У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
.
Котаны! Уже оценили нашу зимнюю обновку? Надеемся, все сразу же ощутили запах мандаринов и приближающихся новогодних праздников, потому что на очереди суровые холода, те самые, что приносят с собой узоры на окнах и воющие метели.

Традиционно в последний день месяца завершилось голосование на лучших персонажей месяца, победителей которых пора чествовать! Лучшим котом стал Смерчезвёзд, новоиспечённый предводитель Грозового племени, что неудивительно, потому что какой мужчина! Продолжает череду грозовых умников и умниц Бражница – по совместительству лучшая кошка ноября, а вслед за ней – Заря и Маковинка – лучший оруженосец и лучший котёнок. И тоже из Грозового племени. Всё куплено!

Лучшей парой игроки признали драматичный дуэт Созвездия и Карпозуба, самым запоминающимся оказался Солнцезвёзд, земля ему пухом, и замыкает череду лучших персонажей Рой, последний, но не по важности, а всего лишь по тугоухости, самый каноничный и по совместительству почётный персонаж!

Спасайтесь от холодов, грейтесь друг о друга, ведь впереди целая красочная зима!

С любовью, администрация.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



за ролл-ап!

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

why we ever

http://forumuploads.ru/uploads/0019/c8/05/689/987626.jpg

грозовое племя & голые деревья/юные листья————————————————————————————————остролап & заря ;
open your mouth, say something warm. ive spent a while on the stranger's side of your door.

кхм

+2

2

// 9 лун - настроение ;

Вечер тихо опускался на лес, и с его наступлением наступала тишина: разговоры превращались в кроткий шепот, шаги становились неувереннее и мельче. Лагерь плавным градиентом сменялся на атмосферу настоящего дома - такого, из которого совсем не хочется уходить. В уме рассеянными вспышками звучал баюкающий голос, рассказывающий сказки с обязательно хорошим концом. Они все были такие - как безопасный невидимый купол, как нечто важное, во что ты обязан поверить; и эта вера была сильнее, чем в Звёздное племя, чем в пункты Воинского закона. И Остролап помнил это. Он помнил и верил.

Сердце, дышащее пожаром, душа, объятая огнем, память и нескончаемая, по-настоящему детская вера - вот, что осталось. Он видел, как солнце всходит и как заходит - но не видел ни рассветов, ни закатов. Проблески беззаботной юности вспыхивали и угасали, и Остролап гнался за ними - как отчаянно гонится каждую ночь за воспоминаниями. Тоска не сжирает, она больше не чувствуется холодным призраком в дальнем углу палатки. Кошмары не снятся. Все в порядке, все в порядке. Все точно в полном порядке. В абсолютном порядке.

Но отчего-то каждый вечер, стоит только полумесяцу появится на чернильном небе, Остролап чувствует, как начинает подрагивать.
И он вовсе не замерз.

"Несколько лун прошло. Время отпустить. Время наконец попрощаться".

Тот уголек, что еще теплится, что еще согревает изнутри - он почему-то несет лапы прочь, подальше от дома. Ощущала ли она нечто похожее? Угадал ли ее мысли Остролап? Чем больше в нем цвела любовь к семье, к племени, тем больше в его голове кишели сомнения. Вопросы всегда просыпаются к вечеру.

Остролап весь продрог, продираясь через колючие кустарники, и на зубах стучали ответы, которые он не мог ни поймать, ни услышать. Это ранит, но не так сильно. Все в полном порядке.

Глаза окутывают предательские слезы. Прятать их оруженосец не видит смысла - давай, покажи, как ты зол. Покажи, как ты устал ничего не понимать. Покажи, как ты соскучился.

И в этот момент усмешка коснулась дрожащих губ - она ведь тоже была такой: эмоциональной, вспыльчивой, импульсивной. Она была бурей. Эта мысль невесомо, почти нереально, но так осязаемо прижала к своей груди, по-матерински, заставив Остролапа судорожно выдохнуть. И чуточку улыбнуться.

Но здесь, в зарослях засохших и отгнивших за сезон Голых Деревьев папоротников, кажется, не отыскать сейчас такое необходимое одиночество. Утерев слезы, Остролапу даже принюхиваться не нужно было: этот запах он чувствовал каждый вечер перед сном.

