У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Ребятушки, что сказать - все молодцы! Через месяц лето, напоминаю просто так, а пока что - давайте поздравим самых выдающихся!

Ну что, открываем список победителей с лучшего кота, которым в этом месяце стал Одуванчиковый! Не скромничай, ты заслужил и своим активом, и постами, и сюжетами. Молодца, так держать!

Предводительница речных котов получила звание лучшей кошки - поздравляем Ручей Звезд! Удачи тебе в эти непростые времена.

Лучшим оруженосцем также стала речная кошечка - Осолапка, твой отчаянный поход в Грозовое племя заслужил мировую симпатию. Желаем поскорее отработать наказание и спешить к новым вершинам.

И знаете что? И сно-о-о-ова Проталинка всем в сердечко попала как лучший котенок. А теперь уже не котенок - неужели эта малышка так же ярко будет завоевывать ваши симпатии в звании оруженосца? Будем следить с интересом!

Ой, а вот звание лучшей пары уходит в племя Теней. Дроздокрыл и Калина становятся лучшей парой месяца, и мы от души поздравляем вас и со званием, и с потомством! Ждем такой же активной яркой игры :)

Суровый и жестокий Рык Северного Волка запал всем в душу настолько, что почти единогласно был избран самым запоминающимся персонажем. Ну да ну да, тебе это еще припомнят, хе-хе. Ждем твоей игры и дальше, чувствуем, грядет много интересного.

Дятел закрывает список победителей не только званием самого каноничного персонажа, но и почетным персонажем! Дружище, от души поздравляем, красиво зашел на форум, ничего не скажешь! Так держать!

Поздравляем всех победителей, призываем всех активничать - мир, труд, май, как говорится! Всем тепла и улыбок, любим.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » шумы в сердце


шумы в сердце

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

шумы в сердце

http://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/467/731106.gif

полянка люпинов & сумерки————————————————————————————————
каждый день - как драка за право вдоха,
я иду к тебе лабиринтом слов.
под ключицу слева ударяет током,
и от шума в сердце разойдется шов.

+2

2

- Я так и знала, что ты будешь здесь, - Вербовейная повысила голос, извещая трёхцветного кота о своём присутствии. Зайдя в палатку целителя в лагере, чтобы пролечиться в привычном ритуале, она обнаружила там лишь Дроколапа, сосредоточенно перекладывавшего травы. Раздражённый чужим присутствием, ученик целителя быстро и доходчиво объяснил, как разыскать наставника - сам работать с глазами старейшины Дроколап не решался, к несказанному облегчению как для него, так и для самой Вербовейной.

Кошка аккуратно вышла на поляну, стараясь не наступать на те остатки желтеющих трав, которые ещё могли хоть как-то пригодиться целителям: какие-то из них она уже различала внешне, проводя в палатке целителя непозволительно большой кусок своей юности.

- Я давно хотела попросить у тебя помощи, - молодая старейшина смущённо шевельнула ухом, чувствуя, как к щекам и переносице приливает кровь. В этот момент она поблагодарила Звёздное племя за то, что шерсть скрывает эту эмоцию, столь для неё непривычную. - Иногда я разговариваю кое с кем, он немногим старше меня. И... и эти разговоры каждый раз откликаются в моей душе. Может, я сама убеждаю себя в этом, - тихо добавила Вербовейная, - но в такие встречи я чувствую себя самой обычной кошкой, а не калекой. На меня не бросают жалостливых взглядов, не пытаются навязаться в поводыри.

Кошка слабо улыбнулась, и за вуалью безмятежного спокойствия шевельнулась глубокая печаль, отдающая горьким привкусом. Конечно, ничего никогда не бывало так просто, как хотелось бы.

- Но мы стоим на разных сторонах границы, - голос её дрогнул, но Вербовейная подняла голову и посмотрела в глаза Полуночника твёрдо, с вызовом. - я виновата, потому что я иду против Воинского закона и хочу утянуть на эту дорогу того, кто живёт Воинским законом. Но я устала нести эту ношу, - тихо сказала кошка. - и устала жертвовать своей жизнью. Неужели предкам будет мало того, что я уже положила на алтарь? Мне больше не к кому идти, - в голосе её зазвучали извинительные ноты за то, что сама Вербовейная так быстро огорошила соплеменника подобным.

