У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Любимые игроки!

Еще один год прошел. Нет, представьте только: Последнему Пристанищу, ставшему домом для всех нас, уже целых два года!
Два ярких года, полных историй, сюжетов, личных и глобальных линий, новых персонажей и захватывающих отыгрышей.
Мы любим вас, ребят!
И мы искренне хотели порадовать вас. Просим любить и жаловать: новый дизайн всея ПП. На сей раз мы решили более четко отслеживать племенную тематику, и в этом сезоне именно племя Теней удостоилось чести сиять на ваших экранах.
Кто станет следующим племенем? Зависит от вашего актива! Дерзайте, ребят!
И спасибо вам. От души, от амс, от каждого лично и всех нас в целом. Это непередаваемо круто: знать, что по ту сторону экрана тебя ждут. В обличии кота-воителя или человека в реальной жизни - не важно.

Любим вас.

Спасибо, что вы есть! С днем рождения, Последнее Пристанище!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » обгоревший платан


обгоревший платан

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://sh.uploads.ru/SLGad.png

обгоревший платан
——————————————————————
Рост крупного, многовекового раскидистого дерева в свое время была прерван одним мощным ударом молнии в его вершину. Но, несмотря на то, что платан больше не радует цветами своих листьев в любое время года, поверхность коры почернела, ветки ссохлись, а от самой кроны мало что осталось, это место отчего-то не перестает быть актуальным. Может быть, в самом полом затхлом гнезде больше не резвятся белки, вокруг дерева по-прежнему есть жизнь. В корнях могут обитать мыши, землеройки и прочие грызуны, а в ночное время на последних темных сухих ветвях могут оседать совы, чего следует опасаться юному поколению племени.

˟ здесь можно собрать ˟

мать-и-мачеха
подмаренник
пижма
пустырник

апр[]июл
июн[]авг
июн[]сен
июл[]сен

бурачник
кошачья мята
календула
мяун-трава

июн[]июл
июн[]сен
июн[]окт
авг[]дек

— зима
— весна
— лето
— осень

0

2

северные луга >>> сон в лагере >>>

Багрянка ощущала себя в этот день готовой на всё. Даже на одиночную охоту в ужасную погоду. С самого утра Сабельника украли из тёплого гнезда у неё под боком, а потому проснулась кошка в одиночестве. Она увидела, как возлюбленный уходил с Сумеречником в палатку к Комете, и отчего-то на душе стало тепло. Он уважаемый воитель племени, чьё мнение имеет вес в решении важных вопросов. Таким бы она хотела видеть отца своих детей? Багрянка улыбалась своим мыслям, пока брела через глубокие сугробы. Пожалуй.
Ей хотелось верить, что теперь всё станет лучше, больше не было страшно, неприятные мысли более не досаждали целыми сутками, и душа воительницы была спокойна. Неужели так теперь будет всегда?
Постепенно, удалившись от лагеря на достаточное расстояние, Багрянка заставила себя всё-таки сосредоточиться на охоте. Для себя она решила, что раз уж очередь патрулирования благополучно минует её, то стоит уделить внимание одиночной охоте. Сейчас, когда усиленные отряды отправляются к границам намного чаще, охотников становится меньше. Это никогда хорошо не сказывалось на племени, а чувство преданности и любви к своему клану было слишком сильно в бурой кошке, чтобы та наслаждалась отсутствием ежедневной рутины. Нет уж, отлынивать - удел ленивых оруженосцев. Как хорошо, что в племени Теней таких нет. Кошка усмехнулась собственным мыслям.
Первой жертвой стала мышь, явно зря высунувшаяся из своей норы в такую пору. Багрянка заметила движение в корнях кустарника и замерла. Непогода, конечно, мешала охоте, но, с другой стороны, не помешает ли она добыче почуять опасность? Всё логично. Воительница соблюла все предосторожности, подойдя с подветренной стороны медленно и тихо. Снег запорошил её тёмную спину, хоть немного да маскируя на белоснежном полотне. Прыжок - мышь мертва. Уже не напрасно вышла на охоту.
Хорошенько запомнив куст, под которым забросала снегом добычу, Багрянка двинулась к платану, видневшемуся неподалёку. В тёплое время года там было много дичи, Багрянка часто практиковалась на обгоревшем стволе в лазании по деревьям. Пришло время проверить свою удачу и в этом сезоне.
Некоторое время охотница медленно кружила возле толстого чернеющего ствола, снег слепил глаза, мешая обзору, обоняние тоже было не слишком-то эффективно в такую погоду. Но в какой-то момент серошубая белка, явно заплутавшая, всё-таки выдала своё местоположение, перепрыгнув с одной ветки на другую. Так-так, сегодня старейшины будут накормлены.
Багрянка старалась бесшумно взбираться по стволу с противоположной стороны, чтобы зверёк не заметил её раньше времени. Что ж, здесь ей будет проще замаскироваться. Воительница перебралась на ветку, приготовилась к прыжку и... не повезло.
Белка покачнулась, громко взвизгнула, предупреждая об опасности всю округу, собралась в пружинку и удрала вниз по стволу. По инерции Багрянка всё-таки прыгнула, начав тормозить слишком поздно. Оттого прыжок получился смазанным, резким, слишком неточным. Когти скользнули по сухой коре, и кошка ударилась грудью о ветку. Из груди вырвался испуганный вздох. Лапы захватили пустоту - и Багрянка оказалась в сугробе рядом с обгоревшим платаном. Какой ужас.

0

3

Костолом уверенно ступал по земле, утопая могучими лапами в подтаявшей жиже и перемалывая в голове все события. Ему казалось, что он мчится громадными прыжками, будто воин тигриного племени, осознавая, что собственными усилиями загонял себя в эту смертельную ловушку, ничем не отличаясь от соплеменников, однако что-то внутри заставило его пойти напролом. Он слишком давно понял, насколько мягкотелы, на самом деле, воители, в своей утопичной позиции миротворцев, прикрывающиеся святостью Воинского закона и Звёздным племенем, поэтому сразу искоренил в своей голове весь ненужный мусор благочестивых принципов, кроме, пожелай, одного: цель всегда оправдывает средства.

Порой он даже забывал проверить, поспевает ли за ним хрупкая кошка вообще, упрямо двигаясь вперёд, но отчётливо слышал скрип снега под ее невесомыми шагами. Покорность — единственное, более менее ценное качество, которое Костолом смог обнаружить в своей ученице, и в какой-то мере ему даже нравилось такое положение вещей, где с беспрекословным подчинением хотя бы не будет проблем.

