У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Весна продолжает наступать, отгремела битва за Нагретые Камни, а мы готовы рассказать вам о результатах голосования за лучших игроков марта!

Речное племя в этом месяце занимает не одну номинацию, и начинаем мы с Молнии! Лучший кот месяца, пусть ты и расстроен после битвы, мы знаем - твой сильный дух и способности помогут племени заполучить все, чего оно достойно, а тебе - добиться любых успехов.

Отчаянная и смелая речная воительница потерпела поражение в одной лишь битве, но никак не в этом голосовании. Волноглазка становится лучшей кошкой, а мы продолжаем болеть за неё всем сердцем и знаем, что с такими воительницами Реку ждёт большое будущее!

Боец и просто замечательный парень Остролап занимает звание лучшего ученика! Мы гордимся тобой, а искренняя забота о соплеменниках вызывает одно лишь тепло и улыбки на лицах - ты просто молодец!

Бойкая и сообразительная Проталинка становится лучшим котёнком! Чуем, не за горами те дни, когда эта кошечка запомнится не только своём племени, но и всему лесу - как насчёт запоминающегося Совета после посвящения в ученики, м?

Наконец-то Гром и Корица, становятся лучшей парой месяца, отобрав у парочек из речного племени эту номинацию (интересно, надолго ли)? Весь Ветер ждёт плодов вашей любви, а форумчане - новых постов и ярких чувств!

Отважная Вихрелапка получает звание самого запоминающегося персонажа - а мы не перестаём переживать за ее судьбу и желаем всем сердцем скорейшего выздоровления.

Смерчезвёзд не только становится самым каноничным персонажем марта, но и получает долгожданное звание почетного персонажа! Интересно, как бравый предводитель Грозы воспользуется новыми бонусами и возможностями? Мы следим за тобой!

Поздравляем всех победителей, а тех остальных призываем активно играть и не менее активно голосовать - весна на дворе, самое время всему живому просыпаться и набираться сил и новых отыгрышей!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



пороги

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

http://sg.uploads.ru/ZDzMW.jpg

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 background-color: #eee9e3;
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: auto; height: 300px; overflow: auto;">
<br>
<p>
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="4"><b>пороги</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">П</size></b><font size="2">орождение шипящего ручья, разбившего свои бурные потоки о покатые скользкие валуны на несколько мелких быстрых речушек. Впрочем, и им не суждено спокойно длить свой весёлый бег – коварные нагромождения камней в конце концов обрываются, открывая восхищённому взгляду небольшое горное озеро, окружённое ржаво-красными зарослями сухого бересклета. Здесь любой может обрести душевный покой и умиротворение, внимая звонкому пению чистых прохладных вод, однако никогда не стоит забывать – обтёсанные гладкие валуны бывают весьма опасны.</size></font>
</font>
</div>
</div></div> 
</center> 

˟ здесь можно собрать ˟

золотарник
золотая колючка

апр[]июн
июл[]окт

морозник

май[]авг

— зима
— весна
— лето
— осень

0

2

==>>Слезы Неба

[indent]Ответ пришёл к ним, когда они уже отчаялись его получить. Их вынудили перестать надеяться - лишь тогда их чаянье было выполнено. Клан Бесконечной Охоты явил им свою волю. Когда видение окончилось, Зверь устало ссутулился и кивнул в сторону обратной дороги. Он не проронил ни слова во время их спуска вниз. Яркая луна и морозные звёзды освещали их путь, а посреди спуска кот остановился, чтобы поприветствовать рассвет нового дня. Рассвет, который нес перемены в его жизнь.
[indent]Ловчий намеренно выбрал другой путь, более сложный и длинный, ему хотелось насладиться дорогой, успеть привести свои мысли в порядок и принять решения, которые ждали того. Когда они спустились к порогам холодной воды, кот жадно припал к воде и долго не мог утолить жажды. Когда же он поднял голову от воды, на лице его была странная, заставшая улыбка, полная тоски.
[indent] - Спасибо, что настоял на этом,- голос Зверя прозвучал так, словно ломался лёд под их лапами. Он откашлялся, долгое молчание и холодный воздух сделали звук слишком неприятным. - Это было очень важно для меня. Думаю, для тебя - не меньше того. Предки выбрали для нас этот путь, - мысленно кот ещё не смирился с ответом небесных котов. По всему выходило, что они задумали что-то, привели Клан сюда, а сейчас хотят от них, чтобы их глупые потомки не испортили гениального замысла? Зверь, Сокрытый Тенью, глубоко вздохнул, смиряя внутреннюю бурю. Ещё много лун ему понадобится на то, чтобы смириться внутри. Но сейчас, внешне он был готов показывать покорность. Если бы это хоть немного помогло его другу.
[indent] - Что ты станешь делать, Тигр? Какой твой дальнейший путь? Отсюда до лагеря всего несколько переходов, к полудню можно быть там, - ловчий оценивающе прищурился, оглядывая дорогу вперед.
[indent]Дорогу домой, к их последнему пристанищу, по которой он идти не собирался.

