У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Любимые игроки!

Еще один год прошел. Нет, представьте только: Последнему Пристанищу, ставшему домом для всех нас, уже целых два года!
Два ярких года, полных историй, сюжетов, личных и глобальных линий, новых персонажей и захватывающих отыгрышей.
Мы любим вас, ребят!
И мы искренне хотели порадовать вас. Просим любить и жаловать: новый дизайн всея ПП. На сей раз мы решили более четко отслеживать племенную тематику, и в этом сезоне именно племя Теней удостоилось чести сиять на ваших экранах.
Кто станет следующим племенем? Зависит от вашего актива! Дерзайте, ребят!
И спасибо вам. От души, от амс, от каждого лично и всех нас в целом. Это непередаваемо круто: знать, что по ту сторону экрана тебя ждут. В обличии кота-воителя или человека в реальной жизни - не важно.

Любим вас.

Спасибо, что вы есть! С днем рождения, Последнее Пристанище!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » мёртвый пустырь


мёртвый пустырь

Сообщений 21 страница 40 из 45

1

http://sg.uploads.ru/6hTD0.png

мёртвый пустырь
——————————————————————
Здесь не растет трава, не слышится пение птиц, а вместо привычно земли, под лапами прощупывается грубый асфальт. Это место сумрачные коты прозвали мертвым пустырем. Совсем недавно здесь останавливались на ночлег Чудище Двуногих. Но вскоре это место словно забыли и несмолкающий рев Чудищ сменился глухой тишиной. Одиночки называют это место автостоянкой и частенько приходят сюда в поисках пищи у рядом стоящей помойки. Племенные же стараются обходить это место стороной. Пусть и редко, но хоть одно Чудище приезжает сюда на ночлег. А Двуногие и их страшные штуки еще ни разу не приносили ничего хорошего.

0

21

Он с ненавистью уставился на Сумрачных котов, преградивших ему дорогу. Насмехающихся над его племенем.
          (выгнавшим его)
                            (предавшим его)

Насмехающихся над Созвездие.
                               (матерью)
                                       (она прогнала меня! прогнала!!!)

Удерживающих Чернику в плену.
                                   (МОЮ ЧЕРНИКУ)
                                        (МОЮ ЧЕРНИКУ ЧТОБ ВАС ГАДКОЛАСТЫЕ ЖАБОЕДЫ)

Крестовник злобно оскалился, глядя на подошедшего Сумрачника. Противная морда перекошена рычанием. Видят предки, это он, он и его дружок, он и его племя, были насквозь прогнившими лисьими душонками.
И всё же он заставил себя это сделать. Последним усилием расшатавшей воли. Он будет стоять на своём до смерти.
Он сел перед Сумрачником, крепко впившись когтями в чуть размокшую и чавкающую землю. Сел, пачкая шерсть в этой отвратительной болотной жиже. Сел и процедил:
- Значит, теперь и я ваш пленник.

Отредактировано Крестовник (21.02.2020 22:18:48)

+5

22

Чеснок молча слушал Сумрачника, просверливая своим синим взглядом дыру в морде Крестовника. Бело-песчаный итак уже был не в духе, поскольку его отряду выпала честь встретиться с чужеземцами и принять тот факт, что теперь на одного соседа станет больше. Но то, что сейчас происходило на мертвом пустыре лишь сильнее распаляло огонь в груди сумрачного воителя и он уже был готов с минуты на минуту показать Речному рыбоеду, где жабы зимуют. Слова Сумрачника нашли отклик в душе Чеснока и тот удовлетворенно кивнул. Конечно Черника пленница! Уж после всего того, что бело-песчаному удалось узнать со слов старшего воителя и рыбоеда -  Черника действительно претендовала на звание пленника в их племени. И видят Предки - скоро будет Совет и должен он стать не просто знаменательным, но и насыщенным.
"Речные себе, видимо, последние мозги отморозили в холодной воде."
Заключил Чеснок, встав в боевую стойку.
— Убирайся с наших земель, - молодой воитель удовлетворенно кивнул, выражая всю серьезность их намерений. Чеснок не собирался более пытаться вывести все в диалог. Это, как оказалось, было бесполезной и глупой затеей. Крестовник их не слышал. Да и не хотел, видимо.
— Значит, теперь и я ваш пленник.
Темно-голубые глаза зашлись в прищуре и Чеснок сделал шаг вперед, вкрадчиво говоря:
- А зачем ты нам нужен? Нам хватает и без тебя лишних ртов, - голос его опускался все ниже и ниже, - Ты особая персона? Или, может, Речное племя объявило нам войну, что ты так просишься к нам в пленники? А-а, - словно бы догадываясь, протянул Чеснок, - Так может быть тебя родное племя обидело, что ты так рвешься быстрее под чье-то крыло прилечь? - кот изогнул спину, дыбя загривок и выпуская в землю когти. Шаг, шаг, шаг. Он приближался к Крестовнику, намереваясь плюнуть ему прямо в морду. Остановился, вскинул горбатый нос кверху, - У нас дерзких нахлебников не терпят. Уходи, - но Чеснок-то уже предполагал - не собирается никуда Крестовник. А так тому и быть. Воинский Закон и преимущество на стороне племени Теней. Рыбоеда предупреждали. Он отказался.
- Это же надо быть таким упертым идиотом, - процедил Чеснок и резко выпрыгнул вперед, выпуская свои когти и намереваясь пройтись ими прямо по пестрой морде Крестовника.

+5

23

[indent] Сумрачник не смог сдержать какой-то злой улыбки. Ведь наглость Крестовника сейчас превзошла все возможные границы. Станет ли племенной, что верен своему племени и уважает самого себя так настойчиво напрашиваться в плен, подвергая тем самым собственное племя опасности и выставляя перед соседями не в самом лучшем свете? Явно тут что-то было не чисто, но пока самец так и не понял что именно. Бурый напряг мышцы, занося лапу дабы ударить врага, и тут же Чеснок подоспел с лобовой атакой. Улыбнувшись своему соплеменнику, воитель прыгнул на Крестовника.
[indent] Если он что-то разнюхивает, то они покажут ему, что племя Теней способно дать отпор. Забивать молодого воина не было смысла и Желания, лишь преподать урок о том, как стоит себя вести. И, разумеется погнать его с чужой земли. Количество вопросов к Чернике резко возросло. Сумрачные значит тратят на неё свои травы, время, а она ведёт за собой след из глупых юнцов.
[indent] Одолеть врага было не сложно, двое опытных воителей на одного, не самый честный бой. Но Крестовник должен понимать, что останься он стоять на своём - его жизнь не была чем-то уж слишком ценным. Это могло послужить началом войны, да только на стороне Теней окажется и Гроза. А Ветер, в худшем случае, сохранит нейтралитет. Тягаться разом со всеми соседями... смело.
[indent] - Убирайся и забудь дорогу на наши земли, - зарычал кот, подталкивая воителя к Гремящей Тропе.

