У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Ребятушки, что сказать - все молодцы! Через месяц лето, напоминаю просто так, а пока что - давайте поздравим самых выдающихся!

Ну что, открываем список победителей с лучшего кота, которым в этом месяце стал Одуванчиковый! Не скромничай, ты заслужил и своим активом, и постами, и сюжетами. Молодца, так держать!

Предводительница речных котов получила звание лучшей кошки - поздравляем Ручей Звезд! Удачи тебе в эти непростые времена.

Лучшим оруженосцем также стала речная кошечка - Осолапка, твой отчаянный поход в Грозовое племя заслужил мировую симпатию. Желаем поскорее отработать наказание и спешить к новым вершинам.

И знаете что? И сно-о-о-ова Проталинка всем в сердечко попала как лучший котенок. А теперь уже не котенок - неужели эта малышка так же ярко будет завоевывать ваши симпатии в звании оруженосца? Будем следить с интересом!

Ой, а вот звание лучшей пары уходит в племя Теней. Дроздокрыл и Калина становятся лучшей парой месяца, и мы от души поздравляем вас и со званием, и с потомством! Ждем такой же активной яркой игры :)

Суровый и жестокий Рык Северного Волка запал всем в душу настолько, что почти единогласно был избран самым запоминающимся персонажем. Ну да ну да, тебе это еще припомнят, хе-хе. Ждем твоей игры и дальше, чувствуем, грядет много интересного.

Дятел закрывает список победителей не только званием самого каноничного персонажа, но и почетным персонажем! Дружище, от души поздравляем, красиво зашел на форум, ничего не скажешь! Так держать!

Поздравляем всех победителей, призываем всех активничать - мир, труд, май, как говорится! Всем тепла и улыбок, любим.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » тише едешь - дальше будешь


тише едешь - дальше будешь

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

тише едешь - дальше будешь

http://s5.uploads.ru/lTurU.gif

племя Ветра & луну назад————————————————————————————————история о том, как приголубить малого

Отредактировано Вересколап (19.04.2019 20:03:37)

0

2

Скрыться от чего-то, настолько мощного и вездесущего, как Аспид, было едва ли реально, но ещё сложнее и мучительнее давались попытки бежать от собственной скорби по брату. Жаровнице сразу ляпнули, в первый день его исчезновения - время лечит, и кошка чувствовала, что в этом есть доля правды. Она потихоньку начинала понимать, как это работает: примерно как старые коты перестают чётко помнить события юношества. Воспоминания замутняются, теряется запах... Полосатая поймала себя на том, что стала забывать запах Холмуши. Да и как бы его сейчас звали... Холмушник, Холмолап?

Изредка, когда скорбь приходила, но в какой-то странной, извращённой форме - смиренной, противной ей самой, кошка искала следы лапок Холмуши, его запах на поляне, чтобы напомнить себе нечто, что стало тонуть в пучине детской памяти, чтобы искренне разразиться по брату подлинной, самой первой болью потери. Не находя способа, рыжая шла в палатку - в детскую, где видела его в последний раз. Сейчас котята с королевами суетились на платке, и кошка тихо прокралась к детской, где никак не ожидала увидеть Вересколапика. Попробовав выдавить из себя какой-то сносный вид, кошка встрепенулась так, словно это к ней в палатку зашли не вовремя:

- Ты чего тут, - подала голос кошка, привлекая внимания, - Удрал с поляны? Не особо ты умеешь прятаться, малой... Полосатая чутка скривила морду, видя в упёршимся в стену детской Вересколапике себя саму пару лун назад, только другого цвета.

Жаровница обернулась к выходу из детской, внимательно поведя ушами: шумота даже не думала стихать, и, казалось, все котята были вовлечены в нечто настолько грандиозное и занимательное, что даже не замечали отсутствие Вересколапика. Выгнали ли его с общих баталий, или же малой попросту сам не захотел идти к сверстникам - этого Жаровница не знала, да и даже не хотела гадать, всё ещё кривясь, неохотно признавая очень-очень знакомую картину.

