У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
В Лесу происходят странные события.

Речное племя и племя Ветра находятся в состоянии хрупкого мира: одно неверное слово, одно поспешное решение - и два племени объявят почти неминуемую войну. Смерть предводителя речных земель, Львинозвезда, своими корнями уходит к племени Ветра, чей предводитель стал невольным свидетелем произошедшего. Найдет ли в себе силы Созвездие довериться лидеру чужого племени? Сможет ли сохранить хрупкий мир, или поддастся жажде мщения, которая так захватывает её соплеменников?

Грозовое и Сумрачное племена, словно нарочно, подвергаются нападению диких зверей: в первом свирепствуют не только барсуки, но и (неожиданно!) двуногие, а на земли Теневых набрел здоровенный, неуправляемый лось. Сейчас обоим племенам предстоит непростое восстановление сил, и захочет ли каждое из них поддержать своего союзника в неминуемом конфликте?

А между тем грядет оттепель...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP photoshop: Renaissance Впереди вечность
16.03 Нашему форуму исполняется ровно полгода с того дня, как были открыты двери в наш с вами дом, в наше последнее пристанище, где каждый нашел свой место!
Мы поздравляем каждого игрока с этой маленькой, но все же значимой датой! Спасибо за вашу теплоту, за невероятные отыгрыши, ламповую атмосферу на форуме и за то, что вы стали частью нашей огромной кошачьей семьи! Мы не устанем говорить, как сильно вы нам дороги и как крепко мы любим вас и ваших персонажей. Именно благодаря вам на "последнем пристанище" царит такая дружественная и светлая обстановка. И от всей души говорим вам спасибо! Наша дорога домой была долгой и трудной. Но мы выдержали и наконец достигли своей цели - нашли свой дом. Форум бережно отстроен каждым из вас - ваши идеи, мысли, сюжетные повороты - все это - мощный фундамент, благодаря которому "последнее пристанище" стоит нерушимой крепостью.
Рейтинг проекта — R.
Последнее пристанище для каждого, кто искал себе Дом. Каноничная ролевая, события которой происходят на землях старого-доброго Леса - то самое место, где вы сможете с легкостью облачиться в шкуру любимого персонажа, написать свою историю и отдохнуть от окружающей суеты. Если вы искали дом, если вы искали что-то для души - добро пожаловать. Вы нашли свое место, и мы рады вам.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 81 страница 100 из 287

1

http://sd.uploads.ru/vEhCf.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="3"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">Ч</size></b><font size="2">асть суши, вдающаяся в русло реки и тем самым огибаемая водой с трёх сторон, а с четвёртой плотно окружённая тростником, являет собой лагерь Речного племени. Поляна встречает уютом и спокойствием, тихим журчанием реки и шорохом камышей. Сердце Речного племени - небольшая песчаная поляна, где воители любят нежиться на солнышке и болтать о насущном. Палатки хоть и расположены глубоко в зарослях, на поляне всё равно остаётся не так много места, но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Ближе к выходу в гуще тростника ночуют воители, рядом расположена скала собраний - большой округлый валун, с которого предводитель обращается к соплеменникам. Палатка лидера находится за скалой, в небольшой ложбинке. На противоположной стороне палатка старейшин, а рядом - ученическая. На безопасном расстоянии от воды в зарослях камышей живут королевы и котята. Целитель проживает обособленно от всего племени, его можно найти в дальней части лагеря в небольшой пещерке меж корней старой ивы.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

+1

81

[indent] - Шевели ляжками, давай, давай. И-и-и от бедра, - желая подбодрить, а заодно и поторопить явно волнующегося братца, рассмеялась в усы юница, пару раз пихнув Пчелку лбом в бок и даже продефилировав перед ним из стороны в сторону, демонстративно покачивая вытягиваемой при каждом шаге филейной частью. Облез? - слишком увлечённая разглядыванием зарослей, несколько раз автоматически повторила про себя Ясенница, не сразу сообразив, о чем вообще речь. Бросив, наконец, непонимающий взгляд в сторону рыжего и уже сосредоточенно прокрутив в голове события последних минут, речная порывисто выдохнула, делая вид, что совсем не расстроена привычным проявлением братской... особенности. Откровенно говоря, она всё ещё надеялась, что Пчёлка научится слышать, как и они с Берёзкой: правильно, хорошо, чётко. Если они смогли, почему Пчёлке никак не удаётся? И почему взрослые отводят взгляд?
[indent] - М-м-м... - неопределённо обозначилась кошка, по очереди ткнув хвостом в себя и обоих братьев, а потом качнув головой в сторону выхода из лагеря, за которым величественно раскачивались могучие деревья. - Л-е-с. Ласка рассказывала, помнишь? Между тем, самый младший представитель их семейства уже намылился к реке. В общем-то, против идеи пощупать, наконец, лапами, что же представляет из себя эта загадочная большая вода, девчушка тоже не была, так что обошлось без споров.
[indent] К ней почти вплотную приблизился светящийся от восторга Пчелка, явно придумавший что-то грандиозное. Заинтересовавшаяся было, при первых же звуках голоса котика Ясенница ощерилась, плотно прижав к голове уши. Иногда ей казалось, что еще пара лун общения с братцем, и они с Березкой тоже оглохнут. Нет, она к этому ко всему, конечно, ужи привыкла, но... Черт подери Звездоцапа коромыслом, смолы б Пчелке в пасть вместо бананов в уши. - Да что ты орешь, как в жопу ужаленный? А, ну да. Ты же Пчелка. Они тебя реально туда того...
[indent] А Березка уже несся к реке, и Ясенница, разумеется, не могла позволить коту взять инициативу в свои лапы. Громко фыркая, юница сорвалась с места, бросившись догонять наглеца, не соизволившего их подождать: ишь, чего удумал, всё самое интересное в одну морду! - А вот тебя сейчас возьмёт, и проглотит бо-о-ольшой сом! - собственно, именно в его обличье и собралась предстать разыгравшаяся, полная азарта золотистая. Подобравшись на ходу, она браво прыгнула, вытягиваясь в воздухе во всю свою длину и настигая Берёзку, только вот не всё пошло по плану. Густые камышовые заросли внезапно закончились, открыв неожиданно близкий и скользкий берег. В прыжке зацепив заднюю часть брата, Ясенница придала ему немалое ускорение, столкнув в воду, но и сама не успела не то что затормозить, а даже толком приземлиться, полетев следом в бескрайнюю прозрачно-голубую пучину, которую так и не успела рассмотреть. Тот, кто утверждал, что от маленьких деток и бедки маленькие, явно не был знаком с этой особой...

+5

82

— Привет, милая. Удачной вам охоты, — провожая соплеменников довольным прищуром, старейшина никак не ожидал увидать на входе в лагерь так скоро новые фигуры. Отряд ночных странников вернулся во главе с явственно напряжённым, однако сохранявшим стать и самообладание златогривым лидером. Оный своим появлением перманентно умудрялся раскалывать чувства Излома надвое. С одной стороны, бесспорно, находилась львиная (ох уж эти каламбуры) доля восхищения, но с другой… Именно сей персонаж отказался вытаскивать их с любимой родной душой из болота, коим молодой кот не стеснялся мысленно величать свою нынешнюю обитель. И в кое скоропостижно хотела уйти Сивая, лишь дождавшись новостей. Излом не сдержал несколько картинного заката глаз.

— За последние луны я отлежал бока на всю оставшуюся жизнь, сестра. А холод… Что холод? Разве ж помеха он потомкам бурлящих вод? Нет-с, навряд ли, — находя по-настоящему восхищённым разыгравшейся непогодой сине-голубым взором аккуратную мордочку Сивой, кот выразительно прошептал, — прошу, давай останемся здесь чуть дольше. Если ты не слишком замёрзла, — черноухий мягко улыбнулся, показывая, что он определённо в порядке. И немного усыпляя бдительность — куда ж без этого с такой заботливой родственницей. Однако, как бы Излом ни ценил сию заботу, а зов грянувшей бури был сильнее. Только в такие моменты, мгновения яркой сумятицы, мятежной беспокойности, Речной ощущал себя живым. Пусть раскатистый смех, вторивший далёкому грохоту грома, оттеняется багровыми вспышками затаённой боли — всё лучше, чем серый цвет обречённости, монохромность жалкого существования.

— Обыкновенная пограничная стычка, но предводители успели разругаться в пух и прах, а предки — нагнать шороху? Дела-а, однако, — с явным любопытством протянул Излом, внимательно изучая изменения крайне эмоциональной мимики подошедшей поделиться новостями Ручей. Тревога, волнение, напряжённость. Охватившие, впрочем, скорее всего не только одну миловидную воительницу, но весь лес, — кажется, назвав происшествие обыкновенной стычкой, я допустил ошибку. Тут более подойдёт «предлог» или, м-м, ещё красноречивее — «провокация». Но кто же кого? — смакуя полученные сведения, молодой кот мягко кивнул беспокойству сестры за судьбу племени. Союз с Тенями? Не равна ли будет сумма болот с бурлящим речным потоком наводнению?

