У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
5.12 Поздравляем победителей голосования на почетного игрока и самых-самых! Как вы могли заметить, форум "приоделся" в зимний дизайн, а в игре наступил сезон Голых деревьев. Также были введены подарки и увлекательные квесты для племен. Следите за новостями, праздники уже близко!
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » эпизоды » Ленивцем в праве называть себя один лишь я


Ленивцем в праве называть себя один лишь я

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Out of gas, out of road, out of car

https://pp.userapi.com/c831309/v831309191/192b84/mgnalgjNfD0.jpg

граница Сумрака и Ветра & около луны назад от текущих событий————————————————————————————————Никогда не знаешь, чем обернется вылазка из лагеря в одиночный патруль. Ты ведь не ожидаешь встретить там чужака, верно?

0

2

Ему не нужен был патруль. Он прекрасно справлялся и в одиночку; в такую рань выбежит из лагеря только безумец. И, кажется, им-то Сабельник и был.
Медные глаза быстро пробежались взглядом по низким хвойным ветвям, и пятнистый силуэт их обладателя, нервно дернув хвостом от упавшей на макушку холодной до мерзости утренней капли (ни разу не бодрящей), своей неровной быстрой поступью направился вглубь территорий Сумрака. Перейдя на рысь, Сабельник твердо взял курс на границу. Раз рань такая, быть кого-то там не может, спокойно время провести там я смогу.
Утренний туман постепенно опускался на успевшую пожухнуть в тени плотного леса траву росой, и каждый шаг старшего воителя отдавался неприятной прохладой, которая с каждой влажной каплей поднималась все выше по шерсти пятнистого. Из последнего туманного облака сумрачный выскочил мокрый, вздыбившийся и недовольный. Приободряющая по утру прогулка? – сгорбившись от недовольства, Сабельник шумно усмехнулся в опущенные от влаги усы. – Немало идиотов видел я, но самым идиотом оказался тот, кто выбраться решил в такую рань по направлению к границе. Подумать только, до чего доводит скука.
Если бы рядом был кто-то еще, он бы обязательно заметил, как быстро уныние в образе старшего воителя взяло верх над его недавним энтузиазмом. Бессоница, в очередной раз поднявшая пятнистого раньше остальных, явно не позаботилась о том, чтобы увлечь чем-то кота, из-за чего ему, промокшему до подшерстка, продуваемого ветром, пришлось мчаться к Гремящей Тропе. Асфальт нагревается быстро, может и в такую рань он порадует кота теплом?
Двуногие, должно быть тоже спят, не может быть, чтобы чудовищ они выпустили в рань такую... Повертев головой с открытой пастью, пытаясь уловить знакомый, но не самый приятный запах влажного асфальта, Сабельник пустился дальше, явно приободренный возможностью обсохнуть.
Конечно, никого здесь нет, – аккуратной, тихой поступью выйдя из зарослей ближе к тропе, пятнистый скоро огляделся, – оно к тому и лучше, не нужно будет объясняться каждому соседу, что ветром подгоняемый к границе с допросом прибежит.
Обновив метки (и заодно довольно хмыкнув в усы от той мысли, что он сделал это раньше соседей), Сабельник приметил на противоположной территории мышь и, о-очень терпеливо дождавшись, пока она пересечет заветную линию, ибо времени у него было с запасом, без особого труда выловил ее.
Вот дуралей, – бормотнув в адрес мышонка, пятнистый отошел чуть дальше от границы и улегся на небольшом солнечном участке, который только-только начали нагревать ранние лучи. Расположившись поудобнее, старший воитель положил голову на добычу и сомкнул медные глаза. Веки неприятно болели: кот явно не выспался, и после утренней пробежки силы оставили его наедине с такой же мышью. Очень быстро, не успев и заметить, Сабельник погрузился в легкую дрёму.

