У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Ребятушки, что сказать - все молодцы! Через месяц лето, напоминаю просто так, а пока что - давайте поздравим самых выдающихся!

Ну что, открываем список победителей с лучшего кота, которым в этом месяце стал Одуванчиковый! Не скромничай, ты заслужил и своим активом, и постами, и сюжетами. Молодца, так держать!

Предводительница речных котов получила звание лучшей кошки - поздравляем Ручей Звезд! Удачи тебе в эти непростые времена.

Лучшим оруженосцем также стала речная кошечка - Осолапка, твой отчаянный поход в Грозовое племя заслужил мировую симпатию. Желаем поскорее отработать наказание и спешить к новым вершинам.

И знаете что? И сно-о-о-ова Проталинка всем в сердечко попала как лучший котенок. А теперь уже не котенок - неужели эта малышка так же ярко будет завоевывать ваши симпатии в звании оруженосца? Будем следить с интересом!

Ой, а вот звание лучшей пары уходит в племя Теней. Дроздокрыл и Калина становятся лучшей парой месяца, и мы от души поздравляем вас и со званием, и с потомством! Ждем такой же активной яркой игры :)

Суровый и жестокий Рык Северного Волка запал всем в душу настолько, что почти единогласно был избран самым запоминающимся персонажем. Ну да ну да, тебе это еще припомнят, хе-хе. Ждем твоей игры и дальше, чувствуем, грядет много интересного.

Дятел закрывает список победителей не только званием самого каноничного персонажа, но и почетным персонажем! Дружище, от души поздравляем, красиво зашел на форум, ничего не скажешь! Так держать!

Поздравляем всех победителей, призываем всех активничать - мир, труд, май, как говорится! Всем тепла и улыбок, любим.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » нейтральные территории » поляна светлячков


поляна светлячков

Сообщений 1 страница 20 из 47

1

http://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/382/585306.png

поляна светлячков
——————————————————————
Сумрак лесной чащи скрывает множество красивых мест, и поляна светлячков - как раз из таких.  Крошечным насекомым особенно полюбилась поляна, но оно и понятно - едва ли какой хищник откроет на них охоту рядом с Сумрачными границами, разве что кроме мелких птичек. Но светлячки становятся отличной добычей для юных котов, только начинающих оттачивать свои приёмы. Да и невозможно недооценить красоту этого места, хоть и особенно она полюбилась влюблённым котам - они часто приходят сюда помурчать вдали от любопытных глаз и, как правило, находят своё уединение.

˟ здесь можно собрать ˟

???
???
???
???
???

июн[]сен
июн[]сен
июн[]сен
июн[]сен
июн[]сен

???
???
???
???
???

июн[]сен
июн[]сен
июн[]сен
июн[]сен
июн[]сен

— зима
— весна
— лето
— осень

+1

2

из лагеря --->

Очень сложно сразу осознавать знаковые события и те вещи, которые изменяют твою жизнь на корню. Львица на Восходе Солнца, даже постаравшись, не вспомнит те мгновения, когда она покинула пределы перепутья. Кошка вспомнит лишь, как стучал пульс в висках, как застыл комок в горле, какая тяжесть закралась в груди.
Она очнулась где-то в предгорьях, когда твердая каменистая земля перестала царапать огрубевшие подушечки лап, и на смену холодным скалистым тропам пришла непривычно мягкая, местами не покрытая снегом земля.
Земля. Простая, в Юные Листья - теплая, плодородная. Буро-полосатая кошка оторопело смотрела себе под лапы, снова и снова прокручивая в голове одну и ту же мысль:

Почему они не услышали? Почему в погоне за мнимым прошлом они отвергают жизнь более легкую и сытую?
Почему?


Пульс в ушах вернулся, и Львица на Восх... Львица осмотрела окрестности, куда ее привели лапы. Маленький светлый островок посреди леса в предгорьях.
Было страшно обернуться.
Там, за спиной, высились горы, темнели призраками на фоне звездного неба, смотрели свысока и - наверняка, - осуждающе.
Львица выдохнула облачко пара, и дыхание кошки ускорилось. Зрачки принялись метаться из стороны в сторону, и из горла бывшей стражницы вырвался долгий, протяжный крик.
Вымученный, полный боли, спугнувший ворон с верхних веток голых деревьев. Львица кричала до хрипа, до остатков воздуха в легких, кричала, провожая свое прошлое, в котором навсегда останутся все те, кого она бросила.
В котором осуждающе смотрят глаза сына, которому вести клан.

Львица кричала, пока голос не сорвался, превратившись в тихий вой. Она, свернувшись клубком в корне какого-то большого дерева, которые даже не растут в горах, тихо скулила, горючими слезами провожая свое прошлое.
И думала. То, о чем мыслил бы каждый:

А если я ошиблась?

Отредактировано Львица (15.02.2021 18:14:45)

+4

3

сеновал --->

И все-таки хоть малая доля его комплиментов касалась потаенных уголков души горной кошки. Сияет, значит? Львица улыбнулась чуть шире, и две темные продолговатые полоски на морде чуть искривились. Они бежали ровной бесшумной рысцой, и со стороны их шаг отличался, снова и снова выдавая происхождение буро-полосатое, далекое от лесного.
— Кстати, все хотел спросить, - мяукнул рыжий, и Львица на бегу повернулась к нему, - вы что правда душите орлов голыми лапами? То есть не вы, а эти ваши, как их там... ловчие, кажется?
- Ловчие, да, - выдохнула она, замедляя шаг. Упоминание о доме, об охоте на орла чуть царапнуло свежие раны, но Шершень был так добр к ней, что заслуживал хоть толику рассказов о незнакомой ему жизни.
- Да. Стражи помогали загонять птицу, помогали ловчим его убить. Но ловчие они на то и ловчие, у них сноровка что надо, - пустилась в подробности буро-полосатая, не сразу заметив, что остановилась.

