У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Любимые игроки!

Еще один год прошел. Нет, представьте только: Последнему Пристанищу, ставшему домом для всех нас, уже целых два года!
Два ярких года, полных историй, сюжетов, личных и глобальных линий, новых персонажей и захватывающих отыгрышей.
Мы любим вас, ребят!
И мы искренне хотели порадовать вас. Просим любить и жаловать: новый дизайн всея ПП. На сей раз мы решили более четко отслеживать племенную тематику, и в этом сезоне именно племя Теней удостоилось чести сиять на ваших экранах.
Кто станет следующим племенем? Зависит от вашего актива! Дерзайте, ребят!
И спасибо вам. От души, от амс, от каждого лично и всех нас в целом. Это непередаваемо круто: знать, что по ту сторону экрана тебя ждут. В обличии кота-воителя или человека в реальной жизни - не важно.

Любим вас.

Спасибо, что вы есть! С днем рождения, Последнее Пристанище!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » эпизоды » Face me - i face you


Face me - i face you

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Случайные встречи не случайны

https://thumbs.gfycat.com/FaithfulSardonicGoosefish-size_restricted.gif

граница Ветра и Теней & через неделю после Совета

" В определенный период жизни мы встречаемся с определённым человеком, необходимым именно в этот период. Такой странный закон притяжения, такое взаимовыгодное спасение.."

Отредактировано Клюковка (18.03.2020 14:19:21)

+1

2

[indent] Ночной патруль. О, как это было здорово! Когти со скрипом царапали лёд, а тело, такое родное, тёплое и живое, совершенно неуправляемо и на огромной скорости неслось куда-то вперёд. Какой восторг! Дикий, безудержный, он бурлил в груди и вместе с воплями и смехом срывался с губ, уносясь в небо вместе с облачками пара. Детский и невинный. "Ты совершенно не повзрослела" - однажды скажет матушка. Вот только, разве это плохо?
[indent]Очередной разбег, скрип льда под лапами и смачный "хлюп" в прибрежный сугроб. Лепота! Кто бы ни отпустил тебя на вольный выпас вместо того, чтобы держать тебя в узде, был достоин тысячи благодарностей. Подумать только, она, глупышка-невеличка-Клюквичка, охотится ночью одна, бежит по лесу, разбрасывая во все стороны хвойные иголки, размахивает хвостом и смеется, смеется, смеется. О, это же совершенно запрещено - смеяться во время охоты! Серьезность, серьезность и только серьезность, вот так говорят взрослые! И Клюковка, казалось, следовала их заветам, но иногда-а-а-а… иногда не могла сдержаться. В такие моменты она, конечно же, вскакивала, улыбалась, начинала кружиться на месте от невероятного счастья, ужасно сильных эмоций и энергии в маленьких лапках. Не могла, не могла, не могла и совсем не хотела прятаться от осуждения во взгляде тех, кто считает ее чрезмерно веселой, активной и наивной. Вскакивала и, только получив разрешение, убегала прочь - именно так она и поступила сегодня.
[indent]”Я пойду поохочусь вон там!” - вспомнилось ей, как она выпросила возможность уйти.
[indent]”А? Да, иди, иди, мелочь.” - ответил сонный воин - “Поймаешь что-нить, неси сразу в лагерь. И помни-”
[indent]”Не ходить к гремящей тропе, с не-теневыми не связываться и быть на-че-ку!” - в унисон со старшим, пропела девочка. И только пятки засверкали.
[indent]А зачем же она бежала сейчас, когда, казалось, можно не бояться любопытных взглядом за спиной? Почему ее глазки сверкали от азарта, из пасти вырывалось восторженное хихиканье, и шерсть стояла дыбом, как в разгаре битвы? Почему она неслась по хвойнику, не разбирая дороги?
[indent]- Поймаю! Поймаю! - тут запищала она и сделала резкий прыжок, потом второй, третий, пытаясь схватить, схватить-
[indent]- Да стой же! Ну стой! - еще прыжок, в этот раз неудачный, из-за которого она чуть не полетела кубарем вниз с холма.
[indent]Шаг, шаг, шаг, и вот беличий хвостик показывается за кустами ежевики - вон куда эта юркая зверюшка спряталась! Думала, что сможет укрыться от теневой охотницы? Ха-ха, как бы не так, рыженькая мышка! Клюковка уже умелая охотница! И погоня началась вновь. Мимо кошечки мелькали стволы сосен, колючие лапы елок, кусты бересклета и крохотные росточки папоротника, но все это сливалось в одно темно-зеленое пятно, в середине которого лихорадочно мелькал бело-рыжий огонек, из последних сил пытавшийся укрыться. 
[indent] - Ща-ща-ща, еще немного! - восторженно мяукнула ученица, когда заметила впереди открытое пространство.
[indent]Сейчас она точно поймает эту белку! Ей негде будет спрятаться на полянке и теперь, считай, она уже в зубах Клюковки!
[indent] - Чудесно! Чудесно! Поймаю-поймаю-поймаю и… И! Поймаю!

Первое правило: не. выходить. к. гремящей. тропе.

[indent]Последний прыжок, и вдруг под лапами вместо сосновых иголок оказалось черное покрытие человеческой дороги. Тут уж было не до белки! Пискнув, как самая настоящая мышка, от ужаса, девочка бросилась вперед, в отчаянном прыжке надеясь добраться до противоположной стороны дороги. Удача! С грохотом она приземлилась на островке травы и тут же  отскочила на добрые пару метров от дороги.
[indent] - Уй-юй-ё-ё-ёй! - пробормотала Клюковка, ошарашено смотря на гремящую тропу - Ну и влетит мне! О, великое Звездное племя!
[indent]К счастью дя нее, она пока не понимала, что находится на чужой территории.

