У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Дорогие игроки!
С вами снова наша лучшая новостная рубрика - результаты выборов почетного персонажа за сентябрь. Первый осенний месяц запомнился различными отыгрышами, и мы готовы встречать наших победителей с триумфом:
Лучшим котом месяца на этот раз становится бравый воитель Жёлудь. Уже который раз горячие самцы Речного племени держат верх в этой номинации - налетайте, дамочки! Племя может гордиться по праву.
Мудрая и воинственная Ручей становится лучшей кошкой! Речное племя в этом месяце переживает очередные волнения, однако мы уверены, что с такой кошкой им не страшны никакие невзгоды.
Громушка становится лучшим оруженосцем сентября! Миролюбивая и чудеснейшая девочка из - кто бы мог подумать? - Речного племени по праву занимает эту должность и продолжает радовать игроков своим нравом и постами. Поздравляем!
Пара, которой не должно было существовать - и все же она есть. Орех и Бражница, за вашими злоключениями наблюдают не только Звездные предки, но и все игроки пристанища. Что же будет дальше - не знает никто, но мы очень хотим приоткрыть завесу тайны вместе с вами.
Самым запоминающимся персонажем в этот раз стала Созвездие. Горячая кровь и непростая судьба предводительницы Речного племени волнует многих игроков, и все - не только соплеменники - ждут твоих решений. Дерзай, но будь осторожна в своих устремлениях!
В сентябре все хотят сыграть с Дроздокрылом! А еще он же становится почетным персонажем месяца - поздравляем! Никто не удивлен, ведь этот шебутной воитель Теней так и манит к себе на огонек нас, словно неразумных мотыльков. Готовься к марафону постов и разминай лапки, красавчик!
И, наконец, самым каноничным персонажем избран Полоз! Совсем недавно ставший воителем, он уже успел покорить сердца соплеменников - да и всех в этом лесу. Истинный Речной кот по духу, он стоит на пороге новых свершений, а мы - мы готовы наблюдать за каждым шагом.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » творцы невидимых миров


творцы невидимых миров

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

творцы невидимых миров

http://sh.uploads.ru/bgDXJ.png

http://s7.uploads.ru/0CR6F.png

четверик & сезон листопада————————————————————————————————действие даже самого крохотного существа приводит к изменениям во всей вселенной

