У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
5.12 Поздравляем победителей голосования на почетного игрока и самых-самых! Как вы могли заметить, форум "приоделся" в зимний дизайн, а в игре наступил сезон Голых деревьев. Также были введены подарки и увлекательные квесты для племен. Следите за новостями, праздники уже близко!
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » палатка целителя


палатка целителя

Сообщений 21 страница 25 из 25

1

http://sh.uploads.ru/b9eWE.png

палатка целителя
——————————————————————
Старая лисья нора рядом со скалой собраний, у самого края оврага пришлась по вкусу целителям племени Ветра. Внутри всегда поддерживается комфортная температура, хотя если внутрь набивается много котов становится душновато. Свои запасы лекарь хранит в трещинках среди корней, поддерживающих стены норы и защищающих её от обрушения уже многие луны. Песок, устилающий пол палатки, создаёт комфортные условия - вода, даже если проникает сюда, быстро впитывается и не вредит засушенным травам и не беспокоит больных.

учёт трав
——————————————————————
веточка бурачника х3
гроздь ежевики х3
ноготки календулы х6
семена мака х7
бузина х16
тысячелистник х7
медовая сота х10
пустырник х2
мяун-трава х7
средний моток паутины х1
можжевельник х27
ястребинка х3
неведомая ягода (клюква) х35
неведомое растение (зверобой) х7

0

21

Суховей распушился от целительского гневного взора. Погеройствовать решил, значит.
- От них пахнет рекой, Полуночник, серьезно? Кто-то не уследил за котятами, а нам теперь их своей дичью кормить? Почему их до сих пор не унесли на границу?

Еще Овсянка рядом с котятами оказалась, мило щебеча - аж сердце съежилось.

Суховей был на грани реальности и сна, уставший, отказывающийся фильтровать слова и пытаться себя контролировать. Это все выглядело слишком дерьмовой ловушкой, как будто бы чужие котята на ветряной территории значили больше, чем он, рискнувший жизнью, чтобы спасти племя от псины из-за сумасбродности Шипа. И этот Шип его ещё затыкает. Удивительно.

- Да, победа за мной. И в честь этого я хочу наконец спокойный сон без разговоров над ухом, разве я не имею на это право, Полуночник? Тут визг стоял похлеще нашей детской. По моим ушам проехался такой оглушительный лай, такой оглушительный вой чудища, что я все ещё удивляюсь, что мои уши различают твои слова. И после этого единственное, чего я прошу - хреновой тишины.

Кот окинул гневным взглядом палатку, совершенно не понимая, на кой черт с ним ещё спорят.

Вей знал, что котята ему точно не дадут отдохнуть - он уже наслышался писка из детской, уши разъедающего похуже жужжания пчел с пасеки. Еще на хвост наступят, играя в свои глупые игры, или, чего хуже, на больную лапу. Вей знал, на что способны эти мелкие твари слишком хорошо, чтобы не требовать того, чего он требует.

Кот медленно придвинулся к Шипу, разложив на подстилке свое раненное тело, готовый вместе с травами прожевать новую порцию боли, лишь бы наконец окунуться в небытие на день или два.

Отредактировано Суховей (08-12-2018 11:32:24)