+4

3

Какое счастье, что наконец начало теплеть. После всех этих снегопадов, заморозков и прячущейся по норам дичи, на которую толком не поохотиться, дуновение уже не морозного вечернего ветра придавало сил. Вьюжка заметил, что соплеменники стали выбираться из лагеря куда охотнее, то и дело сновали туда-сюда патрули, границы береглись особенно тщательно — кто знает, что по весне вновь удумает дурное речное племя.
Вот только жаль, что Вьюжка больше не сливался с сугробами. В ближайшие луны ему негде маскироваться, и уже сейчас становилось труднее выслеживать дичь: та с легкостью могла его заметить, так что стоило вести себя в разы осторожнее, красться тщательнее, а стойку охотничью вообще довести до идеала. Белый был уверен, что ему-то до этого самого идеала совсем чуть-чуть осталось, но дичь решила иначе.
А чем еще объяснить, что он выпросил у Воробейницы возможность отправиться охотиться вечером самостоятельно, но так ничего и не поймал? Все мышки и кролики словно издевались, ускользали прямо из его лап или, того хуже, даже не позволяли к ним подобраться.
Ученик был раздосадован таким положением дел. В своих поисках он приблизился к границе с племенем Теней, но так ничего и не ухватил.
Возвращаться с пустыми лапами, вот еще, — недовольно шипел он себе под нос, пытаясь принюхаться и ощутить чей-то запах. Вроде мышатиной повеяло вместе с запахом талых листьев и мокрой земли. Пахнуть пахло, а выследить дичь он не мог. Шебуршание тихое, но непонятно где, словно невидимые мыши перемещались с огромной скоростью.
Не везет! Да что же такое-то!
В возмущении котик поддел лапой один из липких листиков с земли, запустив его в короткий полет. Он понимал: пора возвращаться, не то его хватятся и еще отправятся искать, как котенка какого-то! А он уже давно ученик, скоро вообще воителем станет. Такого допустить нельзя. Вот только захотелось снова взглянуть на Гремящую тропу, хоть одним глазком. Вьюжка сразу вспомнил свой первый день в качестве ученика: тогда наставница привела его сюда, к границам с племенем Теней, и показала это страшное место.
Само по себе оно его не напугало, шум да вонь, неприятно. Но от представлений, как Чудище может разорвать кота на части, становилось не по себе.
Ладно, пару минут посмотрю - и все, — тихо договорился он с самим собой, после чего двинулся в сторону тропы и границы. Тут запах племени Ветра ощущался сильнее, сказывалось присутствие меток, но вонь от черной ленты загрязняла воздух, так ему казалось.
Вьюжка хотел подобраться чуть ближе, но замер, разглядев у самой тропы, по другую сторону, незнакомую фигурку. В темноте было неясно, какого цвета этот ученик племени Теней, но он - или она - уверенно за чем-то гнались. Прямо в сторону границ.
В удивлении приоткрыв рот, белый наблюдал, как чужак оказался на тропе и, явно удивившись такому раскладу, тут же пересек ее, выводя свою жизнь из такой страшной опасности.
Так-так-так, нарушитель! — Вьюжка ощутил, как в напряжении закололо мышцы, и приготовился бежать вперед, чтобы встретить наглеца лицом к лицу. Значит, не зря я тут оказался. Поймаю что-то покруче мышки или даже кролика!
В три прыжка он оказался на расстоянии в пару лисьих хвостов от ученицы племени теней - теперь, вблизи, он мог понять, что нарушительница не крупнее него. Она выглядела испуганной и растерянной, но Вьюжку это не волновало.
— А ну стоять! — зашипел он, готовясь принять боевую стойку и броситься на кошку, если та попытается сбежать или напасть на него первой. — Ты нарушила наши границы и воинский закон! Как ты вообще посмела, а? Мозгов не хватило, и решила погулять по Гремящей тропе?
В его голосе слышались одновременно и угрожающие нотки, и издевка. Он еще сам не решил, что делать дальше, и решил посмотреть на реакцию рыжей. В конце концов, что она, жалкая девчонка из чужого племени, сможет сделать ему на его земле?

+3

4

[indent]Прошла целая минута, может, даже две, прежде чем испуганное сердечко не успокоилось. Еще секунд тридцать, пока Клюковка не обрела возможность здраво мыслить и не решилась оглядеться по сторонам. И еще, наверное, пять секунд, пока она не встрепенулась от осознания произошедшего.
[indent] - Это не теневая сторона! - прошипела она под нос, и, о, сколько же обиды было в этом восклицании!
[indent]— А ну стоять! 
[indent]Опаньки! Оказывается, она не одна в этом прекрасном месте! И, как бы ни хотелось верить в чудо, надеяться на то, что незнакомец принадлежит племени Теней, не приходилось! “Ой, ма-а-а… мамочки! Ветряной! Ох, ветряной! А я никого не знаю из ветряных! А знала бы… Ой, да помогло ли?” - испуганно подумала она и ме-е-едленно развернулась к белоснежному котику.
“Воин! Да не один, а целый патруль!” - подумала она, толком не успев разглядеть пришельца. Она уже предчувствовала, как ее вот-вот схватят за плечи и начнут трясти, как позорного кролика, все спрашивая: что ты тут делаешь? что ты тут делаешь? Но, стоило ей приоткрыть глазки, как она с удивлением обнаружила, что незнакомец был... оруженосцем? "Оруженосец! Оруженосец! Ах, Звездочки моя ясные, как я рада! Ха-ха!" - облегченно подумала она.
[indent]— Ты нарушила наши границы и воинский закон! - вдруг рявкнул ученик - Как ты вообще посмела, а? Мозгов не хватило, и решила погулять по Гремящей тропе?
[indent] - Я-я-я, - протянула она, смущенная таким напором - Я-я… Я Клюковка! Привет! Мы не представились друг другу! Клюковка… - показала на себя дрожащей от волнения лапкой - а ты…?
[indent] Чувствуя нужду перевести тему в более мирное русло, она нашла вот такой способ. жутко довольная собой, она счастливо улыбнулась, приветливо подняла тощий хвостик и тут же, едва ли расслышав ответ, продолжила:
[indent] - Хи-хи! Ой, как хорошо! Ты так напугал меня, просто не представляешь! - затем хихикнула и сделала осторожный шажок вперед.

How we gonna get there?
Does anybody know?
We're heading for the sunshine
That's the way to go!

