У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Дорогие игроки!
Вынуждены сообщить вам одно нововведение — теперь в одном помёте может быть не больше 4 котят во избежание слишком большой наполненности детских и переполнения племён персонажами в целом. Практика показывает, что в больших помётах свыше трёх-четырёх котят велика вероятность того, что большая часть малышей перестанет играть и закрестует своих персонажей раньше, чем пройдёт посвящение в оруженосцев, а это… ну, не очень, согласитесь? Поэтому планирующим и будущим родителям советуем лучше рожать чаще, но по чуть-чуть, а игрокам с планами на котят взвешенно принимать решение о создании персонажа и перед подачей анкеты оценивать все возможные риски!

Также, как вы уже могли заметить в табличке в шапке форума, амс вынуждены временно закрыть регистрацию в некоторых племенах. И если племени Теней повезло отделаться закрытием лишь оруженосцев, а Речному племени всё ещё не разрешают заводить новых котят, то в Грозовом племени пока не принимают никого. Но не переживайте, это не должно затянуться надолго, ведь как только мы примерно сравняем количество персонажей во всех племенах, то всё снова откроется для ваших персонажей.

cw. последнее пристанище

Объявление

закрыта регистрация: река - котята, тени - оруженосцы, гроза и ветер - воители
Упрощенный прием: все племена и должности, не попадающие под запрет

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



get up

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s3.uploads.ru/X4Ld1.gif в лесу // листопад ___________________________________________________
so lean on me and find your feet
we will not accept defeat

get up
when your body's screaming out

+1

2

[indent] Косой взгляд на свою лапу, быстрый вдох и сведённые в недовольстве брови: сегодня. Она ждала этого дня слишком долго, слишком усердно готовилась и прикладывала максимум усилий, чтобы вернуться в строй, а теперь, когда, наконец, она может ходить без ощущения, будто заднюю лапу пронзило когтями росомахи, пора идти вперёд. Опалённая дёргает ухом и бьёт себя хвостом по боку: она готова. Поднятая голова, вскинутый подбородок и несколько секунд, чтобы собраться // чёрно-рыжая тень выскальзывает за пределы лагеря, скрываясь в цветастой листве.
[indent] Он не встречает её на входе, не ждёт в лагере - говорит, что будет уже там и даёт время разобраться с делами и собой, и Опалённая кивает. А ведь многие не верили, что у неё получится, а теперь она здесь, на четырёх лапах, полная сил и уверенности, готовая бежать за солнцем и ловить ветер; готовая стать сильнее.
[indent] Она помнит каждую секунду страданий, который ей довелось испытать. Помнит пронзительную боль, до селе ни с чем не сравнимую [даже когти врагов не столь болезненны], помнит собственные сомнения и помнит, как не собиралась сдаваться. Незабудка называла её пустоголовой, говорила немного отдохнуть и избегать сильных нагрузок, но ведь Опалённая упрямая, Опалённая целеустремлённая, ей если в голову что вбить - ни за каких мышек не вытравить, и в этом её главное преимущество.
[indent] Лес встречает её приветливо: пожелтевшие листья отливают золотом под остывающим солнцем. Бросают блики на пятнистую шерсть, которую треплет лёгкий ветер, и стелются в тропинку, по которой вышагивает грозовая воительница. Всё-таки воительница, а не старейшина, коей её заранее нарекли те, кто не верил. Но только не Тайфун.
[indent] Она встречает его на условленном месте - небольшой поляне меж высоких крон, и от одного только вида чувствует волнение, будто неопытный оруженосец. Он был куда больше, куда мудрее, куда искусней, одним только видом заставлял соперников беспокоиться об исходе боя; Опалённая на его фоне была ещё совсем слабой, небольшой и незнающей, но готовой трудиться и обучаться. Она подходит к нему явно воодушевлённая и с улыбкой на губах - смотрит снизу вверх горящими глазами и даже не здоровается: прыгает с места в карьер.
[indent] - С чего начнём?