+5

24

Ну, в общем-то, никто не сомневался. Трёхцветный не успел даже начать отсчитывать время до удара Сумрачного воина - любого из представленных - как Чеснок уже подскочил ближе, скалясь, плюясь, занося лапу для удара, продолжая поливать грязью Речное племя. Крестовнику бы воспламениться его гадостными речами, но мутная, вяжущая усталость от всей этой дурацкой ситуации, начавшейся ещё в лагере, знатно сказалась на лапах. И на скорости его реакции.
Между тем, он бросился в бой. Наконец-то зачинщиком явился не он; наверное, Созвездие с Ручей возблагодарили бы предков в этот момент. Ну да всё равно, теперь он не увидит и не услышит их ещё долгое и очень долгое время. Время, заканчивающееся бесконечным никогда.
С другой стороны на помощь Чесноку подоспел Сумрачник, всей своей тяжестью прижимая трёхцветного к земле. Крестовник зарычал, взбрыкивая, но сбросить с себя крупного возрастного кота не сумел; рядом вертелся противный гадкоголосый Чеснок, резко впившийся зубами ему в ухо. Бывший Речной кот взревел от ярости, бешеной волной когтистых лап пытаясь вывернуться из-под Сумрачника и наподдать хоть одному из них; выбраться и броситься по потерянному в этой потасовке следу Черники, стремительно исчезающему с каждой секундой промедления; бросить да хоть бы в Сумрачный лагерь, с боем её отбить, даже если это будет стоить ему жизни. Ценность её уж обесценилась.
Кровь из прокушенного уха залила глаза, и пока он пытался сориентироваться в пространстве, они оттащили его к Гремящей Тропе. Её смрад тяжко ударил по ноздрям и открытой пасти, судорожно хватающей капельки не зараженного этой отравой воздуха, и напоследок Сумрачник подтолкнул его туда, напоминая путь в Речное племя.
Хрипло дыша, Крестовник спустился в низину рядом с Гремящей Тропой. Устало лёг буквально за порогом меченой границы.
Ему просто нужно собраться с силами. И отправиться дальше.

------------------- >>> старая барсучья нора

Отредактировано Крестовник (26.02.2020 23:30:55)

+4

25

Впрочем, Крестовник никак не ответил, что было весьма ожидаемо, с точки зрения Чеснока. Еще на стадии появления речного на их территориях, бело-песчаный понял, что тут не то, что бы жабу не поймаешь, тут даже чесать языками лишний раз не нужно. Как и подобает истинному лесному воителю, в коте взыграло чувство долга и какого-то оскорбления. Крестовник наглым образом осквернял их территории своим появлением и упрямым норовом. Терпеть это дальше Чеснок уже не смог. Издав боевой рёв, сумрачный воитель гибким прыжком сократил расстояние до Крестовника до минимума, выпуская когти.
- Да вы все там такие непонятливые что ли? - взвизгнул Чеснок, горбоносой мордой врезаясь в плечо рыбоеда. Пускай Чеснок и не отличался широким костяком, "надутой" мускулатурой, зато вот рост и природная ловкость делали из него не менее достойного соперника, чем тот же Сумрачник, например. Кстати, старший воитель не остался в стороне от разгорающегося конфликта и принял активное участие в решении спора. Движения сумрачных были настолько слажены, словно бы они тренировались много лун бок о бок. В самом же деле, наверное, столь велико было их желание прогнать нарушителя с территорий, что волей-неволей мысли у них сходились.
Оббегая Крестовника сбоку, бело-песчаный бросился ему на лопатки, упорно прижимая к земле. Конечно, это был неравный бой. В какой-то степени, это выглядело подло со стороны племени Теней. А не нагло ли и подло было то, как требовательно тут восседал трехцветный рыбоед? Мысли в сторону. Чеснок яростно вонзился зубами в ухо Крестовника, крепко сжимая челюсти. Суматоха, хаос, куча выдранной шерсти. Чеснок даже почувствовал щиплющую боль в лапе, наверное Крестовник все-таки умудрился его задеть своими когтями. Несколько усилий и сумрачный выволокли Крестовника прямо к Гремящей Тропе.
"Вас чего сюда вообще тянет всех? Повыползали из своих водорослей! Противно даже думать, насколько низко пали рыбоеды сейчас в глазах всего племени Теней!" - негодовал Чеснок, все упорнее и упорнее подталкивая Крестовника прямо на черненый асфальт. "Звезды не дадут солгать. Они все-е-е видят. Все тебе припомнят, Крестовник. Звезды все помнят. Предки все видят," - повторял как колыбельную Чеснок.
Наконец, враг был изгнан с земли племени Теней. Вздернув нос, бело-песчаный воитель ехидно заулыбался во все зубы, светя клоками шерсти в пасти между зубов.
- Мы обязательно доложим на Совете про тебя, Крестовник из Речного племени! Благодари Звездное небо над головой, что остался сегодня жив, - звонко пророкотал Чеснок, поднимая кверху хвост.
Повернувшись к Сумрачнику, он тут же заманчиво продолжил:
- Солнце уже зашло за горизонт. Оставим этого доходягу по ту сторону Гремящей Тропы, как считаешь? Уж если что, у нас достаточно патрульных, которые помогут Крестовнику еще раз напомнить путь домой, верно? Скоро Совет, я бы хотел попасть, - кот верил, что Комета обязательно возьмет его. Всегда брала же.
>лагерь номинально >совет

+2

26

(разрыв) >>>

Утро выдалось туманное. Кто-то счёл бы его противным и неприятным, но Багрянка с наслаждением вдыхала влажный воздух с привкусом хвои, пока бежала через лес. Некоторые соплеменники отправились отсыпаться после Совета, но глашатая ещё чувствовала в себе силы, чтобы отправиться в патруль. Скорее всего, так на ней сказался отдых у Ивы после ранения, и прогулки до Четырёх Деревьев было недостаточно, чтобы растратить накопившуюся энергию. Отправив патрули, бурая сама вскоре покинула лагерь, направившись к границам племени, где сначала Комета, а потом и Сумрачник с Чесноком наткнулись на речных изгнанников. Она надеялась ничего там не найти, надеялась, что Крестовнику хватит мозгов не приближаться к границам Сумрачного племени и на десять лисьих прыжков, но тревога за благополучие соплеменников гнала её к пустырю. Нужно удостовериться.