[indent] Затем, она решилась ответить на вопросы оруженосца.
[indent]- Я… Я не специально, понимаешь? - сказала она, неловко улыбнувшись - Я бежала за белкой… на нашей стороне! - вставила она посередине предложения, испугавшись придирок - И так увлеклась! Знаешь, как иногда бывает: бежишь, бежишь и так весело тебе, так хорошо, что даже не смотришь по сторонам! И я бежала, как вдруг оказалась на гремящей тропе! Не специально, слышишь? Я не хотела нарушать границу!
[indent] И голосок у нее был такой искренний, такой веселый, что невольно подумаешь: “ох, эту наивную девочку и машина сбить могла, она и гею могла свернуть, пока бежала за белкой, а ей хоть бы хны! Веселится и веселится, как заводная балерина на музыкальной шкатулке! Не думает об опасностью, чуднАя! Вот ведь чудеса рождаются среди елок и сосен!”.
[indent] - Ну, ничего не оставалось делать, - тем временем продолжила она - кроме как бежать прятаться во-о-от сюда! - она похлопала лапкой по кочке, на которой стояла, и звонко хихикнула - Прости! Зато теперь у вас есть белочка! Она ведь теперь ваша, раз на вашей земле? Да, да!

It's looking like a good day
Won't you come along?
Lady luck has found you
Nothing can go wrong!

[indent] Пару мгновений она стояла в молчании, лупя глазки, как самая настоящая сова. Казалось, что она даже не боится своего нового знакомого, а относится к нему… с любопытством. Она ведь ни разу не общалась с настоящими ветряными котами! А он, подумать только, был идеальным их представителем: тощий, юркий, с длинными лапами, идеально подходящими для бега! Да еще и свободолюбивый, как всякий вересковый воин в сказках!
[indent]Еще один ма-а-аленький шажок вперед, и между котиками осталось расстояние в полметра. В темноте блеснули глаза белоснежного оруженосца, как два лазурных камушка. Нет, не два лазурных, а один лазурный, другой - золотистый! Какая красота, о, великое Звездное племя!
[indent] - У тебя такие глаза… вау! - неожиданно прошептала она - Мне кажется, что это знак от предков. Знак, что... что они тебя любят, вот! Что заботятся о тебе! Я прям вижу, как они шептали: “этот котик очень особенный! нужно и внешность дать ему особенную!” и дали тебе разноцветные глазки! Это так… невероятно! - и такой восторг в голосе, такая искренность!

Свернутый текст

в посте строчки из песни Give a little love (The Mostar Diving Club)

Отредактировано Клюковка (21.03.2020 19:39:31)

+2

5

Ну надо же, нарушительница решила ему представиться. Она совершенно не предъявляла никакой агрессии, не торопилась защищаться - а скорее вела себя как котенок, столкнувшийся с чем-то новым. Хмыкнув, Вьюжка выслушал эти попытки, постепенно приглаживая силой воли шерсть на хребте. Лапы перестали напрягаться, и он вновь ощутил себя легким, словно пушинка - хоть сейчас бросайся легкими скачками в сторону пустошей.
Вот только сначала нужно разобраться с этой.
— Клюковка, значит, — протянул он, не подходя ближе. — Я запомнил твое имя, чтобы доложить Звездопаду, как только вернусь в лагерь. А я - Вьюжка. Мое имя тоже запомни, нарушительница воинского закона.
Я… Я не специально, понимаешь?  Я бежала за белкой… на нашей стороне! И так увлеклась! Знаешь, как иногда бывает: бежишь, бежишь и так весело тебе, так хорошо, что даже не смотришь по сторонам! И я бежала, как вдруг оказалась на гремящей тропе! Не специально, слышишь? Я не хотела нарушать границу!
Болтовня рыженькой лилась быстро и складно, а наблюдать за тем, как сменяются разные эмоции на ее выразительной мордочке, было даже забавно. Вьюжка показательно хмурил брови весь ее рассказ, с явным неодобрением наморщился при словах о нежелании нарушать границу...
— Не хотела нарушать, но все равно нарушила, — упрямо сообщил он ей, переступая с лапы на лапу. Ему не нравилось, с какой легкостью и весельем она рассказывала о своем проступке, словно такое вот всегда могло случиться, и вообще в этом ничего страшного не было.
— Тебя научили охотиться - так себе, конечно - и не научили смотреть, куда ты при этом бежишь? Странно, что ученики племени Теней вообще доживают до становления воинами, — насмешливо промяукал котик, щуря разноцветные глаза.
— Чего ты все смеешься? - стоило ей хихикнуть и лапой топнуть по кочке, спросил он с каким-то внутренним непониманием. Ему эта ситуация не очень-то нравилась, но стоило разобраться с глуповатой ученицей подробнее. — Белка-то тут, но она воняет вашим болотом, я бы не стал ее есть.
Он фыркнул, помотав головой из стороны в сторону. То же мне, великая добыча. Вьюжка собирался сказать что-то еще, как вдруг Клюковка двинулась ему навстречу, и кот снова насторожился, принимая переходное в боевую стойку положение.
Вот чего он не ожидал, так это восторженной речи рыженькой о его глазах. С недоумением он начал слушать, но с каждым словом внутри растекалось приятное, горделивое тепло. Белек обожал, когда его хвалили, им восхищались, и пусть теперь это делала нарушительница границ, он не смог не расплыться в довольной улыбке, которую не сумел спрятать. У него вечно все мысли прямо на мордочке были написаны.
— Не подходи близко только, — он сделал шажок назад и медленно сел, оставляя себе безопасное пространство. — Предки заботятся о нас всех, не думаю, что тут дело только в моих глазах. Но да, я особенный.
Он горделиво вздернул подбородок, обвил лапы хвостом и взглянул прямо в ее глаза, светло-янтарные и тоже, в общем-то, симпатичные.
— Ну вот и что с тобой делать? — коротко спросил он, склоняя голову чуть набок. — Только не начинай опять, что ты не специально
и вот это все, я уже понял.

Вздохнув, он посмотрел на небо, темное, полное звезд. Хотел продолжить отчитывать ученицу, но другой вопрос попал в мысли и тут же вырвался наружу, прежде чем Вьюжка подумал.
— А у вас в племени такие есть, с глазами разными? Я не был на Совете, еще никого не видел из теней. Кроме Кометы, — усмехнулся он на этом моменте. — Я ее провожал в лагерь вместе с наставницей. Важный был день.