+4

3

[indent] Полуночник положительно считал, что с учеником ему повезло — ответственный, педантичный, аккуратный, одним взглядом имеющий возможность успокоить (или упокоить) нервных пациентов. На такого не страшно порой оставить лагерь, выбравшись в одинокий поход за травами. Только на сей раз практически все нужные были собраны, о чём юный друг, конечно, не мог не знать, но отнёсся к заявлению своего наставника с философским и молчаливым спокойствием. Трёхцветный был ему невероятно благодарен.

[indent] В конце концов, нечасто у целителя выдаётся время подумать о своём. Иногда это определённо к лучшему. Обучая подопечного, раскладывая успокаивающую лаванду по палатке королев с котятами, ежедневно проверяя здоровье старейшин, поддерживая Звездопада, Полуночник сам не заметил, как лихие двадцать лун остались позади. Тогда, смешно подумать, предводитель мог застать его в состоянии сомнительного стояния, пробующего на вкус и цвет все доступные травы и мелящего какую-то чепуху, а воители в свой адрес регулярно выслушивали шутки по поводу и без. Тогда его невнимательность ко всему, не касающемуся лекарского дела, могла поразить своими масштабами Серебряный Пояс, а сами, собственно, Предки были чем-то сказочным и весёлым.

[indent] И вот сейчас. Травника из племени Ветра уважают, к нему прислушиваются остальные целители, Звездопад то и дело роняет в его сторону слово «мудрый», а любой ветряк всегда знает, что в палатке целителя может подлатать не только тело, но и душу. Как дошёл до жизни такой один трёхцветный обалдуй? Загадка.

[indent] Вместе с юной дуростью, впрочем, минула и юная беззаботность. Полуночник как никогда остро ощущал свою ответственность. И одиночество. Бремя Звездопада отчасти разделяла готовая поддержать подруга, его ученик в любой момент мог рассчитывать на помощь наставника, который старался буквально стать хмурому юнцу семьёй. А сам целитель?

[indent] Вместо тепла под боком — холод Звёзд над головой. И так всю жизнь. Слыша это от учителя и становясь учеником, ты думаешь, что готов. Разменяв четыре десятка, понимаешь — твоя готовность тогда не стоила ничего.

[indent] но дороги судьбы развели нас по разным мирам,
[indent] и в бессильной тоске обращаю я взор к равнодушным небесам.
[indent] молчаливая тьма, серебристых звезд холодный свет,
[indent] голоса за спиной — обернусь... н и к о г о  р я д о м  н е т .

[indent] Интересно, как себя чувствует и о чём думает подросшая Ива, которой уже не восемь и даже не двадцать лун? Думает ли о том же или исправно — лишь о благополучии племени Теней? Мысленно Полуночник часто обращался именно к ней из всех соседских целителей, прекрасно понимая, что делает это совершенно зря. Ива давным-давно не его ученица, чтобы занимать столько мыслей. Однако он был готов поломать свой хвост ещё раз, лишь бы снова окунуться в то время.

[indent] Внезапно тихий голос заставил целителя едва заметно вздрогнуть. В чём-то, однако, он так и остался балдой, потому что сейчас совершенно забыл про Вербовейную, которой пришлось искать его самостоятельно.
[indent] — Светлой ночи, Вербовейная. Да, загулялся я, однако. Прекрасный вечер, — Полуночник несколько смущённо улыбнулся, но старейшина сама продолжила диалог. При этом совершенно неожиданным образом.

[indent] — Надо же, — трёхцветный искренне старался не дать лёгкой грусти проскользнуть в голос, и лишь мягко улыбнулся, — я счастлив, что наконец-то счастлива ты, ты… — заслужила, хотел сказать он. Определённо достойна этого, хотел сказать он. Не должна смущаться, ведь это прекрасно, хотел сказать он. И не сказал. Янтарные глаза расширились в искреннем изумлении, и через мгновение взгляд Полуночника против его воли потемнел. Болезненная печаль давно не посещала целителя Ветра, однако сейчас заставила тихо вздохнуть.