Аккурат в том месте, где приходила в себя после ухода из Клана.

Передернув плечами, она снов обратила взгляд на степного кота.
- Но знаешь, - и в глазах снова появилась легкая усмешка, - мясо орла не такое уж вкусное. Сухое. Но их удобно ловить: за раз накормил всех, - пожала плечами горная кошка, выдавая еще один маленький секрет своего некогда дома.
- Знаешь еще что, - настроение поднималось в гору, и Львица доверительно наклонилась к рыжему. Она совершенно не умела флиртовать, никогда и не пыталась, и Шершень вполне мог принять дружелюбие простодушной горной кошки за некую симпатию, - кролики куда вкуснее.

+3

4

сеновал >>

Похоже Львица по-настоящему задумалась, и ветряк, полный довольства, провёл языком по изогнувшимся в улыбке губам. То и дело косясь на идущую рядом кошку, пытаясь разглядеть на ее морде удалось ли ему заполучить ее расположение, Шершень едва не пропустил мимо ушей подробности описанной ей охоты на тех самых орлов. Впрочем спрашивал он не из искреннего интереса, уже позже осознав, что мог своим любопытством невольно задеть скрытые раны собеседницы.

— Но знаешь.
Или не мог? 
Ему тоже было, о чем переживать, но не от того ли он так активно нарывался на неприятности и чесал языком?

Услышав внезапные откровения про резко переменившиеся вкусы горной стражницы, Шершень искренне хохотнул, поводя плечами.
Я знал, что тебе понравится, — хмыкнул кот, встречая взгляд бурой в неожиданной близости. Её глаза увлекали, и, словно зачарованный, он чуть склонил морду к ее, не желая терять их игривый настрой как можно дольше. Это было большее, на что он мог рассчитывать сейчас, но на меньшее он даже не надеялся. Горячий язык прошёлся по внутренней стороне клыков, и Шершень медленно, с неохотой отстранил морду, возвращаясь на допустимую дистанцию. Он уже понял, что здесь торопиться не стоило, а потому терпеливо выжидал

А я вот что тебе скажу, — посерьезнев, рыжешкурый деловито обошёл напарницу. — Если бы все мои соплеменники были так же сильны и напористы, как ты, давно бы научились ловить и орлов, и ястребов, — и, развернувшись в плечах, окинул Львицу предвкушающим взглядом, ненадолго задержав его на лапах кошки. — Но с кроликами, полагаю, все гораздо проще, чем с орлами. Не нужно долго высиживать в засаде. Достаточно близко подобраться и дать ему себя услышать. А там дело за быстротой твоих лап и выносливостью. Попробуешь? — Шершень ухмыльнулся, и глаза его заговорщицки сверкнули.

Я ведь сойду за кролика, как думаешь? — не дожидаясь ответа, он скрылся в кустах, где в паре тройке лисьих хвостов затаился, распластавшись по земле на брюхе. Мышцы под его шкурой напряглись, уже предвкушая увлекательна погоню. Осталось только определиться с тем, кто из них в итоге окажется охотником, а кто добычей.

+2

5

- Ты мастерски говоришь комплименты, Шершень, - протяжно, на чужеродный-горный манер говорила стражница, отряхивая короткую густую шерстку от капель с верхних ветвей. Все таяло, и обледеневшее обидами на клан сердце бурой кошки, кажется, тоже.
- Наверняка много практики. Но, наверное, подруги у тебя нет, иначе после каждой новой отлучки из племени ты приходил бы весь подранный и с проплешинами, - хохотнула Львица, пребывавшая в прекрасном расположении духа.
Пожалуй, именно так с таким гулякой, как Шершень, поступила бы настоящая горная кошка.

Но тут рыжий перешел к теории, и буро-полосатая навострила ушки и умолкла. Она снова напоминала сама себе бытность ученицей, ярый интерес и неумолимая энергия к новому. Шершень говорил просто, и воспоминание об охоте на ее первого кролика удачно накладывали теорию на практику, но ей, конечно, до охотников-ловцов далеко.
Впрочем, Львица много училась в последние луны.

— Я ведь сойду за кролика, как думаешь? - хитро блеснул глазами воитель, и кошка лишь молча закатила глаза.
- Можем добавить куцый хвост, - фыркнула стражница, расставившая передние лапы в натужной охотничьей стойке. Рыжий скрылся, и горная кошка смягчила шаг, следуя туда, где спрятался ветряной кот.
Приоткрыв пасть, буро-полосатая втянула воздух, точнее определяя местоположение Шершня. Лапы двигались бесшумно, удачный окрас выдавал в ней перспективу стать охотницей, и горная кошка, примерившись, сильно оттолкнулась тренированными задними лапами, наскакивая на Шершня сверху, четко и по существу.
- Р-рав! - рявкнула Львица, впустив зубы в густой загривок племенного кота. Даже рванула чуток для наглядности и застыла, и только два зеленых глаза горели поверх стиснутого в зубах загривка Шершня.
Каково, а?

