У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Любимые игроки!

Еще один год прошел. Нет, представьте только: Последнему Пристанищу, ставшему домом для всех нас, уже целых два года!
Два ярких года, полных историй, сюжетов, личных и глобальных линий, новых персонажей и захватывающих отыгрышей.
Мы любим вас, ребят!
И мы искренне хотели порадовать вас. Просим любить и жаловать: новый дизайн всея ПП. На сей раз мы решили более четко отслеживать племенную тематику, и в этом сезоне именно племя Теней удостоилось чести сиять на ваших экранах.
Кто станет следующим племенем? Зависит от вашего актива! Дерзайте, ребят!
И спасибо вам. От души, от амс, от каждого лично и всех нас в целом. Это непередаваемо круто: знать, что по ту сторону экрана тебя ждут. В обличии кота-воителя или человека в реальной жизни - не важно.

Любим вас.

Спасибо, что вы есть! С днем рождения, Последнее Пристанище!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



doomed

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Все хотят попасть в рай,
Но никто не хочет умирать.
Я больше не могу бояться смерти,
Я пережил смерть так много раз.

https://69.media.tumblr.com/87f8989e8ebac548f363c9642f73502d/tumblr_omwige06ix1tliyzbo1_500.gif

https://69.media.tumblr.com/db796256a5888125e4e6be77f430b719/tumblr_olqnrne3EQ1u4cutho1_500.gif

лощина, окраина подле земель племени Теней & глубокая зима————————————————————————————————«вы, должно быть, где-то ошиблись: я молил о смерти, но почему-то по-прежнему жив.»

Отредактировано Лазарь (17.11.2018 22:40:57)

+2

2

Студеный воздух поднимал короткую шерстку на серо-белом загривке, и юная целительница жмурилась, пряча глаза от морозного ветерка. Дождавшись, пока буря стихнет хоть немного, врачевательница племени Теней по непротоптанному снегу побрела по необычно-белым территориям родного племени ближе к лощине: помнится, именно там, на склонах небольших оврагов, располагались глубокие и не очень норки, в которых частенько вили свои паутины противнейшие твари на всем белом свете.
Ива до омерзения скривилась: добывать паутину было одним из нелюбимейших занятий юной целительницы, но что поделать? Раны, конечно, не такое частое явление в сезон Голых Деревьев, но стоило быть начеку - тем более, что под снегом не откопаешь ни единой полезной травинки, и пусть Ива слабо помнила прошлый сезон вьюги и снега, именно начиная с нынешнего она возненавидела время белого покрова.
Ни. Единой. Травинки.
Повезет иногда мха насобирать, если удастся просушить как надо, да пару подсохших можжевеловых ягодок, сиротливо темнеющих на голых ветвях. Припомнив, что где-то в одной из расщелин они еще с... Саламандрой припрятали маленький комочек какой-то травы, Ива ускорилась. Впрочем, шагать было сложно: для не очень-то рослой кошки глубокий, непротоптанный снежный покров был серьезным препятствием, и ввиду отсутствия нормальных воинских тренировок, целительница выдохлась довольно быстро.
А, вот и уклон! Приметив, как горизонт пошел ниже, кошечка подобралась и осторожно, надеясь не проскользить на ляжках по склону, потопала прямиком вниз, примечая буроватые, непокрытые снегом участки песчаных обрывов.
Именно там она едва не споткнулась о пушистое кошачье тело, отскочив с испуганным мявом и вздыбив короткую шерсть.
Несколько облачков пара выдали, как взволнованно дышала Ива. Несколько таких же выдохов выдали, что тело еще живое.
- Эй, - осторожно, едва-едва коснувшись лапой незнакомца, кошечка тут же отскочила обратно. Спина выгибалась дугой, и Ива растерянно осмотрелась. Следов этого чужака почти не было видно, значит, снег замел.
Сердце врачевателя защемило: неужели этот бедняга пролежал тут так долго?
- Просыпайся, - дрогнувшим командирским голоском мяукнула серо-белая, увереннее толкая замерзающего бродягу. - Ну!