Всполох огня, вспышка ярких глаз в густо опустившейся дымке голубого промозглого сумрака.

- Привет, Заря. Тоже не спится?

Отредактировано Остролап (12.02.2021 15:30:17)

+6

3

[indent] Ей нравился снег. Причины этому разметались от очевидных и крайне непонятных до запутанных и туманных. Это было просто красиво, если начинать с простого, ведь в сезон Голых Деревьев сами Звёзды спускались на землю, ночами загораясь серебристым светом луны. Но бывало, что Заре снились странные сны, где снег был единственным утешением и успокоением для души, что по жизни горела миллионами пожаров.
[indent] Стоит, не чувствуя холода промёрзшей земли. Что-то горячее катится по её морде, чтобы потом упасть в снег и испортить его белизну алым пятном. Капля за каплей всё вокруг покрывается багряными лепестками, лапы подкашиваются, и она падает, думая, что никогда не встанет. Холод касается множества ран, успокаивая жгущую боль, а потом проникает чуть глубже, усыпляя гнев и ярость. И это похоже на мечту: не чувствовать, не переживать, не думать. На момент, на краткий миг забыть волнения души и в надежде на это кошка закрывает глаза.
[indent] Каждый раз просыпается в этот момент, теряясь в догадках об определении самой жизни. И все говорят, что ненавистное бурление страстей, так ярко противопоставленное спокойствию и есть существование. Раз так, то мечтала ли Заря в такие моменты умереть? Нет, нет, нет! В ней было столько стремлений, что болью всего мира не остановить её на пути к цели. Так чем же тогда была это необъяснимая жажда холода внутри? И почему с умиротворением ассоциировался снег, который в случайных мыслях напоминал чью-то белую шерсть…
[indent] Многие уже расходились по своим палаткам, со спокойной душой оставляя бодрствовать дозорных и участников ночного патруля. Рыжая была среди последних, чуть раньше проснувшаяся из-за тревожных сновидений. Сейчас она в блаженстве подставляла шею совершенно не греющему вечернему солнцу, зачем-то представляя разливающееся по телу тепло. И снег пестрил огнями уходящего дня, будто бы позабыв о своей дневной белой чистоте.
[indent] - Можно и так сказать, - аккуратно повернулась через плечо, чтобы осмотреть потревожившего её соплеменника. Спроси её кто-то со стороны об Остролапе, так кошка назвала бы только то, что знают остальные. Никогда не желала сближаться с детьми Смерчезвёзда, испытывая к ним несколько предвзято-настороженное чувство, которое не могла объяснить. Но вид у ученика был какой-то уж больно… странный, от чего-то даже неприятно знакомый, что Заря как-то сочувственно склонила голову, а затем из-за откуда-то взявшихся игривых мотивов естества сощурила изумрудные глаза.
[indent] - И… раз тебе не спится, то смотри, - отвернулась и указала подбородком в сторону горизонта. Она уже давно не замечала, что испытывала всех, кто смел подойти достаточно близко и произнести хоть краткое слово. Не понимала и не хотела понимать, зачем ей это нужно, но чувствовала, что так надо. Задавала вопросы, которые остальным казались абсурдными, непонятными и бесполезными, а сама следила, приобретая вид серьёзный, не по возрасту взрослый.
[indent] - Что видишь? – осторожный первый вопрос, лишь подготавливающий к остальным, - Как думаешь, приходи ты сюда день за днём, так поменяется ли что-то? Менялось ли оно? – а в голове сразу же всплыл давний разговор с серым другом и утверждения, выданные детской импульсивностью, которые казались верны до сих пор. Вникать в волнения ученика она не собиралась, не видя прав пересекать границу.
[indent] - Это хорошее место, честно. От чего-то здесь получается многое узнать, - больше себе, чем соплеменнику, мяукнула Заря, не чувствуя себя обязанной объяснять эти слова.

Отредактировано Заря (12.02.2021 22:01:10)

+4

4

- Можно и так сказать. И… раз тебе не спится, то смотри. Что видишь?