+3

6

Он замер за небольшим кустом, надеясь, что его лысые ветви хоть немного скроют резко выделяющуюся рыжую шкуру. Янтарные глаза зажглись в предвкушении, когда до него донеслось эхо мягких, почти бесшумных шагов надвигающейся угрозы.

— Р-рав! — словно дикая пума,  набросилась на него кошка, и от ощущения ее острых зубок не загривке по спине воителя пробежали мурашки. Такие тренировки ему нравились больше беготни за кроликами, тем более, что ими в окрестностях не пахло.  Но отчётливо запахло чем-то другим, и Шершень, намереваясь растянуть эту игру ещё на немного, беспомощно растянулся на земле, позволяя Львице всласть насладиться своим доминирующе-властвующим положением.

Так что ты там говорила на счёт практики? — спустя мгновение подал голос ветряк, скосив на охотницу чуть насмешливый взгляд исподлобья. — Нет, подруги у меня нет. Но.. — он едва повёл лопатками, будто невзначай коснувшись ими груди нависающей кошки, и тут же ухмыльнулся, — зачем же так категорично? Я вон какой сильный, мягкий и теплый, — Шершень шкурой чувствовал силу натянутых мышц стражницы и напряг спину, едва подавишь навстречу. — У вас там в горах такая холодрыга, что кошки, наверное, совсем не знают, что такое нестоящее тепло греющего товарища по ночам, — самцовая составляющая горцев казалась Шершню больной уж хмурой и холодной, словно в отражение серых скал и мрачных пещер, в которых они жили. Не потому ли Львица сбежала?

Или я ошибаюсь? А, Львица? — податливо заглядывая в сияющие травянисто-зеленые глаза, кот чуть  неуклюже завалился на бок, улучшая себе обзор и шире ухмыляясь. В этот момент интерес окончательно пересилил страх и инстинкт самосохранения. Шершень был готов лишиться глаз за малейший отклик взаимности во взгляде самки.

+3

7

Львица не ожидала, но признание рыжего об отсутствии подруги разлилось приятным теплом где-то в груди. Над зажатым в зубах загривком зеленые глаза довольно сощурились, и она спрятала улыбку в хищном оскале охотницы, поймавшей свою добычу.

И эти взгляды Шершня, которые буро-полосатая настойчиво игнорировала, нет-нет, да и пробивались под защиту горной кошки. Внезапная, леденящая и заземляющая мысль отрезвила, и одиночка будто увидела ситуацию в другом свете.

Я свободна. Я вольна делать все, что я захочу.
Всё, что угодно.


Зрачки сузились, и стражница медленно отпустила взъерошенный загривок "кролика", боясь пошевелиться. В пылу охоты близость шерсти и касания казались самим собой разумеющимся, но Шершень не спешил, ловко и почти незаметно продлевал физический контакт, и едва-едва Львица наклонила голову бочком. Совсем немного.
Словно прицениваясь.
— У вас там в горах такая холодрыга, что кошки, наверное, совсем не знают, что такое нестоящее тепло греющего товарища по ночам, - разговор ушел в совсем другое русло, ничего не имеющее (не имеющее ли?) общего с охотой, и Львица медленно приподняла брови, не спеша разрывать зрительный контакт.
Внимание Шершня льстило.
В конце-концов, он не спешил. Хотел бы, но ждал.
— Или я ошибаюсь? А, Львица?
Губы горной кошки пересохли, дыхание стало мелким, отрывистым. Она не шевелилась, и совершенно некстати вспомнился тот один-единственный раз с Тигром, Ревущим в Лунном Свете, и это было хорошо.

Так почему же буро-полосатая отказывала себе в эгоистичном удовольствии? Она вольная кошка, свободная и принадлежащая сама себе, а Шершень... Шершень не врал. Весь его облик говорил о том, насколько теплее, горячее может быть этот кот.
И как же сладко было тянуть с решением, зная, что ветряк не скрывает своих желаний.
Медленно потянувшись прямо над ним, Львица и сама (не)вольно спровоцировала физический контакт брюшком о шерсть рыжего, а выброшенные вперед лапы потягивались в мышином усике от щеки лежащего племенного.
Какой же юной и неопытной была Львица тогда. Такой же, можно сказать, и оставалась, только характера стало больше.
И вольностей.
- Так вот, что тебе нужно? - почти бархатно ворковала над ним буро-полосатая, все так же неспешно потягивая крепкое тело. - Поэтому так вокруг вьешься, позабыв про воинский долг перед племенем? - голос стал грудным, слаще меда, а глаза смотрели чуть исподлобья, раскосым прищуром.
Львица едва заметно улыбалась, жгуче всматриваясь в Шершня.

Отредактировано Львица (20.03.2021 21:19:40)

+3

8

Львица наслаждалась своей привлекательностью, своей хищной природой, уже не стесняясь во всю заигрываться с ним. Краем глаза наблюдая за медленно потягивающейся кошкой, Шершень поглощал ее грациозные движения жадным взглядом, ощущая нарастающее внутри желание. Янтарные глаза воителя блуждали по выступам и изгибам, неизменно возвращаясь к разгоряченным, горящим глазам кошки, и Шершень, напряжённый и самодовольно ухмыляющийся, сдерживался из последних сил.