+3

6

[indent]Белый котик улыбнулся в ответ на ее слова, растаяв от ее восхищения, как зефирка под солнцем. Глазки сразу начали сиять усы распушились и весь он такой: “да, да, это я! я особенный!”, на что Клюковка весело прыснула. “Ой, как славненько!” - подумала она, широко улыбаясь - “Как я рада, что ты рад! Не злишься на меня больше, а, Вьюжка? Не злишься?”
[indent] — Не подходи близко только, - буркнул он.
[indent] - Ой, хорошо! - размашисто кивнув, девочка неуклюже села обратно на кочку - Могу и здесь посидеть! Велика не беда! Ой! То есть, не велика беда! Ха-ха !
[indent] - Предки заботятся о нас всех, не думаю, что тут дело только в моих глазах. Но да, я особенный.
[indent] - Особенный! - закивала головой она, смешно растопыривая ушки - А то! Ветряные вообще особенные, мне так мама говорила. “Они ближе всего к небу, потому что спят под небом!” - вот так она говорила. Так что неудивительно, что среди особенных котиков рождаются… ммм, особенные котики! - “А вообще, Теневые тоже особенные!”, уже мысленно продолжила она - “Мы и по болотам ходим, и на лягушек охотимся, и наши коты - самые-самые замечательные! Ветряные, конечно, тоже хорошие, но теневые… о, они вне конкуренции! Нам-то первое место принадлежит со стародавних времен! Вот так-то!”.
[indent] — Ну вот и что с тобой делать?
[indent] - А-а-м, - протянула девочка, уже готовясь ответить.
[indent] — Только не начинай опять, что ты не специально и вот это все, я уже понял.
[indent] - Ха-ха! Я только хотела сказать!
[indent] Звонко засмеявшись, она  отклонилась назад и почти что с грохотом повалилась спиной на траву. Ей было до жути весело - энергия так и бурлила в маленькой девочке. Она даже дернула лапками от восторга, будто подкидывая что-то в небо, а затем перевернулась на живот. Уткнувшись носом в холодную землю, она подняла сияющие глазки на Вьюжку и снова прыснула.
[indent] - А сейчас… сейчас я хотела сказать! Ха-ха-ха! - сквозь смех пищала она - Что… ой! Пф-ф-ха-ха! Ты до жути серьезный, а… Ха-ха! улыбаешься, как лягушка! У них, знаешь? Знаешь? Во всю морду улыбка, от уха до уха! Ха-ха-ха! - прикрыв носик лапой, она пару раз вздохнула, пытаясь успокоиться, но не сильно помогло - из горла вылетела еще пара смешинок - Прости, прости! Ха-ха!
[indent] Она перевернулась на спину, широко-широко улыбнулась и затихла.
[indent] — А у вас в племени такие есть, с глазами разными?
[indent] Клюковка отрицательно помахала головой.
[indent] - Неа, никого нет. Поэтому я так и удивилась! Это как… увидеть кота с крыльями или рогами! Просто невероятно!
[indent] — Я не был на Совете, еще никого не видел из теней. Кроме Кометы. Я ее провожал в лагерь вместе с наставницей. Важный был день.
[indent] — Я была на Совете, - протянула она, задумчиво вглядываясь в звезды - На самом деле, ты немного пропустил. Ну, может, отколошматил бы меня с Дроздовкой на пару, но… не знаю. Не думаю, что ты… - она немного повернула голову и встревоженно взглянула на котика - Ну, ты не из тех, кто обижает маленьких. Я бы сказала, что ты хороший и очень добрый! Хотя бы потому, что ты не ругался на меня! - откинув дурные мысли прочь, она хихикнула и  продолжила про себя: “По сравнению с тем, как умеют ругаться на-а-аши, ты не страшный!”
[indent] — Комета да-а-а, она важная, - через пару мгновений, сказала Клюковка - Она красивая, умная, справедливая и очень-очень смелая! Пойти в лагерь ветряных котов! Ух, я бы не решилась! Ты представляешь, идти по пустошам, когда вокруг ни единого кустика, чтобы спрятаться! Это же так… непривычно! Но она храбрая и поэтому не испугалась! - с восторгом завершила она, довольно клацнув язычком.
[indent] Лежать на спине было до жути удобно: трава была похожа на самую мягкую подстилку, усталые лапки отдыхали, глаза наслаждались видом звездного неба. Почему она никогда не догадывалась до этого? “Можно было бы выйти из палатки и лежать вот так около ограды. Тишина-а-а и звезды над головой! Было бы так здорово!”
[indent] - А знаешь, кто еще храбрый? Скворушка! Это моя наставница! - с неожиданной задумчивостью продолжила она - Скворушка вообще ничего не боится, даже Кометы! А твой наставник, Вьюжка? Он тоже смелый? Ты у него научился смелости?
[indent] Обернувшись, она с любопытством посмотрела на разноглазого. От такого положения шея очень быстро затекла и, едва договорив предыдущую реплику, она добавила:
[indent] - А вообще, давай ты подойдешь сюда, а потом расскажешь? Пожалуйста, Вьюжка! Я хочу смотреть на тебя, когда мы разговариваем, а оборачиваться неудобно! Пожалуйста-пожалуйста?