+2

3

Он облизал пересохшие и потрескавшиеся губы, делая ещё один шаг и отдаляясь от того мира, который окружал его с самого рождения. Шерсть всё ещё стояла дыбом, быстро покрываясь инеем и снегом. Злость, что змеиными кольцами сжимала сердце, отдавала коту последние остатки своего тепла, давая возможность не падать замертво среди заснеженных деревьев. Условия, по которым вынуждены были существовать любого рода бродяги и одиночки, не устраивали его; значит, придётся искать лучшую долю в любом месте, но как можно дальше от этой проклятой деревянной дыры, где тесное соседство с огромным количеством других приблудышей казалось невыносимо навязчивым.

Найдя, наконец, выемку в корнях, не занесённую снегом так сильно, как окружавший его пейзаж, Лазарь обессиленно выдохнул и с глухим стуком повалился туда, из последних сил пуша шерсть и кашляя. Раны, оставленные ветками - чужими когтями? - неприятно саднили, а теперь и вовсе начали неметь, однако это волновало кота в самую последнюю очередь: все ресурсы были направлены на борьбу с холодом, а добраться до чьей-то покинутой норы сил у него уже не оставалось. Мысль, столь ясная среди роя прочих эмоций и переживаний, сверкнула в голове: говоря откровенно, он обречён отдать здесь душу непойми кому. Если, конечно, эта душонка вообще была нужна хоть кому-то, кроме обладателя. Шумно выдохнув, кот провалился в омут беспамятства.



— Просыпайся, ну! - голос, резанувший по ушам, вспышкой отметился в подсознании. Он не был громче завываний ветра или повышенных тонов, на которых Лазарь распрощался с бывшими соседями, нет. Лишь чрезвычайно странным казался сам факт, что здесь, в дыре, в которой ему пришлось оказаться, звучал живой голос. Именно эта мысль завладела сознанием кота: с трудом приоткрывая веки и фокусируя взгляд светлых карих глаз на возвышавшейся перед лапами фигуре, он снова закашлялся, не делая попыток обороняться. Понимал, что это бессмысленно, а потому не хотел делать чести чужаку: если тот захочет нападать, пусть живёт с мыслью, что убил беззащитного, а не одержал победу в хоть и не равном, но бою.

- Зачем? Всё равно сгину здесь, - кот нашёл в себе силы для хриплого смешка, кладя голову на передние лапы и из последних сил цепляясь за действительность, чтобы снова не впасть в сон. Почему-то он не сомневался, что если проиграет и уступит Морфею, то больше уже не проснётся. Даже при всём желании. - уходи подобру-поздорову, пока есть силы не замёрзнуть.

+2

4

Ива растерянно отвела уши, отчего попухлевшая от более густой зимней шерстки мордашка смешно округлилась. Два больших глаза взирали на пестрое месиво из шерсти с изумлением, настороженностью и каким-то профессиональным беспокойством. А, пошевелился!
Усталый взгляд встретился с требовательно-испуганным, и Ива поджала уши плотнее, представляясь сердитой. Нет, ну а мало ли.
Тихое хриплое покашливание насторожило кошку, и она взволнованно мазнула хвостом по едва припорошенному снегом сугробчику. Но кот заговорил, и сумрачная отскочила еще чуть назад, не в силах сдержать изогнутую дугой спинку.
Я так больше выгляжу.
— Зачем? Всё равно сгину здесь, — под хриплый смешок отозвался незнакомец, и серо-белая насупилась. Потянув носом студеный воздух, юная врачевательница разобрала запах старой болезни и, кажется, немного крови.
- Не в мою смену, - Ива пробормотала себе под нос давно заготовленную под подходящий случай фразочку, да только прозвучало как-то убого, и последние слова попросту зажевались.
- Уходи подобру-поздорову, пока есть силы не замёрзнуть.
- Ты вот даже не думай мне угрожать, я, между прочим, из Сумрачного племени, - натянуто предупредила юнца серо-белая кошечка, недовольно похлопывая хвостом и поднимая мелкие облачки снега.
- Ты чего тут лежишь? И кашляешь. Я-то все-е-е слышу, - прищурив золотистые глазенки, Ива приблизилась на лапу, потягивая носом воздух и запахи. Буэ, аромат от незнакомца был тот еще, и беленькая переносица пошла складками.
- Ты из домашних кисок, да? Что ж твои двуногие тебя не полечили? - мявом протянула серо-белая, приближаясь еще на лапу и потягивая носом смелее.
- Давно ты кашляешь? Думаешь, вот так полежишь в снегу - и все пройдет, да?

