У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Любимые игроки!

Еще один год прошел. Нет, представьте только: Последнему Пристанищу, ставшему домом для всех нас, уже целых два года!
Два ярких года, полных историй, сюжетов, личных и глобальных линий, новых персонажей и захватывающих отыгрышей.
Мы любим вас, ребят!
И мы искренне хотели порадовать вас. Просим любить и жаловать: новый дизайн всея ПП. На сей раз мы решили более четко отслеживать племенную тематику, и в этом сезоне именно племя Теней удостоилось чести сиять на ваших экранах.
Кто станет следующим племенем? Зависит от вашего актива! Дерзайте, ребят!
И спасибо вам. От души, от амс, от каждого лично и всех нас в целом. Это непередаваемо круто: знать, что по ту сторону экрана тебя ждут. В обличии кота-воителя или человека в реальной жизни - не важно.

Любим вас.

Спасибо, что вы есть! С днем рождения, Последнее Пристанище!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » выплеснуть раздражение


выплеснуть раздражение

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

забив

http://s9.uploads.ru/t/q5mB2.jpg

http://sd.uploads.ru/t/rIBUP.jpg

главная поляна племени ветра & утро, ближе к полудню ————————————————————————————————что делать, когда всё вокруг безумно раздражает, а выплеснуть накопившееся раздражение хочется? правильно, найти того, кто также, как и ты, желает размять лапы. 
[indent] утёсник vs жаровница

Отредактировано Утёсник (21.02.2019 18:55:12)

+3

2

Как-то неожиданно скоро раннее утро перекатило в день, и всё это время забилась под завязку каким-то суматошным негативом настолько, что полосатая не успела и бок кролика облизать. Почти что все её друзья, которые только-только посвятились в воители, отправились по патрулям и охотам, а Жаровнице же было наказано дожидаться Аспид. Вытащив из палатки своего отца и закатив ему истерику так сильно, на сколько хватило храбрости (а Жаровница очень храбрая) и рассорившись с ним в итоге так, что дело стало только в разы хуже, со злостно заведёнными назад ушами и печально опущенным хвостом рыжая тяжёлыми шагами надвигалась на поляну, словно гигантская мрачная туча.
В такие дни ей особенно не хватало брата, да и сердце от обиды сжималось, что ей почти что одной страдать ещё целую луну оруженосцем. А этого почему-то не понял даже отец... И Падающелапа где-то носило.
Вместо того, чтобы с ходу заняться поисками завтрака, Жаровница сначала внимательно оглядела поляну, на которой кроме себя нашла только Утёсника. Вероятно, что-то в её черепушке щёлкнуло, и она решила, что пообщаться ещё и с ним - это восхитительная идея.
- А ты что, важная морда? - обратилась полосатая вместо приветствия, ускоренными, но такими же тяжёлыми шагами приближаясь к коту.
Рыжая не стала тратить время на изучение выражения его морды, практически на лету принявшись выпаливать в его сторону всё то, что накопилось за последние минуты после ссоры с отцом. Нет, с Утёсником они вроде как друзьями не были, но рыжую это не беспокоило - ей было не принципиально, на кого выливать эмоции.
- Тоже хочешь мне рассказать, что ещё целую луну я буду хуже тех, с кем тренировалась всё это время? - не унялась кошка и не сбавила темп, - И что две трети луны - огромное время и большая разница!?
Шерсть на кошке вся была вздыблена так, словно она была готова сорваться в бой, а морда, унылая и суровая одновременно, конкретно вторглась в личное пространство Утёсника, уже почти что щекотя его ноздри своими усами. А хвост тем временем нетерпеливо бился своим кончиком то о землю, то о задние лапы, словно и в правду был готов сорваться и вмазать кому-то хотя бы по щеке.
- И чего ты молчишь? Начинай, не стесняйся, я тебя выслушаю. Полосатая старательно пыталась изобразить и в самом деле добродушный голос, что едва ли получилось.
Стоять так близко к какому-то коту было не неловко, но критически неприятно. В таком расположении духа, в каком была сейчас наша героиня, могло рассердить и лишнее дуновение ветра, и лист, который не так упал на землю рядом. А в состоянии, таком, кстати, Жаровница и вовсе была часто, просто в настоящий момент - в немного обострённом. С манерным и громким фырком кошка разорвала зрительный контакт, бесцеремонно проехавшись левыми усами по морде Утёсника так, будто он и стоял здесь в ожидании этого жеста, и повернулась к нему крупом, ожидая от воителя всё тех же слов, которые она слышала все-все последние дни.

