У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
.
Котаны! Уже оценили нашу зимнюю обновку? Надеемся, все сразу же ощутили запах мандаринов и приближающихся новогодних праздников, потому что на очереди суровые холода, те самые, что приносят с собой узоры на окнах и воющие метели.

Традиционно в последний день месяца завершилось голосование на лучших персонажей месяца, победителей которых пора чествовать! Лучшим котом стал Смерчезвёзд, новоиспечённый предводитель Грозового племени, что неудивительно, потому что какой мужчина! Продолжает череду грозовых умников и умниц Бражница – по совместительству лучшая кошка ноября, а вслед за ней – Заря и Маковинка – лучший оруженосец и лучший котёнок. И тоже из Грозового племени. Всё куплено!

Лучшей парой игроки признали драматичный дуэт Созвездия и Карпозуба, самым запоминающимся оказался Солнцезвёзд, земля ему пухом, и замыкает череду лучших персонажей Рой, последний, но не по важности, а всего лишь по тугоухости, самый каноничный и по совместительству почётный персонаж!

Спасайтесь от холодов, грейтесь друг о друга, ведь впереди целая красочная зима!

С любовью, администрация.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



ракушектор

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

чему не научат даже законы

http://forumuploads.ru/uploads/0019/fd/c2/2/681682.jpg

http://forumuploads.ru/uploads/0019/fd/c2/2/663955.jpg

нейтральные земли & когда-то————————————————————————————————ничего нового - они поебутся

Отредактировано Ракушечница (11.02.2021 21:01:53)

+4

2

[indent] Она совершенно потеряла счёт времени, с каждым днём уходя все дальше в поиске запаха, который изучила буквально по частицам. Она ощущала его так часто рядом со своими территориями, просыпалась с его привкусом на губах — что могла с точностью определить его и найти даже среди омерзительного зловония сумрачных болот. Ракушечница продумала все до малейшего шага. Она контролировала все: от движения собственного хвоста до слабого дуновения ветра, готовясь к тому, что его порыв в любой момент может изменить своё направление, нарушив ее планы.   

[indent] Признаться честно, её забавляло в нем все. Особенно — отсутсвие здравого смысла. Напасть в ночи, эффектно, быстро и скрытно, совсем не в духе Речных котов. У неё определённо было преимущество, а единственное, что не подвергалось принципам воительницы — это уверенное вспарывание бродяжьих глоток. И Звездоцапу под хвост Воинский Закон, если главными жнецами кошачьих душ являются не они.

[indent] Нельзя убить монстра, не став им самой.

[indent] Ракушечница знала, на что шла и, почувствовав этот запах впервые так близко, в предвкушении оступилась, выдав своё присутствие. Однако ничуть не смутилась, сделав уверенный шаг вперёд. Перед взором уже возникли два горящих желтых глаза, цепко следящие за ней.

[indent] — Здравствуй, — бледная улыбка, в уголках которой она с трудом сдерживала своё ликование. Долгие дни преследования не прошли зря. И вот ее награда. Всего один шаг. Один расчётливый бросок. — Неожиданная встреча, правда? Но мой запах тебе должен быть знаком, — она демонстрировано отряхнулась. — Я воительница Речного племени, к которому, так уж сложилось, ты неровно дышишь. И я пришла тебя убить, — никаких увиливаний и хитрых стратегий. Ракушечница не изменяла своей прямолинейности. Даже стоя перед лицом кровожадного убийцы.