+1

5

- Я похож на того, кто может тебе угрожать? - почти севшим голосом осведомился Лазарь, так и не найдя в себе сил, чтобы подняться на лапы. В какой-то момент змея в груди снова больно цапнула за душу, словно нашёптывая. Она издевается над ним, издевается, потому что сама здоровая, полная сил, не испытывающая недостатка в пище и крове, а он один, один, один среди заснеженных деревьев, где скоро сдастся морозу и позволит забрать едва теплящуюся жизнь. Мысль попыталась зародить в груди угрожающее рычание, но наткнулась на стену измождения - в своём нынешнем состоянии он едва мог говорить, даже не силясь перекрикивать ветер. Возможно, так было и лучше: не имея возможности выплеснуть вспышку негодования, тело переработало её в мелкие крупицы тепла, слабым покалыванием отозвавшиеся в подушечках лап.

- Кашляю недавно. Дня два или около того, - ответил кот, проигнорировав вопрос о собственном происхождении. Вне зависимости от того, кем была эта кошка, он не испытывал ни малейшего желания пускаться в проникновенные рассказы о собственной тяжёлой судьбе. Злость на мир всё ещё не хотела отпускать его до конца, и он предпочёл сократить свой словесный запас до требуемого минимума. Информация о собственном здоровье не была тем, что стоило скрывать - если у собеседницы глаза не под хвостом, она и сама видит, в каком жалком состоянии он находился. Племена... Он знал про них по сбивчивым рассказам и кускам баек тех котов, с кем вынужден был жить под одной крышей. - если я переживу эту бурю, уйду сам. Нет нужды звать ваше племя, - веки чуть дрогнули, в очередной раз напоминая ему о том, что он стремительно проигрывал схватку с несущим смерть и покой вечным сном.

+1

6

— Я похож на того, кто может тебе угрожать? - слабым голосом поинтересовался незнакомый ей кот, и целительница возмущенно напыжилась, приподнимая мордашку. Что за дела такие происходят?
- Ты похож на упрямого языкастого ворчуна, который совсем не в том положении, чтобы угрожать... целительнице племени Теней! - почти важно, назидательно промяукала совсем еще молоденькая кошечка, едва оперившаяся и вот впервые покичившаяся своим положением. А что? Раз этот рыжий решил переходить в наступление, Ива не придумала ничего лучше, как начать угрожать в ответ.
Вяхирь бы мной гордился.
Запах болезни было не так уж легко распознать, и несколько раз серо-белая подумала, что ей показался этот приторный, кисловатый запах. Свежесть снега, посторонний запах одиночки и собственная неопытность как могли скрывали самый явный признак болезни, но спустя несколько минут в обществе незнакомца преемница Саламандры распознала и горько поджала уши: болен, как пить дать болен.
— Кашляю недавно. Дня два или около того, — ответил кот, проигнорировав вопрос о собственном происхождении.
- Ты не из племен, да? Я не видела тебя на Советах. Да и... - она принюхалась, брезгливо сморщив переносицу, - ни один из моих друзей-целителей не пустили бы тебя скакать по снегу в таком состоянии. Точно знаю, - и серо-белая зарделась, самодовольно ухмыляясь, - что ты одиночка. Ух, повезло тебе, что попался мне, а не еще кому-то там.
Вяхирю, например. Хе-хе.
- Если я переживу эту бурю, уйду сам. Нет нужды звать ваше племя, - слабо промяукал упрямец, но Ива уже слушала его затылком: снова ворча что-то вроде "не в мою смену", неуклюже переступая и перепрыгивая через высокий снег, маленькая целительница деловито спешила к схрону, который совсем забыла забрать по осени. Как-то вот понадеялась на свою память и совсем забыла, что припасено немного - самое то для племени в такой сезон, и сердце чуть ныло оттого, что придется поделиться частью трав с одиночкой.
Если, конечно, там есть подходящие. Иначе придется в лагерь топать, уста-а-ала...
Незаметно для себя решив все-таки поделиться нужным лекарством, серо-белая принялась проходиться вдоль заснеженного обрыва в овраге, то и дело скидывая лапкой снег и чихая каждый раз, когда хлопья касались носа.
- Как, говоришь, тебя зовут?..

