У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Дорогие друзья! Да уж, по ощущениям это был не второй месяц осени, а самый разгар какого-нибудь бала в центре ада — настолько было жарко! И Совет, и наплыв новых да старых игроков, и сейчас вот не менее горячие итоги нашего конкурса!

И открывает наш чарт лучших из лучших молодой рыжий горец, Улей Жужжащих Пчёл, забирающий себе звание лучшего кота! Надеемся, что Галька тоже наконец разглядит в тебе такого и сделает правильный выбор ;>

Песня есть такая, мол, лучшие девушки у нас в клубе, но на форуме смело можно спеть, что лучшие кошки у нас в племени Теней, потому что Галка заслуженно становится лучшей кошкой октября! Живые реакции на неожиданные повороты судьбы, сочные сюжеты и почти новогодние подарки для Ивы — что же ещё нас ждёт?

Впрочем, племя Теней продолжает отличаться не только девушками с острым характером, но и привлекающими к себе всеобщее внимание оруженосцами, ведь почти единогласно Дятел становится лучшим оруженосцем! Комета растит из тебя достойного борца за номинации в почётниках, так держать!

А вот лучшим котёнком наши игроки признали мега-активную и хитрую Жабку из Речного племени! Скажем тебе по секрету, Квакушка очень тебя любит, просто не может сказать об этом прямо ;> Ждём, когда вы все вместе поднимете всё племя на уши!

Родители-герои, испытывающий слабость к пятнистым (даже горцам) отец и грозившаяся подобно шарику улететь куда-нибудь мать или лучшая пара октября: Оса и Росомаха. Поторопились ли они с рождением котят или действительно такова была их судьба?

После всего произошедшего на Совете, после всех тех слов и неоспоримых заявлений грех было бы признать самым запоминающимся персонажем кого-либо другого, как не Полёта Испуганной Цапли. Было ли такое поведение ошибкой, о которую юный Страж Неба обжегся и вынес урок или запланированным ходом в одной большой и долгой игре? Покажет время…

И, конечно, наша уважаемая Комета никак не могла уйти с Совета, не забрав себе звание самой каноничной кошки октября, ведь её характер, поведение, каждое слово и действие лучше кого-либо другого передаёт настоящий нрав Сумрачного племени из книг. А скоро ведь предстоит встреча с Кланом на границе… что же будет?

cw. последнее пристанище

Объявление

закрыта регистрация: река - котята, тени - оруженосцы, гроза - закрыта для всех должностей
Упрощенный прием: Клан Падающей Воды, племя Ветра, Речное племя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » здравствуй, моя бессонница


здравствуй, моя бессонница

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://funkyimg.com/i/2P427.gif http://funkyimg.com/i/2P428.gif
вечер, поющий ручей.
х

[indent]         « я не знаю, как с этим справиться, как мне это перебороть: мне так нравится,
                                     мне так нравится подниматься на эшафот;
                                                      я пришла бы к тебе, пришла бы, но не знаю – куда идти.
                                         и ломается что-то от боли где-то в центре моей груди. »

Отредактировано Опалённая (10.12.2018 18:51:52)

+2

2

Мрак хватает за шкуру, выбивая из реальности, оставляя лишь ощущение безраздельного, всеобъемлющего погружения в дикий водоворот событий, в гущу борьбы и инстинктов. Перед глазами мелькают смертоносные лики, и, жадно облизываясь своими шершавыми языками, скалятся в спину. Короткие, едва слышные стоны их преисполнены ненавистью и отвращением, как и ослабевающие блики чернильных зрачков, что раз за разом приближают исход новой схватки между смертным и нечистью. Лапы несут в темноту; в очередной раз пульсирующие когти взрыхляют землю, пытаясь предотвратить мнимое преследование, и в отсветах луны сверкают звезды, тысячей светил рассекая тёмный небосвод.
От себя не убежишь.

Тайфун очнулся, чувствуя пробирающий озноб в теле, и вновь обнаружил пустеющую подле себя подстилку. Тревога давно жрет его изнутри, сея неясные подозрения в подсознании. Привычка, рефлекс, которого он был лишён вот уже которые сутки — отчасти это и становилось причиной ночных кошмаров.

как долго ты спал?
всю жизнь, до этого момента.

http://s7.uploads.ru/rY8NW.gif

Сумерки сгущались над заснеженным лесом, делая его отнюдь не таким приветливым, как днём, но выбраться из запружённого котами лагеря было единственным разумным решением. Тайфун не стал вдаваться в подробности, предложив Опалённой пройтись — был уверен, что эта вылазка позволит им обоим отвлечься после тяжкого, трудового дня и сбросить бремя испытаний, что свалились по их души за последнее время, которого с наступлением первых снегопадов становилось все меньше. Но жёстко просчитался. Даже оказавшись вдали от стен лагеря, события тяготили, застревая иглой в затылке, а происходящее попросту не отпускало, отражаясь в глазах каждого, в зелёных — немного больше.

