У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
На Совете не всё прошло гладко.
Племена выяснили, что за чередой убийств стоит сестра Звездопада, одиночка Макошь. Однако прийти к какому-либо решению проблемы помешала внезапно ворвавшаяся на поляну Четырёх Деревьев свора собак, также приведённая Макошью. Кое-как котам удалось избежать гибели в пастях собак благодаря временному соглашению лидеров действовать сообща.

В это время воины Речного племени обнаруживают мёртвую рыбу, разбросанную по берегу, и в племени происходят волнения. Со всем этим еще предстоит разобраться предводительнице, на чью голову одновременно свалилось столько бед.

Пока делегация пребывала на Совете, оставшиеся в лагере коты племени Ветра решали, что делать с молодым речным воином Крестовником, так дерзко нарушившим границу.

Грозовое племя оправляется от недавней битвы при Нагретых Камнях, не всё идёт гладко: некоторые воители остаются в тяжёлом состоянии, Филин погибает от ран.

Лагерь племени Теней оказывается на пути своры, однако та минует болота, стремясь настичь так не вовремя собравшихся вместе котов всего леса. Но двое предприимчивых юношей всё-таки нашли приключения на хвост этой ночью: Дроздовка и Клещ покушаются на Нагретые Камни, однако своевременно подоспевшая глашатая спасает племя от позора и гонит юнцов в лагерь.

На Совете не удалось достичь примирения между племенами, чем это обернётся для каждой из сторон?
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP photoshop: Renaissance
3.07 Всем яркого денечка, котаны! Ну что, пережили жаркий на экзамены июнь? Красавцы, приятно видеть, как снова расцветает ролевая, как появляются новые сюжеты и новые персонажи. .
Стали известны результаты выборов почетного персонажа и самых-самых. Поспешите заглянуть в новостную колонку нашего форума и узнать, кто же в этом месяце получил целую корзину вкусных плюшек!
Рейтинг проекта — R.
Последнее пристанище для каждого, кто искал себе Дом. Каноничная ролевая, события которой происходят на землях старого-доброго Леса - то самое место, где вы сможете с легкостью облачиться в шкуру любимого персонажа, написать свою историю и отдохнуть от окружающей суеты. Если вы искали дом, если вы искали что-то для души - добро пожаловать. Вы нашли свое место, и мы рады вам.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » священные места » лунный камень


лунный камень

Сообщений 21 страница 37 из 37

1

http://s8.uploads.ru/crYGk.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="4"><b>лунный камень</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">Т</size></b><font size="2">ропка в скалах приводит путника к темнеющей в камнях пещере. Длинный холодный туннель всё время то расширяется, то сужается, то вьётся змеёй, изгибаясь под разными углами, то представляет собой прямой проход. На некоторых участках кошачьи уши задевают потолок, а усы с обеих сторон касаются стен, а где-то в ряд могут пройти три воителя. Но в конце концов туннель приводит к просторной пещере с громадным причудливой формы валуном в самом центре. Большую часть суток камень кажется обычным, но как только восходит луна, вся пещера озаряется завораживающим сиянием. Через отверстие в потолке призрачный лунный свет падает на белесый валун, заставляя его светиться мягкой голубизной.
Предводители и целители приходят сюда, чтобы открыть свои сны Звёздному племени. Когда пещера озаряется сиянием Лунного Камня, нужно коснуться носом его леденящей поверхности и дождаться, пока предки будут готовы ответить.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

0

21

Разрыв с отыгрыша на Болоте, путь через Высокие Скалы         

[indent] Встреча с Крушиной и ее отрядом слегка задержала пятнистую, но они же – Сумрачные – помогли ей и ее спутницам пройти болото в короткий срок. Оцелотка не была уверена насколько прочен и необходим ее племени союз с соседями, но пока что рубить все на корню не желала. В конце концов, Львинозвезд, царство ему звездное, сам говорил, что они Теням ничем не обязаны, как, собственно, и наоборот, вот только это все было задолго ДО. Как же страшно думать об этом в таком ключе, ведь на самом деле встреча Речного короля и Сумрачных кошек произошла совсем недавно, едва сезон Голых Деревьев дал о себе знать! Другой вопрос, что Оцелотке, как будущей предводительнице, стоит потом лично поговорить с Кометой: им многое бы следовало обсудить, в том числе, и ситуацию с Ветром. Пятнистая, конечно, не собиралась посвящать лидершу Теней во все аспекты и нюансы их общего положения, но все же, она полагала, что стоит предупредить соседей о возможной угрозе со стороны. Если конечно, Звездопад совсем свихнулся на этих своих кроликах.
[indent] У нее еще будет время об этом подумать, в любом случае, а пока…
[indent] Глашатая невольно поежилась, передернув плечами, когда ее расширившемуся в удивлении взгляду, предстал темный зев пещеры, рядом с которой остановилась Щербатая, давая понять, что они пришли. Оцелотка вела свой патруль после болот недолго – лишь до того, как они пересекли территории Сумрака, направившись прямиком к Высоким Скалам. Там самке к собственному неудовольствию пришлось признаться, что дороги к Лунному Камню она не знает, потому как никогда ранее ей не доводилось петлять меж каменистых, хрустящих под натруженными лапами троп. В отличие, например, от целительницы, которая поняла мимолетную растерянность пятнистой самки без слов, заняв почетное место на полкорпуса впереди той, кому надлежало вести свой отряд в обратный путь до самого лагеря уже в новой роли.
[indent] Оцелотка как могла силилась запомнить дорогу, оглядываясь в сторону Дымки, проверяя ее физическое и моральное состояние. До пещеры они добрались без происшествий, но перед самым входом золотистая вдруг замялась, потоптавшись секунду на месте. Всем ее нутром завладело неведомое доселе волнение, которое ясно отразилось во взгляде бирюзовых глаз. Оцелотка не собиралась так рано становится предводительницей – раньше даже не думала об этом, не подозревала, что ее собственное посвящение произойдет так скоро, однако теперь, когда ей осталось пройти всего ничего, на кошку неожиданно напал вполне сознательный страх:
[indent] «Вдруг я не справлюсь? Как с этим справлялся Львинозвезд?! Я же на него совсем не похожа!»
[indent] Наверное, не будь рядом сторонних морд, окажись глашатая в этот самый момент одна, ею все-таки бы овладела самая настоящая паника, но усилием воли проглотив застрявший в горле ком, она, прижав уши, осторожно ступила в темноту вслед за Щербатой, которая прежде чем войти, бросила пару слов Дымке. Той идти с ними было нельзя.
[indent] Не вслушиваясь в значение сказанного, медленно и осторожно продвигаясь вперед во тьме, пятнистая вскоре совсем перестала слышать какие-либо звуки. Ее, словно удушливые воды, от кончиков ушей до хвоста окутала тьма. И лишь знакомый, приятно-щекочущий ноздри запах Щербатой вел ее, направляя и указывая путь. Тоннель, по котором они шли казался бесконечным: он то сужался, отчего ставилось в буквальном смысле трудно дышать, желая поскорее выбраться на поверхность к свету, то расширялся, создавая впечатление бескрайней пустоты. И только не желающие сидеть в подушечках лап когти, нервно царапающие камень при каждом шаге, возвращали глашатаю Реки к действительности, насильно, будто за уши вытаскивая ее из пучины неподдельного страха и неуверенности, заставляя принять реальность – все это действительно происходило с ней здесь и прямо сейчас.
[indent] Предки-воители, кто бы мог подумать!
[indent] Когда тоннель вновь расширился, а откуда-то сверху повеяло свежим воздухом, самка непроизвольно вскинула голову, вглядываясь в потолок, где цепкий взгляд разглядел отверстия на поверхность. Конечно, сквозь них из пещеры было не выбраться, однако они давали немного света, благодаря которому Оцелотка, наконец, смогла оглядеться. Почему-то она боялась нарушить молчание, благоговея перед царившей вокруг священного места тишиной. Увидев необычной красоты большой камень, торчащий из земли, речная рвано выдохнула, приблизившись к Щербатой, потому что банально не знала, что делать дальше. Она чувствовала себя маленьким глупым несмышленышем, которого взрослая и мудрая соплеменница собиралась посвятить в великую тайну.
[indent] Все нутро странно и непривычно вибрировало от волнения. Сглотнув, Оцелотка тихо, почти шепотом произнесла то, что крутилось в ее голове на протяжении всего путешествия:
[indent] - Я и представить себе не могла, что окажусь здесь так скоро… - легкая грусть, мелькнувшая в голосе, растворилась под натиском искреннего восхищения, что рвалось из морских недр ее души.