+3

3

Расслабив плечи, Тайфун надломился в осанке, оказавшись наедине с лесом, бодрой монотонностью ступая по смазанным следам своих широких лап. Рассветный патруль остался позади, и теперь он мог позволить себе заняться личными делами, однако, наткнувшись в лагере на пеструю фигурку, в голове всплыли размытые отголоски бывшего разговора. Он прекрасно помнил о некогда данном обещании — то ли небрежно брошенным им же, то ли тонко выуженным самой кошкой — а потому, вновь встретившись с зеленой глаз, в одном кивке и краткой фразой обозначил свои планы на ближайший остаток дня, который он собирался провести в компании молодой кошки. Место было условным.

Он не догадывался, замечал ли кто-нибудь их учащённые совместные отлучки, после чего оба возвращались в лагерь уставшие и измождённые, как и не думал вовсе, чем это могло казаться со стороны.  Единственное, что его волновало: тренировки Опалённой, потенциал которой с каждым разом раскрывался все с новых, неизвестных ему ранее, сторон, вселяя долю уважения и симпатии к юной воительнице. Желание совершенствоваться горело в ее глазах, подобно заветной мечте — он не сомневался, таким оно и было.

Углубившись в чащу смешанного леса, Тайфун поднял голову, обращая взгляд к кронам деревьев и подставляя морду под тусклые лучи солнца. Примяв хвостом жесткую, иссушенную траву, он занял небольшой участок земли близ лесной опушки, мгновением стирая с себя свидетельства недавнего прибывания в патруле — сегодня он пришёл первый.

Улыбка замыкает лёгкость вуали на пёстрой мордашке соплеменницы, давшей о себе знать едва слышной поступью мягких шагов. Он напрягается всем телом, касаясь взглядом подрагивающих в благоприятном настрое ушек: кажется, у кого-то много нерастраченной энергии — тем лучше.

Начнём с твоих страхов, — просто бросает он, резко вырывая когти из подкисшей почвы, усеянной ковром первой опавшей листвы, и встаёт. — я крупнее и сильнее тебя, а, значит, могу сойти за любого известного зверя. Не важно, будь то барсук, росомаха или лиса, — последняя, конечно, куда проворней самого Тайфуна, — в чем, по-твоему, разница между врагом в лице дикого зверя или рядового воина? — он понижает тон, глядя прямо в глаза напротив, уверенный в том, что заложенный навык — это одно, другое — понимать разницу между обычной самозащитой и борьбой на выживание.

Действуй, Опалённая, — чуть резче бросил, дёрнув хвостом, и расставил лапы шире, укрепляя позицию. — только не забывай: никогда не поворачиваться к хищнику спиной.

+1

4

[indent] Сердце в груди начинает биться быстрее, сильнее, громче: сейчас начнётся. Коты встречаются глазами и Опалённая сразу понимает, что так просто справиться с ним не удастся [как и всегда]. Тайфун не из тех, кто способен играть в поддавки - в каждый удар, каждый прыжок он будет вкладывать лишь больше силы, пока соперник не окажется поверженным [в этом она уже убедилась]; и тем лучше для пёстрой юницы. Готовая когтями землю драть, она настроилась решительно, заранее вбив себе в голову уже заученную мантру, что являлась буквально кредо всей её жизни: не сдаваться. Действовать, не жалея сил, не жалея себя, и пробовать снова и снова, пока не получится. Она тренируется на переделе своих сил, возвращается в лагерь уставшая и помятая, но довольная собой. Каждая их встреча оставляет в душе тёплый отпечаток, но куда важнее - закаляет.
[indent] Он говорит очевидные вещи и Опалённая втягивает воздух, неотрывно наблюдая за поднимающейся с земли фигурой. Разница в силе между ними была слишком очевидна, но именно поэтому она обратилась за помощью к бурому соплеменнику. Чтобы перешагнуть через себя, преодолеть собственный предел возможностей, нужен кто-то, кто стоит выше; он-то и станет следующей ступенью.
[indent] - Они хотят убить, - просто отрезает на вопрос слишком очевидную вещь. Воинский закон запрещает лишать других котов жизни, если только они не угрожают твоей собственной, в то время как у диких зверей лишь одна цель - прикончить врага. Она видела это в глазах той лисицы: не желание защищаться, не попытки дать отпор, но убить. Банальная жажда крови и наживы, и это было страшно.
[indent] Тайфун увеличивает между ними расстояние и становится в стойку. Говорит действовать, и Опалённая не медлит. Пружинит лапы, наклоняет голову, вытягивая шею вперёд, и начинает медленно обходить его. Нападать в лоб - глупо; подобная атака обречена на провал. Подойти со спины едва ли удастся - слишком уж внимательно соплеменник следил за каждым движением соперницы, и наверняка будет к этому готов. Остаётся попробовать сбить его с толку.
[indent] Ровное дыхание, твёрдые шаги и плавные движения: ей прекрасно известно, на что она способна [способны они оба], и собственные силы переоценивать не свойственно. В ней ловкости и скорости больше, чем грубой силы, а потому опираться следует именно на них. Опалённая сверлит светлыми глазами фигуру Тайфуна, вычисляя наиболее удобную часть для броска, прижимает уши и щурится. Сюда. Задние лапы напрягаются и юница отталкивается от земли - бежит прямо навстречу, но в какой-то момент петляет в сторону: вот он, шанс кинуться ему на бок.