+3

3

[indent] После общения с одним из Ушедших Тигр шёл за Зверем в крайней задумчивости. Пусть его и грела мысль о том, что подобный путь они проделали не зря, да вот едва ли он получил ответы на свои вопросы. Но… сам факт произошедшего что-то да значил. А вот что?  Это нужно было решить самостоятельно. Снова круговорот мыслей, жужжащих мошкарой над головой: отмахнуться бы, да вот не выходит.
[indent] Когда страж и ловчий вышли порогам, Тигр оставил Зверя наслаждаться водой, а сам выбрал место чуть поглубже. Долго смотрел на своё отражение, пытаясь найти в нём хоть что-то от прежней уверенности, да стоило за что-то зацепиться, как оно расплывалось, чтобы через мгновение собраться вновь. Серебристый лёг на самом краю, чуть свешиваясь над водной гладью, замер, после же всей головой погрузился в воду. Сначала боль: колющая, режущая, всякая. Морду жгло, сжимало. После же наступило спокойствие, подобное размеренному звуку ударяющихся друг об друга камней, подхваченных течением. Стало легче. Так бы страж и провёл остаток дня, проникаясь умиротворением хлада водяной толщи, но лёгкие предательски воспротивились такому решению. С громким вдохом Тигр вынырнул, а после пытался судорожно отдышаться. 
[indent] К тому времени Зверь закончил удалять жажду, обратившись к серебристому. Страж задумался над тем, что ловчему этот поход принёс больше покоя, чем ему самому. Да кто знает, как оно на самом деле. Да вот только… действительно, какой его дальнейший путь?
[indent] «Стать стражем!» - уверенный писк совсем маленького котёнка.
[indent] «Быть стражем!» - холодный и жёсткий голос окрепшего юнца, чья уже отросшая шерсть серебрилась в лунном свете.
[indent] «Снова стать стражем…» - прилипшая к щекам шерсть, чуть потускневшие глаза, но вновь зарождающийся в них огонь.
[indent] - Я задолжал извинения… Не за взгляды или мнение, а за то, что пренебрёг своим долгом в яром желании их доказать. И скажи я многие слова тихо, а не извергая их в безумном крике, возможно, меня бы смогли понять… - губы Тигра чуть изогнулись, - Думаю, что этот долг пора бы вернуть.
[indent] - Я думаю, что, следуя тёмными путями, мы только заплутаем во мраке, так и не вернувшись домой. Так не попробовать ли быть светом. Помнить о том, кто мы и кем были. Помнить, когда кто-то забудет. Помнить, когда кто-то из будущих подойдёт с вопросами. Уйдя или сделав что похуже, мы только лишим наш дом дополнительных возможностей в виде нас, несущих память о былом. Увы, но буря и негодование в моей душе не стихнут никогда, но нельзя дать ей разрушить и всё вокруг. Пусть медленно и очень осторожно, но собирая камушек за камнем разрозненных воспоминаний, мы сможем отстроить гору нашего общего прошлого, что будет ориентиром для других. Не забыть – вот мой выбор, - страж чуть склонил голову.
[indent] - Что же планируешь ты, Зверь, Сокрытый Тенью?

+4

4

[indent]  [indent] По дороге в легенду нам не будет удачи,
И по звёздам забытым не вернуться назад.
Нас по просьбе последней дождь весенний оплачет
Прежде, чем лёд и полночь отразятся в глазах...

[indent] Зверь кивнул, принимая слова своего собеседника.
[indent]  - Ты силен и твоё имя Клан будет помнить всегда. Твоя готовность пожертвовать своим настоящим ради их будущего действительно заслуживает уважения, - кот отступил на наш назад, когда его отражение взглянуло на него из воды.
[indent] Кот устало покачал косматой головой, продолжая улыбаться этой странной грустной улыбкой.
[indent] — Я не пойду с тобой, Тигр, тебе предстоит вернуться одному. Я не смогу принять новых устоев, слишком я много прожил в старых. Предки открыли мне мой путь — я не должен быть тем камнем, что начнёт обвал. Я должен вернуться туда, где осталось моё сердце, в горы, — Зверь обернулся за спину, туда, где остались острые заснеженные пики. Предгорья казались ему тесными, душными. Среди всех этих интриг и суеты ему никогда не найти покоя, никогда не обрести смирения. Он должен вернуться туда, где его настоящий дом.
[indent]  — Больше ничего не держит меня здесь. Я хорошо служил Клану, поверь мне. Я кормил его многие луны, воспитывал юных ловчих. Я скоро отправился бы на покой, перестав охотиться для клана как прежде. Но я не хочу встретить свой конец здесь, где у меня нет ничего. Нет гор, которые всегда были домом моей души, — ловчий сглотнул, осознавая, что говорит сейчас то, что никогда никому не говорил. — Клан Бесконечной Охоты не одарил меня любовью, я не стал отцом котятам. Кошка, любви которой я жаждал, не смогла принять её. Её дети — не мои дети. Возможно, даже, брат мой, их отец — ты?.. Но я не хочу этого знать, я слишком давно понял, что не хочу. Я вижу свой путь ясно, как никогда. Прости, что я блуждал по тьме и едва не утянул в эту тьму тебя. Весь остаток жизни я буду надеяться, что смогу искупить так и не совершенное зло и заслужить место среди твоих предков, —Зверь не был котом клана по крови и родители его родителей не бродили на этих небесах. Он часто звал Тигра братом в этом пути, потому что нуждался в родиче, которого у него никогда не было. Кот поднял голову к похмурневшему небу, которое было где-то далеко подсвечено сиянием осеннего солнца. Он долго стоял так, пока наконец не опустил голову, — Брат мой, реши сам, что сказать Клану. Они наверное захотят узнать, куда я делся. Если будет нужно — скажи, что я умер. Или что ушёл.. — ловчий хмыкнул и помотал головой, — нет, это совсем не важно, что ты скажешь. Совсем не важно.
[indent] Зверь подошёл к стражу и ткнулся лобастой головой ему в плечо, прощаясь. — Доброй дороги тебе, Тигр, Ревущий В Лунном Свете. Да осияют звёзды твой путь,— кот отошёл от друга и резко отвернулся. Взмахом хвоста он указал Тигру направление к лагерю, а сам заскакал вверх по камням вдоль бурного горного потока. Заскакал так быстро и уверенно, словно был юн и полон сил, словно не было изнурительного путешествия к Слёзам Неба. Он наконец ощутил то внутреннее спокойствие, которого так долго ждал.
От шёл домой.