Отредактировано Оцелотка (21-01-2019 21:00:36)

+5

22

---> с болот

Щербатая не любила болота. Путь через них всегда был для неё труден, поэтому целительница предпочитала прокладывать свой маршрут к Высоким Скалам через угодья племени Ветра. Но не сейчас. Глупо было предполагать, что только особое место целителей в иерархии племен помогло бы защитить бело-бурую и её спутниц от вражеского нападения. Такое случалось ранее, все племена знают эти истории. И кошке совсем не хотелось становиться одной из этой историй. Да, путь через болота был труднее, и тоже опасен, но они были не такими протяженными, как ветровые территории, открытые и продуваемые со всех сторон.
Усталость медленно, но верно подбиралась к кошке. Нет, она еще не падала от усталости и спокойно выдерживала заданный Оцелоткой темп. Но с каждым десятком хвостов лапы становились чуть тяжелее. Мыслями Щербатая была не тут, мысленно она была уже у яркого сияющего камня, мысленно она уже искала бело-бурую шкуру друга. И мысленно не находила её. Мысленно она была рядом с Львинозвёздом, с грустью на сердце приветствуя старого товарища.
Скорее на автомате целительница возглавила их маленький отряд, показывая дорогу. Молчание было не в тягость, каждый был полон своих мыслей, не желая делиться ими с другими. Почти всегда эта часть дороги была такой. Глашатаи готовились к самому важному событию в их жизни, пытались привести свои мысли в порядок. Может даже боялись? Или трепетно ждали? Целители же с учениками уже обычно немного подвыдыхались к этому моменту, и явно не хотели тратить время еще и на разговоры.
У входа в темный зов тоннеля, ведущего к святилищу, Щербатая остановилась и взглянула на небо. Темнело стремительно, первые звёзды уже вспыхивали на темном небе. Совсем скоро взойдет луна, нужно было торопиться, не оставляя себе времени на отдых.
- Дымка, мы пройдем дальше по тоннелю, к Лунному Камню, на тебе же будет наша охрана. Если увидишь кого-то не ввязывайся в драку, укройся в тоннеле. - Целительница кивнула на темный зов и внимательно посмотрела на воительницу. Голод подтачивал их силы, но охотиться не было времени. Больше не говоря ни слова, Щербатая ступила в тоннель.
Каменные стены то касались шерсти, то расходились в стороны. Она помнила, как проходила здесь в первый раз, помнила свой страх, когда в кромешной темноте она шла по запаху Клоповника, а стены цеплялись за её длинный мех. Сейчас же это место не вызывало у неё ровным счетом - ничего. Она точно знала дорогу. Но темнота и кажущееся одиночество помогали отстраниться от мыслей, что терзали её всю дороги, сейчас Щербатая была собрана, спокойна и как обычно - остра на язык, хотя и прикусила его.
Не то это место было, где стоило бы язвить и вообще говорить громко.
Когда стены в последний раз расступились, выводя речных в большую округлую пещеру, целительница шагнула в сторону, давая Оцелотке возможность осмотреться.
— Я и представить себе не могла, что окажусь здесь так скоро… - Раздался негромкий голос глашатаи, на что Щербатая шевельнула хвостом и подняла голову. Луна должна была вот-вот взойти.
- Когда я подойду к Лунному Камню, повторяй за мной, ты должна коснуться носом поверхности Камня. - Так же негромко произнесла целительница, внимательно глядя на пятнистую. - Не бойся. Все будет хорошо. - Кошка ободряюще улыбнулась. В этот момент, лунные лучи наконец-то достигли глади Камня, и тот вспыхнул как сотни ярчайших бликов на солнце. Холодный белый свет осветил пещеру.
Бело-бурая дала Оцелотке несколько секунд, чтобы придти в себя. Это зрелище всегда завораживало и заставляло сердце трепетать в предвкушении, вне зависимости был ли это первый раз или сто первый. Затем тихими шагами она приблизилась к Лунному Камню и легла рядом с ним. Нос коснулся ледяной поверхности, а Щербатая закрыла глаза, открывая свои сновидения Звездному воинству.

+3

23

[nick]Бурозвёзд[/nick][status]I still care about them[/status][icon]http://www.nexplorer.ru/pics_news/11874.jpg[/icon]

- Выпрямись, Бурозвезд, - суховатый, всегда приободряющий голос возлюбленный заставил самца немного выпрямиться, и кот неохотно отвел глаза от белоснежной воительницы. Ива, конечно, была права. Вряд ли Оцелотка, так много пережившая и так много взвалившая на себя, приободрится, если увидит великого лидера прошлого таким вот жалким, ссутулившимся стариком.
А мог ли кот реагировать иначе, зная, что послужило такому скорому коронованию пятнистой красавицы?
- Я не думал, - проскрипел, а после прокашлялся Бурозвёзд, выпрямляясь во всю свою могучую спину, - что так скоро... ты сама всё видела, Ива. Неудивительно, что Львинозвезд ушел скитаться по Звёздным землям, это просто невыносимо! Так молод, да и... - бурый самец осекся, встречая понимание в синих глазах Ивы. Белоснежная кошка не меньше других переживала за судьбу Речного племени, за такую скоропостижную кончину золотистого кота, но... все-таки, беспокоиться нужно о живых. И их дочь сейчас скорее напоминала кого-то мертвого.
- Идёт, - дернув ухом, Ива повернула точеный профиль в сторону, откуда заслышались тихие шаги: она знала, что не сможет увидеть свою драгоценную Дымку, но передать словечко дочерям ей будет по силам. Завидев пятнистую шубку Оцелотки, Ива мимолетно, но все же приободряюще коснулась хвостом бока возлюбленного и чинно обвила себя хвостом, взирая, как Бурозвёзд готовится к церемонии наречения предводителя.
Снова.
- Добро пожаловать в Звёздное племя, Оцелотка, - басовито, торжественно прогремел Бурозвезд, за могучими плечами которого собиралось звездное воинство. Удивительно, но не только речные коты пришли поприветствовать будущую предводительницу Речного племени.
- Для Речного племени настали непростые времена, и мне, Звездоцап побери... - сорвался было Бурозвезд, но синие глаза подруги почти ощутимо пробуравили спину бывшего предводителя, отчего тот осекся, переглянулся с Ивой и, буркнув себе под нос ругательство, встретился взглядом с глубокими глазами Оцелотки, - ... но ты справишься. Всегда справлялась, была надежной опорой Львинозвезду, и однажды он обязательно посетит тебя во сне, а сейчас мы, предки-воители, собрались здесь, чтобы подарить тебе девять жизней. Потрать каждую из них с умом, - мяукнул Бурозвезд и осекся снова, приподнимая лапу, под которой что-то замельтешило. Пузатая звёздная мелочь пробилась к
Оцелотке, чтобы подарить первую, крохотную, но такую важную жизнь.
- Я дарю тебе жизнь, и вместе с ней - дар смелости, - пропищал маленький черно-белый котенок, приподнимаясь на задних лапах и тыкаясь носом в нос Оцелотки. Кошку наверняка пронзило не только болью, но и предвкушением, азартом, готовностью ко всему! Где-то за
спинами взрослых предков хихикали котята: похоже, черно-белый малыш выиграл, пообещав, что первым подарит жизнь будущей предводительнице Реки. Хихикнув снова, он подскочил и, поджав хвост, побежал к своей разношерстной компании, уступая место чинной,
благородной Иве.
- Вместе с этой жизнью я дарую тебе проницательность, - она осторожно коснулась носом мордашки Оцелотки, наполняя ту внутренним светом и легкостью, - слушай себя и свое сердце, принимай верные решения. Мы в тебя верим, - торжественно добавила белоснежная воительница, а после тише мяукнула:
- Передай дочерям, что мы любим их. Бурозвезд хотел бы сказать, но... по статусу не положено, - украдкой улыбнувшись в усы, мать Ручей и Дымки вернулась к другу, присев с ним рядом и уступая дорогу соплеменникам.

+6

24

[nick]Теплуша[/nick][status]remember[/status][icon]https://pp.userapi.com/c845221/v845221892/1816cf/kf5OMR4ABJU.jpg[/icon]
На тихий, но звонкий смех, быстрой речкой струящийся по звездным угодьям, упала тяжелая глухая тишина. Теплуша, только что весело кусавшая одного из сотен десятков замерших в вечности товарищей за невесомое ухо подняла голову. Носик-кнопочка задергался.
- Уходишь?
Пухленькая ученица кивнула, поднимаясь с земли. Затем, развернувшись, смиренно пошла прочь. Она еще не знала, кого увидит перед собой, но уже понимала, в каком обряде ей предстоит участвовать в следующую секунду. Деревья поглотили ее и сразу же расступились. На поляне уже сидели коты, более того, перед ними уже находилась стройная пятнистая кошка. Удивление скользнуло по плосковатой темной мордашке, но с губ не сорвалось ни звука. Как же давно Теплуша не видела свою подругу, с которой они когда-то играли в детской. Сейчас я была бы такая же.. взрослая.
Круглый бочок заныл, напоминая о страшной ране, полученной от голодного енота, встретившего Теплушу на охоте. До посвящения оставалось тогда так немного времени, буквально луна, но судьба распределила кошечку не в воительскую палатку, а навсегда оставила нескладным подростком, живущим среди звезд. Сердце сжалось от тоски, но голос Бурозвезда подарил осознание момента. Теплуша уверенно зашагала в сторону живых, желая поближе и получше рассмотреть тела, в которых сейчас у Лунного Камня по-прежнему бьются горячие сердца.
Во влажных глазах отразились движения двоих первых котов, дарящих жизни новой предводительнице. По узким плечикам пробежал ток от осознания, что та, которую Теплуша последний раз видела пятнистой крошкой, теперь возглавит целое племя.
Высунувшись из-за спины Ивы, ученица, словно пчелка на мед, быстро приблизилась к Оцелотке.
- Здравствуй, Оце.. - кошечка еле сдержалась от упоминания ученического имени новой предводительницы. - Оцелотка. Ты стала такой взрослой.. Я даю тебе третью жизнь. А вместе с ней - дар непосредственности. - Теплуша улыбнулась. - Всегда помни о тех временах, когда мы были котятами, сохраняй тот свежий, незамутненный взгляд на жизнь. Это выручит тебя в сложных ситуациях.
Ученица коснулась носом носа подруги. Затем, с гордостью взглянув в бирюзовые глаза, отступила, пропуская следующего предка.