Ручей слегка разрядила обстановку мрачных философствований замечанием про Крестовничка, который как раз проходил мимо и, вестимо, услыхал своё имя.
— Про лучших оруженосцев не забудь, — ободряюще подмигнув пёстрому юнцу, Излом обвил лапы длинным хвостом.

+5

83

>>> кувшинковая заводь
[indent] В голове Миндальной, будто вспышкой осталась последняя сцена — её наставник и двое соплеменников остались мордой к морде с лисой. Которую именно она привела на хвосте к ним. Кошке хотелось вскочить на лапы и встать их защиту, но силы стремительно покинули её тело, а глаза застлала тьма. Сознание будто резко отключилось. Она даже не успела испугаться или что-то ощутить. Только какую-то неестественную слабость. А потом — ничего, пустота.
[indent] Вновь вспышка, ученица медленно открыла глаза. Ей казалось, что прошло лишь мгновение. В нос ударил запах крови, хотя кошечка подумала, что ей показалось. Голова кружилась, и Миндальная испугалась, что снова провалится в это непонятное, странное состояние. Но она всё ещё была в сознании. Подняв чуть голову, она осмотрелась. «Что? Это не кувшинковая заводь! Это же лагерь!» Подперев тело передними лапами, кошечка чуть приподняла тело — слабость ещё не отпускала, поэтому встать на лапы она не могла. Первое, что ей бросилось в глаза — это какая-то нечто тёмно-красное, облепившее почти всю шерсть. «Кровь.» Ей не показалось.
[indent] «Неужели она моя? Что произошло?»
[indent] Миндальная помнила, как бежала от лисы, помнила, как силы начинали её покидать, и дальше бежать она уже не смогла. В её носу стоял тот противный, резкий запах хищника. Тот первобытный страх, что сковал тело, когда лиса приблизилась. А потом удар такой силы, что её отшвырнуло в сторону. Но Миндальная не могла оценить его силу, она не знала, как далеко её отбросило, где она приземлилась. В последние секунды все ощущения словно исчезли, осталась только картинка. А теперь все звуки вновь вернулись. И, кажется, они были громче обычного. Миндальной хотелось заткнуть уши и защититься от них, почему-то она ощущала себя беспомощной. Но почему — не могла понять. Снова попытка приподняться, теперь кошка увидела куда больше: куча воинов столпилась вокруг неё. Все казались взволнованными. Миндальной сложно было думать, мысли, словно мелкие мошки, роились в её голове, но не за одну она не могла уцепиться. Всё, что она могла точно знать: на её шерсти была кровь, а ещё она теряла сознание.
[indent] Постепенно всё начинало складываться в единую картину. Теперь ученица смогла связать эти два факта. Она не просто отключилась после удара лисы. Произошло что-то более ужасное. Липкий ужас начал охватывать кошечку. Миндальная уже чувствовала, что с каждой секундой все её ощущения возвращались. Более того — они становились ещё острее, чем обычно. В голове всё плыло, хоть и не с такой силой, как раньше, иногда появлялись жёлтые пятна. Кошечка часто-часто моргала, пытаясь прогнать эти противные явления. Её мутило, тело обмякло так, что она не могла им управлять. Страх, словно тёмная тень, начинал затмевать все остальные мысли. Миндальная нервно начала крутить головой, чтобы увидеть больше. И тут она заметила изуродованную лапу, из которой, кажется, торчала кость. К ней пришло осознание.
[indent] «Это моя лапа!»
[indent] Внутри всё начало переворачиваться, сердце заколотилось. Миндальная попыталась шевельнуть лапой. Острая, невыносимая боль пронзила всю лапу. Кошка сквозь зубы взвыла, не в силах сдерживаться. Паника нарастала ещё сильнее. Почему-то в голове крутилась одна мысль — это непоправимо. От вида торчащей кости по спине бегали мурашки ужаса. Ей всегда казалось, что такого не бывает, это выглядело слишком ужасно, слишком неестественно. Миндальная с мольбой взглянула на наставника, который стоял тут же. Она будто просила сказать, что это неправда, что это — сон, кошмар. Она сейчас проснётся, и всё будет хорошо. Они пойдут на тренировку, как раньше. Но запах крови слишком сильно бил в нос, сразу возвращая кошку в реальность.
[indent] «Щербатая! Она ведь должна это вылечить, она же лекарь, всё умеет!»
[indent] Раньше Миндальная не особо жаловала целителей. Целитель не защитит от нападения врага. Но сейчас... Сейчас ученица думала только о том, чтобы Щербатая помогла ей. Она была готова молиться ей, словно Звёздному племени. Только её сейчас Миндальная хотела увидеть, будто бы в лагере никого больше не было. Кошка была уверена, что лекаря позвали, и она сейчас придёт. Время тянулось непривычно долго. Из-за волнения дыхание учащалось. Миндальная снова взглянула на наставника и с силой выдавила из себя слова:
[indent] — Всё ведь будет хорошо, да?
>>> палатка целителя

Отредактировано Миндальная (27-10-2018 17:15:06)

+4

84

Блики воды, переливающиеся на холодном осеннем солнце, проглядывали сквозь сухие камыши и та-а-ак манили буро-белого юнца, что тот, путаясь в лапах и разок-другой спотыкаясь, летел к ним так, что хвост развевался на ветру. На бегу обернувшись, Берёзка заулыбался, завидев, что рыжебокий братишка спешит за ними с Ясенницей, и припустил еще больше.
- Догоняйте! Что вы как эти... бобрихи, во! - вспомнив самое смешное слово, которое он слышал в жизни, заболботал на бегу Березка, пытаясь попутно не врезаться в кого-нибудь из соплеменников. Ну, наверное, не оценят, если один из котят чинной и добродушной Ласки возьмет и врежется кому-нибудь в лапу.
Или... прям туда.
Нет, лучше в лапу!

— А вот тебя сейчас возьмёт, и проглотит бо-о-ольшой сом! - пугала на бегу золотистая сестра, и Березка попытался двинуть бедрами так, чтобы подпихнуть старшую родственницу, да не успел: Ясенница по красоте прыгнула вперед, и буро-белый расхохотался, кивком поманивая Пчелку поторопиться.
- Какой там сом, максимум - плотви-и-и-ичка, - протянул на бегу Березка. С непривычки лапы гудели, но малыш так старался добежать первым, что припустил изо всех сил.
- Я первый, я первый, я... А-А-А! - и смачнейший плюх в воду.
Что ж, Ясенница молодец. Придала братцу ускорение и организовала знакомство с водной стихией в нереально короткие сроки с полным... кхм... погружением.
Нырнул. С головой оказался в холоднейшей воде, зажмурился со страху и затарабанил по неподдающейся упору стихии всеми своими крохотными пухлыми лапками. В ужасе раскрыв глаза под водой, Березка усмотрел еще одно нечто под водой и со страху наглотался воды: щука! Выдра! Сом, это точно Сом, это...
Ясенница.
Хреново.

Несколько раз мазнув лапами в воде, Березка спустя о-о-очень долгое время умудрился высунуть мордаху из воды и жадно глотануть воздуха. Совсем небольшой кусочек мордочки, но какие огромные от страха глаза показались над водой мелководья!

