У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Любимые игроки!

Еще один год прошел. Нет, представьте только: Последнему Пристанищу, ставшему домом для всех нас, уже целых два года!
Два ярких года, полных историй, сюжетов, личных и глобальных линий, новых персонажей и захватывающих отыгрышей.
Мы любим вас, ребят!
И мы искренне хотели порадовать вас. Просим любить и жаловать: новый дизайн всея ПП. На сей раз мы решили более четко отслеживать племенную тематику, и в этом сезоне именно племя Теней удостоилось чести сиять на ваших экранах.
Кто станет следующим племенем? Зависит от вашего актива! Дерзайте, ребят!
И спасибо вам. От души, от амс, от каждого лично и всех нас в целом. Это непередаваемо круто: знать, что по ту сторону экрана тебя ждут. В обличии кота-воителя или человека в реальной жизни - не важно.

Любим вас.

Спасибо, что вы есть! С днем рождения, Последнее Пристанище!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » coup de grâce


coup de grâce

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Дворец его — из черепов.
Корона его — последние щепки
Корабля жизни.

http://s5.uploads.ru/7TaCb.png

http://s8.uploads.ru/wy4VZ.gif

палатка целителя & сезон голых деревьев————————————————————————————————Серые стены и запах сухих трав. Тело - тоже своего рода тюрьма. И с годами взломать её замки становится всё сложнее. Хорошо, если у кого-нибудь окажется лишняя отмычка.

+1

2

Клубится, тянется дымка забытья. Вьются сизые сны, еле проникая сквозь ивовые корни, защищающие палатку от холода и ветра. Надёжные стены охраняют травы и позабытого больного, неприметно лежащего на своей подстилке в углу. Горячий от лихорадки, но тихий-тихий, ни слова, ни хрипа, ни лишнего движения. Череп не мешался в этой палатке никому, он стал её частью, фоновым элементом. Безмолвный, как камень, тусклый и спокойный. В то время ещё был жив Львинозвёзд, зычно созывающий собрания, по палатке деловито сновала Щербатая, а племени жилось почти что спокойно, за исключением проблемы пропавших котят. Однако Череп не знал, как живёт его племя, он не обращал на это никакого внимания, прибитый к подстилке своей лютой простудой и воспалением в суставах. Ему снились сны, чаще всего, тренировки с его почившим наставником, Бурозвёздом. Иногда во сне он снова переживал тот момент, когда вместе с Ручей ловил большую щуку и ощущал единение двух сильных охотников. Просыпаясь, Череп видел серые стены, безразлично смотрел на них, а затем засыпал вновь. Его мучил бред, он плохо различал Щербатую с Сивой, но так как посетителей у Черепа не было, вслух бредил он редко.
Сегодняшним же днём что-то в палатке переменилось. Во-первых, от ломоты в спине Череп проснулся с рассветом, хотя в последнее время открывал глаза лишь к полудню. Во-вторых, его лихорадка обострилась сильнее обычного, и он даже начал бормотать себе под нос какую-то ерунду. Так он и провёл большую часть дня, то просыпаясь, то уходя в забытье. До тех пор, пока в палатку не вошла новая фигура.
Череп быстро понял, что это не Щербатая и не Сивая, за проведённое в палатке время он почти запомнил длину их теней и перестук шагов. Резковато повернувшись, он обнаружил, что кошачий силуэт расплывается в его глазах. Ответ, однако, пришёл в голову больного сам.
- А, это ты, Дымка, - глухо сказал речной воин, устраиваясь на подстилке поудобнее. - Не думал, что придёшь проведать. Как там на реке, хорошая охота?
Вряд ли существовал кто-то, с кем Череп разговаривал мягче, чем с Дымкой. Она была ему хорошей, послушной ученицей, и он даже как-то привык к ней. Не хотел привязываться, но какую-то долю доверия серая кошечка у него заслужила. Череп смотрел на кошку, в которой признал Дымку, и чем дольше смотрел, тем сильнее ему казалось, что это и вправду Дымка. Он не понимал, что перед ним не его ученица, а Медведица, которая, вероятно, в палатку вообще по другим делам пришла, а вовсе не к доходяге Черепу. Ивовые корни покачиваясь в его глазах, словно водоросли, и Череп, завороженный этим зрелищем, полуслепо наблюдал за ними. Он чувствовал себя не очень хорошо, а Щербатая, как обычно, отказывалась давать ему мак.
- Ты не знаешь, где Щербатая хранит маковые зёрна? - мрачно произнёс он, надеясь, что целительницы нет в палатке. - Не хочешь, м-мм, поискать их?
Похоже, ещё немного, и Череп начнёт напрямую просить мак. Он знал, что от целителей ждать помощи не стоит. Они лечат по своим принципам, а Череп по своим. Воин знает, что нужно его телу, чтобы боль ушла. Ведь он уже не раз и не два принимал мак, и всякий раз целебные зернышки помогали ему подняться на ноги. А если не подняться, то хотя бы хорошо выспаться и набраться сил.