==>> в горы

+6

5

[indent] Увы, но с первых слов он понял замысел старшего ловчего, хоть сердце его не желало этого осознавать. И так хотелось, будто он маленький и несмышлёный котёнок, вцепиться в шерсть коготками и просить, нет, умолять не уходить. Да вот Тигр уже не был котёнком…
Всю свою жизнь он мало знал об отношениях котов в клане, об их историях и переживаниях. Ему это представлялось неуместным любопытством, что не имеет никакого отношения к делу. Сейчас же он слушал, слушал внимательно о жизни Зверя, вникая во все хитросплетения слов, что знаменовали повороты жизни. Смотрел вдаль, наклонив голову, переживая это со старшим котом.
[indent]«Если… если своим отцом я назову тебя, то ты останешься? Я не был его лишён в детстве, я знаю, что это такое. Я… я бы мог назвать тебя своим отцом. Ты… оставайся. Нет, я знаю…»
[indent] Страж сразу же узнал эту боль в груди, с которой лучше бы не был знаком в этом мире. Так он расставался с родителями, навсегда. Пусть Зверь и называл его «брат», но полосатый видел другое. И сейчас… сейчас ему было очень тяжело. Увы, но ситуация такая не являлась проблемой, которую можно просто решить. Оставалось только перетерпеть. Не сорваться, не убежать, а терпеть, примёрзнув лапами к камню. Подкатывала горечь, зубы сводило, а у глаз в противовес зимним ветрам становилось слишком горячо. Где-то там, глубоко замер крик, который, если бы посмел выйти наружу, больше бы напомнил отчаянный писк котёнка. Все уходят. Он крепко зажмурился и открыл глаза, через мгновение прочувствовав, как промерзает влага, образовавшаяся на ресницах.
[indent] - Мы ещё встретимся, Зверь, Сокрытый Тенью, - пообещал Тигр сразу всем: и ловчему, и себе. Кот внимательно осмотрел старшего, стараясь запомнить всё, что только мог, чтобы узнать…
[indent] - И пусть твоя дорога до нашего общего дома будет легка… - в последний раз полосатый склонил голову перед Зверем, да так и не двинулся, когда тот отправился путь. Просто не мог оторвать взгляда, так и замерев в этой позе.
[indent] «Через много-много лун, если жизнь вновь отправит меня к Слёзам Неба за советом, что так необходим. Будешь ли ты ждать меня там, чтобы своим сиянием на шкуре подобно путеводному огню провести меня мимо острых скал? Именно ты, обретший свой дом и своё Небо, а не кто-либо другой. И в этот раз твои слова должны будут вернуть меня со тьмы, как искупление поступка, вину в котором ты только что признал. Это должен будешь быть ты…
[indent] Когда же луна сменится с полной на тонкую полоску ещё больше раз, уже я, собрав на шкуру звёзды, найду тебя. В Сиянии узнаю силуэт на фоне дома, который мы когда-то оставили. В тот момент я не увижу не ловчего, а стража, которым мечтал быть. Хранителя родных земель, который будет их памятью. Затем я сяду рядом, принимая вечную службу. И… захочешь, осмелишься ли ты меня тогда назвать своим сыном? Чтобы понять, что всегда кто-то был, кто-то, кого ты оставил как своё наследие.»
[indent] Хвост ловчего скрылся за горизонтом, а Тигр остался один. Развернулся и двинулся своей дорогой к новому старому дому.
---> на разговор с тем, с кем должен поговорить

+4

6

>перепутье
Если бы сам Норвуд знал, куда они идут, он непременно бы ускорил темп. А так, незнакомые и чужие территории отзывались холодными снежными ветрами под шерстью. Поэтому Норд шел медленно, внимательно оглядываясь по сторонам и пытаясь принять эту новую местность, как свой новый дом. Скалистые горы, грубая каменистая почва под лапами, холодные ветра, снег и треск льда. По сравнению с городом и лесом горы отличались особой суровостью и жестокостью. Горы не прощали ошибок, это Норвуд понял еще тогда, когда Ветер оказалась внизу, одним неловким движением угодившая с выступа. Виной тому тогда был Норвуд, а кто знает, как распорядится с ними судьба сейчас?
Норвуд то и дело переглядывался с Дакотой, как бы говоря всем своим видом о неуверенности в каждом новом шаге. Но на деле же упорно шел вперед, чтобы у Льда не осталось ни единого корешка, за который можно дернуть.
- О, Котти, слышишь воду? -воодушевленно протянул Норвуд, сладко потягиваясь. Любил он все эти речные пейзажи. В городе такого никогда не встретишь. Но главное, что заботило бывалого одиночку - дичь. Дичь любила воду, дичь приходила на водопой, это было и котенку известно. На Льда же полосатый старался не обращать внимания. Возможно, долгая дорога остудит его пыл и черно-белый наконец-то включит голову. А если нет... так тому и быть. Охота должна быть куда интереснее.
Подходя к бегущим ручейкам, Норвуд отчетливо услышал впереди сильный грохот. Так стекали бурные горные потоки пенистым водопадом прямиком в озеро. Полосач осторожно подошел к самому краю обрыва и, хищно глянув на Льда, приподнял одну бровь, будто бы бросая тому вызов:
- Интересно, а горные коты лапы не боятся намочить? - но посмотрел на Дакоту, словно бы обращаясь к ней. Сам же, странствующий здесь и там Норвуд, без каких-либо проблем встал одной лапой в ручеек. Сам же он плавать не любил, потому как не умел. Не пробовал ввиду своей неприязни к холодным мокрым потокам. Из рассказов Гора о Речном племени, те так и вообще были отшибленные на голову. Кто додумался вообще в реке плавать?!

+1

7

О, боги кошачьи и клановые Духи,  этот кот действительно увязался следом. Благо, шел он молча. Надо полагать, понимая, что в случае нового приступа раздражения, его уже ничего не спасет. В этом случае Дакота была готова принять любые последствия. Как принимала их всегда.
Она шла с присущей ей внимательностью переставляя лапы. Местность была незнакомая, а оттого опасная, и когда притих даже Норвуд, напряжённо вышагивая впереди, крапчатая только переносицу кривила не до конца понимая, как согласилась под кем-то снова ходить.
Желания полосоча были его желаниями и нередко шли врозь с тем, что она бы предпочла вместо них, поэтому ей так легко удавалось угадывать их. За годы проведенные бок о бок бока Дак и Норда будто бы срослись.
— О, Котти, слышишь воду? - спросил напарник, остановившись.
Кошка принюхалась и навострила уши: судя по звукам где-то протекал бурный речной поток. Так как звук приближался с каждым шагом, можно было предположить, что шли они прямо к нему.
На охоту эта прогулка походила все меньше.
Сузив бледно-синие глаза, бывшая бродяга пронаблюдала действия Норвуда, усмехнувшись краем губ.
Кажется, полосач пребывал на редкость в благодушном настроении.
Он дурачился и призывал напарницу присоединиться к нему.
Когда он протянул к водяному потоку лапу, Дакота отвела назад уши от грохота воды и передёрнуло плечами.
Ей не за что было любить эту стихию, а чувство мокрых лап, которые потом приходилось тщательно оттряхивать не вызывало в душе позитивный отклик.
И все же это вовсе не значило, что Дак боялась воды. Оба знали, что если будет в том нужда, она без колебаний не только намочит лапы, но нырнет в пенный омут с головой.
Выберется ли было уже неизвестно, но и не столь важно пока мысли оставались только мыслями.
- Я думаю, они предпочитают не переохлаждаться, - глянув краем глаза на застывшего позади Льда по-филосовски лениво отозвалась разбойница.
- Горы, как я понимаю, не то место, где намокнув, можно было бы быстро согреться и высохнуть. Хотя у них есть пещеры и они могут греть друг друга тёплыми боками, - отказавшись показушничать, Дакота снова задумалась о том, на что они с Нордом себя обрекли. Жизнь в горах не была похожа на сказку, но в то же самое время на горных вершинах, откуда лились потоки бурной воды, крапчатая чувствовала себя как никогда свободной.
Наверное, это чувство и подкупило ее в конце концов.
- Ну, может ты уже проявишь любезность и покажешь, наконец, как вы умудряетесь себя здесь прокормить? - холодно поинтересовалась бывшая городская бандитка у кланового постепенно теряя терпение.
В конце концов, на прогулку они могли отправить и без него, а сказано мальцом было слишком много, чтобы просто так спустить ему это, раз уж увязался следом.