+1

7

— Ты не из племен, да? Я не видела тебя на Советах. - Лазарь смолчал. Он не хотел лишний раз напоминать себе и этой кошке о том, что находился на этих землях незаконно. Его, в принципе, имели право убить. И, наверное, если бы сам кот сейчас не был столь обессилен и истощён болезнью, то эта мысль вызвала бы у него тревогу. Но сейчас в голове слабым гулом пульсировала единственная фраза, силившаяся сорваться с потрескавшихся губ - делайте со мной что хотите, умертвите, только оставьте в покое. В жизнь после смерти Лазарь не верил. Незачем и не с чего.

- Нет, я не из племён, - подтвердил буро-белый кот, однако более не обмолвился ни единым словом насчёт собственного происхождения. Он не собирался рассказывать кому бы то ни было душещипательную историю своей прошлой жизни. Тем более, если верить его матери, то Сталь, кажется, не очень-то и отличился в лесной истории. Во всяком случае, хорошим котом точно себя не зарекомендовал, а этого было достаточно, чтобы держать пасть на замке. Вопрос про имя поставил Лазаря в тупик, несмотря на то, что в подсознании он чётко понимал: рано или поздно к этому дело и придёт. - Буревестник. Меня зовут Буревестник, - медленно ответил кот.

Снежинки, кружившиеся по воле яростного ветра, не вызывали у него иных ассоциаций, кроме как со снежной бурей. Но для Снегопада он явно не вышел мордой - по крайней мере, для Бури, кажется, мог сойти. Да и вроде даже сумел выбрать лесное имя. Поразительно. Между тем, несмотря на эти мысли, Лазарь устало глядел на собеседницу из полуприкрытых век. Ни на что не надеялся, но не изменял собственному природному любопытству и паранойе.

+2

8

Выскребая коготками сухую, промерзлую землю, серо-белая хоть и делала вид, что совершенно спокойна и в своем озере главная рыбка, а все же переживала. И даже опасалась, как бы этот незнакомец не заметил напряженно играющих желваков на щеках юной целительницы да сведенных в волнении плеч.
В полной готовности защитить себя.
— Нет, я не из племён, — подтвердил буро-белый кот, к раздражению сумрачной кошечки умолкнув. С сожалением осознавая, что травы осталось-то всего ничего, Ива выскребла жалкие остатки и сгорбилась над ними, словно старуха, издавая тяжелый, сдавленный вздох. — Буревестник. Меня зовут Буревестник, - уже совершенно не к интересу добавил одиночка, на что Ива слабо кивнула.
- Плохи дела, Буревестник, - прощупав на языке удивительно лесное для одиночки имя, серо-белая подняла светлые глаза на собеседника, припорошенного мелким снегом.
- Травы всего ничего, а без нее ты загнешься, - ой, это у нее точно от отца. Рубит сгоряча, говорит как есть, а иногда совершенно безэмоционально произносит вещи, которые стоило бы поберечь до более тактичного момента.
- Я могу тебе помочь, я даже найду... - она сморщилась, обдумывая все "за" и "против", - тебе немного лекарства. Жуй пока это и поднимайся, а то отморозишь себе такое, что я еще маленькая лечить, - в духе Саламандры фыркнула сумрачная врачевательница, носом подпихивая по снегу жалкие остатки ягодок бузины и пару мелких цветочков ястребинника.
Или это мать-и-мачеха? А... ни от того, ни от другого хуже точно не будет.
- Так откуда у не племенного кота такое лесное имя? - не выдержав, выпытала целительница, щуря подозрительный взгляд.

+2

9

- Зачем ты мне помогаешь? - поднял на неё взгляд Лазарь. Карие глаза задумчиво оглядывали пятнистую фигурку лесной кошки, будто таким образом он смог бы прочитать её мысли и эмоции, отыскать среди переплетений какой-то существенный мотив. В мире, где он рос, альтруизм не был в особом почёте: тебе сохраняли жизнь только в том случае, если ты был нужен и выгоден. Если оказывался бесполезным лишним ртом, разговор сокращался до свиста когтей. - Я не могу ничем отплатить. - сразу обозначил позицию одиночка, неуверенно бросив взгляд на лекарство. Станет ли она помогать ему, не имея личной выгоды?