+1

2

Лёжа в шуршащей желтовато-рыжей траве, Панцирь подставлял брюшко последним лучам солнца. Периодически он переворачивался то на один бок, то на другой, чтобы они тоже "пропеклись". Подушечки его лап стёрлись и казались горячими на ощупь, лапы ныли от усталости. Несколько часов охоты, бесплодной и бессмысленной. И это учитывая, что нынче благоприятнейший сезон для охоты на кроликов! Панцирь вздохнул. Мать убила бы его, увидев, чем он занимается вместо своего задания. 
"Я не могу ничего поймать этими толстыми лапками", - подумал он, глядя на свои пухлые лапы с широкими, мягкими подушечками. Слишком мягкими, чтобы гонять по пустошам с такой же скоростью, как взрослые. "И самое ужасное в том, что Соболь не ругает меня за это. Он такой добрый. Слишком хороший наставник для такого, как я. Он храбрый. Не боится, что над ним будут смеяться, увидев его нелепого оруженосца".
Панцирь вздохнул ещё раз, громче прежнего, будто надеялся, что звёзды смилуются над ним и сунут добычу прямо в пасть. Тогда он сможет ещё поваляться на травке, вместо того, чтобы сбивать лапы в кровь в бесчисленных попытках угнаться за ветром. "Интересно, к чему у меня талант? Папа говорил, что у каждого есть какой-нибудь талант. Значит, и у меня есть. Но какой? Я слишком толстый и медленный, чтобы ловить кроликов, боюсь воды и точно не смогу поймать рыбу. Однажды я попытался залезть на дерево, и пребольно упал. А в темноте я набиваю шишки о любое препятствие. Ни одно племя не приняло бы такого, как я. Мне повезло, что я родился среди замечательных котов, которые не гонят меня за мою неуклюжесть".
Иной оруженосец мог бы пойти плакать и жаловаться на свои неудачи, но Панцирь не любил такого. Жаловаться ему не нравилось совсем, он лучше на солнышке полежит, чем будет ныть кому-нибудь о своей никудышности как охотника. С другой стороны, если бы он пожаловался, его бы, может, и пожалели. А так, будут считать за бездельника.
Панцирь встал с травы. Бочка пропитались уютным теплом, какое бывает, пожалуй, только в сезон Листопада. Не жаркое, как в Зелёные Листья, а прямо такое, как надо. Идеальное.
Помахав усами солнышку, Панцирь потопал куда глаза глядят, вороша носом сухой вереск и играя лапами со стеблями. Будет лукавством сказать, что он совсем не выбирал направления. Его неодолимо тянуло к Четверику и границам с Грозовым племенем, где широколиственный лес щедро делится кленовым и дубовым листом. Там горят рябиновые гроздья, там робко выглядывают из-за пеньков сыроежки. Там кипит жизнь, на ветвях поют птицы, а в древесной трухе копошатся жуки и их большие белые личинки, вечно голодные и такие привлекательные для птиц. Там можно найти ежа или почуять застарелый запах лисы, а среди высоченных стволов увидеть тени загадочных призраков прошлого. Там рычит большой и страшный древогрыз, а трава такая зелёная и мягкая, что в неё хочется зарыться носом и вечно вдыхать свежий влажно-землистый запах. В общем, настоящее раздолье для того, кто умеет смотреть и слушать. На иссушенных солнцем пустошах таких чудес не увидишь. Вот только нужно быть очень осторожным, чтобы случайно не переступить границу и не навлечь на себя гнев вражеского племени. "Вражеского", - грустно пробормотал Панцирь, думая о том, как было бы славно, если бы он мог безбоязненно ходить по всему лесу и наблюдать за жизнью племён. "Чтобы посмотреть, как живут наши соседи, нужно погибнуть и стать звёздным предком".
Умирать Панцирю не хотелось. У смерти есть очевидный плюс: к нему больше не будет никаких требований, но минусы не менее очевидны.
На полусогнутых лапах оруженосец подошёл к величественным Четырем Деревьям и с уважением кивнул им, извиняясь за то, что тревожит их покой. Ему показалось, что дубы вовсе не против его присутствия и даже немного рады тому, что теперь не одиноки. Тогда Панцирь развеселился и устроил пляску в дубовых листьях. Крепкие желуди пощелкивали под его лапами в такт движениям, листья шуршали, норовя приобнять его и укрыть желто-рыжим покрывалом. Серый котик набрал самых больших и красивых дубовых листьев и пошёл к более тёмной части леса, к самой границе с Грозовым племенем. Он сел недалеко от пограничных меток и тоскливо посмотрел туда, куда не мог пойти. Там возвышались самые красивые, самые красные клёны. Лучшие рябиновые деревья. Панцирь хотел было развернуться и пойти обратно, как вдруг ветер подул в его сторону и сорвал с клёна большущий яркий лист. Захлебываясь восторгом, оруженосец смотрел на этот лист, летящий прямо через границу. Собрав все силы в своих лапах, Панцирь подпрыгнул, высоко-высоко, так высоко, как никогда раньше. Он поймал лист налету и опустился на землю, счастливый и одухотворенный. И всё бы хорошо, если бы ему не показалось, будто он чувствует странный запах, который вместе с листом принесло с территории Грозовых воителей. Свежий запах. Всю радость с его мордочки как водой смыло. Он вздрогнул, и яркий лист упал из пасти к его лапам.
"Грозовые коты. Что, если... мне нельзя было брать этот лист? Ведь он принадлежал их территории. Я нарушил Воинский Закон?"

