У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Любимые игроки!

Еще один год прошел. Нет, представьте только: Последнему Пристанищу, ставшему домом для всех нас, уже целых два года!
Два ярких года, полных историй, сюжетов, личных и глобальных линий, новых персонажей и захватывающих отыгрышей.
Мы любим вас, ребят!
И мы искренне хотели порадовать вас. Просим любить и жаловать: новый дизайн всея ПП. На сей раз мы решили более четко отслеживать племенную тематику, и в этом сезоне именно племя Теней удостоилось чести сиять на ваших экранах.
Кто станет следующим племенем? Зависит от вашего актива! Дерзайте, ребят!
И спасибо вам. От души, от амс, от каждого лично и всех нас в целом. Это непередаваемо круто: знать, что по ту сторону экрана тебя ждут. В обличии кота-воителя или человека в реальной жизни - не важно.

Любим вас.

Спасибо, что вы есть! С днем рождения, Последнее Пристанище!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » отцы и дети


отцы и дети

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

"— Можно я буду спать в одной комнате с вашей дочерью?
— Не наглей, Факер."

http://s8.uploads.ru/t/LcZRP.jpg

http://s8.uploads.ru/t/RHanW.jpg

источник & на 3 луны вперед от настоящего времени————————————————————————————————Шип и Соболь обсуждают одну очень важную для них обоих особу...

Отредактировано Соболь (17.03.2019 12:16:08)

+1

2

Солнце только-только выглянуло из-за горизонта, а в лагере Племени Ветра уже во всю бушевала жизнь. Спали разве что самые юные оруженосцы, за которыми пока не пришли наставники. Земля медленно нагревалась, однако ветер уже был теплым. От его порывов приятно шуршат трава и листья на деревьях. Вдыхая теплый воздух, Соболь невольно вспоминает тот ужас, происходящий в этот сезон Голых Деревьев. Тот холод, ту зябкость, недостаток дичи, постоянный голод и страх за всех соплеменников - даже своему врагу не пожелаешь такого. А особенно страшно, когда наступает период болезней... Эта тема особенно больная для глашатая, он до трясучки боится того, что эпидемия может начаться вновь, унеся за собой жизни ни в чем не повинных котов и кошей, а еще страшнее - котят, которые еще свет повидать не успели.
Сегодня у Соболя много планов: сделать обход по лагерю, отправить пограничные патрули, охотничьи, ну а ближе к вечеру заскочить в палатку целителей, чтобы спросить, как у них идут дела. Можно подумать, что это все займет не больше половины дня, но это совсем не так! Так как вислоухий глашатай, на него всегда наваливается огромное количество других мелких поручений, каких-нибудь просьб. Приплюсовать сюда немного личного времени и вуаля: день прошел незаметно.
Отправив два патруля - один к границам с Племенем Теней, второй к Речному Племени - Соболь слегка расслабился. Мышцы ныли от недостатка нагрузки, ведь кот давно не выходил на охоту, оставляя это занятие другим соплеменникам, в особенности оруженосцам. Ведь пока дичи полно, почему бы и не позволить юному поколению учиться добывать пропитание, чтобы в будущем не было с этим проблем? Одним выстрелом, как говорится, убиваешь двух зайцев - очень умно.
Твердо решив, что сегодня добытчиком еды станет он сам, Соболь оглядел главную поляну, пытаясь найти кого-нибудь, у кого мало дел, кто идеально подойдет в помощники. Из всех кандидатов самым подходящим оказался именно Шип, поэтому глашатай направился прямо к серому воителю.
- Доброе утро! Я собираю охотничий патруль, - пошевелил усами. - Ну как собираю... Иду я, и мне необходим еще кто-нибудь из старших воителей, чтобы в любом случае принести обратно в лагерь дичь. Пошли со мной, расслабимся и поохотимся в свое удовольствие. - плавно взмахнув хвостом, бежевый кот поворачивается и уверенно направляется к выходу из лагеря.
> переход к истоку
Уши моментально начал ласкать тихий шум воды, а в нос ударяли различные запахи: приятные травы, аромат влажной земли. Вдали щебетали птицы, но в данный момент Соболя совершенно они не волновали... охотничье чутье уловило кролика! Важно кивнув Шипу, глашатай отбежал в сторону и принял стойку для нападения. Кот уже точно смог определиться с тактикой нападения, поэтому осталось лишь не опозориться во время ее исполнения.
Медленно подкрадываясь, песочно-полосатый смог увидеть ушки своей жертвы. Вдох-выход и прыжок! Бац, и добыча мертва - на языке почувствовался соленый вкус крови, моментально вызывающий аппетит. Облизнувшись и довольно оглядев мертвечину, Соболь схватил в зубы будущий обед кого-нибудь из соплеменников и побежал в сторону Шипа, ожидая от старшего воителя таких же успехов в охоте.
- Ну как с охотой, Шип? Погода сегодня радует, - кот попытался завести разговор, ведь общение с соплеменниками такая же важная обязанность глашатая, как и сбор тех же патрулей. - Я тут узнал, что ты отец Вьюнок, Крутобоки и Воробейницы. Не сочти за грубость, мне просто интересно. Хочешь поговорить об этом?
Соболь вновь расслабился и уселся задницей на теплую землю, выпуская в почву когти.

