения к месту назначения. Нельзя было не заметить запах крови, витающий в воздухе, определенно принадлежащий кому-то из троих незнакомцев. Может, они пришли сюда в поиске укрытия, чтобы залечить раны? "Что ж, они явно ошиблись местом. Этот сеновал уже принадлежит нам." Не было сомнений, что они не могли не заметить все признаки проживания там других котов. "Неужели они думают, что им там рады?"

Пришельцы тоже почувствовали присутствие других одиночек на территории и, судя по их ощетинившимся спинам, они точно не рассчитывали на милосердный прием. Их было трое, больше, чем их с Макошью. Цефей был на охоте, так что на его присутствие можно было не рассчитывать. Гор, по всей видимости, ушел от компании достаточно далеко.
"Мать сейчас может рассчитывать лишь на меня." С этими мыслями молодой кот принял наиболее враждебную позу, взъерошив шерсть и оскалив зубы на трех одиночек на его с семьей территории. В нем закипела кровь от возмущения. Им эта наглость так просто с лап не сойдет.

Отредактировано Морфо (04-11-2018 12:07:57)

+1

10

Рыже-белая одиночка не стала пугаться или выказывать враждебность. Она вполне мило отреагировала на притворную вежливость Гектора, и он без труда сдержал торжествующую усмешку. Пока что все казалось простым. Признаваясь в том, что собирается охотиться впервые, кошка даже смутилась, и на прелестной мордочке появилось чуть задумчивое выражение. Святая наивность, сколько ей лун, восемь? Вообще что ли никуда от этого сарая не уходила в жизни?
— Говорят, новичкам везет, — с улыбкой протянул кот, подходя ближе. Под сказанным он скорее имел в виду себя и свой приход в новые земли, но прозвучало так, будто одобрил будущую охоту Люси.
Имя у нее оказалось под стать сущности, какое-то дурацкое. Гектор бы так никого не назвал, звучало слишком простовато и мягко, словно человечье имя для домашнего котишки. Быть может, она и была домашней, эта Люси. Додумать мысль о происхождении одиночки он не успел: наверх у крыши что-то зашебуршало, и медленно, сгорбленно и чересчур осторожно наружу выбралась и спустилась еще одна обитательница сеновала. Буроватая кошка не выглядела такой же дружелюбной.
А вот теперь могут начаться проблемы. Проблемы-проблемы-проблемочки, небольшие и явно не у меня, — окинув чужачку оценивающим взглядом, Гектор понял, что она не особенно рада его видеть. Что же, придется подключать природное обаяние, болтать и всячески делать вид, что он безобидная ветошь с опасным видом, но безмерно доброй и любопытной, открытой ко всему новому душой. А так хотелось просто и без усилий получить все нужное. Бурый разочарованно выдохнул, понимая, что встреча затягивается.
— Что тебе нужно? крови и зрелищ, но здесь я их вряд ли получу. Ты выглядишь жалко, даже лапу поднимать не хочется, и так наверняка помрешь.
Он подбирал слова осторожно, пытаясь дать понять, что не претендует на это выстроенное людьми убожество и тем более не посягает на жизни этих двух одиночек. Вот только две как-то очень быстро превратились в... много. Гектор закрыл приоткрытый для ответа рот и с интересом, каким-то диковатым огоньком в глазах вгляделся в появившиеся фигуры.
Светлая кошка со сверкающими голубыми глазами приближалась быстро, и по виду ее становилось ясно: она недовольна присутствием всех, кого видела здесь. За ней тенями двигались еще трое, один крупные, двое не очень. Могут быть опасными противниками. Сейчас, однако, Гектор не ощущал никакой угрозы для своей бесценной жизни. Он был чужаком, и потому имел преимущество. Чужаку издалека легче простить вторжение, ведь он сделал это по незнанию и готов принести извинения и уйти. Неважно, что потом он захочет вернуться и проредить чью-то шкурку просто так, из принципа. Главное, что об этом из присутствующих пока что никто не знает.
Самка явно считала себя хозяйкой положения  — она прорычала свои слова с достаточным количеством угрозы в интонациях. Что же ты, хозяюшка, за своим домом-то не следишь? Глупо-глупо. Или же у тебя была достойная причина отсутствовать так долго, что эти красавицы проигнорировали твои старые метки и заняли домик?
Серый и длинношерстный кот с мышью в зубах с рычанием смотрел на него, Гектора. Одиночке не понравился его взгляд, однако он попытался взять свои чувства в лапы и состроить самое невинное из своих выражений морды. Получились слегка закатившиеся глаза и грустная гримаса, мол, вот я попал-то, а?
— Я путешествовал и оказался в этих землях впервые. Хотел узнать, что здесь к чему и немного освоиться на свободных территориях перед тем, как двигаться дальше, — он покачал головой куда-то в сторону, противоположную от места прибытия незнакомцев. Да-да, его интересуют свободные территории, и вовсе не этот глупый сеновал. Упоминать о племенах и своем интересе к ним Гектор не поспешил: сначала надо уладить конфликт.   — К сожалению, я не знал, что эти земли ваши  — и готов уйти.
Я же не сказал, что уйду сразу. Всему свое время. А вам, девочки,   — он покосился на тех кошек, с кем пересекся раньше всего,  — я могу пожелать лишь разумных мыслей в головы и удачи.

