У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

!!Закрыта регистрация в Речное племя!!

20.09Окончание переписи. В 23.59 по МСК тема будет закрыта, неотписавшиеся персонажи будут отмечены крестом.
16.09У нас большая радость и большое счастье - форуму «Последнее пристанище» сегодня исполняется год. Год, представляете?! Год обалденных отыгрышей, ярких персонажей, сюжетов, планов, мечт. Год, за который мы с вами создали целый форум, живой и по-домашнему уютный. Мы обрели друзей, новых соигроков, семья пополнилась и расширилась.
Сегодня мы целым составом амс признаемся в любви к вам и к нашему дому, и хотим преподнести нам всем подарок: новый дизайн, новый сюжет, добавлена летопись и карта территорий!
Давайте держаться вместе! Мы взрослеем, всегда остается столько дел, взрослых проблем… давайте не терять нашу частичку детства? Нашу фантазию, наше творчество, нашу отдушину.
Мы вас любим, котаны!
С днем рождения, Последнее Пристанище!
12.09 !!!Перепись!!! Уважаемые игроки, убедительная просьба отнестись со всей серьезностью к данному мероприятию, ведь после 20 сентября профили, не отметившиеся в переписи будут отмечены знаком [x], модели и цепи имен будут освобождены для пользования! Отмечаемся в теме: перепись населения.
грозовое племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Во время Совета на племена нападает свора собак, Грозовое племя отводит всех к территориям двуногих. Двуногие отпугивают свору огнепалками. Ненадолго опасность миновала.
> Сезон Юных Листьев'19
Опалённая больше не может занимать должность глашатая из-за обострившейся болезни. Солнцезвёзд принимает решение назначить временным глашатаем Ласточку. В племя после долгого отсутствия возвращается Филин, рассказавший о своём заточении у Двуногих.
За помощью к Грозовым целителям приходит Сивая, ставшая полноправной целительницей, и остаётся у соседей на некоторое время, чтобы обсудить с Орехом накопившиеся вопросы.
Из-за беременности Ласточки новым глашатаем становится Смерчешкур. Куница также объявляет, что ждёт котят, и позднее у неё и Солнцезвёзда рождается четверо котят. Ласточка не торопится объявить имя отца четырёх своих котят. Из-за резкого пополнения Солнцезвёзд принимает решение расширить территории племени за счёт соседей: он покушается на Нагретые Камни.
Битва разгорается на рассвете. Решив увеличить свои шансы на победу, Солнцезвёзд заключает союз с Кометой, и племя Теней выступает на стороне Грозовых. Сражение выиграно, но с большими потерями. Очень много раненых. Филин погибает от кровопотери.
племя ветра
> Сезон Зеленых деревьев'19
Патруль доходит до Фермы Двуногих, где находит десятки мертвых мышей. Никаких видимых признаков охоты не обнаруживается. Заподозрив неладное, воители возвращаются обратно. В следующую же ночь, по странному стечению обстоятельств, погибает Панцирь, который был в составе патруля у Фермы Двуногих.
На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
Звездопад рассказывает племенам о Макоши. И в этот же момент на совете на племена нападает свора собак, натравленная сестрой Звездопада. Племя бежит на территории Двуногих, где их спасают разбуженные Двуногие, держащие наготове огнепалки. Ветряные с осторожностью возвращаются в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Пустырник покидает племя Ветра по неизвестным для всех причинам, оставляя Полуночника. Патрулируя территории, Звездопад оказывается возле границ с Речным племенем. На территории племени Ветра обнаруживается погибший Львинозвезд. По ту сторону границы приходит в себя Крестовник, тут же указывая подоспевшему Речному отряду на предполагаемого убийцу. Звездопад становится единственным подозреваемым. Никому неизвестно, что за смертью Львинозвезда стоит Макошь, сестра Звездопада, покинувшая племя много лун назад. Похожий окрас и запах пустошей, исходивший от кошки, сбивают с толка воителей, окончательно запутывая два племени. Суховей высказывает мысль, что за всеми напастями действительно стоит Звездопад, отчего в племени назревает внутренний конфликт. Веские аргументы Суховея заставляют многих задуматься. Постепенно часть соплеменников теряют доверие к своему предводителю. Тем временем Звездопад, оказавшись на нейтральных территориях, оказывается в ловушке у Макоши. Не подозревая о том, что за всеми неприятностями в лесу стоит сестра, предводитель становится жертвой ситуации. Вступив в драку с Макошью, он падает с обрыва в реку, теряя жизнь. В этот же период времени Штормогрив попадает под колеса Чудища, ломая лапу. Колючка помогает наставнику добраться до лагеря. По возвращению Звездопада в лагере назревает настоящий бунт. Суховей требует от предводителя объяснений и признаний в содеянном. Однако, еще недавно поддержавшие молодого воина соплеменники в ключевой момент не поддерживают Суховея. Суховея понижают до звания оруженосца, ныне известного всем под именем Ветролап. На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
речное племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Ручей рожает четверых здоровых котят от Бурана.
Племя отправляется на Совет, а в это время Крестовник, не готовый мириться с бездействием племени, в одиночку отправляется на территории племени Ветра. На пустошах его ловит Утесник.
Выдра и Рогоз, в эту же ночь, приносят в лагерь гнилую рыбу с берега. Воины считают, что это знак от Звездного племени. "Рыба гниет с головы" — так его трактуют Рогоз и Выдра, намекая на некомпетентность их предводительницы.
На Совете на племена нападает свора собак. Речное племя спешит ретироваться в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Львинозвезд с Крестовником отправляются на границы с племенем Ветра. У территорий пустошей их поджидает опасность, которая вот-вот перевернет жизнь всего леса. Макошь, бывшая представительница племени Ветра нападает на речной отряд. Крестовник получает тяжелый удар по голове, отчего уходит в бессознательное состояние. Львинозвезд вступает в потасовку с Макошью, но их драка заканчивается внезапно появившейся возле границ лошадью Двуногих. В решающий момент Макошь подставляет Львинозвезда и тот попадает прямо под копыта. Предводитель погибает, теряя все жизни.
Подоспевший речной отряд в растерянности и смятении. Очень невовремя появившийся на границах Звездопад сеет семя сомнения. Крестовник, очнувшись, тут же указывает на предполагаемого убийцу — предводителя племени Ветра. Схожий окрас и запах вводят в заблуждение каждого присутствующего. Оцелотка отправляется к Лунному Камню за даром девяти жизней и получает новое имя — Созвездие. На обратном пути от Лунного Камня погибает Щербатая, угодившая под ноги лося на территориях племени Теней. Ее место вскоре занимает Сивая, а глашатаем назначается Буран.
Речное племя дипломатичными путями забирает котят у племени Ветра, Созвездие не торопится развязывать войну. Речное племя скорбит по Львинозвезду, но понимает, что сейчас не лучшее время для мщения. По приходу в лагерь, котята — Ракушка, Лепесточек, Берёзка и Ясенница — получают ученические имена. Пчёлка просит предводительницу провести еще одну луну в детской. Сивая отправляется в Грозовое племя, чтобы посоветоваться с Орехом по поводу лечения своих воинов. Во время патрулирования, Буран обнаруживает, что метки на Нагретых Камня отодвинуты. Речное племя незамедлительно собирает отряд и выступает на границы для отвоевывания территорий. Завязывается драка. В решающий момент, когда, казалось бы, Речное племя одерживает победу, на Нагретые Камни врывается племя Теней. Речные терпят поражение. Союз с племенем Теней расторгнут. Многие из отряда ранены.
племя теней
> Сезон Зеленых деревьев'19
На территории племени Теней были найдены множественные следы своры собак, которых Макошь выманила из города с помощью разбросанной мертвой дичи по всему лесу.
> Сезон Юных Листьев'19
Лагерь подвергается нападению лося. Зверь разрушает несколько палаток, отдавливает хвосты воителям, однако обходится без жертв. Котам удалось выманить лося из лагеря, и тот скрылся в лесу. Некоторое время воители усердно восстанавливают палатки. Полуночник, в это время гостивший у соседей и помогавший Иве в обучении, также принимает участие в ликвидации последствий погрома и выхаживает раненых.
Вновь происходят переговоры между лидерами Речного и Сумрачного племён. Комета осталась недовольна тем, что Созвездие заняла место Львинозвезда, поэтому решила заключить союз с Грозовым племенем. Всё это осталось в тайне не только от соседей, но и от Сумрачных котов на недолгое время. На территории был пойман одиночка Гор. Комета оставляет его в лагере на одну ночь, однако после допроса вышвыривает вон.
По просьбе Грозового племени племя Теней помогает новым союзникам в битве за Нагретые Камни. В благодарность за это Сумрачные получают право догонять любую дичь, перебежавшую границу, на территории Грозы. Всё это обострило отношения с Речным племенем.
Учеником целительницы становится Чижик.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » главная поляна