+3

3

Солнце медленно всходило над пустошью, приятно согревая своими лучами лагерь. Воин открыл глаза, сладко потягиваясь. Было уже достаточно тепло, чтобы не прятаться в палатке, а спать прямиком под звездами. Теплый ветер приятно игрался с длинной шерстью, даря какое-то спокойствие и умиротворенность. Потянувшись, воин догулял до кучи, которая так приятно наполнена добычей, да еще и свежей и, выцепив крольчонка, серогривый уединился в дальнем углу поляны, подставив лохматые бока солнышку. Мимо сновали соплеменники, котята выползли из детской, а Шип откусывал нежное мясо маленького крольчонка, знатно измазав морду в крови.
Твердо решив поохотится сегодня, кот все-таки не отказывал себе в удовольствии немножко полениться. К тому же, еще ведь только раннее утро. Оглядев поляну взором желтых глаз, кот наткнулся взглядом на приближающегося Соболя.
- Доброе утро, Соболь, - кивнул воитель, поднимаясь на лапы, - Пошли, как раз сам собирался размять лапы.
Сложно назвать их хорошими друзьями, да и друзьями в принципе, даже учитывая одинаковый возраст. Шип всегда держался в стороне, предпочитая болтовне - одиночество. Но даже ему иногда требовалась компания. С возрастом, желтоглазый стал более адаптирован к социальной жизни и ему даже приносило удовольствие прогуляться с кем-то. У Аспид в последнее время были свои дела, от чего их общение фактически сошло на нет, поэтому воитель был рад любой компании. Отряхнувшись, Шип стал похож на какой-то несуразный куст, но не обращая внимание на внешний вид, двинулся вслед за глашатаем.
исток.
Как ни крути, но сезон Юных Листьев был прекраснее прочих. Еще не было этого зноя, но и лапы не сводило от холода, природа просыпалась, ровно как и дичь, еще весьма медлительная, не успевшая отойти от зимней спячки. Это значительно облегчало охоту. Шумно вдохнув свежий воздух, кот на выдохе промурчал:
- Хорошо-о.
Шли они молча, давая возможность друг другу в полной мере насладиться ненавязчивым обществом и окружающей их красотой. Сведя лопатки, воин прочувствовал как сустав хрустнул. Да уж, а не засиделся ли он в лагере в последнее время. Соболь кивнул, сворачивая в сторону, Шип же последовал его примеру, поднимая голову, втягивая ноздрями воздух. Практически сразу же он уловил запах кролика, а в кустах мелькнул и сам ушастый. Сорвавшись с места, кот рванул следом, но увы, лапы грызуна оказались быстрее и тот молнеиностно скрылся в норе. Раздосадованно рыкнув, воин огляделся еще раз. Соболя рядом не было, зато быстренько нашлась замена убежавшей дичи. Еще один лопоухий. Чуть больше того что ускользнул, а значит вряд ли он будет таким же проворным. В этот раз попытка оказалась более удачной и бурая тушка повисла безжизненным грузом в кошачьей пасти.
Голос Соболя, раздавшийся за спиной, заставил Шипа вздрогнуть от неожиданности. Тот развернулся, отпуская добычу на землю.
- Один ускользнул, второй не успел, - серобокий ухмыльнулся, облизываясь, - Да, в такую погоду и в лагерь возвращаться не хочется.
Воин сел на землю, обвивая хвостом лапы, внимательно глядя на глашатая. Вопрос не то чтобы застал его врасплох, просто после просочившийся соплеменникам информации, каждый считал своим долгом подойти и спросить, а то и тыкнуть в то, насколько же он плохой отец.
- Тоже хочешь упрекнуть меня в том, что я не знаю как делаются котята? - почти устало начал Шип, - Я и сам знаю, что сплоховал и что отец из меня никудышный. Просто когда сегодня Аспид идет миловаться со мной, а завтра с кем-то еще и это повторяется по кругу, как-то автоматически не удивляешься появлению у нее выводка и твоей к нему непричастности, - внезапное откровение заставило Шипа слегка поежится, но не доверять Соболю причин не было, а выговориться все-таки необходимо, - Мне казалось она должна была назвать отцом хоть кого-то и раз это был не я, значит кто-то другой. Мы никогда не говорили с ней на эти темы, а зря. - желтоглазый поднял глаза на глашатая, - Я не пытаюсь оправдаться ибо понимаю, что оправдания нет. Но не смотря на то, действительно ли в них течет моя кровь или нет, я готов убить любого, кто их обидит.