Отредактировано Сабельник (17-09-2018 17:42:34)

+4

3

Глашатай всегда обязан начинать день рано, чтобы выполнить кучу дел и быть полезным для всех. Вставать поздно - ничего не успеть, а значит провести сутки в пустую. Таким принципом руководствуется Соболь уже долгое время, находясь на такой важной должности. Будучи старшим воителем, вислоухий иногда позволял себе поваляться часок-другой, ну а после активничать. Теперь же Соболь поднимается чуть ли не с рассветом, когда становится светло, и мчится по делам.
Сегодняшнее утро не стало исключением. Соболь уже некоторое время находится за пределами лагеря, совершая традиционный обход. Несмотря на то, что он один, этот кот ничего сейчас не боится, ведь время спокойное, а постоять за себя и честь Племени Ветра против хиленького одиночки он уж точно сможет. Шаг вислоухого не быстрый, но и не медленный, его лапы бегут трусцой, что позволяет не выдыхаться и при этом не отставать по графику.
Погода шепчет - прохладно, а земля покрыта ледяной росой, которая остается на животе и боках, да даже на кончике хвоста, но глашатая это ничуть не расстраивало, ведь такие условия являются самыми любимыми, потому что подшерсток у степного кота очень толстый, и привыкать к жаре труднее, чем к холоду. Соболь имеет небольшую способность: подстраиваться под любые феномены погоды и чувствовать себя отлично, но в зависимости от времени года изменяется скорость этого процесса.
Вот уже и виднелась последняя граница, которую кот должен обойти и проверить, а после совершить небольшой крюк и в обрез вернутся в лагерю, чтобы распределить утренние патрули. Замедлив шаг, Соболь внимательно принюхивался к воздуху, ничего не замечая.... пока.
Обновляя метки как можно чаще, Соболь вдруг вздрогнул, услышав запах дичи и какого-то чужака. Лапы моментально напряглись, когти выпустились наружу, впиваясь во влажную почву. Из-за всей резкости происходящего, нос светлошерстного не сразу уловил тот факт, что пахло котом из Племени Теней.
Что-то мне это не нравится, пахнет жаренным. - промолвил самому себе и уверенно направился на запах, махая хвостом из стороны в сторону, чуть ли хлыстая себя по бокам.
То, что Соболь увидел, не лезло ни в какие границы дозволенного поведения. Черно-белый огромный кот, который (скорее всего) был старше вислоухого на приличное количество лун, валялся на границе и дремал. Нахмурившись, янтароглазый моментально оказался рядом с непрошеным гостем, но не пересекая границу. Все следы указывали на кражу добычи с территории Племени Ветра: запах шел от родной стороны на сторону чужаков. Чуть ли не закипев от злости, Соб попытался успокоить себя, аргументируя это тем, что глашатай не может позволять себе лезть в драку просто так, сначала необходимо уточнить все-все нюансы ситуации.
Кхм-кхм, - попытался сделать важный вид, чтобы теневой открыл глаза и увидел перед собой Соболя во всей красе. - Не мешаю? Ты, член Племени Теней, нарушаешь границы. Кажется, эта дичь принадлежит нам. Какое безобразие! Нарушение двух аспектов воинского закона: пересечение границы и поимка добычи не на своих полях! Я немедленно обязан сообщить об этом вашему предводителю, чтобы он разобрался...

Отредактировано Соболь (17-09-2018 22:27:32)