+6

25

[indent] — Когда я подойду к Лунному Камню, повторяй за мной, ты должна коснуться носом поверхности Камня, - негромко ответила ей Щербатая, как никогда прежде показавшаяся растерянной кошке настоящей целительницей, которой действительно выпала такая честь, как общение с предками прошлого. Одно дело верить в сказки старших с ранних лун, нести эту веру в сердце, взрослея, и совсем другое – столкнуться с этими сказками нос к носу, собственными глазами увидев то, во что всегда верила, гася весь накопленный с прожитыми лунами скептицизм. Ведь его, как не отнекивайся, собралось в душе речной воительницы достаточно, чтобы при желании опровергнуть то, во что призывал поверить Воинский Закон.
[indent] «Все будет хорошо», - сказала ей косматая подруга, и Оцелотка, повторив эти слова в своей голове, послушно приблизилась к вспыхнувшему в лунном свете ярким сиянием камню, не позволив себе усомниться в правильности и необходимости происходящего. Удобно подвернув под себя левую лапку, она прижалась животом к холодному каменному полу сумрачной пещеры, чуть вытянув шею, чтобы соприкоснуться холодным носом с гладкой поверхностью кристалла. Тихонько выдохнув, закрыла глаза, постаравшись ни о чем не думать. Они никогда не говорили с Львинозвездом о том, то ей когда-то предстоит сделать, когда золотистый кот отойдет от дел: должно быть, каждый должен был пройти этот путь самостоятельно. Если так, то Оцелотка не имела ничего против, вот только знала бы еще она, что нужно сделать, чтобы предки пришли во сне!
[indent] Впрочем, ждать долго не пришлось. Явив вновь миру морскую бирюзу распахнувшихся глаз, пятнистая самка осторожно огляделась, обнаружив себя на освещенной живым светом поляне, окруженной стеной деревьев. Чувство нереальности происходящего поселилось у кошки где-то под ребрами, вырвав из груди рваный выдох, когда она поднялась на все четыре лапы, цепким сосредоточенным взглядом ища и находя Щербатую, которой явно было спокойнее, привычнее, чем ей. Они прошли совсем немного, сквозь расступившиеся, будто перед ними деревья, как вдруг впереди, прямо перед глазами возникло-обнаружилось целое звездное воинство тех, кто навсегда покинул мир живых. Почувствовав неуверенность, Оцелотка, впрочем, шагнула вперед, им навстречу, почтительно склонив голову в знак приветствия и уважения, кое испытывала золотистая прямо сейчас, и лишь нарушивший эту волшебную мирную тишину отдаленно знакомый голос, заставил ее резко вскинуть взгляд на большого бурого кота, заговорившего с ними:
[indent] — Добро пожаловать в Звёздное племя, Щербатая, Оцелотка, - узнав, наконец, в говорившем Бурозвезда, пятнистая подалась еще на шаг вперед, вглядываясь в знакомые морды позади него. Отец и мать Ручей и Дымки были здесь вместе, такие, какими она запомнила их при жизни. Бывший предводитель по обыкновение держал официальную речь, не давая себе послаблений, а белоснежная Ива пристально наблюдала за возлюбленным, готовая его поддержать, если он запнется, что и произошло.
[indent] Вся эта картина обескуражила, заставило сердце сбиться с привычного ритма, вызывая в душе тоску по старым временам, а ведь глашатая и правда, в буквальном смысле окунулась в прошлое!
[indent] Бурый кот, тем временем закончил со вступлением:
[indent] - Всегда справлялась, была надежной опорой Львинозвезду, и однажды он обязательно посетит тебя во сне, - «Недостаточной, ведь я не уберегла его от подлого удара в спину…» - а сейчас мы, предки-воители, собрались здесь, чтобы подарить тебе девять жизней. Потрать каждую из них с умом, - прижавшая от собственных мыслей было к голове уши пятнистая самка, растерянно моргнула, когда из-под лап Бурозвезда прямиком к ней побежал маленький черно-белый котенок, чья мягкая шерстка отливала россыпью звезд. Она не помнила его, возможно, этот малыш перешел к предкам вовсе не в ее племени, однако мягко улыбнувшись мелочи, чего так давно не наблюдалось за ней в реальном времени, Оцелотка склонила к нему голову, чтобы ему было удобнее совершить необходимый обтряд.
[indent] — Я дарю тебе жизнь, и вместе с ней — дар смелости, -пропищал комочек, тыкнувшись розовым носиком в нос речной кошки, отчего ту будто огнем обожгло: она вздрогнула переживая болевые импульсы в собственном теле, но не отступила, благодарно взглянув на котенка, когда взамен ее затопили азарт предвкушения и жажда действий.
[indent] Кто бы мог подумать, что обряд посвящения будет иметь такую невероятную силу!
[indent] Проводив малыша взглядом, бирюза кошачьих глаз вспыхнула радостью встречи, когда с места встала изящная Ива.
[indent] — Вместе с этой жизнью я дарую тебе проницательность, - молвила подруга Буровезда, легко соприкоснувшись с носом Оцелотки собственным носиком. Глашатая ожидала уже знакомую вспышку огня в крови, но вместо этого ее тело наполнилось такой невиданной легкостью, что ей показалось, что лапы вот-вот оторвутся от земли, вознеся ее в небо.
[indent] - Слушай себя и свое сердце, принимай верные решения. Мы в тебя верим.
[indent] Счастливо выдохнув, златошерстная кивнула, тихонько муркнув на слова звездной воительницы об их с Бурозвездом дочерях, которых они, увы, оставили так рано.
[indent] - Я непременно передам им, - обретя голос, шепотом ответила самка, твердо глядя в такие знакомые синие глаза Ивы. Оцелотка знала, что обязательно исполнит это обещание, потому что в этом с сего самого момента был ее долг, и она явственно ощутила его тяжесть на своих плечах – просто так о нем не забудешь.

Отредактировано Оцелотка (22-01-2019 15:59:59)

+6

26

[nick]Костец[/nick][icon]https://pp.userapi.com/c845221/v845221791/17db9f/8lyWg35Ci8w.jpg[/icon][status]punks not dead[/status] Старый суховатый полосач, расположившись поближе к месту посвящения, очерчивал фигуру Оцелотки пронзительным взглядом мутных, болезненных глаз. Бесспорно, коты, покинувшие лесные угодья, уже не чувствуют боли. Но привычка ощущать недомогание никуда не девается, особенно у старейшин, для которых боль при жизни была верной спутницей.
- Кошка, однако, а? - С хриплой насмешкой обратился старик к сидевшему рядом целителю. - Эвона как оно. Давно не видал предводительниц, и вот на тебе - девчонка. Надо же. - Глухо откашлявшись, Костец смягченно поделился, качнув косматой головой: - В целители кошек уже посвящал. Предводительницу первый раз.
Тем временем Бурозвёзд, приветствовавший пятнистую молодушку и ее спутницу - целительницу - знаменовал начало церемонии. Костец оперся на передние лапы, перенеся тяжесть на них и всмотрелся в траву. Зеленая, яркая, лучше не придумать. Бывалый воин, от старости умерший много веков назад, уже не мог представить, что трава бывает другой, жухлой там, или желтой. Не помнил он и тягот, лишений, которые переживают их потомки в обычном земном лесу. Память с каждым сезоном уносила это все прочь, награждая прошлых воинов покоем, хорошей добычей, теплом и миром.
Соплеменники подходили к Оцелотке по-одному, уверенно извещая кошку о своих дарах. Костец не готовил речь, внутри была твердая уверенность в своих последующих словах. Наконец, ощутив невесомый толчок в спину, старик поднялся и пошел к кошке, все так же пронзительно глядя на ее морду. Остановившись, он склонил голову, приветствуя сначала целительницу, а зачем девчонку, какие-то мгновения назад бывшую глашатой. Говорил он медленно и тяжело, голос его словно протягивали через два плотно сжатых листа наждачки.
- Мое имя Костец. Пришло мое время даровать тебе жизнь, а вместе с ней дар. Я даю тебе терпение. Вам, молодым, вечно не сидится. Старейшины же знают, что терпение идет рука об руку с мудростью. - Хитро прищурившись, дряхлый воин коснулся носом носа пятнистой. - Пользуйся этой истиной, пока я добр.
Исполнив свое предназначение, кот поспешил вернуться на свое место. Правда, спешить получалось нескладно, ну да не страшно. Потерпит.

