У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Любимые игроки!

Еще один год прошел. Нет, представьте только: Последнему Пристанищу, ставшему домом для всех нас, уже целых два года!
Два ярких года, полных историй, сюжетов, личных и глобальных линий, новых персонажей и захватывающих отыгрышей.
Мы любим вас, ребят!
И мы искренне хотели порадовать вас. Просим любить и жаловать: новый дизайн всея ПП. На сей раз мы решили более четко отслеживать племенную тематику, и в этом сезоне именно племя Теней удостоилось чести сиять на ваших экранах.
Кто станет следующим племенем? Зависит от вашего актива! Дерзайте, ребят!
И спасибо вам. От души, от амс, от каждого лично и всех нас в целом. Это непередаваемо круто: знать, что по ту сторону экрана тебя ждут. В обличии кота-воителя или человека в реальной жизни - не важно.

Любим вас.

Спасибо, что вы есть! С днем рождения, Последнее Пристанище!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Destroyers

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://66.media.tumblr.com/b64f43d3ab09122c3170e2b1de2c9c66/tumblr_p917nkEJSI1uzpv3uo1_500.gif

Наверное, то была одна из последних холодных ночей: последние снега ещё не растаяли, а с озёр тянул сильный, леденящий ветер. Дождь шёл частый и сильный, и последним патрулям очень не повезло с погодой. Впрочем, едва ли Бурану и Медведице было проще в другую погоду: от луны к луне им не становится проще общаться друг с другом, и не весть откуда  каждый то и дело чувствует, как незаметно то подбадривает другого, то подтравляет. Патруля один-на-один, несмотря на всё, им сейчас не не хватало.

Территории Речного племени, где-то около озёр. Несколько дней назад, ночь. Буран & Медведица

0

2

Сезон Голых Деревьев только уступил права Юным Листьям, но земля уже виднелась редкими проталинами, а в воздухе попрежнему ощущалась застоявшаяся сырость. И, если к последнему речной кот был привычен, то от холода то и дело сводило зубы. Впрочем, с недавним назначением у Бурана забот на порядок прибавилось, потому думать о комфорте подстилки и тёплого бока Ручей подле, не то что бы не было желания - времени.

Сумерки уже сгущаются над лесом, когда глашатай, бросая сухое напутствие дозорным, убеждаясь, что основные патрули вернулись, покидает лагерь в компании Медведицы. Бурану все чаще начинает казаться, что он намеренно не даёт ни себе, никому, прохода; секунды для отдыха, чтобы пережить столь внезапную смену власти, очередные потери и беспорядки. Он делает все, лишь бы поддерживать племенной механизм в строю, не тратя время на пустые домыслы и многочисленные догадки. Жить вопреки  — их основная задача, испокон лун заложенная традициями и заветами потомков, и Буран готов до онемения в челюстях, до язв на языке повторять это вслух каждому, кто этого так и не понял.

Но было достаточно одного скользкого взгляда на Медведицу, идущую рядом, чтобы  понять, к чему эти попытки приводят. Они провели половину пути в тишине, изредка останавливаясь, чтобы поохотиться, прежде чем Буран решил нарушить это нелепое молчание. Ему давно следовало объясниться после того грубого вторжения в личную жизнь двух, небезразличных ему, кошек.

Я, полагаю, что веду себя отвратительно, — замедляя шаг, он какое то время буравил не мигающим взглядом пространство перед собой, а затем обернулся, смотря прямо и без оглядок в глаза соплеменницы, — и я хочу извиниться перед тобой за тот раз. Это неприемлемо, грубо. За все, где я мог неосознанно облажаться. Обидеть или как-то задеть тебя.