Скажи мне Мятнолапка, что делает кота настоящим воином? — он несколько плотоядно усмехнулся и размашисто повернулся на месте, внезапно оказываясь в хвосте от Мятнолапки. Холодно и раздосадовано, прожигая миловидную мордашку хищным взглядом, словно оценивая первую пойманную мышь, воитель пытался забраться в самые потаенные уголки тонкой душевной натуры своей ученицы, пытаясь понять, когда та, наконец, начнёт прикладывать хоть какие-то усилия, чтобы выживать в этом гадючнике.

+2

4

[indent] Ей не нравилось то направление, куда они шли: вернее шел Костолом, а она едва за ним поспевала, иногда сбиваясь с умеренной рыси в прыжки, лишь бы не отстать от наставника. Маленькой ученице всегда нравилась природа, окружающая воинский уклад родного племени. Кто бы что ни говорил, но даже в топких болотах, разумно опасаясь их, она все равно находила некую красоту, о которой, конечно, молчала, шестым чувством догадываясь о том, что вряд ли ее кто-то поймет правильно. Ну, разве что Муравьятник, но вот его как раз давно не было рядом. У рыжего друга, как он стал полноценным воином обнаружилась целая куча важных дел, и если раньше, пестрая кошечка преданно ждала сидя в лагере, когда он уделит ей время, то теперь, посвятившись в ученики, ей пришлось выполнять собственные обязанности. И потому, увы, часто оставаться наедине у них почти не получалось.
[indent]Неловко оскользнувшись на торчащей из талого снега кочке и чуть не полетев мордочкой в грязь, Мятнолапка с трудом удержала равновесие, впившись в мягкую почву острыми коготкаии. Испугавшись, что оконфузится на глазах черного кота, пестрянка невольно распушилась, отругав себя за невнимательность, а затем, переведя дух, быстрее припустила догонять Костолома, пока тот не заметил ее оплошности.
[indent]Мысли о Муравьятнике ушли в тайный закуток ее сердечка. Сосредоточившись на запахах и звуках вокруг, маленькая ученица удивленно взглянула на остановившегося наставника, не решаясь задать вопрос: "Зачем мы здесь?"
[indent]Открывшееся янтарному взору уроддивое дерево, расколотое невиданной силой (не иначе Звездные предки постарались, выражая свой гнев!), вынудило кошечку, прижав к голове ушки, отступить на шаг назад. Однако поймав пронзительный холодный взгляд воина, остановилась, попытавшись расправить хрупкие плечи. Подняв голову, она некоторое время смотрела ему в глаза, но смелости хватило ненадолго. Понурившись, Мятнолапка подошла к наставнику ближе, услышав внезапный вопрос. Ушки сразу же сделали стойку, а золотистый взгляд вновь обратился вверх на морду черного кота.
[indent]Пару мгновений она честно думала, как ответить, но спустя их мимолетный бег, неожиданно для себя твердо выдала:
[indent]- Настоящим воином кота делает его преданность племени! - и будто испугавшись собственной дерзости, продолжила тише: - Мы охотимся и заботимся друг о друге. Племя защищает нас, а мы защишаем племя.  Без него мы были бы простыми бродягами... - утратив прилив храбрости, ученица затихла, не закончив предложение, хотя окончание так и рвалось с ее языка.
[indent]"Как мой отец."
[indent]От мыслей о неизвестном, но отчего-то пугающем родителе, Мятнолапка поежилась, поведя лопатками.
[indent]- А еще есть Воинский Закон, - возвращаясь к теме, продолжила она. Так ее учили говорить. Об этом говорили практически все котята в Детсткой. И хотя, пестрая не совсем понимала пока значимость этого самого закона, раз о нем с такой гордостью говорили взрослые, значит он имел в жизни племени большое значение. Такое игнорировать было нельзя.

Отредактировано Мятнолапка (15.03.2019 14:19:06)

+5

5

Код:
<!--HTML-->
<center><div class="soulsf">

<div class="soulstitlef">След</div>
<div style="width: 490px;text-align: justify;font: 11px tahoma;text-transform: none;line-height: 16px;overflow: auto;">
Патруль движется дальше по лесу, выходя на пустырь, к старому обгоревшему платану, но и здесь заметно неладное. Судя по обглоданным костям, множеству отпечатков лап и старому запаху, псы останавливались здесь на какое-то время, но вскоре вернулись обратно на помойку - об этом говорят их отчётливые следы в болотистой почве. Кажется, псов здесь уже не найти. 
</div>
</div></center>

0

6

Ежевичные заросли

[indent] На замечание Невесомой кошка лишь со смесью усталости и раздражения махнула хвостом, словно прося не подавать вредные идеи: не приведи Предки кому-нибудь аукнется. Второй труп будет до горького смеха прекрасным завершением этого утра. Однако же, не отметив по дороге каких-либо ярко выраженных следов и разрушений, Крушина уже готова была с облегчением выдохнуть, как на подступах к платану в очередной раз убедилась, что кричать заветное «гоп» рановато: размягчённая от сырости земля впитала множество чужих - пёсьих - следов, и по первости, едва характерная вонь ударила в нос, сумрачная резко остановила отряд, двинувшись вперёд едва ли не на цыпочках: им повезло, что твари у Гнили были слишком заняты пожиранием тухлятины и, очевидно, ей же перебили себе всё обоняние, раз не заметили патруль, однако более рисковать права не было - если на их землях осталось собак на целую вторую свору, придётся экстренно возвращаться и собирать более весомые выкуривательные отряды.
[indent] Лишь детально убедившись, что слившаяся воедино вонь каждой из слюнявых тварей выветрилась достаточно, чтобы можно было не опасаться столкновения с её владельцем, сумрачная начала действовать открыто и активнее. Под лапой хрустнула обглоданная косточка, и кошка поморщилась. - Сколько же они жрут, - судя по количеству объедков, которые эти безмозглые создания даже не удосужились закопать после себя, всю найденную тухлятину можно было просто сгрести к кустам подле мусорных куч, и к ночи от неё тоже остались бы только вылизанные косточки да парочка хрящей. Сама мысль об этом вызывала отторжение и омерзение, но время для того, чтобы поддаваться чувством, было совершенно неподходящее, и великанша пригладила шерсть, заставляя себя отвлечься от вторичных ощущений и сосредоточиться.
[indent] Ещё у лагеря Крушина поразилась, как это вся свора смогла пересечь Гремящую тропу  да не размазать часть своих представителей на оной ровным слоем, теперь же нашла логичное для себя объяснение: этого не произошло, напротив, псы, струхнув,
видимо разделились, просто изначально их было слишком много, настолько, что создавалось впечатление, что Макошь не просто приманила первую попавшуюся стаю, а собрала все возможные и невозможные группировки в окрестностях. Те из своры, кто не смог справиться с Чудовищами, вероятно, могли вспомнить об отдающей душком да мухами приманке, вернуться и начать пировать здесь, а, дожрав, отправились дальше, покуда не вышли к Гнили. Но тот, что сдох, отчего-то решил вернуться и не добрался? Или всё же причина в чём-то ещё? - оборвала сама себя глашатая, напряжённо водя ушами. - Давайте осмотримся тщательнее. Возможно, удастся отыскать что-то ещё... - наконец решила Крушина, обнюхивая корни обгоревшего платана.

