У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Дорогие игроки!
Вынуждены сообщить вам одно нововведение — теперь в одном помёте может быть не больше 4 котят во избежание слишком большой наполненности детских и переполнения племён персонажами в целом. Практика показывает, что в больших помётах свыше трёх-четырёх котят велика вероятность того, что большая часть малышей перестанет играть и закрестует своих персонажей раньше, чем пройдёт посвящение в оруженосцев, а это… ну, не очень, согласитесь? Поэтому планирующим и будущим родителям советуем лучше рожать чаще, но по чуть-чуть, а игрокам с планами на котят взвешенно принимать решение о создании персонажа и перед подачей анкеты оценивать все возможные риски!

Также, как вы уже могли заметить в табличке в шапке форума, амс вынуждены временно закрыть регистрацию в некоторых племенах. И если племени Теней повезло отделаться закрытием лишь оруженосцев, а Речному племени всё ещё не разрешают заводить новых котят, то в Грозовом племени пока не принимают никого. Но не переживайте, это не должно затянуться надолго, ведь как только мы примерно сравняем количество персонажей во всех племенах, то всё снова откроется для ваших персонажей.

cw. последнее пристанище

Объявление

закрыта регистрация: река - котята, тени - оруженосцы, гроза и ветер - воители
Упрощенный прием: все племена и должности, не попадающие под запрет

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » бульвар разбитых грёз


бульвар разбитых грёз

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://69.media.tumblr.com/e4e446be714361b2d91ac421e86d7b31/tumblr_p0lz197vsf1rrqh9xo1_500.gif

и тень скользит неслышно по бульварам
и сердце бьётся в ритм неспеша
и этот мир для нас стал слишком старым

окраина лагеря племени Ветра & поздний вечер

+1

2

Она отмахнулась от надоедливых соплеменников. Кажется, даже перешла на крик, о чём свидетельствовало сейчас саднящее горло. Сама пятнистая мало об этом помнила, слишком сильны были те эмоции, что застилали ей глаза, едва ушей коснулась страшная новость. Сначала, конечно, она не поверила - не захотела поверить, - в услышанное. Но себя не обманешь, как и не обманулась она, увидев жалостливые взгляды старших. Ей была нужна не их дурацкая жалость, ей была нужна мама.

Заслышав шаги, выдаваемые звуком скрипящего снега, Золотинка в порыве злости обернулась, плотно прижав уши к голове, чтобы пожелать незваному собеседнику катиться ко всем чертям, однако застыла, сгорбившись, узнав в приближавшейся фигуре своего брата. Наверное, в этот момент она стала выглядеть ещё меньше, чем была на самом деле: всего навсего маленьким котёнком, узнавшим о смерти своей матери. В груди кошки при этом боролись решительно противоречивые чувства; с одной стороны она хотела и дальше в одиночестве пестовать своё горе, налетев с криком на Яблочко, с другой... ей была отчаянно нужна поддержка от самого близкого существа. Кто, если не он?

- Что мы будем делать теперь? - нарушила тишину пятнистая кошечка, пристально глядя на тёмное небо и падающие хлопья снега. Она больше не могла заставить себя смотреть на брата, боясь, что это лишит её последних крох самообладания. Сейчас, убедившись, что к ней пришёл не какой-то напыщенный взрослый, воскресила старую привычку - перед ровесниками и младшими нужно держаться молодцом. Конечно, всё это было чушью собачьей. У неё дрожал голос, она дрожала сама, хотя и старалась разыскать в потоке своего горя одну ничтожную искру злости, ухватиться за неё. Злиться было проще, чем горевать. И не так больно. - Мы ведь теперь одни. Насовсем, - хрипло закончила Золотинка. Голос слушался её с трудом, а пересохшие губы, казалось, вот-вот готовы были потрескаться. Разве после такого что-то сможет стать так, как было прежде?