+3

4

Солнце поднималось выше, и пятнистый чувствовал это на своем загривке, подставленном под прямые лучи. Сильно зажмурившись от приятного тепла, Сабельник потянулся и выпустил когти от удовольствия, не открывая глаз. Он бы так и лежал, если бы при глубоком зевке не учуял в воздухе что-то лишнее. Что-то, что могло помешать его уединению.
И все-таки пришли, – недовольно приоткрыв глаза, устремив медный взгляд сквозь узкую щелку сонных век, кот, к своему удивлению, заметил лишь один силуэт на другой стороне тропы. Лихорадочно вглядываясь в заросли, старший воитель искал кого-то еще... кого-нибудь... Но нет. Таких идиотов, как он и этот кот, может быть только двое на этом свете. Что ж в рань тебя поднять смогло такое, Звездоцап дери?
Впрочем, Сабельник лежал на своей территории, со своей добычей, и шаг не сделав в сторону земель Ветра, потому закрыл глаза обратно и остался в своем прежнем положении. Даже если у этой ранней пташки и будет что сказать, сумеречный тут ни при чем. Как ему так казалось.
На тропе было пусто: рёв чудовищ не раздавался даже на отдалении, редкие птицы щебетали только глубоко в лесу; а потому Сабельник всё прекрасно слышал. Слышал, как чужие шаги раздавались все ближе, как дыхание кота ветра становилось все яростнее, как какой-то страшный глубинный звук назревал в его глотке. Сабельник лениво приоткрыл глаз, безмятежно уставившись на соседа, в основном на его полосатые лапы.
В такую рань уж слишком тяжко не мешать, – низко, но достаточно громко выдал Сабельник так, чтобы полосатый точно смог его услышать. – Настолько сильно в пустошах продуло вас всех ветром, что с солнечным восходом бежите вы к тропе? Неужто страшно за соседей?
В голосе пятнистого явно была насмешка, однако вид сумеречного говорил об обратном; уставший, ни чуть не отдохнувший после короткой утренней дрёмы, старший воитель был крайне недоволен тем, что какой-то там ветряк решил показать свои познания в воинской чести. Неужто здесь ты был, да все ты видел?
А мне казалось, дичь вольна передвигаться без границ, да метки вашей тоже нет на ней, так почему решил ты, что я вор? – распахнув глаза уже полностью, Сабельник невольно приободрился. Голова сумрачного поднялась, и он недовольно привстал на передних лапах. Самодовольные глупцы – степные дети.Но раз ты веришь сильно в ложь свою, готов тебе я подсобить.
Подхватив несчастную худую мышку, бесхвостый в несколько шагов подошел к краю границы. Тропа все еще была пуста.
Знакомая ведь морда...
Вот, допроси ее, где я ее поймал, – положив дичь перед соседом, Сабельник неохотно посмотрел в янтарные глаза и узнал. Да ты ведь не простой ветряк.
Становилось веселее. Старший воитель еще несколько секунд изучал бойкий взгляд чужого глашатая и был готов поклясться, что с каждым мгновением шерсть поднималась все выше на загривке. Шумно, напряженно выдохнув чуть ли не на ухо полосатому, Сабельник, словно нечаянно, качнулся. Его плечо мягко коснулось плеча соседа, однако крепкая лапа уверенно остановилась на чужой территории. Теперь уж он точно пересек границу. Но заметит ли самоуверенный бегун?Ну, расскажи, ответила тебе? Чем за малютками мохнатыми следить, следил бы лучше за границей четче, иначе все твои слова пусты.

+3

5

Нависла странная тишина. Единственное, что доносилось до ушей, так это только только отдаленное пение птиц откуда-то из леса, а так же шум утреннего ветра, который раскачивал ветки деревьев, высокие колосья травы. Редко удается застать эту часть территорий в таком спокойствии, потому что каждый день по этой странной тропе, отличающихся от лесных, ездят чудища двуногих. Их действительно боится Соболь, но не их громких звуков или пыли, которую те оставляют за собой, а возможности попасть под это существо, погибнуть такой недостойной и глупой смертью. Глашатай хочет умереть в бою, сражаясь за свое племя, и не важно когда это будет - сейчас или через тысячу лун.
В голове Соболя уже были зарисовки того, как он подойдет к еще ближе и наваляет нарушителю, чтобы мало не казалось, чтобы тот усвоил, как ловить дичь не у себя в болотах. Конечно же, такого не может произойти, поэтому со стороны все происходящее выглядело так: где-то в кустах скрипит кузнечик, придавая еще сильнее неловкости этой тишине, и два кота: один стоит, другой лежит. Покачав головой, Соболь подошел еще ближе и выпятил грудь, поэтому стал похожим на снегиря, сидящего на ветке, покрытой снегом.
Перед собой вислоухий разглядел черно-белого кота, у которого отсутствовала часть хвоста. Посмеявшись (довольно-таки сильно) про себя, Соболь приподнял брови, решив, что такая травма досталась ему за дело, ведь он определенно наглец. Несмотря на всю свою важность, янтароглазый все никак не решался предпринимать что-то далее, поэтому прошло несколько минут. Солнце окончательно выглянуло из-за облаков, начиная нагревать землю. Наступало утро. Позднее утро.
Тебя совершенно не должна волновать причина, почему я в такую рань выбрался к границе. Обязательства - есть обязательства, и я должен их выполнять, несмотря на время суток. - глашатай говорил так, словно не замечал непонятный акцент черно-белого. - За соседей я не переживаю, лишь за отдельных странных индивидов, таких, как ты. Неужели тебя настолько заклевали в лагере, что ты решил отоспаться на границе? Странные действия, теневой. - последнее слово он сказал с какой-то едкостью, хотя это и нельзя назвать оскорблением. - Дичь был на нашей территории, и даже не смей доказывать обратное. Я чувствую твой запах... Он буквально пропитал всю сторону этой дороги. Я все знаю, не смей мне даже врать.
Соболь все больше и больше злился. Если бы настроение описывалось цветами, то вокруг полосатого сейчас была бы красная-красная, почти алая аура агрессии и раздраженности. Последней каплей было то, что чужак бросил пойманную дичь на землю. Такой наглости и неблагодарности к дичи вислоухий видит первый раз.
Ты... Ты... Да как ты смеешь?! Эта мышь отдала свою жизнь для того, чтобы кто-то утолил свой голод, набил свое брюхо... Кто-то может голодать сейчас, ему нужна эта еда, а ты просто нагло бросаешь ее на землю, какое неуважение! Никто не оценил бы таких твоих действий. Убери эту... - опускает голову вниз от столкновения с плечом теневого воителя, и тут же глаза Соболя наполняются яростью.
Чужая лапа. На территории Племени Ветра.
Напрягая задние лапы, кот более не в силах был сдерживать свой пыл: он напрыгивает на соперника, вкладывая в атаку всю мощь, которая только была, и издает громкое шипение, которое эхом отдается по всему лесу.