+6

22

Несмотря на вековую обиду на сестру, Берёзка тут же напыжился и лобасто сощурился, бочком придвигаясь к речным котятам: в палатку зашел здоровяк Шип, который, похоже, умудрился прогнать ту зверюгу. А логика простая: если пугающая до усрачки собака испугалась вот этого кота, кот этот, сталбыть, непростой, и его, наверное, тоже надо бояться.
Что очень трудно дается, когда этот кот бросает перед тобой знатный шмат мяса, а ты не ел вот уже... вечность!
- Ясенница, - не сводя взгляда с Шипа, пробурчал котенок, обращаясь к сестре и тут же жмурясь: рыжая смачно прошлась языком по его мордахе, и Березке ничего не оставалось, как забыть, что он хотел сказать, и зажмуриться в ожидании, пока щедрая слюнявка от сестры высохнет.
Ну ничего-о-о, вернемся домой и надеру тебе рыжий хвост!
- Я тоже рад, что ты в порядке, - пробурчал малец, отпихивая сестру лапой. Выгибая спинку и осторожно обходя Шипа бочком, буро-белый помедлил еще секунду, а после юркнул к крольчатине, на всякий случай отпихивая уж очень голодного братца. А Пчелка, прохвост, уже и попробовать успел, да и вообще, Ясенница с братцем выложили всю их историю подчистую.
"Впрочем", - думалось мальцу за смачным куском кроличьего мяса, - "эти коты и сами видели зверя. Что от них укроешь-то? Только то, что мы разгромили палатку Щербатой", - с довольной, гордой ухмылкой думал Березка, вдохновленно осматривая нору Полуночника.
Эх, не одобрит.
— Ну как оно? Рыба вкуснее? Никогда не ела рыбу, - обратилась к ним еще одна кошка, и Березка, набрав полный рот мяса, замешкался: как ответить-то? Невежливо промолчать.
- Лыба вседа куснее, - с набитым ртом промямлил котенок, удобнее устраиваясь около угощения и поджимаясь бочком к кому-то из родственников. На всякий случай, конечно.
А вот, в палатку еще кота завели. Нет, ну все племя Ветра столпится посмотреть на славных речных малышей? Так-то не жалко, но только очень подозрительно, особенно этот вот, серый. Настороженно глянув на Суховея, Березка замер с кусом крольчатины и, как знал, отскочил, словно ошпаренный: Суховей ка-а-а-ак зашипел на них!
Было, конечно, страшно, и кусок уже в горло не лез. Березка округлил обиженные глаза и исподлобья уставился на раненого ветряного кота, который выл и шипел на них.
- Держитесь от него подальше, - тихонько пробормотал котенок Пчелке и Ясеннице, строго глянув на последнюю. Если и тут выступать начнет, Березка не будет с ней разговаривать аж до самого посвящения в воители.
- Мы хотим домой, - по словам отрезал котенок, негромко, но очень настойчиво обращаясь к чужим котам.

+4

23

— Мне всё равно, от кого чем пахнет. Ставить запахи превыше нужды в помощи — глупость несусветная, — опасно, весьма опасно. Разбрасываясь такими словами, ветряной целитель мог обретать очертания будущего предателя, дезертира, который при первой возможности отринет требования родного племени. Однако он не разбрасывался. Говорил прямо, как делал всегда, и вместе с тем неожиданно серьёзно. По существу, даже не скрывал, что долг целителя для него куда важнее распрей да границ, а порой и требований племени. Полуночник был готов нарушить каждое — уж точно не при первой возможности, но если бы счёл неразумным, бессмысленно жестоким.

— Шип, — пушистый кот мягко обратился к мирно лежащему воителю, — прошу, не нужно. Суховей действительно поступил очень храбро и самоотверженно, — факты-факты, ничего более (ага, десять раз). Врачеватель вновь обратил внимание всецело на упомянутого голубоглазого смельчака-скандалиста, тщетно пытаясь отыскать остатки гнева в душе. Горьковатый осадок? Бесспорно. Обида? Ни следа. Помянув недобрым словом свою отходчивость, Полуночник придвинул к скуластой серой морде ароматно пахнущий корешок мяун-травы.

— Однако ругаться, герой-спаситель, перестань. Твоя порция долгожданного сна без снов, — дождавшись начала действия лекарства на упрямого соплеменника, ветряк резко вдохнул, лишь из-за весьма богатого лекарского опыта не зажмурившись, и сильным давлением лапы вправил отозвавшийся щелчком сустав. Щелчок разошёлся по хребту самого врачевателя противным холодком, а выдыхать пришлось через силу. Чужая боль каждый раз немилосердно сковывала грудную клетку сталью. Трёхцветный помнил, что приступил к практике под руководством наставника куда позже положенного.