+1

3

[indent] Смерть. Что это? Это когда кот или кошка уходит. Но не на охоту, или в патруль, или на совет, или ещё куда. Это значит, что этот индивид уходит навсегда. Он никогда не вернётся, ты никогда не сможешь ни увидеть его, ни услышать его, ни сказать ему какие-нибудь слова, будь они радостные или с толикой грусти. Ты не сможешь сделать ничего. И так же ничего не сможешь сделать, чтобы остановить этот уход. Он если совершается, то бесповоротно. Единственный, кто, по словам матери, имеет способность возвращаться восемь раз, это предводитель. Но мама Яблочка и Золотинки не была предводительницей. Она была обычной воительницей. Воительницей и матерью. Близким существом. С которой ушла часть души. Отвратительное чувство. Яблочко до последнего не хотел верить в то, что это случилось. «Матери не могут уйти. Они не уходят же, верно? Они же матери!» — думалось котёнку в перерывах между беззвучной яростью и безудержной тоской.
[indent] Отвратительное чувство.
[indent] Яблочко не хотел чувствовать его. Он хотел избавиться от него. Чтобы его не было. Но не мог. Оно не проходило, сколько бы котёнок ни плакал. А плакалось много и долго. И иногда не совсем беззвучно. Будущему воителю хотелось бы не показывать слабость, ведь слёзы — явно не признак силы, но не получалось. Они текли сами собой. Котёнок ничего не мог с этим поделать. А сочувствие соплеменников сейчас воспринималось в штыки. Не это нужно было Яблочку. Ему нужна была живая мама. Как и его сестре.
[indent] В темноте снег не светится от лучей солнца, потому и не приходилось щурить и без того болевшие глаза. Ступать приходилось медленно и спокойно, хоть и хотелось кидаться на всё подряд в беззвучной злобе на мир, который отнял то, что было так дорого сердцу. Яблочко хотел быть сильным. Ему было для кого. Он не мог оставить сестру сейчас без опоры, без поддержки, без крепкого братского плеча. Ей необходимо было что-то, что помогло бы пережить потерю. Хотя… котёнок сейчас не был уверен в том, что Золотинку стоит беспокоить, поэтому в какой-то момент застывает в неуверенности. Но будущая воительница уже заметила его фигуру, поэтому он продолжил подходить ближе. Неспешно, словно боясь, что резкие движения рубанут по адски болящей ране со всей силы.
[indent] Отвратительное чувство.
[indent] — Что мы будем делать теперь? — спрашивает Золотинка. Она дрожит и голос её дрожит тоже. Яблочко открывает рот, чтобы ответить, а потом понимает, что не находит слов. Он не имел ни малейшего представления, что делать дальше. Надо жить как-то дальше, но разве можно жить спокойно, потеряв самую важную часть себя? Котёнок усаживается неподалёку от сестры и смотрит куда-то вниз, словно ища ответ там. Но, не найдя последнего, лишь устало, чуть хрипя из-за прошлых рыданий и криков, проговаривает:
[indent] — Я не знаю, — всё, что мог сказать Яблочко, который лишился матери, как и его сестра. Утешить он ничем не мог. Ситуация была ужасная. Они действительно остались один. Нет больше того тепла, которое исходило от их любящей и ласковой матери. Оно ушло вместе с ней. — У нас остались только мы, — не то попытка хоть что-то сказать, не то попытка утешить, не то просто констатация факта. Да, вокруг были соплеменники, которые не оставят ни Золотинку, ни Яблочко в одиночестве. Они помогут, поддержат, подскажут. Но сейчас они лишь были назойливыми мухами на фоне тех страданий, которые переживали котята.
[indent] Отвратительное чувство.

Отредактировано Яблочко (25.12.2018 23:21:01)

+1

4

Она ждала этого ответа, но всё же едва заметно дрогнула: разорвалась ещё одна нить, которая могла бы вытащить её из этого чёрного омута. Сейчас, по непонятной ей причине, она почему-то разглядела в брате того старшего, который должен по умолчанию быть мудрее, сильнее и лучше. Того, за кем стоит последовать. Сама Золотинка могла бахвалиться своим превосходством сколько душе угодно, но стоило серьёзным трудностям прийти к самым лапам, боевой настрой как-то быстро и со свистом сдувался.

