У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
На Совете не всё прошло гладко.
Племена выяснили, что за чередой убийств стоит сестра Звездопада, одиночка Макошь. Однако прийти к какому-либо решению проблемы помешала внезапно ворвавшаяся на поляну Четырёх Деревьев свора собак, также приведённая Макошью. Кое-как котам удалось избежать гибели в пастях собак благодаря временному соглашению лидеров действовать сообща.

В это время воины Речного племени обнаруживают мёртвую рыбу, разбросанную по берегу, и в племени происходят волнения. Со всем этим еще предстоит разобраться предводительнице, на чью голову одновременно свалилось столько бед.

Пока делегация пребывала на Совете, оставшиеся в лагере коты племени Ветра решали, что делать с молодым речным воином Крестовником, так дерзко нарушившим границу.

Грозовое племя оправляется от недавней битвы при Нагретых Камнях, не всё идёт гладко: некоторые воители остаются в тяжёлом состоянии, Филин погибает от ран.

Лагерь племени Теней оказывается на пути своры, однако та минует болота, стремясь настичь так не вовремя собравшихся вместе котов всего леса. Но двое предприимчивых юношей всё-таки нашли приключения на хвост этой ночью: Дроздовка и Клещ покушаются на Нагретые Камни, однако своевременно подоспевшая глашатая спасает племя от позора и гонит юнцов в лагерь.

На Совете не удалось достичь примирения между племенами, чем это обернётся для каждой из сторон?
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP photoshop: Renaissance
3.07 Всем яркого денечка, котаны! Ну что, пережили жаркий на экзамены июнь? Красавцы, приятно видеть, как снова расцветает ролевая, как появляются новые сюжеты и новые персонажи. .
Стали известны результаты выборов почетного персонажа и самых-самых. Поспешите заглянуть в новостную колонку нашего форума и узнать, кто же в этом месяце получил целую корзину вкусных плюшек!
Рейтинг проекта — R.
Последнее пристанище для каждого, кто искал себе Дом. Каноничная ролевая, события которой происходят на землях старого-доброго Леса - то самое место, где вы сможете с легкостью облачиться в шкуру любимого персонажа, написать свою историю и отдохнуть от окружающей суеты. Если вы искали дом, если вы искали что-то для души - добро пожаловать. Вы нашли свое место, и мы рады вам.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » большой платан


большой платан

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

http://sh.uploads.ru/n0lxp.png

большой платан
——————————————————————
Старше всех остальных деревьев в лесу огромный платан возвышается над лесом, густая крона его затеняет значительное пространство вокруг, а изогнутые корни, словно когти громадной хищной птицы, впиваются в землю, намертво удерживая древо на этом месте. У большого платана всегда много дичи, это место пользуется большой популярностью у оруженосцев, которые любят устраивать состязания по самым разным поводам. Старейшее дерево видело множество поколений котов, луну за луной приходящих к нему, и увидит ещё не мало. Платан отождествляет несокрушимость и силу Грозового племени.

0

2

лагерь Грозового племени.



— Да и предки с этими котятами, — отмахнулся Солнцезвёзд. В отношениях между котом и кошкой он смыслил решительно немного, справедливо для себя решив, что лично у него в жизни приоритеты несколько другие. А потому, слыша о чужих взаимоотношениях, ощущал себя лишним на празднике жизни, стремясь покинуть неудобный разговор. Сейчас же, учитывая творившиеся по ту сторону границ напряжённые вещи, о том, что кто-то может умудряться успевать ещё и устраивать свою личную жизнь, предводитель совершенно не думал. Как говорится, чем бы ни тешились, лишь бы не воротили смуту внутри племени. — где вчера в итоге пропадали Бабочка с братом? Кто-то взял на себя ответственность и сделал благое дело, всыпав как следует за отлучку из лагеря без единого воителя? — поинтересовался рыжий предводитель, пока они подходили к огромному дереву. Хотелось надеяться, что не его одного беспокоит такое явное пренебрежение мерами безопасности. Во всяком случае, в нынешнее время.

— А ещё мне бы хотелось узнать, есть ли хоть один рычаг давления, который заставить Малину... задуматься о том, как много следует говорить окружающим, — добавил Солнцезвёзд. — Наши дорогие соседи в любом случае найдут повод кинуть в мою сторону грязи: оставлю её в следующий раз в лагере — получу ухмылки насчёт того, что боюсь, как бы она чего не выболтала и вой, что ради своих амбиций ущемляю соплеменников. Возьму с собой — прослыву идиотом, которого прошедший Совет решительно ничему не научил, — фыркнул он, поднимая голову. Золотистые листья уже осыпались с ветвей, а бурая толстая кора была щедро обрамлена сыроватым мхом. Остановившись подле платана, предводитель дождался свою ученицу и вопросительно глянул на неё, давая понять, что время на раздумья у Мышелапой закончилось, и промежуточная экзаменовка началась прямо сейчас.

+6

3

[indent]Перебирая лапами, кошечка шла какой-то странной рысью. Держась на расстоянии от наставника и черно-белой воительницы, она собиралась с мыслями. Вспоминая все уроки, что ей преподали за целых три луны обучения, бурая потихоньку собирала ответ для предводителя. От туда слово, от туда пару, и вот уже вполне приличное предложение. Где-то впереди слышалось разглагольствование Солнцезвезда. И неожиданно вся речь куда-то пропала, затерялась в листве под лапами. Вчерашняя обида, посеянная в душе кошечка словами целителя, всколыхнулась и показала свой носик из норки. Прикусив язык, Мышелапая смотрела куда-то вниз. Молчи, дочь двух племен. Не переживешь же, если еще и он тебе выскажет свое фи. Будешь целую луну сквозить ядом ведь в каждом слове, если сейчас не проглотишь этот комок уязвленной гордости, вставший тебе поперек горла. А комок был. Крупный и на вкус как мышиная желчь. Она-то знала. Еще недавно покинув детскую, она успела ее столько наесться, что до сих пор мутит. Эх, тяжка жизнь простого оруженосца.
[indent]А ведь будь она сейчас хоть коготком в статусе воителя, давно бы сдала одну ученицу целителя и ее братца, посмевших принести в лагерь запах этого скунса-переростка. Мдя. И кому же врет ее понадкусаная гордость? Молчала бы так же. Ведь не одну мышеусую морду спросили. Да и вообще. Не ее это дело. Если уж честно поклясться своей единственной гордостью – хвостом – то она бы первая сунулась бы к барсуку, будь она там. А теперь ведь и не сможешь даже в ту сторону усы навострить. Старшие тут же развернут. Еще и к старейшинам засунут. Так, на всякий случай. А там Малина, от которой не скрыться. Так. А чего это там впереди затихли? Осторожно подняв бурую морду от земли, ученица едва затормозила. Сделав несколько шагов в сторону от черно-белого хвоста, кошечка перевела свои янтарные глаза и столкнулась с примерно такими же, но медовыми. Мгновение заминки и Мышелапая понимает, что от нее ждут ответа на недавний вопрос. Кхм. Ну ладно. Отставить мысли от кремово-шоколадном дуэте. Потом.
[indent]- Перво-наперво стоит помнить, что толку от попыток свалить болотников столько же, сколько от жабы молока, – хмыкнула кошечка, - Они устойчивые, словно многолунные дубы и свалить с лап обычного воителя Теней почти невозможно. Много времени они проводят на неустойчивой и склизкой почве, так что с координацией у них все в порядке. Но когда они заходят на нашу территорию, их плюс не так уж заметен. Зато мы лучше лазаем по деревьям и знаем свои земли как свои лапы. Основная составляющая победы над Сумеречными – неожиданность. Если удастся напасть сверху и рассредоточить патруль, отделив котов друг от друга – это уже почти победа. У нас более крепкие и выносливые лапы, поэтому в долгом сражении победим мы,  - кивок самой себе, - Но Сумрачные более хитрые и часто используют нечестные приемы. В глаза метят, на хвостах, словно репьи повисаю, или вовсе группой на одного нападают. Поэтому когда вступаешь с ними в бой – голову повыше, хвост вокруг лапы и держаться поближе к своим или за спиной следить. Ну, или в кусты их загнать. Кусты ежевики там,– кровожадненько ухмыльнулась, - Они слишком быстро теряют терпение, если загнать их в подобный угол и пары минут в ежовых объятьях им достаточно, что бы убраться восвояси. Ну, или самим вести себя как Сумрачные. На границах земля травой не покрыта и вечно пыльная. Задел случайно лапой и вся морда оппонента как-то… сереет.
[indent]Уже на последних словах кошечка слегка поморщилась. Ну не любили грозовые подобными методами бой вести. Честные они больно в этом плане. Воители, по крайней мере. А вот оруженосцы щедро дарами сыпучими пользуются. Даже на тренировках друг против друга. И вместо того, что бы оглушать ударом лапы меж ушей, вздымают песок с оврага. Затихнув, кошечка ожидала вердикта наставника. И нервно дергала ухом куда-то в сторону.

