У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Ребятушки, что сказать - все молодцы! Через месяц лето, напоминаю просто так, а пока что - давайте поздравим самых выдающихся!

Ну что, открываем список победителей с лучшего кота, которым в этом месяце стал Одуванчиковый! Не скромничай, ты заслужил и своим активом, и постами, и сюжетами. Молодца, так держать!

Предводительница речных котов получила звание лучшей кошки - поздравляем Ручей Звезд! Удачи тебе в эти непростые времена.

Лучшим оруженосцем также стала речная кошечка - Осолапка, твой отчаянный поход в Грозовое племя заслужил мировую симпатию. Желаем поскорее отработать наказание и спешить к новым вершинам.

И знаете что? И сно-о-о-ова Проталинка всем в сердечко попала как лучший котенок. А теперь уже не котенок - неужели эта малышка так же ярко будет завоевывать ваши симпатии в звании оруженосца? Будем следить с интересом!

Ой, а вот звание лучшей пары уходит в племя Теней. Дроздокрыл и Калина становятся лучшей парой месяца, и мы от души поздравляем вас и со званием, и с потомством! Ждем такой же активной яркой игры :)

Суровый и жестокий Рык Северного Волка запал всем в душу настолько, что почти единогласно был избран самым запоминающимся персонажем. Ну да ну да, тебе это еще припомнят, хе-хе. Ждем твоей игры и дальше, чувствуем, грядет много интересного.

Дятел закрывает список победителей не только званием самого каноничного персонажа, но и почетным персонажем! Дружище, от души поздравляем, красиво зашел на форум, ничего не скажешь! Так держать!

Поздравляем всех победителей, призываем всех активничать - мир, труд, май, как говорится! Всем тепла и улыбок, любим.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



heat

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://pp.userapi.com/c848524/v848524543/1098b3/v-sBusHybYQ.jpg

территория ветра & сезон Листопада
Суховею (Ветролапу) - 10 лун, Жаровнице - 6
————————————————————————————————Скучный приятный день. Листья кружат голову, а где-то за ветряными просторами брешут и завывают голодные псы.

Отредактировано Суховей (22.02.2019 15:13:09)

+2

2

Ему было гадко и неприятно, когда мир кружился вокруг в диком танце, а Ветролапу оставалось лишь глядеть на него озадаченными синими очами. В последние дни в племени то коты пропадали, то дичь из кучи, и если за дичь Ветролап мог поручиться, то почему бы и за котов не мог? Вся эта компания его раздражала и он был бы только рад пропаже, если бы рыжая послушница не расшипелась на травы и чужие рты, что терпеть было сложно (все, что было громче Ветролапа, терпеть было сложно). И с каждым днем это угнетало все сильнее, разговоры о пропавшем дурачке не затихали и оруженосцу не терпелось это все прекратить раз и навсегда. Конце концов, сегодня он хорошо поработал на утренней охоте, почему бы не развлечься?

- Слышь, - кричит он рыжей, возвышаясь над ее фигурой и играя плечевыми мышцами, - а я твоего Холмушу видел, - улыбается тот, игриво загибая хвост, - хочешь покажу, где?

Он уверенный, он знает, где Жаровница будет искать этого чудака, знает, что она будет его искать. Жаровница была близка Ветролапу по духу, но этим она его и раздражала, как может раздражать соперник, пусть и незаметный до поры до времени. Пока та засиживалась в своих яслях Ветролапу и дела до нее не было, но в последние дни она настолько начала часто мелькать после этой истории, что думать о чем-то другом было затруднительно.

Отредактировано Суховей (22.02.2019 15:30:12)