главная поляна

Сообщений 241 страница 260 из 389

1

http://s9.uploads.ru/qQi45.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="4"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">Л</size></b><font size="2">агерь племени Теней предсказуемо очень хорошо скрыт от посторонних и даже при большом желании чужаки вряд ли смогли бы отыскать его.  Местность вокруг него очень густо засажена соснами, елями, пихтами и прочими преимущественно хвойными деревьями, чьи кроны пропускают минимальное количество света под свои сени. Пройдя сквозь их обильные ряды, можно наткнуться на  сплошную стену из терновника и ежевики, что произрастает плотной ограждением вокруг лагеря, в котором не сразу можно обнаружить узкий просвет, служащий входом внутрь. Пройдя сквозь него, мы можем увидеть, что представляет собою сердце Сумрачного племени: продолговатая неширокая поляна, по разные стороны от которой располагаются палатки котов: оруженосцы и воители спят по соседству; целительская и детская близки относительно друг друга, а старейшины же обитают в отдалении ото всех, ибо тем нужен покой. В конце всей поляны, параллельно ей самой, вытягивается остроконечный утес, с которого обычно вещает предводитель и в расщелине которого находится его обиталище.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

0

241

Кислый запах ягод ударил в ноздри, заставляя вновь с отвращением поморщиться. Костолом непонимающе мазнул колючим взглядом по миниатюрной травнице, явно замыслившей что-то из серии своих целительских штучек, в которых он решительно ничего не смыслил. Но стук копыт за спиной мгновенно его одернул, не оставляя иного выбора, кроме как последовать примеру Ивы. Схватив гроздь, он какое-то время петлял между тяжелых конечностей, разбрасывая ягоды и недовольно поджимая уши от всей этой затеи, заведомо бесполезной. Все их попытки тут же были успешно погребены под слоем слега и бесследно раздавлены.

Не вздумай, — оглушительно рявкнул кот, краем глаза, заметив как серо-белая шерсть мелькнула в опасной близости от копыт, усмирившись лишь, когда та оказалась рядом. Как бы ему не хотелось это признавать, но где-то в глубине души им двигало беспокойство за соплеменницу. — хочешь отправиться к своим звёздам вперёд папочки? — зло процедил он прямо в испуганную мордашку. Сам Костолом боялся рогатую тварь не меньше остальных, только страх этот кипятил кровь не хуже пламени. Ему абсолютно не было никакого дела до кошачьих истерик и трагедии, развернувшейся на поляне. Смятые в щепки палатки. Голоса, как сквозь туман. Чувства обострились до предела, натянутыми струнами играя воином, словно игрушкой Двуногих, заставляя его поддаваться слепым инстинктам. Он чувствовал себя живым как никогда, пребывая в родной стихии. Перед лицом опасности, опьянённый смердящим дыханием смерти, настолько близким, что притуплялся даже страх, выдавая покалывающее не хуже еловых игл волнение.

От необдуманных действий его отвлёк голос Ивы, чудом умудрившейся достучаться до него, проникнуть в самое нутро, остужая горячую голову. Глухо рыкнув в усы, Костолом рывком подобрался, цепляя загривок безжизненно обмякшего тела предводительницы и унося его в наиболее безопасное место под слезоточивые всхлипы соплеменников: идиоты, уже хоронят.

Когда она очнётся? — реже обычного выдал кот, с нажимом глядя в глаза целительницы, - нужны какие-то травы?

+6

242

Кажется, кто-то окликнул его по имени или же просто упомянул – Сойкоглаз не понял и понять не попытался, давясь сухим кашлем и протяжным сиплым воем. Давясь собственной болью и страхом, накрепко засевшими в груди и распустившими свои шипастые лепестки.
Его ловко оттеснили от Кометы, и по носу неприятно мазнул резкий запах Костолома, а вслед за ним - Цикады. Воители, сгрудившись около предводительницы, явно намеревались что-то предпринять.

«Они же не?.. – похолодел оруженосец и покачнулся на разом ослабших лапах. – Они не посмеют! Она ведь всё ещё жива! Должна быть жива!»

Куда вы её несёте? Зачем? – агрессивно оскалился он, выпуская когти и пытаясь повторно выбиться вперёд. – Она должна встать, у неё наверняка есть жизни в запасе, стойте! – Голос не слушался, дрожал, надрываясь и поднимаясь до отвратительно визгливых нот. Спины соплеменников, как будто назло, сомкнулись плотной стеной, не позволяя Сойкоглазу добраться до Кометы и защитить её от столь жестокого произвола. – Отойдите от неё! Отойдите!

Его никто не слушал. Или же самому коту казалось, что все в целом свете лишились слуха и теперь единогласно решили похоронить предводительницу, невзирая на отчаянные выкрики слепого ученика. Они хотели предать её земле. Забрать её у него. И Сойкоглаз, скрипнув зубами, в порыве ярости и безысходности уже замахнулся было когтями, чтобы оттолкнуть от себя преграждающего путь воина, как вдруг различил среди обилия разнообразных запахов нежный аромат сестры.
И постепенно успокоился.

«Ива не сделает ничего предосудительного, – с облегчением подумал он, опускаясь на снег там же, где и стоял, и подтянул к себе отдавленный хвост. – Всё будет хорошо. Не может быть не хорошо… Пожалуйста!..»

Наледь! – слабо окликнул оруженосец наставницу – воительницу, чья жизнь с недавних пор стала неотделимой от его, – и запоздало вспомнил, что её забрала Крушина.

А ему так хотелось сбежать из лагеря. Броситься прочь и нестись быстрее ветра, как можно дальше от уничтоженных палаток и раздражённого шипения соплеменников; как можно дальше от боли, слёз и страха смерти; как можно дальше от Кометы, которой он, бесполезный комок меха, сейчас ничем не мог помочь. И единственной кошкой, в чьей власти было осуществить подобное и стать его верной спутницей, была молодая полукровка. Но и её не оказалось рядом.
Глухо застонав, Сойкоглаз уткнулся мордой в снег и прикусил зубами ломкое ледяное крошево.