Не слыша и малейшего шебуршания со стороны малого, полосатая даже не думала сверлить его взглядом, и без того чувствуя себя виноватой, что нарушила уединение Вересколапика с подстилкой: зачастую оно (такое уединение) было куда более хрупким и важным, чем вера или что-то из прочей лабуды, общественно признанной самой важной. Впрочем, после ухода из детской Жаровница перестала зарываться в подстилку днями напролёт - такого Аспид просто не могла допустить, так то приходилось ныкаться укромнее, и рыжая стала раз за разом при малейшем свободном времени исследовать уютные и дальние уголки племени Ветра. Пока что таких она себе выбрала немного, да и одно из лучших не так давно осквернил Суховей, но что тут поделать, когда даже нет и желания кому-то объяснять, что это для тебя значит?..

Кошка устало вздохнула. Как бы ни хотелось не мешать Вересколапику, она пришла сюда не просто так. Понурив плечи и бессильно кинув хвост на землю, сметая им, уже большим и пушистым, детские пёрышки-игрушки, Жаровница медленно поплелась в тот угол палатки, где когда-то была их с братом подстилки - в то самое место, где она видела Холмушу в последний раз. Вересколапика кошка не трогала даже взглядом, вернувшись мыслями ко всему тому, что грызло её ещё по пути сюда, и тут же, громко стукнув довольно костлявой недокормленной задниццей, плюхнулась на землю, уместив замученную бессонницей и тяжёлыми, несвойственными столь юному сердцу думами, голову меж передних лап, оставив глаза широко распахнутыми, словно что-то внимательно разглядывая. В этом месте сердце становилось каменно тяжёлым, поглощая в гигантский валун все ближайшие органы, наверное, даже лапы, и, если бы Жаровница попыталась встать, то сейчас точно не смогла бы. И всё-таки брал полосатую какой-то интерес - Вересколапик просто завалился подремать, или его напряжёт нежданная гостья?

Отредактировано Жаровница (11.04.2019 22:18:28)

+1

3

Хихикнув, Вересколапик ещё глубже зарылся носом в сухой вереск, сплетённый в родную уютную подстилку, и лишь хвостик выдавал его детское нетерпение: ну когда, ну когда же его найдут!
Он поводил зелёными глазами из стороны в сторону, в любой момент ожидая, что сестра напрыгнет на него из темноты, или из воздуха, или и стены ясель, или... из земли, во! Тут же снова начинал неистово хихикать, пугливо втягивал живот и передвигался по подстилке, точно находил у другого высокого края более удобное и затемнённое местечко для себя. Это да, он же просто мастер прятаться, котята постоянно обыскиваются его и никогда не находят, пока он сам к ним не выйдет!
Чья-то тень загородила вход в детскую, и Вересколапик тотчас же прижал голову к лапам, забыв припрятать уши. Трясясь от страха и смеха, он очень пытался заглушить звуки, рвущиеся из пасти, и тихо-тихо булькал себе что-то в лапы спрятанной мордой. Вот сейчас, вот-вот сестра пройдёт мимо и даже не поймёт, что это он! А потом он так - ха, а вот и я, а вы ходили да ходили вокруг меня и даже не заметили, вот так!
Но его нашли. Заметили. И даже задали вопрос.
- Жаровница? - подняв голову, серенький уставился на ученицу, вытаращив на неё глаза. Это что это, сестра решила воспользоваться хитростью и попросить старшую соплеменницу отыскать его?
- Прячусь, - прямолинейно ответил Вересколапик и потянулся из гнезда к рыжей кошке. - Мы тут в прятки играем, и я прячусь. Меня никто-никто ещё не нашёл, ой! - он тут же умерил голосок, прижал уши и подкрался ближе к ученице, ушедшей в другой угол ясель. А почему она такая грустная и почему прячется так неправильно? Не его, конечно, дело учить (если он вообще такое слово знает и может применить в жизни), но надо подсказать бедной Жаровнице лучшие места для пряток!
- Можно я под тобой спрячусь? - он сам ошалел от пришедшей и - мамочки! - озвученной вслух мысли и тут же застыл дубом, глупо уставившись на собственный нос. Ой-ёй-ёй, Жеровница же его сейчас ка-ак съест!

+4

4

Вересколапик сильно смущён не оказался, но на его вытянутой, ещё совсем детской морде читалось даже некоторое недоумение - как его нашли?.. Все усилия, с которыми малой зарывался в вереск в своей же палатке, видимо, пошли насмарку, и котёнок стал подбираться к Жаровнице поближе. Фыркнуть кошка тоже не спешила - сама ему помешала. А во всём, ну, во всём том и этом, что с ней происходит, виноват ну никак не он: виноваты взрослые.