+2

7

Вся эта Клюковкина болтовня перестала его раздражать: в конце концов, Вьюжка и сам был большим любителем почесать языком и обсудить что угодно, пусть его собеседник и был к такому длинному диалогу не готов. Его это обычно мало волновало. А ученица Теней, сама того не зная, зацепила в нем струны любви к себе и похвале, потому ее слова воспринимались им с приятным ощущением собственной уникальности.
— Не знал, что в племени Теней королевы могут рассказывать такие хорошие вещи о других племенах своим котятам, — с легким удивлением промяукал котик, склонив голову набок.
Клюковка тем временем продолжала говорить, почти не борясь со смехом. Казалось, он так и рвался изнутри нее, окрашивая своим звоном прохладный ночной воздух.
— А сейчас… сейчас я хотела сказать! Ха-ха-ха! Что… ой! Пф-ф-ха-ха! Ты до жути серьезный, а… Ха-ха! улыбаешься, как лягушка! У них, знаешь? Знаешь? Во всю морду улыбка, от уха до уха! Ха-ха-ха!
Возмущенный до глубины души таким сравнением, белек зашипел, дыбя спину.
— Что-о?! Как лягушка?! — его голос подрагивал, усы встопорщились. — Не смей сравнивать меня с этими мерзкими животными, это даже не смешно!
— Прости, прости! Ха-ха! — рыженькая перевернулась на спину, широко улыбаясь. Она выглядела такой беззащитной и открытой, что ученик как-то быстро перестал злиться. В конце концов, видно же, что она немного пустоголовая. Чего обижаться на таких? Смеется открыто, значит, не имела в виду ничего плохого.
— Знаешь, придумала бы сравнение получше, — усмехаясь, мяукнул котик. — Тебя надо было не Клюковкой назвать, а Смешинкой. Так точнее было бы. А воинское имя дать какое-нибудь другое, Смехогривка или типа того.
Она начала рассказывать о Совете, на котором ученику так и не пришлось побывать. Конечно, он только недавно начал свой путь, но его все равно уязвило, что там уже побывала вот эта кошечка, а ему остается лишь слушать рассказы. Но учитывая, какая она говорливая, у него был шанс узнать больше всяких интересностей, чем от той же Воробейницы. Та наверняка рассказала ему лишь самое нужное.
Но Клюковка не оправдала его ожиданий. Только про Дроздовку какого-то и драку упомянула - наверняка шуточную, иначе было бы нарушение перемирия - и про то, что он добрее остальных. Это Вьюжке тоже польстило, он разулыбался - вовсе не как лягушка, что за глупости!
— Я маленьких защищаю, особенно наших котят! — поддакнул он, уверенно кивая. — У нас один кот, Ветролап, сущий дурак, пытался их обижать недавно - так я ему так навалял! Ну, почти навалял, — чуть поведя носом, он обернулся, проверяя, нет ли кого вокруг. Нельзя было попадаться на глаза своим патрульным, а то ему светило ужасное, наверняка, наказание. — Он так-то воитель, но сейчас наказанный. И за дело, так себя вести.
Котик фыркнул, вспоминая, как отвратительно себя повел недавно Ветролап и как он попытался ему противостоять. Позор от проигрыша все еще колол противной занозой сердце, но теперь у Вьюжки была цель. Он почувствовал, как холодный ветерок ерошит шерсть и поежился.
— А знаешь, кто еще храбрый? Скворушка! Это моя наставница!  Скворушка вообще ничего не боится, даже Кометы! А твой наставник, Вьюжка? Он тоже смелый? Ты у него научился смелости? — куда спокойнее продолжила Клюковка, и Вьюжка тепло улыбнулся на ее вопросах.
— У меня тоже наставница - Воробейница. Она лучшая воительница в племени. В драке с речными она завалила двоих котов, представляешь? Я учусь у нее уже пару лун и скоро стану таким же умелым и сильным. И она самая смелая, да! Она ничего не боится, — разулыбавшись, он тут же вспомнил о том, что его наставница недавно потеряла котят.
Вспомнил, какой она была в те дни, как изменилась навсегда. Он уже не был так уверен в своих словах, но не смел показать это Клюковке, а сказать - уж тем более. Поэтому замолк.
— Я могу подойти чуть-чуть ближе, — нехотя согласился он, вставая на лапы и делая несколько коротких шагов к ученице теней. — Так лучше? Если совсем близко, от меня будет вонять, — он кашлянул, но поправился, - точнее, пахнуть твоим племенем. А ведь я пошел охотиться, а не патрулировать границы. Воробейница из меня всю дурь выбьет.
Поежившись, ученик закатил глаза, показывая свое отношение к подобного рода наказаниям. Он не был уверен в том, что наставница поведет себя именно так, но для красного словца сказал.
— Слушай, ты же видела чужаков на Совете? Расскажи, какие они. Я слышал разговоры наших, но они ничегошеньки интересного, кроме болтовни об их именах, не говорили.