+2

8

<— перепутье

Лед не отставал от своих спутников ни на мышиный усик, но позволил бродягам идти впереди, спотыкаться и поскальзываться на непривычной тропе. Раз они возомнили, что и без него все знают о горах, пусть терпят, набивая себе шишки и ссадины. Горы не терпят к себе пренебрежительного отношения, и если предупреждения Льда не убедили котов быть предельно осторожными, крутые склоны сами собьют с них спесь.

По пути ловчий безрадостно, с опаской глядел на небо, исполняя в патруле роль пещерного стража. От всех этих игр в гляделки с природой коту становилось не по себе. Его предназначение в Клане заключалось совсем в другом, но вместо привычного выслеживания дичи приходилось крутить головой, как бешеный филин, пытаясь уследить за всем и сразу и боясь не заметить опасность вовремя.

Но больше всего Лёд переживал за то, чтобы не оплошать перед новичками. Подвернув лапу в ямке, споткнувшись о камешек — как угодно. Ловчий знал, что в этом не было ничего постыдного — «Я, между прочим, один здесь делом занят, некогда под лапы смотреть!», но и страшился совсем не унижения. Лед, Тающий у Водопада, приходил в мрачный ужас от мысли, что не стерпит насмешек — и как только это произойдёт, скалы окропятся кровью. Он чувствовал себя нервным и глубоко несчастным от того, что пытался сделать больше, чем физически и морально способен стерпеть.

Но одна мысль согревала его, обволакивая в крепкий кокон: обещание самому себе быть лучше, чтобы стать достойным родителем, отделяло Льда от безрассудных, кровожадных решений. Возможно, его котята так или иначе не захотят иметь с ним дела — ведь желание Льда сблизиться с ними существовало пока лишь в его голове. Но показав себя сначала с худшей стороны, он никогда не добьётся их признания. «Им вообще необязательно знать, что во мне плохого. Пусть видят только лучшее».

Ловчий так глубоко слился со своими мыслями, что даже не заметил подколок бродяг. Оно и к лучшему — не хватало то самое обещание нарушить, не успев сделать его своим щитом.

Стряхнув с себя пелену забвения и оторвав взгляд от окрестностей, Лёд прислушался к рассуждениям Дакоты и с удовлетворением отметил, что она не так глупа, как кажется. Он даже наклонил кончики ушей в ее сторону, ожидая, что из ее уст донесется что-то ещё, достойное интереса. И хотя то, что она сказала, и котёнку должно было быть понятно, ловчий слегка повеселел. На замену напряжению на морду пришло расслабленное добродушие, продержавшееся... целых несколько секунд, до следующих слов Дакоты:

— Мне казалось, вы дали понять, что сами всё умеете,— в тон холодно отозвался Лёд, на этот раз посмотрев на Дакоту с откровенной неприязнью. В последний раз, когда он от чистого сердца пытался бродягам что-то объяснить, это вызвало с их стороны ворох возмущения и недовольства. С чего бы ему и дальше терпеть к себе такое отношение? Его любезность надо было заслужить, и кошка для этого выбрала неправильную модель поведения.

«Держи себя в лапах, кретин.»
На очередной конфликт Лёд нарываться не хотел, и, видят предки, не он его сейчас провоцировал.ю. «У тебя же не орлиный пух вместо мозгов, в отличие от кого-то ещё.» А потому, прочистив горло, ловчий аккуратно сел на сухой валун и стал рассказывать:
— Охота в Клане обычно проходит в группах. Ловчих всегда сопровождают пещерные стражи, отвечающие за безопасность отряда. Они высматривают хищных зверей, птиц и любую другую опасность, которая может поставить под угрозу не столько успех охоты, сколько жизни самих ловчих. В горах сложнее найти следы добычи, чем на земле, поэтому будущих ловчих учат всегда полагаться в первую очередь на нюх, а также на следы помета и повадки зверей. Но мелкие сошки, грызуны  — всего лишь приманка для настоящей добычи.

Слово за словом, Лед, Тающий у Водопада расслаблялся; это была его стихия. Взгляд ловчего повеселел и зажегся охотничьим азартом, а кончик хвоста буйно покачивался в такт каждому предложению.

— В тёплое время мы можем позволить себе охотиться на мелкую дичь, но в горах тепло не задерживается. Так что мы метим на самую крупную дичь в этой местности: хищных птиц. Ловчие Клана охотятся на охотников, и как только птица спикирует на дичь, дичью станет уже она — для подготовленного отряда.

Вопросительно уставился на котов, склонив голову набок. Если у них не будет вопросов, он вполне готов показать пару фишек перед практической частью: пока что, конечно, первостепенной. Рановато учиться охотиться на орлов без большого отряда за спиной!