+5

4

лагерь --->

Еще не зная, что они оставляют за собой в лагере, троица направлялась к одному из самых больших деревьев во всем Лесу. Еще ученицей Ласточка готова была с кем угодно спорить, что доберется на са-а-амую вершину этого платана, но почему-то (наверное, к счастью) никто так и не спорил. То ли не сомневался в способностях строптивой кошки, то ли не хотел быть причиной её возможного падения.
- А вот зря. Ты, как предводитель, должен бы знать. А лучше беспокоиться, чего это у тебя в племени котята не рождаются да ученики кое-кому не появляются, - проворчала Ласточка, которой очень уж хотелось снова взяться за какого-нибудь лопоухого малыша да воспитать из него бравого воителя.
- Где вчера в итоге пропадали Бабочка с братом? Кто-то взял на себя ответственность и сделал благое дело, всыпав как следует за отлучку из лагеря без единого воителя? — поинтересовался рыжий предводитель, пока они подходили к огромному дереву. Кошка тихонько хмыкнула себе под нос, все еще недовольная фактом побега молодняка.
- Если бы Орех не только травы пересчитывал, но и оруженосца своего воспитывал, дело шло бы совсем иначе. Я уже напомнила ему о том, кто несет ответственность за послушание Бабочки. И Оленехвост тоже, хорош, - фыркнула воительница, мельком глянув на Мышелапую. Эта была куда более... сносной.
- А ещё мне бы хотелось узнать, есть ли хоть один рычаг давления, который заставить Малину... задуматься о том, как много следует говорить окружающим, — добавил Солнцезвёзд, и Ласточка ощутила вторую волну стыда, в которой никогда не признается. Сначала малявки-бегунки, теперь мать.
— Наши дорогие соседи в любом случае найдут повод кинуть в мою сторону грязи: оставлю её в следующий раз в лагере — получу ухмылки насчёт того, что боюсь, как бы она чего не выболтала и вой, что ради своих амбиций ущемляю соплеменников. Возьму с собой — прослыву идиотом, которого прошедший Совет решительно ничему не научил.
- С каких пор ты так печешься о том, что думают о тебе соседи? - пожала плечами кошка, умудрившись сказать эту фразу без язвы в голосе.
- Оставляй в лагере и встречай эти ухмылки непоколебимо и совершенно невозмутимо. Лучше так, чем если Малина начнет на Совете снова трещать без умолку и выдавать все наши племенные дела. Ухмылок тогда получишь не меньше, - недовольная поведением матери, Ласточка грешным делом уже подумала, что с точки зрения предков было бы куда милосерднее забрать уже старушку на звезды. Солнцезвезд, тем временем, обратился к Мышелапой, и Ласточка решила уловить возможность проявить себя получше.
За широким стволом платана тихое курлыканье выдало большую лесную птицу. Высмотрев горлицу, Ласточка, как непревзойденная охотница, подкралась чуть ближе и безукоризненным прыжком приземлилась прямо на спину курлыкнувшей птицы. Хруст - и пичуга обмякла, а Ласточка, подобрав свою добычу поближе к соплеменникам, присела и принялась вылизываться: до нахального невозмутимо.

+4

5

— Бурецапка всё ещё иногда вмешивается в диалоги старших тогда, когда хочет, а не когда её об этом просят, — словно невзначай заметил предводитель, пожимая плечами. При мысли о том, что в племени может появиться ещё одна, третья Ласточка, его охватывал если не праведный ужас, то как минимум неприятно-тревожное предчувствие. Он не имел ничего против резкого слова, сказанного к месту, однако гордость кота вряд ли переживёт ситуации, где сразу трое тыкают его носом в его же собственную ошибку. Неприятно, в конце концов, даже если он и в самом деле виноват. — К тому же, тебе никто не мешает самой завести семью, — отозвался Солнцезвёзд, — а я, так и быть, готов в качестве исключения дать тебе одного из котят в оруженосцы. Решишь две проблемы сразу, — в шутливом тоне — насколько таковой был вообще для него возможен, — предложил кот.

В момент, когда из голоса чёрно-белой соплеменницы исчезли столь привычные колючки, он, кажется, даже замер. Не выдавая своего удивления, но куда внимательнее вслушиваясь в то, что она говорила. Так ли прав он был, когда считал, что понимание окружающих у Ласточки в большинстве своём остаётся поверхностным?
— Возможно, я был неправ, отказывая тебе в проницательности? — задумчиво и скорее риторически подал голос предводитель, дёрнув ухом. Эту тему, впрочем, он в дальнейшем решил не развивать, вспоминая о том, что его ученица должна продемонстрировать наработанные ранее знания.

Настал черёд слушать то, что могла ему поведать Мышелапая. Решив не перебивать и сначала выслушать всё, что та сможет ему сказать, впоследствии Солнцезвёзд нисколько не пожалел о своём решении: эрудицией и памятью своей ученицы он был весьма и весьма приятно удивлён, а потому не скрыл довольства, отразившегося на собственной наружности. — Великолепно, — расщедрился на эпитеты рыжий кот, одобрительно кивая. — возможность ориентироваться и сражаться в густых кустарниках мы должны использовать как можно шире. Грязные приёмы используем лишь тогда, когда иного выбора нет: всем известно, что Воинский закон обязывает нас проявлять милосердие к проигравшей стороне, что просит пощады. Если же победитель решает этим пренебречь, на твой поступок остальные будут смотреть мягче. Но это всё ещё не даёт права убивать или смертельно ранить, — продолжил предводитель. В рамках возможных стычек он посчитал нужным затронуть этот аспект обучения ещё раз. Кажется, его знали все без исключения оруженосцы с самого начала обучения, однако сейчас, когда такие ситуации могли приключиться сплошь и рядом, материал не было бы лишним повторить. — А что мы делаем, встречая противника крупнее себя?

+5

6

[indent]О да, хвалите ее! Восхищайтесь ей! Можете даже преклоняться. Хотя это так, если желание сильное появиться. Довольно жмурясь, кошечка потихоньку грелась в лучах похвалы. Такой же чистой и приятной, каким бывало солнце в Голые Деревья. Ну редко она ее заслуживала. Да, бывает. Зато когда удавалось до нее дорваться, то полностью отдавалась наслаждению этому чувству. И сразу как-то хорошо становилось. Силы откуда то появлялись. Словно предки делились своими силами с ученицей. Но вот новый вопрос и воодушевление куда-то делось и вернулась ворчливая Мышелапая. И язвительная. Поскольку вопрос, что зрел на кончике ее языка был не самым приятным. Ну, для нее. А крупные, это которые чуть больше среднего оруженосца? Или с чьего взгляда? Беззвучно сцедив лишний яд, кошечка задумалась. И по-свойски окинула взглядом наставника. По-хозяйски так. Ну а что? Он на долгие шесть лун – ее совесть и знания. Так что к предводителю она сейчас примерялась, как к мховому шарику, на котором тренировались молодые оруженосцы.
[indent]- Принять их с распростертыми объятиями, – хмыкнула бурая, а потом под несколько вопросительным взглядом пояснила, - Если противник хоть немного больше – стоит метить ему в живот. Извернуться и поднырнуть под него. А если он зажал твоего соплеменника, нужно пользоваться эффектом неожиданности и с разбегу врезаться в его бок. Сбил противника с толку – и вычесывай ему колтуны с живота. Или кусать за лапы, снижая силы ударов.
[indent]А тем временем вернулась Ласточка. И не одна, а с целым лесным голубем. Кхм. Кстати, они ведь на охоту выбрались. Нет, Мышелапая конечно не против – лишний раз повторить теорию никогда не будет лишним. Частое повторение позволяло потом воспользоваться всеми этими приемами в бою. И пусть они больше их не тренируют. Хватило первых трех лун, которые были отданы под постоянные и активные уроки. А вот припомнить, как ловят себе ужины, кошечке хотелось на практике.