Ровный чёрный камень обдал подушечки холодом, когда Багрянка ступила на эту зловещую землю. Мёртвый пустырь, укрытый туманом, абсолютно бесшумный, сегодня оправдывал своё название. Кошка уловила старые запахи своих воителей и ослабевшую речную вонь. Здесь никого не было после столкновения, что весьма ободрило глашатую. На всякий случай она прошла чуть дальше, достигая середины пустыря. Отсюда уже слышался гул Гремящей Тропы и рычание бегущих по ней чудищ. Как удачно всё-таки, что земли племени Теней отделены от соседей столь серьёзной преградой. Тропа явно заставляла незваных гостей несколько раз подумать, прежде чем переступать границу. "Но некоторых особенно настырных это, конечно, не останавливает".

+3

27

(разрыв) >>>

Серый здоровяк уже почти не хромал. Его время, проведенное в амбаре на территории племени Ветра, подошло к концу, и Лютоволк понимал их. Определенное понимание, которого ему удалось достичь со Звездопадом, отец, который оказался вполне себе славным котом - боги, если бы одиночка столкнулся с их племенем раньше, если бы только он не чувствовал тянущей тоски, он обязательно, непременно приложил бы все свои недюжинные усилия, чтобы стать полноправным членом племени, чья кровь течет у него в жилах.
Столько лун жил, не зная, что я мог бы стать воителем племени Ветра.
Макошь, какая же ты дрянь.

Воспоминания о кошке, давшей ему жизнь, заставили скривить переносицу от брезгливости. Последние ниточки, которые могли бы связывать сына и мать, были оборваны в том гнезде, которое Макошь сожгла, попытавшись их всех убить. Кто знает, может, его братьев она так и убила за ненадобностью?
Передернув плечами, Лютоволк тихо зашипел. Раны заживали благодаря знающим котам из племени Ветра, и одиночка нашел в себе силы покинуть убежище, где ему было... хорошо. Да. Спокойно.
И все же не хватало.
Удивительно, даже смешно, что бурая кошка из Сумрачного племени не давала ему покоя. Её сила и уверенность настолько произвели впечатление на молодого, безнадежного влюбившегося в нее кота, что Лютоволк просто не мог оставить ситуацию, не мог не пытаться искать её.
Да уж, упрямства ему не занимать.
Он боялся даже додумывать: а найдет, и что тогда? Комета отказалась принять его в племя, чтобы он на деле доказал свои чувства, добился Багрянку, которая - спасибо за информацию Шипу - еще и вторая кошка в племени. По подшерстку пробежались мурашки, и Лютоволк нелепо улыбнулся, понимая, что уже давно пересек границы племени Теней.
Опять.
Ему хотелось едва ли не заорать на весь лес, позвать по имени. Но то ли провидение, то ли боги, то ли эти племенные предки - но кто-то его услышал. Серый кот недоверчиво застыл у границ дороги, вглядываясь в едва уловимый на фоне влажной земли силуэт.
Багрянка.
Силы нашлись. Подорвавшись, кот пересек границу, выждав время между рычащими железками. Застыв в десятке лисьих хвостов от глашатаи, Лютоволк просиял снова.
- Багрянка!
И что дальше? Боги, как же он волновался.
Что дальше-то?

+5

28

Знакомый голос разрезал тишину, и Багрянка невольно вздрогнула и напряглась всем телом, готовая отразить нападение. Хотя знала, конечно, что его не последует. Подсознательно. Сотканный туманом тёмно-серый силует приблизился на расстояние видимости, приобретая облик Лютоволка.
Кот замер, видимо, тоже осознавая всю нелепость - невозможность - ситуации, в которой они оказались. Багрянка вдруг поняла, что до сих пор оставалась в оборонительной стойке, резко выпрямилась и смущённо распушила загривок. Она приоткрыла рот, подбирая слова, но взглядом пристально сверлила фигуру гостя, избегая встречи со светло-жёлтыми глазами.
- Доброе... утро, - привычная вежливая улыбка. Глашатая сделала шаг навстречу одиночке. Без страха. - Далеко же ты забрёл. Шип сказал, ты теперь под крылом у племени Ветра, - она внимательно прищурилась, следя за реакцией кота. Ей и правда было нужно спросить об этом, а не о том, что одиночка забыл на сумрачных землях?
Багрянка не боялась приблизиться к нему, не чувствовала напряжённости, которая захватила бы её всю, будь перед ней другой бродяга. Лютоволк был не похож на себя прежнего. Это был не тот циничный и наглый кот, которого бурая много лун назад вывела с болота и позволила тихо уйти, не подвергая жизнь опасности. Жёлтые глаза блестели искренней... радостью? Облегчением? Он шёл сюда целенаправленно. Шёл к ней целенаправленно. Он все еще может нам помочь, если знать на какие рычаги давить. Так говорил Шип.
- Ты оправился? Я слышала о пожаре. О Макоши, - "переживала?". - Куда теперь пойдёшь?
Ещё Шип говорил, что Лютоволк покинет земли Ветра, когда заживут ожоги. Багрянка медленно сделала ещё один шаг навстречу. Она упорно избегала вопроса о том, зачем он пришёл сюда. Не потому ли, что подсознательно понимала, к чему это приведёт? Понимала, что не просто так волнение комом сбилось в груди, а твёрдый холодный камень грозил уплыть из-под лап. "Ты ведь помнишь о своём единственном долге - долге перед племенем?".
Багрянка остановилась, несколько секунд вслушиваясь в гул Гремящей тропы, а потом выпрямилась, расправила плечи и попыталась хотя бы внешне приобрести желанное спокойствие.
- Комета всё ещё не рада одиночкам на нашей территории, - имя предводительницы сможет его вразумить? Перед глазами вновь возникло воспоминание с той охоты, когда черногривая лидерша жестко и холодно отказала умоляющему о шансе Лютоволку. А Багрянка промолчала. - У тебя могут возникнуть неприятности. Может быть... лучше отказаться от этой затеи?

