У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Дорогие игроки!
Вынуждены сообщить вам одно нововведение — теперь в одном помёте может быть не больше 4 котят во избежание слишком большой наполненности детских и переполнения племён персонажами в целом. Практика показывает, что в больших помётах свыше трёх-четырёх котят велика вероятность того, что большая часть малышей перестанет играть и закрестует своих персонажей раньше, чем пройдёт посвящение в оруженосцев, а это… ну, не очень, согласитесь? Поэтому планирующим и будущим родителям советуем лучше рожать чаще, но по чуть-чуть, а игрокам с планами на котят взвешенно принимать решение о создании персонажа и перед подачей анкеты оценивать все возможные риски!

Также, как вы уже могли заметить в табличке в шапке форума, амс вынуждены временно закрыть регистрацию в некоторых племенах. И если племени Теней повезло отделаться закрытием лишь оруженосцев, а Речному племени всё ещё не разрешают заводить новых котят, то в Грозовом племени пока не принимают никого. Но не переживайте, это не должно затянуться надолго, ведь как только мы примерно сравняем количество персонажей во всех племенах, то всё снова откроется для ваших персонажей.

cw. последнее пристанище

Объявление

закрыта регистрация: река - котята, тени - оруженосцы, гроза и ветер - воители
Упрощенный прием: все племена и должности, не попадающие под запрет

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » невзрачные октябрьские астры


невзрачные октябрьские астры

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

детство своё ищу среди рухляди, ржавых замков, советских велосипедов

https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/431/725173.png

сады двуногих & недавно———————————————————————————————— Стоит мне немного пожить без радости и без боли, подышать вялой и пресной сносностью так называемых хороших дней, как ребяческая душа моя наполняется безнадежной тоской, и я швыряю заржавленную лиру благодарения в довольное лицо сонного бога довольства, и жар самой лютой боли милей мне, чем эта здоровая комнатная температура.

Отредактировано Руби (10.11.2020 21:32:14)

+3

2

Она не так часто уходила бродить по лесу в одиночестве, предпочитая ему компанию полосатого Норвуда.
Но иногда, как в это серое осеннее утро на нее нападала необъяснимая хандра и кошка уходила. Она знала что вернется, ощущала на себе внимательный взгляд желто-зеленых глаз, глядящий в спину. Он никогда не преследовал ее и даже не спрашивал почему и куда Дакота ходит. У нее не было цели перед собой. Не было устремления на этот счет.
Она знала что вернется.
Она всегда возвращалась.
В конце концов, каждый из этих двоих имел за душой свою собственную историю, которая, увы, не всегда переплеталась хвостами с историей похожей на нее.
Дак нередко выходила из леса в город. И тогда воспоминания по прошлому окутывали ее запахами и обрывками картин в голове. Кошка помнила многое, если не все из того, что с ней за жизнь приключилось. Помнила всех, с кем когда-то пересеклась тропами. Лишь на миг, чтобы после пойти дальше.
Ее ненавидели за скверный характер. За вросший под кожу скептицизм. За агрессивное поведение. Ненавидели, прогоняя, а она только смеялась, сводя концы с концами в своей никчемной жизни.
Так было до встречи с Нордом.
И эти воспоминания накатывали неудержимыми волнами, укачивая, погружая в некий транс.
Сон, проснувшись после которого пятномордая бродяга снова могла вдохнуть полной грудью.
Не быть самой по себе.
Должно быть, это сильно ее изменило. Так по крайней мере чувствовала сама Дак. Она не стала заходить в город, довольствуясь неспешной прогулкой в осенний листопад. Наблюдая за танцем листьев, опадающих на землю и увядающих там.
- Скоро лес заснет, чтобы снова проснуться. Этот сон не затронет город. Город всегда живой, - обрывочными фразами проносилось в голове с каждым новым шагом. Кошка не боялась нарваться на неприятности. Она вполне могла дать отпор любому, кто посчитает ее легкой добычей и была готова отдать за это право собственную жизнь. Так она жила, бродяжья кошка, что редко шла на компромиссы с собственной судьбой.
Она бы так и прошла мимо, углубилась в собственные мысли, если бы льдинку-взгляд не зацепило копошение в пожухлой траве. Она напряглась, пригнулась, ползком подбираясь все ближе в живому существу, в котором позже узнала котенка. Подросшего совсем немного и по-своему делового.
Дакота бы прошла мимо, не оглянулась бы, а вскоре только вскользь вспоминала бы эту встречу - мало ли сколько котят бегают по лесу в одиночку, не ее это было дело. Вовсе не ее, но потом пестрая малышка подняла вдруг на нее испуганные глазища.
Бродяга моргнула, коротко выдохнув.
Узнав.
Мало она в своей жизни видела котят так сильно похожих на мать. Даже жесты, казалось, невольные были идентичны.
Жива она была до сих пор - ее старая добрая подруга?
Почему ее котенок здесь?
Ошибки быть не могло.
Бело-рыжая медленно выпрямилась, храня тяжелое молчание. Оно осело на шерсти железным пеплом - тяжелым как вина, которой за ее душой не было, потому как она ее не признавала.
Эта удивительная встреча не могла изменить прошлое, но всколыхнула далекие воспоминания.
Поэтому Дак осталась.

