У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Любимые игроки!

Еще один год прошел. Нет, представьте только: Последнему Пристанищу, ставшему домом для всех нас, уже целых два года!
Два ярких года, полных историй, сюжетов, личных и глобальных линий, новых персонажей и захватывающих отыгрышей.
Мы любим вас, ребят!
И мы искренне хотели порадовать вас. Просим любить и жаловать: новый дизайн всея ПП. На сей раз мы решили более четко отслеживать племенную тематику, и в этом сезоне именно племя Теней удостоилось чести сиять на ваших экранах.
Кто станет следующим племенем? Зависит от вашего актива! Дерзайте, ребят!
И спасибо вам. От души, от амс, от каждого лично и всех нас в целом. Это непередаваемо круто: знать, что по ту сторону экрана тебя ждут. В обличии кота-воителя или человека в реальной жизни - не важно.

Любим вас.

Спасибо, что вы есть! С днем рождения, Последнее Пристанище!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » луч света


луч света

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

в тёмном царстве

http://s7.uploads.ru/cD9MV.png

лагерь Теней  -  18 лун назад
Легколапка  &  Омут
————————————————————————————————

Я всегда с тобой.
Даже если небо плачет,
Даже если неудачи
За твоей спиной,
Я всегда с тобой.

Я всегда с тобой.
Даже если усмехнутся,
Даже если отвернутся,
Скажут: "Не герой!"
Я всегда с тобой.

+2

2

Холодный осенний воздух лениво клубился по протоптанным множеством поколений котов тропинкам, устилая их воздушным белым полотном плотного предрассветного тумана. Ветра не было, но холод предстоящего сезона Голых Деревьев уже с удовольствием проникал под шерсть и с аппетитом поедал тепло живого существа, что волею многовековой традиции, ритуала, вынужден был провести ночь в молчаливом бдении. Эта ночь особенная, ведь сегодня этот кот стал воителем – полноправным членом племени. Это особенное событие, происходящее в жизни практически любого, кто был рожден племенным котом или кошкой. Его ждут, о нем страстно мечтают.
Эта ночь должна была быть особенной для Омута, он должен радоваться, но отчего-то он совсем не весел и лежит на поляне ни жив - ни мертв, повесив тяжелую от мрачных мыслей голову. В мыслях этот кот не должен быть тут, не должен лежать в одиночестве. Рядом должен быть он – дорогой сердцу лучший друг, вместе с которым они мечтали об этом самом дне. Но друга нет, а сердце разбито о вонючую поверхность Гремящей Тропы, на которую этот самый «друг» загнал Омута, чтобы избавиться. Сейчас новоявленный воитель все еще душой был там – распростертый в неестественной позе на Тропе. Мертвый и холодный.
Почему? Почему он так поступил? За что? Ответов на все эти вопросы не было и не будет. Предатель покинул племя, оставив в душе своего друга громадную дыру.
По мере приближения рассвета в голову приходили мысли все тяжелее, увлекая все глубже во тьму, подталкивая к суициду. Омут думал, что этот мир очень жесток и хочет смерти своего подопечного, что он не достоин быть воителем и жить в племени, а значит и жить ему незачем. Он никому не нужен, брошенный даже родным отцом, одинокий и высмеянный даже тем, кому безмерно доверял. Лучше бы его загрызло чудище с тропы. Тогда бы не пришлось сейчас так страдать... За всеми своими думами Омут совсем позабыл о том, что вовсе не одинок, что есть еще те, кто готов принять его. Те, кого этот кот своим эгоистичным желанием покинуть этот мир сразу после рассвета страшно ранит, как ранили его самого.

Отредактировано Омут (14.07.2019 16:38:44)

+2

3

Еще один день прошёл. Сколько их уже было? Сколько еще будет? Ей, кажется, уже всё равно. Она живёт в тумане. Купаясь в солнечном свете, бродит в потёмках, не в силах найти выход. Попросту не пытаясь его найти. Делает что-то и не запоминает, что именно. Говорит с кем-то и тут же забывает сказанное и услышанное. Нет, просто не запоминает. Не потому, что всё равно на собеседника, а потому, что просто всё равно. Всё равно на жизнь, всё равно, как дышать, думать, говорить, чувствовать. В сердце - тяжелая прохлада безразличия. В душе - зияющая чёрная дыра от вырванного куска мозайки. В голове - цепкой колючкой одна лишь мысль.

Её больше нет

- Тебя не было весь день. Где ты была сегодня?