+5

85

— Л-е-с. Ласка рассказывала, помнишь? - Пчёлка более чем отчетливо услышал это самое "облез", ставшее "лесом". Горячо закивав, он радостно взвизгнул.
- Густой, огромный, мохнатый лес! Как ты! Или как Берёзка! - котенок вприпрыжку направился за братом с сестрой. Река манила переливами и рыжий котенок не сразу заметил, как стремительно малышня оторвалась от родителей.
— Да что ты орешь, как в жопу ужаленный? А, ну да. Ты же Пчелка. Они тебя реально туда того... - кремовый бутуз резко остановился и словно сова машинально повернул голову к Ясеннице.
- Я не кричу, - начал оправдываться малыш, строя обиженные гримасы, - Я что, специально? Оно само! Это вы все ходите шепчетесь! - совершенно серьезно мяукнул Пчёлка.
За эти две луны рыжий котенок так и не осознал, что проблема не в окружении, а в нем самом. Лишь искренняя любовь матери, вера в лучшее и какое-то спокойное отношение брата и сестры к этому небольшому дефекту давали Пчёлке силы не обращать внимания на этот недостаток. В принципе, он практически привык. Да и семья тоже. Переспросить у Берёзки раза три одно и тоже? Запросто! Крикнуть Ясеннице в ухо, случайно, конечно же? Да без проблем!
Пчёлка направился за котятами, прямо к реке. Заросли камыша очень стремительно рассеялись и перед тугоухим открылся невероятный вид. Огромная, плещущаяся, живая река. Ясенница и Берёзка первым же дело влетели в воду. Случайно ли?
- Э-э-эй, мама не разрешала в воду нырять! Эй, Ясенница, Берёзка! - котенок резко затормозил, чтобы не дай Звездное племя не попасть в холодную воду. Кто ее знает, эту речку? Вдруг разозлится и утащит, - Ну же, выплёвывайте, - слово "выплывать" Пчёлка слышал лишь единожды, а если еще и прибавить к этому тугоухость... получаем то, что получили.
Пчёлка осторожно коснулся лапкой водной глади и тут же одернул ее, стряхивая с лапы капельки воды. Потом вновь коснулся, вновь одернул. Вода так весело скатывалась с лапки. Пчёлка-таки не решился лезть в воду. А вот игрища Берёзки и Ясенницы как-то слишком стремительно превратились в чересчур натуральные действия. Испуганные глазенки Берёзки таращились из воды и Пчёлка заорал во всю глотку:
- Мама, мама! Они ж помрут! - жалобно запищал Пчёлка. Ему серьезно думалось, что Ясенница и Берёзка вот-вот утонут и не будет у него ни брата, ни сестры, - Мама! - Пчёлка самоотверженно полез в воду, но как только прохлада коснулась его животика, он тут же одернулся и отступил. К глазкам подступали слезы, - Не хочу-у-у-у без них расти-и-и-и!

+4

86

Сивая не удивилась, когда на ее предложение-просьбу отправиться спать брат ответил вежливым отказом, снова и снова пытаясь показаться сильнее и выносливее, чем он был. Она лишь добродушно фыркнула. Сама ведь была точно такой же — не переупрямить, если вдруг что в голову пришло. Да и интересно было послушать разговоры вернувшихся, пусть из сказанного уже была понятна суть произошедшего.
— Ладно, давай поморозим бока еще немного, — мурлыкнула она, склонившись к темному уху Излома и награждая бархатный мех коротким сестринским вылизыванием. — Мне ведь тоже хочется побыть в центре всей этой активности, а не в нашей с тобой особенной обители.
Она побродила взглядом по фигурам соплеменников — вот Череп обсуждает что-то с Оцелоткой, встревоженной и какой-то задумчивой на вид. Серая чуть прищурилась: интересно, что терзает мысли глашатаем племени после Совета. Перспектива вовлечения в чужие войны или свои, какие-то неизведанные тайны? Ответственность за племя и простое волнение за жизни и здоровье каждого вокруг? Иногда старейшина ощущала зависть перед такими важными членами племени, так как ей, да и Излому, это не светило. Их судьбы, увы, в перспективе были куда более... иными. Странными. Серая ждала знака от предков и верила, что ее путь — стать целителем, когда Щербатая будет готова осознать это и взять в ученики ту, что немало времени в палатке провела. И тогда-то она научится, узнает больше, сможет помочь брату хотя бы немного — в это Сивая верила свято, и эти мысли в периоды оживления вот этой вот зависти помогали от нее вновь отречься. Загнать поглубже и забыть на время.
Кошка мотнула головой, ткнулась плечом в плечо брата. Плохие мысли были хуже искалеченной лапы — ее поведение всегда можно было предсказать, а боль и скованность
— Знаешь, я лучше пойду спать. Утро мудреней, а тут все же холодает, — она слабо улыбнулась и, поднявшись на лапы, проковыляла до старейшинской палатки и забилась в мягкую моховую подстилку. Когда брат пришел,она уже спала, согревая изнутри небольшое пространство своим ровным и глубоким дыханием. Снов в эту ветреную ночь старейшина так и не увидела.

Утро началось спокойно. С сладким зевком Сивая потянулась, отмечая присутствие еще посапывающего братца рядом, улыбнулась тому, хоть ее улыбки он и не видел. Пусть выспится, чего его рано будить.
Хотя учитывая, как голосит Ласкина малышня на поляне, он и сам скоро проснется, — ухмыльнувшись своим мыслям, серая вынырнула на свет, довольно щуря глаза и радуясь новому дню, каким бы он ни был.
Котята и правда обнаружились на поляне, громче всех голосил рыжий Пчёлка, и его милым выходкам старейшина лишь улыбнулась в усы, отходя от старейшинской и направляясь куда-то в сторону кучи с дичью. Так рано завтракать она не намеревалась, нет, всего лишь хотела взглянуть, сколько рыбки сейчас может съесть племя. Выходило не очень-то много; видимо, охотничьи патрули еще не вернулись.
Ну да ничего, у меня сейчас будет свой патруль, — предвкушая очередную одиночную вылазку, она присела неподалеку от общего места приема даров реки и принялась методично вылизывать грудку и шерсть на лапах, дабы привести себя в порядок перед походом на территории племени.
Умиротворение этого занятия было разорвано в миг: на поляне с шумом появился юный Форелька, пара воинов, а на закорках тащили они то тело, в котором серая без труда опознала Миндальку. Живую, дышащую, издающие какие-то еще звуки, но почему-то окровавленную и растерянную. Скользнув взглядом по ученице, кошка не могла не заметить повреждение задней лапы. Откуда-то изнутри запросился наружу горький и безумный смех.
— Ха-ха-ха, ох, Звездные предки, я не могу, — она и не удержала этого смеха, потом подавилась всхлипом, судорожно поднимаясь на лапы. — Щербатая, скорее! — кое-как взяв себя в лапы, она проковыляла мимо целительской палатки и остановилась перед этой траурной процессией, склоняясь к напуганному юному Форельке.
Почему-то приближаться к Миндальной не стала. Словно себя вспомнила и увидела — отшатнулась. Внутри клокотал этот дурацкий хохот, и он только поднимался наружу при взгляде на пятнистую шерстку, заляпанную кровью и воняющую каким-то хищником.
Лиса?
Я хочу уйти из лагеря. Срочно, мне плевать, где там бродит эта лиса, и бродит ли она там. Недалеко, к реке.
— Форелька? — хрипло кашлянув, скрывая смешок за этим кашлем, позвала кошка. — Пожалуйста, проводи меня к реке, срочно. Мне очень надо — там ведь безопасно, там нет лисы и много воды. А твоему наставнику я скажу потом, что ты заботился о старейшине, ладно? Пойдем, не хочу... тебе не надо это видеть еще дольше. Щербатая разберется.
Ее мысли скакали с одной на другую, какие-то дурные предчувствия раздирали грудь изнутри и тянули лапы прочь из лагеря. Серая даже не смотрела, идет ли за ней ученик — прохромала, обходя пришедших, и выскользнула из лагеря, бросаясь своим нелепым бегом на свежий речной запах.
Только бы не чувствовать всей этой вони.

→ к реке

+6

87

[indent] Ясенница с ужасом почувствовала, как из-под лап уходит сначала пушистая спина брата, а потом и земля. Не нащупывая под собой твёрдой опоры, золотистая изо всех сил заколотила в воздухе всеми четырьмя конечностями, но полёт оказался максимально непродолжительным: ещё какая-то четверть секунды, и мокрая холодная гладь воды обволакивает её, безжалостной тяжёлой хваткой впиваясь в ещё не покрытую жировой смазкой, быстро промокающую шерсть. Инстинктивно пытаясь вздохнуть, юница широко раскрыла пасть, но лишь загребла полный ковш холодной воды, щедро затёкшей и в нос, который мигом начало жечь. Удерживать себя на поверхность было всё труднее, да и не знала девчушка, как делать это правильно, перед глазами всё мелькало неясными пятнами, мешая сосредоточиться и хоть что-нибудь придумать.
[indent] Испуганно пискнув, кошечка запрокинула голову, жадно втягивая жалкие крупицы воздуха, но тут же вода над её головой окончательно сомкнулась, утаскивая на глубину. Где-то совсем рядом барахтался Берёзка. Поймав его не менее испуганный взгляд, Ясенница сделала первое, что пришло ей в голову: намертво, подобно озверевшей щуке, сомкнув зубы на хвосте котика, то ли пытаясь помочь ему вынырнуть, то ли решив использовать его вместо брёвнышка, обязанного вытащить её на поверхность. Откровенно говоря, она сама ещё не придумала, зачем. Но это, как ни странно, сработало. Сумевший, наконец, подтянуться Берёзка как на канате на своём несчастном хвосте доставил золотистую до заветной поверхности. - Плааавать он умеет, хвастун общипанный, - шлёпнув брата лапой по носу (конечно же, во всём случившемся виноват был именно он, кто ж ещё!), зашипела кошечк, высунувшись и заливисто кашляя в попытках отдышаться и отплеваться. . Над головой мелькали камыши. Кажется, крутясь на глубине, они умудрились мало-мальски доставить себя поближе к берегу, на котором уже вовсю вопил Пчёлка. - Да помоги ты вылезти, а не ори! Хочешь что ли, чтобы нас опять в детской заперли? Все запомнили, ничего не случилось! И к воде мы не подходили! - активно раскомандовалась золотистая, старательно не обращая внимание на бешено колотящееся от страха сердце.
[indent] Что было сил вытянув шею, Ясенница несколько раз щёлкнула в воздухе зубами, но дотянуться до спасительного стебля не смогла, лишь вновь едва не ушла под воду, наглотавшись новой порции воды. Как они вообще это делают? - решение пришло внезапно. Всем телом подавшись к Берёзке, золотистая бесцеремонно - в своих лучших традициях - оперлась на макушку брата, используя его как кочку. Особой надёжностью «ныряющий» котик, конечно, не отличался, но этого всё же оказалось достаточно, чтобы насквозь промокшее создание изловчилось изо всех сил вцепиться в камыш. Тащи, тащи давай! - настолько выразительно, насколько вообще могла, стреляя Пчёлке глазами, юница потянула стебель на себя, дабы его кончик наклонился ниже и оказался рядом с Берёзкой. - Шашайся, шопошукий! - пыхтя от натуги, пробурчала речная, молясь всем богам, которых знала, а заодно и тех, о ком не ведала (в лучших студенческих традициях), чтобы никто не прибежал на поднятый Пчёлкой шум и не увидел их раньше времени в таком невыгодном положении.