- Я это, я, - негромко промямлила кошка, будто бы сама уже давно охотно поверив, что своим видом не напоминает обычную, выспавшуюся и сытую Жровницу.

Забавный зверёк. Полосатая было попыталась усмехнуться, но вышел из неё только сдавленный, скрипучий выдох, ни капли не похожий на смех.

- Никто так не прячется, Вересколапик, - поделилась своим уже набранным опытом в играх кошка, - Так тебя быстро найдут, скрутят в клубочек, чтоб одни ушки торчали, и покатят через всю-всю поляну прямо к Звездопаду показывать, какой котёнок в племени прячется хуже всех. Впрочем, глядя на большие и уже сильно впечатлённые глаза Вересколапика, Жаровница не была уверена, что такие добрые страшилки и правда смогут его не напугать, а вдохновить. Если честно, Жаровница и вовсе не понимала, это просто ли у Вересколапика такие большие глаза или же он уже начал спускать лужу: вероятно, нужно было часто общаться с сородичами, чтобы более-менее ориентироваться в их эмоциях и повадках.

- Но, - поспешила спасти ситуацию рыжая, - Ты похож на храброго котёнка. А только у храбрых хватит духу прятаться в самых укромных местах... Другие котята ещё не знают о них. Если ты пообещаешь меня слушаться, я тебе покажу их. Полосатая застыла, глядя на эти две большие лужицы с непонятными для неё эмоциями, ожидая там какого-то азарта или радости. К сожалению, что она собиралась делать, Жаровница сама ещё слабо понимала, как и то, зачем вообще в своём духе стала разговаривать с игравшим малым, но в её черепушки начала зарождаться очень-очень странная и пугающая мысль, наверное, единственная, способная помочь им обоим.

+2

5

Он немного подался назад, поджав ушки, продолжая всё также уверенно изучать кончик собственного носа. Иногда, если он хорошо-хорошо старается, ему удается заметить какую-то розоватую точку, иногда крупную и яркую, как налитая солнечными светом и жизненными соками ягода посреди зелёного летнего поля, а иногда - маленькую и бесцветно невзрачную, стеснительно прячущуюся от Вересколапика и одновременно вместе с ним от всего страшного большого взрослого мира.
А потом он стеснительно улыбнулся, глядя куда-то в подбородок Жаровнице, осознав, что свой пыл и пар спускать на него она не собирается. Весело замахал тонким хвостиком-морковкой, потом смешливо упал на бок и приподнял лапы, открывая животик с детским пушком.
- Я могу ещё вот так прятаться, - доверительно сообщил он старшей соплеменнице и осторожно поглядел на кончики её ушей. Ну как, а это одобрит? Поза, конечно, не шибко удобная, когда тебя долго ищут - затекают висящие в воздухе лапки, но почему-то белизна живота обычно отпугивает искателей от его затаённого прятательного гнёздышка.
То есть как это его быстро найдут?
Вересколапик как-то подозрительно пискнул и тут же свернулся в клубочек, пряча животик. И на всякий случай зубками вцепился в пол детской, устеленный вереском, чтобы никто-никто, даже сильная Жаровница, не укатила его показывать, какой он плохой котёнок.
- А вот так если? - доверительно промяучил из своей позы Вересколапик и чуть скосил глаза на рыжие лапы. Он буквально ждал, когда Жаровница покажет ему, как надо делать правильно. Потому что нельзя просто так взять, что-то ему сказать и оставить думать в одиночку над сложившейся ситуацией.
- Я храбрый, - Вересколапик постарался закивать «жарко» и тут же клюнулся лбом в землю. Недовольно фыркнул, уселся и принялся потирать запястьем ушиб, с особым тщанием потираясь о выступающий палец. Лоб о него так прекрасно чесался, что наслаждение разливалось аж по всему телу.
И, вроде как приведя свой ушиб в менее болезненное состояние, снова «жарко» закивал, вытягиваясь в струнку и подходя ближе к Жаровнице, готовый познать все тайны, что она хочет ему доверить.
- Я обязательно буду слушаться, - восхищённым шёпотом прошептал котёнок, предвкушая всем своим естеством что-то.