+6

243

Комета раздражённо хлестала хвостом по покрытой небесной росой траве, недовольно глядя на бледный, едва контрастирующий на фоне тёмно-синего неба силуэт самой себя. - Надолго я тут? - в который раз упорно повторила она, отрываясь от разглядывания слегка жутковатого отражения и обращая свой взор на павшего предводителя.
- Травмы очень серьёзны, Комета, наберись терпения. Нельзя получить всё и сразу - спокойно ответил её предшественник, и предводительнице показалось, что в глубине его мерцающих звёздами очей мелькнул лукавый огонёк. - Это смотря как постараться - скорее из принципа ответила кошка, туго обернув беспокойным хвостом лапы. Звездогрив, еще при жизни отлично знавший упрямство Кометы, лишь усмехнулся - он знал, что спорить с собственной глашатой не стало легче, даже после того, как он примкнул к воителям звёздного пояса.
Комета вновь опасливо покосилась на собственный силуэт, украдкой проверяя, не стал ли он ярче - в самый миг до того, как всё утонуло во тьме, сумрачная слышала громкий хруст собственных котсей. Вдруг, предки не смогут залечить эти раны? И что тогда, умирать? Просто остаться тут, так глупо и бесполезно скончавшись под копытами какого-то сумасшедшего лося? И чернобокая, надёжно скрывая своё беспокойство под маской раздражённости (хотя от предков, ничего, конечно, не утаишь), продолжала ждать. - Что значит пророчество? Что нам грозит? - она вновь вскинула глаза за окруживших её плотным кольцом звездных котов, тех самых, что не так уж давно дарили ей жизни. С едва ли не детской наивностью лидерша смотрела на Звездогрива. - Пора назад - покачал он головой, и угодья предков вдруг исчезли, а вместе с ними и приятная лёгкость, сладкая нега и полное отсутствие боли.

Несмотря на вечернее время, едва очнувшись, сумрачная тут же зажмурилась - казалось, будто пока она восстанавливала силы, кто-то щедро насыпал в глаза речного песка. Первым, что она чётко услышала, был чей-то утробный вой, а затем последовал резкий, выводящий из состояния полудрёмы голос Костолома : — Когда она очнётся?
- Скоро - с опаской поднимаясь на лапы и разминая еще совсем недавно оттоптанные конечности, хрипло отозвалась кошка.
- Все живы? Кто ранен? - вновь ощущая себя полной сил, будто бы вовсе никакой смерти и не было, Комета принялась торопливо оценивать нанесенный ущерб. - Палатки, Звездоцап побери... В такой холод.
— Котёнок! - где-то вскрикнул ветряной целитель, и кошка, срываясь с места, кинулась к нему. - В пещеру, надо ко мне в пещеру, там тепло. - протараторила она, вполне себе живого котёнка и неестественно изогнутый хвост Полуночника. - Сойкоглаз! - рявкнула Комета, примечая отчего-то уткнувшегося в сугроб, впрочем, выглядящего вовсе не раненным слепца. - Помоги Полуночнику. Топь сейчас на границах. - а затем, отворачиваясь, вновь кинулась к толпившемся на поляне соплеменникам.
- Костолом, ты займешься восстановлением детской. Сабельник, на тебе палатка старейшин. Берите себе в помощь всех, у кого есть силы - в такие холода нельзя спать без укрытия. - зелёный кашель - мелькнуло в её голове, заставляя шерсть на загривке подняться от страшной мысли о болезни, что каждый сезон уносила не одну кошачью жизнь, и от которой всего восемь лун тому назад скончался предыдущий теневой лидер, Звездогрив.
- Все, кто не способен помогать с восстановлением палаток, может укрыться от холода в моей пещере - громко оповестила соплеменников сумрачная, в уме прикидывая, сколько времени займёт работа. - Цикада, ты поможешь мне с палаткой воителей.

Отредактировано Комета (22-01-2019 22:22:29)

+8

244

" Меня, порой, удивляло некоторое отношение котов друг к другу. Удивляли их эмоции в определенные моменты, их действия. Больше всего поражал Сойкоглаз, который то и дело верещал, как маленький котенок. Такое ощущение что Комета была его матерью, которую пытаются утопить в холодном ручье. Будь он зрячим, наверное, дал бы по ушам каждому, кто коснется раненой предводительницы. Но за что? Его слова, его поведение — не давали мне покоя. Вспоминались его разговоры о любви и красоте, он старался подойти к этому осторожно. Быть может, к Комете он испытывал что-то большее, чем просто преданность? Это были лишь догадки, не хотелось распространять слухи или пытаться поставить в неловкое положение. Стоило потом приглядеться лучше ко всей этой ситуации. "

Все выжидали. Цикада аккуратно устроилась подле Кометы, сверля взглядом медных глаз ее морду. Ожидание было бренным, в лапах кололо то ли от мороза, то ли от нервов. Юный Сойкоглаз тоже поутих, уткнув морду в морозную землю. Казалось, слепой взгляд его был прикован к предводительнице. А может, и не казалось вовсе.

— Скоро, — бело-бурая дрогнула от неожиданности. Лидер, тело которой лежало обмякшим пару мгновений назад, сейчас поднималась с мерзлой земли. Казалось, сломанные кости заросли в одно мгновение и лось вовсе не растоптал ее массивными копытами. Такой была сила Звездных Предков?

Судя по расторопности Кометы, сила была не только в звездах, но и в ней самой. Не дав себе не минуты на передышку, предводительница принялась раздавать распоряжения, метясь по всему лагерю словно бешеный кролик. Цикада, в свою очередь, лишь ошарашенно смотрела на всю эту картину. С одной стороны, было непонимание происходящего — разве так бывает? А с другой, непременно, облегчение. Невредимая Комета была символом веры и надежды. Все не так плохо, как могло быть. Разрушенные палатки и пару оттоптанных хвостов — сущие мелочи. В жизни могут быть проблемы куда более серьезные.

— Цикада, ты поможешь мне с палаткой воителей, — Заслышав свое имя, миниатюрная воительница торопливо поднялась со снега, двигаясь к палатке воителей, дабы оценить ущерб. Картина, конечно, не из приятных. Верхняя часть палатки была проломлена, ошметки веток были разбросаны подле, одна из стен потерпела довольно сильное крушение. Возможно, проще было бы построить новую, более крепкую палатку, но зимние морозы давали о себе знать. У Сумрачных воителей было не так много времени, чтобы отстроить новое жилье для воинов. Желательно, закончить в ближайшие пару-тройку часов, дабы сон коты встречали уже под крышей, — Нужно попытаться восстановить хотя бы крышу и заделать крупные дыры, чтобы воинам было где спать. Завтра уже займемся основательным укреплением стен, — Предложила бело-бурая, задумчиво наклоняя голову на бок. Справятся ли они вдвоем с этой работой? Все таки, Комета совсем недавно побывала под копытами здорового зверюги, а Цикада была маловата для таскания большого количества веток.

+3

245

Пульс в ушах отстукивал еще живее, чем копыта здоровенного, на удивление быстрого зверя, каждый шаг которого с оглушительным треском крушил палатки, и Иве оставалось только молиться, что там, под завалами, никого не оказалось.
Сейчас все внимание молоденькой целительницы было сконцентрировано на бездыханном теле Кометы, и успокаивало лишь то, что серо-белая знала: у нее в запасе еще восемь жизней, никак не меньше.
Правда, нарастающая вокруг паника заставляла кошечку нервно одергивать хвостом, чувствуя, как раз за разом переполняется чаша её терпения.
- Ива?! Отзовись, пожалуйста, - кажется, сегодня дочь Вяхиря слышала свое имя больше, чем за всю бытность целительницей племени Теней. Вскинув хмурые, серьезные глаза на подлетающего к тесной компании Муравьятника, серо-белая коротко кивнула ему, мол, я в порядке, и тихонько коснулась хвостом лапы, чтобы рыжий поубавил панику. Где-то за спинами соплеменников ропот утих, и Ива прикрыла глаза, поблагодарив предков за то, что избавили лагерь от этого монстра.
- Вы бы проследили за ним. Куда пойдет. Чтобы не вернулся, - не отрывая взгляда от черношкурой предводительницы и на нервах даже чуть грубовато отпихивая не в меру обеспокоенного Сойкоглаза, Ива подняла взгляд на Цикаду: благодарный и признательный.
- Возьми кого-нибудь с собой, убедитесь, что эта тварь, - её голос сорвался, а лапы дрогнули, - не вернется. У нас все палатки... - она снова осеклась, сокрушенно мотая головой и осторожно массируя грудную клетку Кометы. Вот-вот забьется, сейчас, вот прямо сейчас...
- Костолом, не отвлекай! - скорее нервно, чем грубо, огрызнулась кошечка, чувствуя, что от злости на происходящее на глазах накипают слезы. Она так старалась, так хотела учиться, а тут... лось.
- Сойкоглаз, если ты сейчас же не успокоишься, я накормлю тебя маком, и проспишь все оставшиеся жизни Кометы где-нибудь под ёлкой! - вскипела, наконец, Ива, ощутив под лапами шевеление. Черная кошка открыла глаза, ретиво вскочила под взглядом изумленной целительницы и принялась командовать.
- Погоди, - негромко осекла её Ива, но на первый взгляд все было превосходно. Помята, конечно, но ничего.
И казалось, что вот уже всё и закончилось. Серо-белая чуть выдохнула, скептическим взглядом обвела разрушенный лагерь и наткнулась на Полуночника.
В зубах которого безжизненно свисала Мотылюшка.
Сердце ухнуло вниз, и Ива, взрывая задними лапами снег, бросилась к целителю Ветра. Бесцеремонно, почти грубо отбирая котенка, она положила малышку на снег и принялась водить носом, ухом - пока не услышала слабое сердцебиение. Даже не подумав о том, что наставник и опытнее, и умнее её самой, дочь Вяхиря принялась в панике расталкивать Мотылюшку, попутно пытаясь понять, нет ли перелома.
- Она... она же в порядке, ты же... видел, да? - Ива чуть запыхалась от нервов и волнения.
- Я... там же никого больше, да? - застонав при виде разломанной детской, серо-белая, чувствуя нарастающую панику, тяжело села на снег, переводя дух. Много ли раненых?
Все ли живые?
- Вы как? - обращая внимание на скучковавшихся Костолома, Муравьятника и Сойкоглаза, негромко спросила целительница, заслышав, как Цикада собирает здоровые лапы в помощь.