+5

3

Гектор вдохнул полной грудью, отбросив в сторону истерзанный птичий трупик, и на его губах расцвела зловещая - на вид со стороны - привычная улыбка. Этому грачу совсем не повезло оказаться жертвой одиночки, но даже в судьбе быть просто съеденным птичьи предки ему отказали. Кот не был голоден до мяса, ему просто хотелось выпустить наружу свою злость, ту жажду, которую он предпочитал называть не кровавой, а древней.
Ему было в последние дни не развлечений. Перебирался с места на место, придумывал, чем бы поживиться дальше, ведь надолго этих терзаний дичи не хватит. Планировал было очередную пакость речному племени... Но оно нашло его прежде, чем Гектор успел сказать "мяу". Чужой запах донесло порывом ветра, и тут же шорох коснулся ушей, заставив напрячься каждую мышцу. Кот обернулся, впустив в податливый снег когти, и впился взглядом в силуэт, темно-серый на фоне окружающего мрака.
— Здравствуй, — эта маленькая речная самоубийца еще и улыбалась. Он оскалился в ответ, не отводя от нее все еще затуманенного кровавыми развлечениями взгляда.
О, какая смелая девочка. Пришла, значит, меня убить... У нее одной это вряд ли получится, но посмотрим, посмотрим. Сейчас я сил поднабрался, так что бойня получится равной.
— Знаешь, ты опоздала, — с нахальным смешком бросил Гектор, цокнув языком и оглядев хрупкую - на его взгляд - фигурку кошечки. Она была симпатичная, даже слишком, но как противник не воспринималась. Да и как жертва пока тоже - он все же придушил в себе ту жажду на несколько дней. — У меня нет настроения сегодня умирать, биться за жизнь и вот это все. Жаль, правда? Такой путь проделала, и все зря.
Он не спешил расслабляться и прятать когти, ведь понимал, что она броситься может в любой миг. Натянута, как струна. А ведь неплохо с такой позабавиться. Увидеть ее страх и боль, и даже смерть... Было бы заманчиво. Полосач улыбнулся жадной улыбкой, скаля клыки ей в морду.
— Хотя если такая сладкая кошечка, как ты, очень меня попросит - возможно, я смогу уступить... — он беззастенчиво обласкал ее взглядом, почти не мигая.
Интересно, этого хватит, чтобы вывести из себя бравую воительницу?

+3

4

[indent] — Этот путь будет того стоить, когда я вскрою тебе глотку, — Ракушечница презрительно сощурилась в ответ не его приторно-сладкий тон. Его усмешки, прямо как ее, лживая ухмылка, маской сокрывающая пустоту  где-то внутри ее отчаявшегося сердца. Вся её ненависть — там. Этим чувством без когтей можно было бы перерезать глотку и загнать его в угол, не имея внушительной силы. Этим чувством можно погубить первое впечатление о себе перед лицом гораздо более могущественного противника.

[indent] А, Ракушечница, наверное, окончательно потеряла инстинкт самосохранения, когда сделала шаг навстречу, рискуя угодить в пасть голодному до крови зверю.

[indent] — Сладкая кошечка? — насмешило осклабилась воительница, с трудом не закатив глаза. Какая фальшивая лесть. — И что это обычно работает? — его взгляд, полный наглой самоуверенности, похоти, скользнул по ней, и Ракушечница приосанилась, ничуть не смущаясь такого пристального внимания, ощущая его гадкое дыхание на себе. Смотри и наслаждайся тем, что тебе недоступно, чего у тебя никогда будет.

[indent] И все же, стоило дать почувствовать ему желаемую власть, хотя бы на время. В конце концов, у Ракушечницы его было сегодня в избытке. 

[indent] Медленно, точно послушная домашняя киска у лап Двуногих, воительница скользнула к коту, покорно замерев перед его мордой. 

[indent] — Так? — правила этой игры ей были понятны, но она знала, каким не был скрытый умысел каждого, ни один не растерзает другого до тех пор, пока оба не насладятся ее процессом. — А тебя учили только воровать чужую добычу и убивать невинных кошечек? — протянула воительница, будто ведомая искренним интересом. — Или ты умеешь что-то ещё? — голубые глаза вызывающе сверкнули в темноте, при этом, как бы между делом, оценивая физическую мощь потенциального противника. Впрочем, Ракушечница и сама была не хрупкой кошкой, живя среди котов, славящихся на весь лес своими габаритами, едва ли ее что-то могло здесь удивить. И смутить. Нет. Напротив, хотелось увидеть его потенциал. Может быть, он сможет ее чем-то удивить, прежде чем она сделает то, о чем мечтала, кажется, с тех пор, когда ее племя начал терроризировать какой-то вшивый бродяга, возомнивший себя самим Звездоцапом. Сходство, к слову, было. Удивительное везение.