+4

29

С затаённым интересом здоровяк всматривался в силуэт бурой сумрачной кошки. Он почти наслаждался зрелищем метаморфоз, когда из боевой стойки Багрянка медленно выходила в спокойный, почти женственный облик. Мышцы, натужные под блестящей бурой шерстью, расслаблялись, и Лютоволка неожиданно порадовал тот факт, что при нем Багрянка больше не злится. Не прогоняет его. Не шипит.
Боевая.
— Далеко же ты забрёл. Шип сказал, ты теперь под крылом у племени Ветра, - вкрадчиво мяукала глашатая племени Теней, и серый кот, подбоченившись, переступил с лапы на лапу, невзначай отходя чуть дальше от гремящей тропы. Все-таки, там не безопасно, а он при жизни в городе успел повидать, что бывает с его сородичами под колесами чудищ.
- Шип сказал? - переспросил одиночка, тут же ответив самому себе.
- Точно. Совет. Хотел я туда придти, да сил не хватало. Так бы... пришел и туда, - слегка наклоняя голову, с легкой усмешкой мяукнул серый. Кажется, лед между ними оттаял. Кажется, она больше не опасается, даже не приметив, что он невзначай сделал шаг ближе.
Боги, его глаза почти округлились, когда кошка сделала явный шаг ближе.
Лютоволк нервно сглотнул.
- Племя Ветра мне помогло. Макошь, моя мать, их крови. А отец... а Шип, собственно, и отец. Так что перед тобой кот, который мог бы быть воителем, - и, кажется, этот факт заставлял его гордиться, расправляя широкую грудь.
Впрочем, улыбка вышла неожиданно горькой.
— Ты оправился? Я слышала о пожаре. О Макоши, — серый глухо кивнул, не желая говорить о матери. — Куда теперь пойдёшь?
Одиночка наклонил голову ниже, к Багрянке. Сердце огромного, храброго, безрассудного бродяги предательски билось, словно у крольчонка.
- А я пришёл.
Лютоволк мяукнул это почти мягко. Он знал, что попытки добиться этой кошки буйством и грубостью не увенчаются успехом: такая даст по щам, догонит и еще наподдаст. Не оценит, вот уж точно.
Серый решил в искренность.
— У тебя могут возникнуть неприятности. Может быть... лучше отказаться от этой затеи?
Кот слегка наклонил голову бочком, усмехнулся.
- Отказаться от тебя?
Она ведь услышала иронию в его голосе?

Отредактировано Лютоволк (21.03.2020 18:21:53)

+5

30

Она рассмеялась коротко, нервно, неожиданно. Багрянка резко отвернулась, пытаясь вернуть себе сосредоточенный вид. Так следует привечать нарушителей границ, бравая глашатая?
- Пришёл бы, - она усмехнулась. - Тебе так отчаянно не хватает риска? Если Шип понимает, что с Макошью у тебя мало общего,.. и я понимаю, то это не значит, что племена поймут. Даже Звездопада обвиняли в родстве с ней. А он предводитель, между прочим.
И в то же время Звездопад явно не отнёсся к Лютоволку так жестоко, как Комета. Не лучше ли ему было остаться на пустошах и ловить там кроликов, раз так сложилось, что и Шип - его отец (нет, просто невероятно, как этот бродяга умудрялся со столь завидным упорством пробиваться в желанную воительскую жизнь!), и лидер ветряков к нему лоялен? Но Багрянка не озвучила это предложение, в душе боясь, что Лютоволк согласится, что так и правда будет лучше, развернётся да побежит на своих чистокровных ветряных лапах в сторону степи.
— А я пришёл.
Сердце предательски ёкнуло, и Багрянка на мгновение потеряла контроль, допустив изумление на своём лице. Правильно было бы зашипеть на этого наглого одиночку, пригрозить и прогнать, как совсем недавно сумрачные воители прогоняли отсюда Крестовника, но... Багрянка лишь почувствовала, как задрожали лапы. Она оказалась беспомощна перед его простыми словами. Готовилась ведь к очередному грубому напору или язвительности.
Делая неуверенные, медленные шаги навстречу друг другу, кот и кошка оказались наконец совсем рядом. Багрянке приходилось теперь приподнимать подбородок, чтобы смотреть в глаза высокому широкоплечему коту. Она всё ещё могла победить в схватке с ним, но отчего-то сейчас чувствовала себя такой беспомощной под его пристальным взглядом. Кончик хвоста задрожал, выдавая неуверенность кошки. Она окончательно растеряла самообладание.
— Отказаться от тебя?
Зачем он это делает? Голубые глаза потемнели, и Багрянка резко отвернулась, нахмурившись. Предки, то, что он говорил, было просто нечестно.
- Это неправильно, Лютоволк. Ты же знаешь. Ты знаешь? - она подняла голову, оставив тщетные попытки к сопротивлению. - Комета не примет тебя в племя. А если ты хочешь, чтобы я повлияла на неё, - не затем ли он на самом деле и пришёл? Может, она зря допустила в себе эту слабость? "А не вечное ли недоверие портит тебе жизнь уже несколько лун?". - я... чего ты хочешь?
Багрянка с силой выдохнула, и поток воздуха взъерошил длинную шерсть на груди Лютоволка. Пускай говорит, раз решился действовать в лоб.