+9

246

[indent] Муравьятник чувствовал, как кровь приливает к его щекам. Великое Звездное племя, он казался самому себе таким глупым, несмышленым котенком! Сам себе придумал, что с Ивой что-то случилось. Словно совершенно забыл о ее обязанностях целительницы.

[indent] «В любом случае, хорошо, что с ней все в порядке», — успокоил себя молодой воитель, хотя от смущения и стыда он не мог оторвать глаз от земли. Уняв сердцебиение, Муравьятник постарался думать о насущных делах. И действительно, еще много предстояло сделать. Зверь ушел, оставив после себя хаос и разруху. Племя Теней было уязвимо перед лицом новой опасности и требовалось как можно скорее укрепить лагерь.

[indent] Котенок.

[indent] Муравьятник провожал маленькое тельце Мотылюшки испуганным взглядом, но в янтаре его глаз блестела надежда лучшее. «Пожалуйста, пусть она увидит еще не один рассвет.»

[indent] Со вздохом Муравьятник отправился к группе Костолома, но прежде, чем присоединиться к соплеменникам, подошел к Сойкоглазу. От него так и веяло волнением. Точно превратился в сплошной комочек тревоги и ужаса.

[indent] Муравьятник не стал трать драгоценные минуты времени на слова. Наверное лучше всего он знал, что сейчас было так нужно серому котику. Муравьятник приблизился и осторожно прижался к Сойкоглазу, обнимая его хвостом. Рыже-белый не думал о том, что это смотрится по меньшей мере странно, что у окружающих могут возникуть вопросы или Муравьятника просто назовут слишком нежным. Он лишь хотел верить, что Сойкоглазу это поможет.

[indent] — Все будет хорошо, — проговорил Муравьятник и пошел в сторону детской. Удивительно, но и сам он почувствовал облегчение после объятий. Возможно, объятия — это самая волшебная вещь в мире.

[indent] Общий вид детской оставлял желать лучшего. Одного удара копытом хватило, чтобы палатка превратилась в беспорядочную кучу палок и камней. По телу Муравьятника пробежала заметная дрожь: он очень не хотел случайно наткнуться на труп королевы или котенка, хотя запаха смерти кот так и не учуял.

[indent] — Нужно поискать в лесу крепкие палки, — проговорил Муравьятник, обращаясь к Костолому и другим воителям, присоединившимся к восстановлению детской.

[indent] — Эта тоже уже ни на что не годится, — добавил он, указывая лапой на почти треснувшую пополам сосновую ветку, игравшую роль опоры.

Отредактировано Муравьятник (28-01-2019 16:27:19)

+6

247

Костолом опустил плечи и напрягся всем телом, горя желанием найти применение тому плещущему через край азарту, что занимал его разум, но момент атаки был упущен. Лишь шлейф ядерной смеси из крови и чужеродной вони трепал вздыбленный загривок ещё несколько мгновений после.

Неужели, — подняв косматую голову, хмыкнул в привычной надменной манере Костолом, заслышав голос Кометы откуда-то снизу.  — с возвращением, — мышцы под шкурой задрожали, когда он хотел было поравняться с предводительницей, намереваясь подставить той плечо, однако кошка вполне уверенно держалась на своих четырёх. Слишком резво даже для такого убийственного полёта между мирами — неужели и вправду влияние предков?  Воитель хищно прищурился, плотно сжимая губы, все ещё ощущая волнительный жар в груди. Вряд ли сам Костолом осознавал, как он выглядел со стороны, замерев, словно охотничья псина, страстно желающая броситься в погоню.

Порядок, — рыкнул он, скрипя челюстями, сам едва держал себя в лапах, лишь бы не искромсать землю от досады и злости, накрывающими его с головой по новой. Очень во время ему отвесили задание, на что воитель дежурно взмахнул хвостои, через силу приглаживая шерсть и заставляя себя сосредоточиться на деле.

Поможешь, — кивнул он Муравьятнику, проходя мимо и осматривая поляну: лагерь все же был разорен без критичных потерь в виде жизней соплеменников, что не могло не обнадеживать. Однако даже такой оценённый ущерб не внушал доверия, а значит работы им предстояло немало, но это хотя бы могло отлечь Костолома от себя самого. Воитель приблизился к детской и принялся оттаскивать самые крупные, треснувшие ветки, некогда бывшие опорой для всей конструкции, предоставляя более щуплым соплеменникам возможность разгребать щепки и прочую мелочь.   

Я наберу веток для опоры, — рокотнул кот, решив, что так процесс значительно ускорится. Хотелось хоть на несколько минут вырваться из удушающего пространства лагеря, выпустить пар вдали от ненужных глаз.

Отредактировано Костолом (28-01-2019 17:06:00)

+5

248

[nick]Сохатый Джо[/nick][status]ветвистые рога[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2QbtW.png[/icon]

[indent] Лось разъяренно опустил рога, готовясь разносить надоедливых котят в пух и прах. Они бесили его, выводили из себя своим мяуканьем и шипением так, будто бы это был некий заведенный механизм человека. Джо это мгновенно раззадорило так, что он рывком вздёрнул лобастую голову, вперившись рогами в путы ветвей можжевельника. Сквозь открытую пасть мгновенно вырвалось кружевное облако пара, сопровождаемое недовольным рёвом. Джо был намерен не оставить здесь и остатков этих наглых котов, а затем привести сюда Маргерет и остаться навсегда. Это было прекрасное место и первоначальной целью лося было отвоевать его. Коты мельтешили и бесили и без того нервного Джо, который могуче топотал по земле так, что камня на камне не осталось: под его копытами что-то хрустнуло, раздался дикий, пугающий и полный боли мявк, на который лось не обратил никакого своего внимания.

[indent]  - Вон! - проревел зверь, впечатываясь рогами в ствол можжевельника и выкорчевывая его, топчась копытами по кустам и палаткам, свирепея и раздавливая остатки ягод, которыми его пытались задобрить: это только сильнее выводило его из себя. Попытки некоторых котов задеть его когтями, заставляли Джо буйствовать и скакать по поляне как ужаленному, и, пожалуй, если бы не храбрая черная кошка, вцепившаяся в его копыто зубами, Джо бы ещё долго так приплясывал, грозясь и действительно не оставить ничего живого здесь. К слову, кошка поплатилась своей храбростью, вспрыгнув и ударив копытами воздух, лось гневно стряхнул черную занозу с копыт. Её тело хрустнуло под тяжестью лося, когда Джо рванул вперёд скрываясь в густой пуще.