+1

3

[indent] В этот раз это была сойка.
[indent] Птицы всегда его приводили к самым удивительным местам и персонам, Горелый отдавал им за этой должное и почти был готов променять собственную веру на их голоса, но пока страх и уважение перед звездами было все таки сильнее. Как ни крути, а небо выше птиц. Тем не менее как вторая сила, она была ему близка, потому что получать знаки и встречать предков во снах как целитель он не умел, поэтому приходилось слушать лес и природу в принципе, чтобы не терять ориентира по жизни. И надо сказать, ориентир ему помогал.

[indent] Совсем недавно ученик познакомился с одиночкой Макошью и до сих пор был под впечатлением от рассказанного про удивительные места и события. Но он был вынужден хранить их в себе, чтобы никто не узнал ни про его отчаянность, ни про бродящих возле леса котов. Хотя ему крайне не терпелось разделить это переживание с кем-нибудь и вместе помечтать о дальних краях и невиданных предметах с причудливыми названиями. К сожалению, мир не так открыт, как хотелось бы, и Горелый все еще надеялся, что какая-нибудь из удивительных голубок снова приведет его к старому гнезду Двуногих, где его будут ждать.

[indent] Но сейчас Горелого вела синяя птица, смешно поющая и вырисовывающая причудливые круги. Своей неуклюжей тушкой она приземлилась на клен, сбросив пару листиков с верхушки и заставив тем самым чужую душу где-то неподалеку этому искренне возрадоваться. Горелый понял это по громкому шуму - видать, это был взрослый воитель, что заставило оруженосца резко пригнуться и понаблюдать за котом издалека.

[indent] - Ничего себе, - не сдержался оруженосец, увидев этот грандиозный прыжок и захват кленового листка. Это было настолько красиво для просто воителя, что Горелому стало завидно и он захотел непременно научиться прыгать так же высоко и ловить листики зубами. Все это выглядело настоящим чудом и он с нескрываемым восторгом вылупился на незнакомца.


*

[indent] То, что Горелого заметили, не смутило его попробовать повторить этот легендарный маневр. Оруженосец ударом лапой поднял с земли в воздух листья, и подпрыгнул, пытаясь словить хоть один. Хоть высота и была небольшой, но попытка была неудачной. Тогда он сделал так еще пару раз, пока в его пасти не оказалось целых четыре листочка разной формы и расцветки. Со ртом, полным этой разноцветной охапки, он повернулся к серому воителю, довольный и счастливый от этой странной возможности просто попрыгать за листьями. Он аккуратно подошел к границе и так же аккуратно положил перед воителем листья. Теперь он знал, что этот кот принадлежит племени Ветра, но настороженности от этого не убавилось. Поэтому Горелый тут же отошел на пару шагов назад и еще раз от чего-то подпрыгнул в воздух, стараясь как-то прокрутиться вокруг себя, словно бы он хотел выразить то, что не мог выразить простыми словами. Но высота, покоряемая этим воителем, все равно казалась недоступной, и оруженосец, смущенный своим позором, зарыл носик в кучку листьев на земле, продолжая наблюдать за новым знакомым через красно-оранжевое укрытие.

Отредактировано Горелый (08.02.2019 04:34:17)