+1

6

Полосатая спокойно и даже как-то холодно смотрела на неаккуратные, неловкие движения малого, который с её слов завёлся так, словно Жаровница бы повела его на Совет, ну, или сделала бы что-то действительное классное, а не просто собиралась вытащить на прогулку. На прогулку туда. Жаровница не боялась своих мыслей, и точно знала, что лапы сумеют отнести её в ту самую пещеру, где со свода на них с Вересколапиком будет смотреть Холмуша: он бы тоже поиграл с Вересколапиком, если бы мог.

Пока Вересколапик то ли вылизывал пол, то ли делал ещё не весть что непонятное, Жаровница отвлеклась на свои мысли. Всё верно, Суховей, мой брат живёт только там... Спасибо. На морде кошки появилась лёгкая, ощутимо кривая улыбка: она начинала ловить себя на благодарности ко своему мучителю, ведь без него бы и не имела шансов вот так вот навестить Холмушу.

- Нет, никуда не годится.., - разочарованно протянула полосатая. Неужели никто из нынешних котят не обладает такой же сноровкой и изобретательностью, как Жаровница и её друзья в детстве?.. Или просто Вересколапик из всех остальных был далеко не самый сообразительный? Другие котята тебя не учат?

О да... Будущий лучший воитель племени. Жаровница только учтиво поджала губы: Вересколапик был явно слишком мал и игрив для более конкретных комментарием. Хотя... Постойте-ка. Жаровница только что подумала о ком-то другом прежде, чем разнести в пух и прах?! Большеглазая морда Вересколапика казалась ей неожиданно искренней и беззащитной, и, попадись момент обидеть кого другого, то полосатая бы его не упустила, если бы хотела. Но от какой-то намечавшийся симпатии к этому неуклюжему малому аж самой становилось нервно, так что Жаровница очень быстро придумала версию о скуке и жалости.

- Смотри, Вересколапик, ты пообещал... Знаешь же, что бывает с теми, кто не выполняет данные мне обещания? - полосатая уже поднялась и буквально вгрызлась своими серьёзными глазами в глаза Вересколапика, поднося морду всё ближе и ближе, - Мои личные слуги из Тёмного Леса будут преследовать их всю жизнь, каждый день и каждую ночь. И, когда ты будешь биться в муках, пытаясь уснуть, они будут хохотать тебе над ухом и грызть твой хвост без остановки. Полосатая подмигнула котёнку, надеясь, что тот всё-всё понял. Картина рисовалась, конечно, красивая, только вряд ли действенная: что-то на морде того же Суховея сильных страданий не читалось... Или просто читалось, но мало. Страдания своих обидчиков всегда могло бы быть больше.

- Если нас поймают, то скажи, что я тебя заставила. Но постарайся идти тихо и не отходить не на шаг, пока племя рядом.

Полостая сделала несколько шагов к выходу из палатки, носом кивая на него и ожидая Вересколапика там же. Гомон с поляны всё так не утихал: они наверняка пройдут незамеченным, но лучше бы всем всё равно молчать и идти тихо-смирно. Жаровница же сама как-то даже ожила, и ей правда начинало хотеться увидеть глаза Вересколапика, когда он впервые увидит бесконечные дали полей их племени.