+1

5

Тайфун буравил ее взглядом — долгим, немигающим, — глядя прямо в бездны узких змеиных зрачков, будто пытаясь понять. Прочитать эмоции, что скрывались вечно за неприступной маской — самообладанию Опаленной мог позавидовать любой нерадивый подросток. Впору было начать восхищаться, с какой лёгкостью она граничит между холодной выдержкой и неустанной энергичностью кошки, готовой броситься в пустоту вслед за страждущим. И как иронично казалось то, что, готовая помочь всем и каждому, она не могла спастись от себя самой. Должно быть, по этой причине Тайфун появился в ее жизни? Однако вжиться в роль стороннего наблюдателя, не пренебрегая условными границами, становилось сложно.

Она стояла перед ним в здоровой телесности, невольно, своим видом наводя образы событий того злосчастного дня, разве что с единственным отличием — тогда в ее глазах горел неподдельный страх.  В конце концов, он ни раз прокручивал случившееся в голове, пытаясь понять, как эта чертова ситуация вообще могла произойти, думая, что упустил появление стороннего фактора, по итогу, упуская лишь одно: причина была в ней.

Склонившись в плечах, он ещё раз бегло прошёлся по её фигурке, отдельно задержав взгляд на неровно вздымающейся грудной клетке, и, будто увлёкшись этой неуловимой хрупкостью, в голове его строились путанные схемы и немыслимые предположения о том, за сколько секунд он успел бы перехватить инициативу и сжать хрупкое тельце в грубых тисках до хруста в рёбрах. Отчего-то эти мысли заставляли сердце, охваченное огнём предвкушения, полыхать сильнее.

Мгновение затянулось; едва ветер вскинул ворох опалых листьев, когда она бросилась в атаку, метнувшись в бок, ему даже показалось, что она метит в спину, на что он незаметно усмехнулся в усы, внезапно осознавая: доверяя, подставляешь под удар даже ее.

Тайфун не ждёт. Мощным рывком смещаясь в сторону, приседает, касаясь лохматым брюхом земли. Готовый поклясться, что видит в ее глазах хищный отблеск, он тут же отклоняется в бок, клацнув зубами в мышином хвосте от затылка кошки, и бросает на выдохе:

Убить, Опалённая. Я хочу убить тебя — держи эту мысль у себя в голове сейчас, чтобы не стать закуской.

Шерсть на загривке топорщится, янтарь догорает, и он берет заминку, резко застывая в полудвижении, опираясь лапой о кочку, другую держа на весу — будто наготове последнего, фатального удара. Мышцы под шкурой заходятся  волнами, угрожающе наливаясь — Тайфун понимает, что, если хотел бы, давно бы придавил ее к земле, заставляя трепыхаться безвольной пташкой в лапах жестокого хищника, но разве Закон не обратному их учит? 