Ты хорошо справляешься со своими обязанностями, — незатейливая похвала оборвалась глухим хрипом, и Тайфун раздраженно тряхнул мордой, прочищая горло, чувствуя оседающую солью  безысходность. Как бы не хотелось бередить старые раны, бесцеремонно влезая в чужую голову своими грязными лапами, странное, гнетущее предчувствие никак не оставляло его в покое, и каждый раз глядя на неё, лишний раз убеждался, что эта ноша для неё слишком объёмна. — но будешь справляться ещё лучше, когда перестанешь себя изводить и начнёшь высыпаться, — его тон стал резче, скрывая за своей менторской призмой искренние переживания.

Ты возвращаешься в лагерь одна, посреди ночи, не спишь в своей подстилке, — будто вжившись в свою властвующую роль, он склонился в плечах, чтобы уменьшить разницу в росте и приблизил морду к чужой, глядя прямо в глаза. Холод взвился вдоль массивного тела завывающей бурей, неожиданно обдав жаром морду, и настоящим пожаром в груди стала ее близость.

Что происходит с тобой, Опалённая?

+3

3

[indent] Опалённой кажется, словно она до сих пор не проснулась [не спала вовсе?] - тело само по себе, повинуясь слепому автоматизму, движется куда-то, пробираясь сквозь падающий снег, всё дальше от оставшегося позади родного лагеря. Она не спит ночами уже давно, без сожаления и колебаний сон меняя на ночную тишину и горящий над головой Серебряный пояс, но в тот раз даже если бы захотела уснуть не смогла. Когда вселенная замирает, а мысли в голове затихают на пару драгоценных мгновений, воспоминания возвращаются, грубой волной накатывая. Впиваются ножом в висок, разбиваются точно о неприступные скалы, и ластятся к самым лапам, нашёптывая заклинания на ухо. Опалённая, разумеется, терпеть и проносить через себя_на себе тяжёлые удары судьбы научилась, но события последний нескольких дней бьют один за одним прямо в гортань, перекрывая доступ к кислороду, и остаётся только рыбой немой жадно хватать ртом воздух, которого сейчас стало намного меньше.

здравствуй, здравствуй, моя бессонница, мой жестокий капризный бог;
мы с тобою вот-вот у(с)покоимся, раскидав себя вдоль дорог.
http://funkyimg.com/i/2P4Dh.gif

[indent] Ожидание. Вот, что убивало и заставляло напряжение расти больше прочего. Сумрачные, вопреки угрозам и собственному нраву, отчего-то первыми в бой бросаться не собирались, но ходили голодными чудовищами по-кругу, зубами клацая и глазами хищно сверкая. Лес словно сам замер в предвкушении чего-то колоссального, чего-то такого, что навсегда судьбы живущих в нём изменит, и это давило похуже других насущных проблем, среди которых теперь были и новые обязанности. Наверное, поэтому Опалённая так просто и быстро согласилась пройтись-сбежать-передохнуть. Перед ним чиниться и увиливать смысла нет, от его сверкающих янтарём глаз не скрыться, да она и не хочет; устала. Идёт тихой поступью рядом, смотрит туманно-отсутствующим взглядом не на предметы, а будто сквозь них, и совершенно безразлично - и совсем немного резко - бросает в его сторону:
[indent] - Я ещё толком ничего не сделала, - не успела. Любой другой не меньше неё вклада вносит в жизнь племени, и не слабее старается-трудится на его благо. Почему же именно она? Почему её имя прозвучало из уст Солнцезвёзда там, на скале? Вопрос, на который самостоятельно ответить она не могла. Вторая фраза пролетает будто мимо; для Опалённой эта просьба (ли?) ничего практически не значит - тут же уносится к верхушкам деревьев вместе с порывом зимнего ветра. Она дёргает ухом, пускает облачко пара ртом и понимает - осеклась. - прости, - звучит уже ровнее и мягче, но всё равно недостаточно знакомо.
[indent] Когда он оказывается ближе, заглядывая в самые глубокие недры светлых зелёных глаз, Опалённая не отстраняется и даже неловкости никакой не чувствует; отвечает твёрдым взглядом, но за привычным хладнокровием свои эмоции прячет-кутает, только бы он до них не добрался.
[indent]       [ знаешь, тайфун,
            происходит слишком многое.
                 с чего бы начать? ]
[indent] С того, что родная мать не покоится сейчас где-то под корнями дерева, а ходит по земле и живёт совсем рядом? Или с того, что Опалённая чуть было в третий раз не лишилась её по вине барсука и отчасти собственной дурости? Нет, наверное, стоит начать с того, что при всяком взгляде на тебя она рассыпается каждый раз на искры и превращается в звёздную пыль, позволяя выкованным доспехам трещинами покрыться. Хотя, ты знаешь, нет. Начать с того стоит, что каждый шаг последним оказаться может - гроза с тенями пляшут на минном поле, искусно злого рока избегая, но лишь до поры до времени. И ей правда идущему рядом воителю выбор предоставить захотелось, но вместо этого она хмурится, качает головой и резко останавливается, поднимая на него неестественно рассеянный взгляд.
[indent] - Ничего, - опускает голову и прикрывает глаза, когтями в промёрзлую землю впиваясь, и даже не стряхивает с пёстрой шерсти излишний снег. - не о чем беспокоиться, - добавляет не меняя позы-положения, и только затем выпрямляется в ровной осанке, взрыхляя под лапами рассыпчатый снег. - нужно было кое с кем разобраться, - срывается с губ на полушёпоте, точно доносящееся пение птиц из-за горизонта, и Опалённая заглядывает прямо в глаза, делая уверенный шаг ближе; так, что вновь практически касается его своим боком. - подумай лучше о себе, - чувство вины оглушает по голове, когда в сознании проецируется образ раненной [в очередной раз] Куницы, и страх за соплеменницу-родственницу-мать скользким спрутом ползёт по телу. - с ней ведь всё будет в порядке?