+3

9

Дакота не стала отмалчиваться в стороне, что вызвало у Норвуда невольную полуулыбку. Говорила крапчатая по делу, даже не бурля как жерло вулкана в сторону Льда. Полосач вынул лапу из воды и отряхнулся. Ледяные, студеные потоки воды шумно вихрились и  разбивались о горные валуны внизу водопада. Непривычно, конечно, после городских пейзажей видеть что-то подобное. Горы Норвуд всегда мог лицезреть лишь издалека, когда пики гор казались едва ли с размером муравья.
— Ну, может ты уже проявишь любезность и покажешь, наконец, как вы умудряетесь себя здесь прокормить?
- О, я думаю наш дорогой друг только этого и ждал, - хрипловато донесся Норд. Хищный взгляд коснулся черно-белого ловчего.
— Мне казалось, вы дали понять, что сами всё умеете, - бледно-зеленые глаза закатились и одиночка цокнул языком, покачивая головой.
- Какой ты доходчивый, если это касается твоего самолюбия, - а вот то, что они несколько раз просили Льда отвязаться от них, кот почему-то не понял. Что ж, в юности и Норвуд не славился покладистым характером. Пора и побыть по ту сторону баррикад. Он был готов поклясться - еще одно нелестное выражение в их с Дак сторону и он скинет этого ловчего с водопада, не постесняется.
Лед же гордо уселся на валун и принялся рассказывать одиночкам об устройстве охоты в клане. Признаться честно, охота никогда не была каким-то ярым увлечением Норда и Котти. Чего изучать это искусство? Пришел, нашел, поймал, сожрал. Вот и вся философия. В городе, конечно, с пропитанием было гораздо легче. Норвуд не был особым любителем поесть из помойки, зато крыс и мышей с голубями наловился вдоволь. Там их было, порой, что даже лапой не ступить. Горы же встретили их какой-то дикостью и пустотой. Едва ли можно было расслышать одинокие взмахи крыльев, негромкий писк или стук копыт по камням. И в этом им с Дакотой вариться... Что ж, путники всегда были горазды на авантюры и это путешествие наверняка им запомнится не меньше, чем жизнь в городе, в родной банде.
- Стражи у вас охотятся? - сухо спросила в завершении Норвуд. Слушая долгий рассказ кота, полосач невольно взглянул на крапчатую. Вряд ли она оценила как и он, такое искусство. И, судя по всему, сейчас одиночка начал понимать по какому пути ему следует пойти.

+2

10

— Мне казалось, вы дали понять, что сами всё умеете, - молвил клановый ловчий и неприятно так зыркнул в ее сторону. Дак зыркнула в ответ холодным прищуром глаз. Раздражение на заносчивого мальца копилось под шерстью опасной  набирающей силу волной. Заскрипев зубами в тысячный раз уже за последний час, всерьез начав беспокоиться об их сохранности, Дакота усилием воли отвела взгляд от кота, позволяя тому подумать, что переглядел ее. На самом деле кошке требовалось успокоиться. Чтобы достичь душевного равновесия, она привычно скользнула ленивым взглядом по широким и надежным плечам своего напарника. Как бы бродяги не были милы по их собственным меркам с этим Льдом, взявшим объяснять им важные аспекты существования в горных высотах, запасы терпения стремительно иссякали.
- Какой ты доходчивый, если это касается твоего самолюбия, - пробасил Норд, на что пятномордая только криво ухмыльнулась. Ей уже потихоньку начинал надоедать этот цирк. Честное слово, сбросить черно-белого вниз с утесов с каждой минутой казалось все более заманчивой идеей. И судя по мерцанию знакомых глаз не ей одной.
- Что же ты пошел с нами, если мы все умеем, - фыркнула приглушенно крапчатая, не нуждаясь в ответе, отходя к Норвуду ближе на случай, если ей первой взбредет в голову реализовать картину под названием "Полет одинокого кота".
- Если он не закроется не по делу, я за себя не отвечаю, - оказавшись на грани слышимости шепнула полосатому кошка, сверкнув бледно-синими глазами.
К счастью, Лед тоже что-то понял для себя, или же решил поскорее закончить с неприятным делом. Пока он объяснял бродяг слушала не проявляя и толики живого интереса. Кисочка длинного хвоста мерно покачивалась из стороны в сторону, выдавая ее задумчивость и подтверждая, что пятномордая все же слушает и слышит.
— Охота в Клане обычно проходит в группах. Ловчих всегда сопровождают пещерные стражи, отвечающие за безопасность отряда. Они высматривают хищных зверей, птиц и любую другую опасность, которая может поставить под угрозу не столько успех охоты, сколько жизни самих ловчих. В горах сложнее найти следы добычи, чем на земле, поэтому будущих ловчих учат всегда полагаться в первую очередь на нюх, а также на следы помета и повадки зверей. Но мелкие сошки, грызуны  — всего лишь приманка для настоящей добычи.
- Значит мелким зверьем вы привлекаете больших птиц, чтобы потом скопом на них навалиться? - спросила бледноглазая уже сделав для себя выводы. Подтверждения ей не требовалось, ошибиться было трудно, однако вопросительная интонация прозвучала, слегка подпортив настроение той, что ее произнесла.
- Стражи у вас охотятся? - спросил в свою очередь Норд, и Котти на него понимающе взглянула. Они думали об одном и пришли к выводу, что описываемая Льдом техника была слишком сумбурна для них. Бродяги прежде убивали бесшумно, подкрадываясь к добыче и умерщвляя ее быстрым укусом или взмахом лапы, потому что мешкать в суровых реалиях их жизни было нельзя: добычу могли банально отнять, отбить, да еще при этом покалечить самого охотника. Лишь потому что их была двое, бывшие городские не боялись, полагаясь один на другого в чрезвычайных ситуациях.
- На Перепутье я слышала как другие шептались о некоем Острозубе. Полагаю, это забота, так называемых Стражей? - пребывая все еще в задумчивости, темноухая кошка думала о том, что в целом, ей куда ближе будет воинственная сторона горной жизни, к тому же учитывая живописные места той картины, что она видит, опасность приложится по умолчанию.

Отредактировано Дакота (23.11.2020 14:59:39)

+1

11

Ловчий молча закатил глаза, понимая, что памяти у двух котов, как у озерной рыбки, если они успели забыть, зачем он на самом деле пошёл с ними — явно не в наставника играть. Но со своего рассказа кот не сбился, закончив без запинки.

Его отстраненное внимание вновь волей-неволей вернулось к бродягам. Шерсть Льда потрескивала от напряжения и неудовольствия: те не проявили и капли открытого интереса к его рассказу, чем оскорбили ловчего. Нужны ли Клану такие нахлебники? Лёд мог предположить, что им не все равно, а попросту неприятно выслушивать что-либо от него; однако это было ещё одним поводом принять их апатичность на свой счёт.
«Думаете, что вы лучше меня? Я рассказываю то, что ни одна помоечная крыса вам не поведала бы!»