0

7

--- ежевичные заросли

Оставив самодельную палатку и её "нежильца" на тщательное и более знающее обследование Ивы, Невесомая отправилась следом за Крушиной и Муравьятником, оставляя выбор пути за лидером их отряда и заняв место чуть позади остальных. Делая вид, что на ходу выкусывает запутавшиеся в шерсти ежевичные колючки, кошка мыслями перенеслась в лагерь, пытаясь представить, что может происходить там сейчас и могло бы случиться в ближайшем будущем. Она не успела заметить, весь ли патруль вернулся с Совета в целости и сохранности, но если бы кого-то точно потеряли, предводительница и глашатай точно бы об этом сообщили. Возможно, им пришлось разделиться, чтобы запутать собак (которых, как показывала наглядная практика, было совершенно не сложно сбить с толку и направить туда, куда вам нужно). Как вообще можно было додуматься связаться с этими ужасными зверьми? Макошь же тоже кошка, неужели ей не было страшно приближаться к ним самой? Неужели она настолько отбросила назад свою старую племенную жизнь, что забыла, как можно переживать за родных, близких, зная, что они, возможно, находятся на волосок от неминуемой гибели?

Какую рану нужно носить под сердцем, чтобы заставлять других испытывать подобные чувства?

Проходя по лесу, воительница думала о тех, кто был ей дороже всех на свете. Об отце и Омуте - её единственной оставшейся семье. Об Остром, поделившимся с ней не только лишь банальными знаниями, но даже частичкой собственной силы и молодости. О маленьком Барсучонке, который, слава предкам, больше не прятался на территории племени Теней и отправился искать свой путь прежде, чем коварные козни ветряной сумасшедшей перевернули лес кверху лапами. Последним по очереди, но не по значимости, в голове всплыл знакомый образ чёрного кота, и персиковой стало немного теплее от мысли, что пока её нет в лагере, она может доверить дела близких Когтегриву. Этот крупный, широкоплечий кот определенно стал вызывать в ней все больше и больше симпатии с тех пор, как согласился хранить тайну Барсучонка. Они даже подружились, хотя кто бы мог подумать: добрая и внимательная пушистая златоглазка и хмурый неприступный воитель.

Они с Омутом прекрасно справятся с ситуацией, даже если все наши оруженосцы решат намылиться восвояси! - улыбнулась Невесомая.

Тем временем впереди их патруль ждало еще много чего интересного. Коты вышли к поляне, посреди которой возвышался обгоревший платан. Умерший, но не побежденный. Почерневший, но не склонившийся. Знамя решительности и твёрдости духа, основательно оскверненное множеством разбросанной пожранной или полуобглоданной добычи разных форм и размеров. Не встреть они падали раньше, охотница бы точно не смогла совладать с собой, сейчас же она попыталась насколько это возможно игнорировать мерзкий запах и неприглядное зрелище. Чтобы закопать ВСЁ это, понадобятся те ямы. И все свободные оруженосцы. Только вот не доверишь подобное дело молодым,не дай предки еще проглотят случайно...

- Разве что еще один труп... - пробормотала Невесомая, отталкивая лапами тушки и кости подальше от платана. - Здесь нет ничего, кроме смрада и смерти. Как и на всей нашей территории. Всё племя Теней в большом могильнике!

В сердцах отшвырнув труп белки с откушенной головой, кошка коснулась макушкой платана, прося могучее дерево хотя бы о толике самообладания. Внезапно её взгляд зацепился за крохотный клочок довольно длинных светлых шерстинок, запутавшийся в растущей у корней дерева ежевике. Светло-кремовая шерсть, не пахнущая ничем, кроме леса и гнили, мягкая, определенно не принадлежавшая собаке. Много ли в её племени найдётся котов с такими шубками?

0

8

Код:
<!--HTML--> 
<center><div class="soulsf"> 

<div class="soulstitlef">След</div> 
<div style="width: 490px;text-align: justify;font: 11px tahoma;text-transform: none;line-height: 16px;overflow: auto;"> 
Внезапный громкий звук человеческого голоса потревожил лес, привлекая внимание патрульных. Однако более шум не повторился, поэтому распознать, в какую сторону идёт Двуногий, патрульным не удаётся. Чтобы взять след, сумрачным кошкам придётся добраться до жабьего прудика, который находится неподалёку.
</div> 
</div></center>