Отредактировано Опалённая (11.12.2018 03:22:30)

+2

4

Ничего. На «ничего» у него уже иммунитет выработался, и он переменился в лице, выразительно дёрнув ухом, но не отвел взгляда, стоически удерживая зрительный контакт, так, между прочим, прикидывая в голове, действительно ли она хочет скормить ему эту навязанную ложь. Прошло столько лун, а она — все та же упрямая, абсолютно несгибаемая кошка, подобная ему; и любые попытки раскрытия телесных и душевных ран оборачиваются ещё большим отторжением, потому что отсутствие желания обнажать истинную душу — обычное явление для них обоих.

Впервые, пожалуй, Тайфун не хотел с этим мириться. Не мог позволить ей увязнуть в этой беспросветной, вязкой трясине, из которой сам он уже давно не пытался  выбраться.

Не верю, — отрезал он, когда  Опалённая решительно заверила его, что не о чем беспокоиться, на что Тайфун недовольно нахмурился, чувствуя поднимающуюся из недр груди бурю: так ли не о чем? Но брови его снова съехали вниз, исказив лоб хмурыми морщинами, точно рассекли массивную морду надвое, когда от новой порции недомолвок по швам затрещало терпение. Тайфун и сам был в напряжении последние дни (всегда), но чего он точно был лишен напрочь — это умения пропускать сквозь себя внешние треволнения настолько, чтобы позволить им отравить собственный разум, пуская по венам яд самоуничижения.

Достаточно того, что ты думаешь обо мне, обо всем, слишком много, — отведённый в сторону взгляд недобро полыхнул, но голос все же звучал ровно, с непреложной твёрдостью, одним тоном показывая, что ответ его не устраивает; его, в принципе, много, что не устраивает. Пустые тёрки с соседями, барсуки, терроризирующие лес, развал дисциплины в племени, но больше всего — попытки его обмануть или что-то утаить. В конце концов, тогда, в лесу, они многое для себя проясняли, и отчего-то Тайфуну показалось, что теперь между ними не должно быть недосказанностей.

Янтарные глаза впились в хрупкие плечи стоящей рядом кошки, скользнув вверх по линии приподнятого от холода загривка, и вновь от вида заживающего рубца когти непроизвольной впились в землю, лишь вовремя дрогнувший волнением голос остановил Тайфуна от зрительного давления.

Тебя это так беспокоит? — поднявшийся снежный вихрь внезапно бросил в морду леденящую массу, заставляя его приблизиться, уже не оставляя между ними никакой дистанции, но сделано это было вовсе не от холода, — Куница крепкая телом и духом кошка, выкарабкается, — он мог лишь догадываться об ее чувствах, однако старшая воительница определённо значила для неё больше, чем могло казаться.

Я понимаю, ситуация тебя тяготит, всем приходится трудно. Но забота на благо племени включает так же и заботу о себе. А то, что я вижу, напоминает больше самоистязание.