+3

3

Далеко не все прелести, которые были доступны Жаровнице теперь, кошка успела испробовать, да даже хотя бы разобрать, что к чему и чего ожидать от следующего дня, ведь каждый был настолько переполнен какими-то свершениями, эмоциями и информацией, которые шокировали рыжую. Свежая пропажа брата, которого не было видно в лагере уже несколько дней - затянувшийся розыгрыш дурака Холмолапа, в которым не сомневалась ученица, немного печалил. Жаровнице было обидно, что брат не взял её с собой, особенно так надолго, а слухи про то, что он походу погиб, рыжая воспринимала как неудачную шутку.
Стоит ли говорить, как взволновалась и встрепенулась полосатая, когда Ветролап, один из старших в её новой палатке сообщил, что нашёл её брата? Кошка вздулась всеми своими щеками и рыжей шерстью и замерла как штык поля прямо перед глазами Ветролапа.
- Где?, - требовательно переспросила кошка, - - Веди скорее! Полосатая была настолько шокирована, что даже не имела никаких возможностей наполнить свой голос хотя бы какими-либо эмоциями.
Он жив! Я же говорила! Мой брат жив!
Как Жаровница надулась, так и не сдувалась. Закрыть свою пасть кошка даже не думала - совершенно забыла, что вообще её открывала, да и не чувствовала ничего, кроме этой резко напавшей эйфории, и даже когда один из небольших сухих листиков бледно-оранжевого цвета упал ей прямо на шершавый язычок, уже подсушенный ветром, не придала событию никакого значения.
Широко распахнутые глаза никак не могли сползти с морды Ветролапа, которая была сейчас перед рыжей ни капли не менее внушительной, чем у какого-то Звёздного Предка, спустившегося из высшего мира с великим посланием. Чем-то таким безрадостным, каким-то излишне спокойной она отличалась от той, чем будет у кота, который, как представляла полосатая, сообщит ей эту новость, но нетерпения не убавлялось: Жаровница была готова слететь с места и побежать к брату.

+1

4

Он бежал быстро, но не быстрее, чем привык бегать на тренировках, убивая собственные мышцы от усталости. Приятно было слышать сзади топот мелких лапок, совсем недавно вылезших из детской - поди, и территории не знает. Заведи куда хочешь, а она и поверит.

Ветролап остановился резко, как только широкие серые тропы показались за зелеными кустами.

- Там, - указал он своей большой лапой на виднеющееся скалы за Гремящей тропой, - дальше пещерка будет, туда твой Холмуша и ринулся. Вообще там мертвецов хоронят,  - улыбнулся Ветролап, глядя на встрепенувшуюся кучку рыжего меха у него под лапами, - так что не удивляйся, если наткнешься вместо него на Звездных предков.

Его всегда забавлял этот культ звездочек, к которым так честно ходят целители. Возможно, они делают это специально, возможно просто принимают свои бредовые сны за чистую монету. Наслышанный о древних пророчествах, Ветролап не сомневался, что такие абсурдные выражения могут прийти только на больную и сонную голову и только коту, обнюхавшемуся своих трав. Так что в закономерности данного феномена он не сомневался, но посмотреть, чему же поклоняются каждую луну травоведы, очень хотел.

- Рядом территория Теней, так что это может быть опасным. Иди вперед, а я пока посторожу и прикрою в случае чего. Не переживай, мы ничего не нарушаем. Но осторожность не помешает. Эти сумрачные выродки те еще заразы, - уверенно проговорил оруженосец, завершив свою риторику взмахом хвоста.

+3

5

С по-прежнему широко приоткрытой пастью Жаровниа выслушала каждое слово Ветролапа, смачно глотая информацию и от всей своей детской души наслаждаясь тем, что даже звуки имени её брата, пускай и детского, так сладко отдавались во всём теле. О том, что у слов может быть какой-то вкус, Жаровница никогда не думала, да и не догадалась бы, если бы сейчас сама не почувствовала. Не доходя до ответов, до благодарностей или чего-то похожего, хлеще любого зайца кошка сорвалась в сторону, наполненную чужими запахами и неприятными до этой минуты ассоциациями, только проехавшись по носу Ветролапа шкурой на боку. Обезумев на минуты от услышанного, полосатая не стала бы и пытаться думать о том, что и как она только что услышала: в первую очередь ей нужно было попасть в эту пещеру, к брату.

- Холмолап! - взвизгнула кошка на всю пещеру, - Наконец-то! А ну вылезай! Голос её был настолько громким, что услышали бы эти визги даже подземные кроты в соседних лесах, но сама она его не слышала: сердце стучало так громко, что и взрыв бы не перебил его сейчас.