Остролап усмехнулся. Она всегда, кажется, была такой. Где-то бродит, на что-то смотрит, и, наверное, сам ветер ей песни поет, а она принимает, вслушивается. Заря для оруженосца - слишком размытая фигура, силуэт которой можно было так легко не заметить, стереть с периферии, сморгнуть. И именно поэтому он никогда не искал хорошее время, чтобы провести его вместе с ученицей. Ему было незачем; держаться на дистанции в звании "просто-соплеменник" оказалось комфортно.
Остролап привык.
А потом привык игнорировать существование Зари.

И это так странно сейчас - видеть ее из плоти и кости, разговаривающую, обращенную к Остролапу. Оруженосец схватился за мысль; за мысль, которая в панике ускользала, тревожно била в гонг и окрашивала все вокруг алыми вспышками. Ему стало вдруг неуютно. Не привыкший разговаривать на подобные темы, Остролап только сделал шаг назад, стыдливо отводя уши назад. Наверняка здесь лучше бы справился Грачик или Лучелап. Какой ответ она ждет от него?

Косматая голова поворачивается вслед за кивком подбородка ученицы; Остролап смотрит - но, кажется, не видит. На секунду захотелось извиниться, и даже этого порыва юноша не понимал. Надеявшись на обычную светскую беседу, он и не подозревал, что застрянет здесь надолго. Молчание затягивалось, каждая сгоревшая минута больно падала на голову и будто посмеивалась.

- Я... я не знаю, что я вижу, - честно признался Остролап, прочищая горло и вместе с тем стараясь проглотить ком. Он бы мог придумать, солгать, нафантазировать, как делал это всегда и ни утро не почувствовать даже укола совести, но.
Вечер обнажает.

- Как думаешь, приходи ты сюда день за днём, так поменяется ли что-то? Менялось ли оно?

Вопрос вызвал грустную улыбку. Спроси его три луны назад, он бы расхохотался и сказал, что Заря спятила. Сказал бы, что Заря совсем двинулась. Высмеял бы, пришел к братьям, чтобы после - высмеять в компании еще раз, но под гул чужих слов, чужих усмешек. И Остролап понимает, что вопрос этот сейчас - самый правильный; ответ на него бьет наотмашь, заставляя сощуриться от боли.

- Оно меняется в зависимости от того, насколько меняемся мы.

Взрослеть сложно, тяжело, неприятно. Приходится убирать за собой, зачищать старые ошибки, менять мнение, шлифовать до блеска отношения, бывшие раньше шероховатыми, а тебе казалось, что и так сойдет, да пусть будет. Приходится - хотя бы изредка - брать ответственность: за слова, за действия. И что самое страшное - Остролап не знает, делает ли он все правильно: вчера, сегодня, сейчас, чувствуя, как дыхание двоих на этой Звездами забытой поляне вдруг потихоньку превращается в интимное, откровенное.

В ответе своем Остролап был уверен.

- Это хорошее место, честно. От чего-то здесь получается многое узнать.

- И что последнее ты узнала? - в вопросе все еще чувствуется привкус неловкости, налет смущения, но уже не так выраженно. Остролап просто присаживается, по-прежнему держа дистанцию, и вытягивает шею в сторону Зари, которая сейчас вряд ли выглядела как нулевая карта; она все еще держалась рубашкой вверх.

Нарушать незримую линию дозволенного не хотелось.
Всегда приятно, когда у тебя есть пути отступления.
И Остролап - честно - готовился к побегу, но.

Он слушал Зарю и теперь старался найти в ее словах то, что нужно было ему с самого начала.