+3

4

Ожидающий увидеть боевой патруль, разъяренные морды и вздыбленные загривки, Панцирь застыл на месте, узрев взметнувшегося из травы чёрного котика. Крошечный, с проступающим хребтиком, большеухий, как мышонок, он с завидным упорством прыгал вверх, к веткам деревьев, пытаясь поймать листья, срываемые с них игривым ветром.
Замерший в удивлении, Панцирь не сразу осознал, что черногривый кроха повторяет его собственный прыжок за ярким кленовым листом. Об этом ему сказали собственные лапы, запоздало кольнувшие болью. Эти лапы не привыкли к таким прыжкам. И наверняка больше никогда такой не повторят. И Панцирь бы даже расстроился, но взгляд его тёпло-медовых глаз был прикован к длинноухому прыгунчику, отважно сражающемуся с листопадом. Он захватил собою внимание оруженосца, такой непохожий на всех сородичей, видимых им раньше. Панцирь не встречал его до сего момента, но предположил, что перед ним ученик, а не котёнок, по его окрепшим подушечкам, свидетельствовавших о том, что он уже не раз выходил за пределы лагеря и исследовал лес.
Грозовой котик молчал, а в его пасти пылали листья: желтые, красные, бурые. Панцирь словно язык проглотил, он не мог выдавить из себя ни слова. А тонколапый незнакомец, казалось, и не требовал от него никаких объяснений, почему он стоит у самой границы и жадно-любопытным взглядом прожигает чужие территории.
Панцирь не мог точно сказать, почему, но ему понравился этот странный оруженосец. Может, из-за его крохотных размеров и огромных влажных глаз, или из-за сквозящей в каждом его движении невинности. А может быть, потому что он не буравил Панциря враждебным взглядом и не рычал на него. Панцирю даже не было обидно, что котик не заговорил с ним первым, это было что-то вроде... приятия. Он чувствовал себя деталью от мира этого черношкурого малыша, чем-то, что априори не является лишним, как камень, покрытый мхом, или прячущийся в ветвях зяблик.
Они могли бы так и не нарушить тишину, если бы чёрный котик не решился подойти ближе. Панцирь почувствовал странное волнение, увидев его совсем близко, он позабыл, как дышать. Ему рассказывали, что грозовые воители миролюбивы лишь в легендах, что только раньше они водили дружбу с детьми пустошей, не теперь. И от этого лишь удивительнее было увидеть у своих лап разноцветные листья и шуршание удаляющихся шагов этого стеснительного мышонка. Панцирь взглянул, как он подпрыгнул, и только тут его отпустило. Он охотно схватил охапку, не чураясь грозового запаха, и сложил листья к своим, с лёгким сердцем принимая подарок. Особенно ему понравился вязовый лист, большой и зазубренный, как ухо бывалого бойца.
- Доброй охоты тебе! - приветливо разрушил тишину Панцирь. Ему хотелось бы добавить на конце "друг", но он не мог этого сделать. - На твоей территории растёт столько замечательных деревьев. Я и не мечтал, что когда-нибудь смогу рассмотреть их листья вблизи. Спасибо!
Он широко улыбнулся, и было в этой улыбке больше доверия, чем принято оказывать случайным встречным.
- Я Панцирь, - представился оруженосец. - Панцирь из племени Ветра, - добавил он, потому что многие, несмотря на характерный запах, не признавали в нём потомка быстроногих ветряков. Ещё бы, с его грузным телом и короткими лапами. Панцирь их даже не винил.
- Выходи сюда, будем знакомиться! У Четырёх Деревьев сегодня так красиво. Ты же... без патруля, да?
Серый кот собрался было идти к Великим Дубам, но запнулся при мысли о патруле.
- Я правда не собирался переступать границы, - сказал он виновато. - Просто посмотреть подошёл. Там красиво, люблю деревья.
Панцирь, всё же, сделал пару шагов назад, не забыв и про свои красочные листья.

+2

5

[indent] - Без, - котик шагнул чуть назад, все еще стараясь быть аккуратным с незнакомцем. Даже дубы по словам Малины не всегда сохраняли поляну в спокойствии, а значит нужно быть предельно рассудительным и осторожным.

[indent] Имя у кота было довольно странным, Горелый не постеснялся тут же спросить: "А что такое Панцирь?" Хоть он где-то подобное и слышал, но кажется, когда-то в далеком детстве, и с той поры уже успел забыть значение.

[indent] - Мама назвала меня Горелым, - в свою очередь по старому обычаю представился оруженосец, возвысившись над кучей листьев и делая первые шаги в сторону нового знакомого. Он не мог себе объяснить тот факт, что от одних котов он чувствовал опасность, как от Вяхиря, а от других - защиту и заботу, как от Макоши или Опалённой. Чувствовал, но не понимал, как чувствовал запах цветов или слышал ночами стучание ветра об листья. Только здесь - нутром, сердцем, душой, как ни назови - а доверие каждый раз было настолько сильным, что противиться было трудно, и Горелый тянулся к этому ощущению тепла так же, как и бежал от ощущения своей и чужой погибели.