С каждым шагом тьма вокруг сгущалась, но глаза Жаровницы искрились от предвкушения так, что она совершенно этого не замечала. Ну, естественно, не совсем так: кошки просто и без всяких искр неплохо ориентировались в темноте. Незнакомые запахи и повороты смущали полосатаю, да и, к тому же, здесь витало мерзкое послевкусия присутствия Сумрачных, которое тоже, впрочем, едва ли смогло заставить рыжую задуматься о том, стоит ли идти дальше. Двигалась вперёд кошка так быстро и уверено, что и упавший камень бы её не испугал, только если бы сразу не прибил.

Но коридоры чужой пещеры становились всё менее и менее понятными, и даже если какое-то кошачье осязание могло позволить Жаровнице не врезаться носом в стену, то вот все эти повороты начинали быть слишком похожими на каждый предыдущий. В чужом запахе было почти что не сориентироваться, а Холмолап тут как-то не навонял. Ну, наверное, он просто стал пахнуть по-другому - примерно так заключила кошка, продолжая резво теряться в глуби пещеры и периодически снова и снова звать брата, и шерстинки которого пока ещё не встречалось на пути.

Далеко не скоро кошка замедлила шаг, а ушки как-то резко и вяло припустились на затылок, пряча в загривок ещё недавно озорные приподнятые кисточки. Глаза начинали более нервно и хаотично шастать по тёмными выпуклым сводам. Не то, что бы хотелось притормозить, но внезапно лапы налились чем-то тяжёлым, как валуны, и дрожащим, как вялые листики на кончиках ветвей перед самыми холодами.

- Ветрола-а-ап.., - протянула полосатая, опасаясь выдать нараставший страх в голосе, - Ты же идёшь?..

Даже если бы полосатая могла, обернувшись, увидеть своего героя-наводчика, то не стала бы этого делать, искренне не желая, чтобы тот догадался, что Жаровница струсила. Страх-то вообще этой полосатой был как-то чужд, как сугробы жаре, например, но то ли от лишнего волнения, то ли от чего ещё кошка начинала его чувствовать где-то в серединке нутра за многими слоями жёсткого желания скорее найти брата. Холмолапа, кстати, тут ещё не было, да и не отзывался он, но это было наверняка потому, что просто пока её не слышал.

+2

6

Грязь была везде - от кончиков ушей до самых когтей. Не сказать, что это было особо приятно Ветролапу, который всегда любил лишний раз прилизаться, но возможность прокрасться в таком виде в племя Теней его даже забавляла. А может, правда? Но не сейчас, не сегодня. Запахи Ветра стоит смывать дольше и тщательнее, а сумрачные территории должны быть темнее и безопаснее для подобных прогулок.

Он слышал милый детский голос, чувствовал страх от рыжей шкурки, хоть и ушла она далеко. Ветролап был бесшумным - камни вокруг поглощали его сомнения и страхи, и заставляли слиться с темнотой в единое целое, беспросветное и пугающее.

- Жаренок... - пригнувшись, тонким ласковым голосом позвал он ее, - Жаренок, ты так выросла!

Честно, Ветролап готов был упасть на землю и покатиться от смеха, только темнота и некоторый внутреннее напряжение от ситуации сдерживало его. Он отвернул голову от кошки, заведомо пряча свой такой знакомый взгляд.

- В Звездном племени так хорошо, Жаренок. Мне не терпится снова увидеть тебя там, - шикнул оруженосец, набросившись на рыжую соплеменницу, покрывая ту собственным огромным телом и оставляя долю грязи на рыжей шкуре. А затем убежал вперед, прочь, так быстро, как обычно бегал на собственных тренировках, сдирая подушечки в кровь. Голова пестрила темными мыслями, вариациями гадких слов и действий, и именно поэтому он позволил себе убежать, крепко сжав когти и не позволив себе сделать того, к чему был так далек в шутке, но так близок в скрытых побуждениях. "Звездное племя" - само это слово заставляло его смеяться после всего произошедшего, и Ветролап позволил себе наконец широко улыбнуться, когда достигнул Лунного камня.

- Жаровница! - позвал он ее уже более привычным голосом. А затем стал медленно карабкаться на стоящий в середине пещеры валун, отражающий свет звезд, что так хорошо были видны в отверстии сверху. Ветролапу даже нравилось то, что грязь от его лап ложилась на этот святой камень, и он нарочно прошелся когтями по шершавой поверхности, когда залезал на верхушку.