+5

5

[indent] Она с интересом наблюдала за учеником, цепляясь взглядом за движения лап, подергивание хвоста и даже за подниманием и опускания груди, что сопровождали каждые вдох и выдох. Так давно смирилась, что действия её многим казались непонятными, даже глупыми, но то всегда было на руку. В прямом разговоре, беседе, Заря была слишком честной и прямолинейной, чтобы уметь изучать кого-то, но на дорогах извилистых и туманных рыжая не теряла направления, успевая наблюдать за теми, кто в страхе метался в неизведанном. Так она изучала мир, котов и их души.
[indent] Кошка выжидающе склонила голову, всё продолжая следить за растерянностью Остролапа, но пока не спешила давать оценку. Совсем не удивилась бы, если бы юный котик пробормотал что-то невразумительное да нырнул обратно в палатку, поглядывая на Зарю так, будто бы та всех блох Малины к себе на шерсть пригласила. Пугало рыжую иногда то, что многие боятся дать простые ответы, которые первыми должны были бы появиться в голове. Сама она была в этом повинна, но происходило это перед теми, перед кем опасно было ошибиться. С теми же, кто был добр к неё любознательности, ученица не стеснялась рассказывать о собственных выводах и взглядах, выискивая так ошибочность собственных суждений. Она любила думать, думать обо всём на свете.
[indent] - Не видишь закат? – легко, совсем без издёвки, спросила кошка, чуть приподняв брови, - Лагерь, лес, солнце, снег… - так просто, так очевидно, - Тут много всего… В игре «что я вижу» ты не силён, да? – Заря чуть улыбнулась, позволив себе лёгкую усмешку. Не раз она слышала, что ученики презирали игры, гордо заявляя о праве быть взрослым, о праве быть выше.
[indent] Бывало, что зеленоглазая ощущала себя странной, раз не торопится в воители и не радуется, когда наставник намекает на скорое посвящение. Это так сильно противоречило её тщеславию, что странно было даже предположить такое, но почему-то даже к такой эгоистичной цели подобная дорога казалась наиболее верной. Быть самой уверенной в своих силах, только потом искать одобрения других. Вера в то, что судьбу свою можно вырвать даже у Звёзд.
[indent] - Вполне, я не знаю ответа, - просто и честно мяукнула Заря, чуть пожав плечами на слова Остролапа. Ученица легко могла согласиться с соплеменником, улавливая в его ответе вполне себе разумные и близкие себе вещи. Сегодня мы не такие, какими были вчера. То, что было абсурдным в ту луну, под этой кажется таким правильным, таким логичным. А в голове сразу роятся мысли, ищущие отличия от прошлого и настоящего, но находят так много и так ничего. Вновь память начинает играться, подсовывая случайные, казалось бы, ничего не значащие эпизоды, по которым лишь сердце подсказывает, что связаны они с происходящим моментом. Но даже с этих нашёптываний понять не получается, и внутри Заря оказывается в полной растерянности от нахлынувших чувств. Где-то есть вопрос: прямой и честный, но вроде бы до ужаса неприличный, так что кошка даже не собирается выискивать его внутри. Но связь есть, она вроде бы такая очевидная, что протяни лапу – почувствуешь. Ничего. Бестия чуть мотнула головой, отгоняя навязчивое ощущение.
[indent] - Если не брать сегодняшний вечер, то в далёком от этого дня разговоре я поняла, что даже небо может быть разным в зависимости от того, с кем ты смотришь на него. Не всегда эта разница положительная, не всегда в ней сокрыто что-то больше обыденности, но это и правильно. Будь закат весь день, так не понимали бы мы его отличия от сумрака и неба, покрытого мрачными тучами. Это вроде бы кажется просто. Но всё равно никто не хочет волнений и боли, - она вновь задумчиво осмотрела соплеменника, хватаясь за ускользающие мысли. Если сравнивать с мнением со стороны, так что-то отличалось. Оно нависло угрюмым облаком, не давая увидеть что-то привычное. В Заре было достаточно доброты, чтобы попытаться это исправить, пусть не с тем желанием, что для друзей, но всё-таки.
[indent] - Знаешь, - вновь отвернулась в сторону уходящего светила, прощаясь с ним до завтрашнего дня, - У каждого свой опыт, свои переживания. И… они все равны, они все различны, - рыжая чуть задумалась, а потом ухмыльнулась сама себе, - Не подумай, что я путаюсь в словах. Но при разности ситуаций, последствий и попыток с ними справиться, никто не имеет права принижать боль другого, считая свою серьёзнее, страшнее и тому подобное. К чему я это… - Заря вновь углубилась в свои мысли, пытаясь решить для себя, а собирается ли она помочь? Надо ли ей это? Надо, ведь Остролап был частью её племени даже тогда, когда не очень-то и нравился ученице по причины принадлежности к определённой семье.
[indent] - Тебя вполне могут понять другие. Если спрашивать, то в итоге найдёшь того, кто знает ответ, кто видел, слышал или пережил то, что тебя тревожит. И… это может произойти, пусть поиски и затянутся, - кошка вновь осмотрела ученика и замерла, выжидая реакцию.
[indent] Искала ли она ответы? Да. Нашла их? Не все...