+4

11

Обычно, дуракам везет. В случае Люси – как утопленникам. Кто же мог знать, что сарай был обитаем. Опыта у Люси-путешественницы было как у котенка, а потому та могла вполне проигнорировать старые запахи котов. Или же их уже след простыл?
Некоторое время назад рыже-белая кошка нашла полумертвое тело Обскуры и притащила ее в ближайшее крытое место, какое только нашла. Им и оказался сарай. Но за пару дней до этого лили дожди, которые смыли большинство пограничных меток. А внутри сарая, когда Люси туда пришла впервые – ужасно воняло кровью большого чудища, что перебивало все запахи.
Признаться, появление злобной тети-кошки и трех весьма грузных, в сравнении с ней, котов, весьма напугало одиночку. И рыженькая наверняка бы дала деру, если бы рядом не было Обскуры, к которой одиночка уже успела прикипеть. А потому, желая обрести храбрость, решила Люси проблему гениально – отключила мозг совсем.
- Извините, - крайне виновато мяукнула Одиночка, делая шаг к страшным разгневанным незнакомцам, пытаясь сохранять спокойствие, но, повесив хвостик, ушки и, казалось, даже усы, всем видом передавая свое сожаление. – Моя подруга очень ранена, а сарай был ближе всего… - произнесла Люси, состроив виноватые глазки. Вообще, если она говорит правду, то да, такое тощее хилое тело не могло утащить Обскуру куда-то далеко.
- Я думала, что домик пустой, но если он ваш, то не злитесь, пожалуйста. Мы уйдем…Или хоть эти двое уйдут?.. – спросила она робко, но после продолжила монолог более уверено, вытесняя своих знакомых из зоны поражения гнева Макоши и ее сыновей.  - Они не причем. Если хотите наказать, то можно и меня.
Гектор наверняка подумал бы, что одиночка, которую он видит впервые в жизни, либо странная, либо глупая. Уж больно необычно обрушать гнев других на себя ради того, с кем не знаком. Ну и, возможно, это могло ударить по его мужскому самолюбию. Мелкая соплячка, которую те четверо сожрут не подавившись, защищает его, здорового, сильного и могучего самца.
Слабоумие и отвага. Совершенно внезапно Люси совсем успокоилась и сменила тему, заговорив активнее и даже поменявшись в интонациях, став восхищенной Люси. – Вы и ваши друзья такие… Невероятные! Такие сильные и суровые, так страшно смотрите…Очень-очень страшненько и классненько! – весело нахваливала кошечка, во все глаза рассматривая незнакомцев, восхищаясь их силой, статью и уверенностью. От них, конечно, пахло чесноком, но что Люси какой-то там запах, когда перед ней столь прекрасные коты и не менее волшебная кошка. Великолепно! Произведение искусства!
Лучше ее не есть, она двинутая. Вдруг это заразно? Но выбить землю из под лап своими внезапными переменами Люси наверняка смогла. Одиночка говорила без умысла запутать их, в глазах ее сверкало, подобно звездам, восхищение. И наивность. И глупость.
- Вы же нас не съедите?..- в шуточной манере спросила кошечка, поочередно смотря в глаза каждому.