+6

27

[indent] Запах, что донес до ее носа ласковый и теплый ветерок всколыхнул архивы памяти, вытащив на поверхность сознание, что-то до боли знакомое, но давно забытое…
[indent] Почти забытое.
[indent] Не сдержавшись, в порыве неподдельного удивления, Оцелотка бросила жадный, ищущий взгляд в толпу звездных воителей, ожидая, надеясь, что не ошиблась. Не могла ошибиться. Этот сладковатый для восприятия котячий запах, она узнала бы везде, вот только… неужели это действительно происходит с ней здесь и сейчас? Умом речная понимала, что спит, но окружающий мир был таким реальным, что начинал казаться ей настоящим, и лишь знакомые морды давно оставивших мир живых соплеменников и прочих знакомых открывал пятношкурой глаза на истину – все было сказкой.
[indent] Короткой, но такой волшебной.
[indent] — Здравствуй, Оце… - повлажневшая бирюза глаз впилась в показавшуюся из-за спины Ивы, приблизившуюся к ней темную мордашку Теплуши. Той самой, чью потерю так тяжело пережила маленькая Оцелоточка в далеком детстве. Подругу, с которой они возились в Детской, шутливо мутузя друг дружку мягкими лапками. А ведь она думала, что Теплуша повзрослеет вместе с ней, что они обе станут оруженосцами, а потом и воинами родного племени.
[indent] Тот цапов енот, напавший на подругу разбил все надежды, осколки которой бывало царапали нутро, когда кошку затягивал водоворот личных воспоминаний. Помнится, убитая своим первым в жизни горем пятнистая бунтарка порывалась отыскать зверя и отомстить ему. Ух, сколько матери потребовалось времени и сил, чтобы переубедить дочь – вспомнить страшно!   
[indent] И вот, после стольких лун, они снова видят друг друга.     
  [indent] — Оцелотка. Ты стала такой взрослой…
[indent] «А ты ничуть не изменилась…» - чувствуя, что начинает расклеиваться, будущая предводительница Реки быстро моргнула, призывая себя к спокойствию. Как же много она хотела бы сказать ей! О скольком поведать!
[indent] - Я даю тебе третью жизнь. А вместе с ней — дар непосредственности.
[indent] Теплуша сама напомнила ей о том времени, показав, что помнит, что не забыла, что на ее, бывшей Оцелоточки, стороне. Златошкурая склонила голову к без пяти минут ученице, с наслаждением вдыхая родной запах, касаясь своего носа ее носика.
[indent] И лишь, наверное, звездные предки вокруг знали, как сильно в этот момент защемило в груди сердце!
[indent] - Ты стала бы отличной боевой подругой, Теплуша, - не сумев промолчать, едва слышно обронила Оцелотка, принимая третью жизнь, ощущая, как грусть и сожаление смывают волны взявшейся изнутри не к месту радости и неуемной жаждой жизни. – Мне жаль, - тихонько проурчав, самка отступила от подруги, позволив ей вернуться в звездный строй.
[indent] «Теперь глядя на ночное небо, я буду твердо уверена, что ты всегда со мной».
[indent] Встряхнувшись, она постаралась отстраниться от тяжелых дум, сосредоточившись на следующем предке неспешно ковылявшем в ее сторону. Полосатый старейшина был ей незнаком, но воспитанная речная воительница все равно склонила голову перед ним, приветствуя его.
[indent] — Мое имя Костец, - проскрипел кот, оказавшись рядом.
[indent] - Пришло мое время даровать тебе жизнь, а вместе с ней дар. Я даю тебе терпение. Вам, молодым, вечно не сидится. Старейшины же знают, что терпение идет рука об руку с мудростью.
[indent] «Бурозвезд сказал, что Львинозвезд не придет сегодня. Не может? Или ему не позволили?» - внезапная посторонняя мысль сбила с настроя, а потому, когда кошка автоматически вытянула шею навстречу морде Костеца, и ее чуть не пригнула к земле показавшаяся непомерной тяжесть, пятнистая сдавленно охнула, чувствуя, как мелко затряслись задние лапы.
[indent] Своим даром старик преподнес ей терпение – то, самое, чего всегда не хватало Оцелотке в повседневной жизни. И как же грузна оказалась эта ноша! Самка и представить себе такого не могла. Когда сверху перестало давить, она осторожно выпрямилась, расправив плечи, а затем села, переводя дух.
[indent] - Благодарю тебя, - произнесла на выдохе, пока старец неспешно возвращался к своим.
[indent] В общей сложности жизней было девять, а значит, расслабляться было рано. Кто знает, что еще приготовили ей предки-воители. Кошка даже оглянулась на Щербатую, словно ища моральной поддержки. Посвящение глашатая в предводители никогда не казалось ей простым обрядом, но только сейчас пятнистая по-настоящему поняла какую ношу взваливает себе на плечи.

Отредактировано Оцелотка (22-01-2019 19:17:08)

+7

28

[indent]  - Здравствуй, доченька, - холодно, со стойкостью воина и сдержанностью настоящего лесного кота, произнёс Щукозуб, медленно выходя из скрывающей его дымки, прикрывая глаза. Он так ужасно скучал. Медленно веки разомкнулись, а золотистые, некогда такие живые и любящие глаза встретились с прохладной бирюзой Оцелотки. Как я скучал. Он подошёл ближе к ней, проходя мимо Костеца, но не сводя глаз со своей драгоценной дочери. Во мгновение его взгляд мгновенно потеплел, а на губах расцвела мягкая улыбка. Он подошёл ближе к ней, в голове прокручивая мысль, что отдал бы любые богатства и вечную жизнь на Серебряном поясе за то, чтобы в очередной раз почувствовать то, как пахнет её шкура.

[indent]  - Ты так выросла, - достаточно громко пророкотал Щукозуб, выпрямляясь в плечах, чтобы столкнуться с Оцелоткой взглядом, - я горжусь тобой,  - статный воин прикрыл глаза, прислоняясь лобастой головой к уху пятнистой глашатой. Он, пожалуй, задержался слишком надолго, чтобы позволить себе такую вольность, - уже заканчиваю, - пробурчал Щукозуб, с отчаянием и дикой тоской глядя в бирюзовые глаза. Он так не хотел, чтобы это всё заканчивалось. Он бы безумно хотел рассказать Оцелотке всё то, что узнал здесь. Сказать, как он гордится ей, как он безмерно любит её, Серебряка и Птицу. Как безмерно любит свою подругу.

[indent] - Ты оправдала мои ожидания, - негромко произнёс Щукозуб, строго выдерживая взгляд дочери, - мой дар тебе, возможно, не столь сильно велик, каковы остальные дары Звездных предков. Я дарю тебе любовь, а вместе с неё и ещё одну жизнь. Люби своё племя, свою семью. И будь любима, дорогая. И помни, что любовь - самая мощная сила. И она живёт в тебе,  - Щукозуб на мгновение прислонился своим лбом ко лбу Оцелотки, задержавшись в таком положении на некоторое время. А затем, бросив на дочь последний, долгий и тоскливый взгляд, уступил место следующему предку.

[nick]Щукозуб[/nick][status]крепче камня [/status][icon]http://s3.uploads.ru/ZAHIU.png[/icon]