+2

6

- Тут много всего… В игре «что я вижу» ты не силён, да?

Буро-белый тушуется, переминаясь с лапы на лапу, и слегка улыбается. Точно, видимо, не силен; не сегодня. Сегодня паршивый день - иногда и такие случаются. А самое обидное то, что паршивым его сделал Остролап - некого винить, кроме самого себя. Возможно, завтра он поддержит игру. Однако сейчас хотелось побыть немного в тишине, раствориться в ней, так, чтобы она пульсировала в голове, так, чтобы в её тоненьком писке можно было расслышать родной шепот. Хотя бы ещё секунду - продлить это ощущение в теле, почувствовать поддержку. Спросить. Спросить так много и ничего одновременно.

Остролап снова молчит, продолжая глупо улыбаться, глядя куда-то сквозь Зарю, и чувствуя, как становится тошно. Это ощущение волнами наползало на него снова и снова, будто желая сбить с лап. Улыбка становится шире.

- Да, точно, ты угадала. Сейчас ты видишь оруженосца, который никогда не играл в неё. Как-нибудь наверстаем, а?

Шуткой, как известно, проще всего развеять неловкость - и так же проще всего напустить её. Остролап понятия не имеет, что сделал этим ходом, но хотелось как лучше. Он по-прежнему улыбается. А Заря говорит. Говоритговоритговорит так много слов, что хочется крикнуть, чтобы она замолчала, заткнулась, закрыла свой рот, в то время как его - растягивается. Он чувствует себя глупо, ровно как и выглядит, - потому что понимает, о чем говорит Заря, и это больно. Смысл каждого слова впечатывается ему в грудь, жжет, вспарывает старые раны, которые разодрать он хотел сам. Без чьей-либо помощи. Но вот она сидит здесь - прямо напротив, и смотрит на него так жалостно, так понимающе, так откровенно, и сердце впервые за очень долгое время заходит в надрывном плаче, в оглушающем скулеже.

Маленькое сердце оруженосца не выдерживает, - и не выдерживает сам оруженосец, тоже став в разы меньше. Улыбка трещит по швам, перед глазами мутнеет, и сама Заря тоже превращается в смазанное нечто. Остролап не понимает, что происходит - только еще сильнее выплескивает наружу эмоции, обнажая зубы и стискивая их так сильно, что челюсть немеет.

Он не стесняется и не извиняется. Просто дает себе это, позволяет. Пусть смотрит, пусть она смотрит на него сколько угодно. Остролапу все равно. Он только еще больше горбится, опуская голову ниже, и запрещает себе только одно - запирать чувства в клетке.

- Я так скучаю по ней. Понимаешь? Я так ужасно тоскую.

Передышка. Судорожный вздох. Тихие всхлипы и рваное дыхание. Глаза разъедены слезами, голос - открывшейся правдой. Остролап хрипит, но набирается смелости поднять самый честный взгляд на Зарю. Зачем она заговорила об этом - непонятно, но этому он остался благодарен. Что ж, пускай. И Остролап полон решимости не отводить глаза, впившись ими прямо в морду соплеменницы. Он по-прежнему тяжело дышал, но уже, кажется, свободнее.

- Ты тоже кого-то потеряла?