+4

4

Лапам было очень приятно ощущать влажную от источника землю. Приятно ее рыть, елозить когтями, да и запах чудесный - тот самый, который ассоциируется с весной. Такая легкость, такое спокойствие... ветер так же делает свое дело: обдувая шерсть, он дарит тепло и мысли о беззаботности, которая продлится еще весь следующий сезон. В его времена изредка нужно беспокоится о болезнях и недостатках дичи - грызунов и птиц полным-полно. По-крайней мере так казалось Соболю - еще ни разу с момента его занимания должности глашатая в сезон Зеленых Листьев не было крупных проблем. Да, были мелкие неприятности, но благодаря умению справляться со всевозможными трудностями, вислоухий быстро-быстро брал все под свой контроль.
Соболь смотрел куда-то вдаль, от чего могло показаться, что он совершено не слушает своего собеседника. Но так ли это было? Ну, нельзя сказать, что кот все пропускал мимо своих крохотных ушек. Он слушал, просто... просто вся речь Шипа казалась тихой, будто воитель произносит ее где-то на другом берегу. Но несмотря на все, теема разговора была очень важной для Соболя, ведь она затрагивала сразу две причины для волнений полосато-бежевого. Какие причины? Давайте разбираться вместе.
- Шип, не воспринимай меня как кого-то, кто сможет тебя упрекнуть в чем-то, за этим ты можешь обратиться к Белоснежке или той же самой Аспид, например. Сейчас я говорю с тобой как не глашатай с подчиненным, а как соплеменник с соплеменником, как товарищ с товарищем. Мне кажется, что ты можешь понять меня... У нас хоть и разные жизненные ситуации, но есть что-то общее... нет, даже похожее. - Соболь глубоко вздохнул, готовясь изливать душу. Ему очень нужен разговор с кем-либо, кто может оценить его положение правильно. - Первое время я очень мало времени уделял своей дочери, моей любимой Овсянке. Ты ведь, как и все в Племени Ветра, знаешь ее "особенность" -  короткие лапоньки... На момент ее рождения я еще не понимал того, что это совершенно не меняет ее светлую и чистую душу; я думал лишь о том, что она никогда не сможет стать хорошей воительницей, охотницей. Я отвернулся от нее, - зажмурился, было видно то, как ему сложно говорить об этом. - Лишь после смерти Меди я попытался пересилить свою гордость, и именно тогда я возобновил общение с Овсяночкой. К чему я все это говорю? Да к тому, что несмотря на все свои ошибки прошлого, мы можем вершить свою судьбу лишь в лучшую сторону, исправляя все недочеты прошлого. Только вот... - он перевел взгляд на Шипа. - Мне и на данный момент кажется, что я не справляюсь с ролью отца. Я занимаю должность глашатая, а ведь это большая ответственность - постоянные дела, патрули, переговоры. Неужели все вернулось к тому, с чего начиналось? Я опять мало уделяю времени Овсянке? А если она отвернется от меня? Что мне делать, Шип?
Разговор планировался совершенно не о дочери Соболя. Кота завернуло в другое русло, а там оказалось такое сильное течение, что не было возможности повернуть назад. Соболя несло и несло в бурных потоках, пока, наконец, не выбило к берегу. Обессиленный  и уставший, кот тяжело вдыхал и выдыхал воздух, пытаясь вернуть то расслабление во время охоты, но не получалось. Все то, что раньше казалось приятным, сейчас раздражало - ветер портит красоту уложенной шерсти, трава и деревья слишком громко шелестят, а птицы доставучие.
Соболь пытался прийти в себя, поэтому он замолк, ожидая ответа Шипа. Ожидая, что слова, которые скажет старший воитель, помогут вернуть уверенность в себе.