+4

31

- Звездопад сам разберется, - вдруг уверенно мяукнул одиночка, питая неожиданно сильное уважение к лидеру племени Ветра. Серьезный, решительный, не болтливый кот, доказывает делом, говорит по делу - все эти качества Лютоволк хотел бы найти в себе, а потому образ палевого предводителя у него ассоциировался с кем-то положительным и авторитетным.
- Я - не Макошь. И я достаточно сделал, чтобы это доказать, - неожиданно отрезал одиночка, раны которого напоминали о том, как он пытался помочь племенным найти свою мать, а та, в свою очередь - его убить.
Кот тяжело вздохнул, слегка хмуря брови и вглядываясь в аккуратную мордашку сумрачной кошки. Она была близко - уже победа. Неожиданно серьезный, Лютоволк изучал её черты, искал в глазах хоть какой-нибудь ответ на происходящее. Неужели Багрянка думала, что он запутан меньше, чем глашатая?
— Это неправильно, Лютоволк.
Самец вскинул брови, отступив на шаг и оценивая взглядом Багрянку. Сердце ухнуло, и он почувствовал, как шерсть на загривке приподнялась.
- Ты же знаешь. Ты знаешь?
Лютоволк растерялся. Взгляд метался по мордашке Багрянки, он пытался найти подтверждение, которое она только что ему озвучила. Растерянно выдохнув, одиночка улыбнулся. По-простому, так, как улыбается молодой и влюбленный.
- Комета не примет тебя в племя. А если ты хочешь, чтобы я повлияла на неё, — боги, она растерялась. Хотелось подойти и... — я... чего ты хочешь?
- Комета увидит, что я упрям, - шаг ближе, голова наклонена, словно он, хищник, близился к жертве.
А голос вкрадчивый и рокочущий.
- Я точно знаю, что хотел сделать с самого начала.
Уже не опасаясь, опьяняюще понимая, что Багрянка ему ответила, Лютоволк, заглянув в ее глаза, приблизился - не осторожно, а просто медленно. Потянувшись к ней, он уткнулся носом в скуластую щеку, медленно проводя носом дальше, к шее, зарываясь в короткую шерстку глашатаи.
Она пахла лучше, чем он представлял.
Она была лучше чем всё, что он мог себе представить. В этом касании было всё.

Отредактировано Лютоволк (21.03.2020 19:06:47)

+4

32

— Комета увидит, что я упрям.
Когда горячее дыхание опалило её щёку, Багрянка задрожала. Это был не страх - едва ли смотрящий на неё столь вожделенно кот мог через мгновение сменить милость на гнев. Пусть разум и твердил, что всё это лишь уловка, она до последнего надеялась, что Лютоволк не рассмеётся злобно, радуясь удавшемуся обману. Шип говорил о рычагах давления, но сама Багрянка не хотела быть марионеткой. Она не будет инструментом, который поможет одиночке достигнуть желаемого - потому что теперь она верила в его искренность. Понадобилось слишком много времени, но наконец кошка пришла к пониманию этого.
Это была и не злость. Теперь глашатая вполне понимала глубину мотивов Лютоволка, его отчаянное желание быть частью племени. Она видела его упоение совместной охотой, слышала искреннюю мольбу и теперь смотрела в такие же широко распахнутые глаза. Он знает, чего хочет, и открыто заявляет о своих намерениях.
Так что же? Что-то, что она прятала глубоко в сердце, не допускала самой возможности, тем более, когда в её жизни появилось нечто по-настоящему значимое - забота о племени в качестве правой лапы предводительницы. Разве могла она задуматься о том, чего жаждала израненная неудачной попыткой связать судьбу с Сабельником душа? "Знала бы Луна, о чём я думаю, - хохотала бы до следующего полнолуния".
— Я точно знаю, что хотел сделать с самого начала.
- Счастливый, - голос вдруг охрип. Лютоволк медленно приближался к ней, а кошка оставалась на месте. - Я бы тоже хотела знать.
Нежное прикосновение к шее отозвалось искрой тока по всему телу, и Багрянка судорожно подалась вперёд, чувствуя себя неожиданно свободно. В объятиях густой серой шерсти она практически задыхалась от нахлынувших эмоций. Ей пришлось отключить рассудок, чтобы не потерять его окончательно. Ведь что она натворила? Поддалась одиночке, позволила ему приблизиться, завоевать доверие. Как абсурдно это вообще звучит - доверие к одиночке.
- Если нас увидят здесь... - хрипло проговорила кошка в массивное плечо самца. Вокруг были земли племени Теней, и патруль, усиленный по её собственному распоряжению, мог вполне забрести сюда. Только дальше, за Гремящей тропой расстилалось нейтральное пепелище, а ещё дальше скалы - теперь уже, возможно, принадлежащие клану.
Здесь, посреди пустыря, окутанного туманом, она чувствовала себя пойманной преступницей, но искала безопасности только в объятиях Лютоволка. Не потому, что взвесила все "за" и "против" или решила пойти на риск, а потому что повиновалась сиюминутному желанию, пламенем пожирающему всё внутри Багрянки.
- Я сгнию в Сумрачном Лесу, но оно того стоит, - тихо зашептала кошка скорее самой себе, окончательно отвергая доводы рассудка.

+3

33

Лютоволк и сам боялся поторопиться: ощущение происходящего теряло связь с реальностью, и ему не верилось, что он нашел Багрянку. Что может её касаться - серый ведь даже не представлял, какая она.
— Если нас увидят здесь... - но нет, сумрачная кошка уже подалась к груди одиночки, и от одного ее судорожного порыва Лютоволк глухо рыкнул, подбородком прижимая бурую красавицу к себе, ближе.
Он грезил ей. Вспоминал силу и уверенность, вспоминал, как хватило этим хрупким плечам выносливости вынести его с земель племени Теней, хватило характера и вместе с тем добросердечности оставить его в живых.
Лютоволк впервые за долгое время ощутил, как внутри в комок собирается счастье. Прижимая Багрянку подбородком, теснее и ближе, бродяга зарылся носом в её загривок, нелепо улыбаясь и радуясь, что она этого не видит.
— Я сгнию в Сумрачном Лесу, но оно того стоит.
- Удивительно, что именно эта фраза делает меня счастливым.
Тихий бархатистый смешок. Лютоволк нехотя отстранился - и только лишь за тем, чтобы еще раз заглянуть в мордашку кошки, которая всеми правдами и неправдами, всеми удивительными стечениями обстоятельств нашла в своем сердце ответ на его слепую влюбленность.
- Ты же веришь в меня? - вырвалось, само по себе. Одобрение - то, к чему также стремился Лютоволк. Макошь редко была довольна им, и все соперничество с братьями основывалось на той самой недолюбленности, недооцененности с детства. Мать стала слишком весомой причиной всех его бед, и одиночка в том числе с её легкой лапы так стремился теперь стать частью племени.
Быть оцененным.
И быть, конечно же, нужным.
- Ты же знаешь, что я не пустослов? - взгляд светло-зеленых глаз непривычно серьезен. Он все еще был рядом с кошкой, чувствовал грудью её острые плечи, и, боги, не нашлось бы сейчас силы, чтобы заставить самца отстраниться от такой желанной ему воительницы.
Воительница. Даже звучит... так подходяще для нее.
- Я стану воителем твоего племени. Мы придумаем. Я ведь... - он беспомощно усмехнулся, - ... весь твой, Багрянка. Целиком и полностью.