+1

7

Кто никуда не годится? Он никуда не годится, или его сестра никуда не годится, или он никуда не годится? Ох уж эти неопределённые фразочки взрослых, брошенные словно специально для ночных кошмаров Вересколапика! И как же они любят вот так, задумчиво пожёвывывая губы, или вот так вот по-особому щурясь, или так медленно потирая подбородок о лапу выдать что-нибудь в воздух, не обращаясь ни к кому конкретно, - а ему, несчастному котёнку, сиди и размышляй, ему ли это, сделать что-то надо, а если надо - то что? Где конкретика? Где, спрашивает Вересколапик, где? - но только лишь на самом крошечном подсознательном уровне. Там, где навсегда была похоронена собственная воля.
А вслух, конечно, не спрашивал ничего. Лишь застывал, ощущая колющие изнутри и снаружи вопросы, и пережидал, пока эта волна непонятности схлынет с него. И взрослые, не дожидавшиеся от него ответа, обычно уходили со своими умными и взрослыми фразочками к кому-то ещё. Мучить бедняг.
Вот и Жаровница - немного помолчала, немного посмотрела на него, размышляя о чём-то своём, - и серенький изобразил из себя со всей тщательностью самого послушного котёнка из всех возможных. Его разбирало любопытство и желание узнать, о чём хотела поведать ему старшая соплеменница.
- Не знаю, - честно пискнул котёнок, отвечая на поставленный вопрос, и максимально округлил глаза, пока рыжая морда стремительно приближалась к его. Упёрлась носом в его, и Вересколапик озадаченно - и со страхом, что деться от чужого взгляда некуда, - уставился на рыжие шерстинки, вблизи казавшиеся огромным размытым пятном, заполонившим весь обзор. И слава предкам, что чужие глаза в этом пятне были не видны.
И он, конечно, испуганно-восхищённо замер, пытаясь охватить разумом все муки Тёмного Леса, уготовленные ему Жаровницей. Подумал - старательно так подумал - покивал, что всё понял (ничего особо не понял), зато знал, что безоговорочно доверяет ученице. От неё не веяло власть, но веяло знанием и силой - и этого уже было достаточно, чтобы его покорить.
И - о да - он был покорён.
- Ты меня заставила, - попугайчиком повторил последнее, что осознал, и подскочил на месте, семеня за ученицей. Вот выход из детской, и он вдруг вспомнил, что играл с сестрой в прятки. И вспомнил, и тут же случилось обычное нехорошее, что с ним всегда случалось, и взрослые сначала хотели ругаться, а потом прощали, трепали хвостом по макушке и звали дурашкой. В общем, случилась самая обычная для него вещь - он попытался совместить работающую мысль с работающими лапами.
И, одновременно прячась от сестры за Жаровницей, одновременно пытаясь незаметно не отставать от старшей кошки, одновременно стараясь помнить о карах Тёмного Леса, Вересколапик запутался в рыжем хвосте, потом в собственных лапах и вот уже - земля дыбом, потом небо, снова земля, - а потом чей-то рыжий мех на горизонте. По ощущениям, зад и лапы были где-то в воздухе, и шея уже начала неприятно затекать, но пошевелиться и сделать хоть один вдох не решался - во-первых, конструкция порушится, а во-вторых, возможная магия дурашки.

Отредактировано Вересколап (27.04.2019 23:38:59)

+3

8

Малой послушно на всё согласился - впрочем, не удивительно. Только время покажет, насколько искренне он всё это воспринял и можно ли ему доверять такие большие тайны. Впрочем, даже если Жаровнице бы пришлось отбывать наказание, она сильно не расстроилась бы - уже растеряла весь этот кураж и нетерпение перед посвящением.

Сама уже кошка делала один за другим уверенные шаги прочь от лагеря, не сомневаясь, что малой последует за ней. Улизнули они и вправду удачно: вероятно, Вересколапика просто решили умышленно потерять, но это только и шло на лапу. Сейчас-то он спрячется так, что и Звездопад не найдёт, хех. Отойдя уже на приличное расстояние и потеряв из виду последние намёки на лагерь, полосатая только единожды обратилась к Вересколапику, после чего ну словно потеряла интерес к нему, увлёкшись то ли видом, то ли идеальным размеренным ритмом лап.

- Не бойся ничего и никого, - неожиданно мягко подбодрила котика полосатая, - Всё вокруг - твой дом. И ты здесь главный. Разве что сокол сожрёт.

Ни луга, ни ветра, ни редкие валуны не могли командовать ни Жаровницей, ни Вересколапиком - никто не мог. Жаровница не шибко рвалась отвечать за своего маленького друга, но про себя знала точно, что, когда палатка не нависает над ней своей тяжёлой сенью, а стены лагеря не сдавливают по бокам, она была как вольная пташка в естественной среде обитания, ну, как рыба в воде, если хотите. Сложно, конечно, объяснить своей наставнице, что дикие сильные ветра, так и хлещущие по морде и заднице не переставая, приносят ей моральный покой. А столько ж усилий и времени было потрачено на его поиски... Оказывалось, всё было куда проще.

Сломя голову полосатая не носилась: она шла широкой, уверенной рысью, не слишком быстрой, чтобы дать Вересколапику время выбрать и свой шаг, какой ему по душе. Пока мрачно ещё слишком не было, но вересковые заросли то тут, то там достигали такой высоты, что Вересколапика можно было заметить только по хаотичным шевелением верхушек растений. На одной из относительных полян полосатая замедлилась, даже немного похвалив себя за то, что ещё не потеряла мальца по пути:

- Ты, кстати, веришь вот в это про звёзды, Предков и всё такое? - неожиданно поинтересовалась кошка, сохранявшее молчание уж больно долго для таких вопросов, - Родители ведь точно рассказывали.