- Лесные имена, лесные имена, - хрипло фыркнул бурый. - вы, племенные, будто в самом деле убеждены, что мира за пределами ваших границ не существует. А если и существует, то обязательно отличается от вашего, как чёрное от белого. Буревестник - имя в честь птицы, а не в честь ваших обычаев, - сварливо заметил Лазарь, распушившись. Метель, кажется, если не планировала затихать, то хотя бы не усиливалась. Тем лучше.

+2

10

- Иди за мной, - скомандовала серо-белая кошечка, с трудом шагая по заснеженной лощине. Высоко поднимая лапы, юная целительница, зажимая в зубах драгоценные остатки цветочков мать-и-мачехи. Сурово глянув на Лазаря, чтобы тот слизал со снега красные ягодки, которые буквально от сердце оторвала маленькая врачевательница, Ива сухо кивнула на выполненное "задание" и пошла вперед,  порой даже прыжками пробивая себе дорогу сквозь тугие снежные насыпи.
- Помогаю, потому что должна, - сквозь зажатые в зубах цветочки пробурчала серо-белая - не со злости, просто уставала идти сквозь снега. Ростом она не так уж вышла, чтобы легко переступать по сугробам, да и выдержки воительской не хватает, чтобы не ощущать усталости от подъема в гору, да еще и сквозь снег, так неудачно высыпавший накануне.
Да и вообще... ну какой целитель любит снег? Будь Ива матерью, ни за что бы не назвала котенка именем, хоть как-то связанным с этим ненавистным, неизбежно проблемным сезоном. Никаких Снежочков, Метелинок, Льдинок - нет-нет, только жаркое солнце, только спелые травы, только Зеленые листья... Тоскливо вздохнув, кошечка тряхнула головой и едва не выронила мать-и-мачеху: ну что за глупые бредни. Куда ей, целительнице племени Теней, думать про имена для котят?
"Лучше бы думала, где травы добыть" , - съязвил в голове голос не то Саламандры, не то Вяхиря, и Ива скривилась.
- Платить-платить... говоришь, что мы слепые, а сам по совсем не лесным законам со мной разговариваешь, - парировала кошечка, с облегчением выходя на менее засыпленную часть лощины.
- Тут рядышком есть старая барсучья нора - да, очень старая, - с нажимом повторила Ива, получая некое удовольствие от того, что именно она руководит процессом. Там, в этой норе, иногда получалось добывать корешок-другой, но почему-то местечко целительнице запомнилось.
- А, вот она! - смахнув хвостом мелкий сугробчик на входе, серо-белая смело засунула туда голову и принюхалась. Ну, я же говорила.
- В честь птицы - так в честь птицы, - отмахнулась лесная, оценивающе вглядываясь в самца.
- Вот. Жуй это, - она выплюнула цветочки ему под лапу, - а я завтра добуду тебе еще что-нибудь. Да, завтра я тоже приду, и если рассчитываешь дожить до Юных листьев, привыкай, что я командую.

+1

11

- Ты кому-то должна? - с нотами удивления осведомился Лазарь, глядя на серо-белую кошку. Запоздало отметил, что пахнет от неё не так, как следует пахнуть котам. Несмотря на снег, забивавшийся в те места, о которых вообще не принято вслух говорить в светском разговоре, по ноздрям щекотнул лёгкий запах трав. Наверное, именно так пах луг в конце лета - душные запахи начинающих иссыхать растений, облаком окутывающие тебя до самой макушки. При этом не отпускавшие твою шерсть, держащиеся за неё. Забавно.

Следуя и буравя взглядом небольшую нору - чёрт возьми, откуда она о ней знала? - бурый практически позволил этому странному миру захватить его подсознание. Кажется, в самом деле начал задумываться о том, что оно и почему работает. - Ты много знаешь о травах, - заметил Лазарь, принимая лекарство. Карие глаза снова глянули на серо-белую, выдавая смесь сомнения и любопытства. Кашель временно отступил, хотя горло было сухим, как листья в конце осени. - в твоём... племени учат этому? - не сдержался кот, хотя в его тоне скользнула осторожность. Не очень хотелось навязываться, несмотря на то, что в подсознании шевельнулась мысль. Мне бы пригодилось это знание.

+1