0

9

[indent] - Нам очень повезло, что этим могильником не стал наш лагерь, - а заодно и все счастливые участники минувшего Совета, но если причину, по которой уцелели собравшиеся на четверике отряды ещё вполне можно было понять, столь удачное стечение обстоятельств относительно не затронувшей главную поляну своры продолжало казаться болезненно наигранным. Крушина за эти часы уже не раз задавалась вопросом, почему кошка, мстящая, вроде как, своему - ветровому - племени провела своё смертоносное оружие через земли Сумрака. Да, где-то за их владениями, далеко, находится ещё одно поселение, но неужели местные псы не подошли бы? Или всё же Звездопад что-то недоговаривает (Предки, ну конечно же да, он бы и эти жалкие крохи, очевидно, из себя не выдавил, не приставь ему когти к горлу), и цель Макоши куда масштабные? У этой сумасшедшей абсолютно извращённое мышление. Если атака своры не являлась главной целью, разве можно исключать, что целостность лагеря - лишь отвлекающий манёвр и повод воплотить что-то ещё? - это могло дать ещё одну наводку к смерти псины в зарослях и всему тому, отголоски чего творятся сейчас на их землях: палевая не пожалела четвёрку племён, неужели станет нянчится со своим оружием мести? От дышащего в спину предчувствия опасности тлела шерсть на плечах.
[indent] - Это все еще добыча, - наблюдая за в сердцах отправленной в полет обезглавленной белкой, оторвавшись от размышлений вздохнула великанша: ей тоже все это не нравилось. Вокруг было столько изуродованных тел, что и вправду начинало казаться, что их патруль в буквальном смысле ходит по трупам. Могильник - эхом прозвучало в голове определение Невесомой, заставив сильнее стиснуть челюсти, глотая рычание. Дымная устала и была зла на эту бесконтрольно множащуюся непонятно в каком направлении ситуацию, сердилась на себя за невозможность обезопасить соплеменников и на Звездопада за то, что он настолько абсурдно запустил ситуацию. - Всей этой дичи хватило бы, чтобы кормить племя целый сезон. Но близится Листопад, и лес не успеет восстановиться. Собаки - не единственная проблема, с которой нам придется столкнуться в ближайшее время, - эти холода будут еще более голодными, а значит, обострятся и отношения на границах, хоть и так уже порой казалось, что дальше просто некуда.
[indent] Крушина как раз закончила обнюхивать очередной выступающий корень и нишу под ним, когда заметила, как её патрульная склоняется над чем-то. Вопросительно поведя ухом, кошка подошла поближе, принюхавшись. Первая мелькнувшая мысль - след того выродка, который помогал Макоши разбрасывать гниль, но почему тогда нет ни кошачьего духа, ни того, чем эти деятели забивают свой собственный запах? Говорили, кажется, о навозе. Сложно не заметить. А это... Глашатую отвлёк окрик, далёкий от тех, кои привычно можно услышать в этом крае. - Двуногий, - предупреждающе, призывно рыкнула кошка, взмахом хвоста собирая патрульных вокруг себя и напряжённо прислушиваясь, но... Ничего. Тишина, словно и вовсе послышалось. Лишь знание, что таких коллективных глюков не бывает не дала напряжению отступить. - Возможно, ему принадлежат все эти псы, - если он пришёл, чтобы забрать своих шавок, это даже неплохо, но в таком случае на что глупым существом будет списана смерть псины в зарослях? И не захочет ли он мстить? Этого то и не хватало. Встревоженно крутя головой, Крушина пыталась взять след, но с их точки ничего не было ясно. Придется поискать более информативную нишу. - Забери эту шерсть и пойдём. Нужно понять, в какую сторону и зачем идут Двуногие. Возможно, патрулю Рябчика требуется помощь... - если их успехи таковы, что мог найти второй отряд? Или кто уже успел найти их самих?

Жабий пруд

Отредактировано Крушина (04.08.2019 00:14:19)

+1

10

Такая светлая шерсть... - думала кошка, осматривая свисающие с куста тонкие волосинки. - Совсем нехарактерно для племени Теней, коих природа наделила в большинстве своём тёмными оттенками, чтобы незаметно появляться из мрака и также незаметно сливаться с тенями. Вряд ли какой-то обычный бродяга: любой предыдущий патруль или хотя бы охотники точно заметили бы запах, а недавнее нашествие собак точно отвадило от нашей территории любых званых и незваных гостей.

Невесомая прикрыла глаза, пытаясь припомнить последний Совет, на котором была. Две луны назад? Три? Хотя это не имеет значение, вряд ли можно забыть поляну Четвёрика, исполинские дубы, пропахшие пылью минувших сезонов, сияющий лик ровно-круглой полной луны и как венец всего творения природы - большой Валун посередине, испещренный множеством следов когтей. А на нём - четыре фигуры, знакомые всем без исключения лесным котам, начиная от малого котёнка и заканчивая дряхлым старейшиной. Четыре предводителя четырёх племен. Угольно-чёрная сумрачная Комета, рассветно-рыжий грозовой Солнцезвёзд, песочная в тёмное пятно речная Созвездие... и пересеченный едва заметными полосками светло-бежевый ветряной Звездопад. Открыв глаза и прищурившись, воительница попыталась сопоставить цвет обнаруженной шерсти с мысленным образом главы племени Ветра. Неприятная похожесть резанула по внутренностям, и кошка сглотнула.

Может ли быть, что этот клочок принадлежит самой Макоши? - вздрогнула охотница. - Хотя даже если и так, мы уже всё равно знаем, кто стоит за падалью и собаками, какую пользу можно извлечь из клочка...

Персиковое ушко дрогнуло, и Невесомая инстинктивно замерла, готовая в любой момент бежать, прятаться или лезть на дерево. Гнетущую лесную тишину прорезал звук далеко не птичьих трелей или собачьего лая. Не вырасти кошка в лоне Воинского Закона и не вырасти почтенная покойная Шайнола свою дочь в традициях племен, что-то внутри златоглазой, возможно, отозвалось бы на этот звук лёгкой тоской и смутной надеждой. Но воительница слышала в нём лишь приближение еще больших неприятностей. Крушина высказала её догадку вслух - Двуногие. Где? Сколько? Зачем пришли и куда направляются? Рой пчёл-вопросов и ни одного ответа: звук прекратился также резко, как и появился, не оставив после себя практически ничего, кроме волнения и напряжения.

Сколько ж еще напастей нас ожидает? Сперва сумасшедшая кошка, раскидывающая повсюду падаль, потом собаки на Гнили, дохлый пёс в зарослях, а теперь это! Что еще потянет за собой эта паутина? И какой паук ждёт нас в её конце?

- Храни их предки... - прошептала Невесомая, вспомнив, что второй патруль состоял из молодых воителей, едва получивших новые имена и, возможно, еще не имевших дело с Двуногими.

Наспех оглянувшись по сторонам, кошка сорвала подвернувшийся под лапу листик подорожника и осторожно завернула в него клочок шерсти. Понадобится или нет, а запах (если он есть), лучше сохранить в неприкосновенности. Вдруг за вонью падали и собачьим смрадом они смогут узнать что-то еще?