[indent] Однажды он вернётся сюда со своей семьёй. И тогда эти коты точно поплатятся, что заняли такой лакомый кусочек земли своими тушками. А пока он должен был, обязан был вернуться к своей любимой Маргарет, живым и невредимым.

+4

249

[indent] — Она в порядке, я с таким уже сталкивался. Не стоит, — мягко останавливая хаотичные движения юной коллеги лапой, Полуночник устало улыбнулся, — тут лучше помогут травы и тепло. Отнеси её, пожалуйста, в палатку Кометы, — благодарно кивнув мелькнувшей мимо заботливой предводительнице, ветряной целитель осторожно поднялся на лапы. Пушистый хвост, ныне изогнувшийся второй половиной чрезмерно вверх, по-прежнему из признаков жизни подавал исключительно неприятное жжение, а шевелился крайне неохотно и только одной частью.

[indent] Вполне вероятно, перелом. Мысль, как назло, тотчас отозвалась стрельнувшей вдоль позвоночника болью. М-да. Оставалось лишь надеяться, что последующие визиты к соседям не ознаменуются, скажем, потерей ушей.

[indent] — Все пострадавшие, — трёхцветный усиленно боролся с дрожью в голосе, говоря как можно громче, — пожалуйста, укройтесь в палатке предводительницы. То же прошу сделать тех, кому нужно успокоительное или, напротив, бодрящее. После его приёма вы сможете вернуться к работе, — минуя уже принявшихся за восстановление жилищ Теневых, врачеватель добрался до обители разнотравья, чудом уцелевшей. Однако на облегчённые выдохи времени явно не было. Кот подхватил три лопуха, доверху наполняя их различными лекарствами. Мак, мох, можжевельник, кровь-ягоды, календула, мяун-трава, даже немного мёда — всё и немного больше из того, что могло пригодиться.

[indent] К несчастью, пелена явственно болезненных ощущений до сих пор застилала светло-медовый взгляд, посему говорить об оценке ущерба, нанесённого защитникам лагеря рассвирепевшим животным, не приходилось. Лишь догадки да смутные, но искренние надежды на минимум ранений. Пара ссадин, возможно вывихи, ведь Сумрачным воинам и оруженосцам сейчас никак нельзя было отлёживаться у травников.

[indent] Полуночник выскользнул из целительской, тотчас пожиная плоды основательно смазавшейся координации — его вытянутая морда едва не столкнулась с чёрным косматым боком, явно устремившимся к выходу. Тихо и слегка растерянно буркнув сквозь кульки с лекарствами уже знакомому воителю «прости», лекарь поспешил скрыться в направлении палатки предводительницы.

[indent] → палатка предводительницы

+4

250

палатка предводительницы -------->

— Ууу, чё там, чё там? — Мошка вытянула шею, пытаясь из-за спин идущих впереди учеников увидеть, отчего шум и гам. К сожалению, в лесах коты кушали хорошо, отчего шестилунные-десятилунные ученики бывали на голову, а то и на две выше бывшей одиночки. У меня ведь ещё есть шанс вырасти? Да? Да? Я буду красивая, как Луна, большая, как Крушина, ещё поглядим! — Не, ну ребя-я-ят, ну харош!
Мошка надула щеки и начала прыгать туда-сюда, пытаясь протиснуться вперёд. Её уши мотались, дёргались, пытаясь уловить хоть что-то, осознать происходящее. Она слышала отрывки знакомых голосов. Они были беспокойными - но хей, они были! А если они были, значит кто-то говорит, а если кто-то говорит, значит он ещё жив, ведь трупы не говорят, это Мошка знала точно. Аккуратно переступив через начатую ямку для секретиков, черно-белая вприпрыжку пыталась обойти толпу, не особенно торопясь вперёд. Шикарные новости, всё не так плохо. Вот бы ещё и посмотреть на всё это!
— Отойдите от неё! Отойдите!
Мошка встрепенулась и застыла на месте. Почему он не был с нами, в пещере? Его никто не провёл? Мошка-дурашка, я совсем забыла, что он может не знать дорогу к пещере! Аээ, я опять всё испорти... Кошка боднула стоящего впереди ученика лбом и протиснулась вперёд. Но он жив. Логично. Он же орал, мёртвые не орут. И он орал про "неё", да? Кто пострадал? Да? Да! Кто?! Кто? Ой...
Мошка села на хвост и немного испуганно смотрела на тело Кометы. Секунды три.
Она мертва. Готовенькая. Отбросила лапки. Замолчала. Уложила хвостик. Мясо. Добыча. Несомненно.
Мошка неопределённо повела плечом и отвела взгляд в сторону.
Это я уже видела раз многа. Если Предки существуют, то предводители восстают из мертвых? Нет? Чё там Луна мне говорила? Кошка встала на лапы и обернулась. Но чё будут они делать без неё? Крушина за главную? Или?..
— Скоро.
УХ Ё. Мошка подскочила на месте и обернулась. Комета, израненная, выглядящая как труп - стояла и говорила. будто и не было ничего. Будто так и надо. Кошка испуганно попятилась. Серьёзно? Это как? Она же всё! Всё! Была! Она! Как так! Кошка потерянно посмотрела на снег. На Комету. На кровь на снегу. На Комету. На хвостик Костолома, потому что он миленький. На Цикаду. Снова на Комету. Как?! Так не бывает! Я пошутила!
— Аэ-э-э... — Мошка сделала несколько шагов назад. Испуганно. А вдруг не только предводители могут возвращаться? Я зря... Я зря избавлялась от тел? Они могли вернуться ко мне? Они могут вернутся... за мной? Как это работает? Почему это работает? — Э-эмэ...
Хехе. Палатки. Хехе. Все собирают палатки. И я соберу палатки. Будто так и надо. Ну так и надо. Да. Кошка подпрыгнула к Цикаде, надеясь оказаться как можно дальше от Кометы.
— Я помогу! Люблю помогать! Ты будешь чинить воинские, Цикада? Да? Да! Та-а-ак здорово! А с кем? Со мной! Хаха! И с?.. — К горлу Мошки поступил ком. С КОМЕТОЙ, ДУРАШКА! ОНА ЖЕ ТОЛЬКО ЧТО СКАЗАЛА! Чёрно-белая нервно дёрнулась, продолжая сохранять нервную улыбку. — Хе-хе...
Мамочки...

Отредактировано Мошка (30-01-2019 22:11:53)

+7

251

Новость о смерти Кометы, словно одинокая ворона над пустырем, долетела до черного уха, на долю мгновения огородив его от остальных звуков. Тишина принесла с собой слабый ненавязчивый звон, и Сабельник настороженно прищурился. Он знал, что предводительница поднимется обратно, чтобы продолжить вести за собой племя, что восстанет в привычном всем расположения духа; знал, что в черной кошке не стоит сомневаться, однако мысль о потерянной из-за разъяренного существа жизни неприятно кольнула между ребрами иглой, после медленно повернувшись и скрутив что-то в душе. Жалко ли ему было эту жизнь? Жалко ли было, что её забрал туполобый рогатый громила? Да. Однозначно. Хотелось верить, что эта жизнь не понадобится Комете в другой, более подходящий, момент.
Моргнув, янтароглазый очнулся.