Он ждал, с терпеливостью охотника в засаде ждал, что она ответит.   
В конце концов, он не просто так подогревал этот азарт, этот огонь в своей и ее груди, желая распалить его до настоящего пожара.
В один момент буквально почувствовав его скользящим прикосновением бурой шёрстки, рыжий почти сорвался, поняв, что не ошибся.

— Так вот, что тебе нужно? — ее голос стал тише, вкрадчивей, слаще, действовал подобно маковым семенам, медленно приглушая разум и туманя рассудок, пробуждая инстинкты.
Ну что ты, я не такой. Глаза вспыхнули совершенно дикой, первобытной жаждой, но уголки губ только лениво дрогнули в усмешке, отрешенно реагируя на фразу кошки.
— Поэтому так вокруг вьешься, позабыв про воинский долг перед племенем?
коснувшись языком клыков, рыжий резко напряг плечи, скидывая с себя кошку, да так неожиданно, что на мгновение рвано выдохнул и сбился, уперевшись передними лапами в землю, следя за реакцией. Он спрашивал ее в последний раз. И ответ ясно читался в ее глазах.

Сейчас мне нужна только ты, — мерный рокот сорвался на гортанный рык, когда Шершень, уже не скрывая своих намерений, навалился сверху, точно лев на свою непокорную львицу, и ухватил кошку за загривок. — здесь и сейчас, только моя, — чувствуя, как игривость стремительно сменяется долго сдерживаемым желанием, кот обхватил стражницу всеми лапами, по началу мягко сжимая ее бока, но затем прижимаясь все сильнее, плотнее, ближе, сливаясь с ней воедино.

+6

9

Львица поняла, что заигралась, в тот момент, когда клыки Шершня сомкнулись на ее загривке.

Весь былой напор и пыл как лапой сняло: буро-полосатая, совершенно неопытная, научилась флиртовать, но не научилась выставлять границы. Рыжий был напорист и знал, чего хотел. Более того: говорил об этом, и так, что внутри все переворачивалось.
Львица жмурилась, по подшерстку бегали мурашки: будто бы не с ней все происходит.
— Сейчас мне нужна только ты, — рокотал у самого уха ветряной воитель, и одиночка опешила, замерла, где-то на подкорках сознания безнадежно понимая, что фраза эта выверена до последнего звука. — здесь и сейчас, только моя.

Но это звучало так хорошо.
И было так... так...

- Ты же понимаешь, - выдохнула она, растянувшись на подтаявшей под ними земле, - что это ничего не значило.
Кошка зажмурилась от солнечных лучей, поигрывающих на буро-полосатой шерсти. Все знакомство с Шершнем неминуемо вело к этому моменту, и как бы ни кичилась Львица, по итогу она осознала, что сама хотела рыжего.
Сама допустила его к себе близко-близко. Ближе, чем могла бы подумать, и, предки, как же ветряной кот был горяч. Рыжий, огненный - и характер такой же.
И глаза смотрели так же.
И... на скольких кошек они так смотрели?
Эта мысль не отпускала Львицу, кружа где-то неподалеку. Она прислушивалась к собственным ощущениям, потягивала крепкие лапы и почему-то боялась глянуть в морду... собеседника. Боялась, что прежнего огня там больше не увидит, ведь Шершень настойчиво и планомерно добивался ее близости. И ведь добился, чего хотел.

+7

10

Было в этом что-то интригующее: почувствовать ее взаимность впервые вот так, на уровне инстинктов, увидеть огонь в ее глазах и раздувать его, заигрываясь с этим несерьезным жаром. Шершень сам не понимал, отчего медлил, нарочито растягивая каждое движение. Неторопливый и одновременно настойчивый, он словно боялся спугнуть этот миг доверия, потому что искренне не знал, чего от нее ожидать. Вернее знал, а потому и опасался.

Львица не была ему соплеменницей, и вряд ли могла зваться подругой, но с самого начала, с первого дня их встречи в предгорьях, что-то неотвратимо тянуло рыжего к ней — и это что-то определенно точно не умещалось в одно слепое и бездумное желание просто взять ее.

— Ты же понимаешь, — выдергивая кота из омута мыслей и ощущений, вдруг подала голос кошка. Шершень, все это время лежащий в близости и едва касающийся ее бурой шёрстки своей, лениво повёл затёкшими плечами и поднял взгляд на Львицу.. чтобы не найти ответного взгляда. Она избегала его? Не хотела его видеть? Ей не понравилось? — что это ничего не значило.

Брови воителя слабо вздернулись вверх: то ли от смятения, то ли от разочарования осознания того, что для неё все это было именно так.

Все пошло не по плану, - глухо усмехнулся ветряк, констатируя то ли результат их охоты, то ли ситуации, в целом. Впервые не находя всему происходящему подходящих слов. Самоуверенность, с которой он обычно навязывал свою компанию соплеменницам, тот беспечный и легкомысленный флирт ради мгновения удовольствия? Нет, с горной кошкой все было иначе. Приходилось действовать вдумчивее и последовательнее, но Шершень все-равно не мог себе отказать в эгоистичном желании насладиться видом такой непривычно безмятежной, присмиревшей по боком Львицы.