+7

34

Всё это происходило не с ней. Не она этой ночью сидела подле Скалы Совета в качестве правой лапы Кометы. Не она прижималась сейчас к Лютоволку, чувствуя, как разрывает лёгкие от невозможности вдохнуть ещё глубже. Разве могло подобное случиться с рядовой воительницей племени Теней, уже смирившейся, что единственная радость в её жизни - это успехи и счастье соплеменников, которым она была лишь наблюдателем?
- Я верю в тебя, - "намного больше, чем в себя". - И Комета поверит, надеюсь. Ты много сделал, чтобы заслужить её благосклонность. И моё доверие.
Багрянка и правда почувствовала, как легко стало дышать, когда она разрешила себе откровенно признаться в чувствах. Как вдруг исчез из мыслей Сабельник и грызущая сердце вина из-за неудачи. Как она легко поддалась тому, что было совершенно естественно. Она влюбилась в кота, который, в свою очередь, полюбил её в ответ. Рамки Воинского Закона давили на совесть, но что Багрянка могла поделать с жаром внутри и желанием находиться рядом, которые пробуждал в ней Лютоволк?
— Ты же знаешь, что я не пустослов?
- Знаю, - глашатая мягко улыбнулась, усаживаясь на холодную землю и обвивая лапы бурым хвостом. - Я настою на том, что тебе нужно дать шанс. Но я не представляю, что ещё может помочь тебе склонить Комету на свою сторону. Возможно, тебе стоит встретиться с ней и рассказать, что случилось на сеновале, - Багрянка растерянно опустила взгляд. Казалось, Комета не руководствовалась какими-то доводами и логикой, принимая решение, скорее, действовала интуитивно и повинуясь чутью и эмоциям. Так возымели бы какой-то эффект доводы глашатой? В это мало верилось.
— Я стану воителем твоего племени.
Уголки губ кошки дрогнули. Он и правда упорен и настойчив. Настолько, что Багрянка уже сдалась, не ощущая в себе сил к сопротивлению. Так может, своей непробиваемостью он возьмёт и Комету? "О, она тоже мягкостью не отличается. Это будет воистину невероятный спор".
- Я ведь... весь твой, Багрянка. Целиком и полностью.
Багрянка отвела взгляд и не смогла сдержать счастливой улыбки. Дыхание перехватило. Она не обращала внимание на красивые слова, она привыкла вслушиваться в интонацию. И чувство, которым был пронизан голос Лютоволка, выбивало из-под лап землю, ударяло под дых, током проникало под кожу. Багрянка не могла усомниться в его искренности. А если бы он действительно её обманул - что ж, значит, ей не следовало бы доверять даже самой себе.
- Боюсь, если ты скажешь об этом моей предводительнице, нам обоим придётся только мечтать о гнезде в воительской палатке. Но я сделаю, что смогу. Что потребуется, - кошка тоже на несколько мгновений посерьезнела. Оно того стоило. - Если хочешь, я устрою тебе встречу с Кометой. Не знаю, что ты ей скажешь... но я помогу тебе стать воителем племени Теней, если это и правда твоя мечта.
Кошка ткнулась лбом в серое плечо и тихо вздохнула, прикрыв глаза. Она бы осталась здесь ещё на много лун, но, увы, такую роскошь Багрянка не могла себе позволить. Время утекало быстрее, чем хотелось бы, и глашатая знала, что скоро ей придётся вернуться в лагерь и сделать вид, что ничего не произошло.

+5

35

- Ты много сделал, чтобы заслужить её благосклонность. И моё доверие.
Слова эхом звучали в голове, и Лютоволк повторял их про себя, как мантру, как вдохновение на все те сложности, которые ему предстоят. Он зарывался носом в макушку сумрачной кошки, и запах истинной воительницы племени Теней стал для него наваждением. Самец привыкал к нему, поглощал всеми легкими и, боги, он готов был бы съесть первую попавшуюся, самую мерзкую лягушку на глазах у Кометы чтобы доказать, что он готов стать сумрачным котом от кисточек ушей до кончика хвоста.
Но самая главная точка невозврата уже пройдена: Багрянка верит в него. Улыбаясь так, как, наверное, не улыбался никогда в жизни, бродяга чувствовал, как ухает сердце в бешеном ритме.
Черт побери, к нему прижимается красивая, манящая кошка. Багрянка из племени Теней. Воительница.
Желудок свело, и он нехотя поежился.
Лютоволк был со многими кошками. Быть может, где-то по миру бродят и его котята тоже. Но сейчас, глядя сверху вниз на аккуратные ушки, на гладкую бурую спинку, серый нехотя отводил все те мысли, которые прежде позволяли просто хватать кошку за загривок и брать желаемое.
Не с ней.
С Багрянкой такие мысли казались неправильными. Чужеродными.
Впервые пробудилась мысль, что он хочет семью. Свою, и такую, чтобы по-правилам, чтобы котята не были брошенками, или орудиями в лапах родителей. Такую, чтобы растить в племени, учить тому, как быть кому-то нужным. Воспитать новых воителей, имеющих смысл в этой жизни.
Занесло тебя.
- Спасибо тебе, - пророкотал ей на ухо Лютоволк, слегка склоняя голову и любуясь точеной мордашкой. Его воительница придумывала так много, чтобы найти способ бродяге стать котом племени Теней, и он верил, что и Комета, все-таки, как-нибудь да примет его.
— ...Если хочешь, я устрою тебе встречу с Кометой. Не знаю, что ты ей скажешь... но я помогу тебе стать воителем племени Теней, если это и правда твоя мечта.
Кот грубовато ткнулся носом в нос Багрянки, после прижимаясь лбом к ее лбу.
- Ты мечта, - буркнул он, нелепо лизнув бурую кошку в нос.
- Ты и племя. Я должен быть нужным. Я устал скитаться, - тихо и искренне пробормотал Лютоволк, чувствуя, что и правда устал, запредельно. От всех планов Макоши, от бродяжьей жизни, от бессмысленного существования.
- Я буду приходить сюда на закате через день, запах чудищ замаскирует меня. Уверен, у тебя получится убедить Комету поговорить здесь со мной.