Отредактировано Люси (09-11-2018 00:13:44)

+3

12

Обскура сверлила холодным взглядом Гектора, то и дело вздирая вверх подбородок. Незнакомец молчал, отчего буро-золотистая лишь покачивала хвостом, подтверждая свою значимость в этой компании. Она будет задавать тон в этом диалоге, а не этот бугай. И плевать, придется ли выпускать когти и рвать свою свежую рану или бросаться ядовитыми словами, чтобы этот одиночка покинул их временное убежище. Обскура, сгорбившись, подошла к Люси и слегка оттолкнула ее от собеседника.
- Тебе нечего...- но не успела она договорить, как золотистые глаза заметили движение сбоку. Обернувшись, кошка закусила губу и пристально вгляделась в близлежащие кусты. Нос уловил как минимум два новых запаха, - Ты не один, ублюдок? - холодно спросила кошка, будто бы это был самый обычный разговор между знакомыми. А внутри закипала кровь. Она помнила этот провал, как из непобедимого (для Обскуры) Левиафана вытрясли всю жизнь, оставляя после себя мешок холодных костей в белой шкуре. Становилось не по себе, но кошка держалась до последнего.
"Ну уж нет, ты, Сталь, учил меня совсем не тому."
Сдаваться и поджимать под себя хвост бродяга и не собиралась.
— Вам не говорили, что врываться в чужой дом без приглашения — неприлично? - пушистая, крупная кошка появилась прямо возле новоявленной компашки, а сзади нее потрусили еще трое незнакомых котов.
Обскура сосредоточенно свела брови и гордо выпрямилась, несмотря на надрывающуюся стянутую кожу вокруг раны. Мелкие капельки крови монотонно закапали из полувысохшей раны, но беспокоило ли это кошку, когда на кону твоя никчемная жалкая жизнь? Но хочешь не хочешь, а выживать приходилось. Ради хоть какой-нибудь цели. Например, отомстить тем, кто посмел отнять у Левиафана жизнь. Нужно лишь раны подлатать. А это просто дело времени.
Сбоку затрещала словно ранняя птичка Люси. Бело-рыжая была столь наивна, звонка и тороплива, что ее слова битыми стеклами рассыпались по ушам Обскуры и та медленно начала поворачивать голову к своей приятельнице (??). Нет, скорее к простой кошке, которая с ничего решилась подлизаться и затесаться в компашку к Обскуре.
— Вы и ваши друзья такие… Невероятные! Такие сильные и суровые, - наконец, повернувшись к Люси, Обскура резко клацнула и рассекла воздух клыками, обнажая острые зубы.
- Заткнись, - рявкнула золотисто-бурая на Люси и грубо пихнула ту в плечо. Нет, ну раздражала девчонка, несмотря на то, что помогает с пропитанием. Вот Левиафан, вот он никогда не тратил время на слова. Люси была абсолютной противоположностью разноглазого и Обскуре было весьма непривычно брать ситуацию в свои лапы.
Натянув на морду безразлично-холодное выражение, Обскура внимательно осмотрела незнакомцев, а затем, совершенно спокойно произнесла:
- Я хотела спросить тоже самое у вас. Это наш сеновал, - кошка встала поперек входа на сеновал и утвердительно ударила хвостом по земле, - Если это ваш дом, то он был таковым, - знала ли на что идет Обскура? Конечно знала. Но, возможно сейчас мог выдаться момент сдохнуть с честью. Ни боль душевная, ни физическая - не доставляли Обскуре никакого удовольствия. Ей показалось, что слишком уж долго она выходит сухой из воды.
Капля горячей крови упала прямо на заднюю лапу, но одиночка не шелохнулась.
- Как-то вас тут не было замечено с нашего долгого присутствия на сеновале, - звонко высказалась Обскура. Она не умела строить взаимовыгодные отношения. Да и вообще не умела правильно преподносить себя собеседникам. Раньше все делал Левиафан.
"Как же тебя не хватает, ублюдок."
Обскура искренне не догадывалась о дальнейших действиях пришедшей банды. На Гектора уже было глубоко наплевать. Пусть сам выкручивается.