+1

7

"Возможно, я был неправ, отказывая тебе в проницательности?"
Эта фраза снова и снова вертелась в подсознании воительницы, хотя она никогда и ни за что не призналась бы в том, что для нее это важно. Ласточка, какой бы стервой она ни была, все-таки ощущала глубоко скрытую потребность в одобрении и понимании - и кто, как не она, его достойна? Чертовщина и замкнутость в характере отпугивали всех потенциальных друзей/любовников/приятелей, и молодая кошка, не готовая смириться со своим одиночеством, одновременно с этим не была готова поменяться в угоду какому-нибудь коту или соплеменнице, чтобы та была рада посплетничать с ней вечерком за мурлыканьем.
А тут - Солнцезвезд. Кот, который не мог не удостаиваться внимания, посмотрел на черно-белую совершенно другим взглядом. И даже это короткое мгновение Ласточка, такая жадная до внимания и одобрения, умудрилась уловить, согреть и запомнить.
Короткий треск привлек внимание кошки, но прежде, чем мышцы напряглись в охотничью стойку, мелкая пичуга вспорхнула к кронам деревьев, и воительнице только и оставалось, что проследить за ней ленивым, сытым взглядом. В конце-концов, эта горлица - отличный улов, и донести его будет непросто.
Солнцезвезд полностью увлекся своей ученицей, что совершенно не удовлетворяло Ласточку: если они выбрались на охоту, какого звзедоцапа никто не отметил её трофей? А если лидер так горел желанием позаниматься со своей воспитанницей, зачем тащил с собой воительницу?
- Моя охота удалась на славу, - сухо мяукнула кошка, скупым взглядом отмечая... сносные движения Мышелапой. Подхватив свою увесистую добычу и потянувшись в самой приглядной позе, черно-белая обошла наставника с его ученицей и направилась в лагерь с победно приподнятым хвостом.
Ох, знала бы - осталась еще поохотиться, честное слово.

---> в лагерь

Отредактировано Ласточка (25-10-2018 14:22:16)

+4

8

— Лапа - последнее, за что следует кусать противника крупнее себя, — махнул хвостом предводитель. — в Речном племени ими рассекают воду, в племени Ветра носятся по пустошам, а в племени Теней шастают по болотам и топям. Не сможешь ввести врага в замешательство, ничто не помешает ударить прокушенной лапой по земле, зажав тебя, — продолжил рыжий кот. При упоминании лап щека, носящая шрам, словно начала гореть, негромко потрескивая в его собственном подсознании. Как ни крути, а он блестяще знал о том, каково это — ощутить на себе полную силу чьей-то ярости, вложенной в единый смертоносный удар. Сцена, произошедшая много лун назад, вновь вспыхнула в памяти: не дёрнись он, в лучшем случае был бы слеп на правый глаз.

Шевельнулись подсыхающие в преддверии Голых деревьев ветки. Солнцезвёзд машинально повернулся на шум, однако его источником оказалась Ласточка. На мгновение он замешкался — полностью погрузившись в экзаменовку своей ученицы, он и думать забыл о том, что чёрно-белая соплеменница явно может найти себе более продуктивное дело, чем сидение рядом с ними и слушание того, что она и без того наверняка отлично знала. С нотой беспомощности пожав плечами в ответ на её реплику, предводитель обернулся к своей ученице. О том, чтобы хвалить соплеменников за настолько примитивные вещи, он и помыслить не мог. Впрочем, сами черти не могли разобрать этих кошек и то, как надо себя вести и с какой частотой дышать, чтобы они не обиделись.

— Передышка от теории для охоты, — коротко распорядился рыжий кот, кивнув Мышелапой. Он прождал около пяти минут, прежде чем, дождавшись ученицу, кивнуть в направлении лагеря, давая понять, что здесь им больше делать нечего. — не уходи далеко с поляны. Можешь поесть, а потом ты будешь нужна мне в пограничном патруле.



лагерь Грозового племени.

+2

9

[indent]Кивая с самым серьезным видом, на который вообще была способна, Мышеухая предпочитала молчать. Молчать и внимать в информацию, которую ей так любезно преподносил наставник. Ну и не отсвечивать лишний раз, мало ли. Да и приятно изредка не влезать в речь умного кота, который за свою жизнь успел побывать в не одном бою, который определенно обычно заканчивался в его пользу. Впрочем, вскоре ей позволили покинуть наставника, что бы передохнуть от урока. Вновь кивнув, но теперь уже с предчувствием от скорой разминки, кошечка поспешила за кусты, из-за которых вот уже некоторое время слышалось призывное шебуршание. Решив не рисковать и не строить из себя лучшую охотницу из ныне живущих племен, она вскоре припала к земле. Покачивая кисточкой хвоста из стороны в сторону, ученица нашарила взглядом знакомую рыжую шубку, которая так призывно шарилась на земле. Тут же припомнилась недавняя не самая удачная охота и ее последствия, бурая кошечка поморщилась. Едва слышно вздохнув, Мышелапая вновь начала движение. Предварительно проверяя каждый кусочек земли, на который она хотела поставить лапу, охотница подползала поближе. И еще ближе. Вот между ними два хвоста. Один. И идеальный момент для прыжка. Не сильно задумываясь над тем, что она сейчас делает, кошечка сделала этот самый прыжок. Удар и жирный комок рыжего меха перебрасывает на спину и короткий рывок, завершившийся быстрым укусом, успокаивающим добычу.
[indent]Довольно урча и подхватывая белку поудобнее, Мышелапая поспешила к наставнику. Не забывая при этом произносить благодарность Звездному Племени за эту возможность накормить своих соплеменников. Естественно, предводитель ее ждал. Солнцезвезд сообщил о том, что сегодня ей еще удастся прогуляться вместе с ним. И не абы куда, а отправиться в целый патруль на границы. На какие именно – она решила не уточнять. Да и не удобно было спрашивать, когда пасть занята особо шерстяной закусью. И разве не все равно? Главное – вместе с наставником. И опять кивок. А потом кошечка потрусила вслед за золотым котом в лагерь.
переход: лагерь

+2

10

>>> палатка воителей >>> разрыв 2 луны

Раздосадованно рыкнув, не сумев поймать очередную белку, Бурецапка полоснула когтями ни в чём невинный мох на пне. Почему последнюю луну она приносит добычи в лагерь меньше Смерчешкура? И вот, даже пару дней назад проиграла в поединке. Бурецапка стала немного заторможенной, её скорость, казалось, просто испарилась куда-то. Рыжая даже пыталась не попадаться Ласточке на глаза - достанется же. Предки, но Бурецапка правда очень старалась, но её словно тянула к земле тяжесть. И сколько бы она не носилась по территориям родного племени - почему-то не худела, а наоборот. Соплеменники вряд ли могли заметить эту её прибавку в весе из-за густой шерсти голубоглазой кошки, но она то ощущала это явно. И постоянно какие-то мыши несвежие попадались. Иногда полосатая была готова поклясться, что они оживали у неё в желудке и начинали искать путь обратно, безжалостно топча её внутренности своими лапками.
Рыжая вдруг застыла как вкопанная. Тааааак. Настолько испорченная мышь ей ещё не попадалась. Всё. Пора переходить на полёвок.
- Ай! - взвизгнула Бурецапка, уже не понимая, что происходит. Живот сводило неприятной судорогой. Кошка в ужасе начала озираться, в надежде, что хоть кто-нибудь будет проходить мимо. Почему так больно?
Орех...
Кошке было настолько больно, что она была готова звать своего нелюбимого целителя.
Спустя какое-то время боль прошла, Бурецапка перевела дыхание и перестал взывать к предкам...но стоило ей только на секунду расслабиться, как боль пронзила её тело снова, но уже с большей силой.
Рыжая упала под большой платан и сжала в зубах какую-то валявшуюся веточку, чтобы не орать на весь лес. Это позор то какой! Чтобы так прихватило живот от плохой мышки...
В какой-то момент боль достигла своего пика. Бурецапка уже думала, что новой волны не переживёт, как боль прошла. А около её хвоста что-то закопошилось. Рыжей сейчас представились жуткие картинки воскреснувшей мыши, которая проделала такой длинный путь, но  что-то заставило кошку отодвинуть хвост и взглянуть на причину только что пережитой боли.
Котёнок?!
Полосатая разинула рот, в полном шоке уставившись на новорожденного.
- Аааа.... - медленно протянула Бурецапка, наконец начиная осознавать произошедшее. А Смерчешкур предупреждал...Как это у неё сразу всё в голове не сложилось?
Новоиспечённая королева положила котёнка к себе ближе и начала бережно его вылизывать. Он был тёмно-серый и такой же красивый, как и его отец. Или она? А. Пока не важно. Главное скорее отнести малыша в лагерь и согреть нормально. Королевы ведь не должны рожать в лесу у дерева.
А ведь Бурецапка никогда не хотела котят. Но в этот момент её переполняла любовь и нежность. Как же она ошибалась!