+3

36

Прикосновения Лютоволка всё ещё казались чем-то неестественным, ненастоящим, и периодически кошка вздрагивала, когда его тёплое дыхание шевелило бурую шерсть на загривке. Она цеплялась за эти ощущения, стараясь запечатлеть их в памяти, ведь сколько они ещё не увидятся? В лучшем случае несколько дней, но если Комета не захочет слушать глашатую, то разлука затянется надолго. "Давно ли так невыносима тебе стала разлука с одиночкой?". Багрянка стиснула челюсти, снова окунувшись в пучину сомнений.
— Ты и племя. Я должен быть нужным. Я устал скитаться.
Удивительно, как много общего было у неё и этого одиночки. Багрянка ведь тоже долго не могла найти себе места, не могла понять, чего хочет от этой жизни. Но в эту луну на неё свалилось всё, что только могло. Кошка хотела бы, чтобы и у Лютоволка был шанс стать счастливым, если уж ей он был дан. Милосердие в ней неискоренимо.
- Хорошо, - кошка потянулась к серому уху самца, привстав на цыпочки, и аккуратно коснулась его носом. Деликатно, нежно, сдержанно. В одном этом прикосновении она и была. - Я постараюсь, чтобы Комета ко мне прислушалась. И... приду в любом случае. Главное, береги себя.
Она задержалась подле Лютоволка ещё на несколько секунд, глядя в жёлтые глаза, не выискивая там подтверждение всему сказанному, но пытаясь оставить в памяти его образ как можно точнее. "Не думала, что это будет так сложно. Потому что с Сабельником мы всегда возвращались вместе?". Впервые сталкиваясь с разлукой, она ощутила, как тоскливо защемило сердце.
В конце концов, она улыбнулась на прощание и быстро развернулась, чтобы не затягивать этот на удивление тяжёлый момент. Туман уже почти рассеялся, и это свидание должно было остаться тайной. А потому, Багрянка рысцой поспешила к лесу, родному сосняку, не оборачиваясь на самца. Оказалось сложнее, чем она представляла. "Представляла?".

>>> лагерь

+1

37

топи >>>

Не думала Багрянка, что вернётся сюда так быстро. Солнце только успело подняться, а она вновь рысцой бежит через сосняк к мёртвому пустырю, только теперь не в одиночестве, а вместе с Кометой и Дождём. Мысли всё не покидало волнение насчёт такого быстрого согласия предводительницы. Зная её темперамент, глашатая опасалась, как бы этот разговор вновь не вылился в попытку утопить Лютоволка в болоте. "Но теперь-то я буду рядом. Теперь я смогу возразить. Она ведь для этого выбрала меня глашатаем?". Что-то подсказывало Багрянке, что если Комета вознамерится проучить одиночку, ей не помешает даже её лучший друг. Остаётся надеяться лишь на её хорошее настроение.
- Надеюсь, ему хватило ума не соваться на наши территории снова, - невзначай мяукнула глашатая, когда сумрачные достигли мёртвого пустыря. Туман отступил, и теперь отсюда прекрасно было видно и Гремящую Тропу, и степи за ней. Кошка приоткрыла пасть, вдыхая воздух, но запах Лютоволка не уводил в лес. Хоть так. Лучше лишний раз не испытывать благосклонность сумрачной предводительницы. - Я поищу его следы у тропы, - и Багрянка засеменила к чёрному полотну, по которому периодически сновали туда-сюда Чудища. Кошка остановилась в паре прыжков от его края, вглядываясь степные владение за Гремящей Тропой. Лютоволк мог скрываться как на нейтральных территориях, так и на землях племени Ветра, если они и правда настроены к нему добродушно. Последний вариант очевидно был хуже: в таком случае сумрачные не смогут отыскать его по запаху, ведь придётся пересечь границы. - Лютоволк! - дождавшись, пока последнее Чудище стихнет вдали, кошка выкрикнула имя серого кота строго и требовательно, дабы сохранить образ серьёзно настроенной глашатой, которую не интересует ничего, кроме благополучия племени. "Когда-нибудь я перестану врать хотя бы самой себе".

+2

38

из ниоткуда --->

Лютоволк потихоньку свыкался. Наверное, надежда, подаренная бурой кошкой, настолько преисполнила одиночку, что он даже устыдился охотиться на землях племени Теней, огромным усилием воли выводя себя на нейтральные, не пахнущими никакими котами землю (а серый очень старательно убеждался в этом). Он охотился там, поймав пару мышей и даже лягушку: что же, если быть в племени любимой кошки, так и жить по их правилам.
В целом, да, он лакомился лягушкой. Сначала длинношерстный здоровяк не понял. Зато потом ка-а-а-ак понял! Прочувствовав терпкую прелесть вкуса лягушачьих конечностей, Лютоволк сам от себя был в удивлении. Что же, наверное, он совсем готов быть котом племени Теней.
А после он все-таки вернулся на земли своей возлюбленной, дожидаться. Не зная, правда, как поведут себя ее соплеменники, Лютоволк решил держаться Гремящей Тропы. Чтобы и запах маскировать, и шум, и вообще его присутствие.
Он почти задремал, когда услышал голос бурой кошки. Даже мысли не было, что показалось: в любом случае Лютоволк вскочил бы, с готовностью и решимостью, навстречу ей или видению.
— Лютоволк! - раздалось из-за Гремящей Тропы, и отчетливый голос Багрянки всколыхнул что-то внутри, напоминая о запахе кошки, оставшейся ща серых щеках самца. Приподнявшись и наспех прилизав косматую шерсть, чтобы не оплошать перед ней, здоровяк выглянул из своего укрытия, почти сразу после пробежавшего Чудища выбежав на каменистую поверхность Тропы.
- Багрянка! - воскликнул серый кот, замерев буквально в паре лисьих хвостов от нее.
От неё и Кометы и еще какого-то непонятного кота. Внутри все похолодело от мысли, что его снова покормят болотом, но другая мысль подала надежду: все-таки, Комета здесь. Багрянка, его Багрянка, ни за что бы не привела сюда предводительницу Сумрачного племени, если бы от нее шла хоть доля опасности.
- Здравствуй, Комета, - вежливо он склонил лобастую голову, ничуть не кривя душой: кот действительно уважал молодую, амбициозную лидершу племени Теней. И боялся, конечно.
- Я все еще хочу стать воителем племени Теней, - с места в карьер начал Лютоволк, держась на почтительном расстоянии.
- Я готов учиться, готов начать с самых низов. Мне нужна цель, мне нужно быть необходимым. У меня крепкие когти и сильные лапы, готовые послужить именно тебе.