+6

29

[indent] Оцелотка уже не гадала, кто подойдет к ней следующим: не внюхивалась и не вглядывалась в силуэты звездных предков, а лишь сидела в ожидании новой встреча, стремясь привести себя в моральный порядок, чтобы хотя бы дышать с этим цаповым волнением стало легче. Сердце сбитым ритмом стучало в ушах, заглушая посторонние звуки. Пятнистая кошка подняла ставший вновь привычно прохладным бирюзовый взгляд, с трудом расслышав за дробным стуком едва слышные шаги в зеленой траве.
[indent] И тут снова:
  [indent] — Здравствуй, доченька, - как вспышка молнии в ясном небе, голос старшего воителя Реки пронзил, казалось бы, насквозь, прокатившись ощутимым разрядом по позвоночнику, остановившись в черной кисточке нервно дернувшегося в сторону хвоста.
[indent] «Когда хотела увидеться со старым другом, а встретила всех, кроме него», - мелькнула, растворившись в сознании мимолетная мысль, прежде чем во взгляде вспыхнул теплый огонек, устремившийся прямиком в знакомую до мурашек под шерстью золотистую бездну отцовских глаз.
[indent] Медленно, пятнистая поднялась на четыре лапы, сократив расстояние разделявшее их. Несомненно, эта ночь была полна сюрпризов, неожиданных и таких желанных встреч. Но что сказать Щукозубу? В горле застрял ком, в то время как язык словно прилип к небу.
[indent] «Я скучаю. Каждую ночь», - приблизившись почти вплотную, кошка ответно улыбнулась родителю, без труда возрождая в памяти каждую шерстинку, покрывавшую мощный силуэт воина и его запах. Прошло уже более десяти лун с тех пор, как воителя унесла неведомая зараза. Иммунитет просто не справился с ней. Будь Щукозуб чуть моложе, в прежнем расцвете сил и лет, он непременно выкарабкался бы, но, увы, не смог – ушел в угодья Звездного племени, оставив среди живых своих детей и горячо любимую подругу Галечницу.
[indent] Как же мама тогда страдала, и как оплакивает его смерть до сих пор, кода никто не видит.
[indent] «Интересно, он всегда наблюдает за нами с Серебряного пояса, или иногда отлучается по своим звездным делам?» - Оцелотка никогда не скрывала, что всегда была больше папиной, чем маминой дочкой, но ради Галечницы стойко перенесла смерть пятнистого кота. Вот только рубец на сердце все равно остался…
[indent] — Ты так выросла, - эту фразу она уже сегодня слышала, однако услышать подобное от родителя значило чуть большее, чем слышать ее от подруги детства, которая действительно имела в виду ее рост. Щукозуб же подразумевал иное, и это отчетливо было слышно в его потеплевшем от обращения к ней обычно холодном и сдержанном голосе.
[indent] - Я очень по тебе скучаю, - искренне ответила златошкурая, на этот раз не понижая тона. – Все мы, хотя мама ни за что не признается, - усмехнувшись в усы, самка навострила ушки, слушая отца, как часто бывало когда-то при его жизни. Даже голову набок в привычке склонила!
[indent] — Ты оправдала мои ожидания, - лучшего услышать и пожелать было нельзя. Оцелотка даже зажмурилась от удовольствия – так приятны были ей эти его слова, и все же, как бы ни хотелось, а расслабляться, забываясь в радости встречи не стоило. Поэтому позволив себе эту маленькую слабость, пятнистая снова выпрямилась, послушно прикоснувшись носом с носом родного кота.
[indent] — Мой дар тебе, возможно, не столь сильно велик, каковы остальные дары Звездных предков. Я дарю тебе любовь, а вместе с неё и ещё одну жизнь. Люби своё племя, свою семью. И будь любима, дорогая. И помни, что любовь — самая мощная сила. И она живёт в тебе.
[indent] Ее изнутри будто озарила вспышка самого теплого, мягкого и вообще волшебного света, чьи лучики заполнили все ее существо, озаряя самые темные закоулки закаленной прожитыми лунами и самоконтролем души. Замурчав от ощущения безграничной, безмерной любви, переполняющей ее в тот миг, снова зажмурилась, растеряв все крохи самообладания, потому как не могла, не хотела держать оборону сейчас – не при нем, ведь у них так мало времени!
[indent] - Я обязательно передам им как сильно ты их любишь, - тише, но все равно слышно промолвила любящая и любимая дочь, крепче сомкнув веки, желая отсрочить миг разлуки, прижимаясь лбом к его лбу. Однако, раскрыв бирюзовые глаза снова, она подарила своему отцу вечный отголосок полученного дара, отступив, когда он отстранился.
[indent] Он уходил, но в то же время оставался с ней. С ними – матерью, братом и сестрой, потому как любил их всех одинаково, не разделяя на родных и приемных, в их семье всегда было только так, не иначе. Пятнистой только оставалось с некоторой тоской смотреть ему вслед, и все же, на душе ее было спокойно, потому как Щукозуб всегда был с ней – в сердце, душе и памяти.

Отредактировано Оцелотка (22-01-2019 21:04:24)

+6

30

[nick]Переливница[/nick][status]we are always with you[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2Nk5g.jpg[/icon]

Маленькая трехцветная кошечка нетерпеливо перебирала лапам, дожидаясь, когда уже ей будет позволено выйти. Юная Переливница была очень-очень рада тому, как много ей доверили предки за последние луны: то рассказать Щербатой о ее новой ученице, то вот теперь - дать целую настоящую жизнь предводительнице Речного племени!
"Ой, это важненько, что же ей... может, смелость? Эх-х-х, Чумазик, опередил меня! Или верность? Или может быть чуткость?" - волновалась Переливница, с поджатыми ушками наблюдая, как Щукозуб приветствует и одновременно прощается с дочерью, такой взрослой и статной - и это зрелище поджало сердечко молоденькой кошки, заставляя растроганно переглядываться с соплеменниками и улыбаться.
А потом произошла небольшая заминка, и если бы не соседка, шикнувшая на Переливницу, трехцветка так бы и осталась стоять, щепетильно вздыхая над важностью и нежностью момента. Резво подняв хвостик, тонколапая красавица подбежала к Оцелотке, которой совсем недолго осталось называться таким именем, и замерла прямо перед пятнистой мордашкой: она забыла.
Совсем забыла, что хотела подарить!
Растерянно моргнув, Переливница коснулась носом носа Оцелотки, придумав в последний момент самое важное и нужное.
- Будь доброй. Я дарю тебе нескончаемый запас добра в твоем сердце вместе с этой жизнью, - искренне и от всей своей большой души промяукала Переливница, улыбаясь так, что аж болели щеки. Потерять Львинозвезда - большое горе для всего Речного племени, но разве жизнь заканчивается?
За её спиной кашлянули, и черепаховая кошечка попятилась назад, уступая место большому лохматому коту, суровым у которого был только вид. Поравнявшись со звездным воинством, трехцветка наблюдала, как Желудёвый дарит Оцелотке новую жизнь, а вместе с ней...
- Удачу? - громче, чем думала, переспросила Переливница, отчего на неё шикнули сразу несколько звездных предков.
- Удачу: в битвах, охоте и борьбе, - нахмурив густые брови, повторил Желудевый, расправляя могучую рыже-бурую спину. - Никому не помешает капля удачи, а тут - целая жизнь, - и отошел, вместе с тем подарив седьмую жизнь.
Переливница виновато улыбнулась здоровяку и удивленно вытянула ушки: что за заминка такая? Неожиданно распрямился Бурозвёзд, словно высмотрев кого-то вдали, а после, торжествующе переглянувшись с Ивой, великий лидер прошлого тяжелым, величественным шагом прошел к Оцелотке, загадочно и предовольно улыбаясь.
- Я подарю тебе жизнь, Оцелотка, а вместе с ней - энергию и неумолимость. До последней капли крови защищай свое племя, - коснувшись носом пятнистой, Бурозвёзд почти ощутил, какая могучая, болезненная лавина прошлась по венам речной глашатой. На мгновением коснувшись носом еще и лба Оцелотки, словно благословляя её, бурый кот одобрительно, как-то по-отцовски улыбнулся и вернулся к возлюбленной, восседая рядом с утонченной кошкой и обращая свой взор туда, куда, как оказалось, посмотрело всё звездное воинство.
И Переливница, выглядывая через плечи соплеменников, все пыталась высмотреть: что там? Кто там?

+5

31

Тишина. Спокойствие. Смирение. Это обретает каждый, кто попадает в место среди Звёзд. Ничего уже не изменить и ничего не станет как прежде: внутри всё замирает, как только душу покидает биение сердца.
Ряды звёдного воинства расступились, и как только настал его черёд, Львинозвёзд выступил вперёд, навстречу подруге, с едва видимым волнением во взгляде. Силуэт речного короля был четче остальных, однако уже не излучал прежний солнечный, теплый, живой свет. Его черты растворились в холодной синей дымке, пронизанной звёздами, что словно петлёй теперь обвивала шею златогривого кота.
Он сожалел - настолько буйно и яростно, насколько бы сожалел при жизни. Несмотря на всё, Львинозвёзд чувствовал вину, снедающую, пронизывающую болью сильнее, чем сотня вражеских когтей. Однако это не помешало ему смотреть на Оцелотку с гордостью и признанием - теперь она заслуженная глава и правительница речных земель.
- Ты готова, - в воцарившейся тишине молвил бывший предводитель, и его звучный бас подхватило эхо тысячи светил, - Ты всегда была к этому готова, - превышая кошку ростом, но не заслугами, Львинозвёзд глубоко вдохнул грудью и нашёл глазами Бурозвёзда. Их лидера, их наставника и учителя, что своим примером привил любовь к племени и смог эту естественную привязанность превратить в чувство долга.
- Вместе с этой последней жизнью я дарую тебе самое важное - веру в себя, - подступая ближе одним широким шагом, молодой лев накрыл макушку старой подруги своим подбородком, ощущая, как душа разрывается на тысячу осколков: он не готов был отпускать её сейчас, в этот момент, и всё то живое, что уйдёт вместе с ней. Ту же боль почувствовала и будущая предводительница: тянущую, глубокую, переполняющую отчаянием. - Никто не поверит в тебя больше, чем ты сама, Оцелотка, - чуть дрогнувшим баритоном отозвался речной король, закрывая глаза, чтобы хоть на мгновение почувствовать себя вновь живым. Таким, каким он был с Ручей.
- Жизнь не будет прежней, но продолжается и может стать лучше, - выпрямившись и заглянув Оцелотке в глаза, златогривый печально улыбнулся. Снова зима, снова тяжелые потери - особенно тяжелые для той, которая попыталась открыть ему сердце.  - Передай ей, что я буду рядом. Всегда, - зная, что подруга детства всё поймёт, Львинозвёзд усилием воли заставил себя отдалиться. Ручей нуждалась в его словах и утешении. Как и его ученик - Крестовничек.
- Она всегда найдёт меня в лучах солнца. Почувствует на себе тёплым весенним ветром. Я буду рядом со всеми вами, - одними губами прошептал златогривый кот, надеясь, что однажды Крестовничек сможет встретить его в отражении воды. В тот момент, когда на месте его собственного разойдётся рябь и он сможет рассмотреть в себе намного больше, чем то, кем он уже станет.
- Я горжусь, что могу назвать тебя новым именем, Созвездие, - вернувшись к посвящению, бывший глава с почтением кивнул. - Твоей старой жизни больше нет. Ты получила девять жизней предводителя, и все мы клянёмся оберегать и защищать Речное племя наравне с тобой, - безмолвные силуэты собравшихся не дрогнули, соглашаясь полной тишиной. Всё Звездное племя было обращено только к Созвездию - к новой предводительнице Речного племени.
- Заботься о молодых и о старых, чти своих предков, свои традиции и Воинский закон. Проживи каждую из своих жизней с гордостью и достоинством. И всегда помни, кто ты, - закончил Львинозвёзд, решительнее отступая в ряды предков, занимая своё место рядом с Бурозвёздом и сперва медленно, а после всё быстрее растворяясь в голосах тысячи душ, что эхом подхватили его слова.
- Помни, кто ты, Созвездие.
Помни.
Всегда.