Сабельник, на тебе палатка старейшин.
Вот и она, в привычном духе, — медленно кивнув, словно принимая слова Кометы за должное, пятнистый качнул хвостом, с усилием заставляя себя сдвинуться с места. Где носит Багрянку? Если она не в лагере, но не затопчет ли её лось по пути? Кот нахмурился. Надо, наверное, было помнить, что у возлюбленной далеко не опилки в голове, что она сама о себе сможет позаботиться, но непривычный груз ответственности прижился на широких плечах. Сабельник чувствовал себя так, словно он вновь перенесся на много-много лун назад, когда первая влюбленность сжала ему глотку и одарила букетом из нервных состояний и неоправданных тревог. Конечно, и приятные моменты были, но первые чувства отложились в памяти Сабельника именно так. Пятнистый поежился.

Из палатки должны были вывалиться испуганные пятые точки, а если там решат задержаться ленивые, воитель выкурит и их оттуда тоже. Впрочем, сначала нужно было хотя бы оглядеть то, что осталось от палатки. Придется поноситься по лесу в поисках ветвей — это точно, вынести древесную крошку и щепки, сменить подстилки... Глаза чуть ли не закатились, когда кот начал перечислять дальше. Почему он никогда не задумывался о том, что может произойти нечто, что заставит их отстраивать лагерь заново? Следующего своего ученика обязательно предупредит, чтобы жизнь медом не казалась. С глухим выдохом пятнистый приблизился к руинам и принялся за их изучение.

+3

252

Сойкоглазу казалось, что это не Комета потеряла жизнь, а он сам. Стоило предводительнице подняться и в своей обычной манере начать раздавать приказы, словно и не случилось ничего страшного, и не она только что лежала на холодной земле и не дышала, как лапы его окончательно подкосились, и кот рухнул в снег и уткнулся в него мордой. Накатившая слабость ощущалась поваленным деревом на плечах.

«Полуночник? Котёнок? Топь на границах? – Голова кружилась, и чужие слова никак не воспринимались. Сойкоглаза подташнивало. Он открыл было пасть, чтобы переспросить и уточнить своё задание, но не смог выдавить ни звука: его трясло. Зубы стучали и лязгали, касаясь антагонистов. – Дай передохну́ть, всего минуту, прошу».

Вы как? – раздался откуда-то сбоку обеспокоенный голос Ивы. Приглушённый всеобщим гомоном, родной, но кажущийся бесконечно далёким – он ненамного развеял тревоги и стал приятной отдушиной.
Оруженосец приподнял припорошенную снежными хлопьями морду и устало пожал плечами.

Вроде ничего, – вяло откликнулся он. – А ты?..

И не получил в ответ ничего: Ива уже направилась в палатку предводительницы. У неё были свои обязанности, важнее и значимее чувств к брату, отцу и любому другому коту в частности, а у Сойкоглаза… у Сойкоглаза была только она. А с сегодняшнего дня ещё и Наледь.
К этому следовало привыкнуть.

Слегка помятый и потрёпанный, он нехотя поднялся на лапы и принюхался, выискивая Полуночника, но тотчас оказался едва ли не сбит с лап Муравьятником. Молодой воин крепко приник боком к его и хвостом мягко очертил изгиб пятнистой спины. Сойкоглаз вздрогнул от неожиданности, но почти сразу же расслабился и доверчиво прижался к соплеменнику в ответном благодарном жесте.

Всё будет хорошо, – прошелестел Муравьятник, и ученик приподнял голову и положил подбородок на его макушку. Тепло пламенно-рыжей шерсти дарило приятное спокойствие и безмятежность.

Да. Конечно, будет, – одними губами ответил Сойкоглаз и с лёгким сожалением отстранился, уступая воителю дорогу. Холод в месте, где прежде его касался чужой бок, чувствовался обжигающе остро. – Спасибо.

Тонкий прерывистый след запаха целителя племени Ветра уводил в палатку Кометы, и котик недолго думая последовал за ним.

– Палатка предводительницы

Отредактировано Сойкоглаз (03-02-2019 16:03:37)

+6

253

С границ
Как только Воронушка, Белоус и Топь приблизились к лагерю достаточно близко, чтобы темношкурая точно не потерялась, она немного отстала, пытаясь укрыться чёрной шерстью среди почти что идеально белых сугробов. Вечерело, но яркости снег это не убавило бы и при желании. Топь и Белоус резво направились заниматься своими делами. По слухам, которые уже дошли до ушей, лагерь был развёрнут от и до лосем, и каждого, кто только ступал на поляну, ждала участь уборки и восстановления. Воронушка медлила с этим, но есть-то тоже хотелось.
Наставница, кстати, за оставшуюся дорогу не проронила ни слова, и те резкие слова, которые она смогла выдавить после дерзкого общения нашей героини с грозовыми, быстро улетучились из памяти Воронушки: Топь снова стала в её глазах чуть ли не мягкотелой наседкой, и оставалось только ждать следующей тренировки, чтобы проверить это.
В полусумерке вечера прокравшись в лагерь, Воронушка наскоро умяла небольшую мышку, после чего участь, которую она себе уже представляла, настигла и её: восстанавливать детскую. За компанию с ней, как минимум, там же отбывали срок Муравьятник и Костолом. Всё племя было рассеяно и занято делом, но только краем уха ученица услышала кое-что, что всё-таки её заинтересовало: что-то про травы, от Полуночника... Но расслышала она очень плохо. Ближе приближаясь к своим временным напарникам, с помятым и уставшим видом Воронушка поинтересовалась, не услышали ли чётче они:
- А что там Полуночник говорил, слышали?.. - аккуратно, но немного дрожащим голосом поинтересовалась кошка, - Про успокоительное и бодрящее? Не имея больших надежд на то, что Костолом проникнется её угнетённым моральным состоянием и, проявив сочувствие, укажет нужное направление, Воронушка обратила взгляд к Муравьятнику.
К сожалению, темношкурая пропустила не только нападение лося на лагерь, но и самые нужные указания. Впрочем, кто бы мог знать, что она всё пропустила, верно? Пушистая намеренно отстала от Топи, а могла бы и опередить, а могла бы и вовсе направиться чуть ли не в обход: Воронушка была уверена, что такого никто не мог знать наверняка. Внимательно вглядываясь, кошка  снова оглядела поляну в поиске наставницы, но так ничего и не нашла.
Полуночник сам скрылся в направлении, совсем не схожим к целительской. Вероятно, Воронушке оставалось только наведаться туда самой, вместе с другими пострадавшими. Не глядя уже и на собственные лапы, темношкурая отстранёно продолжала что-то ворошить среди обломков палок и веток, неуверенными движениями сгребая их в одну кучу и выжидая ответа: вполне себе морально травмированный ребёнок.

+2

254

платан >>>

Багрянка шустро пробиралась через сугробы, стараясь поднимать пойманную мышь повыше. Короткие лапы увязали в снегу, а идти предстояло ещё столько же. Далеко же всё-таки воительница забралась в поисках не распуганной охотниками дичи. Но её поход едва ли можно было считать удавшимся - так долго отсутствовала и так мало принесла. Несчастная мышь, которой хватит на одного... и то, на какого-нибудь оруженосца. Багрянка нахмурилась, покачивая головой, как бы укоряя саму себя. Вроде не маленькая уже, а всё никак не научится распределять время и силы.
Когда до лагеря оставалось совсем немного, уже показались впереди стены ограды, кошка заметила, что сугробы вспаханы чьими-то громадными лапами, ветки ближайших кустарников переломаны, а сама ограда лагеря знатно испорчена. Сердце ухнуло в желудок, а дыхание сперло. Что произошло?
Она думала о Сабельнике. В первую очередь о нём. Что-то плохое произошло в лагере, и если Сабельник там был... Багрянка зажмурился и резко тряхнула головой. Забыв про собственную коротколапость, она с завидной ловкостью поскакала через взрытый снег, то и дело проваливаясь в чьи-то глубокие следы.
Поляна жила. Коты громко переговарились, сновали туда-сюда, перетаскивали ветви, подзывали соплеменников, помогали слабейшим перебраться в безопасные места. Несколько палаток было разрушено, и лагерь был не похож на себя. Но Багрянка даже не остановилась, чтобы оценить ущерб, бросившись от того места, где раньше был вход, к чёрно-белому силуэту у дальнего конца лагеря, туда, где была палатка старейшин.
Ухнув, Багрянка врезалась в бок Сабельника, урча от облегчения. Цел. Она уронила мышь под лапы, но даже не обратила на это внимания. Кошка вглядывалась в глаза друга и, кажется, видела в них отражение собственного облегчения.
- Что тут произошло? Все целы? - слегка отойдя от первоначальной радости, Багрянка ласково потёрлась щекой о щёку Сабельника. - Я помогу тебе.
Работа кипела, и Багрянка не могла остаться в стороне. Уж кто-кто, а она точно должна хорошо поработать сегодня, раз уж бедствие, какое бы имя оно не носило, её миновало. Кошка быстро отправила мышь в кучу с дичью и вернулась к Сабельнику по пути захватив пару крепких плетей, когда-то заботливо приспособленных воителями Теней для утепления палатки старейшин в старом стволе поваленного дерева. Нечто пустило их усилия псам под хвост. Воительница в ожидании каких-то распоряжений глянула на чёрно-белого. Как хорошо, что с тобой ничего не случилось.