Отредактировано Дакота (11.11.2020 12:05:14)

+2

3

дайте мне белые крылья, я утопаю в омуте
через тернии, провода — в небо, только б не мучаться

тучкой маленькой обернусь и над твоим крохотным домиком
разрыдаюсь косым дождем

[ знаешь, я так соскучилась ]

[indent] У неё за спиной — лес тёмный и густой, доверху наполненный новой жизнью с привкусом дёгтя на языке, сочащийся страхом, опасностью и крупицами блеклого счастья. Сбегает оттуда под нелепыми предлогами, — и словно в них взаправду кто-то сможет поверить, — словно проклятьем неким ведомая, аккурат огибает клыки собственной неблагодарности. Вырвет тяжелый вздох прямиком из-за клетки ребер, где птицей щебечет-мечется стыд вперемешку с надеждой, жгущей тонкие лапы навязчивым позывом вернуться назад.

[indent] У неё перед глазами — обрывки воспоминаний, что прячутся среди обломков былой жизни, оседают горечью чёрного пепла в гортани; она нервно сглатывает, окидывая взором светлого солнца полузабытые массивы, что хранят за собой жизнь прежнюю, но едва ли теперь настоящую. Прячась под покрывалом из иссохших трав да горящей листвы, девочка осторожно, почти робко ступает вперед, словно страшась потревожить-спугнуть призраков прошлого, что окутывают детский рассудок молочными туманами с запахом цветущих астр, царапающим нос.

[indent] Минуя задний двор покинутого дома, черепаховая неторопливо пробивает себе путь к главному входу, внимательным взором расчерчивая хаотичные линии от предмета к предмету; сердце уверенно пропускает удары, надрезая хрупкую душу острием безжалостной надежды, веры глухой и глупой, что не оставит юнице ничего, кроме выедающей внутренности паранойи, стоит взгляду наткнуться на смахнутые кем-то пылинки. Злобная шутка остатков разума наивной бродяги, не иначе.

[indent] Руби застывает где-то напротив старой двери с обшарпанной краской, уткнувшись взглядом в какую-то безделушку под самыми лапами, смутные воспоминания о минувших лунах — крохотный талисман, скрывающей за невзрачной оберткой что-то слишком знакомое, почти что родное. Задумчиво махнув хвостом, девочка неторопливо дотронется лапой до старой игрушки, растягивая время. Что она скажет маме, если та вернулась? Как она отреагирует? Вдруг она не будет ей рада?
[indent] Слышит треск пожухлой листвы. Резкий поворот на сто восемьдесят и несколько торопливых шагов назад, стоит завидеть кого-то — уже привычка, выбитая в слабых мышцах долгими днями скитаний по чужим землям, которую никакая надежда не перебьет.
[indent] — Ты, — деля в нотах голоса легкое разочарование и возмущение, недовольно чеканит слова — Зачем подкрадываешься?

А после, выпрямив спинку да выпятив светлую грудку, огорченно вздохнет, окидывая названую гостью оценочным взглядом. Доля секунды до поворота, доля секунды, подарившая истинное счастье — ранит не хуже кривых когтей.