+2

5

[indent] Его взгляд вспарывает кожу, вскрывает вены и кромсает на тонкие полосы - кровь в жилах струится-льётся-нагревается, стремясь не то сварить изнутри, не то взорвать вовсе, и окрасить белоснежный пейзаж в глубокий алый цвет; он сопровождал Опалённую на протяжении всей жизни. По нему она скоро идти будет, как по дороге какой, и (не)известно куда путь этот её приведёт. Тайфун, конечно же, не верит - озвучивать это ему было не обязательно, в этот раз всё на морде написано. Он, почему-то, не смотря на всё умение контролировать себя и держать взаперти то, что иные напоказ выставляют, в безэмоциональности Опалённой всё же уступал // так ли холодно внутри тебя, Тайфун, как ты сам считаешь [как окружающим показываешь?]
[indent] - Не верь, - равнодушно пожимает плечами и даже не пытается переубедить_заверить, что с ней ничего не происходит. То ли потому, что затея заведомо бессмысленная_проигрышная, то ли потому, что объяснять ничего не хочется. Но он упрямый настолько, что в самую пору горы голыми лапами передвигать. Рушить скалы, смещать землю и деревья ломать. Ковыряется в том, куда путь посторонним заказан, прорывается сквозь кусты колючие, все препятствия обходит и когтями царапает не то сердце, не то душу - понять, что болит сильнее, последнее время стало задачей непосильной; проще - напрасной.
[indent]        [ броня искрится и трещит.
            каменная стена кренится - вот-вот упадёт.
]
[indent] - Не обольщайся, - усмехается криво, вскидывает одну бровь и щурится, глядя на кошачий силуэт снизу вверх. что же ты хочешь? Чего ждёшь от неё, какой реакции? Думаешь, вот-вот и начнёт душу_мысли обнажать? О, Тайфун, не забыл ли ты, кто возле тебя сейчас стоит? Опалённая недовольно фыркает в усы и стряхивает наконец с себя осевший на спине снег. Разрезает хвостом воздух, поднимает облако снежинок с земли и подавляет в себе раздражающее шипение; не лезь. Пускать дальше его не хочет - не может; не туда, куда он так упорно заглянуть пытается. Отпусти, отступи, отойди назад и вернись обратно, не следует тебе в чужом лабиринте блуждать и пытаться карту составить, всё равно не выйдет. Коридоры там вечно меняются, тупиков столько, что не счесть - смотри, как бы собственную душу в одном из них не потерять или на монстров-чудищ прожорливых не наткнуться. Голодные, озлобленные, безумные они бродят в поисках наживы, и во что угодно свои клыки вонзить готовы; кажется, Опалённая за всю жизнь их так до конца и не приручила.
[indent] Тайфун изучает кошачьи плечи, Опалённая - его лицо. Следит за взглядом, хватает каждый оттенок эмоции, видит каждый дрожащий под кожей мускул и даже не думает взгляд на этот раз отводить. чего же ты хочешь? То, что они оставили где-то в совершенно противоположной стороне, будто никакого эффекта и не дало. Она всё ещё чувствует то, от чего сама нос воротит; он до сих пор ведёт себя так, что заставляет плавиться вековые ледники // не иначе как глобальное потепление.
[indent] - Нет, - отрезает резким тоном, едва он успевает договорить. - не понимаешь, - ничего, совершенно ничего. Злость подступает к горлу и Опалённая прижимает уши к затылку, оставляя между их носами всего несколько миллиметров. Из последних сил сдерживает себя, чтобы клыки не обнажить, впивается когтями в землю, кончиком хвоста подёргивает нервно и сверкает глазами близко-близко - кажется, они даже ярче стали, от чего пелена спала и эмоции читаться предельно ясно начали, как никогда раньше. -  думаешь, мне есть дело до себя, когда мы находимся на пороге войны, а Куница лежит в палатке целителя второй раз на пару с Орехом? - хочет шаг вперёд сделать, оттеснить назад, обратить в мнимое бегство, но знает прекрасно, что Тайфун не отступит; она бы тоже не отступила. Шерсть на загривке дыбом встаёт и рыжие пятна на ней словно загораются настоящим пламенем, пока в глазах плещется решимость - пусть только рискнёт урезонить_задавить, она не шелохнётся [только если ему навстречу]. Всё, что с племенем происходит и ещё произойдёт - в порядке вещей; к этому привыкаешь, как и к тому, чтобы его благополучие выше собственного ставить. - разве она не достаточно выстрадала за эти дни? Я не прощу себе, если в третий раз потеряю мать, - и тут же понимает, что оступилась. Шерсть опускается, а глаза вдруг словно выцветают, и Опалённая тут же в лице меняется; смотрит почти испуганно (?), но не отходит ни на сантиметр, только вздыхает беспомощно, и с губ слетает хриплое, едва слышное: - просто не могу этого допустить, - проклинает себя множество раз в голове - не так он должен был узнать, - и надеется только, что Тайфун поймёт. Только он, на самом деле, и может.

Отредактировано Опалённая (12.12.2018 02:13:58)

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » здравствуй, моя бессонница