+3

13

[indent] Шерсть на загривке Макоши зашевелилась, норовя встать дыбом, когда за её спиной вдруг выросли Цефей и Гор. Теперь их было четверо. А это огромное преимущество над двумя недо-одиночками и одной раненной одиночке, которая, по факту, оказывалась ещё более наглой, чем живые и здоровые. Приподняв усы, кошка с интересом осмотрела стоящую на лапах бурую тощую кошку, отведя уголки губ назад. Удивительно. Хотя... она ведь не знает, какой длины послужной список числится за Макошью. Не знает, какого цвета её когти - под ними засохла чужая кровь, а в зубы, казалось, впитался багровый оттенок. Железистый запах крови, смерти отдавал от неё сильнее, чем от всех остальных. Взглядом обведя всю эту братию, двое из которых уже заведомо сдались, кошка приподняла верхнюю губу, издавая негромкое, но гортанное, будто бы идущее из самых недр горла, рычание.

[indent] - Ах, ранена, - состроив гримасу, полную сострадания и сочувствия, цокнула языком Макошь, сделав несколько шагов вперёд. Она приоткрыла пасть, чтобы глубже вдохнуть этот запах. Запах беспомощности. Гордости. Желания кому-то и что-то доказать, -  ранена, а ещё ужасно горделива настолько, что скорее даст всему окружающему миру сгореть, но не переступит через себя. Так? - а затем, обратив взгляд ледяных синих глаз в сторону бурой кошки, стоящей прямо перед ней, Макошь продолжила: - это твое отсутствие инстинкта самосохранения, - негромко, но ужасно сочувствующим тоном продолжила бродяга, подойдя к Обскуре ближе обычного и повернув точёную морду так, чтобы их разговор остался только между ними:  - она ведь тебе дорога, - мысленно давая понять, что разговор идёт о рыже-белой Люси, - будет очень жаль, если она умрёт, ведь так? Эти жалкие гости в меньшинстве, у семьи Макоши есть заведомое преимущество. Макошь ушла из племени и лапы до сих пор помнят особые приемы, которым её учили в племени Ветра. А её дети... они полны сил, воли и желания перегрызть остальным присутствующим тут глотки.

[indent] Макошь стрельнула холодными глазами, скользнув взглядом по тонким лапам бурой одиночки, ухмыляясь в усы.
- В твоем незавидном положении, - отрезала Макошь, - говорить о том, чей это сеновал - будто бы приглашение перегрызть себе глотку. Сливочного цвета кошка вздыбила загривок, а глаза её хищно засияли. Она была готова дать отпор. Но кому это нужно. Она повернула голову в сторону Люси и Гектора, сочувствующе закачав головой, - мы бы с удовольствием дали вам остаться, если бы ваша подруга нашла в себе силы переступить через свою гордыню. Но если этого не случиться, - оглянувшись на сыновей, Макошь каждого из них нашла взглядом, давая понять, что им не стоит расслабляться, потому что подставу можно ожидать в любой момент, - нам придётся прогнать вас. Даже если это будет стоить вам жизней. Вы в меньшинстве. Понимаете? - прошипела бродяга, вглядываясь в янтарные глаза Обскуры. Главное, чтобы она поняла.

+4