- Мы будем держаться вместе, когда вырастем? - тихо спросила пятнистая, оборачиваясь и глядя в прозрачные зелёные глаза. Кажется, у неё почти такие же, только посветлее. Почему-то сейчас в голове пронеслась мысль о том, что она и забыла уже, как они с Яблочко похожи внешне. - В смысле, когда станем вонами, - добавила, помолчав, кошечка. Раньше она лелеяла мечту о том, как станет взрослой и самостоятельной, заведёт свою семью - нужно было лишь заслужить воинское имя. Но, между тем, сейчас по непонятным причинам в груди остро заныла та часть сердца, что настойчиво просила не отделяться от родных. Родного.

Поднявшись, Золотинка сократила и так скромную дистанцию между ними, облокотившись лбом на братское плечо. Кажется, даже стало немножко легче; появилась надежда, что со всеми трудностями ей придётся сталкиваться не в одиночку. А затем пришло осознание - в этой войне с жизненными трудностями нет победителей. Есть те, кто доходят до конца и те, кто ломаются раньше. Тем не менее, эта жизнь успевает испортить душевное равновесие каждому.

+1

5

[indent] Холод резкими рывками пробирался под шерсть с порывами ветра. От этого котёнок слегка поёжился. Как теперь справляться с холодами, когда ты осознаёшь, что тёплого, любящего создания не стало? С неба пошёл снег. Это был первый в жизни Яблочка сезон Голых деревьев. И он уже нашёл у него кучу минусов и ни одного плюса. Дичи мало, холодно, в снег проваливаешься, плюс тебя за версту на белом покрывале видно, особо не поохотишься. Но воители как-то справлялись, видимо, есть особые приёмы, которые ещё не известны были коту, не ставшему оруженосцем. «Вот стану учеником и всё-всё изменится!» — мечтательно рассуждал не так давно Яблочко, глядя на то, как гордо по главной поляне вышагивают новопосвящённые оруженосцы, получившие своих наставников. Котёнку тоже так хотелось. Ведь это такая прекрасная пора, незабываемая, особенная. В ней должно произойти что-то важное. И дело даже не в самом обучении, хотя оно тоже играло свою роль. Речь скорее шла о каких-то основополагающих событиях. Что-то закладывало фундамент всей твоей последующей жизни. И это, как считал Яблочко, была именно пора ученичества.
[indent] Но сейчас дела обстояли гадким образом. На редкость гадким. Хотелось плакать и дальше, но котёнок осознавал сейчас несколько вещей, к которым он пришёл путём определённых логических цепочек. Во-первых, сколько бы ты ни плакал, это не поможет. Можешь выплакать хоть всю жидкость в организме, это не вернёт мать. Во-вторых, ты должен быть сильным. Ради сестры, которая сейчас явно нуждалась в поддержке единственного существа, которое способно понять её.
[indent] — Мы будем держаться вместе, когда вырастем? — спрашивает Золотинка. Яблочко молчит, подбирая слова. Сестра продолжает, поясняя: — В смысле, когда станем войнами, — полосатый не дёргается в сторону, когда Золотинка утыкается лбом ему в плечо. Наоборот, он наклоняет голову в сторону и кротко лижет сестру, такую родную и близкую, в макушку. Затем отвечает, чуть прочистив горло:
[indent] — Будем, ты всегда можешь положиться на меня. Помни об этом, пожалуйста, — голос вначале дрогнул из-за желания расплакаться вновь, но под конец предложения стал более уверенным. Яблочку хотелось вселить в сестру силу и стойкость, всю, которой он только обладал. Они одни теперь и поэтому нужны друг другу. Как Золотинка не может без Яблочка, так и Яблочко не может без Золотники.
[indent] — Мы должны вырасти сильными, слышишь? — проговаривает шёпотом, чтобы его слышала одна лишь сестра, котёнок, устремляя взгляд куда-то наверх, туда, откуда падали белоснежные хлопья ледяного и колючего снега. Если уж Звёздные предки уготовили им путь такой, то у них нет другого выбора, кроме как выжить и стать могучими. Они переживут это испытание, докажут, что достойны. Достойны чего именно, котёнок до конца не понимал, но почему-то был абсолютно убеждён, им нужно это доказать всеми правдами и неправдами. Доказать и предкам, и племени, и чужакам, и всему миру. Но сейчас, в данное мгновение Яблочко сидел тут, на окраине родного и любимого племени, с родной и любимой сестрой, и думал, что больше всего сейчас хочется кричать до боли в лёгких. Но слёзы — непозволительная роскошь. Поэтому котёнок лишь тихо шмыгает носом, стараясь успокоиться и вспомнить чей-то совет, который, возможно, был дан даже не ему, а кому-то другому, что в экстренных ситуациях нужно сохранять спокойствие и самообладание, не позволяя эмоциям поглотить тебя целиком.
[indent] Но это было легко лишь на словах, на деле оказалось значительно труднее.

