У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Дорогие игроки!
С вами снова наша лучшая новостная рубрика - результаты выборов почетного персонажа за сентябрь. Первый осенний месяц запомнился различными отыгрышами, и мы готовы встречать наших победителей с триумфом:
Лучшим котом месяца на этот раз становится бравый воитель Жёлудь. Уже который раз горячие самцы Речного племени держат верх в этой номинации - налетайте, дамочки! Племя может гордиться по праву.
Мудрая и воинственная Ручей становится лучшей кошкой! Речное племя в этом месяце переживает очередные волнения, однако мы уверены, что с такой кошкой им не страшны никакие невзгоды.
Громушка становится лучшим оруженосцем сентября! Миролюбивая и чудеснейшая девочка из - кто бы мог подумать? - Речного племени по праву занимает эту должность и продолжает радовать игроков своим нравом и постами. Поздравляем!
Пара, которой не должно было существовать - и все же она есть. Орех и Бражница, за вашими злоключениями наблюдают не только Звездные предки, но и все игроки пристанища. Что же будет дальше - не знает никто, но мы очень хотим приоткрыть завесу тайны вместе с вами.
Самым запоминающимся персонажем в этот раз стала Созвездие. Горячая кровь и непростая судьба предводительницы Речного племени волнует многих игроков, и все - не только соплеменники - ждут твоих решений. Дерзай, но будь осторожна в своих устремлениях!
В сентябре все хотят сыграть с Дроздокрылом! А еще он же становится почетным персонажем месяца - поздравляем! Никто не удивлен, ведь этот шебутной воитель Теней так и манит к себе на огонек нас, словно неразумных мотыльков. Готовься к марафону постов и разминай лапки, красавчик!
И, наконец, самым каноничным персонажем избран Полоз! Совсем недавно ставший воителем, он уже успел покорить сердца соплеменников - да и всех в этом лесу. Истинный Речной кот по духу, он стоит на пороге новых свершений, а мы - мы готовы наблюдать за каждым шагом.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » голубая гематома


голубая гематома

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

твои глаза - как голубая гематома

http://sg.uploads.ru/7qR9e.png

http://sd.uploads.ru/Qgumo.png

палатка оруженосцев & ночь
озерце11 - суховей20
————————————————————————————————за восстанием следуют лишь бессонные ночи
/ спустя пару дней после драки вея с отцом

спасибо кунечке за эстетики

Отредактировано Суховей (25.04.2019 11:05:30)

+3

2

- Эй, - он садится близ подстилки и слабо толкает лапой в кремовый бок. Без надежды и желания: проснется - здорово, не проснется - черт с этим всем. Но она просыпается и Суховей долго смотрит на нее, чего не позволял себе раньше, снова сталкивается с этим взглядом, ни черта не изменившимся. В воспоминаниях он прокручивает моменты, когда пугал ее до вздыбленной шерсти и радовался дикому испугу на морде, заставлял ее ночами корячиться в своей подстилке. Так и сейчас ему хочется зашипеть и оборонится, мол, чего таращишься - никогда с паранойей не встречалась?

Он предстает перед ней измученным и беззащитным, бесконечно уставшим и требующим покоя, как когда-то она стояла перед ним. И даже если крупное тело могло скрыть всю эту паранойю, то глаза боялись, глаза, которые не спали ночами в своем старании выследить каждое случайное движение за левым плечом, устали от этого выцарапанного на морде страха. Суховей ненавидел это все в себе так же сильно, как ненавидел стоять перед кем-то вот таким. Но ему нужно было найти крайнего, кто его точно не принизит, самого слабого и ничтожного во всем лесу.

Она повзрослела явно, она, но не эта заячья душа в ней. Может Озерце и пошлет его, но Суховея это не пугает - она ему обещала. И если она не сдержит свое слово, то пусть катится на все четыре стороны, он и сам в силах справиться как-нибудь. Найдет еще выход.

А если нет, то пусть расскажет ему про все эти свои глупые вещи и сказки своим пропитанным страхом голосом, лишь бы убедительно, как тогда. Он даже поверит ей, лишь бы больше не думать ни об отце, ни о своем ноющем шраме, ни о других племенах, ни о том, что каждый в этом племени желает ему смерти и ему нельзя засыпать ни на секунду. Суховей устал от того, что ни один из его планов не работает и все идет наперекосяк, что ему нужно обдумывать каждый свой гребанный шаг и следить за каждой живой душой в этом лесу.

Он просто хочет наконец заснуть впервые за эти три долгие ночи.

Когда она поворачивается, он долго смотрит на нее, медля с ответом, изучает, хочет уйти. Он избегал ее постоянно, просил отойти от него на охоте и вообще не разговаривать. Не из-за обиды,она просто была лишней в его мире и в его идеальном племени. Ведь она - слабость этого племени, личная слабость Суховея. Ее так и не сожрали волки, не забрали к себе Двуногие, не скрали большие когтистые птицы, как должно было случиться по логике вещей. Она все еще была здесь зачем-то, глупая и слабая. И сейчас Суховей все еще хочет, чтобы она исчезла из этого мира и забрала с собой все воспоминания о себе. Как Звездопад. Но не смотря на все это, она была ему нужна.

Поэтому он вздыхает и закрывает глаза, чтобы не видеть тупой реакции.

- Забери у меня это все.