Отредактировано Суховей (26.02.2019 04:50:56)

+3

7

Дожидаться ответа от Ветролапа кошка не стала, как-то не сильно беспокоясь о том, что кот реально остался снаружи. Да, тут было довольно мерзко и немного боязно, но с такими несильными ударами судьбы ради важного дела, дела своей короткой жизни кошка была готова пережить, поэтому, может, аккуратнее и медленнее, чем раньше, но шагала вперёд.

- Холмолап!.. - повторно взвизгнула кошка, игнорируя странное эхо, - Почему... Почему Жарёнок?..

Полосатая ещё не дошла до испуга, давным-давно привыкшая ко всяким глупостям своего брата. Она ведь знала его куда лучше, чем все остальные, и даже не стала бы пытаться удивиться тому, что он придумал какую-то очередную дурь, решив поприкалываться. Вот только совсем не вовремя - кошка не понимала, каких лягух брат выбрал именно такой момент... Она очень давно не видела Холмолапа, она очень соскучилась, да и в племени уже все решить успели, что им уже черви кормятся. Жаровницу начинало злить всё это.

- Прекращай дурить! - более злобно разразилась кошка, - Это уже не смешно! Тебя так давно нет... Сейчас же высунись! Голос полосатой стал неподдельно разъярённой, а в морде она уже менялась так, как не смогла бы даже описать: благо, темнота скрывала всю эту злость, очень резкую и жгучую обиду на брата и вяжущую, уже очень продолжительную боль от того, что так давно не видела Холмолапа и не кусала его за ухо.

- Это уже не смешно! - взвыла кошка, припадая на задние лапы.

Тьма вокруг была уже настолько густой, что начинала резать глаза. Или, кстати, наоборот - застилать так плотно, что просто не проглядеть насквозь, или, может, так у Жаровницы накатывали слёзы на глаза, что она всегда-всегда отрицала. Брат редко обижал её, а так сильно - особенно. Полосатая не верила, что Хлмолап обошёлся бы с ней так грубо в такое время. Тем временем. пока рыжая была глубоко в своих болючих мыслях, за спиной послышались шаги Ветролапа, который всё-таки шёл за ней, просто, видимо, медленно и тихо.

- Где ты его видел? - собрав все силы и спокойствие в свои маленькие рыжие лапки, переспросила кошка.

В этой тьме она видела только глазки-огоньки Ветролапа и ничего более: запах Холмолапа кошка не перепутала ни с чем, и начинала догадываться, что её брата просто здесь и не было, но одна лишь ма-аленькая вероятность того, что брат мог бы быть реально где-то тут на дне лабиринтов и в толщах сумрачной грязи стоила того, чтобы переспросить. Но, кажется, за всеми теми нежными страданиями в глазах Жаровницы начинала набираться неуверенная злость.

Ещё до того, как какой-то ответ или маленькая следующая мысль появилась в голове рыжей кошки, нечто довольно большое, по крайней мере, по сравнению с ней, грязное и грубое пронеслось буквально сквозь неё, заваливая на бок. Оно пахло чем угодно, кроме Холмолапа: грязью, листьями, этой пещерой, Ветролапом... Совершенно чем угодно, кроме её брата. Жаровница с треском грохнулась на бок, не удержав равновесия, впечатавшись челюстью в крепкий каменный пол. И от удара, и от нараставшей резкой боли в челюсти и боку кошка заскрипела зубами, но вставать не торопилась: уже дошло, что толку не было. У всего этого похода толку никакого не было.

- Тварь, - сквозь помятую стиснутую челюсть бросила кошка в сторону Ветролапа, который перестал стесняться и вылез на довольно внушительный валун, не безызвестный в этих краях. Мысли о том, что Ветролап понял опасность своей игры, кошка не рассматривала - скорее всего, ему просто надоело. Во мраке пещеры Жаровница не разглядела бы его ухмылку, была б она на морде, но яркими броскими огоньками видела невероятно самодовольные глаза, в которые упёрлась своими, совершенно другими, огненными и разъярёнными. Вставать кошка ещё не стала, но по лапам уже проходила будоражащая дрожь.

