У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
5.12 Поздравляем победителей голосования на почетного игрока и самых-самых! Как вы могли заметить, форум "приоделся" в зимний дизайн, а в игре наступил сезон Голых деревьев. Также были введены подарки и увлекательные квесты для племен. Следите за новостями, праздники уже близко!
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » речной берег


речной берег

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://sg.uploads.ru/WCyDg.png

речной берег
——————————————————————
Речной берег является логичным продолжением речного лагеря. Его неровный край и небольшая возвышенность почти по всей протяженности является дополнительным барьером от нападок других племен. Чтобы забраться на берег, нужно отлично знать каждую выбоину и каждый уступ. Ближе к нагретым камням находится мелководье, где выбраться на сушу гораздо проще. Здесь воины рыбачат, поблизости водятся разнообразные виды пресноводных рыб: карпы, ерши, карасики, лещи и многие другие. Ниже по реке, где скорость потока снижена, есть вытоптанная у воды полянка, где наставники тренируют своих учеников в плавании.

0

2

→ главная поляна

С трудом удерживая нервный, нездоровый смех, они продиралась напролом через камышовые заросли прямо к берегу реки, чтобы хоть немного удалиться от лагеря. В носу стоял запах свежей крови, металлический и резкий, он мешался с рыбным сырым духом паи и понемногу ослабевал, но пройдёт ещё немало времени, прежде чем Сивая перестанет его ощущать.
Как оно все глупо было — это повторение. Серая в переломанном тельце словно увидела себя, тогда еле проползшую половину пути до лагеря, и потом подобранную кем-то из соплеменников. Помнила, как тогда отреагировало племя — ее жалели, пытались помочь, брат был безутешен, как и родители, они носились вокруг и искали целительницу... Сейчас не было никаких сил наблюдать все это. Какое-то внутреннее отвращение к происходящему вышвырнуло старейшину из лагеря и привело сюда.
Вздыбленной шерстью на спине она смутно ощущала присутствие кого-то сзади. Форелька, вроде как — она ведь его сама позвала, попросила сопровождать. Он ведь был там, с этой израненной ученицей, он ее, вероятно, нашёл. Хорошо, что она увела мальца, испуганного и растерянного. Внутри Кошка ощущав себя точно такой же, но моржа ее все ещё была искривлена странной гримасой неестественной улыбки. Горькой, неверящей.
— Форелька, — позвала она, наконец останавливаясь у кромки воды и тяжело опускаясь на мокрую землю. Слабые волны касались лап, принося разгоряченному телу прохладу. — Расскажи мне, что там произошло. Что ты видел, — она взглянула на ученика, постаравшись улыбнуться ему чуть спокойнее, стереть с морды это странное выражение.
Не хватало ещё прослыть безумной среди соплеменников. И так калека, изо всех сил пытающаяся лишиться этого звания, так ещё и с поехавшей черепушкой. Полный набор, ничего не сказать.
— На вас кто-то напал? — почти сразу же добавила к предыдущим вопросам ещё один. Просто нужно было все выяснить — чтобы знать, как потом поговорить с юницей, которой точно так же предстоит жить в палатке старейшин.