Чрезмерным усилием мысли пытается вспомнить, выцарапать из пустоты внутри хоть что-то, позволившее бы ответить на такой простой вопрос. Прекрасные бирюзовые глаза обращены к ней, раскосые, подернутые бельмом зрачки невольно заставляют думать. Кажется, её и правда не было в лагере сегодня. Она ушла с утра. В патруль? Нет, вроде бы просто так. На тренировку? Вряд ли - Лазурный бы знал, Острый бы ему сказал. Где же... Она смотрит на свои лапы, выпускает когти, делает движение вперед. Характерный захват. Она охотилась. Далеко, долго, бесцельно. Находила добычу и оставляла в лесу, едва забросав чем попало. Надо бы сказать кому... да только нет сил вспомнить, где это было сегодня. Возможно, это было вчера или позавчера. Все дни смешались в единую бурлящую реку, и она тонула в ней, не имея возможности выбраться. Тонула в слепых глазах отца, видящих сейчас куда больше, чем она своими здоровыми.

- Легколапка! Слышишь, что я говорю? Ты пропустила посвящение Омута!

Она молча кивает, хотя не придаёт значения смыслу слов. Зачем думать о посвящении, если тебе оно не светит? Да и зачем оно вообще теперь нужно, ведь всё вокруг не имеет значения. Она не знает этого кота, и оттого не чувствует радости или гордости. Сколько времени она ходит по лагерю вот так, призрачной тенью, постепенно забывая имена товарищей? Столько, сколько прошло со дня смерти матери...

Лазурный засыпает, и она тихо выходит наружу. Ей бы тоже прилечь, но она лишена даже возможности забыться в спасительных объятьях сна - мысли о Вольной преследуют её повсюду. Уже очень темно, как обычно бывает перед самым рассветом. На поляне никого... кажется. Подняв голову, она видит первый тонкий луч, высветивший у выхода из лагеря одинокую фигуру. На том самом месте, где обычно бодрствует всю ночь посвященный в воители. Омут... Она присматривается. Неужели это...

Невесомая отряхивается. От пойманного взгляда желтых глаз мир вокруг начинает обретать краски, звуки и формы. Гладкоспин стал воином. А она это пропустила. Забыла, не знала, не хотела знать. Отгородилась от мира и отсекла от себя тех, кто был ей в равной степени дорог. Медленно приблизившись, кошка зарылась носом в тёмную шерсть на его спине. Вдохнула его тёплый запах, который не променяла бы даже на глоток свежего воздуха.

- Поздравляю...

+2

4

- Поздравляю… - едва слышно произнеся это, Легколапка зарылась в угольно черную шерсть на спине Омута. Едва увидев ее, тот описал сие жалкое зрелище как «дохлая рыба». Но смеет ли Омут обвинять соплеменницу, когда сам выглядит нисколько не лучше? И решится ли заметить, что той, кого он хотел бы видеть на своем посвящении больше всего, кто мог бы стать глотком воздуха для утопающего, не было. Хотя, если припомнить, в тот момент Омут всеми силами пытался удержать на своей морде предательски сползающую маску радости, а не высматривал по сторонам, но слышал каждого несогласного и каждое слово вонзалось в сердце острым когтем чувства вины. Считая себя предателем, кот не мог радоваться, но внимательный взор наставника, который верил и радовался за него, который первым выкрикнул новое имя – это заставляло Омута держаться изо всех сил, чтобы только Лазурный не расстроился. Предать доверие и его тоже – да лучше уж сразу сброситься в реку с ущелья! Или вовсе не появляться на свет!
- В полку дохлых рыб прибыло. – Тихо усмехнулся кот, выдавив из себя это с усилием. Омут медленно перекатился из прямого положения чуть набок, образовав из себя подушку для Легколапки, которая тут же провалилась в образовавшийся карман. Такая теплая, такая слабая.
- Не стоит меня поздравлять. – Так же тихо выдохнул воитель, отведя взгляд, так как не хотел бы встретиться глазами с этой кошкой в тот момент, как скажет следующее:
- Ты же знаешь, что я не заслужил. И многие знают.
Омут не хотел этого говорить, так как знал, что Легколапка расстроится еще больше. А как сказал – на сердце стало еще тяжелее. Черный не должен усугублять ситуацию! Он должен защищать Легколапу, а не вредить ей своими никому ненужными угрызениями совести за свои грехи! Омут сам разболтал предателям всю информацию, которую ему доверяли старшие – это только его вина, что он такой недалекий и наивный, едва не уничтожил свой же дом.