Отредактировано Львинозвёзд (24-01-2019 14:11:36)

+18

32

[indent] Церемония продолжалась.
[indent] По подсчету, следующая подаренная жизнь должна быть уже шестой, и постепенно, Оцелотка начала чувствовать, что выдыхается. Видеть все эти прозрачные и не очень силуэты; ловить на себе взгляды полные одобрения и веры в нее, встречаясь с собственным прошлым каждый раз, когда неузнанный с первого взгляда кот при близком рассматривании, вдруг, оказывался одним из тех, кого она когда-то потеряла – это было утомительно, и предки не дадут солгать, больно. Вихрь закружившихся эмоций в душе, всколыхнул без того беспокойное море внутри пятнистой кошки, отчего она держа ровно спину на одном упрямстве, мечтала как можно скорее отправиться назад. Однако прерывать посвящение, у нее не было никакого права, и я она прекрасно понимала это.
[indent] Когда Щукозуб растворился в призрачной толпе соплеменников, к ней приблизилась легколапая трехцветная незнакомка, которая, вероятно, жила в Реке задолго до ее появления на свет. Невзначай самка даже перевела дух: ей было проще принимать благословение тех, кого она никогда не знала – кого, видела в первый, и быть может, в последний раз. Думать так, конечно, было неприятно, но что поделать, глашатая Реки привыкла быть честна с собой, в какую бы сторону, ни складывались обстоятельства.
[indent] Оставшаяся безымянной, но запомнившаяся своей милой непосредственностью кошечка подарила пятнистой дар доброты – он прошел по венам тягучим теплым потоком, заставив обычно строгую и дерзкую воительницу, наконец, признать, что политика Львинозвезда держать нейтралитет, но при необходимости проявлять некую отзывчивость все-таки не была лишена смысла. Речной Король был добрым, наверное, самым добрым котом, которого Оцелотка только встречала на жизненном пути, и доброта его отнюдь не была слабостью. Пусть не все понимали это, но глашатая в тот самый момент, когда пестрая красавица коснулась ее своим носиком, усвоила для себя твердо – в злости и жажде мести никогда не будет силы, справедливости и чести.
[indent] Совершив свою часть обряда, кошка отошла в сторонку, и проводив ее благодарным взглядом бирюзовых глаз, златошерстная самка встретилась с глазами еще одного неизвестного, но внушительного и грозного на первый взгляд кота, что поднялся ей навстречу.
[indent] — Никому не помешает капля удачи, а тут — целая жизнь, - и снова по телу прошел электрический ток, наполняя каждую клетку тела несовершенными, но предполагаемыми в жизни подвигами, результат которых нередко будет определять именно удача.
[indent] Почувствовав новый прилив сил в теле, казалось бы, истощенном тяготами последних событий, Оцелотка вскочила на все четыре лапы, уже зная наперед, что когда импульс утихнет, усталость с новой силой навалится на ее плечи. И пусть!
[indent] Лохматый гигант отошел, и речная, положившись на подаренную им удачу устремила ждущий взор на Бурозвезда – по ее представлению, если его преемнику по какой-то причине запретили присутствовать на ее посвящении, сам наставник и великий предводитель Реки должен был непременно подойти к ней. Неспроста же он с самого начала взял слово, в конце-то концов!
[indent] Наконец, бурый кот поднялся с места, и глаза кошки сверкнули неким торжеством – дерзостью, которая все еще вскипала в крови, впрочем, постепенно утихая. Он подошел, и Оцелотка вскинула голову, не отрывая от него взгляда искрящейся бирюзы.
[indent] — Я подарю тебе жизнь, Оцелотка, а вместе с ней — энергию и неумолимость. До последней капли крови защищай свое племя, - торжественные слова эхом отозвались в ушах, растворившись позже в болезненной волне, что прокатилась по телу, распушив пятнистую, заставив ее приглушенно рыкнуть, чуть пригнувшись к земле от пульсирующей внутри боли. Однако она все равно упрямо вскинула голову, расправив сведенные судорогой плечи, вновь устремляя горящий неподдельным огнем взгляд на наставника Львинозвезда.
[indent] - Клянусь, - приглушенно отозвалась самка, с трудом пригладив, будто наэлектризованную шерсть, в густоте которой терялись маленькие разрядики.
[indent] Бурозвезд отошел, напоследок коснувшись носом ее лба, явно довольный собой и полученным ответом. Он сел рядом с Ивой, и как по команде все до единого воители Звездного племени посмотрели в одну сторону – туда, где из туманной дымки леса появились знакомые очертания кошачьего силуэта.
[indent] - А ведь меня почти убедили, что ты не придешь, - на выдохе, шепотом произнесла кошка, забыв обо всем, бросившись навстречу старому другу, который, увы, как бы сильно ни хотелось обратного, не был уже живым...

Отредактировано Созвездие (24-01-2019 20:19:31)

+7

33

[indent] — Ты готова, - он сказал это со всей торжественностью, глядя на нее с гордостью и признанием, как только кошка остановилась от него на расстоянии жалкого мышиного хвоста. — Ты всегда была к этому готова.
[indent] «Нет!» - она едва сдержала безумный порыв замотать головой, отрицая, отвергая его слова, впившиеся в кожу под шерстью сотнями маленьких иголок, поднимая глубоко в душе ледяную волну разочарования.
[indent] «Не это я хочу от тебя услышать, глупый ты комок шерсти!» - наверное, не сдерживай себя Оцелотка в ежовых лапах, тишину поляны давно бы уже в клочья порвал ее протестующий досадный вой. Львинозвезд смотрел на нее как на будущую предводительницу Речного племени, и лишь она могла видеть легкое волнение в таких знакомых и родных глазах.
[indent]  — Вместе с этой последней жизнью я дарую тебе самое важное — веру в себя, - если бы могла, Оцелотка бы отступила – непременно сбежала бы от этого его официального тона, режущего по ушам. Не будь вокруг всех этих тускло светящихся Звездных силуэтов, пятнистая бы с превеликим удовольствием потаскала бы бывшего предводителя за его роскошный пушистый хвост. Как он мог быть таким неосмотрительным? Как додумался уйти за котятами в этот цапов Ветер один, взяв с собой одного лишь юного и горячего недовоителя?! Как он мог позволить кому-то прервать свою жизнь?
[indent] Ох, как сильно самке хотелось с него за все спросить, но чувствуя внутри лишь бессильную злость на золотистого кота, Оцелотка так внимательно смотрела на него, сверкая гневными бирюзовыми глазищами, будто старалась запомнить, запечатлеть его образ в сознании, чтобы даже на старости лун помнить, как выглядел ее первый и самый лучший во всем мире друг.
[indent] — Никто не поверит в тебя больше, чем ты сама, Оцелотка.
[indent] Он накрыл ее макушку своим подбородком, отчего речная резко зажмурилась, зашипев сквозь стиснутые зубы от новой волны переламывающей все кости невыносимой боли, которую несла в ее жизнь вера в себя. Она понимала, почему, где-то в самом дальнем закоулке под толщей морской воды лежал ответ на безмолвный вопрос, почему это так больно – верить в себя? Оцелотка каждый день сталкивалась с этой неуверенностью в том, что ее собственные решения и советы, которые она давала речному льву, будучи его преемницей, несли пользу их племени. Это было больно и для самого Львинозвезда – выносить окончательный вердикт, с которым был обязан считаться каждый соплеменник, но только сейчас, взглянув ему в глаза, почувствовав то, что чувствовал он, будучи королем Реки, пятнистая всецело осознала, какая тяжелая ежедневная работа ее теперь ждет.
[indent] «Ты не должен был уходить так рано», - с обидой маленькой девочки, сквозь гнев и боль подумала она, сморщив нос, переживая агонию, которая уже чуть ослабила натиск, прокатываясь по телу отголосками того, что она уже испытала.
[indent] «Я никогда не просила этого посвящения. Только хотела помогать тебе вести племя».
[indent] — Жизнь не будет прежней, но продолжается и может стать лучше, - от его печальной улыбки скрутило желудок.
[indent] - Я передам, - обронила на выдохе, рвано, будто пересиливая себя. Слишком много и многим она обещала передать за одну ночь. Слишком много пережила и испытала. Боль утихла вместе со злостью, оставив на море опасный в своей непредсказуемости штиль. Раскрыв бирюзовые глаза, пятнистая коротко кивнула.
[indent] - И ты не забывай нас, даже если память ослабнет – не смей забывать, - с неким пустым отчаянием ответила она, медленно с усилием распрямляясь вновь; поднимая голову, чтобы снова встретить взгляд старого друга, бывшего предводителя и мертвого короля.
[indent] — Я горжусь, что могу назвать тебя новым именем, Созвездие.
[indent] Созвездие. Кошка невольно оглянулась через плечо на свою пятнистую спину, постепенно понимая смысл, вложенный предками в ее новое, последнее и единственное до последней жизни имя. Как звезды складываются в созвездие, так пятна на шкуре сложились в силуэт новой предводительницы Реки. Что ж, в этом сопоставлении прослеживалось некое волшебство жизни, неба и всего, что когда-либо окружало прежнюю Оцелотку. Вот почему Львинозвезд последним даром вручил ей веру в себя.
[indent] Предки тому свидетели, она принимает их выбор.
[indent] Конечно, будет непривычно. Им всем – не только самой кошке, но и соплеменникам, которые ждут ее возвращения в сокрытом в камышах лагере, но разве смена имени не часть жизни лесных котов?
[indent] Созвездие протяжно выдохнула, навострив треугольные уши, ибо только они сейчас двигались легко, не требуя больших усилий:
[indent] — Заботься о молодых и о старых, чти своих предков, свои традиции и Воинский закон. Проживи каждую из своих жизней с гордостью и достоинством. И всегда помни, кто ты.
[indent] Она подняла вымученный, но осмысленный, с потаенным огоньком внутри взгляд на речного кота, что прошел с ней и ее братом долгий путь от крошечных котят до полноценных котов-воителей, боевых товарищей, что всегда прикрывали друг другу спину.
[indent] - Я не успела попрощаться с тобой там, - неопределенно махнув длинным хвостом, пятнистая шагнула вперед, уткнувшись носом в потускневшую, но все еще мягкую шерсть на груди большого кота, шумно выдохнув. – Поэтому говорю «прощай» здесь, чтобы не жалеть об этом, вернувшись. Обещаю, сделаю все, что в моих силах, чтобы Река всегда процветала и жила полной жизнью.
[indent] — Помни, кто ты, Созвездие.
[indent] На секунду теснее прижавшись к сильному телу речного короля, который навсегда им для нее останется, Созвездие послушно отступила, позволив бывшему предводителю раствориться звездной дымкой в воздухе одновременно с другими предками. Бирюза глаз только и успела бегло скользнуть по знакомым мордам: Бурозвезд, Ива, Теплуша, Щукозуб, зацепив и другие, запомнившиеся, вечные.
[indent] - Спасибо Вам всем, - с глубокой признательностью, кошка поклонилась исчезающим на глазах воинам Звездного племени. – Я не подведу, - твердо добавила она, затем, корпусом повернувшись в сторону к Щербатой, невыразимо устало улыбнулась целительнице.
[indent] Эхо еще не утихло на поляне, снова и снова повторяя имя нового речного лидера.
[indent] Созвездие. Созвездие. Созвездие.
[indent] Пришло время вернуться домой.