+3

3

Для Утёсника утро, впрочем, тоже не задалось. Сон ему снился гадкий-прегадкий, про ускользающую мышь из-под лап и про накрывшую его сзади высокую густую тень — кот силился обернуться, но, кажется, все движения его были скованы, и шея онемела. Он почувствовал острую боль в спине, будто тысячи еловых иголок впились в его шкуру и пригвоздили к земле. Кот попытался закричать, но из пасти раздался лишь глухой стон — рот был чем-то забит.
Он заколотил лапами, дернулся в попытке вырваться, и в следующую секунду боль ослепила его тьмой.

А потом вспышка света ударила в глаза, и он о ч н у л с я.

Утёсник просыпается от бесцеремонных прикосновений влажного утра к векам. Открывает глаза и обнаруживает у себя в пасти собственный изжёванный хвост. С отвращением выплёвывает, щёлкает челюстями и языком пытается снять с клыков налипшую шерсть. Приподнимается на передних лапах, зевает, мотает головой, вырываясь из паутины сна, припоминает утёкший во мрак углов палатки кошмар и окончательно выпутывается из сетей. Прислушивается к собственным ощущениям, осторожно водит ушами, будто боится услышать боль в спине и рухнуть замертво на подстилку. Живой, вроде. С облегчением протяжно выдыхает и наконец поднимается с места. Великое Звёздное племя, какой неприятный сон.

             Действительно. Хорошо, что просто сон.

Лагерный шум заставляет его попятиться, случайно толкнув кого-то задом, а утренний свет — зажмурить глаза. Ну, давайте, где там Соболь? Пошлите меня в патруль для красоты, мне же ночью не хватило. Утёсник вслепую пробирается вперёд — куда конкретно, ещё сам не знает, главное, подальше от палатки. Я сегодня вообще лучше спать не буду, — молотит себя в раздражении хвостом по бокам кот. Внутри него нарастает злоба; кажется, что скажи ему сейчас слово, и он выплеснет накопившиеся усталость и страх на голову первого попавшегося.

Открывает глаза, когда привыкает к ярко-красной пелене перед глазами. Взгляд Утёсника падает на кучу с дичью, и засевший внутри демон протяжным рыком требует утолить жажду мести путём раздирания добычи на мелкие кусочки. Уже более весёлой и привычной для самого себя походкой воитель двигается к куче, на ходу высматривая что повкуснее. Что-то ему подсказывало (возможно, скудность этой самой кучи, которую было видно издалека), что на завтрак у него шиш с маслом, потому что вместо обилия полёвок и кроликов кто-то оставил ему захудалую синицу, больше похожую на комок перьев, в который втиснули клюв и лапки, чем на птицу, пригодную для насыщения внутренних чертей. А рядом, видимо, в качестве насмешки над Утёсником, валялся выплюнутый кем-то комок кроличьего меха.

Он подходит к «куче», пожирая глазами бедную синицу, наклоняется, распахивает пасть над дважды жертвой и тянется к ней, и тут раздавшийся над его головой оклик резко пресекает движения Утёсника.
— А ты что, важная морда? Тоже хочешь мне рассказать, что ещё целую луну я буду хуже тех, с кем тренировалась всё это время? И что две трети луны — огромное время и большая разница!?
Кот тут же отстраняется от птицы, словно ему дали по губам словами: нельзя, Утёсник, не-ельзя, ты что творишь? А Утёсник ничего и не творил, он просто хотел спокойно поесть! Когда серый замечает Жаровницу, демон внутри него, теряя над собой контроль, по пищеводу карабкается наверх и высовывается из пасти, чтобы взглянуть на эту чертовку, когда он понимает, что какая-то м е л ю з г а помешала его завтраку, всё внутри него вскипает, кот не выдерживает, отдаёт руль разъярённому демону, и испускает полный ненависти свистящий выдох.
— И чего ты молчишь? Начинай, не стесняйся, я тебя выслушаю, — отвечает на его тихую злобу оруженосец и усами проезжается по ушам Утёсника. А для подчёркивания сложившегося эффекта ещё и поворачивается спиной.
— Ты-ты-ты что, издеваешься?! — сдерживая порывы закричать, выдавливает сквозь стиснутые зубы кот. — Да шла бы ты тренироваться и до-о-оказывать остальным про свою разницу в лунах, мне-то какое дело до тебя! Тише, тише, Утёсник, дыши глубоко, дыши ровно. Вот так, вдох, вы-ыдох. Что ты ко мне прицепилась? Делать нечего? Оно и понятно, если вечно в лагере сидеть, да-аже вон, котята посвятятся! У нас их, правда, ещё нет, но ты посиди подольше, может, с их посвящением в воители и сама из палатки оруженосцев вылезешь!