+3

6

Ох, как я голоден, тебе и не представить. Хотел бы я набить мышонком брюхо прям сейчас, однако уважение к Закону во мне еще сидит, чего бы ты себе там не удумал.
Он был зол. Патруль бы вел себе спокойно, уж я чем помешал тебе? Однако было поздно отступать и, тем более, переступать границу обратно: воздух, несмотря на окружающую мерзлоту, между воителями накалялся, и в тишине дороги было слышно лишь шумное раздраженное дыхание соседей. Утро вот-вот подступало, словно ожидая решения конфликта, чтобы наконец сменить раннюю зарю. Сабельник, однако, не торопился:
О странности моей тебе ли тут судить? Раз уж по делу ты решил меня тут осудить, тогда и говори по делу, к чему мне лишние слова твои?неужто ветрякам мешал я своим сном? Хмыкнув, явно с презрением, Сабельник поднял медные глаза к соседу, перестав разглядывать бедного мышонка. Он прекрасно понимал, к чему сводился весь этот разговор, и понимал, как ему влетит по самое не хочу от глашатая, а может и от самой Кометы. Одна эта мысль утомила старшего воителя еще сильнее, и вкупе с недосыпом силы начали уходить из-под лап. Вот уходил бы лучше с миром, чего я тут с тобой стою? Тяжелый усталый выдох, вырвавшийся из пасти сумеречного, никак не подходил грозным искрам в его глазах.
Уж понял я, к чему ты клонишь, давай скорее разберемся.
Встрепенувшись, Сабельник уже собирался убрать свою лапу обратно, вот-вот надеясь на то, что конфликт закончится на этом, однако заваренную кашу нужно было доедать. Грозное шипение раздалось над самым ухом, и бесхвостый по инерции зашипел в ответ; однако если горловой звук Соболя нес в себе исключительно ярость, пятнистый скорее был просто возмущен. Отскочив в сторону, дабы увернуться от резкого рывка, Сабельник приземлился в лисьем хвосте от чужого глашатая. Пятнистая спина выгнулась дугой, усы растопорщились, глаза яростно не отводили взгляда от противника – словом, кот завелся. В висках запульсировало, а в ушах раздался неприятный шум. Он уже несколько раз пожалел, что вообще вылез из лагеря.
Выловив несколько секунд затишья, в которые противники просто смотрели друг на друга в смирной стойке, пытаясь предугадать чужие действия, Сабельник оттолкнулся сильными лапами от земли, в надежде опрокинуть полосатого, однако крупные размеры того оказались обманчивы: быстро, как, наверное, и все ветряки, Соболь улизнул из-под когтей бесхвостого, и тот глухо приземлился на пустой асфальт. Плотная, не лесная земля отдалась по суставам неприятной резкой болью, и кот поморщился. Двуногих Звездоцап дери. Не успел Сабельник прийти в себя, как по морде последовал удар; чужие когти оставили на щеке заметный след, несмотря на попытки сумрачного увернуться, и пятнистый в гневе, то ли на себя, то ли на ветряка, прижал уши к затылку. Земля под ногами легко задрожала, и воитель неохотно покосился назад, утеряв интерес к Соболю на долю секунды.
Постой-ка ты, ветряк...
Сгорбившийся, все еще пригнувшийся к земле, сумрачный вглядывался вдаль, пока слух не обогнал зрение. Это было чудовище, и оно неслось прямиком сюда!
Пыл битвы не успел остыть в воителе, наоборот, он только приглушил ощущение усталости, однако рев неизвестного монстра был куда страшнее очередной оплеухи соседа.
Сердечно извиняюсь, – старший осклабился с оттенком язвы в улыбке, – но если мы не разойдемся – нас прибьёт.
Поймав взгляд соседа и убедившись, что тот услышал его слова сквозь пелену гнева, Сабельник молнией отскочил к обочине; чудовище, пронесшееся мимо, оглушило на мгновение, а пыль с грязью тут же осели на языке. Успел ли тот дурак уйти с дороги или нет?