Отредактировано Созвездие (24-01-2019 21:57:45)

+13

34

Оцелотка не была похожа на Львинозвезда, пришедшего когда-то сюда за дарами звездных предков. Она не была его тенью. Сохраняя лучшее - стремление к защите своего племени, упорство и смелость - она оставалась собой, яркой, пятнистой Оцелоткой, что шагнула в обитель звездного воинства, не зная, что ждет её.
Холодная гладь камня еще ощущалась на кончике носа, когда Щербатая почувствовала легкое дуновение ветра. Открывая желтые глаза, целительница знала что она увидит. Вечнозеленый лес, взгляды и улыбки звездного воинства, их мерцающие шубы и горящие глаза. Затаив дыхание, бело-бурая наблюдала за реакцией глашатаи. Каждый раз как первый, так чувствовала сама целительница. Эти восторг, легкость и любопытство никуда не пропадали от раза к разу. Внимательный взгляд за их спины, в поисках одного-единственного кота, и всегда полувздох от не то разочарования, не то от облегчения.
— Добро пожаловать в Звёздное племя, Щербатая, Оцелотка, - Прогремел голос Бурозвезда. Целительница склонила голову, приветствуя бывшего предводителя. — Для Речного племени настали непростые времена, и мне, Звездоцап побери... —  Щербатая кивнула первым словам предка и вздогнула на последних. Не к месту то упоминание. Не здесь упоминать темную фигуру из прошлого. Не в свете звезд. — ... но ты справишься. Всегда справлялась, была надежной опорой Львинозвезду, и однажды он обязательно посетит тебя во сне, а сейчас мы, предки-воители, собрались здесь, чтобы подарить тебе девять жизней. Потрать каждую из них с умом.
Жизни потянулись одна за другой, целительница сидела в нескольких лисьих шагах от Оцелотки, склоняя голову и улыбаясь каждому, кто подходил к пятнистой. Каждый из них был частью их истории - истории их племени, и это было важно. Нельзя было забывать, что именно решения, жертвы и любовь каждого из них к родному племени позволили Реке пережить все испытания и выстоять. Пришло время новых испытаний, и от них - каждого члена племени - зависело, выстоит ли Река или прогнется, сломается. Каждый дар от Звезд был по своему сильным, каждый дар был по своему тяжел. Сама Щербатая не была уверена, что выдержала бы такую церемонию, окажись она на месте Оцелотки.
— Ты готова, — Всегда больно было встречать здесь, среди звезд тех, кто совсем недавно делил с тобой пищу, кров и землю. Чей голос совсем недавно звучал со скалы собраний, а теперь звезды резвились в бледной шкуре. — Ты всегда была к этому готова. - Взгляд Львинозвезда был прикован к Оцелотке, но всё равно Щербатая не позволяла себе расслабиться, хотя глаза невыносимо жгло. "Не здесь. Целители не плачут, они должны быть сильными. У меня еще будет возможность оплакать тебя, вдали от звезд и суетного лагеря. Где никто не увидит."
Речь Львинозвезда была пронизана величием и любовью к племени, словно бы все его существо состояло из этого. Легкая грустная улыбка тронула губы целительницы.
— Я горжусь, что могу назвать тебя новым именем, Созвездие. Твоей старой жизни больше нет. Ты получила девять жизней предводителя, и все мы клянёмся оберегать и защищать Речное племя наравне с тобой, - Кошка встала на лапы, чтобы вместе со звездным воинством поприветствовать предводительницу. "Созвездие. Как красиво."
- Ты был хорошим предводителем. Как жаль, что Звезды не смогли уберечь тебя. - Тихо произнесла целительница, с грустью глядя на Львинозвезда. Пускай он бы и не услышал этого. Пускай. Но Щербатая не могла промолчать. - Пускай охота твоя будет легкой. До встречи.
Закрыв глаза, кошка вновь почувствовала холод Лунного Камня и тяжесть затекших лап. "Вот и всё." Медленно открывая глаза, бело-бурая осторожно встала на лапы и размяла их. Взгляд выцепил в сумерках отходившую от сна предводительницу.
- Созвездие, поздравляю тебя. - Тихий голос целительницы разорвал цепкие оковы тишины. - Ты молодец. - Улыбка вышла всё еще немного грустной. - Всё что ты увидела здесь - должно остаться в тайне. Это очень важно. - Круглые желтые глаза внимательно смотрели на пятнистую. - А теперь пойдем домой. Тебе нужно будет отдохнуть. - Развернувшись, Щербатая покинула пещеру с Лунным Камнем. Легкая грусть так и осталась лежать у неё на сердце, словно бы они ступили в новую эпоху, а старая все еще не отпускала целительницу.