Кашица из календулы равномерно легла на исцарапанную конечность, мягкий мох создал дополнительную прослойку между оной и тугой повязкой из паутины. Лапа зафиксирована, вывих вправлен. Теперь можно лечить царапины — весьма глубокие, надо сказать. А если учитывать собачку, её грязные коготки с зубками (тут Полуночника всё-таки слегка передёрнуло), то царапины вполне могут обернуться заражением. Против заражённых ран у них с буро-белым учеником сейчас не было ничего. Мысленно выругавшись, врачеватель быстро перебегал медовым взглядом от одной травяной насыпи до другой. Пока не наткнулся на незнакомые листочки и внушительную россыпь красных ягод — новые растения, собранные по пути к Лунному Камню. Быть может..? Всё лучше, чем бездействие. Осторожно взяв пару алеющих плодов, Полуночник выдавил их сок аккурат над ранениями Суховея. И одномоментно нашёл тысячелистник. Если лекарство окажется ядом, придётся применять старое проверенное средство, ибо сразу сплюнуть терпкую багровую жидкость кот, конечно, забыл. Рассеянность когда-нибудь его убьёт, ну да ничего. Зато сразу выясним, не калечат ли эти ягодки, ежели их внутрь принять.

— Наутро мы — Овсянка, Шип, я, сообщим о вас предводителю и отправим домой, не волнуйтесь, — трёхцветный лучисто улыбнулся красивому Речному котёнку, — к слову, Овсянка. Что-то случилось? — и тотчас перевёл внимательный взор на соплеменницу. Внешних повреждений вроде нет, однако это ещё не синоним доброго здравия.

+6

24

Что ж, маневр не помог. Овсянка смогла бы отвлечь котят, но только не когда чуть ли не в одном хвосте от них раздраженный усталостью Суховей.
И после этого единственное, чего я прошу — хреновой тишины.
Глаза виновато ткнулись в пол, разыскивая там что-нибудь, на что могла бы отвлечься воительница. Она пришла сюда по делу, так чего пытается сделать что-то еще? Кажется, речные малыши испугались еще больше, и на их слова о родных территориях Овсянка неосознанно кивнула головой. Интересно, когда за ними придут? И придут ли вообще? — удивленно распахнув глаза на собственные лапы, полосатая поёжилась. — Речные ведь заметили пропажу, верно?
И вы вернетесь домой, — кивнув бело-бурому котёнку, чьего имени она не знала, Овсянка качнула хвостом и неспешно поднялась с земли, словно боясь лишний раз пошевелиться и нарушить секундную тишину. Голос Полуночника, раздавшийся в палатке, не казался громким, более того, он казался каким-то нужным. Как в степи было бы непривычно не слышать зов ветра, так и в укрытии целителей было  бы непривычно не слышать мягких слов этого кота. С тихим восторгом проследив за тем, как травник проплыл мимо раненных, быстро нашел травы и принялся исцелять раны, Овсянка перемялась с лапы на лапу.
Это все очень хорошо, но у неё был вопрос, который было страшно задать тому, кто был занят важной работой.

Твоя порция долгожданного сна без снов, — уши прижались к затылку так быстро, как еще никогда не делали, и коротколапка вся распушилась; раздавшийся хруст пробежался звоном под кожей, и у кошки заныло под сердцем. Коснувшись мягким сожалеющим взглядом морды Суховея, Овсянка искренне надеялась, что какая-нибудь из магических трав Полуночника помогла облегчить боль.
В попытке отвлечься взгляд сначала метнулся к Шипу, а после и к целителю, тут же пересекаясь с медными зеркалами радужки. Травник слишком неожиданно перехватил  внимание её глаз, и его внимательный изучающий взгляд заставил Овсянку по-глупому захлопать ресницами. Она даже подняла переднюю лапу, чтобы проверить: вдруг наступила на что-то? Провинилась в чем-то?
Полосатая сглотнула, тут же получая пояснение обеспокоенному взгляду.

Нет ничего, — начала она, поводя плечом. — Точнее, — в голове промелькнули последние события и неприятными деталями заставили нервы пошалить. — ничего нового. Но я тут подумала...
Глаза опять опустились в пол, на этот раз ища не поддержку, но сосредоточение.