+3

7

[indent] - Может и наверстаем, - рыжая чуть усмехнулась и отвернулась, не желая показывать неверие собственным словам. Не привыкла она отказывать в таких вещах, но прекрасно понимала, что повторной подобной встречи не будут искать ни Остролап, ни Заря. Уже хотела неловко попрощаться, не видя отклика, и исчезнуть где-то на другом конце лагеря, но собеседник вдруг переменился.
[indent] И кошка замерла, с неким грубым недоумением вглядываясь в обнажившего душу соплеменника. Ей было странно, ей было крайне неуютно, ведь в какой-то момент Заря позабыла о таких чувствах, встречая их лишь на мордах других. Никогда в отражении. Жизнь не давала забыть, что чужая боль всегда ранила грозовую во много раз сильнее собственной. Собственные переживания можно закрыть, забыть и сделать вид, что не было им причины, тут же они плакали прямо перед тобой, не давая игнорировать свою существование. Оруженосец тяжело выдохнула, будто бы была дичью, что после долгой погони загнал умелый охотник.
[indent] Уже открыла было рот, чтобы сказать что-то дежурное, положенное, но после слов Остролапа замерла и чуть ли не с ненавистью сжала зубы. Поняла. Каким же раздражением в сердце отзывались всё это семейство, которое по воле Звёзд было с ней в одном племени. Давно хотелось взреветь, проклиная собственную жизнь, когда в поле зрения попадали отпрыски предводителя. Пусть головой она и понимала, что всё не так просто, но чувства считали, что эти коты отнимали, имели всё, чего ей не дали. Особенно злило имя Бурецапки, что одним своим существованием лишала когда-то полного внимания наставницы. И что? Заря продолжала улыбаться, не требуя, чтобы её хотя бы приравняли в значимости, а окружающим говорила, что погибшая королева была прекрасной воительницей, пусть ученица так и не считала. И даже смерть этой кошки была показателем того, какой эгоисткой она была. А до этого все эти умиления котятами, Смерчезвёзд, забывавший порой о своих обязанностях ради времени с детьми. Зеленоглазая не имела ничего из этого, лишь проглатывала зависть, в очередной раз наблюдавшая за этим из тёмного угла.
[indent] А сейчас перед ней сидел этот самый… котёнок, который имел столько всего, но вдруг потерял, нет, не всё, но большую часть. И при этом оставался намного с большим, чем имела Заря. Будь она злее, будь более жестокой, так поспешила бы испытать мрачное удовлетворение. Не получалось. В смерти не было радости. Но и искренне сочувствовать не могла, испытывая жалость лишь к безликой страдающей душе, а не конкретному облику. Было очень тяжело.
[indent] - П-понимаю, - а голос звучит как-то неловко и, наверное, неправдоподобно. Она бы и хотела ответить искренне, но давно позабыла, о ком можно скучать в подобном плане. Сама себе приказала ещё тогда, когда плакала над бездыханным комком белой шерсти, что забудет о понятии горя в собственной душе. И все эти луны держала слово. А мир для неё быстро разделился на тех, кто достоин счастья, кто нет. Безысходно и смиренно Заря причислила себя ко вторым.
[indent] - В племени почти и нет котов, кто не потерял кого-нибудь, - а утешающих слов и не находилось. Вместо этого она со всей жестокостью пыталась ткнуть Остролапа в тот факт, что он не самый несчастный, всего лишь такой, как все. В чувственных порывах даже выпустила когти, пронзая утоптанный снег, но быстро втянула, вспоминая о месте, где стояла.
[indent] - Никто не говорит, что горевать плохо, - выдавила из себя хоть что-то успокаивающее в надежде на то, что этого хватит, - Но ты не остался один. Отец, братья, сестра, племя, наконец, - выдохнула, собираясь с мыслями и совершенно не понимая, что может сказать, - Да, я тоже кого-то теряла. Но… понимаешь… - замедлилась, вспоминая события прошлого. Разговоры, веселье, патрули, охоту и многое другое. 
[indent] - Тоска может главенствовать, но в какой-то момент её придётся победить. Иначе… невозможно дальше жить. Я не могу назвать тебе всех, вещей, что могут её компенсировать, но всегда есть друзья, которые поддержат. Возможно, я только слышала, кто-то полюбит тебя так, что компенсирует всё потерянное. Понаблюдай как-то во время мурчания за такими, и не поверишь, что в жизни их были страшные потери – она чуть расслабилась, потеряв в миг былую раздражительность, и смогла посмотреть на соплеменника без злости.
[indent] - И… после такого браться за что-то надо не в желании забыться, а во имя какой-то иной цели. Ради племени, веселья, обучения навыкам. Не забивать боль, ведь она всегда будет внутри, а поселить её рядом с не менее сильным чувством, которое будет сверкать так ярко, что ты позабудешь о том мрачном происшествии, - Заря вновь задумалась, вглядываясь уже в звёздное небо. Предки всё равно оставались рядом, только мало это утешало, если честно.
[indent] - Вот я, - может пример собственный чуть более показательный, - Люблю быть везде и всюду в нашем лесу, - рыжая чуть выгнулась, прижала голову к плечу и закрыла глаза, пропадая в картинах прошлых приключений, - Столько нового каждый раз, если это замечать. И свет проходит по-разному сквозь кроны деревьев каждый новый день. В тенистых чащах даже шум реки другой. Ветер же доносит запахи неведомых земель, смешиваясь у нас с ароматами трав родного дома. Почувствуешь это хоть раз и уже не сможешь разлюбить. Так, возможно, тебе следует тоже что-то полюбить так, как я люблю наши территории, - Заря приоткрыла глаза и посмотрела на Остролапа с неким вызовом, игривым и выжидающим.