[indent] — А я тебя помню, — таинственно тянет девочка, дергая тёмным ухом, — Ты та самая кошка, что сидела на заборе той чудно́й дамы, горланя про своих страшных бродяг. Я не знаю этих ваших устоев, но тут ловить нечего, зря пришла, — бурчит — в конце-концов, она прекрасно помнит, как кое-кто нагло обзывал её "мелочью".

+2

4

Дакота надеялась, что ее быстро обнаружат, в то же самое время Дакота надеялась, что ее присутствие не обнаружат никогда и тогда она смело сможет развернуться и уйти. Повернуться спиной к своему прошлому и той ниточке, что причудливым образом протянулась от нее к этой трехцветной мелочи.
- Мелочь, - они и раньше, оказывается, пересекались только, кошка не сразу вспомнила. Однажды у дома одной из домашних, приводящей котёнка в сознание. В тот раз пятномордая думала о другом, о той угрозе, что могла выскочить из подворотни в любой момент. Она не приглядывалась к пёстрой маленькой кошечке, потому и не смогла узнать её.
Это было тогда, но не теперь. И сейчас это "теперь" настороженно косилось на бродягу, что давно покинула городские трущобы и стала полноправной лесной обитательницей. Оставалось дивиться иронии злой сучной судьбы.
— Ты та самая кошка, что сидела на заборе той чудно́й дамы, горланя про своих страшных бродяг. Я не знаю этих ваших устоев, но тут ловить нечего, зря пришла, - в бурчании подросшего с последней их встречи котёнка явно слышалось недовольство.
Дакота задумчиво повела из стороны в сторону хвостом в считанные секунды решив для себя, что не уйдет просто так. Страшно подумать, но она не помнила имя матери мелкой. Не смогла выудить его из реки памяти, когда утопила его уже в ней так давно до всех ее потерь и лишений.
- Смотрю ты в этот раз даже огрызаешься, а не притворяешься дохлой мышью, - лениво усмехнулась кошка однозначно решив не раскрывать своего секрета, связанного с черепаховой. В том не было много смысла, кроме как растравить собственную душу, которая не могла даже полноценно прочувствовать свою вину. К чему мелочи знать, что кот, который был ее отцом заделал домашней кошке котят и смылся с другой, но уже бродягой в неизвестном направлении, чтобы заделать котят ей? Ошибки молодости могли только навредить открывшись в этот самый момент. Да и судя по всему, малышка уже осталась без матери: слишком часто Дак видела ее в одиночестве или сомнительной компании.
- Снова я на тебя натыкаюсь, мелочь, - она присела на задние лапы, обвив передние длинным бичом хвоста. Тем самым обозначив свое желание задержаться.
- Мой тебе совет, отыщи в городе свою компанию и броди с ними. Одна ты только накормишь собой помойных крыс - это дело времени, - черноухая оглядела внимательно место, в котором они находились. Место памяти. Заброшенный давно уже дом, где жили люди, но давно уехали.
Бросили ли они котёнка на произвол судьбы тогда, или малявка банально потерялась, как сама Дак когда-то?
- В этой развалюхе ловить больше нечего, - кивнула на старый дом, удивляясь тому, что лапы сами принесли ее в знакомые пенаты. Надо же.
- Имя то у тебя есть, мелочь?
Быть может, вернувшись, бродяга впервые изменит себе и расскажет Норвуду о своем страшном предательстве и бегстве от кошки, которая ей когда-то доверяла.
Он, несомненно, ее поймет, а самой Котти станет хотя бы немножко легче.
Фрэнки был глупцом. Красивым, чего не отнимешь, но тем ещё прохвостом. Сейчас пятномордая не могла сказать, чем он зацепил ее тогда. Дурость по молодости, не иначе.
Хмыкнув в такт своим мыслям, самка окинула пестрого подростка оценивающим льдистым взглядом. Таким, от которого знала, других часто бросает в дрожь.
- Научись уже выживать в этом мире. Тебя не всегда будут спасать как тогда. Везение в любой момент может закончиться.

Отредактировано Дакота (16.11.2020 06:35:50)

+3


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » невзрачные октябрьские астры