Так значит, ничего? — как-то неожиданно и с горечью сорвалось с языка вопрос, и разгоряченный взгляд кота чуть смягчится, задумчиво блуждая по кошке. — Вот так вот все - и ничего? — вытянув шею, воитель ненароком коснулся носом взъерошенного, ещё хранящего  остатки влаги и его запаха, загривка Львицы. — Я ничего для тебя не значу? — не чувствуя холода земли под собой, Шершень был сосредоточен лишь на том, что пытался прислушаться к малейшим изменением в ее дыхании. Чему-то, что могло ее выдать.

+4

11

Львица начинала волноваться чуть больше даже, чем прежде, до их неожиданного... приключения. Она так боялась обернуться и посмотреть на ветряка, что занялась чем угодно - вылизыванием длинных передних лап, например. Хоть что-то, чтобы мерными движениями успокоить разгулявшиеся нервишки и юное девичье сердце.
— Так значит, ничего? — совсем не тем тоном спросил голос позади нее, и Львица замерла с языком на полосочке, а ушки сами собой дернулись чуть назад.
— Вот так вот все — и ничего? — вытянув шею, воитель ненароком коснулся носом ее загривка, и горная кошка предательски передернула плечами от пробегавших мурашек. Совсем слегка изогнувшись, она чуть повернула голову к нему, в профиль, и один зеленый глаз пристально и очень-очень доверчиво вглядывался в серьезную рыжую морду.
Одиночка ожидала увидеть на морде Шершня самодовольство, или удовлетворение, или насмешку. Все, что означало бы, что воитель из племени Ветра своего добился, утолил зов инстинктов и был бы таков спустя минуту-другую.

— Я ничего для тебя не значу?

Львица прижала ушки, впервые за все их знакомство оробев перед рыжим воителем.
- Иначе такого бы не случилось, - невнятно пробормотала буро-полосатая. Замешкалась, растерялась, а потом вспомнила свою жизнь в клане, как хотелось быть решительной, как хотелось не бояться.
Поднялась. Неуклюже потопталась и, нависнув над рыжим здоровяком, спустя секунду-другую уткнулась лбом ему в щеку, тихо, гортанно урча. Уткнулась, уперлась, прижимаясь к его морде, а после опустилась всем телом, все так же неловко, поджимаясь спиной к нему под бок.
- Так... теплее.

+3

12

Казалось бы, ответ донельзя прост, и умом Шершень не рассчитывал на положительный, уже готовый к тому, что Львица даст ему отворот-поворот. Но его лопатки напряжённо перекатывались, на морде играли желваки от нетерпения, хотя он и всем силами пытался придать своему взгляду спокойное, безмятежное выражение. Он не мог, не хотел выказывать того, насколько сильно его задел бы ее отказ.
Они знали, чем все закончится, думали об одном, но будто пришли к этому абсолютно разными путями. Так неужели кто-то впервые воспользовался им, как он пользовался другими?

— Иначе такого бы не случилось, — неоднозначно отозвалось кошка, но этого было достаточно. Для начала. Мимолётная растерянность на ее мордашке заставила кота, не двигаясь, с интересом последить за ее дальнейшими действиями. И податься к ней вперед, упираясь холодным носом в ее шерсть под неожиданное тихое грудное урчание.

Я знаю, — столь же тихо отозвался кот, уверенне сгребая кошку в объятия, прижимая теснее и согревая своим тёплом. — Так хорошо, — мурлыкнул он, поглаживая подбородком худые лопатки кошки, перебирая бурую шёрстку носом. Превосходная тренировка.
Но я не хочу быть ограничен одними пустошами и сеновалом, — поведя напряженным плечом, рыжий вояка с недовольством нахмурился, посмотрев в раскосые зелёные глаза бурой кошки и вдруг замер, завороженный проблесками на их влажной сверкающей радужке. Их томительными омутами, в которых кажется никогда не затухал этот огонь, даже после всего, что ей пришлось пережить. — Я хочу видеть тебя рядом с собой, — хрипло продолжил ветряк, внезапно подумав, как красиво бы смотрелась она здесь в окружении летних светлячков, — всегда. Проводить с тобой каждый рассвет и каждый закат. И я готов в кровь разбиться, чтобы добиться этого, если.. — Шершень умолк на мгновение, нервно облизнувшись, — если ты сама этого захочешь. Быть со мной. Львица.

Отредактировано Шершень (31.03.2021 19:39:48)

+2

13

Рыжий объял ее, и Львица тихонько утонула в густой косматой шерсти, которая убаюкивающе пахла степными травами. Странно, казалось бы, откуда в холода взяться травам, да еще и сухим?
Но Шершень пахнул именно так. Пряно, уютно, древесно. Хотелось потереться щекой, да только не хватало Львице уверенности в... нем? в себе?
— Но я не хочу быть ограничен одними пустошами и сеновалом.
Буро-полосатая не успела пошутить про то, как много в лесу уединенных местечек.
Шершень успел ее ошарашить.
— Я хочу видеть тебя рядом с собой, — хрипло мяукнул рыжий кот, и Львица, казалось, забыла как дышать. Только смотрела на него, распахнув раскосые глаза в юном изумлении, да слушала, — всегда.
Кончик хвоста распушился от волнения.
- Всегда?
Какой же хриплый стал голос!
- Проводить с тобой каждый рассвет и каждый закат. И я готов в кровь разбиться, чтобы добиться этого, если.. — у кошки желудок перевернулся от осознания, что этот сильный, заносчивый кот разволновался. Неудивительно, что горная разволновалась ему под стать, — если ты сама этого захочешь. Быть со мной. Львица.