Полосатая перешла на совсем медленный шаг, яростно внюхиваясь во что-то в воздухе и толком не оборачиваясь на Вересколапика. Почти пришли.

+2

9

Он ждал. Потом снова ждал. И ещё ждал, старательно задержав дыхание. Но морды Жаровницы всё на горизонте не появлялось, и в какой-то момент Вересколапик даже обнаружил, что ничего рыжего рядом (или над) ним и нет. Вот совсем. И осознание этого заставило в срочном порядке порушить свернувшуюся конструкцию, осторожно хрустнуть затёкшей шеей и, вытянув параллельно земле хвостик, броситься за старшей кошкой вдогонку.
Он летел за ней юным соколом, иногда перепрыгивая через особо огромные, как ему казалось, ямы и холмы. И бежал он, и бежал, пока снова не пристроился за кончиком рыжего хвоста, с удивлением обнаружив, что лагерь остался где-то позади. И, обнаружив это, остановился, восхищённо открыв пасть, огляделся по сторонам, стараясь впитать в себя как можно больше увиденного. То-то сестра позавидует, где он был, когда он ей расскажет всё про свои приключения!
Или - ой - сконфуженный взгляд на Жаровницу - не расскажет. Ему совсем-совсем не хотелось страдать потом в Тёмном Лесу.
- Я главный, - восхищённо повторил Вересколапик, округлив от счастья глаза. Он не особо понял, что это значит, но дом, который показала Жаровница, ему нравился. Он решил, что совсем не против стать учеником ради того, чтобы чаще здесь бывать.
Он встряхнулся и посеменил следом за старшей кошкой, продолжая изредка перелетать через ямы и поляны. Головки нарастающего вереска стукались у него где-то над кончиками ушей, ветер лишь изредка касался макушки, взъерошивая на ней шерсть, а в остальном, спустившись в низины, Вересколапик видел только рыжие лапы, кончик хвоста и собственную тень.
Мир полнился запахами, которые ему не говорили ни о чём. Сначала он пытался останавливаться и расшифровывать их, даже порадовался, когда признал один из них как кролика - точно такой же был на тех, что они ели вечером и утром, - но вскоре устал и выбился из сил. Он не понимал, куда они идут и почему так долго, и мир, который был до ужаса однообразен под конец (когда, когда уже конец?!) их путешествия, больше не интересовал перегруженный мозг. Он даже начал зевать от усталости, иногда останавливаясь и потирая лапками переносицу, осторожно слизывая пыль с подушечек и морщась от непривычного вкуса, но не жаловался - Жаровница уверенно шла впереди и не жаловалась, значит, и он не будет. Спрашивать он, конечно, тоже не спрашивал ничего.
Вересколапик встрепенулся, когда они замедлились на какой-то прогалине. Он наконец-то практически вплотную догнал Жаровницу, но вовремя притормозил и даже умудрился остаться на всех лапах и при собственном неоттоптанном хвосте. Задрав голову, подавил зевок, задумался.
- Они нас защищают и охраняют, - это то, что он сумел усвоить самостоятельно из рассказанного матерью с отцом, - но верит ли он? В этом вопросе ему очень нужен был ответ Жаровницы. Ибо сейчас он терялся в догадках и пытался спастись из этой унизительной для него ситуации, хватаясь в памяти за любой схожий конструкт «вопрос-ответ».
- Ну-у, наверное-е, - неуверенно протянул Вересколапик, нахмурившись и возобновляя свой галоп относительно лёгкой рыси рыжей кошки, - не знаю, они мне не снятся, а я им не снюсь. Им только целители снятся и наш Звездопад, - его озарила вспышка идеи - собственной мысли, позвольте заметить! - и он тотчас испуганно запихал её внутрь себя, запрещая даже срываться с языка. Поджал губы, подражая материнскому раздражению, и зачем-то покивал, хотя Жаровница на него даже не смотрела.
Но потом всё-таки спросил.
- Мы сейчас очень далеко, да? - в голосе слышалось благоговейное придыхание. И он наконец-то догнал совсем уж замедлившуюся ученицу, преданно задрал голову и уставился в её подбородок. Предки, в этот момент Вересколапик снова был покорён.