  [indent] Финал у него будет такой же несчастливый.

+2

5

Она если и боялась его, то всеми силами старалась этого не показывать. Презрительно скалилась, угрожала вскрыть глотку... Гектор почувствовал, как по телу прокатывается сильная, сладкая дрожь. Не страх. Вожделение и жажда. Он не реагировал на угрозы так, когда на него накинулся речной молодняк, но эта кошечка, отказавшаяся быть "сладкой"... Она того стоила.
— Иногда работает, — ухмыльнувшись, он пожал плечами. — Но ты, я смотрю, не такая простая.
Она шагнула вперед, замерев от него на расстоянии уса, так что он чувствовал тепло ее дыхания, ерошившего шерсть на подбородке - все же кот был в разы крупнее. Он чуть склонил голову, оскалившись в ее маленькую мордочку. Сме-е-елая. И глупая.
— Так, — горячо выдохнул он, едва не касаясь ее кончиком носа. — О, меня никто не учил, кроме самой жизни. И ты, выросшая в племени... Ты не представляешь, чему я научился сам.
Рывком, едва успев закончить эту фразу, он повалил ее на спину, накинувшись всем телом тяжело, грузно. Ее маленькое сердечко билось так быстро, но не заглушало биение его сердца, гулкое и мощное. Он не нападал сейчас, даже когтей пока не выпустил, просто прижал ее, воспользовавшись ситуацией, и теперь уткнулся носом в ее ухо и куснул за чувствительную кожу, там, где шерстка была совсем короткой, едва ли не прозрачной.
Выступила всего одна капелька крови, но он упился ей, словно целым водопадом. Кто знает, сколько еще таких капель утолит его жажду, которая только начала разгораться и рваться наружу, заглушая свой же голос биением в ушах.
— Вот так могу, нра-авится? — обжигающий, горячечный шепот, и еще одна волна прокатывается по телу, заставляя его содрогнуться и прижаться к ее телу плотнее, буквально вжимая его в землю. — Твой ход, речная.

+2

6

[indent] Испытывала ли Ракушечница страх сейчас, стоя перед носом своего врага? Думала ли она о том, какую совершала ошибку, оказавшись, возможно, в шаге от смерти? Нет. Ей было плевать. На свою жизнь. На его. В этот момент Ракушечница не придумывала себе оправданий, пытаясь сделать свои поступки менее безрассудными. Ею двигала лишь слепая жажда мести.

[indent] Она колебалась всего секунду. Быстрое поджарое тело дернулось, но противник оказался быстрее, рывком сократил расстояние, навалился, придавив всей своей косматой тушей. 

[indent] — Старые-добрые приемы, — сдавленно усмехнулась кошка, чувствуя нарастающую дрожь в своём и его теле. Не отвращение. Не боль. Безумие, смешанное с желанием принятия над собой власти. Пускай даже временного. Она не собиралась ему уступать. — и это все? — дёрнувшись от короткого жалящего укуса в ухо, словно ошпарившись, разочарованно выдохнула воительница в морду противнику. Синие глаза провокационно вспыхнули.— Даже оруженосец, вчерашний котенок, жалит зубками больнее тебя, — глухо смеялась она, ощущая себя до противного тяжелой и беспомощной. Тело казалось непривычным, мышцы натужно скрипели под давлением груды чужих. Не оттолкнуться, не ускользнуть, только впиться когтями до самых оснований, пытаясь пронзить ими шкуру бродяги.

[indent] — Твой ход, речная.

[indent] — И он станет для тебя последним, — задние лапы напружинились, и кошка внезапно ударила кота в живот, намереваясь выбить из него весь воздух, одновременно обвившись вокруг его шеи. Короткий удушающий приём, но этого хватило, чтобы столкнуть его с себя.   