Патрульные сказали, что от останков сильно пахло чесноком. Им явно маскировали запах, но никто не подумал, откуда сейчас взяться.. чесноку, — зеленые глаза кинули быстрый и неуверенный взгляд на целителя. — Чеснок ведь сейчас не в цвету? Да и даже если бы его запасли с прошлых сезонов, как долго он оставался бы свежим? Хранят ли целители это растение в таких количествах, что его запах может перекрыть кошачий? Или даже запах нескольких котов? — Овсянка качнула головой, осознав, что ручей мыслей выбивается из нужного течения. — Где вообще растет чеснок? Может ли быть такое, что его собрали недавно в лесу? Или нужно искать его где-нибудь у Двуногих?
И, более того..
Как долго может держаться этот запах? Я не верю, что хоть кто-то среди сумеречных не заметил, что от его соплеменника несет этим запахом за тысячу лисьих хвостов,Конечно, можно было бы изваляться в грязи, чтобы его отбить, но дорожка запаха все равно тянулась бы до ближайшей лужи. Кто-то очень постарался, чтобы замести все следы и вернуться в племя. Или не в племя.
Это мог бы быть не племенной кот?

Последнее она стремилась уточнить скорее у всех присутствующих, а не только у целителя. Все время казалось, что она что-то упустила. Или, наоборот, додумала... Нужно было с кем-то обсудить, найти чьего-нибудь совета.

Овсянка вздохнула и неожиданно вспомнила о котятах, которые небось развесили уши на её речь. Пробежавшись взглядом по комочкам шерсти, воительница поежилась, выдав сдавленную ухмылку.
Так, небольшие непонятки на границе.

Отредактировано Овсянка (09-12-2018 16:03:19)

+6

25

Целитель с вересковых полей обожал хорошие, отличные вопросы. Интересные — так, чтоб и подумать, и обсудить раз на десять с умным собеседником. Однако любопытная трудность града вопросов маленькой соплеменницы была пропорциональна лишь тревожности, коя закручивала буйными кругами обычно спокойную водную гладь внутреннего мира пушистого кота. Племенные коты не использовали чеснок. О данном поистине отвратительно пахнущем растении многие знали лишь именно то, что обходить его нужно седьмой тропинкой. Немногие — иное название и время цветения с местами сбора. Собирать, впрочем, не решался никто.

— Чеснок или черемша давным-давно отцвёл — ещё в конце Зелёных Листьев. Однако Двуногие применяют странные тайны, действительно тайны, недоступные пока нашему пониманию. Эти тайны способны продлять жизнь цветку, делать ягоду крупной, будто сжатая лапа небезызвестной Теневой глашатаи или того же Шершня и защищать травы от мороза, — тёмно-медовые глаза на один-единственный миг сверкнули едва ли не одержимостью, высшей степенью заинтересованности. Наслушавшись с десяток лун назад таких вот «небылиц» от рыжего наставника, Полуночник пообещал себе однажды сделать их былью. Раскрыть секрет, постигнуть очередную тайну мироздания. Увы, пока его путь целителя лишь начинался, изгрызенных гранитных булыжников науки врачевания числилось недостаточно, а насущные заботы отбирали всё время.

— Вернёмся, впрочем, к нашему бренному миру, — трёхцветный фыркнул, — мы пока не способны заготавливать растения так, чтобы они могли сохранять свежий запах весь цикл Сезонов. Более того, черемшу мы не заготавливаем совсем. Вывод получается мрачноват, как ни глянь. Тот, кто нашёл чеснока в эту пору аж для убиения напрочь запаха кота или нескольких котов, вряд ли нашёл данное растение на племенных территориях, — одновременно ответствуя последнему вопросу Овсянки, ветряк тихо вздохнул. Перед самыми Голыми Ветками в чуждых лесным обитателям землях творилось, похоже, нечто очень неладное. Чуждых. Чужих. — Переменчивый ветер взрастил семена на чужой земле, — слова таинственного пророчества осели остро серебрящимся пеплом холодных, взорванных звёзд в сознании травника. Как же возможные внеплеменные неприятности связаны с их племенем?

0


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » палатка целителя