Отредактировано Суховей (27.03.2019 18:33:44)

+5

3

[indent] Ей кажется, что мир перевернулся с ног на голову, что тот реальный мир, о котором все  неустанно твердили, безумнее с каждым днем становится, словно прочь своих обитателей гонит. Да настолько все в нем закручено и сложно, что с самой развитой фантазией такого не выдумаешь. А во сне все иначе, тут светлячки с бабочками над самыми ушками порхают, и нет больше ни этой грязной политики, ни убийств с кишками, ни печалей. Лишь кристальное спокойствие наравне с звенящей тишиной. Она глаза прикрывает, безразлично смотрит на свое отражение в хрустальной глади — да не ясно, в зазеркалье очутилась или близ водоема. А средь палевых локонов бутоны множеством белоснежных лепестков раскрываются, дают новые ростки — восходят и те. Не больно совсем, просто чуть-чуть неприятно — но стряхнуть их с себя хочется, пока окончательно не поглотили её да не оставили на месте ученицы цветочный холмик. Приподнимается, пытается лапы с корнями вырвать, боится не успеть — и просыпается, замечая лишь то, как краски цветного сна сменяются мраком весенней ночи. Да вздрагивает, чувствуя чужое прикосновение. Оборачивается неторопливо — хоть и любопытство подгоняет чуть-чуть— еще дремой окутанная, уязвимая, расслабленная до нельзя.
      [indent] А после, еще какое-то время вглядываясь в силуэт ночного гостя, наконец-то всё понимает.
                                                                                                     и первое, о чем думает: « лишь бы просто мне снился. »
[indent] Лежит какое-то время, встревоженная присутствием этого соплеменника. Она сталкивается своим взором с чужим, всегда душу морозящим, словно изо льда сотворенным — и тело окатывает странной волной, состоящей из под кожу впившихся игл, всех на свете, разом. Сколько лун утекло с тех пор, как они ещё могли разговаривать друг с другом? Вспоминает, как кот пугал до тряски да после гнал прочь, стоило девочке мелькнуть где-то близ него, ранил словом из раза в раз. Озерце помнит все старые обиды, каждую из них в мельчайших деталях, и все раны, что он нанес ей когда-то, грозились вновь пустить кровь — если бы не признала знакомые эмоции в чужих чертах. И вот Суховей пришел к ней (точно также, как она когда-то пришла к нему), какой-то уж слишком замученный, избитый злодейкой-судьбой настолько, что сердце кошки сожмется от горести этой картины да заболит.
[indent] Окидывает плавно перечеркнутую шрамом щеку, высеченном на его лике напоминанием о чем-то темном, наверняка пугающем, ей неизвестном и от глаз с ушами сокрытом. Белокурая отчетливо помнит тот день, когда Суховей обзавелся этой отметиной. Тогда она нарочно решила не лезть, не пытаться узнать то, что ей знать не следует — и спаться будет куда спокойнее. А Суховей просит забрать у него все. Все то, что накопилось, приелось, наверняка изнутри его сжирает и мучает изо дня в день. Ветряная не сразу понимает, что именно кот имел ввиду — настолько давно она не делала чего-то подобного, что все эти секретные способы избавиться от мрака почти стали их личной, общей тайной.

                                 « тут точно какой-то подвох, непременно » — с опаской мыслит да тысячу раз себя проклинает за то, что светлая дума уже в клочья разорвана непреодолимым, мешающим жить состраданием.
[indent] — Что же тебя так мучает? — тихо, чтобы слышал только он, да страшится узнать ответ.

[indent]  Поначалу ищет чего-то в глазах напротив, а после опускает взгляд, чуть бровки хмурит, молчит — прямо подстать соплеменнику, — думает, как подступиться получше. Боится спугнуть, оттолкнуть ненароком, чтобы не так, как в тот раз, когда под весом слов и неокрепшие лапки обрели свою силу.
                                                           и просто подступает чуть ближе.
[indent] — Ты когда-нибудь слышал о том, куда ведут лунные тропинки и о том, как появилась чудная птичка зарянка, чтобы путникам в ночи было не так одиноко? — « конечно же нет, »Хочешь, я расскажу тебе? Идем.

           и зовет его ближе к свету, чтобы густая темнота хоть немного рассеялась, да чтобы чужие уши не слышали всех этих сокровенных историй.

Отредактировано Озерце (27.03.2019 23:29:04)

+4

4

Она его все еще боится, но заданным вопросом своим словно издевается. Суховей молчит в ответ, отворачивается, не хочет ничего объяснять и снова ворошить эту грязь в голове. Тупо разглядывает сонные бока видящего десятый сон Вересколапа неподалеку. Как же он завидовал его положению сейчас. А она продолжает свою песню вести, как тогда, как ни в чем ни бывало.

Лунные тропинки, птичка Зарянка, - Суховей тяжело вздыхает, каким же детским смехом все это было, - ночью все птицы спят, кроме сов, - глухо отмечает он, но идет вперед, пусть ведет, куда хочет. А потом все понимает и усмехается на миг, - ведут к смерти? Останавливается резко после пары сделанных шагов. Ну конечно, куда же еще его лунные тропинки могут привести, каким же еще образом можно забрать у него все. Он крутит головой по сторонам и смеется, улыбается, смотря на нее - вот уж он не думал, что это все будет выглядеть так. Хрупкая и маленькая заговорщица. Почему все всегда шло именно таким образом, как не подступи, с какой стороны не посмотри - все переворачивалось вверх лапами.

- Ты серьезно?

Он уже готов уйти и оставить всю эту дурость, но ему интересно, как она еще выкручиваться будет, какие еще красивые слова-метафоры найдет для их последней прогулки. Его маленькая голубоглазая смерть пришла к нему, когда не ждали, очаровательно. Он и правда не думал, что она с их последнего разговора набралась хоть какой-то дальновидности и расчетливости.

- Ну идем, расскажешь.

+4

5

[indent] На её вопрос молчит, взгляд отводит в сторону — а она и не настаивает, принимает свое извечно незнание как должное, смирно и тихо, будто другого и не ждала. Ей от всей этой ситуации на душе как-то странно, белокурая мечется из стороны в сторону (но лишь мысленно), сомневается в себе и в этой затее вообще. Борется внутренне со своими демонами злыми, что на ухо слова злые шепчут, пугают и путают, отговаривают ступать в этот костер дважды — и ей с ними примирится тяжко, почти непосильно.  Да вдруг шутит просто, а за стенкой стоит кто-то да выжидает момента, чтобы вместе с ним поглумиться над дурочкой-Озерце.

                      вот только отвернутся она все равно не в сможет. 
                                 протянет лапу помощи отважно — и пусть тот её хоть на дно теперь тащит.
                                                     природная сердобольность в клочья рвала её осмотрительность.
[indent] А Суховея её слова на смех пробивают, да только разбираться в причине чужой улыбки она не станет, девочке это на руку — если искренне, значит что-то у нее таки получилось, что-то сделать она уже смогла. Глядит на него какое-то время, осмысливает. Пусть смеется, пусть сочтет это все глупостью и неправдой (а она знала, такие как он ни в какие сказки не верят — ветряк самолично ей это доказал в далеком прошлом), бредом сивой кобылы наречет, что угодно еще — только бы это сработало.

                                                                                    « если очень повезет. »

[indent] — Ошибаешься, Суховей, — мирно мяукнет в ответ, — Не все в этом мире так темно и ужасно, как ты думаешь. Во всем можно найти что-то хорошее, нужно просто приглядеться получше, — кошка аккурат обходит серебристого соплеменника и осторожно рядышком присаживается, — Послушай.

[indent] — На лунных тропинках смерть не станет тебя поджидать, ей туда путь закрыт. Они созданы были не Звездными Предками, а самой луной, которая всем неподвластна, а оттого и пройти по этим дорожкам непросто. Ты видел такие однажды, я уверена.

[indent] Взор свой стойко держала где-то на лапах, на чужой подстилке, выходе да в любом другом месте, только не на Суховее. Ей боязно, что тот скривится и уйдет, страшно увидеть чужую реакцию — но не сдержится, сорвется с этой цепи, которую сама на себя и повесила, поднимет с опаской голубые очи на близ сидящего — и лик её скромной полуулыбкой перечеркнет.

[indent] — Их проще всего заметить на водной глади, чуть-чуть труднее на земле, но ты ни с чем не спутаешь — там трава серебрится. Они не приведут тебя в звездные угодья, не отправят в сумеречный лес — но ты сможешь выйти к лунному царству, где обретешь все то, о чем когда-либо мечтал, — пауза, — Впрочем, кто-то говорит, что лунная тропа также может вывести искателя к счастью, а путника к дому. Тут уж кому как повезет.

[indent] Разбавит этот поток из слов тишиной краткой, вздохнет беззвучно.
                     Словно на шесть лун назад возвратившись, она вспомнит, чем все закончилось тогда.  Отрывки памяти напомнят, что после всех добрых слов кот с глазами-льдинками попросту исчез, рассеялся словно туман в предрассветных лучах, шипящий и злой. 

[indent] — А про птичку ты зря, поют еще и соловьи, и камышовки. Говорят, их ночь нам послала в подмогу, чтобы темнота была не так страшна, да чтобы птицы предупреждали других существ об опасности — когда грядет что-то плохое, они замолкают.

Отредактировано Озерце (28.03.2019 23:21:19)

+4

6

Нет, она не права. Нельзя найти ничего хорошего в дерьме, нельзя найти ничего хорошего в предательстве или Звездопаде. Да и в самом Суховее для Озерце ничего хорошего нет, но она в этот раз говорит так, словно эту святую истину давно забыла и вообще никогда не обзывала его плохим и злым. А Суховей  ведь помнит, как она это все своим тоненьким голоском проговаривала, ерзая под ним. Прекрасно помнит.

- Как интересно, а если я снова нападу, ты все так же будешь приглядываться?

Даже без агрессии, с усталым взглядом и простым вопросом. Но он слушает дальше ее сказки, ведь за этим и пришел, чтобы новый бред в голове вытеснил старый и чтобы почувствовать себя снова трехлунним идиотом в кругу королев - ведь с Озерце существовать по-другому нельзя было. Только на таком языке и разговаривать, только категориями трехлунного и рассуждать. И сейчас по привычке он отвечает ей на добрые сказки своими злыми, чтобы разрушить это хрустальное королевство кривых рассуждений изнутри.

- А может я мечтал о мире, где луны не существует. Приду и разрушу там все. Как замечтаю о вечном мраке и холоде, так и заледенеет все и сломается. И никто никуда больше не дойдет.

Суховей ложится от усталости рядом, заваливаясь на бок. Он словно снова переживает весь этот юношеский период с попытками достучаться и понять, что-то изменить в ней.

- И тебя еще туда затащу, чтобы больше ни к чему не приглядывалась.

Смотрит на пушистый хвост напротив, следит за его реакцией, хочет прихлопнуть, как мышь, чтобы не шевелился более. И даже пытается каким-то ленивым движением, замахиваясь, но тут же отводит лапу в сторону. А потом снова переводит взгляд на черное небо.

- Ну и где же твои птички сейчас? Хорошей концовки нам в этот раз не ждать? - усмехается. Птиц ему ночь посылала только, чтобы не голодать, и опасностью для всех этих птиц всегда являлся лишь он и другие ночные охотники. И замолкали они только тогда, когда что-то плохое уже случилось, а именно - их смерть.

+4

7

[indent] [indent] « Если бы не напал тогда, то не пришел бы сюда сегодня. »
[indent] Молчит. Мимолетом через плечо острое оборачивается, глядит на учеников сладко спящих, утаивает в этом мнимый интерес. Ей бы от его слов отмахнуться, не поддаться на провокацию ослабевшего зверя, что даже в бессилии хищником остается и опасность несет за собой — сколько кошка себя помнила, он таким был всегда. Приходил и порушить пытался все то, то она так старательно воздвигала вокруг себя, а та противится этому, упорно продолжает за что-то цепляться. Отчается в себе, но не в других точно, таковую природу имела. Хотел бы опять сбить с лап, то не стал бы об этом предупреждать — успокоит саму себя.
                                    но в голове черный сгустком растекаются вязкие воспоминания.

[indent] — Звучит, как место-без-звезд, — и у нее конечности сводит от мысли одной, что он действительно желает такой судьбы, запрет её в темноте извечной — и в этом свое счастье найдет. Опять ее напугать пытается, по ниточкам страх из сознания наружу вытащить, радушно подарить какой-нибудь ночной кошмар, да кошка плечом хрупким в привычке поведет, выдохнет тихо, — Пускай.

[indent]   [indent]  [indent] [indent]  « Тогда я начну мечтать о том, чтобы все это исправить. »

[indent]  А кот рядом падает, баритон усталостью разбавляет, окончательно изнеможенный теми тягостями, что на его плечи свалились. Девочка из хрусталя пытается не дрогнуть рядом с ним хоть на этот раз, коря саму себя за эту осточертевшую пугливость, сдвинет бровки в хрупких мыслях о том, что больше встревожило — его резкая смена вертикали на горизонт или глубинные ноты голоса.
               после поежится, когда дуновения ночных ветров подкрадутся к ней слишком близко — и осторожно взглянет на него.

[indent] — Их песни можно услышать с появлением зеленых листьев. Еще слишком рано, — негромко в противовес.

Хорошей концовки нам в этот раз не ждать?

           И белокурая закачает головой, уязвленная словами.
                                                          Почему ему всегда так необходимо любые её слова исказить?
[indent]  Аккуратно хвостом до чужого плеча дотрагивается, оробело, медлительно, да сама не уверена в том, что делает. Скользит потемневшей синевой сверху вниз, дотла сгорая от тянущие-ноющих чувств, которые в натиске сдавят грудную клетку, на сердце когтями скребут, режут, волнуют кровь в паутине вен. Над ним возвышаться теперь невыносимо, неправильно, и гонимая затуманенными стремлениями она ниже опустится, над самым его ухом, давя в себе всплески волнения. 

[indent] — Тебе и собаки с чудовищами нипочем, смерть в спину дышала, а ты справился. Я не знаю, что происходит в твоей голове, но одно могу сказать точно — хороший конец не сможет обойти тебя стороной, — не лепечет уже, молвит с серьезностью, чистосердечно, закончит на выдохе — Хоть ты его и не ждешь.

Отредактировано Озерце (30.03.2019 15:49:21)

+4

8

Он глядит на нее и не понимает - она что, привязалась к нему? Или ей уже плевать на то, что станет с миром?

- Тебе плевать? - на всякий случай уточняет. Такие моменты требуют уточнений, иначе он никогда в этом не разберется. Эта кошка была настолько же противоречивой, как и поведение его папочки, и эта схожесть его с одной стороны бесила, с другой - подогревала интерес.

Потом она говорит про то, что еще рано, своим дурацким хвостом до плеча дотрагивается \надо было его все же прихлопнуть раньше, пока это все дерьмо снова не началось\, на что Суховей снова вздрагивает и отстраняется, вспоминает тот неприятный момент с их последнего тесного взаимодействия, чувствует то же самое, - не делай так. Я тебе не подружка.

Говорит про то, что хороший конец не сможет обойти его стороной и Суховею спокойно от этого, в это действительно хочется верить, это действительно звучит логично - пронесло в прошлые разы, пронесет и в этот. Просто потому, что Озерце своим голосом так сказала. Он снова ложится туда, откуда минуту назад с недовольством отпрянул, закрывает глаза.

- Расскажи еще что-нибудь
Хвост к себе прижимает крепко, принимает наиболее комфортную позу, потягиваясь и растягиваясь по всей стеночке ученической палатки.
[indent] где там это место без звезд
Лапу на чужую подстилку заваливает, когтями перебирает - что это, цветы вплетенные? Листья? Нежно, трогательно, так и хочется разорвать, распотрошить.

[indent][indent]они все попадали с неба или что
Ждет новые небылицы, на которые как всегда будет отвечать критикой и противоречием. Сам не замечает, как голос Озерце к себе располагает и с каждым мгновением помогает успокаиваться и погружаться в этот прекрасный мрачный мир. Суховей не знает, где ему было бы хорошо и что он увидел бы на конце лунных тропинок. Не знает, возможно ли такое - чтобы его раз и все внезапно перестало бесить, чтобы он начал восхищаться этим миром. Он всегда думал, что для этого все эти тупые племена надо убрать из леса, всех тупых котов в канаву сбросить и построить нечто совершенно иное, о чем он рассказывал Воробейнице, но во что сам до конца не верил - нечто легендарное, сильное, ядовитое, разрастающееся по всему миру, как чума, чтобы уничтожить все, а потом уничтожить друг друга, оставив лишь море костей да крови, на которых Суховей впервые заснет действительно сладко, крепким и глубоким сном.

Отредактировано Суховей (01.04.2019 16:09:35)

+3

9

[indent] — Нет, не плевать. Просто... — кошка с ответом медлит, прокручивает и перебирает слова всяческие в голове, ищет нужные, правильные, чтобы не сорвать ненароком то, что в голове буквально пару секунд назад мелькало да не остаться совсем без карт в рукавах. В какой-то момент она уловила искренние нежелание, чтобы Суховей остался в промозглом мраке совсем один — ей непременно нужно быть там тоже, и может быть тогда она сможет хоть как-то помочь ему, показать, что в жизни не все так черно и ужасно. И нехотя признается, — Мои мечты там тоже станут явью.
                                                                                                   « И тогда все опять станет хорошо, а мы будем спасены. »
Не делай так. Я тебе не подружка.
                                                        — разрядом по телу.
[indent] Одергивает саму себя, расстраивается, несчастный хвост убирает к клетке грудной в немом стыде — он сбежит сейчас, точно-точно сбежит. Чувствует себя глупой, противной, ведомой собственными эмоциями — самыми отвратительными, неприятными, липкими, которым почти испачкала и его. В комочек вся сжалась, поникла, пару робких шажков назад сделала — ей и голову ломать не надо, она его реакцию примет как справедливое и собственной глупостью заслуженное.
                            с горечью на языке прошепчет:
                                                                          — хорошо.
[indent] Хрустальная девочка торопливо отстраняется, опустив ушки наблюдает, как вскочивший только что кот назад возвращается, вновь ложится на прежнее место, расслабленно коготками зарывается в переплетения из трав и цветов. Озерце сдавленно решится наконец-то вдохнуть, с неприкрытым изумлением на него смотрит, глазам собственным верит с трудом. Неужели дает шанс все исправить? А после вздрагивает и гневит судьбу за то, что Суховей зацепился именно за эти ее слова. Озерце губу незаметно закусит, уставится на собственные лапы, будто что-то интересное там вообще может быть.

     « очень. плохая. история. »
           — Ты не захочешь слушать об этом месте.
                                                            но сегодня выбирать не ей.

Да и ты уже слышал, наверное. Это второе название Сумрачного леса, где небо затянуто тучами и нет ни звезд, ни луны, — скомкано, тихо, ее этой сказкой в детстве пугали, — Противоположность Звездного племени. Место, куда после смерти попадают худшие из худших. Там холодно и темно, совсем так, как ты описал. Разница только в том, что его обитатели такой судьбы не выбирали, — и исправляется, — Ну, почти.

[indent] Ветер снаружи завыл. До чего непривычно вот так просто говорить с ним. Она голову клонит, боится ненароком взглядами с ним пересечься — вдруг поймет неправильно, снова разозлится и...
                                                                                                                        уйдет?

[indent] — А звезды с неба действительно падают, но это совсем-совсем не плохо. Может быть это души забытых предков возвращаются назад, чтобы прожить новую жизнь, а может это знак, что на свете есть кто-то, кто сделает что-то особенное.

Скажи, Суховей, — покосится на него мимолетом, — Ты когда-нибудь видел, как с неба сыпятся звезды?   

                                              И поднимет голубой взор к густотой черноте беззвездного неба.
[indent]  [indent]  [indent] [indent]  [indent]  [indent] [indent]  [indent]   « Какая же странная ночь. »

+4

10

Своим "ты не захочешь" только больше интерес подогревает, возмущение наружу достает, но не успевает Суховей и хвостом по земле хлопнуть, как та продолжает. И Суховей понимает, что она рассказывает про какое-то дерьмовое место, и что в своих мечтах он под красный солнечный смех будет на скале сидеть и что в тот момент свет будет настолько ослепительным, что все живое ослепнет и подохнет. Суховей вопреки своим ранее брошенным словам мечтал о ярком солнце, огромной пустоши, и если бы он знал это слово - пустыне, но при всем этом - холодной пустыне. Холодной и красной.

Но мертвые свои мечты не выбирали. Суховей на миг даже задумался, зарываясь в желания о долгожданном возмездии, а если бы все эти ходячие звезды существовали, попал бы туда Звездопад? Мечтали ли он когда-нибудь о том, о чем мечтал Суховей? И если так, то встретились бы они в этом месте без звезд снова после смерти?

- Я бы попал туда?

Вопрос также и про то, кем Озерце его считает, а он уверен - она считает его таким, худшим из худших, просто почему-то говорит иное. Боится, скорее всего, что за эти слова снова получит. Пугливая. Сидит скованная, хвост к себе прижала - наверное и дернуться боится, движения лишнего сделать, лишь бы не попасть к нему под когти. Суховею даже жалко ее с одной стороны стало, ведь тот хотел ее тогда бесстрашной сделать, а сделал только еще более нервозной и уязвимой.

Даже взгляда избегает.

Потом говорит, что звезды еще и оживают после, на землю возвращаются, и Суховей думает, то все эти верующие уже сами запутались в своих мифах. Спрашивает про то, видел ли Суховей падающие звезды.

- Нет. Я таким не занимаюсь, - вот еще, небеса разглядывать.

А потом вспоминает.

- Только возле Лунного Камня с Жаровницей, - ему даже как-то плевать на то, что она узнает их секрет (было ли то уже секретом?), - я тогда пошутил, что это ее брат на небе висит. А потом он взял и упал. Ну не смех ли? - смотрит на Озерце и говорит совсем невеселым голосом.

- Если все по-твоему, то может оказаться, что ты - это какой-нибудь бывший Звездоглот, который соплеменниками обедал, а я - скромная и прекрасная королева Ромашка? - снова пытается ее догадки перевернуть, от привычки к провокациям только ближе двигается, пытается зрительный контакт снова уловить, понять, что у нее за умом лежит и почему она все еще не послала его куда подальше. Хотя ответ на поверхности - обещание. И Суховей второй раз за эти дни почувствовал, какую силу имеет одно это слово, раз заставляет ночевать трепетную овечку рядом с серым волком. И хочет ее еще мучить и мучить этим.

+7

11

Конечно нет.
[indent] Бесконечно далекий от белесой душевный чистоты в своих действиях и словах — таких как он её еще с детства учили обходить стороной, чтобы часом под влияние этих темных стремлений не попасть да не затеряться в них навсегда. Озерце украдкой выискивает в чужих чертах хоть что-то хорошее, заведомо зная, что все наставления старших не напрасны были, что однажды обязательно обожжется, поранится, споткнется о лапу им же выставленной, после чего наверняка пообещает себе, что никогда больше к этому коту не приблизится, обидой собственной подавится и захлебнется, горько-горько пожалеет — и с поразительным упорством продолжает, все еще на что-то надеясь.
[indent] — Ты ведь ничего ужасного не сделал, — исподлобья, его самого в этом заверить пытается. И вдруг что-то щелкает, так громко, что взгляд тут же хочется отвести, спрятать, чтобы не испытывать при нем этого всепоглощающего стыда за темную догадку, липкую мысль, которая лезвием раз и навсегда могла перерубить ту тонкую нить, на которой держалось их хлипкое общение — белокурая чувствует укор совести за то, что ненароком посмотрела на изгибистый шрам у щеки,  — Верно?
[indent] Сглатывает ком, неожиданным образом появившийся в горле и там же застрявший. И теперь она точно лишится сна, спутанная в паутине собственного неведения и добитая минутным откровением, щекочущим истертые нервы. В районе грудной клетки растекается что-то щиплющее, жгучее, окутывающее ее дымкой каких-то наизнанку вывернутых ощущений — и она на какое-то время умолкнет совсем, переваривая то, что Суховей ей преподнес на этот раз.

— Если все по-твоему, то может оказаться, что ты — это какой-нибудь бывший Звездоглот, который соплеменниками обедал, а я — скромная и прекрасная королева Ромашка?

[indent] — Не так буквально, — не сдерживает полуулыбку, отрываясь от собственных мыслей и осторожно поднимая на него взгляд,  — Это просто предположение.

                               старается отвлечься, гонит прочь тревогу
                                      а  фантазия продолжает вырисовывать ужасающую картинку, как он бы проворачивал такое с ней

[indent] — Никто и не говорит, что мы уже когда-то были. Мы, скорее всего, совершенно новые, — и продолжит, чуть сморщив переносицу, — Меня вот никогда не тянуло отведать соплеменника.

+5

12

Конечно нет, потому что он после смерти Суховея не ждало ничего. Ему хотелось бы верить, что такой уверенный ответ не был навеян страхом, что это не было очередной ложью во спасение. Что это кошка верила в свое добро также сильно, как в глубине души боялась и успокаивала себя тем, что в каждом коте можно что-то там разглядеть.

- Я всегда все делал ради блага(?) что за тупое слово, ...чтобы все было нормально. Чтобы тебе было нормально среди таких, как я жить, а Жаровница перестала гоняться за своей дохлой родней. В общем я самый настоящий вестник добра и света.

И это было правдой. Это другие утопали в своих эмоциях и обидах, не желая этого понимать, велись на глупейшие провокации, а Суховей верил в свою исключительность, верил, что только он сможет поставить в этой жизни все на свои места. Но все вокруг него хотели верить не в него, а в хорошие сказки, фантазии, небылицы, в которых таким, как ему, места не было.

Он смотрит на Озерце и думает, что должен что-то еще сказать про рассказанные ей несколько лун назад сказки, про это нападение, но на сонную голову уже не думается ничего, да и зачем - если не глупая, сама уже давно все понять должна была.

- Звездоглот тоже наверняка таким был. Сжирал самых глупых и слабых, чтобы выжить и судьбу племени облегчить. А идиотские звезды его в Сумрачный Лес отправили.

В место без звезд, прочь от себя. Боятся.

- Ничего эти ваши мертвецы не понимают в жизни.

Снова делает все противоречивым, чтобы еще раз ту помучить этим, развлекается перед сном. Их диалог казался бесконечным, но Вею даже нравилось - не силой, а словами надоедать, снова спотыкаться об эти фантазии как раньше, стараться их как-то ломать, зная, что одно "обещание" крепко держит другого, не давая сбежать.

Мы никогда не были, мы новые в этом мире, а значит, что небеса сами себя очищают - выбрасывают лишние звезды, чтобы кто-то родился на свет. Ему нравилась эта теория, что во всей это звездной истории Озерце позволила себе думать об исчезновении, о смерти в ее настоящем смысле. И в ответ на это он слегка кивает ей.

А та ему заявляет, что никогда бы не хотела обедать кошатиной и Суховей даже улыбается этому ее оправданию, что она слушает все его выпады и отвечает на них вдумчиво.

- А меня никогда не тянуло котят рожать, - кот зевнул от этой всей банальности и свернулся калачиком возле белых лап. А потом снова приподнял голову и встретил глаза напротив с претензией.

- Ты уверена? Если я проснусь с отгрызанным хвостом, то виноватого искать не придется.

И зарывается в собственную шерсть, в собственный сон. А ей все некомфортно рядом с ним, это чувствуется чисто физически, по дыханию, отражающемуся на шерсти. Рядом с таким волнением даже полумертвому заснуть не удастся - Суховей был готов снова вскочить, появись только лишнее движение за спиной, лишний голос в палатке, а рядом с дрожащим сердцем любой вздох за объявление войны примешь. И очередная попытка заснуть снова обращается пыткой.

Дерьмо, почему всегда все идет не так.

- Говоришь, что не все темно и ужасно, а сама боишься. Разве мы уже не выяснили, что я самый добрый кот во всем лесу?