+2

10

Полосатая замедлилась на какое-то время, чуя с каждым дуновением ветра запах известняковых стен и влажных, укромных закоулков: они были-то толком уже на месте. В округе из самого интересного были раскиданы только не частые кусты, да и то такие низкие и редкие, что все гнёзда, наскоро скрученные какими-то не самыми предусмотрительными родителями, уже были четырежды переворошены. Жаровница, правда, проверила, но съедобных птенцов там от этого не появилось: точно такое же элементарное разочарование, как и всё другое. Урок жизни.

- Угу, - ухмыльнувшись, кошка повернулась мордой к малому, - Типа как только я решу тебя сожрать, звёзды посыпятся с неба и спасут тебя? От силы ты мог бы найти лагерь по ним, но не потому, что так показали предки, а потому что ты уже оруженосец и не хлопал ушами на тренировках.

У Вересколапика была настолько невинная и безотказная морда, что практически, изредка и не с каждого ракурса Жаровнице становилось немного стыдно, но, благо, как существу рыжему и бессовестному, эти чувства ей не усваивались, как, например, любому нормальному желудку валуны. Никто не будет пытаться жрать камни - Жаровница не будет пытаться почувствовать угрызения совести. Вот настолько. Не то, что бы Вересколапик говорил нечто новое или возмутительное, наоборот: он был хорошим мальчиком и говорил ровно то, чему его учли в детской. Но здесь-то была совсем не детская.

- И всё дерьмо мира, в которым мы тут вазюкаемся, тоже происходит потому, что "кто-то сверху" урчит за наши жизни? На морде кошки появилась откровенная улыбка, но даже скорее не со злости: Жаровница переставала ждать понимания от взрослых, чего уж тут ждать от маленького Вересколапика?..

Что ж ты такое натворил, что попался мне, дружок?

- Они приходят во снах только тем, кто пичкает подстилки дуремарью, Вересколапик, - раздражённо добавила кошка, вспомнив, что ко всей своей неуместной триаде из нескольких слов Вересколапик умудрился присобачить и горе-провидцев.

Впрочем, не было особого смысла даже злиться на него - из детской ничего не видно, даже всей поляны не разглядеть, чего уж говорить о жизни. Потеряв почти всякий интерес к кустами и ошмёткам гнёзд в них, Жаровница снова смотрела с высоты своих лап на Вересколапика, но уже едва ли не как-то раздосадованно: словно забыла, сколько ему лун, когда тащила в такую даль. Лапы начинали ныть потихоньку и у неё самой, а голова всё сильнее и сильнее и гудела от усталости: не весть сколько прошло с тех пор, как рыжая спала в последний раз. Юнцу-то каково приходилось - представить трудно. Но Жаровница и не пыталась - её беспокоило только то, чтобы он её слушал. Мало кто и что её слушало из... Друзей?.. Подопытных, вернее сказать. Неужто и рыжая докатилась до того, чтобы издеваться над маленькими!?

- Да, - коротко ответила полосатая, - И уйдём ещё дальше. Если, конечно, твои звёздные защитники позволят мне с тобой так обойтись, - Жаровница стрельнула взглядом в небо, словно красуясь, насколько своими глазами ярче и ближе маячила в темноте, - Может, я веду тебя в запретные земли, где спущу шкуру и надругаюсь над останками... Ты, это, спроси их, если они тебя защищают. Ну, мало ли.

Полосатая ухмыльнулась себе под нос, уже сразу пожалев, что не удержалась от подкола в адрес такого невинного несмыслящего существа. Вероятно, было бы у него время пораскинуть мозгами - у него бы что-то получилось, а здесь же оставалось только сеять семена раздора в очаровательную полупустую черепушку, которая послушным хвостом всё ещё плелась следом и словно так и ждала, пока из Жаровницы выльется ещё какая-то накопившаяся дурь с обидой на мир вперемешку. Вересколапик во всём этом виноват не был, но оказался её случайным пленным в этом паломничестве. Подвернулся под лапу. А практически перед самыми котами царила тьма, тьма гуще, чем озеро дёгтя, но во всей её бесконечной величественности лунным светом ещё освещались выступы пещеры, где-то под которыми и располагался вход.

Что я делаю...

+1


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » тише едешь - дальше будешь