+4

3

>Главная поляна
Безмолвно следуя за Сивой, Форелька совершенно не мог здраво мыслить. Будучи бы он в своем уме, то никогда бы не вышел вот так просто из лагеря, зная, что где-то там бегает лисица, которая уже успела раскромсать Миндальную. Что им двигало? Да ничего. Он как податливая марионетка молча следовал за старейшиной, глядя куда-то себе под лапы совершенно потерянным и туманным взглядом. Осознание произошедшего постепенно накатывало волной, бросая то в жар, то в озноб. Рядом хромающая Сивая вообще показалась Форельке каким-то призраком. Словно и не было ее здесь.
Пейзажи лагеря сменялись длинным камышом и влажным запахом реки. Внезапно в подкорке что-то щелкнуло. Вспомнилась кувшинковая заводь с такими же камышами и темно-серый встрепенулся и рассеяно завертел головой. Где они? Кот даже толком не понимал куда они выдвинулись и зачем. Лапы казались ватными. Наконец, Сивая заговорила.
— Форелька, - медные глаза соприкоснулись сначала с покалеченной лапой Сивой, а затем с ее взглядом. Форелька молча подошел к кромке воды и, опасно озираясь, сел возле старейшины, — Расскажи мне, что там произошло. Что ты видел, - еще раз задержавшись на лапе Сивой, темно-серый передернул плечами и вздрогнул. До чего же кошка напоминала ему о произошедшем. Как сама Сивая получила травму Форелька особо и не помнил. Да, мама что-то рассказывала им, но разве серого фантазёра когда-нибудь останавливали грустные истории? Нет, наоборот, мальчуган старался приукрасить их, сделать по-настоящему героическими, настоящими. Такими историями, что каждый проигравший в них непременно становился победителем.
— На вас кто-то напал? - Форелька коротко кивнул. Все полетело к чертям ровно тогда, когда из лапы Миндальной хлынула струйка крови и нелепый, гортанный крик разразился над кувшинковой заводью. Почему-то в этой истории победителем виделась исключительно лиса. Никакого намека на хороший финал.
- Там... - поначалу было замялся Форелька, но затем взглянул на водную гладь, сделал глубокий вдох и продолжил, - Мы с Ракитником тренировались, как внезапно откуда-то появилась Миндальная. А за ней эта рыжая...эта рыжая лиса. Мы пытались. Но лиса. Но Миндальная. Она выживет? - ему хотелось задать этот вопрос именно Сивой. Она знала о боли гораздо больше остальных, Форелька понимал это.
Потупив взгляд вниз, он пробубнил под нос.
- А что ты чувствовала, Сивая? Ну... когда ты... твоя лапа, - замялся котик. Ему было неудобно спрашивать об этом старейшину. Но для собственного успокоения, для того, чтобы попытаться собрать все разбитые стеклышки воедино и создать свой прежний мир. Мир без неудач и провалов.