Отредактировано Ясенница (19-10-2018 23:04:59)

+5

88

Не сводя ровного, выдержанного взгляда с Оцелотки, он ждал колебаний. Не для того, чтобы, поймав её слабость, использовать ей во вред. И не для того, чтобы поддержать её и уверить в своих силах. Он просто ловил это колебание, эту еле заметную дрожь на уровне зрачков, расширяющихся от тревоги. Потому что он был охотником.
В иную пору Череп видел Оцелотку как ворох мельтешащих пятен, сопровождаемый слишком громкими шагами и слишком звонким голосом. Время, как это обычно бывает, внесло свои коррективы. Теперь он, вместо старшего котёнка в палатке, с явным раздражением наблюдающего за резвящейся малышнёй, её ведомый. Те, кто раньше им считались слишком юными и неугомонными, теперь управляют его действиями. И он вовсе не против следовать за ними, потому что таков закон, привычный и нормальный. Пятна Оцелотки из головной боли стали его ориентиром в залитом тьмой и туманами лесу. От глашатая и не требовалось другого. Он вёл за собой отряды и возглашал волю предводителя. Череп не ждал, что прямо сейчас Оцелотка начнёт геройствовать и поднимать племя с колен, на которых оно даже не стояло. Он вообще не ожидал от неё ничего, кроме выполнения простой и честной работы.
Даже слушая Оцелотку теперь, он смотрел на неё без излишнего благоговения, как на какого-то героя, добившегося власти. Смотрел он спокойно и без напряжения, как на такого же работягу, как он сам.
- В последнее время? - до сей поры Череп молчал, но тут в нём возник интерес. Вопрос не требовал ответа, потому что задал он его себе, а не Оцелотке. Ему было не больше двух десятков лун, когда он начал мучиться с болями в суставах. Тогда всё это казалось сущим пустяком. Небольшая разминка, нырок в охлаждающую воду, маковое зёрнышко перед сном - и боли как не бывало. Юное тело стойко переносило любые истязания. Он никогда не думал о последствиях своего увлечения, порой, не вылезая из воды до тех пор, пока тело не начинало неметь по-настоящему. Был отец, чей голос с лунами становился всё тише и безысходнее. Был Клоповник, который пропал вместе со своим волшебным маком - единственной радостью Черепа после рыбалки. Кроме рыбалки и мака он радостей не знал и искать не планировал. Лиши его этих двух вещиц, и жизнь его станет сплошной чернотой.
Он не знал, как ему воспринимать слова Оцелотки. С одной стороны, он мог гордиться собой: столько лун не выдавать игл, впивающихся в хребет при каждом шаге. С другой, ему хотелось бы хранить свою боль как можно дольше. Череп не собирался загонять себя в рамки из-за какой-то боли. Он воин и умеет превозмогать любые невзгоды ради служения племени.
- Я плохо понимаю, какое доверие от меня требуется, - всё же, признался Череп. - Я доверяю племени пойманную мной рыбу. И доверяю свою спину, когда сплю в общей палатке. Разве это не доверие? Я не считаю доверием глупые жалобы на жизнь. Это не доверие, а попытка взвалить на чужие плечи свои отяжелевшие кости.
Беречь себя. Он отрёкся от себя давным-давно, ещё в той палатке, где жил котёнком. Там, услышав то, что соплеменники говорят о его живом отце и почившей матери, Череп осознал природу самого себя. Наверное, ему было легче расти, чем другим. Многие не могут найти себя и будучи воинами, а он рос с чётким осознанием собственного предназначения. Поэтому-то для него и не было необходимости подгонять себя под ненужные стандарты. Он знал, кто он такой. Ему нет нужды быть усреднённым.
- Племя обеднеет не больше, чем обогатится, - подумав, сказал Череп. - Оно потеряет не только охотника, но и едока. На моё место придёт кто-нибудь другой, вот и всё, - он говорил совершенно равнодушно, без тени какой-либо печали. - У Ласки и Плющевика сейчас значительно больше причин жить, чем у меня. Их долг - воспитать новую рабочую силу. Воины - всего лишь расходный материал для битвы. Погибнет один, на его место встанет другой, молодой и сильный. Так какие у меня причины волноваться? Я честно исполняю свою роль. Сейчас даже у тебя на одну причину больше жить, чем у меня, - он задумчиво посмотрел на Оцелотку. - Тебе нужно отправить рассветный патруль.
И было это сказано настолько буднично, настолько пусто и безразлично, что мелькала в этом даже какая-то ирония.
- Щербатая знает, кому отдавать лекарства. Ей нужно приберечь свои травы до сезона Голых Деревьев, чтобы отдать их тем, кто будет в них нуждаться. Щербатой нет никакого смысла отдавать мак простому воину, когда она может спасти королеву или предводителя. Она умная и расчётливая, поэтому не станет разбрасываться травами попусту. С Клоповником было проще. Добрый, глупый котишка. Он выбрал доходягу Черепа, вместо нуждающихся, - взгляд Черепа преисполнился тёмного огня. - И где он сейчас? Его кости тлеют в канаве. Мы живём ради того, чтобы завтра жил кто-нибудь ещё. Нет ничего плохого в том, что кто-то страдает и гибнет. Кто-то из наших сверстников погиб десять лун назад, кто-то двадцать. И кто-то погибнет теперь. Так будет всегда.
Череп жил в мире, которым правила суровая логика выживания. Эта логика работала как на речном дне, так и на берегу. Он ничуть не боялся того, что найдётся рыба, которая окажется крупнее и сильнее него самого. Это будет нормальным, естественным ходом событий. Оцелотка могла видеть в Черепе воина, который понял жизнь так, как смог понять. Он не сумел разглядеть её глубже логических законов, и потому ему не было жаль её лишиться. Он терял не больше, чем приобретал.
Череп продолжал смотреть на Оцелотку, словно на речную воду, в которой должен разглядеть рыбью спинку. Он видел, что слабость овладевает ей, но не спешил вонзать когти. Ему это не было нужно. Череп просто наблюдал. Её терзали сомнения, а он даже не мог понять, откуда они взялись, эти сомнения. Его эмоциональная тупость в такие моменты достигала своего апогея.
- А чем достойный кот отличается от тебя? - он оглядел её, словно рыбу, которая прямо сказала ему, что у неё недостаёт плавников и гребней. Нет, все её гребни, каждая чешуйка - всё было на месте. - Ты собрала племя на Совет. Увела с Совета. Достойный кот собрал бы на Совет два отряда? Или что? Что бы он сделал?
Череп невольно выпустил когти, воткнув их в землю. Он не понимал, почему его соплеменники мнутся без видимых на то причин. Почему сомневаются в себе, будто сделали что-то не то.
- Быть глашатаем - это просто работа. Такая же, как быть воином. В чём-то сложнее, в чём-то легче. Никто не ждёт, что ты, став глашатаем, захватишь для Речного племени весь лес или затмишь собой Львинозвёзда. Ты можешь сколько угодно печься о благополучии племени, а ночью в лагерь ворвётся патруль Сумрачного племени и перережет всем глотки. Нет никакой разницы в том, в чью спину воткнутся когти предателя - Серебряка, Львинозвёзда или твою собственную. Они просто пронзят тебя, достойна ты или нет. Ты собираешь отряды, отправляешь патрули, следишь за племенем - что ещё нужно? Всё остальное не зависит от тебя. Ты можешь просто наблюдать, как наблюдаю я. Твой голос был достаточно громким, чтобы я услышал его и ушёл с Совета. Тогда зачем мне какой-то более достойный кот в роли нового глашатая? Меня всё устраивает. Других тоже должно устраивать.
Если же кого-то не устраивал глашатай, который способен выполнять обязанности глашатая, Череп просто не понимал его. Он видел в Оцелотке ответственность, которая не присуща половине его соплеменников. Она следила за племенем, не упуская из виду даже отчуждённого бродягу Черепа. Её сомнения в его глазах выглядели пылью. Череп даже не пытался подбодрить Оцелотку, потому что не думал, что ей это нужно.  Зачем подбадривать того, кто отлично со всем справляется? Если бы предводитель пошёл на поводу эмоций, он выбрал бы глашатаем Крестовничка. Но назначение Оцелотки выглядело взвешенным выбором. Она ни разу не падала в грязь в глазах Черепа. Подобно златопёрой рыбе, сияющей в серебристых водах, она вела за собой свою рыбью стаю. Не нужно быть сверхнаблюдательным, чтобы увидеть: племя следует за ней. Даже будучи независимой личностью, в глазах Черепа она окружена ореолом из преданных ей душ. Её когти защищают Серебряка и Львинозвёзда, а их когти защищают её саму. Она выглядит как часть целого, пусть и не желает этого признавать. Вероятно, поэтому она и кажется Черепу похожей на Бурозвёзда. Он был окружен тем же ореолом. Мужественный и верный предводитель без лишнего паясничанья и пафоса. И при этом внимательный, внимательный настолько, что ни одна рыбёшка из большой стаи не могла ускользнуть из-под его пристального взгляда. Эта пристальность сверкала стальной искрою и в глазах Оцелотки. Череп чувствовал: ему даже не нужно фокусировать взгляд, чтобы её разглядеть.