--- следом

0

11

[indent]
начало игры

[indent]Полумесяц шел гордо и уверенно. Тонкий слой снега скрипел и таял под его горячими лапами, легкими холодными ожогами жаля нежные подушечки. Воин словно не замечал этой неприятности, продолжая идти вперед, ведя свою ученицу по еще с ранних лун знакомому маршруту. О, Полумесяц был ужасно горд от того, что Комета наконец-то доверила ему воспитание юного ума, а конкретно Ольхоглазки, хвостиком следовавшей за своим наставником. Изредка Полумесяц косил назад, чтобы удостовериться, что кошечка не отстает от него, но в то же время пятнистый не намеревался плестись, как маленькая улитка. Тренировка началась уже давно, пускай Ольхоглазка еще об этом не подозревала. Понадобится время и много упражнений прежде, чем ученица научится преодолевать подобные расстояния без препятствий и боли в тонких лапах.

[indent]Полумесяц молчал все время пути, хотя его выражение лица было непривычно разглаженным и спокойным, не похожим на ту обычную обиженную тучу, глядящую на всех точно на врага.

[indent]Наконец, их небольшая процессия добралась до обгоревшего платана — места, где проводилось большинство тренировок Сумрачного племени. Полумесяц остановился, но не спешил говорить. Обвив хвостом свои длинные стройные лапы, он уставился взглядом своих льдисто-голубых глаз на свою подопечную в глубоком раздумии.

[indent]˝С чего бы начать.˝

[indent]Приняв решение, Полумесяц наконец-то заговорил.

[indent]— Прежде, чем ты научишься защищать себя и свое племя, тебе необходимо выучить простейшие навыки охоты. Кот не может зваться котом, если он не в состоянии поймать мышь, — в голосе воина не было и намека на обвиняющие нотки, но в нем была та непоколебимость, которую взрастил в себе полукровка за многие луны.

[indent]— Я не намерен с тобой нянчиться. Раз Комета доверила мне сделать из тебя воительницу, то ты ею станешь, Ольхоглазка. Так что, пока ты не научишься все делать правильно, тренировка не будет окончена. Я ясно выражаюсь? — и не дожидаяясь ответа, Полумесяц вытянулся, демонстратируя идеальную охотничью стойку.

[indent]— Живот подтянут, хвост не волочится по земле. Уши торчком, чтобы слышать все, что происходит вокруг тебя. Пробуй, — проговорил Полумесяц и снова выпрямился в ожидании, когда Ольхоглазка повторит прием.

Отредактировано Полумесяц (11.01.2020 16:29:01)

+5

12

Начало игры
[indent]Утро Ольхоглазки началось не только рано, но и приятно. Сегодня Полумесяц поведет её на настоящую тренировку! Не то чтобы это случалось так редко, что она успевала соскучиться по ним. Просто процесс настолько её захватывал, что она ещё до конца тренировки начинала ждать следующей. И вот она семенила за наставником, стараясь не слишком концентрироваться на кончике его хвоста, который своим движениями заставлял её мучительно хотеть его прихлопнуть. Она даже пару раз едва не стукнулась о дерево, разглядывая пушистую цель.
[indent]- Чем мы будем сегодня заниматься?, - по дороге робко спросила Ольхоглазка и поразилась тому, как сильно сбилось её дыхание от этого вопроса. Она и не заметила, что идёт едва ли не на пределе своего темпа.  И ведь совершенно не было ощущения, что крупный кот перед ней хоть немного устал. "Вот вымахаю такой же огромной, обязательно буду тоже так легко ходить! Буду все границы одним дозором трижды в день оббегать!", - подумала кошечка, но затем представила себя такой же могучей и чуть не упала от внутреннего смеха. "Нет, наверное достаточно просто стать быстрее"
[indent]От ерунды, начавшей твориться в её аккуратной головке её отвлек наставник, который почему-то остановился ("Мы уже пришли? А я и не заметила...") и принялся говорить. После первых же его слов губы кошечки растянулись в облегченной улыбке. Тренировки по охоте нравились ей больше всего. Во-первых после них у неё иногда оставались участки тела, которые не болели и могли двигаться. Во-вторых во время такой тренировки у неё были неплохие шансы что-нибудь поймать благодаря подсказкам наставника, а следовательно принести в лагерь и иметь право поесть самой - она же накормила племя! Ну а в-третьих, будем откровенны, тут она могла хотя бы иногда похвастаться какими-то успехами хотя бы перед самой собой. Боевые тренировки часто оставляли её с ощущением, что она мышь, которая целый день пыталась побороть барсука и почему-то потерпела поражение.
[indent] Обещание Полумесяца вылепить из неё воительницу взбодрило Ольхоглазку и она немедленно скопировала позу учителя. Затем опустила хвост, пытаясь повторить его позу, втянула голову, чтобы уши не торчали выше крупа. Подняла обратно хвост, который радостно прилёг на земле (видимо, намеревался вздремнуть). Уши попробовала поднять наверх, оставив низко голову. И вот в таком положении ей предстояло слушать лес. Она прикрыла глаза, сосредоточиваясь. Лучше всего сейчас она слышала собственное дыхание и биение сердца. Поэтому в дополнение ко всему кошечка глубоко втянула в себя морозный воздух, пробуя его на вкус. Глаза её восторженно распахнулись.
[indent] - Там, - одними губами сказала Ольхоглазка, взглядом указывая туда, где её почудилось движение неглубоко под землей и сладкий запах ещё живой, но уже обреченной  дичи.

Отредактировано Ольхоглазка (13.01.2020 12:25:51)