         Вдо-ох-вы-ыдох, Утёсник.

Воитель бросает полный недовольства и, может быть, даже презрения взгляд на Жаровницу и возвращается к куче с дичью. Опускает морду и вдруг натыкается на пустоту. То есть вообще на пустоту. Полнейшую. В испуге кот машет головой, пытаясь найти пропавшую синицу, и находит её в пасти удаляющегося воителя.
— Э-э-эй!.. Куда?! — вырывается из его рта протяжное блеяние, но кот в ответ (а может, просто от удовольствия, вызванного приближающимся завтраком) лениво машет кончиком хвоста.
В следующий момент всё раздражение выплёскивается на бедную Жаровницу.
— Ты-ты видишь, что ты натворила? — рычит Утёсник, — что ты мне теперь предлагаешь, сходить поохотиться и заодно тебе чего-нибудь поймать? Да ты...
И, не выдержав раздувшегося внутри него, как воздушный шар, напряжения, левой лапой, однако, с втянутыми когтями, обрушивает первый удар.

+3

4

Все внутренние бесы, злобные подмастерья, духи пороков и тени помыслов возликовали так, как не воркует стая голодных голубок в брачный период, когда Утёсник, дав ответный сигнал на "приветствие" Жаровницы, повернул к ученице свою морду, на которой было написано именно то, чего полосатая так хотела - взаимность. Такое же бешеное раздражение, какое бушевало и в ней самой, искрилось из глаз воителя, а ей, рыжей, сейчас это было как самая желанная услада котёнку.

Оправдываться или извиняться перед Утёсником, как перед воителем, ей сейчас ничуть не пришло в голову: рыжая вообще забыла о разницах в звании и возрасте. Утёсник подлил в огонёк нашей героини достаточно маслица, чтобы она, не медля, открыла свою пасть в ответ.

- Й-й-й-йа-а? - передразнила кошка, - Может, сам станешь моим оруженосцем? Научу тебя ч-ч-чётко говор-р-рить? Слышала, старики уже не обучаемы, но мы попробуем. У тебя же есть время, верно, раз ты шкеришься средь бела дня по поляне и не можешь поймать мёртвую птицу? Рыжая ехидно залыбилась.

Вот это мы умные! Сразу поняли... Мы - издеваемся!.. Полосатаю начинала цеплять внимательность Утёсника к деталям, и, как только Жаровница успела совсем капельку подумать об этом, бело-серый разразился очередным горем так, словно только что ему сообщили, что он не кот, а речная черепаха: прямо из-под его носа кто-то утащил птичку, на которую он лил слюни ещё до начала их разговора. Походу слюней накапало столько, что она стала ещё аппетитнее, и воитель, положивший на неё глаз, уже плавно скрывался из виду. Морда Утёсника же исказилась настолько, что речная черепаха уже больше походила на кота, чем он сейчас. Рыжая не дёрнулась, но её улыбка расползалась ещё дальше, а уши только повернулись ближе к Утёснику, чтобы чётче насладиться каждым его недовольным визгом.

Бока Утёсника нервно вздымались и опускались, очень резко, будто бы его разносило изнутри большими порывами воздуха, а потом так же резко стягивало обратно. Выглядело это неестественно и несуразно, несмотря на то, что злость раскалила Утёсника настолько, что он уже почти что дымился. И, кстати, да, топорщащуюся белую шерсть частично и было можно принять за пар, взмывавший к холодному небу от горячей задницы. Жаровница никак не могла скрыть удовольствия из своих медовых, наглых глаз, и даже сделала несколько шагов в сторону воителя, чтобы тот тоже получше смог это разглядеть.