Отредактировано Жаровница (26.02.2019 13:47:36)

+2

8

Достигнув верхушки, Ветролап приподнялся на лапы, вытягивая мордашку кверху сквозь широкую дыру в пещере. Потолок был теперь ему по горло и он мог спокойно разглядеть скалистые вершины и такие далекие, но все же знакомые поля его территорий. Невиданный прежде простор раскрылся юношескому взору и он был крайне воодушевлен этим. На небе уже загорались первые звезды, а последние цветы медленно погружались в свой последний сон. Удивительно, сколько времени у оруженосцев заняло все это путешествие к камню и игры в темноте.

- Он там, залезай, - Ветролап серьезно посмотрел на рыжую, игнорируя все ее детское шипение и глупые слова в его сторону. Он указал носом на дыру, а вернее на то, что лежит за ней, всем своим спокойным видом уверяя Жаровницу в том, что не шутит, - нет, серьезно.

Даже если бы она ему не поверила - у него был неплохой вариант сбежать через дыру, оставив соплеменницу ворочаться наедине с мнимыми звездными предками и прийти через день-два вытаскивать, требуя за спасение невинной души десять кроликов. Ветролап был доволен собой и это выражалось в его спокойствии относительно всей этой ситуации. Холодный камень приятно остужал подушечки, стертые об жесткую почву и все это было очередным удобным пейзажем для выставления напоказ орлиной хладнокровной сущности.

Отредактировано Суховей (27.02.2019 12:18:18)

+2

9

С несколько секунд или минут (не совсем было понятно, так как время сбилось, да и в темноте не было ориентиров, кроме чутья) кошка побродила вдоль одной из стен, убеждая саму себя, что там действительно нет ничего и похожего на запах Холмолапа, после чего уже смело и резко, с жаром, доселе показанным за жизнь, наверное, только отцу, да и то в моменты самых пылких сор, вернулась к Ветролапу, про которого только-только старалась забыть, обозвав напоследок тварью. Впрочем, все те старания, которые кот приложил для сегодняшнего розыгрыша, уже просто было нельзя оставлять без внимания: он слишком, видимо, старался.

- Серьёзно!? - переспросила кошка, - Да ты... Как ты мог!? Несмотря на лютую злобу в голосе, взгляд у Жаровницы был по-детски разбитый и разочарованный, совершенно беззащитный перед появившейся у носа тварью.

На море Ветролапа полосатая не могла разглядеть ничего, кроме подлинного самодовольства, хоть кот и пробовал продолжить свою игру, чтобы ещё немного поиграть на наивности и нервах ребёнка. Вероятно, Ветролап сам не имел и малейшего представления о том, на чём он сыграл, а если и понимал, если и пытался одуматься и как-то извиниться, то Жаровница не смогла бы и при желании разглядеть это за мутной пеленой слёз, начавших сильно и быстро наворачиваться на глазах кошки.

Несмотря на то, что лапки ощутимо тряслись, Жаровница сумела вскарабкаться туда, повыше, где стоял сам Ветролап, хоть это и заняло время: лапки, измазанные в грязи, скользили по холодному гладкому камню, но полосатая не обращала много внимания на это, сфокусировавшись на старшем коте, который открыл для неё новые горизонты собственной злобы, доселе неизвестной. Но и карабкалась она далеко не только для того, чтобы просто всмотреться в морду, безразлично холодную и спокойную: говорить было нечего, да и челюсти так сильно стиснулись от обиды, что их было и не разжать, зато вот лапка, не по-детски злясь и выпустив когти, уже с размаху летела в морду Ветролапа, намереваясь если и не спихнуть его с камня, то хотя бы немножко нашинковать.

+2

10

[indent] дайсы

Серьезно, Ветролап мог позволить себе все. Он мог позволить себе оставаться спокойным, глядя на недовольную мордочку рыжей ученицы, мог позволить себе улыбаться, глядя на злобный взгляд в свою сторону. Пока маленькие лапки карабкались по камню, он лишь самодовольно наблюдал, даже не думая ей помешать.

И он все еще пытается ее убедить, - нет-нет, подожди, смотри, - все еще участливо окутывает глупой верой Ветролап Жаровницу, - смотри, видишь его? - указывает он своей серой лапой на звездное небо, а потом совершенно серьезно, оставляя иронию в крохотном изгибе уголка губ, шепчет на рыжее ушко, - сияет ярче всех.