Но, как и прежде, настроение Льда колебалось будто речной поток. То он злился и бурно пенился, то расслаблялся и спокойно струился вперед. На мордах бродяг застыла задумчивость, а из их уст полились сухие и безрадостные вопросы, разбудившие в ловчем чувство собственного превосходства. Лед расслабился, самодовольно хмыкнув у себя в мыслях. Конечно, как провоцировать его своим идиотизмом — это они тут как тут, а как дошло до реального дела — спасовали, как птенцы перед первым полётом. Стоило ли говорить им, что быть стражем ничуть не легче, чем ловчим? Что-то ему подсказывало, что пока нет — в конце концов, об этой стороне жизни должен рассказать какой-нибудь страж. Рассказать так, что эти киски испугаются и сами уйдут из гор подобру-поздорову, побираться по помойкам да по лесам.

— Иногда охотятся. Поймать мышь — не проблема, а добыча на дороге не валяется, — Лёд облизнулся, смачивая губы. «И не пытайся, полосатик, гадать, как тебе принести пользу. Пока не привыкнешь, что здесь нет для лентяев ничего готовенького — так и будешь обузой.»

Потянувшись, ловчий спрыгнул с камня и зашёл за спины своих спутников, предлагая идти дальше. Его вытянутое тело приготовилось к движению, но...
— На Перепутье я слышала как другие шептались о некоем Острозубе. Полагаю, это забота, так называемых Стражей?

Но застыло в оцепенении. Воспоминания ловчего заиграли красками: битва с молодым Острозубом в прошедшую пору Тающих Льдов в своё время напугала Льда так, что с тех пор он казался дёрганным после каждого упоминания этой злой твари. Чуть не погиб котёнок, и хоть сам Лёд никогда не встречал Острозуба лично, он слышал крики, он видел раны,  изучал следы; и знал, что ни один обычный, даже самый жестокий кот, при всем желании не мог быть так же опасен.

— Если повезёт, Острозуб не станет ничьей заботой, — напряжённо ответил Лёд, глядя прямо перед собой мутными глазами. — Острозуб — это кот. Огромный кот размером с нескольких орлов. Они похожи на львов — благородных хищников с пышными солнечными гривами из старых легенд. Но у них нет ни гривы, ни чего-либо благородного. Острозубы убивают и едят котов вроде нас. Ловчие знают, как распознать следы Острозуба, а стражи — как дать ему бой. В борьбе с ними важен каждый из нас.

Повернувшись обратно, он метал взгляд от кота к кошке, выискивая в их мордах отпечатки страха. Острозуба не боится или полнейший глупец, или настоящий храбрец. А тот, кто впервые слышит о нем, просто не понимает всей степени опасности. Вся его неприязнь к бродягам испарилась, по крайней мере, пока — перед общей опасностью все коты были равны.

Лёд прислушался: вдалеке раздался тревожный клёкот орла. За ближайшими скалами заиграли солнечные блики, играя над воображением кота злую шутку. То и дело ему мерещились глаза и утробный рык.

— Пойдёмте обратно. Сегодня ночь Северного Сияния. Стряхнув с себя оцепенение, ловчий поспешил к перепутью. Там его никто не ждал, и сердце уколола привычная досада, но так или иначе, в окружении соклановцев он будет чувствовать себя в безопасности.

—> перепутье

+2

12

Максимально игнорируя поучительный тон рассказчика, пятномордая внимательно слушала ловчего, мотая важную информацию себе на ус. Причудливость горных котов удивляла бродягу больше с каждым, произнесенным Льдом словом: это ж надо было додуматься разделить неделимое! Для самой Дакоты, что охота, что сражения были неотъемлемыми составляющими выживания, и лишь представив себе, что вступив в клан Падающей Воды, придется отказаться от одного, сосредоточившись на другом, кошка ощутила как из недр ее желудка поднимается тошнотворное чувство непринятия. Незаметно для себя поморщившись, словно съела что-то кислое, самка посмотрела на Норвуда, примерно представляя, какие мысли гудят в его бурой голове прямо сейчас.
— Иногда охотятся. Поймать мышь — не проблема, а добыча на дороге не валяется, - и даже ответ черно-белого на вполне себе логичный вопрос от тех, кто шел по жизни, руководствуясь совершенно иными соображениями, не смог улучшить это ощущение, что они с полосачом будто попали в иную плоскость необъятного мира. Будь Дакота помоложе, возможно приняла бы эти изменения в ее жизни с диким восторгом, но сейчас матерая, закаленная в городских условиях, бродяга, только молча обдумывала, как им с напарником войти в эту колею, и нужно ли это делать в принципе?
— Если повезёт, Острозуб не станет ничьей заботой, - повисшее в воздухе напряжение после этих слов Льда, Тающего... у Водопада, кажется, холодной змеей скользнуло по позвоночнику и свернулось комом в желудке. Бледноглазая прищурилась, напряженно вглядываясь в морду говорившего об удивительном и несомненно смертоносном создании, кота, веря каждому его слову и не пытаясь даже оспаривать правдивость оных. Было что-то в голосе и интонации такое, что заставляло ее верить ему, и отчего шерсть на загривке невольно вставала дыбом.
- ... Ловчие знают, как распознать следы Острозуба, а стражи — как дать ему бой. В борьбе с ними важен каждый из нас.
И вот опять. Снова! Собеседник снова упомянул это треклятое разделение по классовым способностям! Что вообще за дичь?!
- Что будет, если Острозуба встретят не подготовленные к этой встрече стражи, а ловчие? - холодно вопросила пятномордая, глядя черно-белому прямо в глаза. Внутри все закипало от абсурдной глупости того, что она только что от него услышала, но в хриплом голосе звучал один лишь стылый лед.
Для себя кошка уже решила, что будет развивать навыки жизни в горах по возможности идентично. Даже если она собиралась выбрать стезю стража, так как в силе своей была уверена, а драться с врагами привыкла с юных когтей, забрасывать охотничьи умения вовсе не входило в ее планы. Наоборот, им с Нордом предстояло многому научиться, если все-таки они решили осесть здесь. По-правде говоря, суровые условия отлично подходили их боевым душам, куда сложнее будет привыкнуть полагаться на кого-то, кроме как друг на друга, но и этого в их жизни раньше хватало, если подумать и вспомнить все.
- Можешь не отвечать, - выдохнула крапчатая, подняв льдистый взгляд к темнеющему небу, которое здесь в горах казалось таким близким и прекрасным.
- Я в красках могу представить эту встречу, - несмотря на то, как вызывающе звучал ее голос, бродяга не пыталась глумиться над горными котами, потому что остро чувствовала степень грозящей им всем опасности, встреться им Острозуб.
— Пойдёмте обратно. Сегодня ночь Северного Сияния.
- Как скажешь, - глубоко задумавшись о чем-то своем, Дакота последовала за ловчим, глубоко вдыхая морозный и такой чистый воздух, от которого с непривычки слегка начинала кружиться голова. Коснувшись хвостом полосатого бока, она качнула головой, отвечая самцу на возможный вопрос, давая понять, что обсуждать услышанное прямо сейчас не намерена. Они узнали многое и это предстояло обстоятельно обдумать. Тем более, что впереди их ждала странная, удивительная ночь, о которой, кошка надеялась, вспоминать будет приятно.
Ночь Северного Сияния.