+3

7

Adele - Set Fire To The Rain
Соболь редко участвует в боях. Чаще всего это происходит, когда необходима защита племени, уж тогда злости глашатая нет предела - глаза наполняются яростью, все остальные эмоции и чувства отключаются, остаются только животные инстинкты, и их невозможно заглушить. Вот как не крути, кот так и не привил себе любовь к дракам, хотя знает таких, кто готовы лезть на рожон, только повод дай. Вислоухий всегда усмехался над ними, но в открытую ничего не говорил. Еще в том возрасте, когда Соболь был оруженосцем, наставник все понял: у этого юнца определенное есть потенциал и сопутствующие размеры для того, чтобы стать чуть ли не самым лучшим и хитрым бойцом, но желание лежало в другом - в охоте.
Несмотря на то, что начавшаяся драка была обычной стычкой между двумя котами, не поделивших что-то, глашатай нашел в этом что-то большее. Ему казалось, что причина конфликта была глубже, а конкретнее - в защите чести племени, защите границы и дичи, принадлежащей только ветреным. Соболь все слишком утрировал, поэтому и сейчас был в такой ярости, что не смог сдержать себя.
Ловко отразив атаку черно-белого, полосатый все-таки слегка качнулся, на секунду потерявшись в пространстве. Вот он - момент, чтобы уже наконец завершить сражение и разойтись, но в груди что-то так сильно кольнуло, в мозгу появились мысли: "А если Звездопад узнает о том, что я как трус отступил, не пошел защищать честь всех котов Племени Ветра...", "А если все воители будут смеяться надо мной?", "А если Овсянка разочаруется? Круглолика решит, что я просто дурак, не способный ни на что?!". Конечно же, это все было ложью, но только сам Соболь этого не понимал. Все то мгновение, пока в голове велся монолог, глашатай стоял, немного пригнувшись к земле, размахивая хвостом, задевая себя по бокам. Шерсть на загривке поднялась, а нос все еще морщился, показывая неприязнь и возможность зашипеть вновь. А шипение, как казалось самому вислоухому, у него было грозное.
Не медля больше ни секунды, глашатай рванул вперед, отталкиваясь задними лапами вверх, замахиваясь тяжелой лапой, на которой уже сверкали выпущенные наточенные когти. Это действие уже невозможно остановить, поэтому теневой воитель получил по морде. Конечно, удар был не смертельный, и получилось так, что во время атаки не были задеты какие-либо важные органы, вроде глаз или носа. Соболь оценил эту ситуацию так: поноет немного, да пройдет.
Кот был готов продолжать драку, он был на самом пике агрессии, но, к удивлению песочного, противник начал отступать, и единственное, что он услышал от него, так это то, что нужно как можно скорее убраться. Повернув голову влево, янтарные глаза увидели несущееся чудище двуногих, а в нос ударил сильнейший неприятный запах, исходящий от угрозы.
Соболь успел отскочить за секунду до столкновения. Сзади послышался глухой звук и хруст костей, но из-за тумана пыли было непонятно, что же там произошло. Кот стоял, тяжело вдыхая и выдыхая воздух. Он не мог поверить, что воитель Племени Теней спас его, что-то не сходилось, такой расклад событий казался невозможным. Так же вислоухий не понимал, почему он сам не увидел опасность.
Вновь восходя вверх, ступая лапами на покрытие гремящей тропы, глашатай прижал уши и слегка оскалился. Как бы надо благодарить, но прежняя неприязнь брала вверх.
Ну... спасибо, - буркнул кот себе в усы так тихо, что теневой мог и не услышать ничего. - В любом случае ты - нарушитель, который получил по заслугам. Все нарушители должны быть наказаны, - оглядел морду соперника, на которой белая шерсть слегка окрасилась в красный цвет. Когда пыль совсем осела, на дороге оказалась раздавленная туша мыши - источник того самого непонятного звука. - Смотри, теневой, что ты наделал. Звездные Предки будут недовольны, а кто-то из твоих останется голодным, и этим "кем-то" будешь ты. Твой предводитель вряд ли будет доволен твоим поведением. На его бы месте я лишил бы тебя еды сегодня и вручил огромный штраф. Ты повел себя некрасиво, нарушая воинский закон. - последнюю фразу Соболь сказал с таким презрением, что у него самого дернулся кончик хвоста.