Горная стражница задышала быстро-быстро, а потом вдруг заулыбалась.
- Ну не-е-ет, Шершень, ты не можешь хотеть стать одиночкой! А твои вечные отлучки из племени заметят, если... - и тут ее рот превратился в буковку "о".
- ... о. Нет. Неужели? Не-е-ет, ты не можешь... тебя самого выгонят из племени, но никогда не примут... - она путалась в словах, нервно посмеивалась, и только что зубы не отбивали чечетку.

- Но знаешь... - одними губами шепнула горная кошка, не сводя блестящего взгляда с закатного горизонта, - ... это очень интересная идея. Вот и первый закат, - она качнула подбородком на алое заходящее солнце, медленно повернувшись в полупрофиль к Шершню.
И улыбнулась. Тихонько так, по-настоящему. Только ему.

Отредактировано Львица (31.03.2021 20:06:19)

+1

14

— Всегда?
И навечно, — ухмыльнулся уголком губ, а в ушах стукнул пульс. Янтарные глаза как-то странно зажглись. Такой всеобъемлющий смысл он придавал своим словам редко, и, Предки, какой, черт возьми, приятный был звук ее смеха. В этот момент она была перед ним полностью открыта: такой он ее ещё не видел, а потому бесстыже, жадно ловил каждое мгновение этого затянувшегося зрительного контакта.

И эта строптивая, дикая кошка даже не догадывалась, какой властью над ним обладали ее изумрудные глаза, чьи образы он ещё ни раз увидит во снах. 

Я все могу, — самодовольно, хоть и негромко, мяукнул рыжий воитель, нахохлив загривок и сверкнув янтарными глазами. — Но зачем, если ты могла бы стать его частью? — он был настолько очарован, выдавая первое, что приходит к голову, совершенно не думая о том, какой чушью это могло показаться для бурых ушей. И все таки, много ли у неё было вариантов?

— Но знаешь... , - послышался совсем тихий ее голос, и Шершень дёрнул ушами, оторвав подбородок от спины кошки, но продолжая скользить по ней глазами. — это очень интересная идея. Вот и первый закат,

- Действительно, интересная. Невероятно..  - хмыкнул ветряк, даже не думая отводить взгляда от нее. Все, что Львица пыталась разглядеть в небе, он видел яркими желтыми пятнами в ее зрачках — сейчас же ему было нужно увидеть то, что бурая кошка упорно скрывала. — Ты невероятно умная кошка, Львица, — тихим, шелестящим рокотом, — и красивая. Прямо как этот закат, — от ее улыбки его собственные уголки дрогнули в ответ, и Шершень подался вперёд, ласково бодая самку в щеку. Нежным, твердым касанием приближаясь к ней, щека к щеке. Нет, все-таки этого было более, чем достаточно, и большего рыжий просить уже не смел.

+3

15

- Какой ты бахвалистый. "Все можешь!" - тоном самца повторила Львица, впрочем, совершенно безобидно его передразнивая. Этот разговор был (пока еще) ненавязчивым и звучал как очередное приключение, которые так обожала горная кошка. О, она никогда не забудет те щемящие мгновения, когда клан вышел в путь.
Тихая тоска по дому на мгновение омрачила взгляд кошки, но рыжий умело забирал ее внимание. Почти все.
— Но зачем, если ты могла бы стать его частью?
Буро-полосатая, все еще лежавшая полуоблокотившись на самца, недоверчиво повела ухом и сощурилась.
- Так ты все-таки серьезно? - проурчала горная кошка, медленно теряя улыбку и концентрируя серьезный взгляд на Шершне. Все больше его слова означали, что произошедшее - больше, чем интрижка, которой пока что Львице вполне хватало. Она смотрела на рыжего, на его распаляющиеся глаза, на его безрассудные идеи, и тихо, потрясенно посмеивалась на выдохе.
— Ты невероятно умная кошка, Львица, — тихим, шелестящим рокотом, — и красивая. Прямо как этот закат.
По шерсти снова пробежались мурашки, и горная кошка усилием воли не вскочила, не пошла мерить полянку шагами, нервно облизываясь. Она тем самым огромным усилием осталась рядышком, медленно приходя к осознанию. Даже дышать стала медленнее, облизывая обсохнувшие губы.
- Шершень... - медленно она потянулась к нему, морду - чуть ближе к морде, и раскосые глаза мягко прищурились. Все-таки Львица была горной, теперь уже вольной кошкой, она совершила самый страшный шаг в своей жизни, покинув свой клан, так чего же бояться теперь?
Морда буро-полосатой была очень близка к Шершню, когда стражница вдруг мягко улыбнулась, и только блестящие, чуть испуганные глаза выдавали в ней неумелую соблазнительницу.
- ... да ты влюбился в меня?

+3

16

Солнце медленно клонилось к закату, окрашивая кошку в медно-золотые оттенки, и кот беззастенчиво любовался этой игрой теней на ее полосатой шубке. Он слушал Львицу, поглядывая на нее устало сверкающими щелками янтарных глаз, и слабо ухмылялся в усы, наслаждаясь тягучей негой и полным, обволакивающим ощущением расслабленности. Давненько он такого не чувствовал, надо сказать.