Отредактировано Суховей (06.04.2019 18:52:20)

+4

13

[indent] Чтобы все было нормально. Чтобы ей было нормально жить. Слегка голову к боку клонит, ушки бурые вскидывает, слушает так внимательно, как лучше бы слушала своего наставника — может и не было бы сейчас тех проблем, о которых Суховей тут толкует. Открыла какую-то ранее запертую дверь, добралась до чего-то куда более сокровенного, личного, чего-то, что знать не должна была — разве что чувствовать. Взрывает старое, разгребает под обломками/завалами других мыслей чужие поступки и действия, ищет в них его правду. 
[indent] Суховей говорит, что все эти луны старался ради чужого блага — Озерце думает, добился ли он желаемого результата. Оглядывается назад, окидывает голубым взором минувшее, но не забытое, не понимает, что хорошего вообще можно найти в том неназванном страхе, который кот с глазами-льдинками ей когда-то подарил — он чужие переживания не убрал, он их только приумножил. Но в этом определенно должен быть какой-то смысл, который ей от чего-то неведом. Допустит, что просто слишком слепа, чтобы это благо разглядеть. Вздохнет тихо, в кольцо собственные лапы возьмет.

[indent] — Что хорошего в том, чтобы есть своих соплеменников? Это же... — Скривится пуще, вскроет промерзшую землю цепкими коготками — ее от собственных слов тошнит, ей бы скорее этот разговор закончить, — Может быть он ел только слабых и глупых потому что сам таким был, а более сильных просто победить не мог. Какой же тогда в этом подвиг?

[indent] Звездоглот не был героем, он и хорошим котом-то не был. Озерце сидит рядом, смотрит, как серогривый у ее лап в клубочек сворачивается да думает, что между ним и пожирателем кошатины ничего общего в самых черных фантазиях быть не может — трудно вообще такую душу представить, которая на такой отчаянный шаг решится. Отвлечется, растянет уголки губ в полуулыбке в ответ на сказанное о котятах — по-доброму усмехнется да порадуется, что тот хоть в чем-то с ней солидарен. За робостью своей смешливые искорки спрячет, в противовес головой белокурой закачает — нет, его хвост останется в целости.

                 наперевес с весельем ее неожиданно обдаст щекотливым волнением.
                                                                                 он что же, останется спать прямо тут? 
[indent] Неловкость присутствует, она ученице подушечки лап иглами ежовыми покалывает — а он каждое это изменение ощущает, словно пес чужой страх чует. Кончики ушей багрянцем вспыхнут — троекратно, когда Суховей о своем знании заявит вслух, и она будет готова сквозь землю от стыда за собственные тревоги провалиться да исчезнуть в густом мраке бездны. Волнуется, а вот почему — сама знать не знает.
                                                     или просто не хочет знать.
[indent] — Я не боюсь, — сорвет с уст первую ложь за вечер, — Просто... Просто прохладно, — измятое, — Извини.
[indent]  [indent] Взглядами встречаться не хочется, боязно, что раскусит. Да и спать пора.
[indent] Потопчется немножко, расправив хрупкие плечи аккурат рядом ляжет, опустив звенящую голову на собственные лапы. Сосредотачивается на том, чтобы вновь с ним ненароком не соприкоснуться — отчего-то это всегда заканчивается плохо, неправильно, жжет чужие пальцы огнем, и она это помнит отчетливо. Замрет резко да проклянет свою неуклюжесть в тысячный раз, когда случайно хвостом чужой бок заденет, быстро одернет — прости.  Укутается вся, зароется, да только этого мало. Осторожно взмахнет ресницами черными, в темноте ночной всмотрится в серебристо-палевый силуэт. « Самый добрый во всем лесу. »
                            И неспешно добавит, подкрепив сказанное ранее:
[indent]  [indent] [indent]  [indent]  [indent] Видишь? Совсем мне не страшно.

+3

14

В голове воспоминания щелкнули, как с Воробейницей гуляли, как он ей про мечты, а она ему в ответ ничего, ничего, что могло бы его воодушевить и поверить в то, что все не зря. Она просто не понимала его или боялась, может все сразу, может слишком ветреная была, иначе как еще по-другому от папочки залететь можно? Зубы сводит. И здесь Озерце несла полную чепуху, которую даже слушать не хотелось. А он ей просто зря все рассказал, сделался уязвимым перед ней. Пора было ему уже уяснить, что ничего хорошего не происходит после того, как зажигаются последние звезды.

- Перестань. Ты не понимаешь.

Он отворачивается от нее, думает про все раннее проговоренные лунные тропинки, сумрачный лес, в который он не попадет, про свою красную пустошь с черепами. Про то, что хороший конец его теперь преследует - так сказала она. И если это окажется неправдой, то в этом будет виновата тоже она. Он придет и прямо скажет ей: "это все ты". Пусть только попробует после этого ему соврать.

Суховей смотрит на падающую звезду и думает, что если она кем-то и была в прошлой жизни, до белым кроликом, по глупости попавшегося в ловушку Двуногих и подохшим от страха, от разрыва своего маленького сердца. И что ей в этом новом мире совсем не место. И хочет убить ее, как очередную ошибку, как свое раздражение, чтобы не мучилась - противно смотреть.

Чтобы не дрожала, от холода или страха, чтобы не извинялась за не пойми что. Они лежат совсем рядом, глядят в разные стороны, изредка сталкиваясь хвостами. Суховей думает о том, как бы ему уйти, приподнимается, садится и смотрит на центр поляны как на начало вечного скитания и одиночества, вечной бессонницы и начало какого-то беспросветного дерьма. Думает, что никогда не видел лагерь таким уродливым. Отец действительно правил ужасно - воители не укрепляли палатки, не чинили их, а потом жаловались на холод, как сейчас. Сколько было ужасных случаев с хищниками, а Звездопад так и не предпринял ничего - тупые животные продолжал нападать и рушить оборону. В лагерях было полно учеников, которые ничего не знали, и это зависело лишь от наставников - если бы все получали одну святую истину, то сражались бы на равных. Суховей поворачивается, глядит в просвет палатки и думает, что все изменит, глобально и любой ценой.