---> главная поляна

+4

35

[indent] Звезды рассыпались, исчезли вместе с солнечной поляной и ощущением легкого ветерка на собственной шкуре. Взамен пришла тьма, холод и ноющая боль онемевших от долгого лежания в одной позе мышц.
[indent] Созвездие, распахнув глаза, встала, встряхнувшись, придав своему измученному долгой ночью и путешествием в земли предков облику фальшивый налет бодрости. Вряд ли бы он сумел кого-нибудь обмануть, уж явно не Щербатую, которая встретила новую предводительницу долгим спокойным взглядом, впиваясь желтыми глазами в непроницаемую морду пятнистой кошки, что лишь коротко кивнула на невысказанный вопрос. Говорить не хотелось – язык не ворочался в пасти, а уставший мозг уловив смысл поздравления и небольшого напутствия дал телу какой-то неправильный сигнал: самка чуть отвела назад уши, словно слова целительницы резанули внезапно по больным открывшимся недавно ранам. И не важно, что обычным зрением их было не разглядеть. Созвездие чувствовала рваные края своих внутренних увечий – этого для нее было достаточно, но, чтобы не спровоцировать всегда острую на язык бело-бурую, речная устало выдохнула, эмоциями в мерно сверкающих во мраке пещеры глазах давая понять своей спутнице, что все в порядке, и что она готова выйти наружу.
[indent] Путь обратно на поверхность показался ей слишком быстрым; он толком не дал ей опомниться, как вдруг ожидавший за каменными стенами морозец проник под короткую шерсть, пронизав тело иголками, отчего Созвездие рвано выдохнула, пронаблюдав за тем, как растворяется прямо на глазах белесые кружева собственного дыхания. Она остановилась, подняв голову вверх, увидев далекие молчаливые звезды – такими, какими привыкли их видеть на темном полотне неба все живые существа.
[indent] «Если вы сейчас там, вы все сами увидите», - мрачно подумала предводительница Реки, опустив взгляд, чтобы встретить им взгляд серебристой воительницы, что все это время ждала их снаружи, наверняка, замерзнув.
[indent] Сколько их не было – пару часов, больше? В любом случае, небо на горизонте уже начинало светлеть, разгоняя ночной мрак, постепенно гася звезды. И все же Созвездие казалось, что все они еще там: наблюдают, переживают, верят. Собственно, ничего больше предки-воители делать не могли – это она уяснила для себя твердо: мертвые не были властны над живыми и их выбором, кто бы что ни говорил, и как бы рьяно ни утверждал обратное.
[indent] Пятнистая обещала себе показать им, каким лидером речного племени она может стать. Ради Львинозвезда, Бурозвезда и отца; ради маленьких котят, покинувших этот мир так рано. И главное – ради самой себя. Да, она, возможно этого вовсе не хотела, но взвалив на себя бремя собиралась нести его достойно.
[indent] Река никогда не упадет в глазах соседей!
[indent] Созвездие докажет это, приложив все усилия; она найдет подлого убийцу и накажет его, заставив всех понять, что речные коты ничего не забывают!
[indent] - Порядок? – истребив после долгого молчания характерную хрипотцу в голосе, обратилась кошка к Дымке, твердо глядя той в глаза. – Мы должны идти, время не на стороне речного племени. Нашего возвращения уже давно ждут. Отдохнем, когда окажемся дома, - призывно задрав длинный хвост с черной кисточкой, самка оглянулась на Щербатую, коротко окинув ее взглядом, будто бы оценивая: хромая лапа целительницы могла задержать их в пути, однако подруга мужественно выдержала общий темп по дороге сюда, и решимость, горящая в янтаре круглых глаз, утверждала, что на обратный путь сил бело-бурой хватит.
[indent] - Теперь мы знаем, как пройти болото. Оно нас не задержит!
[indent] Вспоминая дорогу, пятнистая повела свой маленький отряд обратно, вниз, туда, где протекала родная, пусть частично скованная льдом сейчас река. В лагере предстояло много дел и забот – им давно уже надлежало наведаться в гости к Ветру за котятами, ибо если они действительно там – малыши сильно загостились.
[indent] И Звездопаду придется ответить, как так вышло, ибо Созвездие не промолчит.
[indent] Она итак молчала слишком долго.

--->болото--->поляна четырех деревьев--->лагерь речного племени

оффтоп

в лагерь я прыгну разрывом, чтобы в своем темпе отыграть на поляне четырех деревьев одну запланированную сцену

Отредактировано Созвездие (30-01-2019 20:52:30)

+6

36

> с болот

Дымке рассказывали, что чаще всего верхушка Речного племени проходит через угодья племени Ветра, чтобы добраться до священных мест, но именно сегодня представители длиннолапых посмели позариться на предводителя и распуститься до такой степени, что и вовсе потеряли честь и достоинство, что уж говорить о совести. Впрочем, полосатка вовсе не жаловалась, ей, напротив, был в некотором роде интересен путь, ранее не изведанный и не виданный ею. Пламеокая старательно и напряженно следила за тем, что происходит вокруг, пытаясь обратить внимание даже на такие мелочи, как  запахи и чужие следы, которые могли натолкнуть кошек на опасность. Каждый отпечаток лапы мог иметь значение — а вдруг именно он приведет спутниц к несчатью, впрочем, их маршрут всякий раз искажался при встрече с признаками присутствия чужаков, за этим Дымка наблюдала со всей присущей ей осторожностью. Ягоды, выданные целительницей, чем-то даже помогали, возможно, не столько на деле, сколько морально, ведь если верить в их чудодейственную силу, можно легко получить результат, сравнимый с последствиями волшебства.
Несколько раз глашатая и врачевательница предупредили серебристую о том, что безопасность превыше всего, но та всё знала и понимала, не смотря на свой молодой возраст и неопытность. Всё-таки в душе она успела «состариться», отведав кучу жизненных проблем в закуску с болью утраты близких и, пожалуй, в ней не осталось того детского, глупого ребячества, которое успело побесить угрюмого Черепа. Нет, сейчас и сама огнеглазка ощущала себя более взрослой, быть может, это потому что она действительно становится старше и получает какой-никакой жизненный опыт.
Светло-серая шубка к концу пути была немного припорошена снегом, отечего Дымке тут же захотелось отряхнуться. Ей предстояло просидеть в одиночестве какое-то время, и это ни капли не смущало терпеливую юницу — ради новой предводительницы можно и поморозить бочка, к тому же несколько лун назад ей приходилось делать то же самое в ночь бдения, перед посвящением в воители. Спокойно кивнув двум кошкам, полосатая присела и стала оглядываться, ибо ей было не по себе. Она одна, далеко от дома, и от неё зависит... Почему-то дымчатая не ощущала дискомфорт, ей это было слишком знакомо, ведь её всегда так оставлял наставник: без подмоги, без контроля. Именно благодаря этим урокам молодая воительница обрела спокойствие наедине с собой и неизвестностью и, конечно же, уверенность в своих силах.
Прошло достаточно времени и, к счастью, Дымка не столкнулась с риском, хотя, признаться, каждый шорох заставлял её вздрагивать и напрягать мышцы с готовностью ответить на нападение.
Порядок, — уверенно проговорила воительница, встретившись с серьёзным взглядом пятнистой. Пламенные глаза задержались на образе новой предводительницы — не было и желания сомневаться в том, что именно Созвездие идеальный кандидат на эту роль, она действительно многие луны была эталоном для Дымки. — Нас и правда заждались, — согласилась полосатка, ненадолго задумавшись о том, в каком состоянии сейчас находится лагерь, успокоились ли скорбящие, перестали ли агитировать против Ветра, все ли попрощались с Львинозвёздом?
Теперь троица держала путь обратно домой, и сейчас Дымка позволила себе сосредоточиться не только на своей задаче, но и приглядывать за состоянием целительницы, ведь той, вероятно, сложновато давался настолько долгий путь, да и хромая она уставала куда быстрее предводительницы и воительницы.

> поляна четырех деревьев > главная поляна

+4

37

высокие скалы >>>

Бабочка всё обдумывала слова одиночки, пока спускалась вниз по туннелю. Его последние слова звучали в голове, и иногда травнице казалось, что Чума идёт следом: она оборачивалась, пыталась разглядеть в тусклым отблесках заходящего солнца, проникающих в туннель, тень худощавого бродяги. Слишком много думаешь. Мысли не должны мешать наладить контакт с предками, как и набитый желудок. От этой мысли урчание исторглось из брюха кошки и противно ударилось о стены, гулом удаляясь вглубь. Не ты первая, не ты последняя. Уж сутки без мышки на зубу можно прожить. И почему бы не догадаться взять с собой травы путников? Хотя бы немножко морошки.
Проход начала сужаться, и в какой-то момент боками Бабочка почувствовала холодный камень. Но узкий участок продолжался недолго, и кошка смогла спокойно выдохнуть. Ещё некоторое время спустя она оказалась в просторной пещере, посреди которой величественной скалой возвышался Лунный Камень. Сейчас, когда луна неспешно карабкалась к верхней точке небосвода, он не представлял ничего особенного. Большой булыжник со странными выемками, будто следами множества кошачьих лап. Но Бабочка не раз видела его в момент, когда луна озаряет пещеру серебристым сиянием через отверстие высоко вверху.
Ученица целителя опустилась на холодный пол рядом с Лунным Камнем. Нужно было немного выждать, прежде чем обратиться к предкам. До полного восхода луны оставалось ещё немного времени. Как всегда в моменты ожидания кошка начала перебирать в голове травы и их лечебные свойства. Иногда это напоминало игру, иногда помогало сосредоточиться, но однажды превратилось в полезную привычку. Хвощ - заражённые раны. Пижма - вывихи, помогла Ореху. Мяун-трава - полуночниково снотворное. Ракитник - останавливает кровь, совсем недавно собирали с Орехом. Мак - успокаивает. Морошка - придаёт сил, Орех... Она качнула головой. В сердце скреблась вина. Календула - обработать раны. Или же ромашка, золотушная трава и... красная травица. Хм. Стоило бы пройтись по заболоченным местам и лугам, чтобы отыскать то, о чём говорил Чума, но... Грозовое племя живёт в лесу. Целители имеют право свободного прохода по любым землям, ведь так?
Луна взошла. Камень заискрился серебром, и Бабочка благоговейно выдохнула. Она приблизилась к Лунному Камню и коснулась носом его ледяной поверхности. Мороз сразу же сковал её, и травница погрузилась в сон.

+1


Вы здесь » cw. последнее пристанище » священные места » лунный камень