Возможно, - шутливо оскалился кот, своеобразно улыбаясь, тем самым отвечая на две фразы одновременно. Возможно, она ожидала другого ответа, иного финала. Больших возможностей? Шершень не тешил себя надеждами на счёт их возможного совместного будущего, каким бы туманным, далёким оно не виделось в лучах закатного солнца сейчас. И не хотел давать ей ложных ожиданий, но искренне верил в сказанное собой.

А чего ты хочешь сама, Львица? — просто спросил кот, наклонившись чуть сбоку, к самому её уху, даже не думая увеличивать дистанцию между ними. Впрочем, оно и не требовалось: Львица сама потянулась к нему, и рыжий, игнорируя опасно вспыхнувшее внутри чувство, навострил уши, всецело подчинённый протяжению хорошенькой мордашки. Он взглядывался в каждую черточку, запоминал каждую характерную деталь, и внезапно осознал, что он, оказывается, вправду влюбился. В эту улыбку и мягкость, скрывающую хищный изгиб губ. В эти большие, раскосые, как у лисы, глаза, которые всегда смотрели так по-разному, по-живому — сколько эмоций рыжий воитель успел в них перечесть. В них все ещё было это легкое, смешливое недоверие. Вполне оправданное, но от этого становилось только интереснее.

— ... да ты влюбился в меня?

..тебя это пугает? — произнёс он шёпотом, и, вскинув морду, глухо, по-доброму хохотнул в усы.

+5

17

Я хочу...
Хочу быть нужной.

- Хочу пригодиться, - крепко задумавшаяся над словами Шершня стражница хмурилась до складочки на переносице. Раскосые зеленые глаза смотрели куда-то в сторону, и вскоре кошка поняла, что вспоминает себя, живущей в клане.
- Я тоскую не по дому, а по ощущению дома, - наконец подобрала слова Львица, вглядываясь в рыжую морду воителя. Она смотрела на кота доверчиво, открыто, искренне надеясь, что он поймет мысли горной кошки.
- Я не приспособлена жить одна, - грустно улыбнувшись, она помотала головой, смахивая ненужную печаль из изумрудного взгляда. Коснулась подбородком его плеча и положила голову чуть смелее, вглядываясь в морду Шершня.
- Я же не ошиблась, что ушла, правда? - почему-то очень-очень захотелось одобрения. И его одобрения, Шершня, тоже. Рыжий умудрялся балансировать на грани своего буйного характера и некоей вдумчивости, которая приземляла и успокаивала.

— ..тебя это пугает? - кошка дернула треугольными ушками, проясняясь во взгляде. Она смотрела на ветряка, улыбаясь до сощуренных глаз, и посмеивалась вместе с его тихим бархатным хохотом.
- Нет. Я же Львица, - она заносчиво (заманчиво) вскинула подбородок, красуясь перед лежащим рядом воителем. Притворная горделивость улетучивалась, оставляя за собой шлейф неожиданного, искрящегося счастья.
- Как же ты мне так встретился, - тихонько бормотала она, снова прижимаясь щекой к плечу растянувшегося подле Шершня. Мурлыкала на выдохе, кутаясь в уютную рыжую шерсть.
Засыпала, убаюканная степным запахом.
Наверное, там хорошо. В степях. Под теплым-теплым солнцем...

+2

18

— Хочу пригодиться. — после недолгой паузы проговорила кошка, в который раз обратив на него взгляд зелёных глаз, и Шершень долго и внимательно смотрел ей в ответ, слушая.

Ты можешь пригодиться, — мурлыкнул он, качнув головой куда-то в сторону пустошей: Львица была бесстрашна, решительна и умна. Воительница, обдающая всеми этими качествами, была на вес золота. Впрочем, для Шершня все это не имело никакого значения, ведь в бурой кошке он разглядел нечто другое. Нечто большее, кем сам хотел для неё стать.

- Не ошиблась ли ты, покинув свой дом, чтобы встретиться со мной? - не удержался от самодовольного смешка кот, впервые, пожалуй, чувствуя ласковые и добровольные прикосновения кошки. — нет. Я уже говорил, — перекатившись на спину, рыжешкурый в порыве нежности потянул лапы к Львице, лениво и развязно, обхватывая поджарые бока и умещая их на своих. — Твой Клан скоро поймёт, что они потеряли. Но будет уже поздно, — фыркнул воитель, слабо подёргивая усами, — потому что тогда ты уже будешь мое-ей, — притворно осклабившись, он зарылся носом в бурую шерстку, слегка прикусив нежную кожу на шее. И сразу же провел шероховатым языком, словно зализывая собственную шалость, медленно и заботливо добираясь до полосатой спинки, вылизывая ее на совесть, пока его подбородок не опустился, по-хозяйски устроившись на кошке.   

— Как же ты мне так встретился,

Судьба? — неопределенно, хрипло отозвался он, до последнего не смыкая глаз, лишь вслушиваясь в ее тихое дыхание. Сам почти не дышал и не шевелился, словно боясь спугнуть: то ли копошащуюся в ночи дичь, то ли саму спящую кошку. Молчал и осознавал с  пугающей ясностью: он облажался, погряз в своих мечтах и надуманных стремлениях по самые когти. Просто ещё не понял, с какого момента. Когда пустился в погоню за тем самым кроликом, убеждая себя в том, что это все ради блага племени и наткнулся на Львицу, малодушно позволив ей обвести себя вокруг когтя; когда пошёл искать ее снова; когда нашёл беспомощную и подавленную и просто не смог оставить одну — в конечном итоге, увлёкся настолько, что уже не мог представить свою жизнь без этих раскосых глаз, неожиданно заполнивших пустое, пробитое холодами место в душе рыжего воителя.