+4

39

→ топи

Было ли это совпадением, или Лютоволк в душе надеялся, что Багрянке удастся убедить Комету, и чернобокая предводительница вскоре вернется, от того не стал далеко уходить - кошка не знала. Но как бы то ни было, много времени на поиск одиночки они не потратили. Серый был где-то неподалёку, и быстро откликнулся на зов голубоглазой глашатой. — Надеюсь, ему хватило ума не соваться на наши территории снова. Комета согласна кивнула. Злить ее сейчас было совсем не к месту.
- День добрый - не без удовлетворения наблюдая за тем, как послушно и вежливо пытается вести себя чужак, поздоровалась кошка. Ну прямо характер целителя, не дать не взять. Куда делся весь норов?
- Багрянка мне всё сказала - властно перебила она, как бы подчёркивая, что ее решение возобновить диалог было принято исключительно из-за уважения к соплеменнице. - Я пришла сюда только потому, что она попросила, а я доверяю своим воинам. - это, собственно, было абсолютной правдой. Вряд ли черногривая лидерша вообще вспомнила бы о Лютоволке, если бы не настойчивость глашатой.
- Прежде всего ты выслушаешь меня, а потом будем обсуждать твой вопрос. - чернобокая уселась, обвивая хвостом лапы.
- Мы, знаешь, не славимся ни радушием, ни гостеприимством. Не тешь себя иллюзиями о племенной жизни - она далеко не так проста, как ты думаешь, особенно для одиночки. - голос её был холоден, но лишен какой-либо агрессии.
- Мы, внутри нашего племени - одно целое, звенья одной цепи. Звезды, что по отдельности едва светят, но вместе способны озарить черное небо ярче полной луны. На этом основана вся наша жизнь и от этого начинается наша история, как клана. Чтобы стать одним из нас, надо верить в принципы единства и следовать им, не потому что так тебе кто-то сказал, а потому что это - твой образ мышления, вечная часть тебя. Неискренность мои воины раскусят сразу. - Комета усмехнулась. Кому не уметь раскрывать чужие тайны, как самым таинственным обитателем леса?
- Племя - не приют для одиноких и голодных, это ежедневная слаженная работа, это преданность и жертвенность, это готовность умереть в любой момент, защищая своих соплеменников. Понимаешь это? В племени сильные воины сперва кормят всех, кто слабее их, а затем, если им что-то остается - едят сами. Мы никогда не думаем о себе, как о независимой личности. Всё, что мы делаем, мы делаем для общего блага. В племени нет "я хочу" или "я не буду". - это не были заученные фразы или голая теория, которую кошка пыталась продемонстрировать с целью нравоучения. Это была ее реальность, и в речи лидерши сумрака не прозвучало ни слова фальши.
- Племя дает тебе дом, семью, тыл, поддержку, веру, гарантию, что ты не умрешь в одиночестве от голода, и главное - возможность стать частью чего-то большого и значимого. - голубоглазая выдержала короткую паузу.
- Но племя всегда требует что-то взамен, а точнее - всё. Всё, что имеешь : всё твое время, все твои силы, всю твою жизнь. И если кто-то решает плыть против течения, идти против воли предводителя и Предков, вредить своему клану - племя его безжалостно уничтожает. - на этой слегка драматичной, но от того не менее правдивой ноте, кошка закончила свой длинный монолог.
- Ты ведь знаешь, что твое мышление подстроенно под совсем иную жизнь. Я готова выступить с предложением на моих условиях, но сперва скажи - почему мой клан? Ведь в том же Ветре кровь твоей крови, да и кроме нас в лесу еще тр... четыре племени - позабыв на мгновение о Клане Падающей воды, запнулась Комета, а затем, поправив себя, выжидающе посмотрела на собеседника.

+4

40

топи--->
[indent] Он шёл за кошками на встречу с одиночкой. Пока он не подозревал, какое решение по этому поводу примет Комета, но принять придётся любое. Главное, чтобы этот Лютоволк понимал, чего хочет. По пути Дождь старался смотреть по сторонам, чтобы не упустить хвостика ящерки или мышки, живущей на каком-нибудь сухом месте. Он понимал, что стоит им дойти до пустыря, как на дичь надеяться не стоит. И вот ему улыбнулась маленькая, но всё-таки удача. В корнях одного из деревьев копошилась мышка. Особенно это радовало из-за того, что прыгать по болотам для поимки жаб сейчас не хотелось. А сейчас Дождь чуть оторвался от отряда и сделал свое дело, чтобы вернуться в строй из двух кошек с добычей в зубах. Еда никогда не помешает.
[indent] Вот этот одиночка, который «страстно желает вступить в клан». Серый кратко окинул его взглядом – хоть не домашняя киска, уже хорошо. Но тело обучить можно, а вот голову… Потом он постарался всмотреться в другую кошку – в своего глашатая. Почему она поддерживала и продвигала идею принятия его в племя? Были ли это только мысли об усилении племени Теней? Правда, сейчас это было не так важно, ведь, возможно, в племени скоро будет два великовозрастных ученика. И уж тут возникал большой вопрос, кого сложнее обучить. Кошку, которая успела впитать в себя азы другого племени, или одиночку? Почему-то Дождь склонялся к тому, что Лютоволк был бы менее проблемным учеником.
[indent] Говорил кот относительно складно, а слова, если верить им, так и провоцировали забрать его со всеми лапами в лагерь. Но тот хоть понимал, о чём просил? Благо Комета всё подробно объяснила. Дождь выровнялся с предводительницей и положил дичь на землю, чтобы в случае чего, быть готовым к действию.
[indent] - Считай это, возможно, два новых великовозрастных оруженосца в племени, - шепнул на ухо предводительнице серошкурый, - Два сложных ученика… - добавил он напоследок и отстранился от уха кошки. С другой стороны, эти лапы действительно могли послужить благу племени, если вбить желание этого блага в управляющую ими голову.

Отредактировано Дождь (09.04.2020 14:37:24)

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » мёртвый пустырь