Ветролап указывает на самую яркую звезду над головой, а потом уворачивается от крохотной лапки, так рьяно пытающейся передать все то, что нельзя было выразить словами. Жаровница глупая и слабая, он наваливается на нее, пытаясь столкнуть с камня, чтобы убежать через дыру и оставить ее здесь навсегда. Но та крепко держится на своих четырех, а затем старается навалиться на Ветролапа, полная уверенности или просто глупой злобы. Ветролапу нравится этот напор и все эти негативные эмоции, нравится наваливаться на нее после и чувствовать под собой это слабое, но настойчивое сопротивление, видеть все это недовольство в ее глазах, ощущать свою власть под мнимым покровительством придуманных стариками звездочек.

- Тихо-тихо, ты же не хочешь присоединиться ко всем ним, - он не знает, что с этим всем делать, когтями скребет камень возле чужой морды, принюхивается, хвостом виляет.

- Целители придумали прижиматься к этому валуну носом, засыпать и принимать весь свой увиденный бред за правду. Можешь попробовать, наверняка увидишь своего Холмушу рядом с каким-нибудь Дурнозвездом, - оруженосец ослабил хватку, отдалившись от ощетинившийся морды напротив, - по крайней мере для вас это похоже единственный шанс на воссоединение.

Отредактировано Суховей (12.03.2019 18:50:04)

+2

11

Поддавшись раздражению и панике, Жаровница сама не поняла, в какой момент перестала вслушиваться в слова Суховея, а уж, тем более, - найти в них какой-нибудь смысл. В определённую секунду, в которую даже самая яркая звезда своим светом не достучалась бы до полосатой, рыжая словно сорвалась, возомнив себя невероятно яростной росомахой, и полетела с когтями и клыками на Суховея, до последнего промаха и до последней сдачи не веря, что это, возможно, была далеко не лучшая идея.

Хвост Суховея игриво мотался из стороны в сторону, от чего на зубках кошки уже словно заранее появлялся этот отвратительный медный привкус, знакомый ей только по охоте. Интересно получалось: слюна чуть ли не капала, хотя кошечка никогда раньше и не думала от чистого полного сердца вонзить клычки в соплеменника. И ей даже хотелось убедиться, что Суховей именно такой, мерзкий на вкус - каким ещё мог быть тот единственный, кто осмелился издеваться над Жаровницей. Но от собственной беспомощности только быстрее стекали по морде слёзы, только быстрее нарастал комок внутренней злости, который был уже больше, чем вся полосатая.

Вопреки просто раздиравшему изнутри желанию сожрать Суховея заживо, даже если пришлось бы давиться его костями или заразиться в итоге какой-то неизлечимой мразотой, именно молодой воитель сейчас держал за шкурку рыжую, прижимая к камню, но злость так разыграла Жаровницу, что на физическую боль кошка едва ли обращала внимания, а передние лапы уже с меньшей надеждой, но яро и даже как-то смешно, беспомощно тянулись к морде Суховея, чтобы хотя бы дотянуться. Стискивая зубы, полосатая была на грани того, чтобы признаться, что воитель одержал верх - старший, более крупный и сильный. Едва ли ей оставалось хоть что-то, кроме как шипеть. Хотя...

- Я порву тебя, - заявила рыжая, - Когда я вырасту, я порву тебя. Так мелко, что никакой звезды из тебя не выйдет, и сиять будет только лужа на солнце, которая от тебя останется. Вот увидишь.

Суховей отпустил её, как игрушку, которая наскучила: с возрастом игрушки становились другие, и, Жаровница слышала, надоедали довольно быстро. Так ей описывали политику, когда она была совсем маленькая, но теперь рыжая хорошо понимала, что это хорошо описывают всю ту взрослую жизнь до самого конца от момента, когда ты впервые вышел из палатки.

Раздражённо глотая слёзы и мучаясь от ядрёного раздражения в глазах, которое они вместе с пылью пещеры уже вызвали, рыжая резко отпрянула от Суховея и соскочила с валуна, пока кот не прижал её снова. Полосатая старалась молчать, как могла, но ещё частично детские, истеричные всхлипы звонким эхо расходились по пещере ещё на много-много метров. Не оборачиваясь на Суховея более, Жаровница целенаправленно, но медленно двинулась вглубь пещеры, словно совершенно забыла, что Суховей тут вообще был.

+2