[indent] - У нас очень много красивых деревьев. Полосатые осины, величественные сосны. А есть один дуб, который в два раза больше тех, что на поляне. Жаль, что я не смогу тебе Его показать. Его зовут Большим платаном, и Он самый старый во всем лесу, - сказал Горелый с долей восторга почти шепотом, словно это было большой тайной, - Наставница рассказывала, что Он помнит самых первых воителей, - Горелый задумался на миг, а потом посмотрел на нового знакомого очень серьезно.

[indent] - Как думаешь, они правда могут помнить?

[indent] Он стоял уже совсем близко к одному из четырех дубов, рассматривая его такую далекую от земли макушку.

[indent] - Столько войн и событий проходит мимо них, а они даже не могут ничего на это сказать, - задумчиво протянул оруженосец, примеряя на себя самого кору и листья. Наверное, он на самом деле был бы совсем не против слиться с лесом, оставив возможность говорить и бегать тому, кому это действительно нужно. А на Горелого ведь - хоть с когтями залезь, да листья поотрывай - не обидится.

[indent] - Ты кстати когда-нибудь пробовал залезть наверх?

[indent] Сам Горелый не пробовал, но очень хотел. Ему вообще хотелось быть ближе к небу, ближе к звездам, к тем же птицам. Высокие прыжки его вдохновляли, а о том, чтобы залезть на верхушку дерева, ему оставалось лишь мечтать. Он видел, когда коты в патрулях особыми движениями забирались на низкие ветки, но самому ему было страшно это пробовать, не столько из-за страха высоты. сколько из-за страха причинить боль дереву. Ведь действительно, вдруг оно тоже может все ощущать и испытывать боль? Конечно после первых убийств волноваться из-за подобного было глупо, но Горелому правда хотелось оставить как можно больше в своем мире того, что не пострадает от его зубов, когтей или слов.

Отредактировано Горелый (17.02.2019 21:39:48)