+7

11

>Главная поляна

Почему Орех шел именно к большому платану? Все просто. Сюда редко захаживали патрули, так как платан находился в отдалении от границ, здесь была отличная полянка с разнотравьями, да и местонахождение было весьма близким относительно лагеря. Целитель осторожно трусил рядом с Куницей. В этой кошке он всегда чувствовал мощную поддержку, какое-то необходимое, очень теплое чувство заботы и материнства. То, чего не хватило юному Орешку в свое время от матери, так не вовремя погибшей от лап лисицы.
Прижимаясь к пушистому боку Куницы, Орех даже не сомневался в том, что все у них будет хорошо. Куница очень опытная воительница, если и подступит опасность, она наверняка узнает об этом намного раньше неопытного целителя. Да и самому черно-белому хотелось верить, что их вылазка будет просто вылазкой, которая позволит Кунице развеяться и отпустить грусть.
- Знаешь, - целитель ободряюще мурлыкнул, - я всегда себе говорю, что чем сильнее мы погружаемся в проблему, тем больше она нас отвлекает от чего-то более важного. Нельзя тратить свое время на грусть, кто знает, сколько у нас этого времени, верно же? - и пусть Орех совершенно не знал причин поникшего состояния воительницы, поддержать ее хотелось. Он даже не стал задавать какие-то более точные вопросы, пытаться залезть в душу Кунице.
"Если она захочет, сама выговорится."
Куница была одной из немногих, рядом с кем Орех мог быть открыт во всем. Стеснительный мальчишка в обществе, превращался в отличного собеседника, стоило ему найти того, кто примет его таким, какой он есть. Не каждый мог раскусить этот трусливый, робкий характер, думая, что и за черно-белой шкурой таится такая же стеснительная, боязливая душа.
Перед глазами возник многовековой платан. Его огромные, раскидистые ветви, опускали огромные тучи теней на полянку, которая уже начала жухнуть, но пару травинок собрать да можно было. Пока они добирались до самого платана, Орех внимательно слушал Куницу, а потом, невзначай предложил:
- Тут всегда росло очень много нужных мне трав. Ты не против, если мы уделим буквально пару мгновений на сбор растений? В принципе, я мог бы и сам их собрать, подождешь? - добродушно и звонко предложил Орех. Тощее, длиннолапое тело даже подалось чуть вбок, чтоб поскорее приступить к важному сбору.
Заводя ушами по сторонам, он не услышал ничего подозрительного, что несомненно расслабляло вечно напряженный разум черно-белого кота. Да и Куница.
"Она очень опытная."
Даже барсуками не воняло. Вприпрыжку направившись к полянке, Орех начал внимательно высматривать и вынюхивать еще свежие ростки. Оставив Куницу немного позади, но не теряя ее из виду, черно-белый пробовал на зуб, надкусывал и выдергивал подмороженные листья растений и травы. Пока для сбора ничего не годилось. До ушей начал доноситься вой... ветра? Подняв голову, целитель внимательно прислушался. Да, наверное ветер между деревьев гуляет. Орех вновь наклонился и продолжил искать разнотравья. Он даже успел отвлечься от этого неприятного звука, но сознание провело вполне себе логичную линию. Завывания были уж больно похожи на кошачьи. Напрягшись, грозовой целитель вытянулся в струнку и, нахмурившись, принюхался. Протяжное завывание раздалось где-то совсем неподалеку, но было едва ли слышно. Лишь благодаря своей вечной настороженности и страху перед внешним миром, Орех смог понять - это не природа. Поджав на мгновение лапу к груди, Орех обернулся. Пестрая шубка Куницы была на достаточном расстоянии, но все же проглядывалась сквозь заросли пожухлой травы. В нос ударил запах. Он знал его. Запах родов. Его не спутаешь ни с чем. Кровь, молоко, пресно-солоноватый запах.
Сердце пропустило удар. В племени же не было будущих королев?
"А кто тогда?" - непонимающе заморгал целитель, но понял - его помощь уж точно пригодится.
- Куница, там что-то происходит... Кому-то плохо, - негромко сообщил Орех, чтобы не дай Звездные предки не распугать дичь вокруг. Нырнув в оголенные кусты, черно-белый понадеялся, что Куница следует где-то сзади. Сквозь заросли начала проглядывать бело-рыжая шерстка. Прищурившись, Орех удивленно приоткрыл рот.
- Бурецапка?! - да конечно он был удивлен. Вот от кого уж точно не мог ожидать, так это от нее. Хотя... в ее стиле скрыть все болячки, все беспокоящие  и тревожащие ощущения. Целителя бывшая подруга обходила сотой дорогой. Как и Орех голубоглазую. Но ситуация обязывала помочь. Вне зависимости от того, какие между ними отношения, - Почему не сказала? - черно-белый бегло осмотрел кошку и, увидев у нее под лапами крошечного серого котенка, облегченно выдохнул, - Жить будете, - услышав жизнеутверждающий "мявк" от новорожденного, Орех настойчиво подошел к Бурецапке и по-свойски прихватив ту за загривок, побудил встать, - Сейчас мне плевать кто там кого ненавидит, ясно? Просто дай мне выполнить свою работу. Пошли, - позади послышалось шуршание. Орех боднул кошку, помогая встать.
"Вот ведь шальная! А если бы что-то случилось? Молодец, Бурецапка. Очень умно," - про себя порицал воительницу целитель. Но где-то в глубине души был рад, что та наконец-то обзавелась семьей. Глядишь, присмиреет. Промеж кустов Орех заметил пеструю шерстку Куницы и облегченно вздохнул. Она поможет. Но шуршание позади лишь усиливалось. А затем послышался какой-то совершенно неестественный, дикий рык. Худыш резко обернулся и заметил два глаза-бусины и широкую белую полосу промеж них.
"Барсук!" - глаза, полные ужаса и страха посмотрели на Бурецапку и котенка. Жуткое клацанье зубов раздалось прямо за спиной целителя. В ушах зашумело, глаза застелила пелена и черно-белый, напористо толкнув бело-рыжую королеву, побуждая ту к бегу, сам рванул напрямик к Кунице, которая казалась невероятно далеко.

+5

12

[indent] Куница с удовольствием прижималась к теплому худощавому боку Ореха. Она чувствовала, как при каждом шаге целителя его ребра ходили ходуном, отчего в ней почему-то просыпалось первородное желание откормить несчастного молодого врачевателя, чтобы он, наконец, не был под опасностью быть снесенным первым же порывом ветра. Куница расслабилась, стоило только выйти из лагеря. Её будто бы накрыто волной спокойствия, она целиком и полностью отдалась мыслям и попытке побыть от ежедневных проблем где-то глубоко. Где-то возле её бока стучало о коробку из ребер, и Куница была уверена в том, что сквозь клетку рвётся наружу настоящее солнце. Более светлого и теплого кота в Грозовом племени Куница не могла и представить. Очень здорово, что именно он несет волю Звездного племени сюда, вниз.
[indent] Куница смущенно заулыбалась, когда Орех подал голос. Его голос успокаивал и будто бы нашёптывал на ухо, мол. Отпусти. Успокойся, отпусти и станет проще.
[indent] - Знаешь, - в том же тоне, который задал Орех, ответила молодому врачевателю кошка, - ты прав. Мне стоит отпустить проблемы, но вся суть кроется в том, что эти проблемы держатся за меня всеми когтями, которые только у них есть. И даже если я их отпущу, то далеко не факт, что они решат отпустить меня. Понимаешь же, Орех?
[indent] Она не думала, что вывалить на Ореха все свои проблемы, которые мертвым грузом висели у кошки на плечах - верное решение. Определенно, нет! Нельзя так. Она не хотела, чтобы ещё и Орех беспокоился за неё, за Опалённую и за всю происходящую ситуацию. Ещё и эта война... Она зрела над племенами, как налитое кровью алое яблоко, которое становилось уже настолько тяжелым, что вскоре веточка просто треснет пополам. И только тогда яблоко упадёт, развалится на уродливые гнилые осколки и начнётся бойня. Тяжелая бойня, которая однажды у Куницы забрала отца, а сейчас может забрать и детей. Она украдкой взглянула на Ореха. Он совсем не был похож на Незабудку, но даже умершая целительница не выдала её после смерти. А ведь могла. Но она обещала.
[indent] Куница встревожилась, когда Орех предложил самостоятельно собрать растения. Солнцезвёзд очень тревожился за него, разве могла она... могла она его оставить одного? Она посмотрела в глубокие травянистые глаза, а затем скользнула шершавым языком по гладкому затылку, как бы прося его быть осторожным. Она всё же следовала за ним достаточно близко, поглядывая по сторонам. В лесу было на удивление спокойно. Ещё бы, не хватало ещё, чтобы сюда пожаловала та барсучиха, которая подрала Опалённую. Этого не хватало. Бросив долгий взгляд на Ореха, Куница все же пришла к выводу, что бояться нечего, после чего в несколько длинных и мощных прыжков хищницы преодолела расстояние и оказалась на нижней ветке крупного платана. Говорят, что на самые верхние его ветви боятся залезать даже самые отважные воители, настолько высоко вздымается его огромная крона над землей. Куница высоты не боялась. Поэтому быстро, будто бы ища в высоте совета и поддержки, она преодолевала ветку за веткой, как уверенный боец, пока не оказалась достаточно высоко, чтобы весь шум и гомон леса остались позади. И тишина.
[indent] Охота задалась сразу же, Куница вцепилась зубами в затылок пернатой горлицы, подтягивая к себе птичку и удерживая её в зубах до тех пор, пока под янтарные глаза не попалась следующая цель: кладка яиц. Аккуратно спустив добычу вдоль ствола дерева, горлица глухо упала в золотистую листву прямо у подножья. В это время Куница вернулась на ветку вверх, резво занырнув головой в дупло и выуживая в пасти два небольших яйца, которые требовалось нести очень аккуратно. Безусловно, кошка все же задавалась вопросом, как она дотащит все это до лагеря, но она надеялась, что Орех ей поможет.
[indent] В мгновение ока кошка спустилась вниз, желая начать поиски горлицы. Но горлицы не было. Облазав все у корней платана, Куница не обнаружила и перышка от добычи, но... нос пощекотал знакомый запах. Настолько знакомый, что Куница могла бы перегрызть себе горло, она его где-то слышала, причем не так давно. А когда до неё дошло, кто же это, то зубы в пасти непроизвольно сжались и яйца хрустнули, выпуская в горло живительную жидкость. Мгновенно отплевавшись от внезапного завтрака, Куница огляделась по сторонам, выбежав на середину поляны.
[indent] - Орех! - громко позвала она. Ореха нигде не было.