+4

4

Так она и думала: нападение. Глядя немигающим, настороженным взглядом на растерянного ученика, Сивая внимала его сбивчивому рассказу и не могла не представлять в деталях тот кошмар, что произошел с песочной ученицей. Сейчас она сочувствовала ей как никогда, понимая, на какую судьбу обречена кошечка. И ладно бы травма случилась с ней, как с самой серой, по глупости и собственному недосмотру. Так нет же, тут напал суровый хищник. Словно сами предки продиктовали свою волю и лишили кошечку нормального будущего.
Зачем и её тоже? — где-то на задворках сознания мигнула и погасла странная мысль-сомнение. Сивая вспомнит об этом потом, когда уже будет слишком поздно что-либо предпринимать.
— Мы пытались. Но лиса. Но Миндальная. Она выживет? — не найдя сил ободрить мальца как-либо еще более действенно, она лизнула его промеж ушей и постаралась вложить в голос всю возможную уверенность в лучшем будущем.
Ведь она была так хороша в этом — умении искать хорошие оттенки даже в самом откровенно дерьмовом цвете. И в лисьем дерьме, глядишь, найдет сейчас чего-нибудь приятное.
— Себя и Ракитника винить не надо, — твердо заключила кошка, ловя взгляд серого. Он, увы, достаточно быстро снова опустил глаза куда-то на водную гладь, что затрудняло общение. — Миндальная точно выживет. Она потеряла не так много крови, да и лиса поранила ее не смертельно, я уверена.
Она взглянула куда-то за реку; над водой клочками виднелся тающий блеклый туман, сквозь который пробивались солнечные лучи. Хорошее же было утро. Приятное и не такое уж и холодное для конца сезона Падающих листьев. Но нет, надо было случиться подобному кошмару. Куда вообще смотрят Звезды? Вроде как днем они с небосклона не уходят; просто перестают быть видными нашему глазу.
— Но ее лапа вряд ли станет прежней, — не менее уверенно завершила свой ответ старейшина.
Даже если ты совсем юный ученик, с горькой правдой нужно уметь мириться быстро и безболезненно. По возможности. Слишком ранимым и чувствительным быть сложно, это серая понимала на своем примере. Ничего, справилась. Отрастила немного шипов, приноровилась жить иначе и гляньте-ка, вполне сносно себя чувствует.
— А что ты чувствовала, Сивая? Ну... когда ты... твоя лапа, — Форелька замялся, но тут же получил ободряющую улыбку.
Старейшина не злилась и не обижалась на такие вопросы. Они ведь совершенно естественны, особенно для юных речных котов, не заставших ее в здоровом состоянии. А чего молчать, если сама виновата? От правды не откреститься. Кошка вздохнула, подвинулась так, чтобы сидеть было удобнее, и лапа не мешалась. Снова улыбнулась, теперь уже каким-то своим мыслям.
— Мне было очень страшно и больно. Я ведь тогда с высоты упала, — она повела плечами, мол, так и было. — Потом я много спала, когда набиралась сил и Щербатая лечила меня. Мне сразу сказали, что воином я не стану никогда, но я все равно тренировалась. Лапу, кстати, почти не чувствую, она как ветка. Редко-редко болит, и немного мешает. 
Вокруг было спокойно, да и сама Сивая потихоньку унялась, тот странный приступ эмоций, что напал на нее в лагере, отошел в сторону, а потом и вовсе исчез. Сейчас она стала понимать, что им стоит возвращаться обратно, пока кто-нибудь не хватился. Но вдруг у серого котика еще остались какие-то очень важные слова, что просятся наружу? Стоило повременить. Уж если что, она спину Форельки от наказания прикроет.

+2

5

Форелька озадаченно ковырял когтем землю под лапой. Винил ли он себя или кого-то из воинов в случившемся? Да нет. Оруженосец в принципе не привык винить в бедах кого-либо. Темно-серый был практически уверен, что все испытания, что ложатся на их плечи, посланы Звездными предками, чтобы ты смог стать тем, кем должен. Форелька видел в этой ситуации что-то философское, высокое. Но одно его не отпускало - за что жизнь так обошлась с Миндальной? Разве она заслужила это? Хотя про Сивую Форелька не успел подумать. Ведь той тоже знатно досталось на ее недлинном жизненном пути.
- Я... Я не хочу никого винить. Просто я не понимаю, почему в нашем лесу все так несправедливо? Почему должны страдать хорошие коты? Вот Излом, например, Миндальная.. ты, - на мгновение даже стало неловко, но кот значительно расслабился, когда услышал уверенный, совершенно незлобный голос Сивой.
— Мне было очень страшно и больно. Я ведь тогда с высоты упала, - Форелька удивленно захлопал глазами и посмотрел прямо на морду Сивой. А ему никто не рассказывал, как она получила свою травму. От представленной картины становилось тошно. Высота - это страшно, правда, — Потом я много спала, когда набиралась сил и Щербатая лечила меня. Мне сразу сказали, что воином я не стану никогда, но я все равно тренировалась. Лапу, кстати, почти не чувствую, она как ветка. Редко-редко болит, и немного мешает. 
Форелька перевел взгляд на покалеченную лапу старейшины и чуть склонил голову набок. Ему было чуждо подобное чувство - ну как это, не чувствовать лапу? Вот совсем не чувствовать. Детский интерес подвигал оруженосца-таки тронуть сломанную лапу Сивой и проверить, действительно ли она ничегошеньки не чувствует. Но не стал. Воспитание не позволяло.
- Ты сильная, Сивая, - искренне восхитился упорством и силой характера кошки Форелька и поднялся на четыре лапы, - Даже представить не могу. Как это? Чувствовать вместо лапы палку, - кот тряхнул здоровой лапкой в воздухе, пытаясь хоть чуть-чуть понять Сивую. А затем, он обошел ее вокруг и уселся с другого бока, - Но знаешь что. Ты все равно очень красивая! Уникальная, - восхищенно мяукнул кот. Своей историей, старейшина смогла рассеять в маленьком сердечке Форельки непроглядную тьму и подарить надежду на лучшее будущее. Что даже такие коты могут получать от жизни все, просто по-другому. Темно-медные глаза вновь загорелись огоньком и ученик мягко боднул Сивую в грудь.
Как эта кошка умудрилась парой фраз рассеять все сомнения? Да Форельке и не нужно было многого - пара мотивирующих фраз и он вновь готов к поступкам, вновь готов творить и мечтать.
- И пусть Миндальная прежней не станет, но у нее же теперь новая жизнь начнется. А это ведь не плохо, - подытожил мраморно-серый, - Просто ей привыкнуть нужно будет. И поучиться у тебя быть такой же сильной по характеру. И я бы поучился, - медные глаза забегали по сторонам, - Ты ж научишь, правда? - нет, ну правда! Сломать лапу, а вместе с ней все перспективы на прежнюю жизнь, найти в себе силы принять свою новую жизнь и рассказывать о прошлом так, словно так и должно было быть!
"Какая же она классная!"
- Может, пойдем в лагерь? - предложил оруженосец и, хотел было заскакать вокруг Сивой, но посчитал это оскорблением. Живо топчась на месте, котик был готов к любым приключениям.