Только жалеть каждую встречную-поперечную животинку не входит в планы кота-воителя, когда перед глазами встаёт поистине дикий зверь, ведомый первобытными инстинктами. 

Я неуклюж, неповоротлив, твердолоб и непробиваемо туп, — уже рычит он, глядя на кошку, — наноси ряд упорядоченных атак без остановок. Постоянно двигайся, сливайся с тенями; будь здесь и там одновременно, — продолжает, медленно сокращая дистанцию, — сбивай с толку; используй пространство в полной мере, пока тебе его не ограничат, — и Тайфун выбрасывает лапу вперёд, делая подсечку.

Отредактировано Тайфун (17.10.2018 02:17:38)

+2

6

[indent] Действуй, Опалённая. Давай же, Опалённая. Вперёд, Опалённая.
[indent] Вторит самой себе, кидаясь на замершего в стойке Тайфуна, и не сводит с него светлых глаз. Отпрыгивает в сторону, продолжает наступать, но встречает сопротивление - враг по-прежнему остаётся цел и невредим. Проклятье! Он не даёт ей и секунды [даже мгновения], чтобы перегруппироваться; тут же делает выпад вперёд, пытаясь схватить за загривок, но пёстрой воительнице удаётся уклониться. Приседает, наклоняет голову и отталкивается лапами от земли, оказываясь уже в стороне: чужая челюсть смыкается в нескольких сантиметрах, а звук клацнувших зубов застревает в ушах. Опалённая хмурится сильнее, суживает глаза и смотрит на соперника бдительно, жадно, почти плотоядно.
[indent] Сложно поверить, что совсем недавно она и шага без боли сделать не могла: кривилась, скалила зубы и шипела на себя же, а теперь ловко уворачивалась от всяких ударов и была более, чем подвижна. Но то было лишь пол пути, и сейчас ей предстояло пройти ещё столько же.
[indent] Собственное сердце бьётся в бешеном темпе, но дыхание всё ещё остаётся максимально ровным [насколько это возможно]. О нет, Тайфун, закуской она не станет. Ни сейчас, ни в будущем, ни когда-либо ещё. Оказаться на месте жертвы единожды ей хватило на всю жизнь вперёд, и теперь Опалённая не могла позволить себе проиграть. И дело тут даже не во мнимой гордости - проигрывать было не зазорно, если противник окажется сильнее_быстрее тебя; дело тут было в преодолении собственных пределов. Подняв планку слишком высоко, Опалённая стремилась перепрыгнуть её, не переломавши себе же шеи. Но Тайфун отличался ото всех её прошлых соперников: даже тренировочный бой вызывал в ней слишком много эмоций, слишком много мыслей, оградиться от которых получалось не до конца.
[indent] [ что же ты делаешь, Тайфун? ]
[indent] Его слова вызывают ухмылку: будь сейчас другая обстановка, Опалённая отозвалась бы саркастичным комментарием - «надо же, какого ты о себе мнения, оказывается». Но один его внешний вид не даёт забыть о том, что всё серьёзно: не отвлекайся, мышеголовая. Глаза сверлят крупную фигуру, ни на секунду не упуская из вида, уши прижимаются к затылку, и загривок встаёт дыбом. Она не может проиграть, не в этот раз. Голос Тайфуна смешивается с глухим низким рычанием и пробирает до костей, пока он сам уверенными шагами приближается к противнице, снова сокращая между ними расстояние. Опалённая быстро окидывает взглядом окружающую обстановку, пытается угадать дальнейшее действие соплеменника и заранее прокручивает в голову возможное развитие событий - но долго гадать не приходится.
[indent] На раз мощная лапа выпрямляется вперёд, пытаясь сбить Опалённую. На два юница взмывает в воздух, оставляя за собой лишь ворох поднявшихся с земли листьев. На три оказывается на бурой спине, цепляясь за длинную шерсть и невольно выпустив когти: недостаточно сильно, чтобы нанести существенные раны, но достаточно, чтобы подарить неприятные ощущения. Под ней теперь был вовсе не Тайфун, но враг. Тот, кто хотел убить, и она должна была сделать это первой.

+3