+4

13

Предки, зачем она подумала об этом мышеловом? У Ореха словно чуйка была на рожениц. Вот, сморите, даже родить нормально не даёт. Но Бурецапка была готова какое-то время вести себя более сдержанно, чтобы он лечил её котёнка. Почему-то Бабочке она не доверяла своего ребёнка, хоть раньше и показушно заявляла, что там намного лучше своего наставника.
- Я не знала! - огрызнулась рыже-бурая кошка, но без особых энтузиазма и силы в голосе. Она очень устала, но, стоит заметить, была счастлива.
... - Просто дай мне выполнить свою работу, - прежде чем взять серого малыша (или малышку?) в зубы, Бурецапка закатила глаза.
- Я уже всё сама сделала, что ты там делать собрался, не пойму, - фыркнула кошка и взяла свою драгоценную ношу в пасть.
Ужас на мордочке королевы отразился раньше, чем у Ореха. Но он среагировало раньше, а Бурецапка застыла словно парализованная. Страх не за себя, а за котёнка Камня придавил её к земле. Странно. Он же наоборот должен был помочь ей.  Рыжая среагировала на толчок целителя, но слишком поздно. Предки, она будет винить себя за эти две секунды до конца своих дней.
Отсутствие сил и ноша в зубах сыграли на лапу барсуку. Он настиг Бурецапку почти сразу же. Увесистая чёрная лапа цепанула рыжую шкурку кошки по бедру, от чего грозовая взвизгнула, не разжимая зубов, споткнулась. Котёнок недовольно запищал, но рыжая не отпускала его. Прикрыв серенького своим телом, королева припала у земле и визгливо зарычала, максимально вздыбив шерсть. Она не могла напасть. Бурецапка и выпада не могла сделать, барсук бы добрался до котёнка. Но ему это и не нужно было. Получив лапой, чуть ли не с неё размером...сквозь пелену боли от располосованной кожи, кошка с холодным ужасом поняла, что лапа барсука не застыла. Она по инерции скользнула вниз. Прямо туда. К самому сокровенному.
Барсук поддался вперёд, суя свою морду к груди кошки, Бурецапка подобно гадюке впилась зубами в нос хищнику и повисла на нём. Странно, что она это сделала, рыжая не поверила своему телу. Она же сейчас должна была охранять своего котёнка. Но, видимо, инстинкты самосохранения ей дали понять, что больше охранять некого.
Хищник сбросил кошку со своей морды, та отлетела предки куда, но, едва поднявшись на лапы, понеслась к котёнку. Бурецапка застыла. Ей уже было плевать, что барсук на что-то (или на кого-то) отвлёкся, она увидела изувеченное тело своего новорожденного котёнка. Это последствия того пропущенного удара, часть которого до сих пор пульсировала на морде бывшей королевы.
Бурецапка не настигла ярость, ненависть, её не переполнилось ничем. Внутри кошки в этот момент словно стало предельно пусто. Рыжая почувствовала как закружилась голова и вскоре, не успевшие перевариться остатки мыши вышли через её горло. Воительница заморгала глазами, на ватных лапах упав к своему мёртвому котёнку. Она моргала и моргала, убирая стекающую ей на глаза кровь и представляла, что это кровавая пелена из-за её ран. Что размятое красное пятно - это её кровь.
- Орешек тебе вылечит, солнышко. Всё будет хорошо. Маме надо отдохнуть. Всё хорошо, - Бурецапка очень неестественно улыбнулась и принялась вылизывать малыша, полностью игнорируя привкус железа и соли на своём языке.
>>> главная поляна (после остальных)

Отредактировано Бурецапка (10-12-2018 12:11:39)

+9

14

[Song: Rescue Continues - Rupert Gregson-Williams]

Зря он сделал этот опрометчивый шаг, зря разминулся с Куницей. Она бы не допустила подобного. Зря пошел один. Но кто мог знать? Услышав за спиной дикий рев и почувствовав на себе горячее дыхание барсука, целитель что есть силы рванул вперед. Подальше от опасности. Он бежал как последний трус - не оглядываясь, пытаясь поймать выпрыгивающее из груди сердце. Мозг отключался. Возможно, впервые в жизни он чувствовал настоящую угрозу жизни. Настоящий первобытный страх, когда все, что ты можешь сделать - просто нестись сломя голову. До ушей донесся знакомый визг.
"Бурецапка..." - черно-белый худыш зажмурился и обернулся через плечо. Новоявленная королева, как и подобает настоящей воительнице и храброй матери защищала своего котёнка. Орех с ужасом закусил язык. Страшно было и слово пикнуть. Лапы сами несли его прочь от барсука. Подальше от того, кто может причинить боль. Подушечки лап кололо от настигшего ужаса и крика рыже-белой кошки. А ревущий барсук лишь усугублял ситуацию. Целитель испуганно смотрел вперед, прямо на Куницу, глаза которой уже пересеклись с зрачками Ореха. Он не хотел оборачиваться, не хотел даже на мгновение узнать, что происходит за спиной.
Взмокший целитель просто несся в сторону лагеря. Он не умел драться, не умел защитить себя. Никчемное создание.
- Куница! Куница! - заорал во всю глотку Орех, когда до воительницы оставалось буквально десять лисьих прыжков. Потом, когда все закончится, он непременно будет корить себя за то, что поступил как трус. Но не сейчас. Сердце разрывалось на части, а узкая грудина быстро вздымалась-опускалась, пытаясь перейти с одышки на глубокое дыхание.
Вот-вот, сейчас все закончится.
"Умоляю."
Чем дальше Орех отдалялся от брошенной Бурецапки и котенка, тем сильнее щемило в груди. Глаза наливались солоноватыми слезами. Громкий писк котенка, разрезающий вопли Бурецапки и барсука. Орех прижал уши к затылку и зажмурился.
"Он умрет. И она умрет."
Отчеканивало сознание, но Ореху до последнего хотелось верить, что бело-рыжая не потеряет самообладания и сумеет спастись. Все длилось ровно мгновение. Кинув последний взгляд назад, он заметил кровавую лужу (лишь потом он узнает в этом месиве котенка), а над ней склонившуюся Бурецапку. Кошка и не пыталась унести свои лапы. Вдох. Задержал дыхание. Лапы резко упираются в землю и Орех пытается тормозить, вороша перед собой желтые листья. Куница совсем рядом.
Резко выдохнув, он остановился и, тяжело дыша, обезумевшим взглядом обернулся к Бурецапке. Та то ли была не в себе, то ли действительно получила крепким ударом по голове. Не бежала. Сидела как вкопанная. А барсук не медлил. Ореху было достаточно занесенной над Бурецапкой лапы, чтобы развернуться и... побежать навстречу воительнице. Он не ведал, что творит. Не знает, что будет делать. Орех с Бурецапкой уже давно не были близки, их уже практически ничего не связывало. Колкая ссора, засевшая занозой под сердцем. Но мог ли черно-белый целитель просто смотреть на это все? Будучи впервые в подобной ситуации, он не мог здраво рассудить все происходящее. Просто несся навстречу к воительнице, рассчитывая на помощь кого угодно.
"Куница."
- Бурецапка! Сзади! - заорал, именно заорал, неестественным срывающимся голосом целитель. Барсучья морда кровожадно пялилась на рыже-белую кошку, явно принимая ее за нарушительницу покоя.
Морда Ореха изобразила гримасу, абсолютно несовместимую с характером черно-белого. Сведя брови, он осклабился, агрессивно прижал уши к затылку и громко зарычал. И лишь глаза, бледно-зеленые луны, отражали настоящий страх. Он не знал что делать, полагаясь лишь на инстинкты. Орех знал, еще мгновение, и барсук сделает из Бурецапки такое же кровавое пятно. Занеся лапу, крупный зверь практически настиг бедную королеву. Черно-белый раскрыл пасть и, спружинив от земли, выпрыгнул вперед. Сердце бешено колотилось, угрожая и вовсе остановиться от накатившего страха.
- Нет! - целитель настиг бока барсука. По инерции, ему удалось чуть пошатнуть зверя и отвлечь от Бурецапки. Маленькие клычки вонзились в густой мех барсука, пытаясь достать до кожи. Громко пыхтя, Орех повис на боку у врага. Глаза наливались слезами. Стало невыносимо страшно.
А потом взгляд Ореха пересекся с обернувшимся на него глазом-бусиной барсука. Округлив в ужасе глаза, он уперся передними лапами в бок, собираясь спрыгнуть с туши. Отпустив мех барсука, целитель оттолкнулся от бока. Хотелось реветь навзрыд, настолько силен был страх и ужас, подкативший к горлу. А потом послышался лязг зубов и тело Ореха резко взмыло вверх. Обжигающая боль в лапе пронзила все тело и Орех завизжал. Ловко подбрасывая в воздух и смыкая-размыкая челюсть, барсук трепал целителя. Чудом зубы не сомкнулись на морде.
Ореху никогда не причиняли боль. Пара царапин в детстве, да и только. Эта боль была несравнима ни с чем. Жарким пламенем обжигая все тело, Орех скулил, визжал, но сделать ничего не мог.
"Уходи, уходи, уходи. Только не Бурецапку, не Куницу. Не меня. Уходи."