Что ты можешь знать о жизни в племени, жалкий бродяга? — Ракушечница зашипела сквозь зубы и врезала по челюсти лбом, не давая прийти в себя, наваливаясь сверху. — Мы воюем за власть и превосходство, за принципы и идеи. Известно ли тебе что-то про такую войну? — шептала она, вгрызаясь в бурое ухо до хруста сухожилий, — знаешь ли ты вообще хоть что-то про настоящую борьбу за выживание? — когти уперлись в горло, надавливая. Ракушечница, как зачарованная следила за первой набухающей каплей темной крови, пока еще только делая надрыв, упиваясь добровольно перенятым властвующим положением, которое нравилась ей в разы больше. Казалось, он наслаждался им не меньше.. Нет, — вторил внутренний голос, — нет так быстро.

[indent] — Впрочем, — она криво, натянуто улыбнулась, на мгновение прижавшись вплотную, а затем резко отстранилась, развернувшись к коту спиной, всем своим видом демонстрируя, что не боится его. — Может быть, ты придумаешь ещё, чем меня удивить, и я, так и быть, убью тебя быстро, — кончик хвоста скользнул по его подбородку.

+1

7

Даже если она боялась, - должна была! - чудом не показывала. Насмехалась над ним, обзывая его приемы старыми, даже от прокушенного уха не вскрикнула, лишь усмехнувшись ему в морду. От нарастающего возбуждения по хребту прошла дрожь, подавить которую Гектор не попытался даже.
Удар в живот был сильным, но ожидаемым. Он не успел от него уйти, да и не хотел. Раз уж начал эту забаву, пора принять, что никаких правил тут не существует. Дал ей ход - получи в ответ. Вот только полосач не был так, как эта серебристая кошечка, уверен в том, что ее ход для него станет последним.
Кашлянув от внезапной нехватки воздуха, он дернулся от ее злого шепота, скалясь в ухмылке. Злой шепот на ухо укорял его, осуждал, но одиночке было плевать на слова речной, смысл которых ускользал, прятался где-то за кроваво-красной пеленой жажды. Ухо, в которое впились острые зубы, с хрустом запульсировало болью и он рвано дернулся, чуя когти на горле. Не последний ход. Не последний.
— Я знаю о выживании побольше тебя, — хрипло рыкнул он, вереницей перед мысленным взором пронося всех тех, чью жизнь и выживание он оборвал. Хватало и тех, кто чуть не оборвал его жизнь - и этой кошке не стать последней в этой череде.
Запахло кровью острее, он понял, что на горле царапина ширится и глубится, начиная жизнь из него по капле, крохотной капле выпускать. Ему бы испугаться, но Гектор уже почувствовал в этой мстительной хищнице что-то от себя, такое же злое и дикое, управляемое словно бы сверху.
Она отстранилась, нахально дразня, и он понял, что не ошибся. Приглашение было принято, кончик пушистого хвоста скользнул по чувствительному шраму на подбородке, и Гектор не заставил ее ждать, обманчиво рванувшись сначала в сторону, а после - наискось заскочив со спины, прижав к снегу в более уязвимой позиции - где не сможет лапами в живот наподдать. Прижал, уже не сдерживая усилий, вцепился в холку и вжался всем телом, давая понять, что она - всего лишь жалкая кошка, осмелившаяся его раздразнить и разгорячить.
Я так однажды уже развлекался с одной вашей речной киской, но не довел дело до конца. Придется тебе принять на себя ее роль, — злой и предвкушающий голос прямо в ухо, и от дрожи едва не сводило лапы, так хотелось ее всю - вобрать, порвать и убить, в конце концов - только убить.
Но сначала - расправиться с этим напряжением, с этой дрожью, перегнать их все из одного тела в другое, такое обманчиво податливое на вид, но на деле крепкое и опасное. Ему бы уйти, защищая оставшиеся луны своей жизни, но здравого смысла не осталось.

+1