+5

5

Шип дернул ушами, поднимая взгляд на Соболя. Где-то над их головами пролетела птица, звучно хлопая крыльями, на секунду отвлекая внимание серогривого от их разговора. Хорошо, наверное, быть с крыльями и парить над лесом. Летишь куда захочется и ничего тебя не тревожит. Возможно, это единственный недостаток племенной жизни. Не хватает свободы. О каждом твоем шаге знают окружающие, ни одна твоя ошибка не будет забыта. От части, это похоже на пчелиный улей или же змеиное гнездо. Но племя - это семья. Семья которая всегда тебя защитит и никогда не бросит. Которая накормит, когда ты болен и подаст лапу помощи, когда тебе плохо. Каждый выбирает по себе, что ему дороже и ближе - семья или свобода. Шип выбирал семью.
- Все мы не безгрешны, - вздохнул воин, - Овсянка славная.
Он и не догадывался о том, что у Соболя тоже есть проблемы с дочерью. Со стороны они всегда казались образцово-показательной семьей. Заботливый отец, счастливая дочь, пусть и со своими особенностями как у одного, так и другого. Оказывается, не так уж и гладко у них все. А кот и не замечал. Он не привык лезть в чужую жизнь.
- Овсянка уже взрослая девочка, ей впору свою семью заводить, - начал кот, пытаясь подбирать слова, - Ты главное будь рядом с ней в тяжелые моменты. Я уверен, что ты первый, к кому она придет за помощью, если что-то случиться. Со стороны ваша связь с ней очень заметна. А ее особенность не перестает ее делать Ветряной кошкой, но думаю каждый бы тебя понял. Любому хочется гордится своим ребенком, но самое главное, что ты вовремя осознал, что она ни чем не хуже Крутобоки или Жаровницы. Тем более, - он усмехнулся, - На моем фоне ты теперь лучший отец племени Ветра.
Он прижал уши к голове, чувствуя наступающую печаль. Его дети для него абсолют, пусть он всегда боялся, этой ответственности, но в тайне всегда мечтал иметь крепкую семью, радоваться успехам детей. В принципе, с Крутобокой так и вышло. Пускай до недавнего времени он не воспринимал ее как дочь, но как ученица она была славная и воин сильно привязался к ней. Чего не скажешь о Воробейнице и Вьюнок(?) с которыми кот до сих пор не знал как общаться.
- Спасибо, что поделился со мной. И спасибо что не отвернулся. Я очень ценю это, Соболь.