Отредактировано Череп (20-10-2018 08:05:09)

+5

89

Матерь-кошка-как-холодно.
Малыш точно бы осознал всю эпичность происходящего и то, что он в студеный осенний день оказался в самой что ни на есть воде. Он жадно глотал воздух вместе с водой и барахтался, шевелил лапами. Постепенно что-то внутри стало просыпаться: какой-то внутренний инстинкт пытался подсказать котенку, что нужно бы наверное расслабиться да лапами грести поувереннее, но кто такой этот инстинкт, чтобы оказавшийся впервые в воде котенок его слушал? Не-е-ет, нужно безостановочно и беспорядочно колотить лапами по воде, чтобы что-то наконец получилось.
Ауч! Зубы сестренки сомкнулись на хвосте, и где-то на подкорках сознания Березка ехидно подумал, что Ясенница, должно быть, всегда мечтала это сделать.
- Яснц, ух, вот ты пря... - не договорил. Восхищенные реплики Березки оказались пузыриками под водой, когда дражайшая сестренка, которой он сейчас хотел навалить комплиментов, просто взяла и наступила на него, подбивая под воду.
В этот момент малыш впервые в жизни ощутил всю горечь предательства.
С трудом повторив свои прошлые движения - а котенок уже изрядно устал - Берёзка высунул мордаху из-под воды совсем чуть-чуть, но этого было достаточно, чтобы Ясенница заметила два больших, познавших предательство укоризненных глаза.
И все это длилось до тех пор, пока рыженькая не протянула ему камыш, при этом больно ударив в нос.
- Да ты меня утопить хочешь что ли! - заверещал котенок, уже после решаясь ухватиться зубами за стебель. Еще немножечко проплыть, глубоко-то как.
О, камень.
Ох уж эти проточные воды.
Нащупав задней лапой уплотнение в земле, Березка весь воодушевился, вот сейчас еще чуть-чуть оттолкнуться от него, и...
Бедная Ясенница, не получится у нее по-тихому порешать.
- ОНО МЕНЯ СОЖРЕТ!
Какой камыш, о чем вы. Со скоростью щуренка бело-бурый малыш выплывал, а после, прихрамывая, бежал по мелководью. Глаза были полны ужаса, весь он был тощим и мокрым, а на задней лапе, плотно ухватившись, красовался страшный зеленый зверь со здоровенными клешнями.

Отредактировано Берёзка (20-10-2018 11:30:11)

+4

90

Угольная кошка сладко потянулась и, поднявшись на все четыре лапы, вышла из палатки учеников. Вчера на охоту вместе с Бархатцем сходить не удалось, так как их остановил сам предводитель...но Черничка рассчитывала, что сегодня ей удастся быть полезной племени.
Не удостоив своего наставника даже взглядом, кошка прошла мимо него и Оцелотки, сохраняя на мордочке максимальное спокойствие. Она ни за что ему не покажет, как её задело вчера его безразличие. 
Вдруг на поляну ворвался отряд, с бедной, растерзанной Миндальной. Но внимание на ученице было зациклено ненадолго, так как в поле зрения сразу попался родной брат. Казалось, угольная стояла только что в пятнадцати кошачьих хвостах от него, но оказалась рядом моментально, словно всё время была рядом.
- Ты в порядке?! - зеленоглазая кружилась вокруг пушистого брата, проверяя его на наличие ран и каких-либо повреждений. Фух. Цел и невредим. Слава Звёздным предкам. Или кто там у нас есть.
Только Черничка собиралась засыпать брата вопросами, как его увела Сивая. Проводив Форельку беспокойным взглядом, кошка вдруг навострила уши. С котятами явно творилась какая-то беда. Вспомнив окровавленную Миндальную, чёрная почему-то представила не менее "красочную" картину с детьми Ласки.
— ОНО МЕНЯ СОЖРЕТ!
Черничка подошла к детёнышу и, бесцеремонно придавив его лапой к земле, откусила раку клешню. Почувствовав боль в зубах, ученица немного сморщилась, панцирь у них был довольно плотный. Но спасибо папкиным зубам.
- Успокойся, я его убила, - кивнула чёрная, отпуская котёнка, - Почти... - Чернички скептически посмотрела на ещё жизнеспособного рака, даже с откушенной клешнёй. Оттолкнув его задней лапой подальше к речке, где он скоро, наверняка, сдохнет, старшая ученица обернулась к  детям Плющевика. В частности к Берёзке.
- Теперь клешню можно без проблем снять. Попробуй.
Мда. Драться - это не наше...Общаться с котятами, походу, тоже.

Отредактировано Черничка (20-10-2018 15:20:03)

+3

91

детская, разрыв >>>

Когда-то это должно было произойти. Ласка всё волновалась, что с каждым днём становится холоднее, а котята такие маленькие и беззащитные, вдруг простудятся, подхватят Кашель? Мать слишком тряслась над ними, такими долгожданными и любимыми. Тяжело ей было решиться, но не могла же она до шести лун продержать котят в детской под своим надзором? Наконец Ласка сдалась под натиском требовательных и возмущённых голосов и позволила малышам выйти на поляну. Что там может случиться? Я буду рядом, соплеменники вокруг. Всё хорошо. Сама она волновалась перед выходом не меньше каждого из котят.
— Мам, надо мной же никто смеяться не будет?
Едва заметная тень легла на лицо Ласки, но кошка тут же постаралась отогнать волнение. Пчёлка беспокоил её, вечерами королева часто не могла сомкнуть глаз из-за размышлений о сыне. Как же так? Почему его слух не обостряется? Берёзка и Ясенница здоровые сильные котята, а Пчёлка... Душа болела. Ласке тяжело было думать о будущем сына, о его дальнейшей жизни в качестве воителя. Как он будет драться и охотиться? Она боялась.
- Нет, милый, ни в коем случае.
Королева медленно покинула укрытие детской следом за своими котятами, пытаясь уследить за движением каждого, но она всё ещё нервничала. С трудом кошке далась улыбка в ответ на слова неутомимого Берёзки и строгая реплика на следующие слова:
- Так-так, не увлекайтесь! Мы же договорились, сегодня вы осмотрите главную поляну. Поверьте, здесь тоже много интересного, - Ласка взмахнула пушистым хвостом, как бы приманивая к себе малышей, но те были слишком увлечены изучением окружающего мира и сновали туда-сюда, так что их мать терялась и не знала, как привлечь их внимание. Ох, предки, а некоторые рожают и больше котят, намного больше. Как только справляются?
Громкий шелест тростника со стороны входа заставил Ласку напрячься, а когда до неё донёсся запах крови, и вовсе принять оборонительную стойку, чтобы, если вдруг что, защитить котят. Что за... В лагерь ворвались наставники и оруженосцы, и то, что увидела королева, настолько шокировало её, что пестробокая кошка ещё несколько секунд не могла двинуться с места. Миндальная, юная ученица, совсем недавно начавшая обучение, была серьёзно ранена. Ласка не могла без ужаса смотреть на её лапу.
Королева вздрогнула от котячьего визга и резко развернулась. Все трое уже были в воде. Лапы взметнули песок, когда Ласка сорвалась с места и в несколько мгновений приблизилась к детям. За шкирку она по очереди выдернула каждого из воды, опуская на песчаный берег. Тут же подоспела Черничка, своевременно спасшая Берёзку от речного рака. Ласка хотела бы грозно и недовольно зыркнуть на малышей, но в голубых глазах плескался только глубочайший страх. Её всю трясло от напряжения.
- Спасибо тебе, Черничка. Я же просила вас, ну почему... - королева тяжело выдохнула, с волнением переведя взор на Миндальную. - Отойдите от воды, сюда, в камыши, не стойте на ветру, - подталкивая детей лапами, Ласка на ходу проходилась языком то по одному, то по другому, пытаясь поскорее высушить редкую шёрстку. Радовало, что хотя бы Пчёлка не полез в воду, а лишь потоптался на мелководье. Мамочки, какой ужас.
Укрывшись в камышах от ветра, а заодно от страшного зрелища на поляне, мать принялась энергично умывать сначала Ясенницу, потом Берёзку. Нужно было отчитать, пригрозить, но Ласка лишь нервно часто дышала не в силах подобрать слов. Плющевик скажет. Да, он вам скажет, что следует после подобных выходок.

