У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
17.01 Слышен топот. Топот лап, тех самых, которых так испугались целители всех четырех племен. О которых предупреждали своих предводителей, восприняв за самый необычный знак Звездного племени. Слышите? Совсем рядом. Сотни лап. Сотни пар глаз. Дымка рассеивается, и сквозь снежную пелену выступает лапа. За ней другая, и горящие глаза лидера, за которым стоит целый Клан Падающей Воды. Коты, некогда жившие далеко-далеко в горах, явились целым кланом на земли Четырех, и этот Совет племена не забудут. Ведь отныне их стало пятеро, и с этим придется мириться. Придется ли? Добро пожаловать, Клан Падающей Воды.
23.11 Пора подводить итоги года! Вместо привычного голосования самых-самых, в этом месяце список номинаций расширится до невероятного количества! В этом голосовании вы можете помочь вспомнить каждому игроку через какие трудности проходили ваши персонажи за последний год. Напомните о светлых и ламповых отыгрышах, в которых вы принимали участие в 2019 году.
19.11 Совсем скоро грядут новогодние праздники! И чтобы вы по-настоящему почувствовали снежную атмосферу Последнее Пристанище переоделось в зимний дизайн! Всем отличных зимних отыгрышей!
2.11 Названы лучшие игроки октября и почетный персонаж месяца! Спасибо за участие в голосовании. Желаем вам активной игры, ведь может именно в декабре вам достанется звание почетного персонажа?
6.10Названые лучшие игроки сентября, а также почетный персонаж месяца! Поздравляем и желаем интересных отыгрышей!
20.09Окончание переписи. В 23.59 по МСК тема будет закрыта, неотписавшиеся персонажи будут отмечены крестом.
16.09У нас большая радость и большое счастье - форуму «Последнее пристанище» сегодня исполняется год. Год, представляете?! Год обалденных отыгрышей, ярких персонажей, сюжетов, планов, мечт. Год, за который мы с вами создали целый форум, живой и по-домашнему уютный. Мы обрели друзей, новых соигроков, семья пополнилась и расширилась.
Сегодня мы целым составом амс признаемся в любви к вам и к нашему дому, и хотим преподнести нам всем подарок: новый дизайн, новый сюжет, добавлена летопись и карта территорий!
Давайте держаться вместе! Мы взрослеем, всегда остается столько дел, взрослых проблем… давайте не терять нашу частичку детства? Нашу фантазию, наше творчество, нашу отдушину.
Мы вас любим, котаны!
С днем рождения, Последнее Пристанище!
грозовое племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Во время Совета на племена нападает свора собак, Грозовое племя отводит всех к территориям двуногих. Двуногие отпугивают свору огнепалками. Ненадолго опасность миновала.
> Сезон Юных Листьев'19
Опалённая больше не может занимать должность глашатая из-за обострившейся болезни. Солнцезвёзд принимает решение назначить временным глашатаем Ласточку. В племя после долгого отсутствия возвращается Филин, рассказавший о своём заточении у Двуногих.
За помощью к Грозовым целителям приходит Сивая, ставшая полноправной целительницей, и остаётся у соседей на некоторое время, чтобы обсудить с Орехом накопившиеся вопросы.
Из-за беременности Ласточки новым глашатаем становится Смерчешкур. Куница также объявляет, что ждёт котят, и позднее у неё и Солнцезвёзда рождается четверо котят. Ласточка не торопится объявить имя отца четырёх своих котят. Из-за резкого пополнения Солнцезвёзд принимает решение расширить территории племени за счёт соседей: он покушается на Нагретые Камни.
Битва разгорается на рассвете. Решив увеличить свои шансы на победу, Солнцезвёзд заключает союз с Кометой, и племя Теней выступает на стороне Грозовых. Сражение выиграно, но с большими потерями. Очень много раненых. Филин погибает от кровопотери.
племя ветра
> Сезон Зеленых деревьев'19
Патруль доходит до Фермы Двуногих, где находит десятки мертвых мышей. Никаких видимых признаков охоты не обнаруживается. Заподозрив неладное, воители возвращаются обратно. В следующую же ночь, по странному стечению обстоятельств, погибает Панцирь, который был в составе патруля у Фермы Двуногих.
На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
Звездопад рассказывает племенам о Макоши. И в этот же момент на совете на племена нападает свора собак, натравленная сестрой Звездопада. Племя бежит на территории Двуногих, где их спасают разбуженные Двуногие, держащие наготове огнепалки. Ветряные с осторожностью возвращаются в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Пустырник покидает племя Ветра по неизвестным для всех причинам, оставляя Полуночника. Патрулируя территории, Звездопад оказывается возле границ с Речным племенем. На территории племени Ветра обнаруживается погибший Львинозвезд. По ту сторону границы приходит в себя Крестовник, тут же указывая подоспевшему Речному отряду на предполагаемого убийцу. Звездопад становится единственным подозреваемым. Никому неизвестно, что за смертью Львинозвезда стоит Макошь, сестра Звездопада, покинувшая племя много лун назад. Похожий окрас и запах пустошей, исходивший от кошки, сбивают с толка воителей, окончательно запутывая два племени. Суховей высказывает мысль, что за всеми напастями действительно стоит Звездопад, отчего в племени назревает внутренний конфликт. Веские аргументы Суховея заставляют многих задуматься. Постепенно часть соплеменников теряют доверие к своему предводителю. Тем временем Звездопад, оказавшись на нейтральных территориях, оказывается в ловушке у Макоши. Не подозревая о том, что за всеми неприятностями в лесу стоит сестра, предводитель становится жертвой ситуации. Вступив в драку с Макошью, он падает с обрыва в реку, теряя жизнь. В этот же период времени Штормогрив попадает под колеса Чудища, ломая лапу. Колючка помогает наставнику добраться до лагеря. По возвращению Звездопада в лагере назревает настоящий бунт. Суховей требует от предводителя объяснений и признаний в содеянном. Однако, еще недавно поддержавшие молодого воина соплеменники в ключевой момент не поддерживают Суховея. Суховея понижают до звания оруженосца, ныне известного всем под именем Ветролап. На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
речное племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Ручей рожает четверых здоровых котят от Бурана.
Племя отправляется на Совет, а в это время Крестовник, не готовый мириться с бездействием племени, в одиночку отправляется на территории племени Ветра. На пустошах его ловит Утесник.
Выдра и Рогоз, в эту же ночь, приносят в лагерь гнилую рыбу с берега. Воины считают, что это знак от Звездного племени. "Рыба гниет с головы" — так его трактуют Рогоз и Выдра, намекая на некомпетентность их предводительницы.
На Совете на племена нападает свора собак. Речное племя спешит ретироваться в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Львинозвезд с Крестовником отправляются на границы с племенем Ветра. У территорий пустошей их поджидает опасность, которая вот-вот перевернет жизнь всего леса. Макошь, бывшая представительница племени Ветра нападает на речной отряд. Крестовник получает тяжелый удар по голове, отчего уходит в бессознательное состояние. Львинозвезд вступает в потасовку с Макошью, но их драка заканчивается внезапно появившейся возле границ лошадью Двуногих. В решающий момент Макошь подставляет Львинозвезда и тот попадает прямо под копыта. Предводитель погибает, теряя все жизни.
Подоспевший речной отряд в растерянности и смятении. Очень невовремя появившийся на границах Звездопад сеет семя сомнения. Крестовник, очнувшись, тут же указывает на предполагаемого убийцу — предводителя племени Ветра. Схожий окрас и запах вводят в заблуждение каждого присутствующего. Оцелотка отправляется к Лунному Камню за даром девяти жизней и получает новое имя — Созвездие. На обратном пути от Лунного Камня погибает Щербатая, угодившая под ноги лося на территориях племени Теней. Ее место вскоре занимает Сивая, а глашатаем назначается Буран.
Речное племя дипломатичными путями забирает котят у племени Ветра, Созвездие не торопится развязывать войну. Речное племя скорбит по Львинозвезду, но понимает, что сейчас не лучшее время для мщения. По приходу в лагерь, котята — Ракушка, Лепесточек, Берёзка и Ясенница — получают ученические имена. Пчёлка просит предводительницу провести еще одну луну в детской. Сивая отправляется в Грозовое племя, чтобы посоветоваться с Орехом по поводу лечения своих воинов. Во время патрулирования, Буран обнаруживает, что метки на Нагретых Камня отодвинуты. Речное племя незамедлительно собирает отряд и выступает на границы для отвоевывания территорий. Завязывается драка. В решающий момент, когда, казалось бы, Речное племя одерживает победу, на Нагретые Камни врывается племя Теней. Речные терпят поражение. Союз с племенем Теней расторгнут. Многие из отряда ранены.
племя теней
> Сезон Зеленых деревьев'19
На территории племени Теней были найдены множественные следы своры собак, которых Макошь выманила из города с помощью разбросанной мертвой дичи по всему лесу.
> Сезон Юных Листьев'19
Лагерь подвергается нападению лося. Зверь разрушает несколько палаток, отдавливает хвосты воителям, однако обходится без жертв. Котам удалось выманить лося из лагеря, и тот скрылся в лесу. Некоторое время воители усердно восстанавливают палатки. Полуночник, в это время гостивший у соседей и помогавший Иве в обучении, также принимает участие в ликвидации последствий погрома и выхаживает раненых.
Вновь происходят переговоры между лидерами Речного и Сумрачного племён. Комета осталась недовольна тем, что Созвездие заняла место Львинозвезда, поэтому решила заключить союз с Грозовым племенем. Всё это осталось в тайне не только от соседей, но и от Сумрачных котов на недолгое время. На территории был пойман одиночка Гор. Комета оставляет его в лагере на одну ночь, однако после допроса вышвыривает вон.
По просьбе Грозового племени племя Теней помогает новым союзникам в битве за Нагретые Камни. В благодарность за это Сумрачные получают право догонять любую дичь, перебежавшую границу, на территории Грозы. Всё это обострило отношения с Речным племенем.
Учеником целительницы становится Чижик.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » палатка целителя