Давай, дыши-дыши. Надувайся. Большой и крутой воитель! Давай, попыхти ещё... Вот, да, так, совсем крутой! Но злорадство полосатой было прервано тяжёлой, воительской лапой, которая прилетела ей в затылок. Когда рыжая задиралась, как взрослая, она всегда забывала, что тогда и получит сдачи, как взрослая, и эта болезненная телесно несправедливость била ей по самолюбию ещё хлеще многого другого. Потерявшись от удара на какое-то время, спустя секунды две-три полосатая сумела сфокусироваться на Утёснике и, слабо думая о технике, ломануться на воителя, всем своим детским весом пытаясь его опрокинуть. И, к собственному очень огромному удивлению, у неё это получилось! Даже не упав самой, Жаровница только примостила все четыре лапы на тело воителя, которые размерами и так походило ей как подстилка, переминаясь, устраиваясь поудобнее, и выпуская когти только на ту самую-самую малость, чтобы намекнуть Утёснику на собственное великодушие и жалостливость по отношению к нему.

- Стоять на лапах т-т-тебя не учили тоже, верно? - уже без гнева, но с искренним злорадством победителя проговорила кошка прямо в морду Утёснику, игриво щекача его морду своими усами, - Если будешь хорошо, кхм, х-х-хорошо себя вести, то возьму в свои оруженосцы. А пока придётся быть хорошим мальчиком. Улыбка не сходила с морды рыжей, а это мелкое торжество придавало ей немного спокойствия.

Слезать с воителя она не собиралась, но и валять его по поляне не имело бы смысла: перекатившись, Утёсник бы тут же придавил кошку своим весом, так что дёргаться не стоило, только если так же продолжать мягенько нажимать на него когтями, намекая о том, что могло быть и хуже. Или, может, ещё пожевать ухо?.. И вот уже зубки кошки потянулись к нему...

Отредактировано Жаровница (27.02.2019 21:54:02)

+3

5

Жаровница теряется от удара, и Утёсник, несколько раз быстро-быстро похлопав ресницами прямо перед мордой кошки, как бы изображая оглушённую ученицу, самодовольно улыбается, растягивая злобную улыбочку до ушей, а демон, построив вторую пару рожек над своей головой и высунув язык, вновь исчезает за рядом зубов воителя. Нет, пожалуй, в какой-нибудь компьютерной игре или серии книг Утёсник был бы отличным антагонистом, из тех, что с большими планами на мир и глупой лыбой на всю рожу. Он бы творил пакости и умело скрывался с места преступления, а какие-нибудь добряки с плащами из домашнего пледа и самомнением шире экватора осуждающе цокали языком и наводили порядок. Хотя, пожалуй, сейчас Утёсник исполняет вроде бы даже благую цель: заезжает по ушам особо наглых личностей вроде Жаровницы. Внутри него всё вместе с демоном прямо прыгает от удовольствия, да и сам он ещё немного и поскачет по поляне, напевая что-то этакое во всю глотку. Ну, что-то вроде «Получила, получила, с ног меня ты не свалила!» Жаровница, слегка оклемавшись, впрочем, мигом обрушивает все грёзы Утёсника вместе с самим Утёсником на землю:
— Стоять на лапах т-т-тебя не учили тоже, верно? — Утёсник издаёт глухое устрашающее рычание и тут же смешно, по-котёночьи чихает, когда усы кошки нечаянно заползают ему в ноздри. — Если будешь хорошо, кхм, х-х-хорошо себя вести, то возьму в свои оруженосцы. А пока придётся быть хорошим мальчиком.
Нос не дорос! — раздражённо рявкает воитель, чувствуя, как ярость вновь захлёстывает его, и делает несколько попыток свалить с себя Жаровницу. Сразу ему это, впрочем, не удаётся; кошка насела на него с такой силой, что серый, чуть расслабившись, вдруг чувствует онемение, расползающееся по лапам. — Мышиный помёт! Да ты уберёшь их или нет? — выдаёт он, когда усы ученицы в очередной раз утыкаются ему в ноздри, однако вместо того, чтобы повиноваться недовольному восклицанию старшего, рыжая лишь приближается к его морде и раскрывает пасть, обдавая зловонным дыханием. Я, наверное, должен был высказать экспертное мнение по поводу её клыков, — возмущается Утёсник, а затем, вдруг осенённый какой-то идеей, вдруг расслабляется и с искренним удивлением, почти страхом, пялясь в пасть кошке, вдруг выдаёт:
— Слу-у-ушай, да у тебя тут так запущено! Ты давно к Полуночнику ходила?