+4

92

Сторожившего пол ночи лагерь Серебряка сменил его соплеменник ещё до рассвета, и пятнистый воин отправился спать, собираясь дождаться возвращение патруля в тёплой палатке. Он упорно пытался не закрывать глаза, но усталость настойчиво туманила сознание, и, не в силах больше противиться её дурману, пятнистый провалился в глубокий сон. Разбудили его громкие голоса воротившихся с Совета соплеменников. Стряхнув с шерсти приставшие кусочки мха, серебристый торопливо покинул палатку. Вести были далеко не радостные - судя по активному обсуждению, Совет не прошёл без конфликтов, да и завершила достаточно мрачно.
Чувствуешь? Признаться, этот Совет выдался не слишком размеренным. - словно озвучивая его мысли, сказала подошедшая Крылатка. - Ох, уже много лун я не видел интересный совет. Всё истории про котят да оруженосцев. - ответил он, покачивая головой. - Хотя, конечно, лучше скучные советы, чем война - добавил он, вспоминая, как будучи ещё совсем юнцом, видел жестокую драку между враждующими племенами. - Узнала что-нибудь интересное у других племён? Как они тебе вообще, такие разные, да? - на поляну стягивалось всё больше и больше воителей, и громкие обсуждения заглушали голос Серебряка.
- Нарушили границу? - обратился он Ручей, внимательно слушая её рассказ. - Так о чем они тогда спорили? Кто-то пострадал? Сумрачные отвоевали кусок земель? А как на всё отреагировал Солнцезвёзд? - Серебряк сдвинул брови. Он не понаслышке знал о нраве двух предводителей, и прекрасно понимал, к чему может привести ссора - ни Комета, ни Солнцезвёзд, отступать бы не стали.
- Что-то там нечисто. - задумчиво проговорил кот, решив попозже обсудить всё произошедшее с предводителем. - А что ты думаешь, кто-то из них врёт? - воитель скинул с себя остатки сна, полностью заинтересованный разговором. Оставаться в лагере было удобней, когда Совет проходил долго и скучно, а по возвращению в лагерь все лишь пожимали плечами и расходились по палаткам. А вот что Серебряк умудрился пропустить настоящий конфликт, его очень даже раздосадовало. Как на зло! Теперь придётся выведывать у всех подробности случившегося, чтобы попытаться составить чёткую картинку. Но ведь каждый, так или иначе, видит любую ситуацию по-разному, значит их версии будут разниться.
- Хотел бы я сам всё это видеть. Жутко интересно, что эти двое задумали. - объяснил обилие вопросов воин.
Увидев среди множества шкур пятнистый бок Оцелотки, речной приветственно помахал той хвостом - у неё он тоже всё разузнает чуть позже.

Отредактировано Серебряк (21-10-2018 00:52:37)

+1

93

Пчёлка, кажется, совершенно не услышал, что там кричала Ясенница. Глухое ушко улавливало эти командирские частоты рыжей сестрицы, но котенок как бы ни старался не мог разобрать ни словечка.
- Но я, - осекся Пчёлка, переминаясь с лапки на лапку, - Я. Я не понял тебя, - пробубнил себе под нос рыжий пухляш. Выражение Ясенницы, в принципе, выдавало весь спектр эмоций, чтобы понять, что сестра явно была недовольно действиями братьев. В действие пошел камыш, который Ясенница умудрилась использовать как спасительную палку для Берёзки,а сам Пчёлка стоял, словно вросший в берег, и боялся сделать лишнее движение. Сестра была недовольна и постоянно на него шикала, брат тонул. Что может быть депрессивнее в этой маленькой жизни?
— ОНО МЕНЯ СОЖРЕТ! - Пчёлка испуганно отскочил назад, полностью вылезая из воды, шумно отряхнулся и зашипел. С лапы брата свисало НЕЧТО. Темно-зеленое, невыразительное, как камень, только шевелящийся.
- ЭТО ПОЖИРАТЕЛЬ ВОД! - разбушевавшаяся фантазия подкидывала совершенно невероятные образы речных чудищ. А кто их знает? Может и водятся эти самые пожиратели! - ОНО ТЕБЯ СОЖРЕТ! - поддакивал Берёзке Пчёлка. И все бы было действительно смешно, если бы не было так страшно.
Очень вовремя откуда ни возьмись появилась Черничка. Парой умелых движений она отделила ("ЧТО?!") клешню от тела и пожиратель ретировался обратно в водную пучину. Пчёлка обескураженно открыл рот и изумленно вылупился на свисающую клешню.
- Убирай скорее эту квашню, - совершенно серьезно запищал рыжий котенок. Какое странное слово.
Сзади появилась мама. Пчёлка почувствовал ее по шагам. Этот так не спутать ни с чем. Топ-топ, топ-топ.
"Мамочка. Мамуля."
Тугоухий обернулся и увидел Ласку. Была в его тугоухости и неплохая черта - обострялись все его чувства. Обоняние, осязание, зрение - все играло ему на лапу.
- Мама, мама, мама! У Берёзки квашня на лапке! - несамостоятельность и зависимость от чужого мнения проявлялась уже сейчас. И если сейчас у него была Ласка, то кто ее заменит потом, когда он  вырастет? Не будет же он вечно около мамы обтираться? Или будет?
"Я обязательно выздоровлю!" - с надеждой подумал Пчёлка, а сам начал старательно отряхиваться от воды. Мама в этом помогала. А рыжий мальчуган, насмотревшись, как это делает Ласка, попытался начать вылизывать Берёзку. Неумелый язычок то скользил по мокрой шерстке брата, то смешно "лизал" воздух. Малыш старался. Он хотел угодить всем. И до Ясенницы добрался. До всех добрался.
- Мам, но мы же речные. Мы будущие воины, нам нужно учиться плавать, иначе Львинозвезд не сделает нас воинами, - жалобно мяукнул котик, выгораживая своих шаловливых брата с сестрой.