+2

8

Полоса из мяса, крови и вмятой в асфальт костной крошки. След растянулся на два лисьих хвоста, и в нос ударил резкий запах железа. Бедная шкурка...
Взъерошенный, стоя чуть ли не на кончиках лап с выгнутой спиной, Сабельник огромными глазами смотрел на маленькое тельце мышки, которую чудовище вкатало в дорогу. Неохотно оторвав взгляд от этого зрелища, сумеречный устремил его на соседнюю территорию, быстро найдя полосатую шкуру глашатая.
А это быть бы мог и ты, – цокнув языком, явно с наигранной досадой, пятнистый взмахнул своим огрызком хвоста и уселся, пытаясь расслышать очередную триаду упреков от Соболя. Прищурившись, словно ожидая под итог чужой речи чего-то еще, Сабельник этого чего-то не получил, от чего приподнял брови. – Мне благодарностей не надо.
Из опавшего облака пыли показалась сморщенная в гневе мордашка глашатая, однако Сабельник оставался спокойным. Спокойным настолько, насколько вообще можно было быть после стычки. Неспешно расцарапывая пожухлую траву под когтями, он навострил уши, с трудом улавливая слова противника... или уже собеседника?
Чего не успокоишься никак, давно ведь все стало понятно? Давай, иди уже, ветряк, щас уши у меня завянут.
Так бы он ему и сказал, однако приберег молчание: хватило ему простой перепалки, не хватало только словесной. Звонко фыркнув, то ли от пыли, то ли от нежелания слушать дальше, бесхвостый поднялся и отряхнулся:
Уж кто чего, а предков не тебе судить, – облизнувшись так, что кончик языка почувствовал неприятный вкус собственной крови, Сабельник запнулся на мгновение. Что ему придумать? Не в ветку же до крови влетел во время бега я?И ветряки сыты не будут, об этом рассудить успели тоже предки? Да если кто-то виноват – то только оба. Шагай, глашатый.
Сплюнув собственную кровь в качестве прощания, Сабельник гордо задрал свой хвост-огрызок и трусцой направился вглубь территории Теней. Надеюсь, хоть воронам с той мышки будет прок – такую лужу от земли не отодрать.

Конечно, Соболь был в чем-то прав, и возвращаться с пустыми лапами не хотелось, потому, как только дорога исчезла из поля зрения, старший воитель напряг уши в поисках чего-нибудь съедобного. Убеждая себя, что этим он бы занялся в первую очередь и без слов глашатая, пятнистый пригнулся к мокрой траве, уловив вблизи шуршание под корнями сосны.
Звездные Предки будут недовольны, – передразнил шепотом сумеречный, подкрадываясь к мышке все ближе. Хлоп и все.
Однако вместо хлоп раздался хруст, и добыча, словно в подтверждение слов Соболя, с высоким писком скрылась, нет, испарилась прямо из-под носа Сабельника. Возмущенно прижав уши к затылку, воитель прошипел себе что-то под нос.

Возможно, он и правда "получит штраф".

+1

9

конец эпизода

0


Вы здесь » cw. последнее пристанище » эпизоды » Ленивцем в праве называть себя один лишь я