Цап знает, судьба это была или нет, но он не отступится. И пускай они оба многое поставят на кон, сойдясь друг с другом. Это определенно того стоило.

+2

19

Львица тихонько гортанно мурлыкала, неожиданно позабыв... да обо всем. Вольность Шершня, вольность новой жизни и совершенно неопределенное будущее остановило горную кошку пожить здесь и сейчас, в омутах густой рыжей шерсти.
— Твой Клан скоро поймёт, что они потеряли. Но будет уже поздно, потому что тогда ты уже будешь мое-ей, - крепкие лапы медленно и верно, как тиски, обхватывали ее, и буро-полосатая шутливо фыркнула, счастливо щурясь. Вот уж удивительно, правда? Ей бы, такой вольной одиночке, побродить, поразведывать, уйти навстречу приключениям, а тут... а тут это приключение нашло ее само по себе.
Захватило в самый настоящий, судя по всему, плен.
И Львице ничего не оставалось, только таять в крепких объятиях и щуриться, словно бы вокруг всегда - солнце. И жар. Предки, как много жара исходило от степного кота. В глаза смотреть страшно - обожжешься.
- Судьба, - эхом откликнулась горная стражница, чуть склонив голову набок и близко-близко, нос к носу и почти нежно вглядываясь в грубую морду самца. Всматривалась, размышляла, уповалась собственным решениям и свободе.
Ведь она была вольна и свободна, чтобы ласково ткнуться переносицей о морду Шершня. Просто потому, что так хотелось, потому что имела полное право, не нарушая ни один запрет, ни одну границу.
Закрапал дождь, отрезвляя их обоих.
- Тебе пора, - тихо пророкотала Львица, нехотя поднимаясь на лапы. Крупные капли окропиляли шерсть, стекая по покатому лбу. Львица, конечно, понимала, что порядки в племени очень похожи на клановые, и если так - Шершню задерживаться не стоило.
- И мне, наверное, - с тоской осознавая, что ей-то спешить некуда и не к кому, буро-полосатая грустно улыбнулась, еще разок боднув самца в щеку и ласково пройдясь в касании, она сделала усилие и решила уйти первой.
Просто потому, что иначе бы точно увязалась следом за воителем. К дому, хоть и не своему.

---> сеновал

Отредактировано Львица (12.04.2021 10:56:13)

0

20

Ещё голые ветви тихонько шуршат у неё над головой, повинуясь ветру, а она осторожно, но твёрдо пробирается к заветной поляне. Сквозь ветви она видит, как медленно, но неумолимо, голубой цвет неба переходит в красный. Это вечер.

Она аккуратно принюхивается, ловя запахи леса, и стремясь отыскать среди них тот, которой ей никак нельзя пропустить. Солар знала — тут неподалёку живут коты, которые очень ревностно относятся к границам своей территории. Кажется, они зовут себя племенем Теней? Она уважает их право на территорию. Мир большой, и места хватит всем.

Её мать презирала лесные племена. Они считала их слабыми — что же это за коты, если им нужно сбиваться в толпу, чтобы выжить? Она считала свой образ жизни естественным и, значит, самым верным. Солар как-то спросила её, что она будет делать, когда её лапы перестанут быть достаточно быстрыми, чтобы приносить ей пищу и помогать избегать опасности? А когда глаза перестанут быть зоркими, а уши — чуткими? Её мать тогда сурово и безжалостно бросила, что тогда она сдохнет. Это лучше, чем заживо гнить в этих — как их там племенные коты их называют? Ах, да — палатках и переводить добычу. Солар так и не поняла, всерьёз ли она это всё сказала или нет, но предпочла больше этой темы не касаться. Она в любом случае не её мать, и решает как жить, опираясь только на собственные представления.

Она аккуратно обошла границу племени за несколько хвостов и, наконец, вышла к желанной поляне. Было ещё слишком светло, чтобы увидеть прекрасный танец светлячков во всём его великолепии, но даже сейчас они радовали глаз. Солар села и обвила передние лапки хвостом. Затем осторожно принюхалась, огляделась, вслушалась... и крадучись двинулась к середине поляны. Мать бы подняла её на смех, если бы увидела, чем она тут занимается. Но Солар была свободна.

Она намеренно давала светлячкам ускользнуть из её лап. Они — не добыча, нет никакой нужды их убивать. Она задорно носилась по поляне, распугивая насекомых, будто снова попала в детство. Иногда можно позволить себе и такое.

Вскоре Солар запыхалась и выбежала на границу поляны под сень деревьев. Встревоженные светлячки носились в воздухе, и иногда ей казалось, что она слышит их возмущённое жужжание. Кошка села и принялась аккуратно приглаживать взъерошенную шерсть. Когда с прихорашиванием было закончено, она осторожно огляделась. Кажется, никого. Тем лучше. Развернувшись, она бросилась вглубь леса.

-->куда лапы принесут

+1


Вы здесь » cw. последнее пристанище » нейтральные территории » поляна светлячков