+3

3

Прежде чем засунуть свой нос не в своё дело в очередной раз, Медведица довольно долго и старательно выискивала себе занятия и придумывала предназначения, но, в общем-то, да, от мысли навестить Черепа отделаться было очень тяжело. Серошкурая знала, что коту явно не слишком хорошо, раз он задерживается в палатке так надолго, и то ли испытывала тупой кошачий интерес к тому, как там его дела, то ли почему-то была уверена, что сумеет ему помочь лучше, чем эти многие сутки в палатке. Впрочем, особо самонадеянной кошка и вовсе никогда не была, а потому шла лишь хотя бы узнать, не принести ли рыбку или ещё чего.

Подойдя к целительской и уже просунув в неё нос, кошка сразу услышала голос Черепа, который походу перепутал Медведицу с Дымкой. Серошкурая только задумалась о том, что неужели никто иной и не навещал воителя, как Череп продолжил говорить, да о таких вещах, что сумел удивить нашу героиню. Не желая подслушивать слова, предназначенные не для её ушей, кошка поторопилась подать голос:

-Череп, это я, - отозвалась кошка после паузы, но тут же продолжила, - Медведица.

Серошкурая сделала несколько шагов, с хвостом погружаясь в палатку и целиком окунаясь в местные запахи, казавшиеся и трепкими, и пряными в своём разнообразии. Насчёт мака... Такого Медведица и не чувствовала, но чётко знала, что можно сделать с маковыми зёрнами, кроме как вырастить новый мак. К морде Черепа кошка не ломилась, не слишком нарушая покой кота. Палатка целителя, как ни крути, была местом унылом, и рассчитывать на приподнятое настроение Черепа так и так не приходилось.

- Щербатая не оставила тебе лекарств? Серошкурая прибегнула к такому невинному голосу, на который только была способна. Ну, скрывать тут нечего - она кошкой-то и в целом была относительно недалёкой, но, даже смекая лишнее, додуматься вовремя отказаться от информации умела. Ей не были интересны увлечения Черепа настолько же, насколько она не собиралась бы ему помогать в поисках зёрен.

- Если хочешь, я могу сходить за ней, - всё так же невинно продолжала воительница, - Она знает, что делать. Выкинуть все маковые семена в племени?..

Лучшее, что могло получиться в результате опустошения маковых запасов - это поле. Медвдица оставалась на том же месте, сохраняя невинный облик, словно оруженосец, заглянувший в палатку к своему воителю, хоть и начинала чуть-чуть жалеть, что выбрала не самый подходящий момент навестить Черепа. Впрочем, была надежда на то, что воитель сам сумеет обвинить Медведицу в плохом слухе, и она сумеет напрочь забыть про эти зёрна, про их поиски и всё другое. Кошка помялась какое-то время, немного забыв, что у Черепа беспокойства явно серьёзнее голода:

- Проголодался? Воительница выжала из себя не особо бодрую, но какую-никакую улыбку. Ей сильно хотелось поддержать кота, хоть по его морде и не было даже примерно видно, будто ему это надо, но своих стремлений Медведица не могла сдерживать, когда считала, что они лишь на благо. В принципе, да, той частью своего ума, которая более дальновидна, кошка уже представляла, как Череп огрызается и прогоняет её, но пока всё там же стояла, у самого входа, мягко водя хвостом по земле.