+1

3

Толком было даже век не разлепить - настолько плотно дождь накрывал патрульных. Особо многомордно не было: тут хватало их двоих. В такую дурную погоду всем бы сидеть в лагере да греться в палатках, только были вот вещи в племени, которые не могли перестать существовать от непогоды. И этой промозглой, вероятно, даже проклятой кем-то ночью Медвеица и Буран в молчаливом, напряжённом дуэте двигались к озёрам. Буран учтиво предпочитал молчать долго время, и Медведицу даже не сильно коробила от напряжённого воздуха: силы уходили больше на то, чтобы особо не плеваться стекавшей на морду водой и не увязнуть в какой-то луже грязи. Но уже ближе к концу пути Буран подал голос, словно растормошив этим не только саму воительницу, но и каких-то доселе невиданных в ней чертей.

- Ты как всегда прав, - холодно отозвалась кошка, найдя, как ей казалось, ту самую нужную грань между прямым обвинением и уважением к глашатаю. В пору, когда от Бурана веяло холодом настолько сильно, как сейчас, ей совершенно не хотелось уметь думать о нём, как о старом друге, и только такие, казалось бы, формальные любезные словечки помогали ей в этом.

Медведица замедлилась, а после и вовсе остановилась. Тяжёлый забитый взгляд не сползал с Бурана: кота самого было не так хорошо видно из-за рябящих повсюду капель, да и промокший он был словно на себя не похож. Оно и было даже как-то к лучшему, потому что Медведицу бы добило это извечно спокойное, безосновательное уверенное выражение морды. Однако и теперь уже кошка не собиралась униматься, раз уж в кой-то веки Буран поднял и такую тему:

- Грубо было разбить сердце моей сестре, - непривычно жёстко едва ли не перебила его кошка, - И облажался ты перед своими детьми, а не передо мной. Вот это было неприемлемо. В зелёных, обычно тёплых и радушных глазах кошки замелькали холодные огоньки: такие же отлетали в отражениях молний с поверхности воды, резкие и злые. Медведица бы сильно испугалась, если бы могла бы увидеть своё отражение сейчас, да и уж точно бы вмиг потеряла весь этот чудной, жёсткий запал.

Серошкурая расстроенно выдохнула: этот кот будил в ней глубоко-глубоко зарытые эмоции, от которых Медведица отрекалась всю свою жизнь, и раскапывать которые сама ни за что бы не захотела. Даже сейчас, глядя на раскаявшегося, насквозь мокрого кота, в кой-то веки переставшего бежать от необходимых в жизни слов и вещей, Медведица не могла уловить в себе той самой теплоты, которая должна была бы накрыть её уже с головой. Воительница ночами думала о дне, когда наконец услышит от Бурана нечто похожее, но в жизни же они только ткнули палкой в больное место, на которое уже было привычно не обращать внимание.

- Тебя нет в моих мыслях и сердце, ты не можешь меня обидеть. И твои извинения мне не нужны. Если ты позвал меня в патруль, чтобы очистить свою совесть, нам лучше просто скорее вернутся в лагерь и, наверное, сразу в целительскую, - уже куда спокойнее ответила кошка, несмотря на довольно жёсткие слова, - Но из раза в раз ты тянешь лапы к тем, кто мне очень дорог. И едва ли это хоть раз закончилось чьим-то счастьем.

Воительница прикрыла пасть - сказано было уже больше, чем было нужно. Уже довольно скоро перед Бураном ей будет очень стыдно, да и наступит сожаление: момент раскаяния глашатая мог не повторится. И всё-таки была какая-то трепещущая вера в то, что до полосатого должно-таки дойти всё то, что шло так долго, что делало Ветвь несчастной, но что не должно задеть Ручей. От мыслей о том, что родную голубоглазую могло бы ждать нечто подобное, Медведице становилось дурно: видеть скорбящую по Львинозвёзду кошку было тяжело, но едва ли легче было отдать её в лапы Бурану. Хотя, кто спрашивал Медведицу?.. Она и молчала, на самом деле, хоть и страшилась после разглядывать серые мордашки в детской, так напоминающих глашатая.

+1