+11

15

[indent] В висках судорожно грохотал пульс. Она, казалось, не слышала больше ничего другого: только биение собственного сердца. И отчаянный, громкий крик, который, казалось, разрезал тишину леса как огромная длинная молния, раскрывающая пасть черному, мглистому небу. В её голове в тот момент, казалось, родилось что-то большее, чем просто страх. Ужас, животный, сковывающий глотку, лапы и одновременно мозг страх, который завладел её телом в один единственный момент. Так не бывает на самом деле. Это какой-то сущий ночной кошмар, вылезший как неизвестное существо из Темного леса.
[indent] Барсучиха трясёт Опалённую как поломанную игрушку, а затем отшвыривает в сторону. Тело молодой кошки с глухим ударом падает на землю, когда где-то из недр горла у Куницы вырывается крик. Он, наполненный страхом и ужасом звучал не как голос воительницы. А как крик матери, которая только что потеряла собственную дочь. Куница срывается к ней с мольбой на губах: пожалуйста, только живиживиживи.
[indent] На мгновение глаза Куницы находят травянистые радужки... что-то нехорошее блеснуло в них, что-то, что заставило уголки губ Куницы тут же опуститься, а сердце забиться быстрее. Звездное племя... Куница не бегала так никогда в жизни. Она бежала быстрее любого воителя племени ветра, она летела быстрее самого ветра, быстрее урагана, про себя повторяя одну простую истину. Лишь бы остался живым. Лишь бы остался живым её маленький дурачок Орех, маленький котик, которого она помнит с котячества. Кот с самой светлой и теплой душой, из которой можно соткать звезды, а затем повесить их на небо. Лишь бы остался жив. Звездное племя, я что угодно отдам!  Она чувствовала, как влага, накатившая на её глаза тут же закрыла весь путь. Мешала, не сейчас, уйдите, пожалуйста! Этот отчаянный крик внутри неё раздирал горячее, страстное и ужасно болящее сердце.
[indent] Она плакала уже на бегу, плакала, прижимала уши, когда слышала, как ревёт барсук, плакала, остановившись в ужасе, когда Орех сам ринулся под лапы огромного зверя. Эти холодные слезы застыли на щеках, как крик в её горле,  когда закричал Орех. Она бы отдала всё, чтобы не слышать этот крик. Чтобы остаться в лагере... Это кровь? Куница посмотрела под лапы: она стояла в крови, вымазанная почти по колено, в чужой, крови...
[indent]  - Бурецапка?.. - ошарашенный, шокированный вопрос, почти шепотом, глядя на молодую кошку. Нос щекотнул запах молока. Всё будто бы происходило в одно единственное мгновение, которое могло бы стоить Кунице жизни. В голове три картины: Бурецапка, Орех, пасть которого безмолвно разрывается от крика, мертвый, едва родившийся на этот свет котёнок. Уши мгновенно прижимаются к затылку.
[indent] В ту ночь сердце Куницы разрывалось от боли потери и утраты. То, с какими глазами отдавала собственных котят под бок Горлице, помнила только Незабудка. И та пообещала никому не говорить. Хранить тайну. И сохранила её до самой своей смерти. Она смотрела на своих котят каждый день, смотрела на то, как Горлица дает им имена, лежа в своем далеком углу, понимая, что имена им как никогда подходят. Что они такие красивые, её маленькие, её хорошие дети... Она бы так хотела быть к ним ближе. Чувствовать их запах. Быть мамой.
[indent] Застывшие на щеках горячие слезы сменились клокочущим рыком, который, казалось, брал начало в самой глубине её горла. Она помнила эти злые, как у какого-то хтонического существа, глаза. Такие же глаза были у этой барсучихи, когда она рвала тело Опалённой. Когда впивалась в горло Тайфуну. В той битве Куница ушла практически невредимой: хуже всего было наблюдать за тем, как медленно затягиваются раны на телах любимых. Она отомстит за всю ту боль, которую эта зверюга принесла ей, Опалённой, Тайфуну, Ореху, Бурецапке и нерождённому котёнку.
[indent] Казалось, время застыло в тот момент, когда она рванула к ней на спину, вцепившись острыми, как бритва зубами, в воняющую гнилью шерсть. Упрямо драв кажущуюся непробиваемой шкуру барсучихи, Куница чувствовала, как под ней ходуном ходят плотно обтянутые лопатки. Чувствовала, как двигается под ней это чудище. Это чудовище - иначе не назовёшь. Крик, полный боли вырывается откуда-то из района лёгких, стоит только барсучихе дотянуться до воительницы и впечатать спиной в ствол дерева. Её органы будто бы прижало чем-то огромным и тяжелым - спасло только одно. Запах крови, который привлекал невероятно сильно.
[indent] - На... - просипела, упавшая к корням дерева Куница, откашливаясь. На траву попала кровь, - дерево! Быстрее! И в следующий момент удар, приходящийся прямо на голову огромного чудища, обрушивается каким-то громом с места. Непонятно, откуда Куница взяла все эти силы, но в груди у неё пульсировала мысль о том, что она мстит за дочь. За Ореха. И за этого маленького котёнка! Оглушенная на несколько мгновений барсучиха, зашаталась на месте, когда кошка собрала все оставшиеся силы в кулак, бегом сорвавшись с места, кошка устремилась к замершей от шока Бурецапке, изо всех сил встряхнув её за загривок и рывком толкнув к дереву. И только потом вцепившись в ствол сама, когда ветка, за которую зацепилась Куница, хрустнула.