+3

6

Соболь заметил, что Шип отвлекся на что-то. Глашатай решил, что ему тоже необходимо посмотреть что же там такого интересного, однако... это была просто птица. Эти крылатые существа никогда не вызывали сильного интереса у глашатая: на них не хотелось охотиться вообще, разве что в редких случаях, когда дичи совсем нет. Иногда, конечно, вслушиваешься в их пение, но не более. Гораздо круче поймать огромного жирного кролика, нежели возиться с, например, синичкой, выщипывая перышки.
Птицы и правда свободные существа - лети, куда хочешь, делай, что душа пожелает. Но Соболь никогда об этом не думал, он никогда не одобрял одиночества, а наоборот, боялся его обрести. Он всеми силами цепляется за своих друзей, знакомых, за свою семью и родное племя. Соболь очень социальный, зависимый от общения, но до сих пор не осознает это до конца.
- Овсянка получилась такой славной, потому что у нее воспитание и характер матери, я тут совсем ни при чем. - глашатай глубоко вздохнул. - Я часто провожу грань между дочерью и Медью и очень рад, что в Племени Ветра есть такая искренняя и добрая кошка. Иногда мне кажется, что я даже не заслуживаю такого счастья. - кот пожал плечами, бросая последнюю фразу как-то небрежно, словно отшучиваясь. - Знаешь, Шип, а ведь вокруг нее так много котов всегда трется, что я иногда начинаю переживать, мол, сможет ли она сделать правильный выбор? Такое количество женихов, каждый из них очень своеобразный... Я волнуюсь. - вислоухий взглянул прямо в глаза старшему воителю. - Я никогда не отвернулся бы от тебя. Я всегда открыт к разговору, ты должен запомнить эти слова. - ну а после кот озарил Шипа своей мягкой и лучезарной улыбкой, словно подкрепляя все вышесказанное.
Перебирая мысли, Соболь наконец-то вернулся к тому, с чего все и завязалось. Стараясь перебороть страх, полосато-бежевый начал ерзать хвостом, издавать непонятные звуки, вроде какого-то сопения вперемешку с хихканьем, ну а после резко вскочил и выпрямился. Со стороны это казалось максимально странным, но вид "сбоку" Соболя заботил сейчас меньше всего.
- Вот твоя дочка Крутобока, да, ну ты знаешь же, - глашатай нес бред не из-за собственной глупости, а просто потому что не успел продумать четкого плана разговора, как это делал всегда. - У нас с ней вроде что-то романтических отношений. Я хочу поговорить с тобой об этом, потому что мы оба отцы, и... Ну... Наверное это очень важно. Ведь Крутобока... Она... Она действительно уникальна! Ее твердый характер, ее внешность, ее мировоззрение - это действительно вскружило мне голову. Шип, я хочу понять то, как ты ко всему этому относишься, не против ли ты... И стоит ли мне вообще продолжать оказывать ей знаки внимания.
Ерзая, Соболь раскидал всю почву под собой, что оказалось очень не комфортно. Поэтому он встает и начает ходить взад-вперед, внюхиваясь в запах воды и вновь ожидая ответа собеседника.

+4

7

Если по началу настолько личный разговор немного напрягал Шипа, то после взаимных душевных излияний, воин расслабился, о чем свидетельствовали расслабленные плечи и переставший дергаться кончик хвоста. Серогривый глубоко вздохнул, прижимая уши к голове, смакуя свежий, чуть влажный воздух. Казалось бы, уважаемые воины пережившие не одну битву, храбрые и верные, но как выяснилось, абсолютно никудышные отцы. Шип усмехнулся. Какая ирония.
- Овсянка умная кошка с широкой душой. Я думаю, что она сможет сделать правильный выбор, а если нет и ее кто-то обидит... -Шип улыбнулся, - Я помогу тебе спрятать тело ее обидчика.
Кот засмеялся, но настрой его был весьма серьезен. Он не любил игру на чувствах и всегда был максимально честным и перед собой, и перед остальными, чего и ждал от остальных. И своих немногочисленных обидчиков наказывал весьма жестоко. Он не таил обиду, просто выжидал и бил в тот момент, когда неприятель того ждет меньше всего. И без раздумий защит Овсянку, если это потребуется. А за своих дочерей и вовсе сживет со свету.
Внезапно, Соболь как-то замялся, будто подбирал слова и смущался. Воин озадаченно посмотрел на него, но когда глашатай все же начал говорить, кот нахмурился. Вот что значит.
- Я давно заметил, что ты глаз на нее положил, - кот дернул плечом, - Но я не ожидал, что ты захочешь обсудить это. Я был наставником Крутобоки и из всех дочерей я ближе всех общался именно с ней. Даже не зависимо от того была бы она моей дочерью или нет - она очень дорога мне. Она взрослая девочка и способна сама решать с кем ей строить семью. Но если тебе действительно важно мое мнение, то пожалуй лучше чем ты, пары я для нее пожелать бы и не мог, - абсолютно искренне и серьезно сказал Шип.
Его привычно холодный взгляд потеплел, а губы тронула улыбка. Соболь был хорошим котом, ответственным и добрым. А ко всему прочему он был простой. Простой в хорошем смысле. А эта история с Овсянкой показывала то, что глашатай умел признавать ошибки, а это качество сильного кота, того, который способен защитить семью и возлюбленную.
- Но если обидишь ее, - кот добродушно улыбнулся, - Ну ты понял.