+4

13

► сосняк

После полевки они с Мглушей бежали бок о бок, но не слишком торопливо: все же только-только перекусили. Густой сосняк оставался позади, по земле пополз туман, повеяв сыростью с болот. Становилось ясно, что в такую погоду продолжать охоту, в общем-то, без толку — но Коростель хотел попытать удачи еще. До того было две попытки, так что оставалось совершить еще одну, для ровного счета.
— Жабий пруд, значит, — негромко произнес он, взглянув быстро на воительницу. Та тоже не постеснялась поделиться с ним своим приметным любимым местом. — Хорошее место, но шумное. Они так квакают, что поймать не составляет труда. Вот только скользкие.
Он на ходу передернул плечами, от этого чуть завалившись вбок и тут же выровнявшись. Величественный и мрачный, впереди виднелся обгоревший платан, объятый клочьями тумана, и через плотные облака едва-едва пробивалось солнце. Было мрачно, словно в сумерках, хотя день начался не так давно.
Коростель чувствовал с этим местом необъяснимое родство. Сюда нечасто забредали патрульные или большие охотничьи группы, так что воитель частенько уединялся в корнях дерева и иногда ловил там полевок или ужей, заползавших со стороны болот. Он боялся, приведя сюда Мглушу, что мрачное очарование этого места пропадет само собой. Легко вздохнув, Коростель остановился, приблизившись к корням старого дерева. Боялся — но этого не случилось.
— Тут всегда так спокойно, — он обернулся на Мглушу, обманчиво холодным взглядом осмотрев воительницу. — Но, думаю, мы сейчас вряд ли что-то поймаем.
Кот потянул носом воздух. Запахи в основном старые, словно вся добыча попряталась. Глядишь, сходи они на жабий пруд вместо платана, толку было бы больше: лягушки шумные, их найти проще. Здесь же Коростель не ощущал уверенности в возможной охоте.
— Казалось бы, дерево умерло, — внезапно мяукнул он, задрав голову и взглянув вверх, на пустые ветви без листьев. Такие унылые. — Но в нем и вокруг него по-прежнему столько жизни. Меня это всегда поражало.
Он сел, тяжело выдохнув. Обгоревший платан — словно сам Коростель, вот только кот не знал, когда в него попала "молния", сделав таким же угрюмым, отрешенным и мрачным. Давным-давно в голову взбрело это сравнение, да так там и осталось. Воитель снова посмотрел на Мглушу, задумавшись, что же она скажет об этом месте. И о его странных словах, которые не удержались внутри и вылились короткой искренностью.

+1

14

> сосняк
[indent] День близился к вечеру и погода начала портиться. Ощутимо похолодало, да и по земле пополз туман, что подсказало Мглуше о том, что она и Коростель вряд ли что-то смогут здесь поймать. Мглуша старалась не смотреть на воителя, когда они бежали к обгоревшему платану, предпочитая разглядывать свои лапы. Порой смущение, охватывающее её, было столь сильным, что она не могла подобрать слов для разговора.
[indent] — Хорошее место, но шумное. Они так квакают, что поймать не составляет труда. Вот только скользкие. — Коростель вернулся к размышлениям о любимом месте, на что воительница улыбнулась и пожала плечами.
[indent] — Может то, что я скажу, убедит тебя в том, что я не настоящая Сумрачная кошка. Я не люблю есть всяких ящериц и жаб, они холодные, склизкие и противные, после того, как съешь, такое ощущение в горле, пфф, — серую аж передернуло от отвращения, — Я люблю пищу с теплой кровью, она сильнее насыщает, — пробормотала Мглуша, не думая, что Коростелю это слишком интересно, но раз уж начала разговор, надо его закончить.
[indent] — Тут всегда так спокойно. Но, думаю, мы сейчас вряд ли что-то поймаем. — холодный взгляд голубых глаз словно прозревал насквозь, отчего по спине побежали мурашки. Воительница демонстративно осмотрелась, выражая интерес к его словам, но, к сожалению, не увидела ничего красивого. Это было хоть и спокойное, но крайне мрачное место, куда Мглуша не слишком часто захаживала. В духе Коростеля. А сейчас, когда туман затянул болотистую местность, оно стало казаться даже каким-то зловещим. Чувствуя, как замерзают лапы, воительница инстинктивно прижалась ближе к Коростелю, наслаждаясь хоть каким-то теплом.
[indent] — Казалось бы, дерево умерло. Но в нем и вокруг него по-прежнему столько жизни. Меня это всегда поражало. — откровенничает Коростель, задрав голову к когтистым ветвям. Воительница смотрит и хочет видеть это место его глазами, но пока не получается.
[indent] — Нам не обязательно охотиться. Мы же пришли, чтобы посмотреть твое любимое место, — произнесла кошка, присев на землю и приглашая кота присоединиться, — Мы можем попробовать поймать кого-нибудь, но вряд ли получится, можем даже попробовать сделать это вместе, — отчего-то тон голоса становится слишком теплым и вкрадчивым, она смотрит прямо в его глаза. Мглуша ловит себя на мысли, что ей хочется податься ему навстречу, сделать что-то нежное, но возможно, что это спугнет воителя.
[indent] — Ты так красиво рассуждаешь, словно тебе это знакомо?.. — полувопросительно-полуутвердительно говорит кошка, вглядываясь в выражение его морды, — Я хочу быть откровенной: я хорошо провела время с тобой, мне даже кажется, что... — она замялась, подбирая слова, — Что-то промелькнуло между нами? Ты мне нравишься, Коростель. Ты совсем не такой суровый, каким кажешься на первый взгляд. Иначе я не смогла бы сделать так. — Мглуша касается шершавым языком его щеки, словно оставляет метку о себе.

Отредактировано Мглуша (13.04.2020 07:23:56)

+3

15

Признание Мглуши показалось ему интересным. Сам воитель никогда не задумывался над тем, что есть привычную для теневых добычу может быть мерзко или просто неприятно. Он с детства видел, как питаются разнообразной добычей соплеменники, и, распробовав ее, принял такой образ жизни как должное. До того момента мыслей, подобным Мглушиным, у него и возникнуть не могло, даже когда на редких Советах мелочь дразнилась и называла котов жабоедами.
— Не ожидал, — скупо мяукнул он, не зная, что и сказать еще.
Он присел рядом с воительницей, когда та опустилась на землю у корней старого дерева. Небо постепенно очистилось, туман развеялся и стемнело. Они и не заметили, как провели вместе почти весь день. Коростель прислушивался к себе и удивлялся: он почти не устал от общества соплеменницы, более того, его настроение оставалось все таким же приподнятым, пусть и неровным.
— Мы можем попробовать поймать кого-нибудь, но вряд ли получится, можем даже попробовать сделать это вместе, — он прослушал первые слова воительницы, уплыв куда-то в размышления. Вместе?
— Да, — медленный кивок, и он повернулся в сторону серой, внимательно глядя на нее. — Можем попробовать. Думаю, с пустыми пастями мы не вернемся.
Он втянул носом ночной воздух, по-весеннему свежий и насыщенный ароматами хвои - все же сосновый бор остался не так далеко, и его запахи пропитали едва ли не всю территорию племени. Воитель хотел что-то сказать, но осекся, поймав теплый, пристальный взгляд Мглуши.
— Ты так красиво рассуждаешь, словно тебе это знакомо?..
— Я так себя чувствую. Когда вокруг... все племя, — он чувствовал, что этот вопрос придет. Иначе бы не поделился своими мыслями насчет платана - он хотел, чтобы она спросила. Хотел быть понятым кем-то, кроме сестры, с которой однажды обсуждал свое состояние, а потом вновь закрылся, решив, что такая дилемма будет понятна лишь его холодному сердцу. Почему он решил дать Мглуше шанс - и вместе с ним и себе?
Она заговорила вновь. Коростель слушал, глядя широко раскрытыми глазами, словно не веря, и притом понимая, что к этому все шло. Он ей... нравится? Что-то промелькнуло? Да... Да, так и было. Воитель понимал все, но не мог избавиться от странного чувства, что все это какой-то обман и не должно с ним происходить. Такого развития событий для своей жизни он и предположить не мог. Никогда. Во рту пересохло, словно он съел горчащие травы из целительской пещеры. От прикосновения шершавого языка к щеке он едва не отдернулся, на миг прикрыв глаза.
Мглуша, — голос был хриплым, словно до того он молчал несколько лун. — Ты тоже мне... нравишься. Не такая, как все племя.
В этом коротком признании он уместил все, что хотел сказать, чтобы не спугнуть воительницу, хотя спугнуть ее... Скорее, опасаться подобного жеста стоило именно с его, Коростеля, стороны. Воин рвано выдохнул и лизнул, ощущая непривычность, редкость момента, нежную шерстку между ушами серой. Прикрыл глаза и опустил подбородок на ее макушку, прижимаясь и замолкая на минуту.
Мне очень непривычно все это, — сидя все в том же положении, тихо выдохнул он.