+3

6

"Значит, он совсем один", - подумал Панцирь, с интересом разглядывая своего нового знакомого. "Наверное, как и я, выполняет задание своего наставника".
Смутившись оттого, что рассматривает Горелого слишком усердно, серый котик отвёл взгляд и приглашающе махнул хвостиком к большим дубам.
- Панцирь? - оруженосец весело приподнял ушки, сразу оживившись. - Это... сейчас, погоди, я покажу!
Словно маленький кабанчик, Панцирь влетел в листву у кустов и зарылся в неё. Бормоча себе под нос что-то вроде "не то, и это не то...", он пошуршал по кустам, а потом ободрал кору на старом поваленном стволе. Раздался его радостный возглас. Он подкатился к чёрному котику, а на его лапке сидел большой блестящий жук.
- Вот! Панцирь - это такая твёрдая штука, которая защищает его от... других жуков, наверное, - Панцирь легонько постучал когтем по жучиному панцирю. - Но, конечно, панцирь есть не только у жуков. У желудей, например, или орехов... у них тоже есть!
Оруженосец смутился, поняв, что найти на поляне желудь было бы куда проще, чем жука. Он, как всегда, перестарался почём зря.
- В общем, Панцирь - это что-то твёрдое, которое защищает что-то мягкое. Я не уверен, почему меня так назвали. Потому что я твёрдый снаружи? Или мягкий внутри? - он пожал плечами и осторожно, чтобы не навредить, пересадил жука на кору.
Этот юный кот очень любил природу.
- А у тебя славное имя, Горелый! - широко улыбнулся Панцирь, отчего-то чувствуя себя рядом с иноплеменником лучше, чем дома. - Рад познакомиться! Знаешь, у нас в пустошах иногда бывают небольшие пожары. Сухая трава быстро загорается, и земля потом чёрная, в горелой копоти. Но зато какая потом травка растёт на этой земле! Самая зелёная, самая лучшая. Кролики её очень любят. Может, и твоё имя значит что-то... ну, такое.
Панцирь почувствовал себя неловко и, набрав полную пасть листьев, скакнул вперёд, поближе к дубам. Его бочка неуклюже перекатывались, пока он пытался скакать.
А Горелый рассказывал красивые вещи. О том мире, в который Панцирь не мог попасть. О мире, где деревья, словно крыша палатки, едва пропускают солнце сквозь свои кроны. Мире, где есть прекрасный дуб, на котором наверняка можно жить, такой он большой и ветвистый.
- Если деревья могут помнить, они вряд ли помнят о нас хорошее, - сказал Панцирь, прикладывая лапу к коре одного из четырёх дубов. - Мы для них... как блохи для нас, наверное?
Он прикрыл глаза, думая о том, что когда-то здесь проливалась кровь. И о том, сколько важных слов было сказано при этих дубах. "Важных для нас, мелких котишек. Но для дубов это всё наверняка возня блошек".
- Наверх? Нет, - признался Панцирь, волнительно сжимая лапки. - Если честно, у нас деревья невысокие, так что, наставник не учил меня лазать. Да и лапы у меня короткие, толстые, с маленькими когтями.
Не хотелось говорить о слабостях, но и врать, называя себя замечательным древолазом, Панцирь не желал. Он оценивающе присмотрелся к Горелому.
- А вот у тебя наверняка получилось бы туда забраться! - неожиданно выпалил он. - Ты прижмёшься к коре, как жучок, и тебя никаким ветром не сдует, Горелый. А если ты станешь предводителем, то наверняка будешь взбираться быстрее остальных.
Панцирь хохотнул, вспомнив увесистых предводителей, сдирающих с дубов кору во время прыжков.
- Знаешь, а я буду рад, если ты станешь предводителем, - смущенно пробормотал Панцирь, кидая взгляд на Горелого. - Может быть, ты даже разрешишь мне взглянуть одним глазком на тот самый огромный дуб? Ладно, просто... мечты.
Он вгляделся в прожилки на коре дуба. Обычно во время Советов Панцирь стоял так, вглядываясь в хитрые узоры дубовой коры и ожидая приказа наставника. Вот только сегодня всё было иначе. Ни четырех племени, ни наставника. Он поднял взгляд. Сегодня не тот день, когда нужно смущаться.

+2

7

[indent] Панцирь - внешняя защита, крепкий дом на спине, вечное укрытие за плечами \ скорлупа, которая тебя сковывает. Жуки всегда были крайне беспомощны, когда оказывались перевернутыми на спину, и это самое горькое, что можно было в них найти.

[indent] Так говорил его новый друг и Горелому крайне интересно, почему кота так назвали. Возможно, мать хотела ему дать защиту с самого рождения, ведь так оно и случается - судьба прогибается под тяжестью наделенных при рождении смыслов, Горелый действительно верил в это. Оставалось лишь задаваться вопросом - сильнее ли предков это влияние или нет. Панцирь предвосхищает его вопросы - говорит, что твердый снаружи, и Горелый улыбается в ответ - нет, этот котик никак не был похож на что-то твердое, совсем напротив - с ним так и хотелось разделить подстилку ветреным и пугающим вечером. Но Горелый боялся его этим разочаровать, а поэтому перевел все свое внимание на жука.

[indent] - Если бы мы жили в одном племени, я бы чувствовал себя гораздо более защищенным за таким панцирем, как ты, - пошутил ученик, уже не стесняясь различия запахов.

[indent] Оказывается, Панцирь нес в себе еще и запах пожара, как Горелый должен был нести его в своем имени. Оруженосец удивленно смотрит на спутника Ветра, совершенно не веря, что такое может быть, - правда? - удивляется он скорее пожарам на территории Ветра, - но вы же живете на пустоши, мне рассказывали, что даже спите под открытым небом. Это разве не опасно?