+3

8

Заря менялась, и наблюдать за этой метамарфозой было странно. Странно вообще все происходящее: он, она, вечер, разговор. Это не укладывалось в голове, кровь в бешеном темпе стучала, тело казалось чужим, раскрасневшиеся глаза ловили каждый взмах хвоста ученицы, каждую её интонацию, каждый вздох. Остролап не помнит, когда в последний раз был так сконцентрирован - задерживал дыхание, чтобы даже оно не мешало разглядеть в надвигающимся вечере черты. Оруженосец словил себя на мысли, что так внимательно и долго разглядывает Зарю впервые за все прошедшие луны.

И чем дольше он слушал её, тем сильнее усмехался, сам не понимая, был ли в этом подтекст. Происходящее ему явно не нравилось - рвущий горло воздух после слез теперь ощущался острием, лезвием, подставленным под подбородок, прямо к пульсирующей шее. И пока Заря говорила, каждой буквой, сдавленным слогом, Остролап чувствовал - ледяная стена возведена уже давно.

Что она пытается донести до него? Зачем все это? Буро-белый прикрывает глаза ненадолго, играя желваками - прекрати. Раздражение накрывает темной плёнкой скорбь, герметично, аккуратно, почти любовно; янтарь глаз вспыхивает строптиво, непокорно. Остролап встаёт с белоснежного пятака, первым пересекает негласное "можно" и "нельзя", выстроенное между ними, и почти вплотную приближается к Заре.

Исподлобья. Тихо и твёрдо.

- Спасибо, Заря, что потратила время, но, - он наклоняется ещё на миллиметр ближе, чувствуя, как брови тяжело опускаются, сходясь на переносице,  - Я не просил от тебя жалости. И не просил советов.

На этих словах Остролап ещё мгновение остаётся слишком близко к ученице, после чего отходит в сторону. Меньше всего сейчас оруженосец нуждался в этом - если не знаешь, как реагировать, так не стоит и вовсе. Это вышло непроизвольно, но в этом не было стыда. Боль прятать нельзя.

- Я прекрасно понимаю, о чем ты говоришь. Я знаю, что на моей стороне семья, - слово ощутимо резануло, - на моей стороне друзья и племя. И я сделаю что, - взгляд прямо, бесприкословно, - угодно. Но иногда... иногда мне это нужно. Не стоит пытаться объяснять настолько очевидные причины. Она умерла, я знаю; а еще я знаю, что у меня, в отличие от неё, есть привелегия - я сейчас здесь. И разговариваю с тобой. Однако это не отменяет того, что порой я скучаю. Пусть даже так, пусть даже настолько, насколько это было.

Остролап стоял поодаль, в полоборота. Хвост выдавал беспокойство. Солнце совсем скрылось, выкрашивая горизонт в пурпурно-сливовые мазки догорающего заката. Оруженосец не сводил взгляда с Зари, считая, что потеряешь сейчас контакт - и больше она тебя не услышит, растворится в позолоте, а потом - в нарастающей мгле. 

- Так что, раз уж мы оба с тобой живы, то пошли, любительница наших территорий, прогуляемся. Кажется, мы не с того начали. Знаешь такую игру, как "что я вижу"?

Уголки губ приподнялись уже не в рычании от спазмов, но от лёгкой улыбки - они все равны, они все различны.