И, воспользовавшись подходящим моментом, мигом валит Жаровницу, оставляя в её когтях крохотные клочки шерсти.

— Ты сходи, проверься, а то у тебя по морде уже видно, что ты какая-то недалёкая, — с пренебрежением фыркает он, поводя затёкшими плечами.

+3

6

В её лапках, цепких и сильных, чем прежде казалось, Утёсник извивался, как маленький ужонок. Извивался и кривил морду да всё пытался куда-то увернутся от усов кошки, которые находили его снова и снова, куда бы он ни ворочился, находили и игриво покалывали, словно нарочно пытаясь залезть то в нос, то в глаз. Жаровница бы удивилась, если бы кто-то поумнее не цапнул её прямо за них и не выдрал бы с мясом. Ну, она бы именно так и поступила. Но речь шла об Утёснике, а не о ком-то сообразительном.

- Пожалуй, стоит, - старательно успокаивая голос, ответила кошка, - Не хочу таскать твоих блох. Фу.

С горем пополам, но кот смог из неё выбраться. После нескольких неудачных попыток он всё-таки подловил момент, когда полосатая то ли отвлеклась, то ли пыталась поудобнее переставить лапы, и выскользнул. Как ужонок. Утёсник что-то лепетал про запах из её пасти, что Жаровница шибко близко не приняла к сердцу: во-первых, оно у неё было слишком безразличное до таких мелочных тех, а, во-вторых, если бы она знала, что сможет его добить запахом из пасти, то непременно съела бы что-то отвратительно вонючее до того, как завалила его. Какую-нибудь рыбу, ведь всем известно, какое племя в мире славится самым мерзким запахом и почему.

- Но ты подумай, Утёсник, - не унимаясь, настаивала полосатая, - Я почти готова взяться за твоё обучение... Придётся перестать визжать, как раненая зайчиха, конечно... И лучше вообще молчать, И, да.., - рыжая поёжилась от одного воспоминания, что ей пришлось трогать кота своими лапками, - Ежедневно проверяться на блох и купаться тоже изволь.

Сложно сказать, какое странное и дикое удовольствие приносило кошке такое медленное, ребяческое истязание кота, но оно явно имело место быть. Едва ли оно бы ощущалось так же сладострастно, если бы у самой полосатой день не шёл бы так паршиво. До этого момента. Теперь ей было даже немножко весело.

- Предки, косматое ты посмешище.., - заново усмехнулась кошка, - Тебя поваляла ученица! Тебе не стыдно?? Боюсь представить, что с тебя бы осталось, была бы я старше... Ты как в патрули ходишь, а? Завидев чужое племя, сразу ложишься на брюхо и отводишь хвост? Поэтому ты такой конченый?..

Утёсник не шёл в ответку, а пытался как-то оклематься. Полосатая же просто оставалась в сторонке поначалу, но после медленно, как бы полукругом начала приближаться снова, не сводя с Утёсника наглых, хитрых глаз и не затыкаясь ни на секунду, внимательно выглядывая на его растерянной, помятой морде нараставшую обиду, злобу и панику.

- Не, ну ты, конечно, прости.., - усмехаясь и снова подходя ближе, Жаровница уверенно собиралась добить кота, - Может, мне и не стоило тебя кормить землёй перед всем племенем... Да и про патрули это... Наверное, такое насилие не легко переживать из раза в раз, даже если и вошло в привычку. Но ты смотри на это с другой стороны: по весне никого искать не надо. Тебя самого, конченого, найдут. Найдут и возьмут, как маленькую бесхребетную киску.