+4

94

[indent] Ясеннице очень хотелось высказать Пчёлке, что он лопух и тетеря, но тогда пришлось бы отпустить спасательный камыш, а юнице хватало-таки мозгов понимать, что делать этого не стоит, даже если очень хочется, так что пришлось отложить беседу с дорогим рыжиком до лучших времён. Оные, определённо, настали бы быстрее, если бы хоть кто-нибудь из братьев ей содействовал, но первый лишь топтался по берегу и никак не мог понять, что от него требуется, а второй строил ей обиженные глазки и сыпал возмущениями. Пффф, подумаешь, притопила немножко! Между прочим, ради благой цели. Но и сию тираду пришлось припасти на потом, так что золотистая лишь невинно пожала плечами и загребла онемевшими от холода и усталости лапами поближе к мелководью, как мимо неё с диким воплем пронёсся всё тот же Берёзка, размахивая лапой, на которой болталось нечто.
[indent] - Ээээй, ты что вытворяешь! - отплёвываясь от брызг, взвизгнула Ясенница, тут же получив своей камышовой палочкой-выручалочкой по наглому уху. Нда-а-а, сыр от вороны таки смылся. Благо, кошечка успела добраться до сравнительно небольшой глубины, чтобы более-менее спокойно стоять, а уже через считанные секунды на помощь своему оголтело-полоумному потомству подоспела чудом не седая Ласка. Юница разочарованно застонала: ну вот, застукали всё же! И всё потому, что мужская половина её семейства не может вопить на полтона тише, жаба их оближи.
[indent] Впрочем, интерес к штуке, которая болталась на лапе у скачущего Берёзки, оказался сильнее всех недовольств. Подобравшись поближе, золотистая осторожно понюхала непонятную штуку и задумчиво повела хвостом. Выглядела эта ерундовина более чем живой, но на рыбу не походила. Что же тогда? Раками их, увы, ещё не кормили. Видимо, чтобы морды не треснули. Щёлкнув по панцирю, Ясенница нахмурила брови, с важным видом положив лапу братцу на плечо. - Крепко сидит. Видимо, придётся её тебе перегрызать, - но тут появилась Черничка, которая почему-то вместо того, чтобы отгрызть Берёзке лапу, предпочла оторвать клешню раку. И выбросить его. - Что ты делаешь, мышеголовая, это же трофей! - тут же ощерилась кошечка, всеми правдами и неправдами отбиваясь от материнского языка и бессовестно пропихивая на своё место Берёзку. Получив, наконец, свободу, речная бросилась к кромке воды, у которой лежал офигевший от таких жизненных поворотов рак. Схватив вожделенный приз за панцирь подальше от клешни, юница выволокла его на берег, подсунув Пчёлке. - Потеряешь - до конца дня... Нет, до конца луны разговаривать не буду, вот!
[indent] Но шутки шутками, а нужно было придумывать, как вновь сделать ноги от Ласки, да так, чтобы не оказаться запертыми в палатке на ещё две луны. Чем же можно заняться дальше? Точно! Пока Щербатой нет, нужно вылечить Берёзку! - Ма, у тебя тут дела же ещё, да? Так мы не будем тебя ждать, пойдём в палатке греться, а то простынем ещё! - строя матери такие честные, искренние глазки, что их можно было прикладывать к любой ране, ласково замурлыкала кошечка, бочком пробираясь к зарослям и пропихивая в том же направлении Пчёлку с Берёзкой, покуда их вновь надёжно не скрыл камыш.

→ Палатке целителя

Отредактировано Ясенница (21-10-2018 02:48:42)

+5

95

Совет прошел отвратительно. Тощая помнила перебранки между Солнцезвёздом и доброй половиной Сумрачного племени, помнила возгласы Крестовничка и помнила то неуютное чувство, будто бы чьи-то взгляды изучали её, проникали прямо под кожу тонкими когтями. Она помнила многое и многое стремилась упустить из памяти. Скрытая за тучами луна была единственным поводом для того, чтобы сбежать из прошедшего дня, выбраться уже в новом. Она видела страх и непонимание в глазах племенных, но даже не смела нарушать царящее чувство потерянности, навеваемое от каждого пятого кота. Привычней всего было не замечать, делать вид, что все так и задумано.
Возможно, именно поэтому она, едва зашла после Совета в лагерь, выцепила взглядом Выдрохвостку и пожелала ей вкусной рыбки на ночь, упустив любую мысль, касающуюся ежелунного сбора племен. А сама, едва заняла свою подстилку, лежала, не смыкая глаз, да смотрела в одну точку. Тощая пыталась разложить по косточкам инцидент, случившийся за ночь, но не могла уцепиться и за одну из скачущих мыслей. Прибывавшие в палатку соплеменники не тревожили белошкурую, хотя, по мнению Тощей, они и сами были слишком обеспокоенными недовольством Звездных предков. И пусть их племя и не входило в число виновников, сорвавших Совет, воительница все равно чувствовала себя на редкость неприятно. Её планы потерпели крах, а завтрашнее утро, возможно, придется в целом менять, упуская прогулки с Выдрохвосткой по территориям.
«Или нет? Нельзя так. Она ждала посвящения не для того, чтобы я подошла к ней и сказала – Ой, прости, но сегодня не получится. Давай понежимся в реке и поговорим как кошка с кошкой?»

Зато, утром стало получше. Столпотворение на поляне и приглушенные голоса были для Тощей словно глотком прохладной воды в жаркий день. Выбравшись из палатки, белобокая заинтересованно огляделась по сторонам, отмечая то, как же быстро меняется племя изнутри. Казалось, еще недавно на поляне были слышны детские голоса одних котят, а сейчас те самые котята – оруженосцы, и их возгласы заменились чужими, еще не привычными уху. Зажмурившись, Тощая выцепила взглядом Черепа, сверкнула глазами и кивнула в знак приветствия куда-то в пустоту, даже не убедившись, что темномордый воин заметил её, а затем вознамерилась найти ученицу. Вчера им практически не удалось пообщаться – немного в лагере, немного по дороге на Совет и совсем чуть-чуть после Совета. Сегодня всё должно быть иначе.
«Спросить о Совете. Отправиться в мини-патруль. Рассказать про племена. Погоди, а это ещё заче-ем?..»
Тощая ещё не знала, как это – наставлять.

+3

96

[indent] Выдрохвостка возвращалась с Совета поникшая и расстроенная. Это все её чересчур сильно напугало, поэтому разница между Выдрохвосткой, которая вчера мирно топала на Совет и возвращалась домой была колоссальная. Кошечка пыталась найти взглядом в толпе Тощую, однако это всё было заведомо бесполезно: белую шкурку наставницы Выдрохвостка так и не нашла. Но зато Тощая нашла Выдрохвостку и вовремя пожелала ей хороших сновидений. Особо настроя это не сменила, но кошка была очень благодарна наставнице. Именно поэтому, расстроенная и задумчивая, по приходу она сразу же отправилась в палатку оруженосцев, чувствуя там себя невероятно одинокой и оттого печальной. Она не помнит, что ей снилось, но казалось, что ночь пролетела максимально незаметно. Вот уже рассветное солнце - тучи, которые собрались ночью, разошлись к самому рассвету, - заглядывает в палатку оруженосцев и светит прямо в глаз. Не для кого не секрет, что старшие оруженосцы по своей опытности забиваются вглубь палатки, а самых мелких отталкивают ближе к выходу: чтобы их будили первыми. Замечая в этом явную несправедливость, Выдрохвостка едва ли не поссорилась с одним из старших оруженосцев, но вовремя закрыла рот и мрачнее тучи вышла из палатки.

[indent] Выдрохвостка уже во все силы своего, скорее характера, нежели мышц тащила за собой карпа, хвост которого небрежно волочился по земле. Она надеялась, безусловно, позавтракать вместе с Тощей, а потом, наверняка Оцелотка их возьмёт в патруль. Иногда казалось, что Выдрохвостка возлагала надежды куда большие, нежели желание новоиспеченной наставницы, но кошка от этого быстро отмахивалась. Мысли материальны, а значит нужно думать, что всё хо-ро-шо.
[indent] - Тофая! - со ртом, полным чешуи и рыбьего вкуса позвала Выдрохвостка свою наставницу, довольно, но из-за мешающей рыбины кривовато заулыбавшись Тощей. Она аккуратно положила перед ней рыбу, немо предлагая ей с ней отзавтракать, - приятного аппетита! Можешь начать с головы. А я возьму хвостик. Ну, или наоборот, тут сама решай.

[indent] Несмотря на вчерашний отвратительный Совет, Выдрохвостка сейчас чувствовала себя бодрой, выспавшейся и оттого более-менее счастливой. Ещё более счастливой Выдрохвостка будет, если им с Тощей наконец удастся вырваться на тренировку: пока вода в реке не такая холодная, что от неё сразу начинают стучать зубы. В это кошка верила больше, чем в Звёздное племя. После завтрака ученица медленно собрала косточки в одну кучку, а после со скоростью щуки отнесла те на поганое место. Она была в полной боевой готовности идти в патруль, а оттуда и на тренировку.