палатка целителя

Сообщений 61 страница 77 из 77

1

http://s5.uploads.ru/FawTP.png

палатка целителя
——————————————————————
В отдалении от главной поляны целитель может сосредоточиться на собственных мыслях под успокаивающее журчание реки. В корнях старой ивы среди зарослей тростника лекарь живёт и трудится. Пьянящий аромат трав хоть и пропитал всё вокруг, но свежесть реки позволяет посетителям легче переносить своеобразное амбре. Близость воды весьма удобна, а обособленность от основной части лагеря позволяет предотвратить заражение здоровых воителей. Травы и ягоды хранятся в самой пещерке, где спит лишь целитель и его ученик, а пациентов размещают под тростниковым навесом рядом.

учёт трав
—————————————
мать-и-мачеха
водная мята
лаванда
ежевика
пижма
хвощ
паутина
мак
мёд

0

61

>главная поляна>спустя пару суток

С тех пор, как Пчёлка загремел в палатку к Сивой прошло уже некоторое время. Его состояние постепенно улучшалось, настроение же неизменно падало, но что всегда было непоколебимо - неимоверная скука, царящая в палатке целительницы. Пчёлке не разрешалось выйти, чтобы сильнее не застудить и без того больные уши, нельзя было и скакать и играть с братом и сестрами. И что теперь ему оставалось делать? Безучастно наблюдать за происходящим изнутри палатки, горько вздыхать и возиться в своей новой временной подстилке.
Единственные, кто практически постоянно приходили навестить Пчёлку была его семья. А в особенности радостно юному котику было встречаться с Лепестинкой и Подберёзкой. Вот и сейчас брат с сестрой решились навестить горе-братца. К слову, слух постепенно восстанавливался, уши уже болели гораздо меньше, но Пчёлка все равно чувствовал некий дискомфорт и определенный неприятный уровень глухоты (если так можно сказать о тугоухом котенке в принципе).
- Лепестинка! Подберёзка! Как я вам рад! - бледно-рыжий Пчёлка заскакал возле родни, весело повизгивая, - Давайте! Рассказывайте! Что нового в лагере? Как у вас проходит обучение? Что там за пределами лагеря? А? Все-все рассказывайте! - чуть повышенным тоном, ввиду ухудшенного слуха, закидал вопросами котенок.
Конечно, чем старше он становился, тем сильнее ему хотелось встать в ряды оруженосцев, чтобы быть в курсе всех-всех новостей. Оставался лишь один очень важный для Пчёлки вопрос - Ласка. Отпускать маму и терять ее из виду он совершенно не желал, настолько привыкший к ее вниманию. Однако подсознание диктовало тугоухому, что вечно рядом с Лаской он не пробудет. И это было верно. Вон, если посмотреть на Подберезку и Лепестинку, то они, вроде бы, чувствуют себя вполне хорошо без Ласки.
"Но я если я не буду рядом, когда я буду нужен Ласке? Как же она без меня. А если что-то случится?"
И чем дольше Пчёлка находился с мамой, чем больше времени у него появлялось из-за болезни, тем сильнее его терзали сомнения. Он рос, а вместе с ним и росло его сознание и котик все сильнее прикипал к Ласке, уже по праву считая себя защитником для мамы.
- А где сейчас спит мама? - вполне очевидный вопрос. Раньше она была в детской, потому что и сам Пчёлка обитал именно там. А сейчас, когда болезнь их разделила, где же она? - Она с вами? В палатке оруженосцев?

+3

62

[indent] Лепестинка тащила в пасти угощение для Пчелки - рыбку. Брат уже несколько дней находился в палатке Сивой и кошечка старалась проводить с ним больше времени. Да и неплохой повод помогать Сивой, которой, как казалось ученице, было очень скучно одной жить в пещере. Да и всякие травки очень интересовали малышку.
[indent] Зеленоглазая переступила порог целительской и тут же встретилась взглядом с радостными глазами Пчелки, которому явно было скучно сидеть тут одному. Лепестинка положила ношу перед лапами котенка, широко улыбнулась и сделала шаг ближе, потеревшись щекой о его щеку. 
[indent] - Все хорошо, скоро вылезешь отсюда и мы все вместе пойдем исследовать границы и охотится. Взрослые говорят, что скоро снег выпадет, интересно посмотреть какой он на самом деле.
[indent] Вопрос про Ласку застал Лепестинку не то чтобы врасплох, просто он был несколько неожиданным. Она переглянулась с Подберезкой. Все-таки Пчелка из всех котят Ласки был к ней наиболее близок. Не смотря на то, что столько времени они прожили в чужом лагере в чужом племени, связь с матерью он не потерял. Интересно, как он отнесется к тому, что королева стала очень тесно общаться с Лебедем? Если Подберезке, вроде как, было все равно на увлечение матери, Лепестинка только радовалась за нее, то что насчет Пчелки? Не расстроится ли он, если внимание рассеется еще на кого-то, кто не приходится котенку родным (или не очень) братом или сестрой.
[indent] - Нет, - осторожно начала малышка, - Она пока спит в палатке воителей. Но когда мы посвятимся, то все вместе будем спать с ней. Если захочешь, я попрошу Ручей, чтобы она попросила Созвездие, чтобы нас одновременно посвятили. Я с радостью посижу с тобой в палатке оруженосцев еще луну. - она переступила с лапы на лапу, - Как твои ушки?

+3

63

лагерь --->

Подберезка зашел в палатку следом за Лепестинкой, чутка понурый, но умело бодрящийся при братишке. Буро-белый уже несколько дней ходил мрачнее тучи: его наставник, Сердцедуб, отчего-то свалился с такой хворью, что даже не приходил в себя, и малыш как мог навещал его, но...
Он уже не был маленьким котенком. И все, наверное, понимал.
- Того и глядишь, теперь ты меня поднатаскивать будешь, - по пути к целительской сообщил Лепестинке сын Ласки, хмуро повесив косматую голову. К холодам юнец заметно окреп, и даже слегка пригибался, заходя в обитель Сивой. Он удачно оброс мехом, воспушал, но навыки у него, увы, оставались пока еще не отточенными.
- Наверное, надо попросить Созвездие... о, или попроси Ручей. Замо-о-олви словечко, а, - жалобно протянул Подберезка ученице глашатой, с завистью хмыкнув. Лепестинка, похоже, была очень ценной ученицей, раз обучалась только у глашатаев.
Но вот он, братец, и надо было натянуть лыбу по уши.
- Хе-е-е-е-ей, Пчелка! Как сам, как сам? Уф, там холодает уже, сиди отогревайся, пока можешь, - хохотнул юнец, потерпав братца по макушке могучей лапой. Да, Подберезка совсем уже вытянулся, хоть еще и не дотягивал, конечно же, до размеров воителя.
- Ты тут как? Ухи прочистил? Нам лапы на охоте нужны, давай уже выбирайся. Вон, Лепестинка за меня к Ручей пойдет и за тебя скажет. А то что это мы... - пробормотал Подберезка, жалобно оборачиваясь на Сердцедуба, хрипящего где-то в глубине палатки.
Такое видеть и слышать было больно, и котик передернул плечами, отвлекаясь.
- Ласка-то? Да, хотя, наверное, ненадолго. Слышал, Уклейка окотилась, но что-то там не то. А кто ж лучше, чем Ласка, за котятами присмотрит-то, а? - порассуждал буро-белый, переглядываясь со своими.

+3

64

Когда Лепестинка и Подберёзка начали говорить, Пчёлка поначалу дико обрадовался, что вновь может слышать их голоса. Одно лишь заставило его немного расстроиться - слух до сих пор не восстановился до прежней остроты, а потому, чтобы наверняка расслышать брата с сестрой, ему пришлось сильно напрячься. Даже глаза сощурил и весь скукожился, внимательно внимая фразам Лепестинки и Подберёзки.
- Я  на снег очень хочу посмотреть! Вот бы разделить этот момент вместе с вами, а? - мечтательно заводил лапками Пчёлка, тут же поднимая голову кверху и падая на спину, - Сам отогревайся, Подберёзка. Здесь скучно. Пока вы там рыбу ловите и тренируетесь, я тут уж все травинки Сивой пересчитал, - досадно поделился бледно-рыжий котик.
Брат с сестрой активно зазывали его к ученичеству, отчего Пчёлка лишь больше убеждался, что его мысли нормальны и пора бы ему, действительно пробовать себя в роли оруженосца. Тем более, Созвездие не видела в нем таких уж недостатков, что могли препятствовать изучению воинского ремесла.
"Я вот всему научусь. Буду самым хорошим охотником! Рыбу не так уж и сложно ловить. Притащу вот когда-нибудь в лагерь чудо-юдо-рыбу! Такую огромную, что половина племени ею наедятся!"
Уверенность в собственных силах росла в Пчелке в геометрической прогрессии. И все же уши еще побаливали. И душа была не на месте. Хотелось ли ему так отдаляться с Лаской?
- Уши уже лучше, правда. Только Сивая говорит, что мне еще надо полечиться. Сказала, что я их за-сту-дил, - новое слово давалось Пчёлке нелегко, так как всё новое приходилось запоминать не столько на слух, сколько на последовательность звуков и движение губ, - Мне тут еще четверть луны валяться, представляете? - страдальчески обмолвился Пчёлка, закатывая глаза. Но он был готов потерпеть, лишь бы стрелять в ушах перестало.
- Если захочешь, я попрошу Ручей, чтобы она попросила Созвездие, чтобы нас одновременно посвятили. Я с радостью посижу с тобой в палатке оруженосцев еще луну.
Сказанное Лепестинкой не могло не повлиять на Пчёлку и тот, встав с земли, восхищенно захлопал глазами. А потом напористым прыжком подскочил к белой сестре и крепко обнял ее, касаясь подбородком лопаток.
- Я так тебя люблю, Лепестинка, - взгляд медного котика тут же преобразился. В нем появилась искорка и восторг. Неужели Лепестинка и правда готова ждать его, обузу, чтобы вместе посвятиться? - Только я хочу, чтобы  вы с Подберёзкой вовремя посвятились в воители! Не нужно из-за меня лишние луны чистить подстилки старейшинам! Вы же и без звания всегда рядом!
Подойдя к Подберёзке, рыжий братец приобнял того хвостом. Нет, ну какая же у него была здоровская семья. Как же сильно Пчёлка гордился и восхищался каждым членом своего семейства. Они были лучшие.
- Подберёзка, а кто теперь твой наставник, а? - Пчёлка обернулся, убедившись, что Сердцедуб до сих пор находится в беспробудном лихорадочном состоянии.

+3

65

[indent] Лепестинка задумчиво кивнула. И правда, лучше Ласки за котятами никто и не смог бы присмотреть. Вот она-то - мать от бога! Малышка поражалась каждый раз, как кошка ловко справлялась с оравой котят и к тому же взяла под свое крыло двоих сироток и вырастила как родных. И теперь собирается ухаживать за котятами Уклейки. Далеко не у каждого в этом лесу было такое же большое сердце, как у королевы. Сердце, в котором найдется место каждому. Зеленоглазая улыбнулась мыслям о матери и тут же в нее влетел Пчелка, заключая беленькую в свои объятия.
[indent] Кошечка улыбнулась шире и зажмурилась, прижимаясь к брату. Внутри сильно потеплело и стало почти горячо, а в глазах защипало. Несмотря на все что произошло, она таки обрела настоящую, самую настоящую семью. Лепестинка скосила взгляд на Подберезку и тут же смущенно, почти кокетливо отвела взгляд, несколько раз лизнув грудку. Удивительно, что чувства к братьям были разными. Пчелку она любила как младшего брата, была готова всегда и безоговорочно придти ему на помощь, а с Подберезкой ситуация была сложнее. Ее восхищали его широкие плечи, ей хотелось быть рядом с ним каждую минуту, хотелось отдаваться полностью, без остатка.
[indent] Улучшение самочувствия Пчелки не могло не радовать и малышка деловито заглянула в палевое ушко, будто ожидала увидеть там что-то. Но, ничего так и не увидела. Хмыкнув, она отстранилась и кивнула, будто бы подтверждая диагноз Сивой. Застудил. Ну ничего, оправится. А они с Подберезкой помогут ему.
[indent] - Я принесу тебе снега, если он выпадет раньше, чем ты отсюда выйдешь. Будем вместе смотреть на него.
[indent] Лепестинка оглянулась, видя в темноте палатки тело Сердцедуба и прижала ушки. Совсем плох. Надо действительно попросить Ручей, чтобы она брала на их тренировки Подберезку, пока Созвездие не назначила ему нового наставника. Что-что, а чтобы он пропускал обучение и расстраивался кошечка не хотела. «Я сделаю все, чтобы вы были счастливы»

+3

66

Буро-белый скучковался около братца, согреваясь бочком о рыжий бок родственника. Ну и подбадривая мало-мальски.
- Пока вы там рыбу ловите и тренируетесь, я тут уж все травинки Сивой пересчитал, - с досадой мяукнул Пчелка, отчего у оруженосца аж шерстка на загривке зашевелилась.
- Уф, ты ж только не удумай в целители податься! Нет лучше участи чем воитель, я тебе так скажу. У тебя вон какие лапищи, смотри, как у меня, - выставляя вперед правую и сопоставляя ее с такой же, только рыжей, лапой Пчелки, буро-белый размашисто боднул его в плечо.
- Никаких трав. Мы тут с вами для подвигов рождены, - сурово мявкнул самоназванный главарь их маленькой банды, для пущей убедительности распушившись.
Пчелке, кажется, это настрой подняло. Даже полез к Лепестинке с нежностями.
подбородком лопаток.
— Я так тебя люблю, Лепестинка.
- Эй, а я!
— Только я хочу, чтобы  вы с Подберёзкой вовремя посвятились в воители! Не нужно из-за меня лишние луны чистить подстилки старейшинам! Вы же и без звания всегда рядом!
Хвост рыжего приобнял Подберезку, и тот, шутливо насупившись, отпихнул братца лапой в мордаху, попытавшись затеять потасовку. Ух, это они в детской любили, да.
— Подберёзка, а кто теперь твой наставник, а?
- А щук его знает, - с досадой мяукнул котик, понизив голос: Сердцедуб спал, но лучше бы, чтоб не слышал.
- Я скучаю по Сердцедубу, очень, - тихо-тихо доверился ученик, прижав уши.
- Но я так хочу учиться, вы бы знали! Ручей, наверное, здорово тебя гоняет, - с досадой позавидовал малец, переглянувшись с Лепестинкой.
- С племенем Ветра такая засада. Куда они там без наших лап? - и почесал за ухом задней.

+3

67

— Я принесу тебе снега, если он выпадет раньше, чем ты отсюда выйдешь. Будем вместе смотреть на него.
Пчелка, только расслышав слова Лепестинки тут же активно зашевелился и заелозил на месте, сгорая от нетерпения.
- Я сам! Я сам! Хочу увидеть его сам! Вот поправлюсь до снега, обещаю! - горячо поклялся медно-рыжий сорванец и тепло прижался к Лепестинке с Подберёзкой. Все же, было очень прекрасно иметь такую большую и крепкую семью. И пусть все невзгоды подождут, пока братья с сестрами есть друг у друга. Пчёлка искренне радовался, что даже после всего, что свалилось на плечи их семьи, они смогли остаться столь же крепким и теплым семейством.
Мысль о первом снеге будоражила сознание и теперь уже испортить настроение бледно-рыжего малыша не могло ничто. Даже покалывающая периодическая боль в ушах. Пчёлка воображал, что он похож на лебединый пух, такой же легкий, пушистый, мя-я-ягкий. И отчего-то думалось, что снег должен быть теплым. Но все, абсолютно все вокруг твердили о том, насколько суров сезон Голых Деревьев. Но попробуй докажи юнцу, который и сам еще не ощутил на себе все тяготы сезона морозов. Сейчас же все выглядело очень романтичной и красивой мечтой, переходящую в нетерпеливое ожидание.
Слова Подберёзки донесли до ушей Пчёлки и  тот сразу же активно замотал головой.
- Ой не, целительство для кошек! Вот еще, буду я тут травки перебирать! Я стану воином! Таким же классным и крутым как ты, Подберёзка. Я буду защищать Ласку и тебя, Лепестинка! Мы с Подберёзкой будем, - поправил себя в конце Пчёлка и довольно замурлыкал, - А что, коты котов могут любить? - ответил на возмущение Подберёзки Пчелка заливистым хохотом, - Да конечно люблю, брат, - кот потрепал полосатого по макушке своей лапкой.
Подберезка и впрямь верно подметил, что лапы-то у двух братьев уже ого-го какие большие. Надо же, как скоротечно время.
- Может Сердцедуб еще и вылечится... - медноглазый удрученно взглянул на наставника брата и сочувственно коснулся плеча Подберезки лапой, - Лепестинка, а тебе нравится обучаться воительству? - внезапно спросил у сестренки Пчёлка, заинтересованно взглянув на нее.

+2

68

[indent] Лепестинка весело улыбнулась, наблюдая за потасовкой двух братьев. Но фраза Пчелки про то, что целительство для кошек, несколько озадачило малышку и она ненадолго задумалась. В Грозе и Ветре целители - коты. Это же не значит что они какие-то не такие как обычные воины? Или значит... Что вообще значит что коты не могут любить друг друга? А кошки? Нелепо похлопав широко раскрытыми глазами, ученица отвлеклась на Подберезку.
[indent] - Я уверена, что Созвездие не будет тянуть и даст тебе нового наставника, а Сердцедуб поправится, вот увидишь! Он вон какой сильню-ючий.
[indent] Малышка утешающе коснулась носом щеки брата отмечая, что он уже почти на голову стал ее выше. Шумно вздохнув, она отстранилась, поднимая глаза на Пчелку, который совершенно неожиданно задал вопрос, на который Лепестинка не могла ответить даже сама себе. Она потупила взгляд, решив все же довериться самым близким.
[indent] - Если честно, я не знаю... - она почти виновато подняла взгляд на братьев, - Я не могу представить как буду сражаться. Я не хочу приносить вред, пусть даже врагам. Почему нельзя просто жить в мире? Мне кажется что обучаясь у Сивой от меня было бы куда больше пользы...
[indent] Кошечка прикусила язык понимая, что наверное начала уже болтать лишнего и братья могут запросто высмеять ее как слабачку. Ведь действительно, сильные, бравые воины, постоянно рискуют жизнью, а целители даже в воинском законе обозначены как "неприкасаемые". Лепестинка не боялась потерять свою жизнь, она просто не хотела отнимать чужую.
[indent] - Если бы я могла, я бы спасла каждую жизнь в этом лесу.

+2

69

— Ой не, целительство для кошек! Вот еще, буду я тут травки перебирать! Я стану воином! Таким же классным и крутым как ты, Подберёзка, - похвала от брата медом разливалась в грудной клетке, и малец довольно распушился, втягивая шею в крайне удовлетворенном движении. Еще бы: Подберезка всегда ощущал себя эдаким вожаком банды, который не только является для них кумиров, но и несет какую-никакую ответственность за своих. Ясенница почему-то сильно выбилась из их компании, но буро-белый знал: всему виной тот инцидент с собакой. Смешно: вроде они были совсем еще малыми, несмышленышами, но то предательство Ясенницы, когда она в порыве какой-то глупой гордости полетела собаке в пасть за драной ящеркой, оставило такой жгучий след в душе котенка, что оруженосец до сих пор не находил в себе сил наладить с сестрой отношения. Так бывает, что ученики теряют крепость родственных связей, но к Пчелке и Лепестинке буро-белый испытывал настоящие, крепкие братские чувства. Братские не по-родственному - по самой что ни на есть дружбе.
- Вот-вот, - довольно заворчал желтоглазый, обращая внимание на колеблющуюся Лепестинку: ей тоже надо выбросить целительскую дурь из головы и пойти по стопам великих предков.
— Если честно, я не знаю... — она почти виновато подняла взгляд на братьев, и у Подберезки аж что-то упало внутри, — Я не могу представить как буду сражаться. Я не хочу приносить вред, пусть даже врагам. Почему нельзя просто жить в мире? Мне кажется что обучаясь у Сивой от меня было бы куда больше пользы...
- Ну не-е-е-ет, - с кислой миной протянул Подберезка, взволнованно поднимаясь и шагая по палатке.
- Ты не можешь так с нами поступить! - по-ребячески мявкнул кот, вскидывая хвост. Он заглядывал в глаза беленькой, в самую душу, и мечтал, чтобы она бросила этот вздор.
— Если бы я могла, я бы спасла каждую жизнь в этом лесу.
Подберезка поджал губы и сердито засопел. Дернув ухом, он решил, что лучше уж узнать что там творится, а то одни предки знают, к чему доведет этот разговор.

---> на главную

+2

70

Пчелка с ярым интересом слушал брата с сестрой. Ох, Предки, как же ему не хватало общения с ними! И теперь, когда медно-рыжий был вынужден пребывать в палатке целителя, жизнь в детской начала казаться менее интересной, нежели жизнь оруженосца. Подберёзка и Лепестинка всегда с таким упоением рассказывали о жизни вне лагеря. О их вылазках, об охоте, тренировках. У них были свои наставники. Кажется, Пчёлка все-таки дорос до того момента, когда был готов отпустить Ласку и шагнуть вперед, в будущее. Да, там ему будет сложнее. Если все это время он всегда мог обратиться к трехцветной королеве, если, например, не расслышит кого-то, то в шкуре оруженосца вряд ли его к нему будут столь трепетно относиться. Не мог пугать и тот факт, что Пчёлка безумно боялся показаться обузой для племени. А что, если его тугоухость слишком сильно отразится на его дальнейшем обучении?
Дурные мысли котик тут же постарался отогнать подальше. Нет, все будет хорошо.
— Если честно, я не знаю... - и тут тугоухий малец оторопело взглянул на Лепестинку, но не стал встревать меж слов, — Я не могу представить как буду сражаться. Я не хочу приносить вред, пусть даже врагам. Почему нельзя просто жить в мире? Мне кажется что обучаясь у Сивой от меня было бы куда больше пользы...
Пчёлка задумался. Ну, конечно же он грезил славными битвами и балладами о своих славных подвигах! Но и белоснежную сестру не просто смог понять, а проникся ее чувствами. В ее словах была доля правды и Пчёлке искренне хотелось верить им. А вот Подберезка отреагировал слишком остро. Что не могло не удивить юного Пчелку.
— Ну не-е-е-ет, - котик только было хотел остановить брата, как того уже и след простыл. Разрываясь между братом и сестрой, котик косо взглянул на Лепестинку, а затем... прижался к ней.
- А я думаю, ты станешь лучшей целительницей всего леса! - прошептал на ушко Пчёлка, - И если ты не хочешь быть воительницей, не могут же Предки пойти против твоей воли. Ласка всегда говорила, да и все вокруг твердят, что Звездные Предки только хорошее нам посылают и следят за нами. А значит у тебя непременно все получится. Я в это верю, - брат отстранился от Лепестинки и коснулся лапкой до ее плеча, - А теперь давай выясним, чего это ворчун разбухтелся. Мне как раз Сивая разрешила ненадолго на поляну выйти, - обнадеживающе мяукнул Пчёлка и потрусил вслед за братом.
>закрыл разрыв, главная поляна

+4

71

-> предводительская

Стоило ей только вернуться с собрания, после всех этих рассказов, мутных темных пророчеств, известия о грядущей, возможно, войне... Стоило только коснуться головой мха, Сивая ощутила такую невероятную усталость, что хотелось улечься сразу и отдаться сну немедленно. Но увы - сначала проверить всех, кто в тяжелом, даже слишком тяжелом состоянии лежал в ее палатке, пропитанной насквозь запахами трав и болезней.
Без изменений.
Горечь не произнесенных слов обожгла рот. Целительница скривилась, дохромала до воды и, попив немного, вернулась обратно. Оглядела свою пещерку, устало вздохнула и наконец легла. Перед тем, как уснуть, она запрокинула голову туда, где предположительно были небеса со звездами, и попросила дать ей крепкий сон без сновидений - пророческих или обычных, неважно.

Проснулась, а вернее, очнулась, она уже под вечер. Во рту стоял поганый кислый привкус, живот крутило голодом, но она чувствовала себя отдохнувшей физически. Да, снаружи было прохладно, и слабый ветерок долетал внутрь, но он навевал бодрость. Больная лапа тоже не болела, так что настроение свое она определила как весьма и весьма приличное.
— Ну что, милая моя, как ты сегодня? — подходя первым делом к Уклейке, промурчала она, и подобным вниманием одарила всех больных, прежде чем покинуть палатку. Нужно было убедиться в том, не нуждается ли кто-то в ее помощи больше обычного - и если нет, то можно и по делам бежать.
Запах Пчелки слабел - Сивая радовалась, что юнец наконец поправлялся и был готов становиться учеником, таким же, как его братья и сестры. А то засиделся малец в ее обители. Серая метнулась было наружу, но припомнила, что хотела что-то в травах перебрать. Вернулась, ковыляя быстро и бодро, разложила перед собой запасы и методично принялась откладывать подгнившие листики от целых. Для нее работа с травами была сродни лучшему на свете расслаблению - распределить по целям использования, сделать аккуратные и удобные для переноски свертки, отойти и полюбоваться. Сивая могла заниматься этим часами, если что-то иное не требовало ее внимания.
И сейчас был именно такой вечер.

+3

72

главная поляна ---->

Пригибаясь на входе, Ручей вошла в до страшного пореполненную палатку Сивой, мгновенно теряя весь свой запал и энергию. Мрачно кивая хозяйке палатки, серая бесшумно переступила порог, оглядываясь подавленным взглядом.

Сердцедуб, хмурый и серьезный, которого так ждет малыш Подберезка. Этот воитель так вдохновил мальчишку, подарил ему такой запал и веру в себя, что без него буро-белый совсем зачах. Хорошо, что Созвездие дала юнцу нового наставника и новый шанс, но...
- Эй, дружище, ну что ты, - проходя мимо соплеменника, глашатая ласково ткнула его носом в затылок, но реакции, конечно, ноль. Хотелось прислушаться к его дыханию, но было страшно: может быть, его и нет вовсе? Сердцедуб никак не среагировал на прикосновение и голос Ручей, а потому она в страхе подняла глаза на целительницу. Пусть посмотрит сама, пусть услышит...
... или не услышит.

Почтительно прижав уши, воительница обошла подстилку старшего воина, приближаясь к гнездышку Уклейки. Молодая королева, которая должна была цвести и пахнуть среди своего чудесного выводка, лежала здесь, мучаясь беспокойным сном. Удивительно, но это даже немного обрадовало кошку: все-таки, не надо было прислушиваться и задаваться страшным вопросом: а дышит ли?
- Давай поправляйся, Уклейка. Щукатой дали в наставники Желудя, кстати. Не пропадет наша строптивица, но вот твои дети так в тебе нуждаются. Крепись, Уклейка, пора возвращаться, - ласково лизнув красавицу между ушей, Ручей грустно улыбнулась, погладив хвостом дремлющую рядом Ракушку. Хорошо, что Пчела поправился.

Она оттягивала неизбежное.
До последнего отводя глаза, глашатая опустила взгляд на Бурана. Он лежал дальше остальных, огромной кучей грязного, спутанного меха, и Ручей склонилась над ним, медленно оседая рядом.
- Родной, как же так? - сгорбившись так, что нос почти касался ушей самца, воительница зажмурилась. Она тихо плакала над ним, совершенно не похожая на стальную, невозмутимую глашатаю под камнем, откуда вещала Созвездие. Ручей ласково тёрлась то носом, то щекой о скулы возлюбленного, пытаясь тихим урчанием запустить его собственное.
- Ты дома. Пора просыпаться, ты так нам всем нужен. Желудь вернул тебя домой, я никогда не подумала бы, что он сможет, но он смог. Буран, наши котята стали оруженосцами, они все так тоскуют по тебе. Почему ты все еще здесь? Ты самый сильный кот из всех, кого я знаю, кого когда-либо знал этот Лес. Ты же борешься, правда?
Ты же меня не оставишь?
Она горячо шептала, вылизывая склоченный мех между ушей воителя. Мягко переступив, она перебралась в гнездышко, укладываясь позади отца своих котят. Нахмурившись от его грязной шерсти, она принялась приводить его в порядок, чтобы, как только Буран проснется, он вышел к ним в своем привычном великолепии, в своем спокойствии и надежности.
Он так тихо хрипит.
- Буран, - она тихонько подала голос, закончив приводить его шерсть в порядок. Показалось, словно кот просто спит, изредка рвано подергиваясь дыханием. Кошка положила голову на его шею так, чтобы нос почти касался щеки, и была так близко-близко.
- Ты же никогда не оставишь меня, правда? Ты излечил меня, ты подарил нам таких прекрасных котят, - на последних словах голос кошки изрезался, и в них проскользнули слезы.
- Ты обещал, - почти в детской обиде она обвинила возлюбленного, бросив взгляд на его закрытые глаза. Он хоть понимает, как нарушает свое слово?
- Я стараюсь быть хорошим глашатаем. Как ты был. Но всем так тебя не хватает.

- Я так люблю тебя...
... Буран?


Казалось, она пролежала с ним так долго, что снаружи уже потемнело. А, может, она задремала? Ручей приподняла голову, понимая, что всё изменилось. Наставив уши, она положила лапу на его грудную клетку, перегибаясь через могучи плечи, чтобы посмотреть на него.

Бездыханного.

Тихий, неверящий вскрик. Кошка подалась назад, оттянула момент признания, зажмурилась и прижалась щекой к его боку, но он-не-дышал.
Совершенно.
Уткнувшись носом в шерсть, Ручей всхлипнула, протяжно взвыла, заглушая свой голос густым мехом мертвого возлюбленного. И повторяла, как безумная: ты дома, ты дома, ты дома.

Она пришла навестить его. Никак не прощаться.

Спустя несколько минут кошка поднялась. Отпрянула, отрешенно пошатнувшись, и повернулась к Сивой.
- Буран умер.

+8

73

Услышав за спиной тихий шорох, возвестивший о чьем-то неожиданном визите, целительница резко обернулась через плечо. Слишком поспешное движение - она будто боялась, что ей снова принесли дурные вести или, упаси духи, кого-то израненного или больного. Совсем скоро должен был состояться визит Созвездия к предводителю племени ветра, и последствий серая боялась. Действительно боялась.
К счастью, вошедшей оказалась Ручей. Ее мордочка выражала грусть и волнение, и было понятно, зачем она здесь. Поговорить с подругой успеется - а вот Буран может и нет. Серая аккуратно качнула головой в сторону всех болеющих, заполнивших палатку тихим-тихим дыханием, таким слабым, что и крылышко мотылька вряд ли пошевелилось бы.
— Проходи, милая, — тихонько шепнула она глашатае и вновь вернулась к своим занятиям. Отложить травы в стороны, решить, что вон тот стебелек слишком влажный и попробовать подсушить его, обернув в мох. Унять дрожь от желания оторваться от своего дела, подойти к подруге и попросить ее вместе покинуть это печальное пристанище болезни. Увы, куда-то убежать от беды они могли позволить себе лишь в ученические луны. Сейчас - не та ответственность.
Ручей что-то негромко мурчала на ухо Сердцедубу, когда кошка обернулась и встретилась с ее тревожным взглядом глазами. Что-то в состоянии воина взволновало серую, и целительница молча поднялась на лапы и прохромала к его подстилке. Склонилась, приложила голову к груди и затаила дыхание. Удары сердца тихие, но ровные, дыхание глубокое - воин спал крепко-крепко, именно таким сном, что сможет даровать его телу силы на выздоровление. Целительница улыбнулась Ручей уголками губ.
— Напрочь вырубился. Оно и славно, — спрятав усмешку в уголках губ, она вновь вернулась к травам. Дел оставалось не так уж и много - она быстро управилась, убрала все по своим местам. Для некоторых лекарств нашла места посуше, поновее. Оглядела произведение своих лап с довольной улыбкой и, вновь покосившись на Ручей - та была занята ухаживанием за своим любимым, отчищала его шерсть  от множества листиков-палочек и пыли, побрела в сторону старых моховых подстилок. Их давно стоило выбросить.
А еще тебе явно следовало самой озаботиться чистотой шерсти Бурана, милочка, — попеняла она самой себе и качнула головой неодобрительно. С лап сбилась - и забыла.
Оттащив к отхожему месту старый мох, она попросила мимо пробегавших учеников прибраться как следует, потом доковыляла до реки и позволила себе немного отдохнуть, а подруге - побыть наедине (почти что) со своим другом. Чувствуя себя совсем не уставшей, а напротив, словно обновленной после короткого и бодрящего заплыва, серая ковыляла вприпрыжку обратно, оставляя за собой следы от капелек воды.
В палатке Ручей мирно дремала, прижавшись к Бурану - чистому и куда здоровее выглядящему во сне после такого ухода. Сивая прошла чуть глубже к своему рабочему месту, отряхнулась и улыбнулась увиденной картине.
Какие же они славные!
Словно почувствовав ее приближение, подруга проснулась. Сивая открыла было пасть, чтобы поприветствовать ее снова и спросить о самочувствии и настроении, но... Ручей словно не заметила ее. По первым действиям подруги, по ее неверящим жестам, по движениям и тому острому, ни с чем не сравнимому ощущению разлитого в воздухе горя и неверия - она поняла, что случилось. Сивая видела слишком много смертей - в том числе и здесь, в ее пещере, чтобы перепутать уход Бурана с чем-то иным.
Вы просто лицемерные мрази, вы это знаете?! — она едва удержалась от крика, но не от резко вскидывания взгляда наверх, к сводам пещерки. Звезды словно издевались над всем племенем. Ручей не заслужила этого. Не заслужила потерять любимого вновь, после того, как снова обрела его после долгой разлуки.
— Буран умер.
Она поднялась и неловко прохромала к подруге, на последнем шаге споткнувшись и прижавшись к ее телу порывисто и искренне желая помочь, поддержать хоть как-то. И плевать, что шерсть еще не успела обсохнуть после вечернего купания.
— Мне... мне не просто жаль, — глухо прошептала она, не отстраняясь. — Я в отчаянии, Ручей. Мы делали все, что могли, все мы - а он ушел, и я не знаю, что еще можно было сделать, чтобы это предотвратить.
Ее словно напополам рвало от боли - не только той, что сейчас испытывала Ручей, но и от своей. От сочувствия к подруги, от ярости за свое бессилие, от такой же бессильной злобы на игры тех, что среди звезд. Эти чувства были отвратительно сильны. Сивая долго хранила в себе огонек яркого оптимизма и делилась им со всеми вокруг.
— Прости.
Кажется, он погас.

+4

74

В ушах стучал пульс, и Ручей бесшумно глотала воздух, немая, словно рыба, выброшенная на берег. Синие глаза судорожно бегали по шерсти Бурана, и она еще раз - нет еще раз, и еще - прикладывалась ухом к его боку, надеясь услышать глухой стук.
Он был тих. Спал. Ушел к этим треклятым звездам.

Ручей замерла, широко расставив передние лапы.
Она думала, что боль будет какой-то иной, но всё повторялось с удручающей схожестью.
Самое страшное дежавю.

Её всколыхнул удар. Спешащая к ней Сивая споткнулась, отрезвила её, обняла холодной и пахнущей рекой шерстью. Немая, со стекланным, влажным взглядом, с приоткрытой пастью Ручей не могла отвести глаза от Бурана, могучего и такого... беспомощного.
Серая безучастно подергивалась от слов и движений целительницы.
Всё стало таким серым.
Безразличным.
Все сконцентрировалось здесь и сейчас.

И на том моменте, где золотая шерсть предводителя Речного племени тускнела на холодном теле Львинозвезда.

И вот сейчас.
Буран.

Кошка с шумом втянула воздух, судорожно и рвано выдыхая его обратно.
— Мне... мне не просто жаль, — глухо шептала подруга, пока глашатая безучастно сохраняла равновесие. — Я в отчаянии, Ручей. Мы делали все, что могли, все мы — а он ушел, и я не знаю, что еще можно было сделать, чтобы это предотвратить.
- Да. Ушел, - тихо и бесцветно отозвалась Ручей, которая, оказывается, уже несколько минут беззвучно плакала.
— Прости.
- Не надо, Сивая.
И она, зажмурившись, склонилась к нему, сгорбилась, сдавленно воскликнув в густую, такую теперь чистую, шерсть.
- Ты же обещал! Ты обещал... - вторую фразу серая добавила тише, сокрушенно мотая головой. Буран был рядом с ней всю её жизнь.
И всё.

Кошка несколько минут просидела, проревев в затылок умершего друга. Сделав шаг назад, она подняла глаза на целительницу, пытаясь собраться, пытаясь сомкнуть дрожащие губы.
Плотно прижав уши, Ручей попятилась.
- Я скажу племени. Я... я должна. Я, - тихо бормотала воительница, выходя из палатки и ни на секунду не отводя взгляд от Бурана. Может, еще очнется. Может быть... пока еще не поздно?..
Несколько долгих секунд у выхода, и кошка рывком отвернулась, выходя на поляну.

---> главная поляна

+4

75

Ей не приходилось сдерживать слезы - их просто не было, словно ее осушили всеми этими бедами досуха, да такой и оставили. Чувствуя, как подрагивают плечи подруги, она молчала. Все эти извинения, любые другие слова - все было лишним и бессмысленным.
Она потеряла Львинозвезда, но смогла пережить это и идти дальше. Теперь - потеряла Бурана, и я не уверена, что этот удар она переживет так же, как и предыдущий. В том, что переживет, Сивая не сомневалась. Ее подруга была сильной, едва ли не сильнее нее самой. И у нее оставались дети - быть может, они помогут чуть облегчить эту боль.
Ох, а сами-то они как с этим справятся?
Сивая зажмурилась и почувствовала, как Ручей отстранилась от нее.
— Ты же обещал! Ты обещал... — целительнице было больно смотреть на горе подруги. Она вспоминала, какой счастливой, какой яркой и беззаботной та была раньше. Понимала, что эти времена уже не вернутся, слишком много всего выпало на долю речной воительницы. Буран помог ей снова расцвести, но теперь... Целительнице очень, очень сильно хотелось пнуть безжизненное тело, а потом еще и еще, вымещая всю обиду и бессильную злость. Он обещал - все мы так любим обещать, что не уйдем, что будем рядом всегда, что будем любить всегда и поможем в любой момент.
Вот только цена всем этим словам - облезлый крысиный хвост. Дохлая лягушачья шкурка. Предкам будто поглумиться хотелось - вот они и прибрали жизнь речного воина себе, мол, племя не обеднеет. И им было плевать на тех, кто остался внизу. Испытания укрепляют дух, а? Для какой высшей цели все это происходит?
— Я скажу племени. Я... я должна. Я, — пятясь, подруга покинула палатку, и только тогда Сивая смогла вновь вздохнуть - глубоко, стараясь вобрать в себя все запахи вокруг. От Бурана пока еще не пахло смертью. И не будет. Давай, делай свое дело. Собери травы, позови старейшин, пусть натрут его тело. Провожать его в последний путь мы будем вместе, если Ручей позволит остаться.
Серая прохромала к телу воина, наклонила голову и прижалась к его шерсти, больше пахнувшей ее подругой, чем им самим.
— Лучше бы ты не возвращался, — с горечью протянула она. — Лучше бы все считали тебя пропавшим, но живым. У нас тут и так много смертей, слышишь? Твоя вот совсем не к месту.
Она слабо улыбнулась мертвому телу и аккуратно погладила его лапой по боку. Да уж, разговаривать с мертвецами - что еще остается в такой ситуации?
— Ты ведь теперь тоже там, среди предков, — недовольно, она буквально выплюнула последнее слово. — Хочу попросить: ты уж присмотри за ней и детьми, ладно? Сам ушел, так не дай утянуть за собой других. И с Львинозвездом поговори - может, вам двоим что дельное в голову придет, и нам наконец-то перепадет помощи свыше.
А не только одни беды.
Оставив тело воина, она собрала немного пахучих трав - в основном лаванду - для приготовления тела к бдению, и двинулась прочь из палатки. На выходе она позовет тех старейшин, что не спят, чтобы те выполнили привычные ритуалы, после чего отправится следом за подругой, чтобы быть рядом - теплым, живым плечом.

--> гп

Отредактировано Сивая (10-12-2019 09:29:11)

+4

76

с границы верхом на лебеде >>>

В какой-то момент Рогоз просто перестал ощущать своё тело. Боль отступила, но не так, как случалось после посещение целителя, она притупилась, когда кот больше не мог сопротивляться темноте. Он впал в забытье, изредка прорезаемое искрами чьих-то криков, треском, судорожным дыханием у самого уха. И даже мыслей не было. Пустота повсюду.
Последняя мысль, с которой он проваливался в черноту, была первой же, с которой сознание кота уцепилось за реальность. Рогоз захрипел от внезапно вернувшейся боли, холод мазей на ранах лишь слегка убавлял её, а затем поморщился от размытых, но таких неприятных звуков, резанувших по ушам. Кот открыл глаза и тут же быстро заморгал, в полумраке палатки пытаясь сфокусироваться хотя бы на стене. Словно бы новорождённый котёнок учился глядеть на мир ясно.
Едва пошевелив лапой, Рогоз почувствовал, как потянула повязка, зацепившаяся за шерсть. Стало быть, он уже в лагере, в целительской пещере. При движении головой перед глазами всё ещё плыло, но он всё равно завертелся в поисках единственно важной фигуры.
Выдра лежала рядом, в соседнем гнезде. Ведомый непреодолимым желанием Рогоз потянулся к ней и вздрогнул, почувствовав, как в одном месте повязка отошла от раны, образовался зазор. Но движения не прекратил, будто это было совсем неважно.
Воитель коснулся носом чёрного уха подруги и прикрыл глаза, вдыхая её аромат, смешанный с запахами множества трав.
- Ты слышишь, Выдра? - прохрипел кот и замер, навострив уши. - На поляне. Началось.
Он знал, какие слова точно приведут её в чувство. Хотя сам хотел бы сказать нечто совсем другое. Но важно ли это было сейчас, когда они оба едва избежали гибели? Кто-то решил бы, что несомненно да. Но только не Рогоз, своими целями видевший её цели, мечтами - её мечты. Удивительное отсутствие эгоизма и сосредоточенность на чужих желаниях. Но черношкурый и правда испытывал едва уловимое наслаждение, вслушиваясь в доносящиеся с поляны рассерженные слова соплеменников.

+4

77

спустя какое-то время после обработки ран на главной поляне →

Говорят, что в тот день бездну почти затопило, но почему-то ты так и не ощутила ни капли воды на своих лапах. Ты думала, что земля превратится в жижу и, налипнув на твою шерсть, утянет туда, откуда уже не выбраться, но этого не произошло. В той темноте, куда не пробивался свет, ты бродила, пытаясь отыскать дорогу, но туман настолько крепко принял тебя в свои объятия, что ты уже была готова расстаться со своей жизнью в любую секунду. Однако ты не тонула в той бездне, как Созвездие, да и девятью жизнями ты тоже не обладала, чтобы давать себе такую роскошь.
Тебе казалось, что эта тьма никогда не рассеется, но вот, в какой-то момент ты уловила еле заметный аромат целебных трав. И он так стойко ударился тебе в голову, что ты побежала в ту сторону, откуда он исходил.

[indent] ...вдох...

Настолько глубоко, на сколько смогла. А затем очень часто, чтобы больше никогда не забывать как это происходит. Сухое, хриплое дыхание. Легкие жгло от боли. В глазах дикий страх. Ты позволила в этой битве слишком много. Никогда не простишь себе этот проигрыш.
Ты моргнула и сжала зубы, чувствуя как все тело заныло от боли в ранах.
После того, как Крестовник принес тебя в лагерь, а Сивая обработала раны, тебя перенесли в ее палатку. Аромат трав щекотал нос, и ты невольно сморщилась. Ты ненавидела этот запах. Запах крови доставлял тебе больше, но сейчас тебя воротило и от него. Среди всего этого ты выцепила один единственный, который, кажется, привел в чувства.

— Рогоз! Он должен быть здесь! Он обязан был выжить! — в тот же момент ты почувствовала как он коснулся носом твоего уха. Ты слабо выдохнула. Живой и даже говорит. Но ты не слышала того, что он говорит, тебя волновало только его состояние, как бы странно это не звучало.
— Не думай об этом сейчас.. Лучше ляг на место.., — твой голос сорвался, тебе было немного трудно говорить, — твои раны могут открыться. Я не собираюсь смотреть на то, как ты умираешь от заразы, попавшей в рану! — уже в своей манере закончила ты и махнула хвостом, давая понять Рогозу, что начинаешь злиться.
Надеюсь, ты не глупый кот, не будешь здесь геройствовать!

+6


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » палатка целителя