Отредактировано Остролап (16.02.2021 05:34:26)

+3

9

[indent] На каждое слово Остролапа кошка всё больше щурилась, вспоминая раздражение, которое, казалось бы, улетучилось пару мгновений назад. Нет, оно на месте. Цапни лапой – поймаешь. Не нужна жалость, не нужны советы, а на весь этот лепет хотелось закатить глаза и сказать что-то обидное, колкое и неприятное. Мешала только вот эта самая нежеланная жалость. Ей была неприятная эта близость чужой морды настолько, что в отвращении хотелось скрючиться, будто изломаться, искажая природные черты. Но Заря держалась, держалась во имя внутренних правил, что кричали об отсутствии права отступать.
[indent] Когда ученик отступил, рыжая не поспешила расслабиться, принимая нейтральную позицию. Только напряглась сильнее, до состояния отупляющей боли, что не давала забыть обиду. Ещё чуть-чуть и примет боевую стойку, ведь всё естество говорило о сражении, путь о словесном. Но вновь держалась, ведь напасть первым равно проиграть. Она не любила проигрывать.
[indent] А он стоял, говорил так самоуверенно, будто все должны угадывать желания его величества. А в голове пронеслась гадкая мысль, подкреплённая прошлой неприязнью «сын своей матери». И не будь этого разговора, так в жизни бы Заря не перенесла своё недовольство из прошлого в будущее, но беседа случилась. Но теперь перед ней не воительница, что чисто по статусу имела право быть выше, важнее и главнее, а равный по званию котик, что демонстрирует ненавистные черты. И рыжая довольно искривилась, почувствовав, что теперь может сказать простое «нет, я не хочу». Ощущение это вскружило голову, будто бы в мыслях зародился план, через месть залечивающий собственные раны. В действительности это был лишь опьяняющий глоток свободы. Она МОГЛА не любить, она МОГЛА это показать.
[indent] И вот Остролап, как по заказу, даёт возможность, а Заря невинное предложение воспринимает за первый укус. Мысленно морщится, ведь клыки, как казалось, были ядовиты, и готовится контратаковать. Выпрямляется, сбрасывая напряжение, но к схватке готовая пуще прежнего, и, приподнимает голову, чтобы смотреть сверху вниз. Совсем немного приоткрывает рот, чтобы дать жизнь облачку пара, и, чуть прикрыв глаза, наблюдает за тем, как тот растворяется, придавая эту зрелищу ценность намного большую, чем стоящему рядом оруженосцу. А потом поворачивается медленно, будто бы к надоевшей мухе, чтобы обратить взгляд на Остролапа. И в действиях её столько несвойственной надменности, что, кажется, в этот момент Заря израсходует весь жизненный запас. Пусть. Но это произойдёт здесь и сейчас.
[indent] - Что ты, - губы изгибаются в хищной улыбке, и она делает шаг вперёд, ощущая нарастающую уверенность, - Как бы мне, кхм… - изобразила задумчивость, а потом, как опомнившись, продолжила, вновь приблизившись на один лисий хвост, - Не начать давать советы. А я, боюсь, не удержусь. Нет, знаешь ли, ничего тоскливее неумелого соигрока, - и вздохнула так печально, так грустно, будто ноша на ней всяко не легче всей тяжести мира. А потом приблизилась вплотную, как отражение недавних мгновений, касаясь своей шерстью чужой, и замерла, добавив маске безразличия на морде оттенки раздражения.   
[indent] - Нет, Остролап, - а говорить такое было приятно, пусть непривычно, - Выгуливай себя сам. Я же умею наслаждаться жизнью и о д н а, - и двинулась вперёд, кончиком хвоста, как на прощание, касаясь чужого подбородка.
[indent] И можно было бы сказать, что она не может, ведь совсем скоро выдвинется патруль. Обстоятельства, что помешали прогулке, всего-то. Но почему-то так важно было показать, что это её собственное решение, независимое.
[indent] Хах, зачем мне идти с тобой? Ещё распугаешь своим скулежом дичь.
[indent] Не-е-ет, Остролап, тебе же НАДО, а я, знаешь ли, люблю щебетание птичек, но, говорят, плач мешает наслаждаться.
[indent] Прости, но меня от тебя тошнит, честно, просто из-за факта твоего существования.
[indent] Я… не умею так, мне не понять.
[indent] Эй, я давно забыла, как чувствовать что-то подобное...

+2