+3

255

Поломанные зверем терновые ветки, некогда служившие убежищем для Сумрачных воителей, сейчас лишь некрасиво торчали в разные стороны. Широкие листья папоротника, до нашествия сохатого устилавшие землю, были раскиданы по сторонам, а куски сухого мха висели на колких ветвях кустарника. - Сломанные ветви надо вытащить. Свежий мох и листья нам сейчас не найти, так что будем использовать тот, что лось разбросал по лагерю. Мошка, займись этим, а то твоим соплеменникам придется лежать на снегу. - проговорила кошка, недовольно дергая чёрным хвостом - она понимала, что болезненных уколов не миновать, и это лишь усугубляло её и без того скверное настроение. Пробравшись меж чудом не выдранных с корнем кустарников, предводительница вцепилась в лежавшую на земле ветвь. Терновый шип больно впился в щёку, и кошка недовольно зашипела, тем не менее, не выпуская дерево из пасти.  Работа шла медленно - большинство ветвей просто-напросто запутались в соседних растениях и в местами ещё устилавшем землю мхе, и оттаскивать их в сторону было совсем не просто. Терновник кололся похлеще раздраженного Солнцезвезда на Совете, и чернобокая раз за разом смачно выругивалась, стоило иглам впиться в кожу. Первую жизнь потеряла из-за лося, второй раз отправлюсь к Предкам, насмерть заколотая Звездоцаповым терновником, мать его я драла.
- Воронушка, а ты что застыла, как Звездопад перед лягушкой? Давай, помоги нам. - распорядилась кошка, приметив растерявшуюся ученицу. Она уже было хотела прикрикнуть занимавшихся вместо работы обниманием Каштанку и Сабельника, но воительница и сама не стала долго нежиться, отправившись на поиски материалов для палатки. - Любовь у всех, посмотрите. Нет, котят делать, конечно, надо, но... - продолжала рассуждать недовольная Комета, но ничего, что последовало бы после "но", придумать не смогла. Как-никак, область чувств – единственное, в чем она считала себя совсем не сведущей. И где носит Крушину?

Отредактировано Комета (09-02-2019 06:07:36)

+4

256

Разрыв.
Серый комок меха ввалился в лагерь в числе последних. Еще на подходе к этому месту, Туману показалось, что что-то тут не так, но когда он наконец оказался дома... Замер, наблюдая за повреждениями нанесенными поляне неизвестным врагом. Понял по серьезным и сосредоточенным мордам соплеменников и их возне вокруг развалов-завалов, что опасность миновала и враги были повержены.
Настроение после их небольшого приключения было и так довольно паршивое, а после вида "дом милый дом", оно окончательно провалилось куда-то ниже самой земли... Наверное в бездну.
"Проклятый сезон голых деревьев, проклятые крысы, проклятые враги! Проклятые Предки!" - повторяя про себя как мантру, Туман наконец таки сдвинулся с места. Повреждения Тумана  были не существенными, а потому кот даже и не подумал отправляться к целителю. Хотя... усталость уже начала маячить где-то на заднем плане, но отправляться отлеживаться в сторонке, когда тут происходит не пойми что!? Нет уж, проще сдохнуть, чем переупрямить это животное
- Что здесь произошло?!  - прошептал серый комок меха, стремительно двигаясь в сторону ближайшего занятого делом кота.
Останавливать работу  соплеменника конечно не хорошо, но если он что-то делает, то наверное знает, что нужно еще успеть сделать, а может быть ему нужна помощь, так как своих лап не хватает...
Впервые наверное, Туман проигнорировал верхушку - главу племени и отправился с глупыми вопросами к кому-нибудь по проще. Может в голове помимо глупых мыслей завелись "следование субординации" и "совесть", но скорее всего, просто Круши сама не в курсе происходящего, а Комета... Вот Комета пускай и просветит своего глашатая, что произошло и что теперь с этим делать.
- Чем помочь? - даже не более менее мирное приветствие серого комка меха не хватило, а потому решил перейти сразу к делу. Хотя что можно сделать в такое время? Листья принести? Молодые побеги собрать? Паутину? Ага, раз десять как.
Максимум на что хватило мыслительных способностей самого Тумана, так это на идею соорудить стены из снега, на подобии таких какие создают у своих жилищ двуногие. Хотя этого добра (снега) не так уж много, особенно в сумрачном лесу... Сумрачный лес... Можно попробовать добыть ветви этих колючих деревьев... Если не спать на них, а просто загораживать дыры, то наверное может и сработать... особенно если на них снег налипнет. От ветра должно спасти или не должно?

> Влез в патруль! Граница Племени Грозы и Тени

Отредактировано Туман (10-02-2019 12:24:40)

+3

257

— Палатка предводителя

После душной пещеры Кометы воздух в лагере ощущался свежим и чистым, словно после только что отгремевшей грозы.
Облизнув усы и смахнув с носа остатки прежних приставших запахов, Сойкоглаз навострил уши и попытался определить, к какой группе воителей ему следовало примкнуть, чтобы вновь не получить жёсткий отказ. Но гомон негромко переговаривающихся котов, монотонный гул ветра и шелест перетаскиваемых по снегу и колотому насту ветвей сбивали с толку, и ученик, помявшись на месте, всё же двинулся к группе Сабельника и Багрянки; но на полпути остановился, ощутив свежий след Наледи.

«Наледь…» — Сойкоглаз замер и с надеждой распахнул белёсые глаза, устремляя невидящий взгляд куда-то в сторону источника запаха наставницы.

Она не могла от него отвернуться, она одна, даже если ей самой бы этого хотелось до невозможности, не имела права отослать его в абстрактное «помоги другим», на самом деле означающее «не путайся у меня под лапами». Но до недавнего времени то же самое оруженосец мог сказать и об Иве. И воспоминание о последней неприятно оцарапало сердце и холодной тяжестью осело в подреберье.
Разочарование отдалось затухающей болью в хвосте и загорчило на языке запёкшейся кровью; веко Сойкоглаза дёрнулось, но он, встряхнувшись, решительно двинулся в сторону молодой кошки.

Если и Наледь погонит его прочь, значит котик подойдёт к Комете и, так или иначе, заставит её дать ему посильное задание. Но и на непосильное он был согласен, только бы не бродить без дела по руинам некогда цветущего лагеря.