>главная поляна

+1

6

Приподняв голову, она поводила носом из стороны в сторону. Лисой не пахло, вокруг было достаточно безопасно. Однако им все равно столо уходить обратно в лагерь. И, кстати, в своих суждениях Сивая ошиблась. Форелька вовсе не стремился взять и взвалить на кого-либо вину. Котик оказался во много раз разумнее.
— Я... Я не хочу никого винить. Просто я не понимаю, почему в нашем лесу все так несправедливо? Почему должны страдать хорошие коты? Вот Излом, например, Миндальная.. ты, — вот именно.
О справедливости в этом мире не было и речи. Звездные предки, вроде как присматривающие с темных небес за своими потомками, будто насмехались, посылая все новые и новые беды. Вот скажите, чем это было заслужено? Все эти травмы, болячки, внезапно возникшие и искалечившие не одному коту жизнь? Понятно, что жить в радужном и светлом мире невозможно, однако все, и хорошее, и плохое должно возникать почему-то.
А не просто так.
Но Форелька, поначалу засмущавшийся своих слов, продолжил говорить после Сивой. И то, что он говорил, давало силы — он видел в Сивой именно ту, кем она была. Сильную, особенную кошку, не готовую мириться с бедами и идущую вперед уверенно и сурово расправляясь с мелкими трудностями. Это главное.
—Спасибо тебе, — тепло улыбнувшись ученику, она чуть покачнулась от дружеского бодания в грудь и поспешила ткнуть в плечо серого носом, в ответном дружеском жесте.
Разговор, несмотря на его тяжелый мотив, вышел каким-то теплым и обнадеживающим. Таким, как и требовалось для успокоения души после всего произошедшего с Миндальной и непрерывного потока воспоминаний о травме самой старейшины. А уж слова Форельки о том, что и пострадавшей от лисы, и самому ему есть чему — и хочется! — поучиться у нее... Они вселили небывалую надежду в душу серой. Она совсем разулыбалась, негромко урча.
— Может, пойдем в лагерь? — предложение нетерпеливо топтавшегося ученика Сивая восприняла согласным кивком. Без особого труда поднявшись на лапы, она отряхнула от налипших травинок хвост и направилась в сторону лагеря.
— Надеюсь, наше отсутствие никто и не заметил, — лукаво прищурившись, она подмигнула котику и скрылась в высокой прибрежной траве.

---------> главная поляна

0


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » речной берег