Озерце тем временем все вертится, хвостом его бьет, оправдывается, а Суховея это злит, злит неимоверно. Он вздыхает, обреченный на какую-то вечную муку, встает и рядом ложится, падает, сильно прижимая ту хвостом к своему боку, как прижимал ученика своего, чтобы тот не дергался и успокоился наконец /только сильнее, нащупывая рябь рёбер, надеясь пролезть до самого сердца, сломать наконец.

Как в детстве игрушку из жухлой травы или мертвую птицу, когда было слишком страшно ночью. Он уже и забыл, что такое было.
Вздрагивает лишь на миг.

- Только без фокусов.

Не оставляет права на какое-либо спасение.
И засыпает. Мгновенно.

Отредактировано Суховей (08.04.2019 22:31:06)

+3

15

[indent] И думает, что это все так нечестно — приходить к ней той ночью, когда пшеничные полотна от взора предков сокрыты за тяжестью  беспросветных туч, когда любой поступок и любое слово станется безнаказанным. Никакой справедливости в этом подавно не было, она поклясться готова, от нахлынувшей обиды собственные пальцы в тиски сожмет — почему, почему этот кот ее мнение на лоскуты рвет? Он в свое беззаконие и ее вплетает небрежно, просит умолкнуть, когда та предпринимает скулящие попытки вернуть все, починить, сделать как было. И она слушается, не в силах ему ответить.
[indent] Ее притянет ближе, почти до хруста торчащие ребра сожмет, колким терном призрачный стан оплетая. Кротко подтянется навстречу — а по палевому телу тысячи разрядов электрических пронесутся, шерсть ветром всколыхнут. Сердцебиение гулким эхом раскатится, слишком шумным и надоедливым для этого мига — будь оно все неладно, она ведь сказала, что не боится, и свою роль хотела отыграть до конца (попытаться). Серогривый бросит ей что-то, она не расслышав толком кивнет, глаза спешно прикроет, словно спрячется — станет слушать шорохи в полуночной тиши. Его дыхание успокоится, затихнет — призрачная девочка останется наедине с самой собой, и только теням из сумрачных лесов известно, есть ли в этом хоть что-то хорошее.
[indent] Что-то внутри покоя не дает, душит, мучает. Мысль одна за одной вихрем проносится, в лабиринтах сомнений голубоглазую путают, заставляют по кругу блуждать — она все свои страхи там пересчитывает да наизнанку сказки вывернутые, а за ними и события последних дней. Вспомнит и пропавшего Штормогрива, и тихие переговоры по углам, и мышей на ферме, и Воробейницу, что перед сыном предводителя слезы роняла. Хмурится незаметно.

                                                                                                           « Как-то неправильно это все. »
[indent] Ветер воет. Снаружи щелкнет что-то, унесет за собой неприятные мысли, а кошка и встрепенется как лист осенний, с испугу сильнее к спящему коту прижмется — подсмотрит на него робко. Мрак ее пугал всегда. Ночь темна, беззвездна, только блики мечутся — и она поблагодарит воителя мысленно, что в этой густой черноте не осталась одна. Укоры совести вместе с переживаниями закопает поглубже, подальше, чтобы до самого утра не изматывали — зароется в переплетения своей и чужой шерсти, пригреется подле серебристого бока, успокоится.
                                          и, как колыбельной чужим дыханием убаюканная,
                                                        провалится в глубокий-глубокий сон без тревог и сновидений.

Отредактировано Озерце (10.04.2019 04:20:45)

+2

16

Суховей быстро проваливается в сон и оказывается рядом с матерью, со Степью, в самых ранних воспоминаниях, да самых искренних желаниях, словно бы по лунным тропинкам прошёлся. Увидит отца молодого, без усталости во взгляде, - тот говорит что-то матери, а потом по макушке сына своей огромной лапой треплет и Ветерок улыбается, смеется, чувствуя себя самым классным во всем белом свете. А когда отец уходит, то снова к материнскому животу жмется, мать от радости покусывает, чувствует большой шершавый язык на морде и ласковый шепот со словами неразборчивыми. Пискнет гордо, придавит самого большого муравья хлопком лапы по земле, посмотрит с завистью на котят других резвящихся - хочет тоже с ними, да только не может, на лапах ещё не стоится и сил не так много, как хотелось бы. Да и мать его ещё ближе прижимает лапами к пушистой груди, и Ветерок не может сопротивляться, просто замурлыкивается от всей этой бесконечной любви и яркого теплого солнечного света повсюду.

А потом проснется под утро, хвост тут же от чужого отодвинет, с учеником своим очнувшимся переглянется. Вспомнит диалог ночной, все свои мысли-чувства переберет и посчитает это все несусветными глупостями на сонную голову. Пришел и заставил ее выслушивать это все, надо же.

Посмотрит на Озерце, так крепко прижавшуюся, совсем беззащитную во сне. Вспомнит сон свой приснившийся, вздохнет тяжело, сгонит мысли навеянные, что просят остаться.

Подумает, что как-то неправильно это все.

А затем медленно, аккуратно, полный новых сил в мышцах, поднимется, и тихо уйдет. Пусть она думает, что это сон, что ничего не было, что Суховей все ещё не самый добрый кот во всем лесу и заботы от него никакой ждать не стоит.

Отредактировано Суховей (10.04.2019 10:16:21)

+3


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » голубая гематома