+3

16

[indent] — Я так себя чувствую. Когда вокруг... все племя, — произнес Коростель. Так просто говорить об этом с ним было непривычным для Мглуши. Она приоткрыла рот, чтобы произнести вдохновляющую речь о том, что племя — это родной дом, что не зря Звездные предки распорядились так, чтобы Коростель был сумрачным котом. Однако воительница подавила в себе это желание, потому что воитель сказал это не для того, чтобы слушать очередную глупость от кошки. Она обвила лапы хвостом, села и посмотрела ему в глаза.
[indent] — Ты поэтому так... — ей хотелось было сказать слово "странно", но Мглуша быстро вывернулась из некрасивой ситуации и придумала более мягкую замену, — отчужденно себя ведешь? Ты ненавидишь их? — выделив последнее слово, спросила кошка.
[indent] — Мглуша. Ты тоже мне... нравишься. Не такая, как все племя. — ее душу приятно согревало это признание. Значит, она живет не зря. Ведь ей удалось разбудить в нем какие-то теплые чувства, растрясти на эмоции. Когда воитель позволил себе столь нежный жест в виде приглаживания шерсти между ее ушами, кошка не сдержала утробное урчание. Это было необычно, но ужасно приятно.
[indent] — А мне здесь нравится, — она махнула лапой, показывая что-то необъятное, намекая на племенные территории, — Я верю, что мы родились в племени Теней ради какой-то благой цели. И даже если сейчас ты не можешь ее понять, то это непременно случится в будущем. — кротко улыбнувшись, озвучила свои мысли Мглуша, — Может твоя цель — защищать меня? — у нее вырвался смешок, — Я просто шучу. Мне всегда нравилось радовать своих соплеменников, дарить им любовь и счастье, а моя семья всегда упрекала меня в том, что я слишком мягкосердечная для сумрачной кошки.
[indent] Вывернувшись из его объятий, она встряхнулась, избавляясь от грязи, что пристала к длинной шерсти. Наскоро приведя себя в порядок, серая подняла глаза на Коростеля, поманив к себе.
[indent] — Надеюсь, что столько моих откровений за один день не слишком тебе наскучили? Отбросим болтовню в сторону и принесем пользу племени, наконец.

+4

17

— Ты поэтому так... отчужденно себя ведешь? Ты ненавидишь их?
Он пропустил вдох, замерев неподвижно. Ненавидит? Мглуша спросила не просто так, она наверняка... видела, чувствовала это. У воителя было плохо с пониманием чувств, зачастую он не мог их не то что объяснить - осознать. А она видела и понимала. Была ли это ненависть?
— Я не знаю. Я не могу сказать, что это ненависть, — с трудом выдавил он из себя, все еще держа кошку в непривычных, странных объятиях. — Просто я словно не на своем месте.
Знать бы еще, где это место и есть ли оно вообще. Стань он одиночкой, предай сестру, племя, да и Мглушу, запавшую в холодное и ранее не отзывчивое сердце - станет ли он тем, кем хотел? Найдет ли вообще что-то себе по душе? Он слушал слова воительницы и думал, думал и думал, путаясь в мыслях все больше. Защищать ее? Он считал защиту одной из своих важных задач - защиту племени, так как принадлежит ему по крови. Защиту сестры, потому что ближе нее никого не было, а он взял на себя эту ответственность, едва начал осознавать себя.
— Может, так и есть, — задумчиво произнес он, открывая глаза и окидывая взглядом мертвый платан. Может, так оно и было. Кто-то живет, ни на миг не задумавшись о цели, просто живет ради жизни, наслаждаясь ей. Коростель никогда таким не был. Ему все казалось слишком сложным и многогранным.
Когда Мглуша вывернулась, принявшись вылизывать шерстку и избавляться от иголок и мелкой грязи, он ощутил привычный холод, заползавший внутрь грудной клетки. Словно отстранившись, кошка развеяла те чары, что позволяли ему говорить от души и обнажать ее вот так легко, как никогда прежде. Он замер, неподвижно глядя на нее.
— Не напугала, нет. Племя заслужило такую кошку, как ты.
И вряд ли заслужило меня. Зачем я тут вообще? Он раздраженно махнул головой, но легче от этого не стало. Слишком много наговорил. Слишком доверился, у этого будут последствия, и кот чувствовал, что ему они не понравятся. Он не винил Мглушу, но винил себя, и хотел избавиться от этого поганого ощущения.
— Поохотимся на обратном пути, идем, — он дождался, пока кошка закончит приводить себя в порядок и подошел ближе. — Нам и правда пора возвращаться.
С этими словами пятнистый сорвался с места, быстрым бегом направившись к лагерю. Надеялся, что воительница просто последует за ним. Если обойти по краю сосняка, можно попробовать наловить чего-то вместе. Он бежал и чувствовал странную догадку - будто этим он снова пытался удрать от самого себя и мыслей, что перестали уходить по желанию и насели, как рой мошки в жаркий день.