+4

258

<<< ------------ туннель под гремящей тропой

Рот открылся сам собой.
Недоуменно моргая, Наледь повела головой из стороны в сторону, впитывая масштабы бедствия. Затем - на всякий случай - обернулась на выход из лагеря, уверяясь в том, что они с патрулём прибыли именно туда, откуда отбыли.
К несчастью, очевидное подтвердилось.
Нахмурившись и поджав губы, воительница осторожно прокралась поближе к действующим лицам - снующим туда-сюда воителям, пытающимися прийти в себя и привести в звездноплеменной вид порушенные палатки. Тут, казалось, целая ходячая катастрофа успела пройтись за то время, пока их не было.
Вопросы, вертящиеся на языке, были озвучены чуть ли не каждым членом патруля. Наледь насторожила уши, присоединяясь к группе соплеменников, трудившихся над восстановлением детской, и так более-менее сумела воссоздать картину произошедшего по откликам воителей.
«Лось», - Наледь недовольно прижала уши к затылку, борясь с особо неподатливой веткой, никак не желающей вплетаться в общий узор стен ясель.
«Звёздное племя, за что? Какое из нарушений Воинского Закона заслужило появление лося прямо посреди нашего лагеря?» -  на мгновение светлая подняла взор вверх, разглядывая безоблачное потемневшее небо, которое никак не могло дать ей ответ. К превеликому сожалению.
Она всё ещё боролась с этой упрямой ежевичной плетью, когда почуяла Сойкоглаза. Позволив себе секунду отдыха, воительница повернулась ему навстречу, ещё не зная, что собирается с ним делать, как его вид поверг в лёгкий шок. И в голове возник новый смутный вопрос: а должна ли она показывать свою обеспокоенность, или это больно ударит по его чувствам?
- Ты в порядке? - Наледь шагнула навстречу пятнистому, касаясь носом шерсти на его лбу и приглаживая нежным округлым движением. Запах трав, идущий от хвоста, подсказывал, что первую целительскую помощь он уже получил.
- Давай, поможем с детской и пойдём к ручью, - воительница мягко подсказала хвостом, куда следует ступать Сойкоглазу, и пошла рядом с его боком, возвращаясь на прежнее место. Ветка угрожающе торчала на уровне её глаз.
- Что с хвостом? - небрежно поинтересовалась светлая, скрывая беспокойство и вцепляясь зубами в неподатливую гибкую плеть.

Отредактировано Наледь (08-03-2019 14:49:04)

+6

259

Сойкоглаз был удивлён, откуда в Наледи, только-только вернувшейся из наверняка сложного и опасного задания, оставались силы на тренировку и даже на тепло в голосе по отношению к нему. Сам он такой устойчивостью никогда не отличался и с лёгкой лапы решил, что подобному сможет научиться, но наставница в его глазах всё же выросла на несколько планок.

Почувствовав свежее дыхание на своей макушке, оруженосец прикрыл глаза и замер, позволяя ей коснуться серебристой шерсти. И в то же время сам прислушался к собственным ощущениям, стараясь запомнить каждое из них: на тренировках кошка будет дотрагиваться до него чаще, чем кто-либо, и Сойкоглазу следовало сразу же приучить себя правильно и быстро реагировать на её знаки. Но всё, что почувствовал он сейчас, – было не большим, чем приятное и немного щекочущее ощущение. Негусто, но начало положено.

Да, в порядке, — почти не слукавил кот, распрямляясь и отступая от Наледи на положенное правилами приличия расстояние: ровно на полшага. — А вот лагерю, как видишь, повезло намного меньше. — Ощутив лёгкий толчок в бок, он смахнул приставший снег с морды и послушно проследовал за наставницей к обломкам каменных стен детской. Судя по густому запаху пыли и жухлой ломкой растительности, работы предстояло немало. — А как вы?.. Как у вас?.. Хм, в общем, как всё прошло? — неловко улыбнулся Сойкоглаз, не зная, имеет ли права спрашивать и имеет ли права получать ответы на подобные вопросы.

Посвящать ученика в свои дела или нет – было исключительным выбором Наледи.

И, заслышав участившееся дыхание последней, котик приподнялся на кончики пальцев, распушил усы и осторожно, на ощупь, скользнул ими по гладкой коре опасно торчащей ежевичной плети; случайно коснулся щеки кошки, но тотчас, вспыхнув, отпрянул и продолжил в ином месте, немного ниже.

Давай помогу, — шепнул он и, впившись в ветвь у основания, помог Наледи вернуть ту в исходное положение. — Я буду очень рад тренировке, а что до хвоста… — Отступив от лаза в палатку и задумчиво склонив голову набок, как будто и впрямь мог оценить результат их совместных усилий, Сойкоглаз нервно усмехнулся и принялся выправлять другую плеть. — Скажем так: боевое ранение. Но на самом деле я просто сглупил. Думал, что смогу помочь, а в итоге… вот.

Отредактировано Сойкоглаз (13-02-2019 20:08:35)

+5

260

Мало-помалу, с завидной осторожностью (а при присущей Сабельнику импульсивности и нетерпеливости подобное действо обошлось ему почти ценой душевного конфликта) воитель выбрал из руин палатки что-то, что еще могло послужить основой для новой конструкции, лишний раз боясь нарушить неловким движением тяжелой лапы весь тот хрупкий баланс, который умудрился сохраниться после нашествия лося. Освободив хоть немного места, пятнистый уж было принялся бы за следующий шаг, но его остановило необычайно теплое и мягкое прикосновение чьего-то бока, а шум в ушах тут же сменило знакомое мурчание.

В любой другой ситуации Сабельник бы определенно выдал хоть какой-то звук, который смог бы выдать его облегчение, но ужас потери, который он уже почти что успел пережить после своего пробуждения, ввел его в такое состояние ступора, что воитель только распахнул глаза на Багрянку и судорожно забегал взглядом по её аккуратным чертам, словно пытаясь уверить себя, что это именно она. И пускай для него подобное разглядывание растянулось надолго, Сабельник на самом деле потратил на осознание ситуации не более двух секунд. И осознание это отдалось выдохом облегчения, которое тут же принесло с собой нервную радость и разлило по телу странную негу, заставив напряженные от сосредоточения мышцы хоть немного расслабиться. Воитель, подобно маленькому котенку, обрадовался следующему прикосновению кошки, этому вниманию; он в знак благодарности коротко коснулся носом её щеки. Все эти мелочи на фоне пережитых недавно ощущений казались пятнистому чем-то совсем новым, совершенно. Слишком насыщенные дни, и слишком страшно, что Сабельник не в силах все контролировать. И почему все не может идти хотя бы чуть более размеренно?

В порыве ярости лося его копыта бывают пострашнее сказок, что я наслушался из Детской. Как жаль, что воинская жизнь к подобным встречам не готовит, — скользнув глазами по поляне, кот с молчаливым удовольствием отметил, как быстро сумрачные принялись за работу.  — Но, к удивлению, все целы, уж если не считать хвостов, — против воли дернув своим обрубком, теневой впервые обрадовался длине хвоста; он бы и про чернобокую предводительницу бы с горечью упомянул, только если бы та неожиданно не вернулась в строй и не помогала соплеменникам с палатками в нескольких хвостах от них с собеседницей. — Комете, вроде, лучше.

Заполнив оборвавшуюся мысль вздохом, черно-белый вернулся глазами к возлюбленной и как можно ненавязчивее оглядел её. Он бы спросил, где ее ветер носил, если бы не заметил принесенную Багрянкой дичь. И дело тут было вовсе не в том, что он хотел следить за каждым шагом соплеменницы после вчерашнего вечера, а в простом беспокойстве. Кто знает, что было бы, если бы лось встретил её по пути обратно? От этой мысли по крупу пробежался холодок.

Я помогу тебе.
Сабельник мягко кивнул и освободил кошке место. Искать новые ветви смысла было мало — подобное занятие затянется надолго, а вечер ждать не будет. Стоило построить хоть что-то, а потом, если найдется время, они хоть весь лес обчистят.
Стоит убрать все то, что лось копытом раскрошил, — кивнув на обвалившиеся стенки, воитель взглядом все же отметил крепкие ветви.
Не так уж все было и плохо, они смогут быстро управиться.
Тем более с Багрянкой.

+4


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » главная поляна