[indent] — Ты пришла к тому, Вербовейная, кто тоже несёт эту ношу, — Полуночник вымученно улыбнулся и сжал губы, на миг прикрывая глаза, — только помни. Ты всегда сможешь… Полюбить снова. У тебя всегда будут вторые, третьи шансы. У нас с Дроколапом — ни одного, как бы сильно мы, возможно, ни хотели, — зря, зря он это говорит, — уставая, вспоминай о нас и том, что ты будешь нести куда большее бремя, если поддашься. Воинский Закон, Предки… Они не просто так, понимаешь. А если однажды тебе придётся увидеть, как твои друзья, твои соплеменники наносят этому коту страшные раны? Как они рычат друг на друга? Как он отворачивается от тебя, ведь племя всегда важнее? Жить в страхе и чувстве вины, — трёхцветный резко замолк, отводя взор. Под его лапами отцветала нежно-розовая мяун-трава, и лекарь наклонился, одним точным укусом перегрызая стебелёк с цветком. Цветок был бесполезен с точки зрения целительской, однако Полуночник с грустной улыбкой осторожно заложил его за ухо Вербовейной.

[indent] — Ты прекрасная соплеменница. Добрая, чуткая, заботливая, отзывчивая. Ты обязательно найдёшь своё счастье, а мы с моим учеником найдём способ помочь твоим глазам.

+2

4

Вербовейная заметила, как изменился в эмоциях Полуночник, становясь мрачнее - и выпрямила спину, не отводя взгляда. Она несла отметку печали, но не стыдилась. И теперь, по-своему толкуя переменчивость духа целителя, сама невольно хмурилась, готовясь дать бой давнему другу, бой без когтей и клыков - лишь на словах. В конце концов, она знала, на что шла, и думала, что знает этот разговор от первой и последней фразы. Ошиблась.

Глаза старейшины удивлённо раскрылись; с глухим шелестом рассыпалась броня упёртости и равнодушия, в которую она малодушно облачилась, готовясь к доброму, но строгому ответу своего судьи. Однако при последовавших за этим словах Вербовейная усилием сдержала разочарование, не позволяя ему тенью омрачить своё лицо.

- Я сначала подумала, ты тоже говоришь о ком-то за другой стороной границы, - улыбнулась юная старейшина, сморгнув, - слишком печальным казался твой голос для разговора о деле, которым ты с таким удовольствием занимаешься.

Она замолчала надолго, чувствуя лёгкую, но такую ощутимую ношу за ухом. Мягкий, успокаивающий запах отцветающих растений окутывал её невесомым облаком, придавая сил, чтобы уловить смысл слов Полуночника и представить в голове все те сцены и слова осуждения, что рисовались его голосом. Она давно уже не верила в то, что кто-то может не отвернуться от неё ради племени, неважно, говорили ли они о племени Ветра или о каком-то другом. Да и... и она не могла быть уверена, что в ней не заговорит чувство долго, что так тщательно прививалось с самых младых когтей. Она отказывалась от него, сердилась и убегала, но не могла выкорчевать из груди - боялась, что после этого не сможет обрести душевный покой уже никогда.

- Теперь мне даже немного стыдно, что я жалею себя, стоя перед целителем - а ведь вы несёте куда более тяжёлую ношу, - она бросила задумчивый взгляд вдаль, туда, где земля соприкасалась с темнеющим небом. Скоро там зажгутся первые, несмелые звёзды, и осветят ей дорогу до лагеря. Вербовейная повернулась обратно к Полуночнику. - Ты бы сделал то же самое на моём месте? Забыл и неукоснительно следовал своему долгу? - спросила она. Наверное, как котёнок, всё ещё верила, что если спросить снова, то поменяется и ответ. Хотела услышать его ещё раз перед тем, как уйти обратно в лагерь.

+1

5

[indent] Полуночнику было стыдно указывать подруге на тяжесть собственной ноши, однако, рассудил он, если это поможет соплеменнице держаться правильного выбора, то пусть. Однако тихий выдох застрял в лёгких и горле удушливым комом, стоило собеседнице озвучить своё весьма смелое предположение.

[indent] Целитель, впрочем, даже не попытался сделать обиженный вид.
[indent] На правду не обижаются.