+2

8

[indent]— Я могу подойти чуть-чуть ближе, - отозвался котик и Клюковка с удивлением заметила, как он сделал несколько крохотных шажков вперед. “Я-я-а думала, что ты не боишься меня,” - недоуменно протянула она, бросая на оруженосца встревоженный взгляд - “А ты, кажется... все еще опасаешься?”
[indent] — Так лучше?
[indent] - Ну..
[indent] - Если совсем близко, от меня будет вонять… - “Как грубо!”точнее, пахнуть твоим племенем. А ведь я пошел охотиться, а не патрулировать границы. Воробейница из меня всю дурь выбьет.
[indent] Несколько мгновений Клюковка молча смотрела на него, но затем широко улыбнулась, догадавшись, что он просто неудачно пошутил.
[indent] - Ну ты и сказал, “Вонять”! - хихикнула она, жмуря карие глазки - Фи! Даже слово какое-то неприятное! Не шути так больше, хорошо? Я-то не против, а вот Тучелапка... ух, она за наше болото горой! Вот. Мне вот, наоборот, запахи чужих котов не кажутся противными. Что рыбный, что земляной, что ваш, травянистый.
[indent]Как бы там ни было, Вьюжка все-таки подошел к ней поближе и теперь она, лежа на спине и чуть повернув голову, могла разглядеть его боковым зрением. Сейчас он сидел вполне спокойно, насколько можно было судить по размытой картинке, и разноцветные глаза ярко сияли в темноте.
[indent]”Какой же он красивый - дух захватывает,” - пронеслась перед глазами мысль, точно бабочка. Мысль удивительная, непонятно откуда взявшаяся и, казалось бы, совершенно не имеющая отношения к разговору, но Клюковка с любопытством взялась за нее и начала рассматривать. А, рассматривая ее, она попутно рассматривала Вьюжку. “Красивый, да. Хотя, может, это природное у них, ветряных,” - продолжила девочка - “Точно также, как у теневых природная сила, а у речных - естественная грация. Мне-то...” - тут она мысленно хихикнула - “знать неоткуда! А хотелось бы, ой, хотелось бы узнать! Или, может, красота эта особенная, и ни у кого такой нет?” Малышка слегка наклонила голову, посмотрев на ученика как-то сбоку. Конечно, тот, кто услышал бы эти мысли, возмущенно вскрикнул бы: “Дура! Ты что, влюбиться решила?”, однако их негодование было бы несправедливым. Клюковка не влюбилась. По факту говоря, понятие любви было для нее очень непонятным, ведь любила она всех и всем сердцем: Златобока, Облачко, Клёновку, даже Дроздовку, хотя любовь эта причиняла ей боль. Как можно любить кого-то одного, не предавая при этом остальных? Совершенно ужасный поступок, который она не хотела бы совершать. “На кого похожа Воробейница?” - тем временем спрашивала она Вьюжку - “А какая по вкусу крольчатина? Кажется, никто из наших теневых не пробовал такой прыткой добычи. А ты пробовал что-нибудь, кроме кроликов? Лягушек, например? Если бы попробовал, я уверена, не говорил бы о них с такой брезгливостью. Они ведь очень даже вкусные.” Наивный интерес копошился под шерсткой, как стая надоедливых муравьев. Наивный, а потому не поддающийся обвинениям вроде чрезмерной романтичности или глупой восхищенности. Невинный - и все тут.
[indent]Но тут белоснежный котик заговорил, и Клюковка сразу же забыла про свои мысли. Они вылетели из легкой головы также стремительно, как оказались в ней. Девочка перевела взгляд на оруженосца и незаметно улыбнулась, радуясь тому, что не пропустила его слов мимо ушей.
[indent]— Слушай, ты же видела чужаков на Совете? Расскажи, какие они. Я слышал разговоры наших, но они ничегошеньки интересного, кроме болтовни об их именах, не говорили.
[indent] - Ну-у-у, - протянула девочка - Не то, чтобы я смотрела на них. Мы с ребятами сидели где-то в толпе и ничего не видели за спинами старших и говорили так громко, что не слышали никого, кроме! Это было гораздо важнее, чем всякие… “важные штуки, которые обсуждают важные-преважные воины”! - последнюю часть предложения она выделила особым ворчливым тоном, вероятно пародируя кого-то -  А вообще… У них очень много предводителей, целых двое. Нет, нет, трое! Целитель и два предводителя, которые вроде как воины, но-о-о отличающиеся друг от друга. Я и сама не поняла, как это так. Воители это воители - я так думаю! И не нужно никаких различий между ними!
[indent]Ее звонкий голосок ненадолго затих, когда она заворочалась, приподнялась с нагретого местечка и начала сладко потягиваться. Вытянув передние лапки, она до дрожи прогнула спину, отчего шерсть по хребту встала дыбом. Впрочем, стоило ей выпрямиться и зевнуть, как рыжая шубка разгладилась.
[indent] - Вот я сказала, что между горными воителями не должно быть различий и, может быть, между оруженосцами их тоже не должно быть? - она чуть подалась вперед, едва удерживаясь от того, чтобы не подскочить к белышу - Мы же так похожи! Вот смотри, мы уже друзья, хотя раньше не виделись! И это ведь так замечательно! Так замечательно, Вьюжка! Хи-хи! - не удержалась и захихикала она, сверкая счастливыми глазками.
[indent] - Вот скажи, разве тебе было плохо от того, что мы здесь болтаем? - развеселившись, спросила она и звонко замурлыкала - Мне так здорово! Ой, такая легкость в лапках, такое счастье!
[indent]Подпрыгнув, она закружилась на месте, описывая круги вокруг своей травяной лежанки. Так и подмывало сделать лишний шажок в сторону Вьюжки, обнять его лапками или что-нибудь такое, но в голове билось: “Нельзя, нельзя, помнишь? Ему совсем не понравится!” и она остановилась в одном прыжке от него. Лапки чуть подрагивали, взбудораженные от эмоций. Сердце тоже, собственно говоря. “А, может, я все-таки…” - очень хотелось подойти - “Нет, нет, Клюковка. Не надо, пожалуйста” - и она осталась на месте, дыша через раз.
[indent] - И почему Воробейница должна ругаться? Взрослые ведь тоже дружат с котиками из других племен! Багрянка общалась с каким-то черным котом, Комета с предводителями, а Коростель, представляешь, с клановыми! И мы тоже общаемся. И я на Совете общалась, и никто не был против, не говорил: “Фу, Клюковка! Как же так?”. А тогда почему? Ну почему она должна ругаться на нас сейчас? - в веселом голосе, неожиданно для самой девочки, проскользнула такая тоска, что невольно удивишься: “неужто в такой легкомысленной головке может прятаться что-то грустное?”. Может, это было вызвано тем, что ей пора было уходить - ей было нужно поймать белочку взамен упущенной, иначе все будут ругаться. А, может, ей до того не хотелось расставаться с милым оруженосцем, что она пыталась найти причину побыть с ним подольше. В любом случае, она сама не чувствовала печали, лишь сосущее чувство окончания чего-то хорошего.

+2

9

— А вообще… У них очень много предводителей, целых двое. Нет, нет, трое! Целитель и два предводителя, которые вроде как воины, но-о-о отличающиеся друг от друга. Я и сама не поняла, как это так. Воители это воители — я так думаю! И не нужно никаких различий между ними!— наконец, после всей болтовни и хихиканья, он дождался от Клюковки настоящей, ценной информации. Что-то из этого он уже мог слышать, но не запомнить, и потому глаза ученика загорелись, и он наклонился к рыженькой ближе, будто пытаясь впитать ее слова.
— Интересно, и зачем им так много, — протянул он, задумавшись. — Понастроили каких-то сложностей, что не разобрать. Согласен с тобой, — кивком подтвердил свои слова он.
Вокруг было совсем темно, и от холода Вьюжка ощутил неприятное покалывание в подушечках лап. Пора было возвращаться уже, но ему еще немного, хоть пару минут хотелось провести в компании ученицы из племени Теней, пусть он и нарушал тем самым Закон. Самому от этого было неприятно, но... Он ведь ее выпроводит с территории, верно? Когда они договорят? И никто ничего не узнает, она ведь тут не охотилась, а спасала свою жизнь.
И ничего-то я не нарушил, вот. Все, решил проблему. Белек самодовольно улыбнулся.
— Мы же так похожи! Вот смотри, мы уже друзья, хотя раньше не виделись! И это ведь так замечательно! Так замечательно, Вьюжка! Хи-хи! — тем временем радостно заголосила Клюковка, и он, сначала улыбнувшийся ее словам, тут же призадумался, мрачнея на глазах.
— Ну, все ученики вроде похожи, но это не значит, что мы с тобой друзья, — в его голосе прозвучал вызов. Он точно знал, что вот такого не одобрит никто. Нельзя иметь друзей в других племенах. — Чтобы быть друзьями, нужно много вместе пережить, и быть в одном племени. А мы с тобой просто знакомые, и... я не могу быть твоим другом, а ты моим. Если между нашими племенами будет битва...
Вьюжка сверкнул глазами, решительно глядя на Клюковку. Она была ему симпатична, и беседы хотелось повести еще, но внутренние убеждения, вдолбленные хоть чуточку в эту дурную голову, дали о себе знать.
— Если будет битва, и мы с тобой встретимся там, то я надеру тебе зад, и не посмотрю, что мы знакомы. Таков закон, племя важнее всего. И ты не вздумай не нападать на меня. Это если будет битва, — подытожил он, и снова с вызовом взглянул на ученицу.
Ему подумалось, что будь Воробейница здесь и услышь его слова, то загордилась бы им. Потом, правда, он понял всю ситуацию, и порадовался, что его наставницы тут нет.
— Слушай, вот ты правда не понимаешь? — со смешком ответил он на следующие вопросы Клюковки. — Все коты знакомы между собой, ну, или многие. И на Совете они могут общаться, это же перемирие на ночь — но никакой тесной дружбы и быть не может. У нас же постоянные стычки со всеми случаются, нельзя так. Нельзя заводить друзей в других племенах, я это еще котенком знал. Странно, что тебе не рассказали.
Он вздохнул и громко фыркнул, снова взглянув на рыженькую. Та выглядела такой светлой и наивной, словно вообще не собиралась становиться суровой воительницей теней. Вьюжке подумалось, что ей взрослеть будет непросто, ведь на болотах жизнь темная и нелегкая, а она там явно не к месту, как редкий лучик света.
— Нам, наверно, пора расходиться, — заметил он, с легкой тревогой оборачиваясь в сторону своих земель. — Ты ведь сможешь снова пересечь Гремящую тропу?