+8

16

Мир сотрясался и переворачивался верх дном. Секунды казались вечностью и каждый раз, когда барсучиха подкидывала Ореха в воздух и смыкала челюсти на его худом теле, его словно парализовывало. Все мышцы немели и лишь места укусов обжигали горячим ядом. Поначалу целитель пытался извиваться и маневрировать, пытаясь выскользнуть из пасти зверя, концентрировал внимание на потерянной Бурецапке, кричал и звал на помощь Куницу...
"Где же ты?"
Бледно-зеленые глаза уловили пеструю шубку. Орех попытался в последний раз извернуться в пасти барсука, но лишь усугубил ситуацию. Острые, почти как когти воителя зубы, вонзились в грудь и, словно скальпель разорвали тонкую кожу от груди и вдоль передней лапы. Орех взвыл. Последняя, самая мощная и невыносимая вспышка боли пронзила целителя сотнями игл и он поддался. Сдался, как сделал это и в самом начале, удирая от барсука, оставив Бурецапку наедине с опасным зверем.
Он хотел бы взвыть от боли, но рот уже просто открывался в немом ужасе и из глотки вырывались еле слышные хрипы. Черно-белый худыш был уверен - все кончено. Глаза начинала застилать пелена. Он знал, что произойдет дальше. Видел это у своих подопечных. Потеря сознания, обмякшее и ни на что не реагирующее тело. Лучшая награда для барсука. Кажется, зверь победил. Оно случилось бы в любом исходе. Что мог сделать трусливый необученный целитель? Да ровным счетом - ничего. От боли и немощности глаза взмокли и Орех приподнял голову.
- Куница, - обрывистый голос разрезал рычание барсука. "Она пришла. Все будет хорошо. Она спасет Бурецапку и котенка. Она спасет."
Отяжелевшие веки закрылись и черно-белый кот повис тряпочкой, все еще чувствуя, как тело ходит из стороны в сторону, даже не пытаясь соприкоснуться с землей. Он слышал рев Куницы. Этот истошный крик наверняка будет мучить его в самых страшных снах и напоминать о случившемся. А будет ли? Орех уже и не ждал ничего хорошего.
"Заберите. Только побыстрее. Прошу. Больно. Очень больно," - Орех сдался. Он не был готов к такому повороту судьбы. Даже в мыслях не представлял, как это произойдет. Но сейчас он молил предков о скорейшем отходе к Звездному племени. Целитель не понимал, как воины могут терпеть подобную боль, как целенаправленно идут к этой боли, что ими движет. О, если бы он мог бы вернуться на мгновение раньше, то...
Он сделал бы тоже самое. Бурецапка, пусть и не заслуживала уважения со стороны Ореха, была такой же соплеменницей. Той, с которой Орех провел свое светлое детство, той, что в своей время спасла его от позора сверстников и встала на защиту. Мог ли Орех поступить иначе? И пусть его робость, болезный вид и постоянно поджатый хвост говорили всем о его трусости, но там, за ребрами, билось львиное сердце, готовое отдать свой последний удар ради любого соплеменника. Даже сам Орех не знал, что способен на поступок. Было куда проще спрятаться за вуалью труса и молча лечить соплеменников. Но сейчас Орех сделал невозможное для себя. Перепрыгнув страх, наплевав на принципы он сделал это.
И пока барсук переключился на Ореха, у Бурецапки появилось время взять котенка в охапку и нестись отсюда прочь. А там...
"Там Куница подоспеет."
Но страшно уже не было. Стеклянные глаза поймали взбирающуюся на дереву Куницу, но это уже не был тот живой, ищущий спасения взгляд. Не было слышно ни рычания барсука, ни хрипящего голоса Куницы. Черно-белый медленно выдохнул.

+9

17

высокие сосны —->
Подавленное, абсолютно безэмоциональное состояние.
Опустошенность.
Так легче.
Ласточка шагала, поскрипывая лапами по первому снегу, и бесцветно смотрела на прозрачно-белый покров леса. Осточертело все.
Этот взгляд Тайфуна, брезгливый и безразличный. Этот Солнцезвезд, эти соплеменники, такие гордые Опаленной. Неужели для всеобщего обожания нужно было родиться миловидной девочкой с круглой мордашкой и глазами подбитой лани? Неужели нужно было насильно улыбаться всем и каждому, и убаюкивать сладким голоском?
Ласточку передернуло, и она болезненно зажмурилась, замедляя шаг и останавливаясь в тяжелом шаге. Голова натянуто опустилась, и кошка прикрыла глаза, опустив голову между передних лап в некоем скорбном жесте.
Устала.
Тихий, едва слышный стон. Совершенно бесцветный, рваный выдох, чем-то похожий на всхлип.
Рычание.
Что?
Чуть приподняв голову, черно-белая слизнула с усов соль и присмотрелась болезненным прищуром. Рычание определенно повторилось, и кошка, сделав шаг вперед, ускорилась в бесшумную рысь, пробираясь чуть дальше, пока запах крови не перебил все.
Даже инстинкт самосохранения.
Черно-белая шерсть в непонятном клубке смешалась в нечто движимое и обездвиженное, и едва барсучий смрад стал распознаваем, Ласточка свирепо, безрассудно бросилась вперед, распушаясь до максимальных размеров. Черно-белая уловила треск, всхлип, рыжую шерсть ученицы и едва не споткнулась, распознав в обездвиженном теле св...
Ореха.
Рвано выдохнув, кошка оторопело посмотрела на барсука. Огромный. Окровавленный непонятно чьей кровью.
Лучший момент в жизни Ласточки, чтобы без лишних эмоций пожертвовать всем.
Кошка дернулась, чтобы броситься прямо в узкую черно-белую морду, рыча и царапая все, что движется. Подобравшись, испуганная до чертиков воительница собирала в себе крупицы силы напасть на хищника, но случай решил за неё все: с душераздирающим треском откуда-то сверху упала Куница вместе с тяжеленной веткой. Как в плохом анекдоте, соплеменница рухнула вместе с веткой на барсука, и тот, ошалело взвизгнув, отскочил, встрепенулся, зарычал.
Испугался, и это был лучший момент, чтобы и Ласточка, и подоспевший откуда-то вдруг Ежевика распушились и погнали черно-белого в сторону, куда подальше, чтобы неповадно было.
Не верилось, что гигант-хищник удрал восвояси, поднимая пятками комья снега.
А потом наступила тишина, и тяжело дышащая кошка в один прыжок оказалась рядом с Орехом, оторопело осматривая тело.
Нет.
Дышит?
Дышит...

— Эй, — тихо позвала воительница, осторожно касаясь носом щеки. Грубовато пихая морду целителя, Ласточка чувствовала, как дрожь переходит в панику: почему он не просыпается?
— Орех, подъем, — дрогнув, рявкнула черно-белая кошка, рывком разворачиваясь к Ежевике, Кунице и... королеве?
Прозрачные глаза сузились в ужасе, и если бы не предсмертное состояние Ореха, помощь понадобилась бы её бывшей ученице, которая заимела серого котенка от одного серого воителя.
Неужели ты, дура, не понимаешь, что твой котенок, твой... сын — твоя вечная боль?
Дура.
Ничему не научилась от меня.

— Куница, — севший, хриплый голос, — ты в порядке? Ежевика, помоги им... Нет, я понесу Ореха сама, — глухо рыкнула Ласточка, возвращаясь к тощему, худощавому врачевателю.
Такой маленький.
Рывком приподняв юнца, воительница натужно выдохнула и медленно, почти бережно потянула Ореха за собой, чувствуя глухую, рваную боль где-то внутри.
---> лагерь

+6

18

[indent] Весь мир вокруг, казалось, что замер. Застыл, как не успевшая скатиться по шершавому стволу дерева капля, превратился в мутную от разводов ледышку. Куница на мгновение сфокусировала зрение на крупных падающих хлопьях снега, сделала несколько рваных, совсем неглубоких вдоха, прежде чем внутри все оборвалось и затрещало, как неустоявшийся лёд под лапами. Когда все внутри вспыхнуло проблеском боли. Это - как гром среди ясного неба, заставило вытянуться, а оттого задышать ещё сильнее, когда глухой удар сопроводился громким треском и звуком быстро удаляющихся шагов. Куница только и видела то, как медленно ложился на землю снег. Не могла отвести взгляда. Это было так красиво, так тихо, так умиротворенно...
[indent] Сквозь приоткрытую пасть рвано вырывались обрывки глубокого дыхания, бока судорожно, резко поднимались, а в глазах мутнело, мутнело... все расплывалось. Кошка с трудом сглотнула застывшую в горле слюну, чувствуя то, как холод пробегается по лапам, как становится необъяснимо зябко и одновременно жарко. Как сильно болел бок, настолько сильно, что от этой боли у Куницы сводило зубы. Когда сквозь пасть вырвался лишь уставший, слабый, едва различимый стон: «Орех?» Это все потонуло в шуршании падающего снега, в быстрых, торопящихся шагах, которые приближались все ближе и ближе. Кошка зажмурилась. А если это снова та барсучиха? Если она вернулась, чтобы добить их всех? Кошка с колоссальным трудом, который ей никогда в жизни ничем не вознаградится, повернула голову. Она даже не пыталась встать на лапы. Просто размытым, расфокусированным от сковавшей тело боли пыталась найти тело Ореха. Бока юного целителя часто поднимались, но он дышал.
[indent] Слава Звездным предкам.
[indent] Она бы сейчас отдала всё, чтобы подняться на лапы, чтобы заглянуть в живые, перепуганные донельзя глаза и сказать Ореху, что всё хорошо. Что они все в безопасности. Что всё будет хорошо, он обязательно выздоровеет. И будет продолжать жить своей жизнью. Вот только своя жизнь не может быть продолжением этого огромного ужаса, который сейчас предстал перед совсем юным Орехом в виде гигантский барсучихи, готовой убить. Не ради самозащиты, не осознанно. Ради крови, багровой, почти алой, которая должна была стекать по ее морде и противно капать на землю. Наступила такая тишина, что кошка услышала свое сердцебиение. Ошалелое, неровное, идущее вровень с пульсирующей в боку болью и стучащим в ушах пульсом. Она немо приоткрыла пасть, пытаясь позвать на помощь. Только сквозь сжатые зубы прорвался лишь сдавленный хрип. Ей было тяжело дышать. Будто бы её легкие мгновенно стали меньше. Будто бы она пробежала огромную дистанцию и сейчас просто лежит и отдыхает. Если бы это все было так - племя могло бы гордиться ей.
[indent] По щеке Куницы медленно пробежалась и спряталась в густой шерсти прозрачная слеза. Её след тут же обжег безжалостный мороз, заставивший кошку зажмуриться и сглотнуть. В глазах мутнело. Последнее, что Куница видела, это была Ласточка, склонившаяся над Орехом. Прежде чем Куница провалилась в объятия того, кто имеет власть над бессознательными душами, она столкнулась глазами с Ежевикой. А дальше была пустота.