«Так, соберись, тряпка! Какой же ты защитник, если не можешь даже утешить? Ничтожество, эгоист, трус…»

- Эй, Легколапка. – Омут начал быстрее, чем соплеменница решилась ответить. Коту хотелось отвлечь ее как можно быстрее, чтоб та забыла начало их беседы, но даже не успевал задумываться, что вкладывает в свои же слова двойной смысл.
– Ты должна быть сильной. Вольная смотрит на тебя с высоких небес и ей наверняка больно видеть тебя такой. И мне, и племени, и Лазурному тоже. Она бы хотела, чтобы ты не кисла, а прожила свою жизнь достойно, с высоко поднятой головой. Ну, улыбнись же.
Последнее было не только попыткой подбодрить, но и повторением слов Вольной, когда она успокаивала свою любимую дочурку. Кот, произнеся это, придвинулся к Легколапке чуть плотнее и прикрыл хвостом, как бы обнимая ее. Но он все еще смотрел куда-то в неведомые дали и казалось был где-то далеко-далеко, лишь бы избежать взора дочери наставника. В ее глазах кот видел глаза Лазурного, имеющих на него влияние, в ее прекрасных глазах он видел ее распахнутое всему миру нежное любящее сердце, открытое всему этому страшному и жестокому миру, которое хотел бы защитить. В том числе и от себя.
- Лазурный уже не молод, зрение подводит его. Кто защитит его, когда… - хотел сказать «когда меня не станет», но осекся – Когда он уже не сможет охотиться самостоятельно?
Это большая ответственность, Омут не должен взваливать на хрупкие плечи Легколапки такое, когда она не готова, но обязанность детей в том, чтобы защищать своих родителей и дом. Еще недавно Омут с готовностью стал щитом для них обоих и племени, но теперь уже ни в чем не мог быть уверен.

Отредактировано Омут (25.07.2019 22:53:14)

+2

5

Прежде чем она сумела что-то осознать, высказать какую-то определенную мысль, даже просто подумать о том, чего хочет, найти в себе желание сделать это, она уже провалилась в его объятья. В пушистую чёрную шерсть, еще более густую, чем даже у неё самой и у её матери (и кто же из них этот самый "породистый", скажите мне?). В тёплую, почти что родную шерсть. Захотелось вновь почувствовать себя котенком. Замурчать от радости и нежности. Заплакать от грусти и обиды. А затем мир вокруг внезапно перестал что-либо значить. Просто растворился в ничто, сузился до тонкой прослойки слепого рыжеватого света, пробивавшейся сквозь шерстинки чужого хвоста. Только Омут вызывал в ней такие чувства. Только с ним она ощущала это безграничное спокойствие. Только его забота теперь могла оградить её от всего этого мира, от хорошего и плохого, от проблем и решений. Позволяя забыться, раствориться в тепле, и самой превратиться ненадолго в ничего не значащее ничто. Без тревог, забот, нагружающих тебя эмоций.

Но позволить себе этого сейчас Легколапка так просто не могла. Как бы ни были сильны умиротворяющие чары черного друга, от него веяло холодком грустных слов и тяжелых камней на по сути своей добром сердце. Несмотря на прошедшее посвящение, несмотря на занимающийся рассвет, лучи не касались души бывшего Гладкоспина. Не более могли они теперь коснуться и подросшего Омута, и даже наоборот - к грузу вины прибавилось ощущение незаслуженности судьбы, неоправданной чести. И при этом - подумайте только! - этот глупый комок меха, собравший себе все пороки, обвешавшийся грехами и испускающий столь гнетущую ауру, плохо скрываемую за маской радушия, пытался успокоить её! Ученица тихонько вздохнула, мерно покачивая головой. Он всегда был таким. Заботливым. Внимательным. Сопереживающим. Он лучше неё самой знает, сколь тяжело нести боль утраты, пусть даже их эта судьба постигла в разных ипостасях. Обратив взгляд золотых глаз на брата, кошка словно на мгновение очнулась от своего сна - не сна и получила возможность взглянуть на саму себя. На краткий миг увидеть то, что видят окружающие её коты. Какой она стала после смерти матери. Какой она стала после потери смысла жизни.

- А теперь закрой глаза и повтори всё то же самое еще раз, чтобы я лучше запомнила и потом могла сказать тебе то же самое, глупый ты комок меха... - ободряюще вздохнула Легколапка, положив голову на шею Омута и зарывшись носом в его загривок. - Помню, Озёрная говорила моей маме, что мечтает увидеть своего сына отличным воителем своего племени. Так почему бы тебе не порадоваться хотя бы немного, раз ты наконец-то на шаг ближе к её мечте?

Вспомнив прекрасную, хрупкую кошку, приходившуюся Лазурному родной сестрой, ученица невольно вздрогнула, вспомнив ужасную, покрытую мраком тайны историю её смерти. Вольная ушла куда проще и банальнее. А впрочем, для живых это не так уж и важно, правда же? Главное то, как ты проживёшь жизнь, а не то, как прожили её другие.

- Ты встал на этот путь не вопреки, но благодаря собственным талантам и более чем достоин ступать по нему, - продолжила персиковая, языком успокаивающе пройдясь по черному уху. - Раз сам предводитель посчитал, что ты достоин носить воинское имя, какое право они имеют оспаривать или критиковать его решение? Какое право имеешь ты сомневаться в нём?

0


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » луч света