+1

10

[indent]— Ну, все ученики вроде похожи, но это не значит, что мы с тобой друзья.
[indent]Воздух разом стал холоднее. Клюковка удивленно, чуть не испуганно отпрянула от белоснежного котика, широко раскрывая глаза. Вдох-выдох. Лапки похолодели, словно стоя на льду. Казалось, что встревоженное дыхание сейчас превратится в облачки пара. “Что… ч-что ты такое говоришь, Вьюжка?” - немой вопрос в дрожащих губах и вздыбленном загривке. 
[indent] — Чтобы быть друзьями, нужно много вместе пережить, и быть в одном племени. А мы с тобой просто знакомые, и... я не могу быть твоим другом, а ты моим.
[indent]Каждое слово, словно льдинки во время града, ударяется о глупую-глупую голову и отскакивает в жухлую траву. Кажется, маленькая Клюковка уже успела поверить в сочиненную счастливую сказку и сейчас, видя рьяный протест, раздражение от ее наивности, испуганно моргала, переминаясь с лапки на лапу. Рыжая шерстка чуть подрагивала под порывами ветра, хвост подергивался, как маленький ужик, ушки прижались к голове. И глаза такие несчастные, словно едва удерживают поток слез, и столько в них вопросов, столько сопротивления неожиданной несправедливости, столько глупого “Почему?”.
[indent] - Если между нашими племенами будет битва… Если будет битва, и мы с тобой встретимся там, то я надеру тебе зад, и не посмотрю, что мы знакомы.
[indent] - Но ты же говорил… - просипела девочка, от беспомощности хмуря брови и отводя взгляд - что ты не обидишь маленьких. Ты говорил, ты обещал, Вьюжка. Зачем же тогда говорить… ну, то, что ты говоришь?
[indent]Она легонько усмехнулась, вжимая голову в плечи. Затем затихла, пытаясь смириться и проглотить горькие слова, но почувствовала, что ее тошнит, тошнит и она не может, не может, не может смириться. “Как же так?” - пальцами, не выпуская когтей, ухватилась за траву и опустила голову, молча принимая выговор.
[indent] - Таков закон, племя важнее всего. И ты не вздумай не нападать на меня. Это если будет битва.
[indent] - Вздумаю, слышишь? - вскинула она голову, и на глазах блеснули маленький, робкие слезинки - Я не буду нападать на тебя. Я не буду драться. Я не хочу драться с тобой, с котятами, которых ты спас от Ветролапа и с твоей наставницей, хоть трижды она ударит меня! Я не хочу драться с другими оруженосцами, я не хочу… я хочу дружить с ними. Я хочу любить их, как своих теневых!
[indent] “Но никто не хочет любить меня…” - и в голову ударили безразличные слова оруженосцев с совета, глумливость Дроздовки, злость Тучелапой. “Почему они не могут понять, что мы живем очень рядышком, и нас объединяет столько замечательных вещей, что крошечные различия совсем не имеют значения?” - вспомнились слова Облачко, ее преданность, ее предубеждение в сторону иноплеменных, холодность Златобока, его невозмутимость, забота по отношению к теневым - не остальным. 
[indent]— Нельзя заводить друзей в других племенах, я это еще котенком знал. Странно, что тебе не рассказали.
[indent] - Это глупый запрет! - пискнула она и зажмурилась, утыкаясь носом в мех на грудке.
[indent] “Нельзя идти против закона!” - прозвучал голосок над ухом. Нельзя.
[indent]— Нам, наверно, пора расходиться. Ты ведь сможешь снова пересечь Гремящую тропу?
[indent]Клюковка с тревогой посмотрела на разноглазого котика, но затем вновь опустила карие глаза, не отвечая. Коротенький хвостик метался вправо и влево, показывая ее смятение и непонимание, отказ понимать. Слезинки дрожали на самых краешках век, грозя в любой момент выскользнуть и побежать по пушистым щекам, подбородку и шее. Лапки дрожали то ли от волнения, то ли от холода. Голосок тоже.
[indent] - Наверное, - убито прошептала она.
[indent] Через пару мгновений она стыдливо подняла голову и тихонько спросила:
[indent] - Ты не злишься на меня, Вьюжка? - и нахмурилась, глядя прямо в лучистые глаза - Я не хотела тебя расстраивать. И сама расстраиваться не хотела. Прости, я просто…
[indent]Не смогла. Отвела взгляд. Сделала шажок назад и отвернулась, чувствуя, как потекли предательские слезы. Она всегда была слабенькой плаксой, не умела держать чрезмерную чувствительность в себе. Голос стал совсем несчастным, с хрипотцой.
[indent] - Пока, Вьюжка. Как думаешь, мы сможем...- “еще раз встретиться и поговорить вот так?”.
[indent] Малышка на секунду обернулась, бросив взгляд исподлобья. Но тут же в ее ушах прозвучал безразличный ответ: “Нет, Клюковка. Нельзя. Мы ведь не друзья,” и она не договорила, испуганно прикусив язык. Прошептав: “Нет, ничего. Извини.”, она засеменила прочь, скрываясь от его взгляда в кустах. Затем, едва посмотрев по сторонам, перебежала гремящую тропу и совсем разрыдалась.
[indent]Почему она так грустила? Сама не знала. Может, просто накопилось за прошедшие дни и теперь нашло выход, изливаясь из девочки впрок. Потом, еще несколько недель подряд, она будет лучиком солнца среди хмурых елей, а пока... пока она хватаясь за траву, горбила спину, всматривалась в звездное полотно и судорожно всхлипывала.
[indent]Через несколько минут она нашла в себе силы подняться. Отряхнувшись от еловых иголок, она не решилась посмотреть на противоположный берег гремящей тропы и скрылась среди хвойных деревьев.
[indent]Рыжая шерстка растворилась в густых тенях и на границе стало совсем тихо.