+3

97

Кувшинковая заводь

Форелька был опустошен. Его мир рухнул. Светлая вера в то, что вокруг его всегда будет окружать лишь добро и счастье сломалась, как лапа Миндальной. Темно-серый молча трусил за воинами, несущими Миндальную в лагерь. Испуганный медный взгляд сверлил землю и оруженосец боялся просто даже поднять голову и увидеть эту картину. Воины активно обсуждали произошедшее, а Форелька и слова выдавить не смог.
Длинные лапы сами несли его к лагерю. Глаза то и дело натыкались на капельки крови на влажной почве, отчего хотелось непременно убежать в кусты и вытошнить свой ужин. Уже светало, когда наставники и ученики оказались на главной поляне. Отряд вернулся с Совета, а Форелька даже успел услышать отголоски фраз Львинозвезда, уходившего вместе с Крестовничком в палатку предводителя. Форелька потерянно забегал глазами в поисках своей семьи.
Крестовничек уже давно перестал быть его братом, так, соплеменник, с кем пришлось делить детство. Но даже это сейчас не волновало Форельку так, как волновало осознание того, что оказывается мир бывает жесток не только по отношению к нему. Молча остановившись возле Миндальной, он заступорил взгляд на ее лапе и растерянно заморгал, пялясь на сие действие.
— Форелька? - котик не сразу услышал голос над своим ухом. Он был погружен в себя и в свои мысли.
"Она же должна была успеть. Звездные предки должны были спасти от опасности. А воины, почему они ничего не сделали? А я? Почему я ничего не сделал?..."
Темно-медные глаза испуганно бегали влево-вправо. Оруженосец был потерян. Лишь через пару мгновений мозг послал звоночек, что звучало его имя. Котик рассеяно повернулся в сторону звука. Сивая.
Пожалуйста, проводи меня к реке, срочно. Мне очень надо — там ведь безопасно, там нет лисы и много воды. А твоему наставнику я скажу потом, что ты заботился о старейшине, ладно? Пойдем, не хочу... тебе не надо это видеть еще дольше. Щербатая разберется.
- Но я же.. там же... Хорошо, - неразборчиво промямлил Форелька и молча последовал за хромающей Сивой.
"Хромающей."
В глазах задвоилось. Темно-серый тряхнул головой, отгоняя дурные мысли и поспешил за старейшиной.

>река

+3

98

Малыш выл и трясся в суматохе. Чудовище до страшного крепко сжимала своей уродливой лапой красивешную лапу маленького Берёзки, и пока он орал и содрогался, подошла большая черная спасительница, кусанувшая мерзостное создание так, шо аж хрустнуло.
От этого душераздирающего звука малыша едва не стошнило, но он был слишком занят своей первой влюбленностью.
— Успокойся, я его убила.
Открыв рот, Берёзка смотрел на Черничку как на ожившего звездного предка, как на лебедушку - жаль, что черную. Почему-то в сознании котенка слово "лебедушка" было максимально возможным признанием в любви, и юнец окончательно понял, что пропал.
- Когда я вырасту, я тебе таких вот раков найду, даже если они, как Плющевик говорит, где-то зимуют, - благоговейно лепетал буро-белый, совершенно позабыв и об украшении в виде клешни, и о квашне, о которой так орал Пчелка, и о надвигающейся тучи в виде матери.
Ох как стыдненько. Осознавая свою провинность и глядя на штуку, сковавшую лапу, почти с любопытством, Березка поддался теплому, шершавому языку Ласки и весь аж замурлыкал от удовольствия. С укоризной глянув на Ясенницу, которая обижала маму своим таким вот пренебрежением, котенок мазнул языком по лбу старательного братца.
Разговор о философии речных котов, который Пчелка завел с матерью, оказался не так интересен, как заключение целительницы Ясенницы: скорбно положив лапу на плечо снова затрясшегося, хоть и уже подсушенного Березки, рыжая объявила, что лапу придется откусить.
От такой новости сын Ласки и Плющевика нервно икнул.
С содроганием покосившись на Пчелку, которому поручили охранять чудовищно большого рака, Березка, сильно прихрамывая, поплелся за сестрой в палатку целителей, постоянно оглядываясь: то на любовь всей жизни, то на рака, то на маму. И обратно. И-ик.

---> в целительскую

Отредактировано Берёзка (22-10-2018 22:14:36)

+3

99

Пчёлка удивленно хлопал глазами, наблюдая за действиями Чернички, за неугомонной Ясенницей, за напуганным Берёзкой. Тугоухий плохо понимал, чего тут заварился такой кипиш и почему Ясенница ("О нет! Не бери это в рот!") несется к водной глади за этим удивительным существом.
— Потеряешь — до конца дня... Нет, до конца луны разговаривать не буду, вот! - Пчёлка внимательно проследил за движением губ сестренки и тут же опустил зеленые глазенки вниз. Огромная штука с одной квашней, как ее назвал рыжий, ползла прямо к его животику. Пчёлка взвизгнул и резко прижал рака лапкой к земле.
- Ты что, совсем тю-тю?? - обиженно буркнул Пчёлка, но впрочем, очень быстро отошел. Рак извивался как червяк, пытаясь выбраться из-под лапы котенка, а рыжий малыш терпел. Попробовать разочаровать сестру - значит вызвать необратимые последствия в виде неприятных тумаков. Пчёлка брезгливо посмотрел на панцирь рака. Ему что это в рот брать? Мерзость какая. Поморщив нос, он и не заметил, как быстро ретировалась в другую сторону Ясенница, утягивая за собой Берёзку. Цепная реакция охватила и Пчёлку и котик недоуменно заводил глазами.
"Что вообще происходит?"
Естественно, он ни сном ни духом не слышал разговор Берёзки и Ясенницы, что они вообще собираются делать. А вообще оно и к лучшему. Услышь бы рыжик про то, что брату вот-вот будут отгрызать лапу, поднял бы тут такого шуму, что мама не горюй. А тем временем мама-то оставалась где-то позади.
- Э-э-эй, ну куда?! - Пчёлка только и успел схватить рака за хвост и, слегка припираясь, двигаться в направлении целительской, - Жачем мы туда? - сквозь зубы цедил тугоухий, пытаясь понять чего же от него хотят. Но рака из зубов он не выпускал. Иначе добрая сестричка обязательно этого рака потом найдет и затолкает прямо под хвост. Бр-р-р, еще чего!
Единственное, что могло заставить Пчёлку не в полную меру сопротивляться - мама. Может, он опять прослушал и это она их погнала в целительскую? Они теперь заболеют? Почему Ясенница взяла инициативу на себя, а не Ласка?
Пчёлка терялся в догадках.

>палатка целителя

+2

100

НОВЫЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ НОЧИ СОВЕТА

► Палатка предводителя

На смену буре и грозам пришёл ясный день, но, как это и всегда бывает, не без потерь. Встретив рассвет под каменным навесом своей палатки, Львинозвёзд резко очнулся ото сна из-за монотонного, въедлевого звука накрапывающих капель. Увидев у себя перед носом несколько аккуратных лужиц, к которым стекалась скопившаяся на прохудившейся крыше влага, предводитель широко зевнул: хорошо, что еще вчера нашёлся тот, кому починка палаток пойдёт даже на пользу. После разговора с Крестовничком еще осталось легкое беспокойство, но оно совсем не подталкивало златогривого к жалости. Его ученик отказывался понимать и принимать всё так, как есть - то есть, как неудобно и невыгодно ему. Крестовничек считал себя хитрецом, способным увернуться от любой трудности, но речной король видел в нём лишь наглеца, способного на бессмысленные глупости.
Выбравшись на поляну и с теплом в груди наблюдая долгожданное спокойствие после роковой непогоды, Львинозвёзд ласково прищурился, наконец рассмотрев неподалёку сестру в окружении её трёх крошечных малышей. Семья. Хотелось верить, что и ему уготована судьбой радость отцовства, но пока молодому льву не давали продохнуть только предводительские заботы.
Утренние патрули были еще на заданиях, Оцелотку не было видно в лагере, поэтому решив самому выбраться на охоту, лидер речных с довольством потянул слегка ноющую после короткого сна спину. Не мешало бы наведаться и на первые тренировки новопосвященных учеников, но это подождёт: при виде родной сестры пока хотелось отложить все дела.
- Ла-а-аска, - с улыбкой и особым трепетом протянув имя королевы, предводитель выдвинулся к кошке навстречу, краем глаза наблюдая три ускользающих в сторону яслей крохотных хвостика.
Деловые. И не выловить их, - со смешком отметил кот.
- Как ты? Устаёшь? - уже замечая крутой и непоседливый нрав котят, что росли не по дням, а по часам, Львинозвёзд вновь усмехнулся: он подозревал, что первый опыт метеринства сестре даётся непросто, но этого события ждали все. Казалось, Ласка наконец нашла своё место, обрела счастье рядом с Плющевиком, подарив не только ему, но и целому племени надежду.
Надежду и уверенность в том, что у Речного племени есть будущее.
- Прости, что не поздравил сразу, - прильнув широким подбородком к макушке белобокой королевы, речной лев едва слышно заурчал: не было смысла искать оправданий, наверняка сестра и так всё понимает. Совет тогда выдался тем еще испытанием, как и вся ночь после.
- Ты большая умница. Я тобой горжусь, - мурлыкнул кот, расплываясь в довольной улыбке. - Уверен, что ты воспитаешь из них самых достойных будущих воителей.
Предводитель сиял, с искренней благодарностью и будто особым почтением смотря на Ласку: от неё веяло теплом и запахом молока, что невольно возвращало в их детство, где мирно и безмятежно жил каждый речной кот. Возможно, так бывает и кажется только в те времена, но златогривый готов был сделать всё, чтобы юность его племянников не была омрачена войной.

+3


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна