У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
7.11 Стали известны результаты голосованияна почетного игрока и самых-самых за октябрь! Также, благодаря вашим голосам, на Последнем Пристанище очень скоро будет введена подарочная система! Скорее готовьте подарки на Новый год, он уже не за горами ;)
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » главная поляна


главная поляна

Сообщений 21 страница 40 из 139

1

http://s9.uploads.ru/qQi45.png

главная поляна
——————————————————————
Лагерь племени Теней предсказуемо очень хорошо скрыт от посторонних и даже при большом желании чужаки вряд ли смогли бы отыскать его.  Местность вокруг него очень густо засажена соснами, елями, пихтами и прочими преимущественно хвойными деревьями, чьи кроны пропускают минимальное количество света под свои сени. Пройдя сквозь их обильные ряды, можно наткнуться на  сплошную стену из терновника и ежевики, что произрастает плотной ограждением вокруг лагеря, в котором не сразу можно обнаружить узкий просвет, служащий входом внутрь. Пройдя сквозь него, мы можем увидеть, что представляет собою сердце Сумрачного племени: продолговатая неширокая поляна, по разные стороны от которой располагаются палатки котов: оруженосцы и воители спят по соседству; целительская и детская близки относительно друг друга, а старейшины же обитают в отдалении ото всех, ибо тем нужен покой. В конце всей поляны, параллельно ей самой, вытягивается остроконечный утес, с которого обычно вещает предводитель и в расщелине которого находится его обиталище.

0

21

— Ты права, Луна, отправляйтесь на охоту, но после собрания. Мне предстоит назначить нового глашатая, — распорядилась Комета. Голубоглазая послушно кивнула, подмечая Наледь и невольно улыбаясь: подруга, так вовремя оказавшаяся без дел, оказалась весьма и весьма кстати. Однако, обводя взглядом увеличивающийся патруль, она с сомнением подумала о том, не слишком ли много набралось котов, чтобы выдвигаться одной огромной колонной. — Пусть Звёздное племя услышит мои слова и одобрит мой выбор! Отныне глашатаем Сумрачного племени будет Крушина. Да помогут ей Предки, — слова предводительницы оторвали пятнистую от состояния задумчивости, и она невольно глянула на бывшую наставницу, распушившись от довольства: что ни говори, но именно Крушина как-то удивительно гармонично дополняла нрав Кометы, а вместе они обещали составить чудесный тандем.

Двинувшись вслед за вышедшим из лагеря Сабельником, Луна поравнялась было с Наледью, однако вдруг вспомнила, что своими словами предводительнице дала понять, что собирается патруль возглавить. А потому, ускорив шаг и нагнав Сабельника у самого выхода из лагеря, воительница приблизилась к нему, взглядом прося остановиться.
— Может, мы разделимся? Сабельник, Болиголов и Стрижик могут проверить мшистую полянку, — вспомнив о том, насколько удобная почва находится там под лапами, она пришла к выводу, что для молодого оруженосца это будет наилучшим местом охоты. — а мы с Подлёдной будем неподалёку, в сосняке. И дичи больше наловим, и не будем топтаться на кочке, как стая барсуков, — губы молодой кошки дрогнули в улыбке, однако она в неуверенности смотрела на старших, ожидая их вердикта.

Получив же согласие, Луна с некоторым облегчением выдохнула. Когда они выходили из лагеря, воительница с искренней жалостью обернулась через плечо на Сойкоглаза: малыш, приходившийся родным братом Ивушке, мог растопить даже самое чёрствое сердце. Именно эта ситуация заставила пятнистую порадоваться, что она не предводительница и едва ли ей станет: принимать настолько тяжёлые решения было в её глазах чем-то совсем невообразимым. Вздохнув, она направилась в сторону охотничьих угодий племени Теней.



сосняк;

+5

22

«Дыши. Дыши, Наледь», - уговаривала саму себя воительница, чувствуя, как потихоньку онемение в грудной клетке спадает и больше не кажется, что ещё чуть-чуть, мгновение без живительного глотка – и она просто разорвётся изнутри. На много-много маленьких глупых осколков льда.
Понемногу, бочком, светлая кошка отодвинулась от Болиголова, перемещаясь поближе к Луне, и молча пожирая глазами спокойную, как водная гладь, Крушину и беспокойного, точно стадо бегущих мустангов, Вяхиря. Гневные, пропитанные желчью слова капали в уши – и не только в её. Ещё немного – и племя Теней, разожжённое речью старшего воителя, жаждя крови, ринется многошкурым потоком через лес в лагерь Грозового племени – напасть, разорвать, покарать.
«Кому-то только когти и точить, - воительница неприязненно дёрнула головой, отворачиваясь от кичащегося своей удалью перед Кометой Вяхиря, - будь он по-настоящему заинтересован в благополучии племени, не стал бы нарушать границу ради сиюминутного боя», - соответствующие выводы были сделаны из слов Крушины. Вяхирь нарушил Воинский Закон – и попытался замести следы, напав первым.
«Никто не уважает Воинский Закон», - привычная боль и окатывающий горечью гнев поднялись в Наледи, заставляя её пересесть от эпицентра ещё дальше. Там, в тени лагерной стены, нервно дёргая серым кончиком хвоста, воительница стала свидетельницей назначения нового глашатая.
Речь Кометы была немногословной, как и речь Крушины, к которой все Теневые приковали свои взгляды как один. Спокойная старшая воительница будет верной опорой предводительнице ещё долгие и долгие луны, её так просто никакая хворь не свалит.
- Поздравляю, Крушина, - Наледь вернулась к соплеменникам, почтительно прикасаясь хвостом к боку кошки, после чего нагоняя Луну. Та уже спешила за Сабельником, тот – за Стрижиком, и этаким живым «паровозиком» выплыли они из лагеря.
Прежде чем Наледь снова успела замереть от головокружительного ощущения присутствия Болиголова рядом с собой, подруга уже рационально разделила крупный патруль, не давая светлой кошке и шанса выставить себя мышеголовой перед черношкурым.
«Спасибо, Луна», - с облегчением и некоторым раздражением Наледь кинула на неё взгляд и подстроилась под её бег.

------------------- >>> сосняк

+5

23

" Не так доказывается мощь в лесу " Повторила про себя слова Сабельника воительница, находясь в толпе кричащих. К чему приведет подобный выбор лидера? Сможет ли Крушина поддерживать репутацию Сумрачного племени или возвысить его? Цикаде думалось, что главный атрибут черной исполинки — сила. Смогут ли Тени заполучить уважение силой? Вспомнить Звездолома и Звездоцапа ..., у них получилось вселить страх в сердца лесных племен, но на долго ли? К сожалению, сход обоих был плачевен. Чего же ждать от нового времени? Стали ли коты более гуманные и дипломированные?

Из собственных мыслей, Цикаду вывел знакомый голос молодого Сойкоглаза. Тот, выкрикивая имя нового глашатая уселся рядом с Цикадой. Этот малый приятно радовал старшую воительницу своим энтузиазмом и неугасимой энергией. Несмотря на все невзгоды — он продолжает жить. Радуется запахам, звукам, ощущениям. Иногда, смотря на Сойкоглаза начинаешь радоваться простым вещам ... которые недоступны некоторым. " А ведь некоторые совершенно не ценят то, что есть у них. " Взор желтых глаз плавно перешел на полосатого котика, что явно был переполнен хорошими эмоциями. Весь заряженный, готовый вот - вот сорваться и побежать охотится или патрулировать границы ... была бы возможность. — А когда Комета решит, что я уже достаточно хорошо научился видеть, чтобы стать оруженосцем? — Ярая вера Сойкоглаза в то, что он станет оруженосцем и будет служить на благо племени — непобедима. Ему уже восемь лун, а он до сих пор еще не стал учеником. Любой другой давно бы уже понял, что дорога в воители ему закрыта ... но этот кот упертый. " Ох, если бы я только могла помочь тебе, милый друг."  Если бы он видел сожаление, что читалось в глазах Цикады, он бы точно все понял, — Она же не забыла обо мне, правда?..

Морда полосатого поднялась и он уставил слепой взгляд чуть в сторону, видимо, намереваясь посмотреть прямиком на Цикаду. Мягко улыбнувшись, она кончиком хвоста коснулась щеки котика и направила его морду в свою сторону. Жалость играла внутри Цикады, но эта жалость была не к его слепоте, а к отношению к его персоне. Племя не видела в нем потенциального Сумрачного кота, он был каким - то другим, по их мнению. Цикаде же казалось иначе, этот малыш был особенным, он видит мир под другим углом и это умение весьма впечатляет, — Комета никогда ничего не забывает. Просто сейчас возникли проблемы, которые немного по - серьезнее, Сойкоглаз. Потерпи немного, — Давать лишние надежды глупо, но Цикада и не давала их. Она совершенно не знала о решении предводительницы, насчет слепого кота. Она не брала в счет мысли об очевидном отказе переводить слепого в палату оруженосцев. Если кто и должен сказать об этом, то только Комета. Бремя предводителя решать судьбы таких котов, именно ей придется разрушить мечты юного Сойкоглаза. Порой, Воинский Закон поистине жесток и Цикаде бывает горько осознавать, что она прислушивается к нему. Неужели слепому коту не найдется дела в этом племени? — Ты сам как считаешь, хорошо ты научился видеть? — Мягко спросила Цикада, наклоняясь к уху молодого кота, дабы тот хорошо ее слышал. Хвост ее спустился по спине полосатого и остался там, то и дело подрагивая, выражая некоторое волнение. Ей действительно не была безразлична судьба этого мальца.

+4

24

- Ты и сама знаешь, что никто в этом не виноват.
- Знаю, - кисло мяукнула кошечка в ответ, пожимая острыми птичьими плечиками. Все равно это было слишком горько.
Уважительное приветствие Луны не могло не отвлечь ученицу целителя от неожиданно приватной беседы с лидером племени. Глаза малышки все еще были округленными от осознания, что им с Кометой удалось вот так вот просто переброситься парой словечек, и когда пятнистая соплеменница подошла поздороваться и наградить почтительным кивком не только черную кошку, но и серо-белую Ивушку, сердечко последней пропустило удар, а за спиной будто распустились два крохотных крылышко.
А ты что хотела? Будущая целительница!
И пока Комета решала вопросы по патрулю, в лагерь ворвалась вереница явно взбудораженных, судя по запаху агрессии и горящим глазам, соплеменником. Ивушка уже почти рефлекторно насторожилась, где-то в душе испытывая чудовищную вину: для нее как для будущей врачевательницы каждый вот такой случай - возможность проявить себя и попрактиковаться на дубовых шкурах соплеменников в будущем мастерстве.
А потому серо-беленькая живо скокнула вперед, первым делом обнюхивая царапины Вяхиря. Из слов патрульных, кошечка поняла, что кое-кто наконец "задал этим вероломным белкомордым жару", а потому испытывала недюжинное удовлетворение всем происходящим, зажимая в зубах липкую паутину.
Ну, этому-то Саламандра уже успела меня обучить как следует.
Рядом возник Сабельник. Но, так как Ивушке хотелось поиграть во взрослую, она буркнула что-то о чудовищной занятости, и кот как-то поспешно ретировался. Пообещав обвинить себя позже, ученица целителя принюхалась к ранкам Совы.
- Уж если у вас царапины, как патруль Грозовых вообще домой доберется? - польстила своим Ивушка, нарочито громко цокнув.
А потом слишком быстро произошло собрание и назначение Крушины. Приподняв брови, малышка шустро подняла комочек оставшейся паутины и гуськом пробежалась за важной кошкой.
Ну, надеюсь, не все глашатаи такие склонные к смерти.
- Царапины есть? - по-деловому отчеканила кошечка, всматриваясь в густой мех соплеменницы. Роскошно, мне бы такой.

+7

25

Сойкоглаз вздрогнул, стоило Цикаде коснуться его щеки, но тут же, сообразив, чего та от него хотела, признательно улыбнулся и повернул голову в нужную сторону. Белая шерсть соплеменницы, испещрённая бурыми пятнами и мелкими, более тёмными и остро очерченными, полосами, на одно короткое мгновение отразилась в его глазах тающими узорами. Котик моргнул — и всё исчезло.

— Ну ладно, — огорчённо кивнул Сойкоглаз, выслушав ответ старшей воительницы. — Тогда подожду ещё немного.

Он слегка посторонился, когда мимо него прошёл, громко топоча, грузный соплеменник, и вскинул голову и навострил уши, желая расслышать продолжение речи Кометы. Но вместо голоса предводительницы до него донёсся — гораздо ближе и громче, чем в прошлый раз, — всё тот же — Цикады.

Ты сам как считаешь, хорошо ты научился видеть? — проурчала кошка, и Сойкоглаз, дёрнув потревоженным её дыханием ухом, всерьёз задумался.

Не очень, — наконец честно признался он. — Но Ивушка пообещала меня вылечить! — тут же торопливо добавил пятнистый котик, боясь, что Цикада посчитает его ни на что не способным. — Так что вместе мы обязательно научим меня… Ну, видеть, — Сойкоглаз отчего-то смутился на последних словах и сразу же перевёл тему, не позволив соплеменнице и слова вставить: — Скажи, Цикада, а за что коты любят других котов? — безо всяких предисловий спросил юный старейшина.

Он закусил уголок губы и уткнулся мордочкой себе в грудь, отчаянно и безуспешно стараясь сделать вид, будто эта тема на самом деле ему ничуть не интересна.

+8

26

Комета не сомневалась в своем выборе, но одобрительная реакция племени, ей, всё же, была крайне приятна. Крушину уважали, сдержанный нрав кошки, как казалось предводительнице, гармонично сочетался с её собственной порывистостью. Сдерживая улыбку, сумрачная бездвижно восседала на скале, позволяя клану поздравить Крушину с вполне заслуженной новой должностью. Ну что же, Солнцезвезд с ума сойдёт, увидя, что племя Теней возглавляют одни лишь кошки - вдруг подумала она, вспоминая давнюю стычку, во время которой тогда еще глашатай Солнцелап ядовито обмолвился, что прекрасный пол, по его мнению, слаб.
Луна уже уводила свой отряд прочь из лагеря, и толпа на поляне начала рассеиваться - Теневые воины не привыкли долго сидеть без дела. Мягко спрыгнув на землю, Комета прошла к своей новоиспечённой помошнице. Не желая нарушать личное пространство, кошка лишь слегка коснулась плеча соплеменницы чёрным хвостом и коротко кивнула, как бы выражая той признательность. Рядом с зрелой Крушиной Комете становилось спокойней, и напрочь пропадало желание бросаться громкими пафосными фразами.
- Думаю, стоить проверить границы с племенем Ветра - наконец проговорила предводительница. Взгляд Кометы упал на хрупкую фигуру Сойкоглаза, слепо мотавшего головой в попытке уловить как можно больше звуков.
- Не сидеть же ему всю жизнь в лагере - понизив голос, тихо проговорила кошка. Комета не была склонна к сентиментальности и жалости : ей не хотелось кинутся к котёнку с целью уберечь от невзгод, а на глазах не наворачивались слезы при виде беспомощности невинного ребенка. Комета лишь трезво рассуждала, что раз уж Предки дали жизнь этому коту, значит у него есть своё предназначение. - Он сумрачный кот, звено нашей цепи. Будет делать всё, на что способен. Поможешь ему раскрыть свой потенциал?- и голубоглазая, склонив голову, вновь посмотрела на Крушину.

+7

27

[indent] Рядом с ней начал крутиться Сойкоглаз, и Крушина предусмотрительно подвернула хвост под лапы, искренне стараясь стать компактнее; настолько, насколько это вообще было для неё возможно. Она не боялась, что неловкий малец что-нибудь ей отдавит - смешно, право, - но вот зацепиться и оступиться он мог вполне, так к чему создавать лишние поводы для неловкости при всём племени? Впрочем, слепого юнца и так особо не притесняли. На удивление, этот бойкий и целеустремлённый котик весьма гармонично вписался в на первый взгляд суровую, мрачноватую и порывистую реальность Сумеречного племени, где царили преимущественно строгие, свирепые нравы. Вера, надежда, упорство Сойкоглаза могли послужить примером и ориентиром для каждого, но неизбежно оставляли горьковатое послевкусие где-то глубоко в горле. Почему же именно ты родился таким?
[indent] - Ты уже не сможешь научиться видеть, Сойкоглаз. Но ты можешь научиться чувствовать, слышать, обонять не хуже, а может быть и лучше других. Если захочешь и будешь стараться, -Крушина никогда не была сторонницей ложных обещаний. Зачем давать надежду на то, чего никогда не будет, почему просто нельзя помочь юнцу научиться жить с тем, что выпало ему? Что будет потом, когда сроки этих туманных «чуть позже», «всё обязательно изменится», «ты поправишься» выйдут, и вера начнут выгорать, как подожжённый зноем торфяник? Что останется в душе уже повзрослевшего кота, когда он поймёт, что всё, во что он верил, чем дышал каждый день, просто красивые слова, за которыми кроется лишь пустота? Лжи во спасение не бывает. Ложь - лишь боязнь взять на себя ответственность, но лучше сделать больно один раз и сразу, пока зона поражения ещё маленькая, чем потом вместо пальца отрезать руку. И убить необходимостью жить дальше, жить с этим. На руинах мечт и воспоминаний. - Даже став очень хорошей целительницей, Ивушка не сможет вылечить тебя. Ты не болен. Просто... Все мы рождаемся разными. Маленькими и большими, белыми, рыжими, серыми, чёрными, полосатыми и пятнистыми. С короткой или длинной шерстью. С совершенно непохожими характерами. И разными глазами. Твои - белёсые, но ты не станешь от этого больнее или хуже. Не все одинаково хорошо охотятся, дерутся, строят ограды или собирают травы, у каждого свой особый талант. Тебе нужно найти свой.
[indent] Отвлёкшись на подошедших Болиголова и Наледь, Крушина вновь вверила общение с Сойкоглазом в заботливые лапы Цикады.  Со сдержанной теплотой поблагодарив поздравляющих её воителей,  великанша обернулась к Ивушке, уже спешащей к ней с мотками паутины. - Это же пограничная стычка, а не война, - всматриваясь в фигуру Вяхиря, но обращаясь к Ивушке, отозвалась кошка, придавая лестной похвале будущей целительницы, обращённой к их патрулю, несколько другой, более зрелый оттенок. Или предупреждающий? С каждым днём дымная всё больше и больше была уверена в том, что этот зреющий между племенами конфликт рано или поздно должен будет прорваться, и далеко не в лучшей своей форме. - Только царапины, - указывая хвостом на бок, отозвалась кошка. - Вверишь Вяхиря в надёжные лапы Саламандры?
[indent] Дымная поняла, что собрание закончилось, лишь когда спрыгнувшая с выступа Комета возникла рядом с ней. Чуть наклонив вперёд лобастую голову, Крушина нахмурилась, молча вслушиваясь в обращение предводительницы. - Тогда предлагаю взять его с нами. Пусть, как и все, учит территорию, начиная с границ. Если Сойкоглаз не сможет увидеть приближающихся котов, ему вдвойне важно знать, какому племени принадлежит какой запах, и понимать, с кем и в каком количестве придётся иметь дело. И за какую черту заступать нельзя, - на секунду возвращаюсь мыслями к Вяхирю, подавшись вперёд, негромко отозвалась сумрачная. Если бы на месте серого случайно, по неопытности и незнанию, оказался Сойкоглаз, коту бы точно не поздоровилось. - И гремящие тропы.

Отредактировано Крушина (25-09-2018 01:24:38)

+7

28

Поведение Сойкоглаза было весьма и весьма забавным, как казалось Цикаде. Он вел себя как совершенно обычный кот, высказывал эмоции, надежды и все такое. Таким поведением стоило восхищаться и ставить в пример. Хотя, признаться, нотки сомнения все - же пробиваются в голосе котика. И его морда - она ярко показывает эмоций. Интересно, задумываются ли слепые коты о том, какое у них выражение лица? Цикада развела уши, прося Звездных Предков о том, чтобы мечты юного Сойкоглаза все таки воплотились в реальность. Быть может он и вправду сможет видеть? Хоть совсем немного?

Тема резко поменялась, серый кот уткнул нос в грудку, будто только что не задавал никаких вопросов. Воительница, пожалуй, не ожидала такого, но ответить все же решила, — Ну.., — Начала она, но подоспевшая Крушина опять отмотала события назад. Она то уж рубила правду матку и Цикаде не совсем нравился такой метол. Все же, Сойокоглаз был еще мал и не следовало так прямо говорить ему о всей трудности жизни. Пусть бы еще немного пожил с верой в сердце, с некой радостью. Тяжело переступать порог мечтаний и окунаться в реальность. В какой - то степени Крушина понятно объяснила слепоту юного Сумрачного кота. Это и вправду был его талант. Если обучить Сойкоглаза как следует, он даже может сражаться ... наверное. Сможет ли Крушина дать все - то, что требуется? Когда дымчатая глашатая закончила, Цикада, чуть погодя, решила все таки ответить на ранее заданный вопрос.

— Любить можно за многое: за характер, за глаза, за запах, за внешность, за отношение к себе или просто так. Например, любить свою маму. Ты любишь ее просто за то, что она твоя мать, какой бы она не была. Будь она вся в шрамах, немой, глухой, безлапой. Самое сложно это полюбить просто за то, что ты есть. На такое способны не многие, и к сожалению, не многие могут это оценить, —  Монотонно проговорила Цикада, на столько тихо, чтобы услышать мог только Сойкоглаз. Ей показалось, что он не очень хочет, чтобы этот разговор кто - то услышал, — Тебе кто - то пригляделся, Сойкоглаз? — Только проговорив фразу до конца, она поняла, какую глупость сморозила, отчего нервно осеклась. Если бы полосатый это видел, он бы сразу понял причину такого поведения. Но, он не увидит, — Вернее, есть какие - то предположения на этот счет? Даже не знаю, как точно спросить, — Голос начал едва подрагивать, не стоило вообще начинать расспрашивать об этом. Не хотелось обижать юного кота Теней подобными высказываниями, это было слишком грубо, как казалось буро - белой.

— Ты ведь не просто так спросил? — В голове вертелось множество имен, образы кошек, к которым Сойкоглаз мог испытывать чувства. Красавица Луна, быть может? Хотя, как бы он оценил ее красоту, если он ее не видит. Крушина, Комета? Сама Цикада. Она тряхнула головой, будто стараясь отбросить эту мысли. Нет, этого точно быть не может.

Отредактировано Цикада (25-09-2018 10:22:31)

+3

29

Котик был доволен положительным ответом Сабельника, коротко кивнув. Его хвостик оживленно заходил из стороны в стороны, уголки губ слегка приподнялись, показываю легкую улыбку ученика. Сразу после этого Стрижик обратил своё внимание на Комету, которая созвала котов племени на собрание. присев около сабельника, ученик с нетерпением прослушал речь предводительницы, после чего обернулся через плечо, веселым и несколько гордым взглядом окинув фигуру крушины.
Она достойна своего поста!
- Крушина! - взвыл торжественно Стрижик.
Когда церемония закончилась, патруль начал собираться, и ученик встал, рысцой следую за Сабельником.
— Слыхал ты про Грозу? Теперь держи ушки востро, кто знает, из каких кустов появится сюрприз. Придется мне тебя поднять пораньше, чтоб парочке приемов обучить первей других. - каснулись ученического уха слова наставника.
Оруженосец распушил шерсть, гордо вскинул голову его янтарные глаза блеснули восторгом в лучах утреннего светила.
- Не волнуйся, я замечу их раньше, чем они переступят границу, - уверенно проговорил молодой кот. Он уже мысленно представлял отработку боевых приемов вместе с наставником, его лапы так и чесались от нетерпения. Но все-так первым делом охотничий патруль, да и живот опять заурчал, напоминая о цели похода.
На предложении Луны о разделении, Стрижик лишь качнул головой в знак согласия. После чего устремтлся сбоку от Сабельника, мысленно предтавляя,кКакими бы способностями уивить наставника.

--> мшистая полянка

+1

30

Начало игры

Мяв... Мошка плохо считала, но кажется, это было уже семь и семь дней, как она живёт с этим Племенем в качестве "оруженосца". Примерно двадцать получается, если прикинуть. Плюс-минус девять. Они были ребята неплохие. Серьёзные, знающие своё дело, с историей, единством, правилами и другими вещами. И это было просто восхитительно. Мошка никогда не видела ничего такого.
Отчего ей было некомфортно, одиноко и страшно.
В бандах она чувствовала себя намного спокойнее. Там единства не было, отчего ты мог влиться в компанию легче. Там никто не понимал, что и как правильно делать, отчего ты мог ничего не понимать вместе со всеми. Там не было правил, отчего ты мог просто расслабиться и повеселиться.
Мошка вышла на поляну, сразу же почувствовав неприятные уколы чужих взглядов. Они говорили... Котята находятся под защитой всех Племён. Настоящий воин не должен..." Не должен... убивать и... Мошка честно пыталась запомнить эти странные "законы". Получалось через раз. Но когда получалось, Луна была очень довольна.
- Луна-Луна? - Чёрно-белая осмотрелась. Эта палатка воинов. Луна там? - Луна? Ты тут? Луна?
На всякий случай ученица поискала также в палатке целителя и детской (ну а вдруг). У неё были мысли посмотреть у предводительницы, но страх этой суровой дамы был в Мошке сильнее желания найти наставницу. Что же делать, а мне можно ходить одной в лес? Луна никогда не оставляла меня одну! А вдруг я что не то скажу... Но я ведь могу пойти гулять, да?.. В законе вроде не было... О, котики. Они должны знать, где Луна! И тогда я все смогу!
- Ц... - Её имя как жучок, который так делает: цок-цок-цок! Хотя скорее цык-цык-цык. Это... - Цикада. Цикада, ты не видела Луну? Она не потерялась?

Отредактировано Мошка (25-09-2018 14:11:56)

+4

31

Собственная шерсть защекотала нос, и Сойкоглаз, зажмурившись и мотнув мордочкой, тихо чихнул. Коты постепенно расходились – старейшина слышал их шаги и негромкий гомон, но не стремился вникать в чужие диалоги. Ему было уютно в собственном маленьком мирке в компании Цикады.
Сойкоглаз уселся поудобнее и запрокинул мордочку к старшей воительнице, ожидая ответа, но голос неожиданно подала доселе не вмешивающаяся в их беседу Крушина:

Ты уже не сможешь научиться видеть, Сойкоглаз.

В её тоне не было насмешки или осуждения, но котик отчего-то вскинулся и воинственно распушился. Не в первый раз его стремление стать таким же, как и все, не воспринимают всерьёз; не в первый раз его пытаются спустить с небес на землю и тычут носом — деликатно, ненавязчиво, а то и с откровенной прямотой и даже, порой, грубовато — в то, что он калека.
Калекой же себя Сойкоглаз вовсе не считал, и был готов отстаивать свою честь до последнего.

— Все вы так говорите! — с обидой выпалил он, поджимая хвост и выпуская коготки. — А я всё равно научусь!

Бледно-голубые глаза, несмотря на появившееся слабое жжение, по-прежнему были сухими, но губы мелко задрожали. Сойкоглаз нахмурился и стиснул зубы. Снова, снова одно и то же: никто не верил в него, никто не хотел дать пятнистому котику и шанса на увлекательную — Сойкоглаз в этом нисколько не сомневался — жизнь воителя. Одна только сестра была на его стороне.

Даже став очень хорошей целительницей, Ивушка не сможет вылечить тебя. — Старейшина скрипнул зубами и понурил голову, не решаясь вступать в спор с глашатаей. — Ты не болен. Просто... Все мы рождаемся разными. Маленькими и большими, белыми, рыжими, серыми, чёрными, полосатыми и пятнистыми.

— Н-но, — попробовал было перебить Крушину Сойкоглаз, но его голос предательски надломился, дрогнул, и котик скомкал свой ответ; произнёс его тихо и едва различимо, так что даже самые чуткие уши навряд ли смогли бы уловить прозвучавшие в нём, голосе, ноты отчаяния, — я ведь даже не знаю, как это: «рыжие», «серые», «чёрные», «полосатые» и «пятнистые»…

…У каждого свой особый талант. Тебе нужно найти свой, — отрезала глашатая и тотчас удалилась.

Её тяжёлые шаги громовыми раскатами отдавались в ушах ошарашенного Сойкоглаза, но громче них был лишь грохот его собственного сердца. Сердца, которое испещрялось ломаными линиями трещин, лопалось, кололось на части и падало к его лапам разверстыми фрагментами. И резало, нещадно резало и полосовало его душу острыми кромками.
Уж если сама Крушина сказала, что ему не суждено научиться видеть, то разве неуёмное желание самого котика утереть нос всем тем, кто не верил в него, могло иметь хоть какой-то вес против её вердикта?

Сойкоглаз застыл, уставившись куда-то впереди себя, и закусил губу, больше всего на свете желая оказаться не слепым, но глухим, и пропустить каждое веское слово глашатаи мимо ушей.

Цикада же, между тем, вновь подала голос, и Сойкоглаз послушно закивал: машинально, неестественно, только бы та ни о чём не заподозрила. Его глаза жгла невыплаканная соль, но старейшина держался. Пока ещё держался, пытаясь проглотить всё, сказанное дымчатой соплеменницей, и не подавиться комом вставшими поперёк горла рыданиями.

— Я не люблю свою маму, — кое-как совладав с эмоциями, наконец тихо признался котёнок и неуютно повёл плечами, словно и сам не был до конца уверен в правдивости своих слов, — потому что я даже не знаком с ней. Но я люблю тебя, — тут же бледно улыбнулся он и коснулся лапкой её полосатого бока. – И Ивушку, и даже… — Сойкоглаз осёкся и разом погрустнел. Нетрудно было догадаться, о ком шла речь: только при упоминании одного-единственного кота мордочка юного старейшины мрачнела, а его глаза, и без того невзрачные, тускнели ещё сильнее. — И всех-всех, кто был со мной рядом, пока я был маленьким. Сейчас-то я уже ого-го какой, правда? – неловко закончил он и попытался непринуждённо улыбнуться. Вышло неважно.

Тебе кто-то пригляделся, Сойкоглаз? — полюбопытствовала Цикада.

Сойкоглаз помедлил, собираясь с мыслями.

Нет. Да. Не совсем, — сбивчиво начал он, не заметив оплошности в вопросе соплеменницы. — За глаза… — тут же продолжил котик, проигнорировав саму суть вопроса и явно задумавшись о чём-то своём, — но Крушина сказала, что мои глаза…. М-м, белёсые. Это же не плохо, верно? Выходит, — голос Сойкоглаза снизился, стал натянутым и едва различимым, — Вяхирь меня совсем-совсем не любит просто так? — Старейшина уныло свесил ушки и продолжил уже более рассудительно: — Раньше я считал, что он не любит меня, потому что у меня нет этого… как его? Зрения! Вот! А теперь я даже не знаю, что и думать, — огорчённо поведал котик. — Может, у меня голос дурацкий? Или я смеюсь слишком громко? Или моя шёрстка недостаточно мягкая? Вот у Ивушки шелковистая, а моя что-то не очень, — с детской непосредственностью поделился он с Цикадой и, подогнув лапки под грудь, доверчиво прислонился щекой к её лапе. — Чувствуешь?

Слова Крушины до сих пор не шли у него из головы, но Сойкоглаз решил как следует подумать над ними чуть позже.

Отредактировано Сойкоглаз (25-09-2018 23:20:28)

+8

32

Вонючие, мерзопакостные кусты. Вонючие колючки куста. Ненавижу, чтоб вы... росли большими и здоровыми, куст вас подери! Что бы на следующий год еще больше ягод взрастили!
Кошка цокнула языком, стряхивая по очереди задние лапы от вязкой грязи и липкого можжевелового сока на передних. На прощание Саламандра внимательно оглядела хвойные веточки, заметно приподнявшиеся после ощипывания синих ягодок. Не все, конечно, черепаховая оставила до первых заморозков парочку молодых побегов с урожаем дозревать, максимально возможно продлив это драгоценное время. В этот сезон падающие листья отличаются на редкость холодными ночами и мёрзлым рассветом, грозясь побить и так небогатый урожай.
Специально заготовленной смесью из вязкого сока хвойных и перегноя иголок, слепленные в комок и облепленные березовыми листьями, целительница замазывала кое-где обломанные веточки, отрывая от клубка листок и накладывая на оголенную древесину. Какой феноменальной аккуратностью она не обладала, время не щадит старый можжевеловый куст, чьи хрупкие, давнешние ветки могли обламываться даже от собственного веса.
Перехватив аккуратный сверток из лопуха, в котором ароматно пахли синие ягоды, Саламандра потопала к лагерю, находившимся совсем недалеко. В легких порывах ветра целительница мрачно сверкнула кругляшками глаз, тут же подозрительно прищуренные при обнаружении резкого аромата пограничного патруля, пробив всякую завесу запаха целебного свертка в пасти. Примесь крови и грозовой вони смешивалась с теневым запахом и... что, моча?

Саламандра даже не пыталась удивиться, лишь приподняв кругляшки бровей при заходе в лагерь с все еще совершенно непроницаемыми глазами, жженым янтарем впиваясь в шкуры своих соплеменников. Благо, рот был пока занят. Быстро оценив достаточно мерную обстановку, огненно-черная бегом отправилась в свою палатку и вынурнула оттуда спустя пару минут, с очищенными лапами, держа в пасти подсушенный, крошечный букетик календулы, скромно выделенный из драгоценных запасов. Салмандра словила взгляд Кометы около Крушины, бросая кивок приветствия, слегка поморщившись от доносившейся болтовни Сойкоглаза, себе пообещав поговорить с предводительнцией сразу после осмотра покоцанных воителей.

— Стоять на месте, Вяхирь! - Гаркнула через пол лагеря внушительная самка, выбрав самую уязвимую цель, неспешно проходя через центр поляны. Нет, не кажется, это была предвзятось по отношению к старшему воину. — Ивушка, - слегка тише и мягче подозвала кошка свою юную ученицу, заметив маячишую двуликую мордочку между крупных тел воинов. — Видела, ты использовала паутину? - Наводящим вопросом поинтересовалась трехцветка, подходя к серой туше воителя. Не только по убавившемуся инвентарю, но и заметив липкую нить, тянувшаяся на одном из усиков крохи. — Что ж, похвально, но ты делала осмотр на наличие грязи прежде, чем наложить паутину? Кот должен очистить ранку и только тогда ложить паутинку. И то, когда есть кровотечение, царапины в этом не нуждаются. - Кошка выдохнула, бросив предупреждающий взгляд на Вяхиря, мол, не двигайся. — Это календула. Она обеззараживает ранки и способна останавливать кровотечение. Поскольку сезон зеленых листьев только минул, а свои когти грозовые увальни моют не так часто, глубокие порезы надо обработать этой травкой, но в очень маленьком количестве. Смотри: берешь, жуешь, на лапу и-и-и хоб! - Получившуюся смесь Саламандра щедро шмякнула на царапины Вяхиря, жесткими движениями распределив по когтистым меткам на шкуре.
— Все пострадавшие на границе, быстро встали в очередь к Ивушке для ее практики, отказ не принимается, игнорирование наказывается лично мной.
Кошка напоследок страшно нахлобучила усы, смотря угрожающим взглядом поверх головушки своей ученицы, мол, только попробуйте не подойти к ней, убью. И повернулась, начав прибирать свою часть разложенных стебельков.
— Ты обоссал небесный дуб перед Солнцезвёздом? - Невзначай проговорила целительница не глядя на кота, вдруг не сдержав смешка от представленной картины. Похихикав некоторое время, она успоколась, весомо приподняв расположение духа. Ну не удивительно, почему из всего патруля отмудохан больше всех этот серый, видимо и сам не отказавшись наподдать золотошкурому громиле. — И не спрашивай, откуда узнала. А что за собрание тут было? - Вот гудящих о стычке на границах Саламандра отчетливо расслышала в палатке целителей, пока искала календулу, а вот о назначении глашатая все еще ни слухом ни духом.
" А кстати, там твой сын ноет, сделай с этим что нибудь, страдает же без твоего внимания?" язвительно прокрутила в мыслях кошка, но вслух пока что ничего не сказала - не слепой, сам видит, что творится перед Крушиной.

Отредактировано Саламандра (26-09-2018 15:40:18)

+5

33

граница: тени - гроза

Пока они шли до лагеря, Сова по привычке отстранилась и плелась то по-боку, то сзади. Она не знала о чем говорить, да и поддерживать после подобной утренней разминки разговор хотелось мало. В чем-то ей даже было жаль, что Вяхирь остался безнаказанным, его стоило научить ценить не только свою шкуру, но и жизнь своих соплеменников. Если бы племя теней из-за его выходки сейчас проиграло бы на границе... Предки! Сова поморщилась от альтернативного будущего "непочетных клеймителей". "Битва за того кота, который попытался пометить чужое дерево", передразнила свои мысли воительница, "ну, хоть будет чего Дятлу рассказать."

Кстати о нем. Как только они гурьбой вернулись к лагерю, Сова вытянула голову, пытаясь разыскать своего бывшего горю-ученика. Дятла нигде не было видно, и кошка автоматически направилась за своим утренним завтраком. Как по щелчку, их патрульную горстку почти сразу облепили соплеменники и подоспевшая предводительница. Сова нехотя кивнула в знак приветствия, оставив объяснения Крушине и Вяхирю. Она вообще не должна была быть в патруле, а посему ее дело малое. Увидела соплеменника в беде - надрала кому-то уши. Ну как... по большей части пощадила. Кошка уселась рядом с кучей еды, задумчиво перебирая варианты. Прошлые дни были теплыми, посему и дичи оказалось вдоволь. Сова остановила свой выбор на мыши, осторожно разделывая ее и не торопясь со своей трапезой. Крушина отдувалась за всех них, объясняя случившееся, Вяхирь оправдывался силой и честью племени теней. Впрочем, ничего из ряда вон выходящего. Будь Сова чуть больше мышеголовой и не переживающей за жизнь соплеменников, она бы тоже всем показывала силу и мощь, а так же метила бы деревья и за полевками на территории племени ветра гонялась. Вот была бы жизнь! Разговор зашел о Совете и о возможных реваншах. Сова уплетала мышь, ее ничего не беспокоило.

Единственной хорошей новостью стала внезапное появление среди рядов сумрачных котов глашатаи. Крушина и вправду была единственной достойной воительницей для повышения по мнению Совы. Поэтому она и доверилась соплеменнице тогда на границе. Кошка вовремя закончила с трапезой, чтобы негромко поздравить Крушину.
- Поздравляю, - сказала она, подойдя поближе, как только предводительница окончила собрание. - Теперь у Грозового Племени еще больше причин для переживаний.
Сова подмигнула Крушине и хотела что-то добавить, но ее отвлекла подоспевшая целительница. Сова уж было хотела улизнуть, не считая ее ранения чем-то серьезным - тому же Вяхирю досталось гораздо сильнее, но Саламандра вовремя наказала им всем стать тренировочными котами для своей ученицы. Тут старшая воительница была бессильна. Она, как и было указано, встала за Крушиной гуськом и оглядела себя сама. Грозовая кошечка умудрилась все же полоснуть ее в живот во время защиты. Однако рана была настолько слабая, что на примере Совы вряд ли что можно было учить целительскому делу. Застывшая кровь осела на шерсти и ее было даже сложно заметить. Но воительница помнила наказание Саламандры и решила, что делать ей особо нечего. А плохие отношения с целительницей своего племени - это судьба полная болезни.

Отредактировано Сова (27-09-2018 11:49:13)

+3

34

Начало игры.
Серый комок меха с шумом завалился-закатился в лагерь. Сложно сказать, откуда он пришел и чем был занят все это время, однако в пограничный патруль он не входил, да и добычи при нем не было, а вид тем не менее не был грустным, что в свою очередь соответствовало бы варианту, когда кот все же охотился, но потерпел неудачу.
Когда Туман поднялся с земли, небрежно отряхнулся и поднял глаза на соплеменников, на него было устремлено несколько взглядов, добрых или не очень  - это не так важно, а сама важна причина. Молодой воитель производил много шума, а любой шум так или иначе привлекает внимание...
Этот воин мог бы двигаться почти бесшумно, но то и дело устраивал нечто подобное. Зачем и почему? Сам бы хотел знать...
Цикада! Крушина! - бестолочь заметила знакомые морды и весело потрусила к кошкам, оглашая при этом всю поляну криком. Бледно серые глаза незаметно блестели. Даже став воином, кот не на много повзрослел, и подобного рода выходки все еще казались ему очень забавными, и безобидными в тоже время. Однако подойдя ближе, Туман почтительно склонил голову и даже как-то посерьезнел.  — Отчего кучкуется? Что-то снова пропустил?
И почти без перехода, словно бы только что заметил:
О! Привет, Мелкий. А ты чего здесь? К старшим пристаешь? Составить тебе компанию? - Даже намек на некоторую серьезность ситуации как ветром сдуло.
Чем больнее было самому Туману, тем охотнее он совершал какие-то глупости и забивал этими же нелепостями чужие головы. Всяко лучше, чем сидеть с кислой рожей и ничего не делать, а если что-то можно сделать, тогда и такой ерундой заниматься некогда будет!
Сойкоглаза молодой воитель знал не очень хорошо, но зато он неплохо знал, что понятия не имеет, как будет жить этот удивительный и нелепый старейшина в таком привычном и простом по своему устройству мире котов. Тут же как, ты либо воин, либо целитель. Все остальные должности - это просто ступень ниже, либо выше, а больше ничего и нет. Должность старейшины это не должность, а какая-то вовсе ерунда! Ладно старикам, им уже и так неплохо, но мелкому то это зачем!?
Всё связанное со слепым котом вызывало интерес, самый что ни на есть живой, просто потому что это было странно, а все странное интересовало Тумана. Серому комку меха зачастую не хватало для действия именно смыла, цели или задачи подобного рода. Заинтересованность могла его двигать во времени, превращать дни не в череду скучных однообразных и бессмысленных событий, а в нечто действительное любопытное.
С тех пор как Туман добился своей цели, то есть закончил обучение и стал воителем, он остановился, просто потому что не знал что ему теперь делать. Естественно "остановился" в переносном смысле, обязанности то никто не отменял, но цель пропала, а без неё кот не мог к чему-то стремиться, и оттого выкладываться по полной. Как делал это раньше, убегая от прошлого. А прошлое никуда так и не делось, воспоминания стали более тусклыми и нечеткими, но все еще причиняли боль. Только по настоящему радостные воспоминания так могут...
Туман мотнул головой, словно бы стряхивая мысли. И невинно захлопал глазами осматривая компанию. А что? Разве он что-то сделал плохое?
Несмотря на то, что когда Туман подбежал к соплеменникам, Крушину отвлекли другие воители, Цикада и Сойкоглаз никуда спрятаться от него не успели. И ответ, как надеялся Туман, все же последует.

Отредактировано Туман (27-09-2018 10:14:34)

+4

35

После слов Крушины, " огонек " в глаза юного Сойкоглаза незамедлительно потух. Он явно приуныл, заслышав слова о, возможно, истинной судьбе пятнистого воина. Признаться, Цикаде было больно это слышать. Ему было больно за Сойкоглаза, неприятно, будто она сейчас была слепа, а не он. Тяжело выдохнув, она отвел взгляд, пряча опечаленную морду лица. И пусть Сойкоглаз бы не увидел этого ... все равно. Она хотела относится к нему как к обычному коту, чтобы никак не выделять его.

Его слова о матери были весьма сильными. Интересно, что он думает о своей маме? То, что она его бросила? Просто отказалась от него узнав о врожденной слепоте? Свою мать Цикада помнила хорошо, это была необыкновенная кошка. Хотя, на самом деле, кажется любая мать является необыкновенной. Жаль, конечно, то сейчас Саранча была не рядом с Цикадой.
— Ты уже совсем большой, Сойкоглаз. Через пару лун перегонишь меня, будешь большим, — И вправду, Сойкоглаз в своем юном возрасте  почти догнал по росту бело-бурую. Она наконец таки вновь посмотрела на белоглазого, мягко улыбнувшись. В основном улыбается ее заставили слова о любви в свою сторону. Ей вообще кто - то это говорил когда - нибудь? Она уже и не припомнит. Детей нет, родных нет ... теперь, видимо, Сойкоглаз был самым близким для нее.

— У тебя красивые глаза, как две маленькие луны. Видел бы ты их со стороны, точно бы влюбился, — Хихикнула Цикада, вновь касаясь хвостом серой спины старейшины. Он явно переменился в настроении после разговора с Крушиной. Черная исполинка любит говорить прямо, совершенно не желая подавать ложных надежд. С какой-о стороны это правильно, но можно ли применять эту тактику к молодому коту, который даже не воитель? С еще не устоявшейся психикой? — Тебе так важна любовь этого серого ворчуна? Я бы подумала на твоем месте, пригодится ли тебе симпатия Вяхиря. Мне кажется, этот не тот кот к которому стоит тянуться, — Все с той же мягкой улыбкой проговорила Сумрачная. На самом деле, у нее не было какого - то особого отношения к серому. Она с ним толком не общалась, только мельком слышала о разговоры о его проказах и бурном характере. Лично ей — Вяхирь не сделал ничего плохого. Но, после вышесказанных слов его отношение может измениться. " Надеюсь, Сойкоглаз не сболтнет никому об этом. " 

Когда морда серого прильнула к лапе буро - белой, та слегка вздрогнула. Не потому, что шерсть старейшины была и вправду какой - то неприятной, а просто из-за касания. Как часто ее может кто-то коснуться? Можно посчитать по пальцам, не иначе, — Твоя шерсть не очень отличается от шерсти Ивушки, не волнуйся. В тебе нет никаких изъянов, ты обычный кот, — Быстро проговорила Цикада, будто куда - то торопилась, — А Вихарь просто ворчливый старик, не обращай на него внимания, — Действительно, зачем обращать внимание на подобных персон? Если бы Цикада слушала все то, что ей говорили месяцами ранее, давно бы ушла из племени. Разговоры о ее " странностях " и тому подобном конечно по утихли, но пятна в памяти еще остались. Это было не очень приятно.

Громкий голос Тумана прокатился по поляне и взор желтых глаз обратился к молодому воителю, что во всю прыть мчался к двум. " Туман. " Аукнулось в голове воительницы, когда воин уже оказался совсем близко. Он разговаривал очень быстро, в нем заметно плескалась энергия и бодрость. Было даже немного завидно, Цикада уж и не помнит были ли такой вообще. Большая часть ее молодости утонула где-то в чертогах памяти. Как же хотелось все вспомнить, — Ты пропустил собрание. Крушина теперь наш глашатай, — Незамедлительно ответила на вопрос серого воина Цикада. Этот малыш еще в возрасте оруженосца впечатлял своим постоянным любопытством и некой отвагой. Однако страх все таки присутствовал в Цикаде лишь потому, что когда - то подобная неосторожность и самоуверенность привели к травме, что изменила ее жизнь. Не очень то и хотелось, чтобы Туман потерял память и рассудок. И то, в том случае, если повезет, — Комета, видимо, решила немного подогреть наши отношения с Грозовым племенем. Теперь терять нам нечего, Вяхирь повел себя на границе безрассудно крайне ... крайне безрассудно. Вообщем, рассказывать долго, итог один — с Грозовым мы сейчас на ножах, — Близился Совет и кто знает, что произойдет на нем. Как отреагируют на это другие племена, что скажут лидеры? Она надеялась, что племя после " Большого собрания " вернется с хорошими вестями.

+3

36

Ивушка разочек даже осмелилась носом подвинуть густой мех воительницы, но Крушина имела свое мнение:
— Это же пограничная стычка, а не война.
- Ну вот к войне надо быть готовым и без царапин, - возразило что-то снизу, ворчащее сквозь комок паутины. Серо-беленькая уже совсем вошла во вкус и принялась бесцеремонно, по-целительски, ковырять густой мех новоиспеченной глашатаи, но оклик Саламандры заставил прерваться.
Ух, Саламандра. Врачевательница племени Теней была подстать своему клану, и кошечка отчасти была рада учиться у такой дамы, а иногда откровенно побаивалась крапчатую кошку. Лапа у нее... тяжелая.
— Ивушка, — голос был мягкий, и короткий загривок ученицы медленно опустился, а глаза стали не такими круглыми. — Видела, ты использовала паутину?
- Угу, - боясь ляпнуть лишнего, мяукнула сквозь комок паутины Ивушка, якобы о-о-о-очень сосредоточенно рассматривая бока Крушины. Какие бока, мне бы такой мех, ну чессслово.
— Что ж, похвально, но ты делала осмотр на наличие грязи прежде, чем наложить паутину? Кот должен очистить ранку и только тогда ложить паутинку. И то, когда есть кровотечение, царапины в этом не нуждаются.
Ивушка сплюнула паутину и повернулась к Саламандре, от которой пахнуло чем-то резким. Интерес в глазах малышки пробуждался мгновенно, и она потянулась носом к ярким цветочкам, занюхнув резкий аромат по самые гланды и закашлявшись.
- Это календула. Она обеззараживает ранки и способна останавливать кровотечение. Поскольку сезон зеленых листьев только минул, а свои когти грозовые увальни моют не так часто, глубокие порезы надо обработать этой травкой, но в очень маленьком количестве. Смотри: берешь, жуешь, на лапу и-и-и хоб! - малышка не без удовольствия наблюдала, как на отцовских боках вырастают пятна пережеванной каши. Лыба расцвела на все двуликое личико, и она с готовностью кивнула, еще раз хорошенько запоминая запах календулы.
- Красивая, - для себя придумав ассоциацию для цветочков, кошечка с готовностью глянула на Саламандру.
— Все пострадавшие на границе, быстро встали в очередь к Ивушке для ее практики, отказ не принимается, игнорирование наказывается лично мной.
Малышка зажмурилась от счастья, а после вытянула тощую шейку, восседая с важным видом.
- Да-да, все ко мне, в очередь по хвосту друг от друга, мне нужно воздуха, воздуха много нужно! - раскомандовалась кошечка, кидая максимально суровый взгляд на Крушину. Мне все равно ничего не будет.

+2

37

К оставшимся на поляне котам заспешила Саламандра, и Комета коротко кивнула, приветствуя целительницу. Врачевательница всегда нравилась чёрной, и лучшего связного между живыми и Предками для себя она придумать не могла. Предводительнице казалось, что всё складывалось как никогда удачно: с Крушиной в роли глашатой, с упрямой Саламандрой и полной энтузиазма Ивушкой Сумрачный клан обещал цвести. Даже конфликт с Грозовым племенем нисколько её не пугал, предводительница считала, что дальше разговоров дела не зайдут. Пока что, пока она позволяет. Зеленые Листья уже прошли, и, хотя погода еще не успела сильно испортиться, Комета начала задумываться о морозах - Голые Деревья всегда были наиболее тяжелым сезоном, и пустые конфликты никому не были нужны. Разве что не будет подходящего случая расширить немного земли...

Выслушав Крушину, голубоглазая согласна хмыкнула: я скажу ему, а ты пока делай то, что говорит наша грозная Саламандра. А то ещё без хвоста останешься.
Если его до старости будут опекать, как новорожденного, конечно он будет бесполезен. - подумала она, рассматривая сгруппировавшихся вокруг котёнка кошек.
- Сойкоглаз - позвала кошка, в последний момент удержавшись от привычного повелительного жеста хвостом - он всё равно не был бы замечен.
- Мы с Крушиной направляемся проведать границы, ты идёшь с нами. - Комета не задавала вопрос, а приказывала. Сойкоглаз был полноправным членом племени, и предводительница не намеревалась обращаться с ним иначе лишь из-за физического недостатка. Бытие определяет сознание
Когда целительница обработала все царапины Крушины, и маленький отряд был в сборе, кошка раздала последние указания: до моего возращения в лагере всегда должно находится минимум три воина.

→ граница с племенем Ветра

Отредактировано Комета (27-09-2018 21:28:36)

+4

38

[indent] Крушина лишь тяжело вздохнула в ответ на ворчание Ивушки. Как объяснить такой юной кошке, что война - это хаос, а к хаосу никогда нельзя по-настоящему подготовиться? Продумываешь стратегию, разрабатываешь ходы, и всё вроде бы даже удаётся, и победа падает в лапы... В пещере, по ту сторону фронтовой линии. А там, на её окровавленных просторах, беспорядочная каша обесцененных ради вознесённой идеи жизней. Да, каждый из них знает, на что и ради чего идёт, они - воители, для которых шрамы - гордость. Но каждый шрам - это боль близких, отчаянно пытающихся не представлять жизни без тебя, не понимающих, как им существовать дальше, бродя под небом, вспыхнувшем россыпью новых звёзд. И нужны ли тогда те мощь, земли, сила, если воспользоваться полученным преимуществом уже некому? Наверное, да. Потому что иначе эта пищевая цепочка раздавит их самих, потому что если не доказывать, кто ты есть, никто не станет считаться с тобой, и тогда война разразится вновь, но уже не за чужие - твои - ресурсы, а преимущество первого хода будет утеряно, и эта ошибка может стать роковой, потому что никогда нельзя выпускать инициативу из своих лап. Чтобы о тебе говорили, чтобы тебя помнили, знали. Чтобы перед тобой расступались, не смея посягнуть на твои владения. Воевать ради избежания войны - замкнутый круг их жизни. Обретать и терять, нося свои шрамы. Только этого не объяснить. Скоро сама поймёт - и это должно бы быть торжественно, но будет грустно. Зато навсегда приучит замечать даже самые маленькие радости и ценить самые крошечные моменты общения. Тёплые. Искренние. Сокровенные.
[indent] Наступление дня всегда можно было определить по оживлению, царящему в сбросившем рассветную дремоту лагере: уходили и возвращались патрули, охотничьи группы, наставники с учениками и просто отправившиеся в одиночную вылазку коты. - Думаешь? - чуть прищурившись, отозвалась на обращение Совы Крушина, краем глаза отмечая возвращение Саламандры, принёсшей в лагерь сильный запах можжевельника, один из немногих «целебных», которые дымная любила: он очень походил на их родной хвойный аромат. И, словно отражая её обращённые меньше пары минут назад к Ивушке слова, целительница во всех смыслах ухватилась за Вяхира, который просто не успел спрятаться. Ах, какая досада (нет). Следом на поляну ворвался Туман, как обычно энергичный и громкий. - Пограничную стычку и собрание. Если ты и в лесу так голосишь, не удивительно, что вернулся без добычи, - хмуро одёрнула поток деструктивной активности на ножках старшая, назидательно щелкнув юнца хвостом по носу.
[indent] Между тем, вновь заговорила Комета. - Я бы не отказалась. Знала бы ты, как он иногда мешает, - полусерьёзно заметила Крушина, взмахнув длинным, богато очёсанным в лучших породных традициях хвостом, на который за время пребывания дымной на поляне уже успели прицепиться столько иголок, обломков шишек и прочего сора, что, казалось, из него вот-вот выскочит семейство каких-нибудь отъевшихся бурундуков. Конечно, преимущества тоже имели место быть: задушить кого-нибудь? Да на раз-два. Балансирование то же, в конце концов. Так что, свою тушу в сторону ученицы целителя сумрачная все же сдвинула. Ответив на суровый взгляд Ивушки таким же суровым - чисто из интереса - великанша уселась к ней в пол-оборота, предоставив ей полную возможность продолжить рыть ямы в своем боку.
[indent] - Отмечай признаки, которые помогут тебе найти дорогу в лагерь, если возвращаться придется одному, – благодарно огладив ухо Ивушки, едва та закончила, обратилась к Сойкоглазу дымная, быстрым шагом направляясь за Кометой, дабы не заставлять предводительницу ждать. Конечно, она не собиралась бросать юнца в лесу, это было бы слишком и для зрячего котенка, но они направлялись на границу, и никто, особенно после сегодняшней стычки с грозовыми, не мог гарантировать, что Сойкоглазу не придется нестись в лагерь за подмогой либо еще по какому-то поручению, а коли котик желал быть наравне с другими оруженосцами, ему следовало как можно скорее на максимуме своих возможностей вливаться в этот ритм воительской жизни.
[indent] - Уверена, Солнцезвезд попробует притянуть Ветер на свою сторону. Может, даже заручится его поддержкой еще до Совета, – по крайней мере, на границе фыркал кот как злобный разбуженный еж, а это было логично и даже действенно, действовать сообща, чтобы зажать соседа с нескольких сторон. Речным от этих дрязг выгоды мало, и вряд ли они захотят вступать в подобные распри, тем паче, что скоро Голые Деревья, и, как обычно, промерзнет их любимая река, так что племени и своих проблем хватит. Что ни говори, сезонности в добыче они подвержены больше всего. Зато у ветровых в ослаблении Теней может быть свой шкурный интерес, что способно заметно осложнить ситуацию. Контролировать и воевать одновременно на два фронта, да еще и перед холодами, непросто, и не думать об этом дальновидная и привыкшая планировать, дабы быть готовой, Крушина просто не могла. Но нет ничего невозможного.

→ граница племя теней - племя ветра

Отредактировано Крушина (03-10-2018 02:57:21)

+3

39

Рядом с полосатым боком Цикады было по-домашнему уютно и тепло. И все невзгоды и неприятности разом отступили, испарились, точно талая вода в яркое солнцестояние. Сойкоглаз довольно прикрыл глаза и негромко замурлыкал, кончиком хвоста отбивая о землю ритм собственного грудного урчания.

Цикада. — Так и не открыв глаз, пятнистый котик с любопытством навострил ушки. Это была Мошка, он сразу узнал её необычный говор. — Цикада, ты не видела Луну? Она не потерялась?

Я вот не видел, — ляпнул Сойкоглаз и тихо ойкнул, когда сам понял, что сморозил глупость. — Ну, то есть, я не знаю, где она, — застенчиво поправился он, — но мы её обязательно найдём, правда-правда? Даже если её украл барсук! Или орёл унёс. — Запрокинув мордочку, котик приоткрыл один белёсый глаз и дрогнул усами в тихом смешке. — Так что не переживай, Мошка, мы с Цикадой Луну в обиду никому не дадим! Но ты всё-таки лучше у Крушины спроси, вдруг она всего лишь в патруле? А то ведь орлы, они, знаешь… — Сойкоглаз неопределённо взмахнул хвостом и вновь прижался щекой к лапе Цикады. — Ну, редкие. Безух говорит, что их нельзя просто так убивать. Даже ради Луны. Но ради Луны я бы, пожалуй… — продолжил тараторить он, опомнившись только тогда, когда хвост старшей воительницы легко скользнул по его спине.