+1

6

Едва слышно всхлипнув - звук этот показался похожим на шелест сухих листьев, - Золотинка прижалась к боку брата, жмуря глаза и стараясь устоять на лапах. В ушах практически осязаемо гремел шум воды, которая надвигалась на них волной и несла за собой великое множество последствий. Горечь, боль, пустота впереди вместо светлых перспектив - и это, кажется, меньше половины из всего списка, моментально всплывшего в голове. Как-то совершенно случайно и неожиданно брат становится той опорой, которая ранее высилась в лице матери.

- Надеюсь, про Звёздное племя они не наврали, - голос прозвучал сухо и надломленно, но тут уже было трудно что-либо менять. Кошка подняла глаза к небосводу, задерживая взгляд на каждом холодно мерцающем огоньке. Ни один не показался ей похожим на то тепло, что ассоциировалось с матерью, такой близкой и любимой. Может, она придёт навещать их во сне? Полуночник, конечно, говорил что-то о том, что звёздные предки общаются лишь с предводителями и целителями, но мама точно должна была сделать исключение. Сама Золотинка бы сделала. - Я тебе верю. Верю, что ты защитишь нас. - серьёзно глянула она на брата и медленно кивнула. Кажется, попыталась улыбнуться.

+1

7

[indent] Яблочко так и не понял, был ли это всхлип или сторонний звук, но решил, что даже если это было первое, это не страшно. Момент был трудный. Можно было позволить себе слабину. Во всяком случае, Золотинке точно. Но не ему, не Яблочку. Он должен быть сильным, уверенным и, возможно, даже слегка холодным. Чтобы трудно было задеть его чувства. Проще, конечно, когда их толком нет. И будущему оруженосцу только предстояло раскрыть свой характер, но сейчас он отчётливо старался быть спокойным, избавиться от детской восторженности и большинства эмоциональных реакций, сохраняя самообладание.
[indent] — Не наврали. Мама всегда будет смотреть вниз и её взор будет устремлён на нас. Она будет поддерживать нас, — Яблочко говорил будто не своими словами. Хотелось вселить уверенность в сестру, единственное близкое создание, которое у него осталось. И им нельзя расклеиваться. У них не будет поддержи на земле. Только трудности, которые теперь набросятся на них со всей своей яростью.
[indent] — Я сделаю всё для этого, — в этом котёнок не сомневался даже. Он твёрдо решил, что будет стараться ради сестры, ради себя и только потом ради племени. Яблочко безмерно любил Ветер и был безгранично предан ему, но сейчас в его полосатой головушке вертелись мысли, согласно которым он обязан помогать сестре. И до этого был обязан, то теперь обязан вдвойне. Больше рассчитывать было не на кого.
[indent] — Мы справимся, — голос был сухим, но твёрдым, потому что Яблочко верил в то, что говорит. Если о Звёздном племени он мог рассуждать без должной уверенности, потому что о них знает только понаслышке, то о том, что они с Золотинкой преодолеют все трудности, которые им уготованы, котёнок не сомневался ни на йоту.

0


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » бульвар разбитых грёз