[indent] Горелый думает, что коты Ветра должны быть поистине храбрыми, закаленными опасностью, которую приносит им само солнце. Оруженосец был наслышан о реке, что выходит из берегов, о грозах, что ломают деревья, но пожары пугали больше. Наверное, как и все, с чем не встречаешься лично и представляешь в черно-красном виде.

[indent] - И откуда расти траве? Ведь пожар должен прожечь все до основания,  - основание мира ли, земли - не понятно, возможно его и не было вовсе, но Горелый от чего то чувствовал, что даже у Солнца должно быть место роста и собственной силы. А под пожаром (подумать только, какое страшное слово несет в себе его имя), под скрипящим и диким пожаром разве остается надежда на что-то зеленое и величественное?

[indent] Горелый представляет себе ту злость Звездных предков, под которой падают и горят величественные дубы, оставляя за собой огромные зубастые пни. Как просто было бы поджечь великие ветви, тысячелунную память снести разом в пепел, да развеять по ветру, лишив всяких блох возможности точить об эту память когти. Горелому от чего-то становится невыносимо грустно и стыдно, - если деревья действительно помнят, они явно помнят о Горелом самое ужасное. Были ли они против, когда тот укрывал чужеземца в дупле? Он ведь даже разрешения не спросил, а если и спросит - станут ли они его слушать, такого маленького и черного, когтистого и зубастого, что так самонадеянно мечтает покорить их верхушку?

[indent] А Панцирь верит, что у того это обязательно получится сделать.

[indent] - Мне теперь даже как-то неловко по ним взбираться, - тихо признается Горелый. Все равно как первый раз птицу перед Опаленной убивать - чувство, что кого-то навсегда предаешь.

\

[indent] Горелый никогда не воображал себя предводителем, наверное потому, что смелости и самолюбия в нем почти не водилось, в отличии от котят, что в играх своих представляли себя вожаками племен. А Горелый мечтал быть целителем, тем, кто сражается со смертью, а не предопределяет ее. Предводительство казалось ему совсем неподходящей ношей, но подумать о возможностях хотя бы раз - утонуть снова в собственных мечтах о лесе, где было бы совсем не страшно жить.

[indent] Горелый улыбается, - Ты был бы почетным гостем в нашем племени, Панцирь, - сказал он в шутку так, словно сам был на сто лун старше и мудрее, а в его лапках была вся сила звезд, -  если бы Предки наградили меня даром девяти жизней, я бы сделал все, чтобы коты не боялись ступить на чужие земли и не переживали за собственные, - звучало как самая безумная фантазия и Горелый даже не знал, как к ней подступиться на практике, сам посмеялся над сказанным. Просто мечты, не более. Хорошо, когда есть, с кем их разделить.

[indent] - А еще я бы рассказывал на скале Советов о том, где свили гнезда соловьи и проросли подснежники, что возле лагеря приютилась семья енотов, а возле садов Двуногих снова расцвел миндаль. Знаешь, они же тоже очень важны. Все звери и растения - это тоже часть нашего племени. Только почему-то о них не говорят, считают не такими важными. Но я лучше бы послушал об этом, чем о чужих метках.

[indent] Панцирь - удивительный кот, смотрит суровым взглядом, говорит о невероятных вещах. Горелый никогда бы не подумал, что коты внешне и внутренне могут так сильно различаться, в его племени ведь на кого не посмотри - сразу характер по мордочке считаешь, взять хотя бы Малину или Ласточку, Опаленную или Солнцезвезда. Это отличие в Панцире его воодушевляло, ему хотелось узнать о нем больше, а о жизни на опасных пустошах - еще больше.

[indent] - А давай, - Горелый игриво смотрит на скалу Советов, - давай проведем свой собственный Совет! - черные ушки поднимаются к солнцу, а лапки вот-вот готовы подпрыгнуть на месте, - ты расскажешь о том, как дела в племени Ветра, а я про то, как дела в Грозовом. Только так, как если бы ты сам был предводителем, - так, словно от нас на самом деле многое зависит.

Отредактировано Зарница (26.05.2019 02:22:23)

+1


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » творцы невидимых миров