► лагерь

+3

18

[indent] — Я не знаю. Я не могу сказать, что это ненависть. Просто я словно не на своем месте. — его признание получилось скованным, будто он с трудом смог выдавить из себя правду. Мглуша вдруг почувствовала странную необходимость прижаться к его боку чтобы поделиться с ним частью своего тепла и обогреть заплутавшую душу. Ей не было знакомо чувство того, что вокруг все чужие. Она всегда умела находить хорошее в плохом, а еще больше умела находить общий язык с другими котами. Воительница считала своим святым долгом утешить страдающего, развеселить грустившего и успокоить разозленного. Да, она была белой вороной, но ей это приносило удовольствие. А Коростель... Да, возможно, изначально Мглуша завязала с ним общение из своих принципов, но всё оказалось куда глубже, чем просто помощь печальному соплеменнику. Открыв ей душу, воитель открыл ее глаза. И это прозрение было одним из самых счастливых событий в жизни кошки за последнее время. А может и за всю жизнь?
[indent] Но ее не могло не беспокоить то, как быстро меняется настроение воителя. С нежности на отрешенность, с откровений на замкнутость. Это была еще одна тайна, над разгадкой которой сумрачной воительнице еще предстояло поразмыслить. Некоторое время она задумчиво вглядывалась в морду Коростеля и в каждое пятнышко на его светлой шкуре, пытаясь отложить этот образ в памяти. Ее не раз посещала мысль поговорить с его сестрой, Скворушкой, чтобы лучше понять его скрытную натуру. А с другой стороны, это могло вызвать его гнев, что отпугивало от совершения этого действия. Грустно вздохнув, Мглуша оглянулась по сторонам. Сумерки опускались на землю, что делало обгоревший платан зловещим и пугающим. Побоявшись признаться Коростелю о неприятных ощущениях, сковавших душу, от тишины и темноты этого места, воительница покорно ждала его сигнала о возвращении в лагерь. Она боялась, что воитель подумает, будто ей неприятно его любимое место.
[indent] — Племя заслужило такую кошку, как ты. — он прервал повисшую тишину между ними, на что Мглуша в ответ горько усмехнулась.
[indent] — Хотела бы я, чтобы моя семья когда-нибудь осознала это. Но хочешь верь, хочешь нет — мне совершенно не хочется что-либо им доказывать. Надоело. — тихо сказала Мглуша, приблизившись вплотную к Коростелю. Она хотело было коснуться его лба своим, но в последний момент передумала, решив, что сейчас подобное проявление чувств совершенно не к месту.
[indent] — Поохотимся на обратном пути, идем. Нам и правда пора возвращаться. — еле сдержав вздох облегчения от того, что ей не придется больше смотреть на когтистое дерево, принимавшее в темноте пугающие образы, Мглуша послушно посеменила за умчавшимся вперед воителем. А ее душу охватила непонятная тоска из-за их скорого расставания. Сможет ли она так просто подойти к нему в лагере и поговорить? Не оттолкнет ли Коростель ее участие при других соплеменниках? Назойливых мыслей, не дающих ей покоя, было так много, что Мглуше начало казаться, что она сходит с ума.
> лагерь

Отредактировано Мглуша (28.04.2020 10:36:45)

+3

19

>разрыв (после границ)

Жизнь любого воителя всегда сопровождается будничными ежедневными ритуалами. Проснулся, быстренько отряхнулся и перекусил засохшей жабой, заступил в патруль, наловил дичи, вернулся... Все это, казалось бы, может наскучить. Но только не Чесноку, который всем своим сердцем обожал свое племя и был готов день за днем топтать одни и те же тропинки и есть одну и ту же дичь за неимением особого разнообразия в куче добычи.
Сейчас синеглазый целенаправленно шел к обгоревшему платану, чтобы затем попасть на начало топей - там всегда было огромное количество лягушек и ящериц, которые непременно пополнили бы кучу с дичью сегодня. Чеснок был один, потому как патрулей пока не предвиделось, да и вернувшись с границ, ему больше всего сейчас хотелось побыть в тишине. Хотя бы какое-то время.
Песчано-белый до сих пор мусолил в голове мысль о Чернике, о том, как Поденка незамысловатым движением языка растреплет всему племени их разговор. Мда, ну и утречко выдалось. Радовало лишь одно - Дроздокрыл уже был на стороне Чеснока, а значит бороться с наглостью дочери Кометы он будет не один. Хотя Чеснок уже и задумывался над тем, что ничегошеньки у него не выйдет. Если таких как Подёнка в племени будет большинство, то все задуманное против Черники наверняка обернется против самого же Чеснока. А терять репутацию и уважение в племени для песчаного воителя было подобно смерти.
Чеснок уже было пересек обгоревший платан, чувствуя под лапами влагу от топей, как вдруг у него скрутило живот. Съеденная утром жаба внезапно попросилась наружу. Не найдя нигде поблизости самых невзрачных зарослей, сумрачный воитель уселся возле обгоревшего платана, справляя большую нужду. Пение птиц и стрекотание кузнечиков мелодично ласкали уши Чеснока и тот облегченно выдохнул, чувствуя, как отпускает желудок.  Но нужно же было услышать среди птичьих песен и стрекота чьи-то отчетливые шаги! Чеснок весь засуетился, оборачиваясь по сторонам, но продолжая "большое дело".
"Жабья слизь! Ну почему сейчас?" - обреченно запаниковал бело-песчаный, озираясь во все стороны. И, когда дело было почти закончено, из кустов увиделся привычный черный пушистый силуэт. Глаза Чеснока округлились то ли от стыда, то ли от удивления. Но сейчас воитель чувствовал себя более, чем неловко.
- Да что б тебя, - выругался себе под нос Чеснок, наконец-то поднимаясь и принимаясь наспех закапывать кучку в земле и листьях. Он мог бы отнестись к этому спокойно. Потому что, ну с кем не бывает-то. Что естественно, то не безобразно. Но только не когда перед тобой стоит она - твой земной идол, покровитель!
- Комета, ух, неловко-то как, - синеглазый встал сбоку от кучи, которая источала тот еще запах, - Как сегодня жарко, да, - ну, это провал десять из десяти, Чеснок, - Может п-пройдемся к топям? Там тени побольше.
"Вот ты дурак или да? Позорище трясинистое."

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » обгоревший платан