А никакого стеснения от шуток на взрослые темы полосатая не испытывала уже как... Ну, может, луну. Да и в целом, когда только кошка узнала, как что работает, то не загорелась и малым интересом до всех этих дел - ну, по возрасту не положено. Сейчас так-то тоже ещё рано. Но не так давно Жаровница открыла, что такие вещи - не просто способ взрослых забивать себе голову лишней ненужной ерундой и множить поголовье детской, но иногда и акт насилия, а иногда - хорошей, "доброй" шутки. И такую нежную подколку едва ли кто-то ожидал от полосатой, ещё носившей ученическое имя, ровно как никто не ожидал и того, что она завалит Утёсника одной лапой. Осознание собственной выигрышной непредсказуемости радовало кошку не меньше, чем вот-вот должна была порадовать перекошенная от услышанного морды Утёсника.

- А не, погоди.., - задумчиво протянула кошка, - Ещё как стоило.

Отредактировано Жара (23.05.2019 23:59:18)

+1

7

«Не хочу таскать твоих блох. Фу».
— У меня хотя бы блохи, да в шерсти, а у тебя тараканы в голове и явно не выводятся. Кто вперёд родился: ты или твоя беспросветная тупость?
[indent]
Утёсник отряхивает шерсть от комьев почвы, зацепившейся за шерстинки, пока его знатно валяли по земле, а заодно и — конечно, показательно — быстрыми движениями то и дело наклоняет голову набок и поднимает, словно вытряхивая что-то из ушей. Тараканов, наверное. Уползших от Жары, как крысы с тонущего корабля — вместе, быстро, а главное вовремя. А может это свои были. Кто знает.
Клыки всё ещё угрожающе торчат из-под губ воителя, а когти нервно чешут землю, и разве что чуть опустившаяся спина говорит о том, что гнев зеленоглазого понемногу улёгся, пусть в любую секунду готов вновь лопнуть, как воздушный шарик.
[indent]

«Но ты подумай, Утёсник. Я почти готова взяться за твоё обучение...» 
— Да нет, это мне, пожалуй, придётся взяться за тебя, раз твой наставник — кстати, кто он? — не в состоянии дать тебе по губам за такие слова. Можем начать прямо сейчас. Урок первый, — и тут Утёсник подскакивает к Жаровнице и наклоняется к её морде, едва ли вновь не соприкасаясь с ней носом, — закрой свою пасть и открывай только тогда, когда хочешь пожрать, не забывая прикрывать, чтобы не чавкать. Уяснила? Или тебе на когтях объяснить?

[indent]
«Предки, косматое ты посмешище! Тебя поваляла ученица! Ты как в патрули ходишь, а? Завидев чужое племя, сразу ложишься на брюхо и отводишь хвост? Поэтому ты такой конченый?..» — продолжает усмехаться Жара.
— Не ученица, а змея  с повадками медведя! — тут же выдаёт Утёсник, явно не желающий уступать в этой словесной перепалке, раз уж руко(лапо?)пашную прошёл со счётом 1:1, —   Такую помутузить по земле, пока не уползёт в свою нору — и уже герой и всеобщий спаситель.
[indent]

«Не, ну ты, конечно, прости», — внезапно приносит извинения ученица, и тут же успокоившийся воитель уже открывает пасть, чтобы принять извинения, как вдруг следующие слова Жары заставляют его покрепче стиснуть челюсти.
«Наверное, такое насилие нелегко переживать из раза в раз, даже если и вошло в привычку».
— Такой чокнутой, как ты, виднее, — совершенно не стесняясь плюётся ответом Утёсник, даже не делая замечаний рыжему «маленькому недоразумению» по поводу взрослости рассуждений, потому что, очевидно, маленькое недоразумение давно стало большой проблемой для всего кошачьего племени, — тебя-то, наверное, даже не воспринимают всерьёз, ты серая мышка, которая своими детскими выходками пытается казаться взрослее. Так что извини, но я, пожалуй, не буду больше помогать тебе в этом, а правильность своих убеждений проверяй сама. Можешь найти такого же придурка как ты, чтобы иметь мозги друг друга не только весной.

И, плюнув под лапы ученице, а для собственного удовольствия ещё и хлестанув ей хвостом по носу, удаляется восвояси.
[indent]
          Болтать со своими тараканами по поводу чокнутости рыжих тараканов.

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » выплеснуть раздражение