[indent] И вот, Вербовейная озвучила этот вопрос. Трёхцветный знал, подозревал, что измученное сердце не даст кошке оставить последнюю, хрупкую, словно цветок у неё за ухом, и столь же тщетную надежду не озвученной. Ветряной поджал губы, без тени улыбки разглядывая мягкие черты морды своей подопечной. Молчаливое мгновение затягивалось, и Полуночник знал, что, разрушив его, проиграет. Не сказав и утаив, солжёт. Отделавшись общими нравоучениями, возможно, упустит момент и даст почву для ядовитых ростков недозволенных чувств. Выложив всё, как есть, подставит свою, дурную и ушастую, голову.

[indent] — На твоём месте, — Полуночник отвернулся, впервые с лёгкой болью глядя на первые Звёзды. И под ними он хочет сказать то, что скажет сейчас? Слышал бы это старый наставник и лучший друг, предводитель его племени, готовый вверить собственную жизнь в лапы «мудрого целителя», — я бы сделал именно так, Вербовейная, потому что…

душа поспорит с разумом и волей, в бессилии крича: «остановитесь!»
но время беспощадно, спор бесплоден… и на устах моих молитва: «vae victus».

[indent] Трёхцветный медленно повернул вытянутую морду обратно к подруге, жмурясь и улыбаясь до боли в пушистых щеках. А в уголках светло-медовых глаз блестели прозрачные капли.

[indent] — …это именно то, что я делаю каждый день.

+2

6

В груди бушевал вихрь эмоций, такой непривычный для Вербовейной, что ей казалось, будто ещё немного - и она уже не выдержит. Стараясь обуздать горькую смесь печали, негодования и, как ни странно, радости - от того, что она наконец-то вытащила на свет эту ноющую занозу, - молодая старейшина молчала, вдыхая влажный вечерний воздух, холодивший горло. Лишь сердце, ставшее отчего-то совсем тяжёлым, стучало где-то в ушах, заглушая звуки извне.

Старейшина в самом деле была уверена, что знает их разговор от самого начала и до конца - слишком много раз прокручивала в голове перед тем, как лечь спать, глядя на звёздное небо, которое для неё было размытым и туманным. Она ведь, в сущности, была всего лишь совсем молоденькой кошкой, которая вынуждена была слишком рано стать взрослой и перейти в палатку к тем, чья молодость давно отцвела. Вербовейная не винила своих соплеменников ни в чём - и всё-таки она знала, что она отличается. Она не подставит им плечо в битве, не выйдет поохотиться на кролика без риска свернуть шею, не будет такой же, как они сами. Стоило ли говорить, как отчаянно она тянулась к тем, кто не напоминал ей о своих упущенных возможностях?

- Значит, и у тебя на душе неспокойно, - заметила негромко Вербовейная. Сердце её пропустило удар, скорее по старой памяти, нежели в качестве реакции на услышанное. Она посмотрела на Полуночника долгим, задумчивым, но внимательным взглядом - хотела сама разбередить собственную рану. Трёхцветный целитель, получается, и в самом деле отдал кому-то своё сердце - но это, вопреки ожиданиям, не сделало ей больно.

Вербовейная не солгала, когда сказала, что они стоят на разных сторонах границы. Эта граница и сейчас незримо подсвечивалась холодным звёздным светом, разделяя их. Полуночник стоял там, где мерцали слабые силуэты Звёздных предков и густо пахло травами, а она... она была на другой стороне. Она не жалела о том, что столько лун взращивала в себе эту привязанность - иногда лишь надуманная мысль, что она кому-то небезразлична, заставляла Вербовейную двигаться дальше. И, конечно, она знала, что её уделом всегда будет стоять в стороне; она никогда не расскажет о похороненном чувстве Полуночнику, не добавит ему бремени вины и лишних переживаний.

- Спасибо, Полуночник, - на её губах светилась слабая улыбка, но голубые глаза были подёрнуты печалью. - этот разговор был очень важен для меня, - она коснулась лбом плеча давнего друга, оставляя в трёхцветной шерсти цветок, крошечным нежно-розовым огоньком мерцавший в вечерних сумерках. Подняв на Полуночника взгляд - такой же мягкий и спокойный, как и всегда, - Надеюсь, что мы оба сумеем когда-нибудь обрести покой, - она повернулась в сторону лагеря, делая первый нетвёрдый шаг, а за ним - другой. На середине пути Вербовейная чуть замедлилась, захотев оглянуться. Покачала головой в ответ на свои мысли. Ускорила шаг.

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » шумы в сердце