>>перепутье

Отредактировано Дакота (09.12.2020 08:09:41)

+1

13

Норвуд лишь краем уха слышал разговор Дакоты и Льда. Медленно озираясь по сторонам, одиночка слабо себе представлял, какой будет их дальнейшая жизнь. Быть может, им пора перестать бежать от судьбы? Быть может, этот мир уже давно двинулся на несколько шагов вперед, а Норвуд так и застрял в том времени, когда можно было существовать городской бандой и подминать под себя всех остальных? Время, когда просто подрать шкуру кота за недоброе слово и выйти из схватки победителем без последствий, видимо, прошло. Вот и сейчас бродяги наткнулись на Клан Падающей Воды, где уже есть ряд обязательных законов, правил, где есть четкая структура и четкие "нельзя" и "можно". Если они с Дакотой все же задержатся здесь, Норду придется привыкать к этому. Никакой больше свободы, никаких больше приключений.
Конечно полосатый хотел попробовать себя в чем-то новом. Конечно же он устал стирать свои лапы в кровь в поисках очередного убежища. Постарел, что ли? Да нет, вон тело, полное сил так и просилось надрать задницу Льду. Но эти пра-а-авила. Им с Дакотой многому придется научиться, находясь здесь.
— Острозуб — это кот. Огромный кот размером с нескольких орлов. Они похожи на львов — благородных хищников с пышными солнечными гривами из старых легенд. Но у них нет ни гривы, ни чего-либо благородного. Острозубы убивают и едят котов вроде нас. Ловчие знают, как распознать следы Острозуба, а стражи — как дать ему бой. В борьбе с ними важен каждый из нас.
Бледно-зеленые глаза безразлично скользнули по спине Льда, когда Норд все-таки решился ненадолго встрять в их беседу.
- Было бы логично, если бы каждый знал, как его найти и как с ним драться. Без друг друга вы, выходит, слабы. Кто в чем. Ловчий в бою, страж в слежке. Слишком уж сложно, - цокнув языком, Норвуд оглядел каменистую местность и вновь замолк.
Их разговор не затянулся надолго. Бледная луна постепенно начала облизывать пики гор, взбираясь все выше и выше по темнеющему небу. Полосач стряхнул с себя налипший снег, заодно и растряс околевшие мышцы.
— Пойдёмте обратно. Сегодня ночь Северного Сияния.
"Это еще что такое?" - но вслух спрашивать не стал. Переглянувшись с Дак, Норвуд молча повел плечами и направился обратно к перепутью.
"Уже начинаю жалеть об идее остаться тут."
>перепутье

+2

14

► разрыв с перепутья

После некоторых событий, что произошли одно за другим, рыжий впервые за долгое время не мог найти себе покоя. Ладно эта встреча со странной одиночкой, что находилась теперь на испытании по принятию в клан, если это можно так назвать, ладно. Но противоречия, что в самом клане нарастали между стражами, ловчими и главами с каждым днем - это его тревожило. Почему племена и их жизнь так влияли на всех? Раньше он еще лелеял надежду, что даже на новых землях они будут жить обособленно, но теперь та рассыпалась в прах.
С небольшим патрулем стражей он отправился прочь с перепутья вечером, когда уже начало темнеть. Обход территорий, по пути они разделились, решив собраться вместе ближе к лагерю. Его путь лежал к порогам, и холодный ветер ерошил шерсть, выгоняя из головы непрошенные мысли, что все продолжали туда влезать с поразительной настойчивостью.
К замерзшему озеру он вышел в тишине, нарушаемой лишь шелестом бересклетовых ветвей, безжизненно сухих. Ничего, скоро отступят холода и все зацветет. Конечно, позднее, чем в низинах у племен, но и здесь тепла они дождутся.
— Духи, вы отправили меня на испытание, не предупредив, что впереди ждет еще большее, — пробормотал он себе под нос, осторожно ступая по валунам. Они были покрыты тонкой наледью, и потому когти рыжего оставляли неглубокие следы, позволяя ему идти ровно, пусть и медленно.
Такое уединенное, спокойное место. Прищур Хитрого Лиса был даже рад оказаться здесь. Все тихо, никаких посторонних запахов или следов присутствия хищников или чужаков. Спокойно. Ему пора бы возвращаться, осталось лишь доложить, что все в порядке. Развернувшись, он оскользнулся задней лапой и едва не потерял равновесие, в последний миг успев устоять на лапах и отскочить от края.
— Острозубово дерьмо! — ругнулся то ли на лед, то ли на самого себя, сдавленно шипя и разминая потянутую лапу. Ничего, ерунда.

+2

15

[indent] → разрыв, после ельника

[indent] После разговора с приветливой и скромной Стрекозой в душе серебристо-серой бродяжки установилось некое подобие прошлого равновесия, и Чемерица решила продолжить изучение земель Клана. Оказавшись, вероятно, в самом сердце тёмного хвойного леса, кошка обнаружила удивительно чистый ручей, отличавшийся своей красотою даже от реки в предгорьях, и решительно двинулась вдоль, осматривая окрестности. Воздух, почти режущий горло своей морозной свежестью, отсутствие разномастных кошачьих ароматов и голосов — да, именно такими она помнила горы ещё со времён своего детства. Однако теперь бывшей одиночке предстояло свыкнуться с ощущением себя, как части чего-то большего, целого. Не этого ли Чемерица хотела, намеренно нарушая границы Клана, идя на риск?