+2

11

Его слова - казалось бы, обычный рассказ о том, как изначально устроены отношения между племенами, о воинском законе и долге — слишком расстроили Клюковку. Вьюжка поразился тому, какая чувствительная и ранимая эта ученица, хотя племя теней в ее крови должно было закалить характер юницы от рождения. В ее глазах ему почудилось мерцание слез - неужели и правда расплачется?
— Но ты же говорил… что ты не обидишь маленьких. Ты говорил, ты обещал, Вьюжка. Зачем же тогда говорить… ну, то, что ты говоришь? — ее сиплый голос дрожал от какой-то обиды и непонимания.
Белый встал на лапы и серьезно взглянул на кошку, пусть та и отводила взгляд. Он не понимал, в чем противоречие в его словах. Вообще сейчас он чувствовал себя каким-то непонятным дураком, вся ситуация начинала его раздражать. Он ведь просто рассказал ей то, что всегда рассказывают своим ученикам наставники, чего она распустилась?
— Ты не понимаешь совсем, — громко мяукнул белек. — Я не обижу никого просто так, и ты тоже, я уверен. Но если война — племя для лесного кота превыше всего. Нельзя выбирать между другом и защитой родного племени. Племя всегда должно стоять на первом месте, и дело не в тебе или во мне.
— Я не буду нападать на тебя. Я не буду драться. Я не хочу драться с тобой, с котятами, которых ты спас от Ветролапа и с твоей наставницей, хоть трижды она ударит меня! Я не хочу драться с другими оруженосцами, я не хочу… я хочу дружить с ними. Я хочу любить их, как своих теневых!
Он увидел слезы в ее глазах и отпрянул на шаг назад, все еще не понимая, как рыженькая может быть такой мышеголовой. Ну ведь нельзя так!
— Так нельзя! — эхом повторил он свои мысли, чувствуя, как шерсть на загривке встает дыбом. — Тебя накажет Комета, если ты не будешь драться, когда должна! Тебя вообще могут из племени выгнать! Да куда смотрит твоя наставница!
Он замотал головой, чувствуя какое-то глубинное раздражение, досаду и жалость - да, почему-то именно жалость. Вьюжка с легкостью мог представить, как накинется на Клюковку, если встретит ее в боевом отряде на границе. Он не станет убивать, ведь это запрещено, и он не хочет того для рыжей, но побьет, не пуская на свои земли. Побьет, чтобы защитить свое племя и его честь.
— Этот запрет кажется глупым, но в нем есть смысл, — в его голосе звенело упрямство.
Котик стоял напротив Клюковки, близко-близко, сам и не заметил, как подошел. Та зажмурилась и спрятала мордочку в шерстке, словно пытаясь закрыться от этого мира, который ей казался страшным и несправедливым. Вьюжка не мог ее понять. Все еще не мог. Зачем друзья в других племенах, если есть свое? Зачем усложнять все и заставлять себя мучиться и нарушать закон? Рисковать своей репутацией? Просто ради друга, который, быть может, в следующей же стычке тебя взгреет так, что убегать без задних лап станешь?
— Ты не злишься на меня, Вьюжка?  Я не хотела тебя расстраивать. И сама расстраиваться не хотела. Прости, я просто… — их взгляды встретились, и белый ощутил непреодолимое желание лизнуть ученицу промеж ушей, успокаивая. Совсем как свою соплеменницу и подругу, которой она не была.
Он вовсе не злился. Сам того не понимая, ученик отчасти разделил горе рыжей от того, что не может стать ее другом. Он в глубине души мог этого хотеть, но вбитые в голову указания и правила делали свое дело — впервые в его жизни. Вьюжка попытался бы успокоить Клюковку, но та отшагнула назад, такая несчастная и поникшая.
— Клюковка, — тихо повторил он ее имя, не понимая, почему ему и самому стало так паршиво.
Она попыталась сказать что-то еще после прощания. Встретимся снова? На границах, здесь? Так нельзя! — снова попытался он угадать ее слова, прерываемый своими мыслями.
— Не извиняйся! — наконец выкрикнул он ей вслед, с тревогой глядя, как ученица приближается к Гремящей тропе. — Мы с тобой еще увидимся! На Совете!
А что толку в этих встречах? Вьюжка и сам не мог сказать. Внутри зрело чувство, будто он только что потерял что-то очень важное. Так и не узнав, что это было. Из-за ее слез он ощутил себя таким же беспомощным, как несколько лун назад, когда был жалким слепым котенком в детской. Сейчас ему так отчаянно было жаль ученицу Теней, что хотелось метнуться за ней через тропу и поговорить, попытаться унять ее боль, но как?
Белый застыл, глядя, как она перебегает тропу, оставшись по ту сторону целой и невредимой. Стоило лапам ученицы коснуться хвои по ту сторону, как он развернулся и помчался прочь, в сторону лагеря. Ветер жег глаза, завывал в ушах, и Вьюжка пытался бежать еще быстрее, чтобы тот выдул из него все эти больные мысли, жалость и сожаление, все то, что он не хотел испытывать и не понимал. Он решил, что никогда никому не расскажет об этой встрече.
Но пока не решил, хочет ли забыть о ней сам.

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » эпизоды » Face me - i face you