Настал её черёд говорить.
Разом замолчав и проглотив окончание адресованной Мошке фразы, старейшина с интересом прислушался к соплеменнице. Он много раз слышал от королев и старейшин о том, какой он. Но «пятнистый», «голубоглазый» или украдкое «плоть от плоти этого серого зубоскала» ему мало о чём говорили. Вот и сейчас Сойкоглаз привычно огорчённо свесил усы, но тут же встрепенулся и заулыбался, заслышав о глазах-лунах.

А я знаю, что такое луна, — горделиво распушился котёнок и торопливо вскочил на лапы, словно боялся, что его вот-вот перебьют, — это такой большущий кошачий глаз, который выглядывает только по ночам. Правда, по-моему, Безух меня снова обманул, — наморщил нос старейшина, — ведь если есть глаз, то должен быть и кот, правильно же? А кота-то и нет.

Тебе так важна любовь этого серого ворчуна? — поинтересовалась Цикада, возвращая разговор в исходное русло.
Нет, — солгал Сойкоглаз не дрогнув. — Я не нужен ему, а он — мне. Я… Я вообще просто так спросил.

Старейшина уже пожалел, что затронул эту тему: неизменно горький осадок всегда оседал на корне его языка рыхлыми хлопьями, стоило ему вспомнить об отце, а в груди распускали свои бритвенно-острые лепестки цветы ревности. Ивушку Вяхирь любил, а вот его — почему-то нет.

О! Привет, Мелкий, — тут же вклинился в их тесную компанию Туман. Сойкоглаз невольно поморщился от его резкого голоса. — А ты чего здесь? К старшим пристаешь? Составить тебе компанию?
Пятнистый котик уткнулся носом в собственные лапы и сердито засопел.

Я не Мелкий! Меня зовут Сойкоглаз, и я настоятельно рекомендую тебе запомнить это имя, — вдруг на полном серьёзе выдал он, вспомнив подслушанную у кого-то из старших фразу и решив блеснуть эрудицией. — А не то ты пожалеешь, щегол! Пс, а кто такие эти щеглы? — скосив кончики ушей к Мошке, тут же тихо спросил у неё старейшина.

Но узнать, кем же были те самые загадочные щеглы, Сойкоглазу не удалось: громкий оклик Кометы вышиб из него весь дух и напускную браваду. Вытянувшись в струнку, котик тут же попытался вспомнить, где уже успел наломать дров. Вернее, о каком именно из его проступков узнала предводительница.

«Наступил Саламандре на хвост? Пролил мышиную желчь на подстилку Гнилуши? — с максимально непроницаемым выражением мордочки лихорадочно соображал Сойкоглаз. — Влез в грязь и разнёс её по всей палатке старейшин? Собрался убежать из лагеря этой ноч… Ой, об этом она точно знать пока ещё не может!»

Он так разволновался, что даже не сразу расслышал, что сказала ему Комета. Но затем голубые глаза округлились, а хвостик задрожал и распушился маленькой серебристой ёлочкой.

Я? С вами? Прямо вот так? — не поверил котёнок и изумлённо приоткрыл рот. — А… — Он хотел было спросить о том, уж не значило ли это, что предводительница самолично решила взять его в свои ученики, но постеснялся.
И пусть церемонии по его посвящению в оруженосцы не было, Сойкоглаз с лёгкой лапы решил, что это не так уж и важно. Он всё равно станет воителем и утрёт нос Вяхирю, потому что будет воином куда лучше, чем отец.

«Ой, т-там же будет Комета, — тотчас тревожно ёкнуло встрепенувшееся сердце, — надо впечатлить её. Да! Точно. И не врезаться носом в дерево, как в прошлый раз; и не запнуться о её хвост, как в позапрошлый; и не свалиться прямо у её лап, как в позапоза…»

Отмечай признаки, которые помогут тебе найти дорогу в лагерь, если возвращаться придется одному, — прервала его размышления Крушина, и Сойкоглаз встряхнулся и горячо закивал.
Замечтавшись о совместном патруле с великолепной Кометой, он не расслышал ни единого слова глашатаи. Одни только кончики ушей заполыхали малиновым жаром, выдавая волнение и нетерпение своего обладателя.

Ну… Я пошёл? — почти не скрывая ликования в голосе, мяукнул недо-оруженосец Цикаде.
Уткнувшись носом ей в плечо и бегло мазнув языком по полосатой шёрстке, он тут же отстранился и торопливо засеменил вслед за предводительницей, гордо выпятив грудку и задрав хвост.

— За Кометой

Отредактировано Сойкоглаз (28-09-2018 11:40:37)

+6

40

Ответ пришёл откуда не ждали. От Сойкоглазого.
- Я вот не видел.
- Ну эт-то понятно. - Кивнула Мошка, сразу же успокоившись. Значит, и не слышал, так? Слепые же имеют супер-дупер-слух!
- Ну, то есть, я не знаю, где она, но мы её обязательно найдём, правда-правда? Даже если её украл барсук! Или орёл унёс.
Мошка задумчиво отвела взгляд на секунды три, после чего встрепенулась и широко улыбнулась. Ну ясный пень!
- Ну ясный пень! Тут все такие большие-сильные, мы и чудовище двуногих завалить такой гурьбой можем, если оно Луну схватило! Ух,надеюсь, что она не в плену у зайцев. Барсуки медленные, эта нормальна, а зайцы имеют мощные лапищи и быстрые! Бррр! 
- Так что не переживай, Мошка, мы с Цикадой Луну в обиду никому не дадим!
- И я не дам! Она наша девочка!
- Но ты всё-таки лучше у Крушины спроси, вдруг она всего лишь в патруле? А то ведь орлы, они, знаешь…
- Я боюсь Крушины! - Радостно вставила чёрно-белая. Стойте. Чему я радуюсь? - Ой... Эм... Орлы большие?
- Ну, редкие. Безух говорит, что их нельзя просто так убивать. Даже ради Луны.
- Но раз они редкие, это не делает ли добычу ценнее?.. Это как радуга. Только летающая, хищная и страшная. Таки вот, зна...
Цикада продолжила общаться с Сойкоглазом, абсолютно проигнорировав ученицу. Та была в недоумении. Мне тоже нужно внимание! Э-э-эй, послушай же! Голос чёрно-белой был громкий, звонкий и надоедливый, не услышать его было ну очень сложно. Не игнорируй меня! Ну же! Мы тута так славно болтали! Ученица топнула ножкой. Она пыталась выглядеть грозно, но она этим едва бы напугала и мышку. Но Цикада продолжала говорить со старейшиной (Мошка не очень понимала, почему он имел такой статус, он же не старый). Мне тоже нужна помощь! Это тоже важный вопрос! Луна может быть в беде, вдруг ТЫ что видела!
- Эй, а!..
- ...А я знаю, что такое луна, это такой большущий кошачий глаз, который выглядывает только по ночам. Правда, по-моему, Безух меня снова обманул, ведь если есть глаз, то должен быть и кот, правда? А кота-то и нет.
- Э...
Матушки-кошечки, а он прав! Мошка застыла в оцепенении. Стыдоба-то какая, луна действительно похожа на глаз! За нами что, всегда смотрит огромный синий кот? А облака... ЭТО ЕГО БЛОХИ!? Жу-у-у-уть! Чёрно-белая потерянно посмотрела на небо. А солнце тогда что?! ЕГО ВТОРОЙ ГЛАЗ? ОН ТО ОДНИМ, ТО ДРУГИМ СМОТРИТ?
Привычная картина мира разрушалась, а разум Мошки трещал по швам. Ощущение реальности пропадало. А настоящее ли оно это всё? Мы маленькие, как муравьи под его взглядом? Мы?..
- ...А не то ты пожалеешь, щегол! Пс, а кто такие эти щеглы?
- Эта маленькие певчие птички. Вроде. - На автомате ответила Мошка, продолжая смотреть куда-то в пустоту.
От таких глубоких рассуждений ученицу отвлекло привычное и родное чувство - страх Крушины. И Кометы. Взрывная смесь, и мёртвого разбудит.
А, мне же надо искать Луну! Это оч важно, ага! Мошка пригнулась, желая находиться ещё ниже всех остальных и боковыми движениями отошла от сборища. Прости, Сойкоглаз! Но у меня важное задание, ага! Итак, а... а где я уже искала её? Я смотрела в кустах?..

Отредактировано Мошка (28-09-2018 12:13:02)

+6


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » главная поляна