+2

4

Кажется, что-то треснуло. Тонко, но бесповоротно, как кромка льда. Череп понял, что у него диссонанс с самим собой. Его глаза видят одно, его разум говорит другое, тело же вовсе не хочет поспевать за обоими, безвольное и вялое, словно, попытайся он встать, поднимется лишь скелет, а шкура и плоть останутся лежать на подстилке бесполезными тряпками. Он смотрел то ли на Медведицу, то ли сквозь неё.
"Это действительно не Дымка", - понял Череп, отведя взгляд. "Дымка не пришла бы проведать меня. Она знает, что мне это не нужно".
Ветерок, едва пробивающийся в палатку, слабо шевелил шерстинки на тёмно-серой шубке Медведицы. Череп смотрел на них и видел огромное поле чёрной травы, в котором заблудился. Ему стало совсем нехорошо, будто чёрная трава изрезала его лапы, и оттого ему тяжело идти. Он еле выпутался из тяжёлой дрёмы, которую навеяла ему пушистая воительница.
- Щербатая должна была оставить мне немного мака, - скупым, безэмоциональным тоном оповестил он. Медведица тут же предложила сходить за целительницей, и Череп почувствовал скуку. "Если она позовёт Щербатую, ничего не изменится".
- Не стоит беспокоить её. Она занята своей работой. Отрывать целителя от спасения жизней соплеменников - сомнительное дело.
"К тому же, Щербатой плевать, насколько мне плохо. Жив - и ладно. Я могу её понять. Это честный подход, суровый и честный. Будь я целителем, поступал бы так сам".
Он прекрасно помнил её подозрительный взгляд, когда впервые попросил маковых семян. В тот момент Череп, ослеплённый болью в своих суставах, подумал, что Клоповник пригрел у сердца змею. Он редко бывал справедлив к Клоповнику или Щербатой, потому что ни один из них не хотел и не мог усыплять его болезнь вечно.
Медведица спросила, не хочет ли Череп подкрепиться. Голос прошёлся по его голове слабой вибрацией. Он посмотрел на кошку невидящим взглядом, словно за её спиной кто-то стоял. В голове речного воина пульсировала жаркая лихорадка.
- Я не голоден. Не стой над душой, Ливень... - пробормотал он, отворачиваясь... от своего бывшего оруженосца? И что Ливень мог забыть в этой палатке? У него уже давно свой ученик. Ему нужен совет? За советом следовало идти к кому-то более разговорчивому.
Из-за больного горла Черепу было трудно глотать, потому он отказывался от еды. К тому же, болезнь затянулась, а воин не рассчитывал, что столько времени пролежит здесь, убивая пищевые запасы соплеменников. Он старался потреблять как можно меньше, чтобы не создавать проблем. "Поскорее бы встать на ноги и охотиться, как прежде", - думал Череп, представляя, как плывёт за щукой по быстрой реке. А Ливень, всё-таки, не ушёл.
- Что-то нужно? Говори, я слушаю, - сказал он молодому коту. Его шея пошатнулась, но он по-прежнему держал голову поднятой.
"Отвратительный денёк. Может, когда он закончится, станет прохладнее. Сейчас как-то... жарковато. Разве таким должен быть сезон Голых Деревьев?"

+3

5

Воительница успела немного порадоваться тому, что Череп общается довольно бодро, покуда не то, что бы заподозрила нечто неладное, а не смогла оспорить, что старого знакомого целиком поглотил то ли жар, то ли бред, то ли и вовсе нечто похуже. Серошкурая помрачнела и напряглась даже сама, хоть и её никакая болезнь не касалась.

- Но ты ведь тоже часть племени, - спокойным голосом ответила кошка, - И на спасение твоей жизни она бы точно поторопилась. Кошка выдавила из себя довольно хрупкую, не до конца уверенную в происходящем улыбку.

Ливень?.. Медведица растеряно обернулась себе через плечо, словно и в самом деле должна была увидеть в проходе целительской бывшего ученика Черепа. Впрочем, если Ливень был бы сейчас здесь, то так было бы намного легче: во-первых, не приходилось бы подозревать Черепа в агонии, а, во-вторых, уж он-то всяко лучше знает своего наставника, и воительница бы с более спокойной душой оставила Черепа с Ливнем, чем с самой собой. К сожалению, то ли жизни кошка много не видела, то ли просто слишком умна не была - она не понимала, что происходит с Черепом, а непонимание и незнание, приправленное искренним желанием помочь, равносильно примерно беде. Не желая зла, не подозревая о вреде серо-белая могла натворить столько плохого, даже тому же Черепу, что становилось и самой страшно.

Любой другой циник при взгляде на кота, впрочем, точно сказал бы, что Медведица не сделает ему хуже - хуже так-то некуда. Воитель мог вроде ходить, но это было не точно, да и кошка не собиралась просить его встать. Серошкурый мямлил что-то про мак, и глупая черепушка Медведицы бы точно додумалась его предложить Черепу, если бы так скоро он не поймался на очень, очень мутном рассудке.

- Наверное, Щербатая бы оставила его тебе, был бы он тебе нужен, - осторожно ответила кошка, не желая показаться этакой мамочкой, - Я бы всё же могла за ней сходить.

Не зло, но крайне пристально Медведица всмотрелась в глаза кота, которые отдельно взятые казались даже измученнее, чем он сам. Неволей в голову кошки сразу же пришли идеи, что, может, Щербатая и правда забыла угостить его маком перед отлучкой, и он, страдалец, изнывает от боли и других мучений, а единственное спасение для него сейчас - Медведица, которая по доброте душевной согласится помочь найти зёрна... Медведица обернулась через плечо на выход из палатки: Щербатая была не так далеко. Почему же тогда целительница не помогла ему, неужели нельзя было что-то сделать для этого несча... От мыслей о жалости к Черепу резко стало противно. Даже сейчас он казался статным, хоть и замученным, и в его морде уж наша-то кошка точно видела не только страдальца, но и прежнего Черепа. Только кошка не знала, ему, что, и правда нужен мак, чтобы вернуться к самому себе?.. Видеть старого знакомого таким было больно и самой, и воительница неспешно коснулась своим носом его затылка, напросто понять, не сгорает ли он от агонии заживо, хоть в её сторону и так веяло болезненным ветерком. Где там Щербатая?

+1


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » coup de grâce