+5

19

(сoн где-тo в лагере) >>>

Посвящение Oленехвoста стремительно приближалось, нo Ежевика был пoлнoстью уверен в силах свoегo ученика. Испытание oн пройдет непременно, и в Грoзoвoм племени станет на oднoгo умелoгo воителя больше. Oднакo буквально накануне легкое волнение всё же выгналo старшего вoина в лес. Всё-таки проверить oкрестнoсти на наличие непрошенных черно-белых гостей будет не лишним. Я не хочу, чтобы хоть чтo-тo сoрвалo его испытание. Всё дoлжнo пройти гладко. Кoт неспешно углублялся в лес, нo вслушиваться в безмятежную тишину ему пришлось недoлгo.
Молчаливый лес, запoрoшенный первым снегом, вдруг разрезал далёкий, казалось, болезненный вой. Кoт понесся быстрее, подстегиваемый тревoгoй. Усилившийся снег лип на морду, мешая oбзoру, нo через некoтoрoе время ускреннoгo бега oн всё же не помешал разглядеть массивную тушу зверя и нескольких сoплеменникoв рядом с ним. К сожалению, несмотря на дoстатoчнoе кoличествo их, Грoзoвые не мoгли дать oтпoр барсуку. Oрех, видимo, самooтверженнo защищавший тoлькo недавнo oправившуюся oт пoдoбнoй схватки Куницу, уже был без сoзнания, а Бурецапка... впрoчем, тo, чтo увидел Ежевика, не слишкoм-тo егo удивилo. Тoчнее, вoвсе не вызвалo никаких эмoций — ему дела не былo дo личнoй жизни сoплеменникoв, на тo oна и личная, а вoт тo, чтo oни мoгли сейчас навсегда распрoщаться с жизнью вooбще, вынуждалo егo самooтверженнo брoсаться прямo на зверя.
К счастью, драка привлекла внимание не тoлькo старшегo вoителя — Ластoчка oднoвременнo с ним oказалaсь на пoлянке у платана. Нo Куница дoстигла прoтивника раньше их oбoих — пoслышался натужный треск ветви, и вoительница вместе с ней упала на зверя. Барсук, видимo, слегка пoтрёпанный в битве ранее и oглушённый пoдoбнoй атакoй Куницы, не смoг дoлгo сoпрoтивляться двум умелым разoзлённым вoителям и спешнo ретирoвался. Ежевика ещё некoтoрoе время гнал зверя пo лесу, нo пoтoм, удoстoверившись, чтo тoт увереннo движется к границе Грoзoвых земель, с всех лап брoсился oбратнo к сoплеменникам.
Чтo oн увидел у тoгo платана, былo самoй ужаснoй картинoй, кoтoрую вoин вooбще видел за свoю далекo не кoрoткую жизнь. Их целитель, бoлее не чёрнo-белый, а багрoвo-бурый, безжизненным кoмoм лежал на свежем снегу. Так мoлoд, так самooтвержен. Oрех сражался за свoих сoплеменникoв, хoтя Ежевика никoгда бы не пoдумал, чтo тoт спoсoбен выпустить кoгти. А теперь oн превращён диким зверем в этo месивo. Смoжет ли егo юная ученица чтo-тo сделать? Или Грoзoвoе племя oбреченo терять свих лекарей, едва дoстигших зрелoгo вoзраста? Вoитель стиснул зубы, видя на лице Ластoчки, казалoсь, ту же oбеспoкoеннoсть. В этoт мoмент oн рад, чтo чёрнo-белая здесь.
— Ежевика, помоги им...
Пoмедлив тoлькo секунду, oн спешнo приблизился к вoительницам. Куница всё ещё лежала рядoм с ветвью в пoчти бессoзнательнoм сoстoянии. Кoт нервнo глянул в стoрoну рыжебoкoй вoительницы, надеясь, чтo хoтя бы та смoжет идти самoстoятельнo. Нo через секунду вoин сoдрoгнулся и на мгнoвение oтвернулся, сoбираясь с силами, чтoбы сoхранить спoкoйствие на хмурoм лице. Та маленькая лужа крoви у лап Бурецапки... в её oчертаниях угадывался нoвoрoждённый кoтёнoк. Нoвoрoждённый и мгнoвеннo умерщвлённый. Слишкoм жестoкo, Звёзднoе племя.
— Бурецапка... Нужнo идти в лагерь. Ты мoжешь oпереться на меня, — Ежевика, бережнo пoдняв Куницу, пoдставил кoшке плечo, предпoлагая, чтo та сама захoчет oтнести дитя в лагерь. Чтoбы этим же вечерoм самoстoятельнo пoхoрoнить.
Прoцессия медленнo двинулась к дoму.

>>> лагерь

+6

20

Главная поляна

Охота: кубик

[indent] Конечно, предложить найти Солнцезвёзда - легко, и даже пообещать сделать это в кратчайшие сроки не сложно, а вот когда доходит дело до выполнения назначенной миссии, появляются вопросы и сложности, ибо где ей, собственно, предлагается искать эту отдающую рыжиной груду меха? Самое забавное, что вопрос этот пришёл Сипухе в голову лишь когда она отбежала уже на приличное расстояние от лагеря. До этого эмоции, обуявшие её на поляне, прочно властвовали над разумом, и лапы как-то сами несли тело куда-то фиг знает куда. Теперь же, затормозив так резко, что едва не перекувыркнулась через себя, юница озадаченно оглядывалась, пытаясь прикинуть, откуда было бы логичнее начать поиски и попутно ловя себя на мысли, что находиться в лесу после двойного нападения барсука в гордом одиночестве как-то неуютно. Наверное, нужно было позвать с собой кого-то из друзей для поддержки: так и думалось бы на пару быстрее, и вообще спокойнее да веселее было бы. Только теперь поздно что-то менять, не может же вислоушка взять да вернуться в лагерь без предводителя!
[indent] - Так, ладно. Его увела с собой Бабочка. Значит, не в патруль и не на охоту. Наверное, травки собирают. А где у нас растут самые хорошие травки? А леший их знает, - вышагивая по тропинке, за неимением собеседника повествовала какой-то надоедливой мушке ученица, зябко поводя плечами. Странно, вроде бы Юные Листья пришли, а так холодно. Может, нужно идти быстрее? Нет, тогда я точно Солнцезвёзда пропущу. Может, поймать что-нибудь, перекусить? Тогда и теплее станет, - но, увы, у грызуна оказались совершенно другие планы, и он удрал под ближайшую корягу, оставив охотницу ни с чем. Что ж, зато разгорячилась немного, всё польза.
[indent] Выпрямившись, Сипуха застыла, поняв, что оказалась у платана, где совсем недавно в последний раз был замечен барсук. Впрочем, замечен - скромно сказано. Скорее как следует похозяйничал. Удивительно, но страха больше не было. Скорее грусть и обида, такие едкие, что жгло глаза. Но плакать нельзя, она ведь не просто на прогулке, у неё задание. Попятившись назад, черепаховая так низко нагнула голову, что едва не зарылась клочками ушей в шерсть на грудке. Ласточка. И Солнцезвёзд. Да, - решительно мотнув головой, грозовая повернулась к дереву, испещрённому следами барсучьих лап, хвостом, рысцой направившись вглубь леса.
[indent] - Солнцезвёзд-Солнцезвёзд, выходи. Я подарю тебе вкусную-вкусную мышку. Или не подарю, но ты всё равно выходи, я добрая, я не обижу, не то что какие-то там барсуки, - огибая кусты, напевала себе под нос ученица. Ничего, лес ведь не бесконечный, рано  или поздно они обязательно пересекутся. Но лучше рано, иначе Ласточка расстроится, а огорчать кошку совсем не хотелось: она и так в последнее время была в каком-то печально-нестабильном настроении. По крайней мере, именно в такой мягкой манере Сипуха трактовала навозный норов старшей кошки.

+3


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » большой платан