+4

8

Спустя несколько мгновений Соболь резко остановился, вновь вглядываясь куда-то вдаль, в неизвестность; на горизонт, откуда медленно плывут нежные перьевые облака. Это помогло расслабиться, ведь в данный момент глашатай не находил себе места. Несмотря на то, что все внимание было не на Шипе, вислоухий с замиранием сердца ожидал ответа от собеседника. Янтароглазый даже не представлял, что ему ответит старший воитель, поэтому ну никак не мог выстроить план дальнейшего действия - идем на "бум", и пусть будет то, что будет.
Время суток уже сбавляло обороты: солнце пробыло в зените столько, сколько ему положено и начало опускаться вниз. Прохладнее не становилось, однако можно уже было выйти из тени на открытую местность, при этом не рискуя своим здоровьем. Помнится, Соболь однажды уже чувствовал себя плохо после целого дня на пекле, а потом валялся в целительской палатке под надзором Полуночника, не имея сил, чтобы хотя бы встать с подстилки. Воспоминания не из лучших, и именно поэтому глашатай так ответственно распределяет и свое время, и время патрулей. Большая активность должна происходить рано утром и ближе к вечеру, а в обед лучше всего отдохнуть либо в лагере, либо в тенях деревьев - вроде просто, но зато действенно.
- Давай-ка оставим дичь тут и пройдемся, обновим метки, - глашатай почувствовал себя самым счастливым котом на всем свете, когда услышал слова одобрения от Шипа. Хотелось взлететь, но Соболь ограничился обычной улыбкой, которой он осветил все вокруг. - Сделаем небольшой круг, а потом вернемся в лагерь, прихватив с собой тушки.
Полосато-бежевый аккуратно ступал по мокрым камням и просто радовался жизни.
- Я рад, что этот разговор состоялся, иначе я бы места себе не нашел. - янтарные глаза уставились на Шипа. - Спасибо тебе. - затем Соболь постарался найти какую-нибудь новую тему для разговора, потому что возвращаться к обсуждению Крутобоки... Не то что бы не хотелось, глашатай был очень смущен. - Мы ведь с тобой почти не знакомы, а мне бы хотелось это исправить. Ну, к примеру, какое у тебя отношение к другим племенам, к Звездопаду? Мне действительно это интересно.

+2

9

Шип кивнул головой, поднимаясь со своего места. Внезапное сближение с Соболем удивило и порадовало серогривого, но тот держал свои эмоции под строжайшим контролем, ровно как и дистанцию между ними, лишь потеплевший взгляд выдавал расположенность воина к беседе. Да и не стал бы он любезничать, если б не хотел. Кот, медленно переставляя лапы, двинулся вровень с глашатаем.
- Я тоже рад.
Кот улыбнулся, дернув ушами. Их близость с Крутобокой не была чем-то за гранью понимания для Шипа. Куда больше он насторожился бы, если б за его дочерью начал ухлестывать какой-нибудь Суховей. Хотя, и это был бы ее выбор, не ему судить с кем кошке строить отношения. Но уши бы пооткусывал, если бы обидели его детей.
Пусть он и совсем недавно принял решение взять на себя ответственность за Крутобоку, Воробейницу и Вьюнок и признать их своими детьми, но уже относился к девочкам максимально трепетно, хоть и боялся навязываться им. Общение налаживалось постепенно, что не могло не радовать. А пересуды они закончатся рано или поздно.
Шип повернул массивную голову к Соболю, слегка щурясь от солнца.
- Я мало с кем общаюсь в племени, хоть и считаю всех своей семьей и готов отдать жизнь за каждого, - хмыкнул кот, - К другим племенам отношусь нейтрально. Пока они не трогают нас, нам незачем трогать их. Но в последнее время я не против пройтись когтями по наглым мордам речных и теневых. Обвинять Ветер во всех грехах... не хорошо. А Звездопад, - он отвернулся, вглядываясь в даль, - Я не верю в то, в чем его обвиняют. И не поверю, пока мне не предоставят неопровержимые доказательства его причастности к убийствам. Если ты истинно верен своему вожаку и племени, ты не отвернешься от него из-за того, что какая-то болотная жаба поквакала в его сторону. Мы найдем ответы, стоит лишь действительно искать их, а не создавать видимость поисков.

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » отцы и дети