[indent] Серебристо-серая тихонько выдохнула. Лес всё редел, и если она рассчитывала ещё хоть что-нибудь сегодня поймать, то стоило поторопиться. Первая испуганная синица улетела даже не из лап кошки — с ветки рядом. Вероятно, выдох всё же услышала. Чемерица чуть досадливо поморщилась и вся подобралась, напрягая мышцы и внимательно осматривая немногочисленные деревья. Зазевавшийся упитанный снегирь был ей наградой. Распрямившиеся в мгновение лапы, лёгкий прыжок, и подушечки встречаются с неприветливой каменистой землёй. Да уж, жила бы она до своего прихода в лесу — непременно уже ковыляла бы к здешнему целителю.

[indent] Держа в зубах неудачливую птицу, Чемерица уже думала возвращаться, однако чуткий слух уловил чей-то невероятно досадливый голос. Чей-то, ага. Ещё до первых шагов по скользким камням странница уже знала, кого встретит — отчего-то чётче всего в её памяти отпечатался тембр именно этого горного кота.

[indent] — Прищур Хитрого Лиса? — положив добычу на ближайший валун и осторожно спрыгнув вниз, серебристо-серая с лёгким беспокойством оглядела стража, замечая, как странно тот держал заднюю лапу, — ты можешь идти? — и тихо уточнила, не став лезть сразу с предложениями помощи и раздражать хмурого Прищура.

+1

16

— Прищур Хитрого Лиса? — вот этот голос он точно не хотел сейчас услышать. По правде, ничей не хотел, но ее - меньше всего.
Рыжий поднял недовольный взгляд на серебристую кошку, что отложила свою добычу и спрыгнула к нему на валун поближе. — Ты можешь идти?
Скривив морду не от боли, но от противной ситуации, в которой он не хотел оказаться, кот кивнул и наступил на больную лапу. Слабое, легкое растяжение. Даже к травнику не стоит идти, само пройдет быстрее, чем он успеет выспаться.
— Если бы такая мелочь могла выбить меня из строя, я бы тут живой не стоял, — нахально, но вместе с тем все еще раздраженно ухмыльнулся он, подходя ближе к Чемерице. Вспомнились мгновенно все те испытания, что они с избранными пережили вместе, и на передней лапе на мгновение заныло место, где побывали крысиные зубки.
— А тебя сюда каким ветром занесло? Разведываешь наши земли?
Он не был слишком-то с ней дружелюбен, сам не понимал, почему. Да, среди одиночек уже оказывались предатели, и Чемерица к ним явно не относилась. В природе его раздражения было что-то еще, и Прищуру казалось, что он пытается прикрыть какую-то свою уязвимость. Присутствие серебристой кошки его задевало, беспокоило. Но почему он злился?
— Смотрю, охота выдалась удачная, — он кивнул на валявшегося в стороне снегиря, подумав, что наверняка эта кошка захочет присоединиться к ловчим. Не для стражей ее хрупкая фигурка, это уж точно. И хорошо - не придется с ней часто делить свои дни. Ему не нравилось то странное чувство, что рыжий испытывал в ее присутствии.

+1

17

[indent] Шаг вперёд — и шаг назад. Бывшая одиночка с детства не была поклонницей близкого общения, и всегда старалась стоять от собеседника чуть поодаль. Или не всегда. Или когда собеседники — рыжие коты, отвечающие нахально, будто подначивающие каждым словом. Одного такого Чемерица знала, и отчаянно хотела бы забыть. Бесспорно, не стоило приписывать Прищуру, вроде бы серьёзному и ответственному стражу, черты её знакомца-авантюриста, но и сам Клановый не стремился к дружелюбной беседе. Напротив, словно иголки выпускал. Привёл — и теперь якобы подозревает.

[indent] Улыбчивость и спокойствие, подаренные серебристо-серой Стрекозой, испарились бесследно — на скуластую морду вернулось выражение печальной отстранённости, и смотрела она мимо чужой бледной зелени.

[indent] — Мелочи бывают очень важны, — проигнорировав сомнительную похвалу её охотничьим навыкам, обыкновенно неколебимо-спокойная и молчаливая Чемерица продолжила, — как та мелочь, из-за которой ты так странно относишься ко мне. Словно не хочешь говорить, и при этом говоришь, а не уходишь, — и это непонятное противоречие серебристо-серая приметила. Прищур, коль его травма была действительно лёгкой, мог бы уже спокойно покинуть эти земли, не выспрашивая у Чемерицы, «каким ветром её сюда занесло», однако упрямо оставался. Почему? В Клане Падающей Воды к ней пока относились по-разному: равнодушно, снисходительно, приветливо. Но посоревноваться в, казалось бы, совершенно бессмысленной колкости с Прищуром не удавалось никому.

Отредактировано Чемерица (28.01.2021 21:53:29)

+2

18

От его слов кошка как-то подобралась, снова вернулась на морду отстраненность, что была им замечена еще в первую встречу. Это взбесило рыжего еще больше, хотя какой реакции он ждал, когда нападал на нее своими словами?
— Мелочи бывают очень важны. Как та мелочь, из-за которой ты так странно относишься ко мне. Словно не хочешь говорить, и при этом говоришь, а не уходишь, — он и не думал, что Чемерица окажется столь внимательной. Она раскусила его странное поведение мгновенно, притом зная рыжего всего-то ничего.
Он раздраженно махнул хвостом, усевшись на холодный булыжник, и обвил хвостом же в защитном жесте свои лапы. Посмотрел быстро куда-то вверх, потом в сторону, куда угодно, но не на Чемерицу. Молчание затягивалось, да и взгляд отводить он дольше не мог. Представил, как Жало бы насмехался над ним, обычно смелым нахалом - и вперил зеленый взгляд в серебристую морду.
— Надо же, какая проницательность, — в его интонациях не было издевки, что могло послужить добрым знаком. Только какая-то странная усталость. — Ты мне напоминаешь одну кошку, которую я не должен был знать. И которую ты никак не должна напоминать, только и всего.
И теперь напоминаешь мне ту единственную душу, по которой я смог тосковать и думать дольше луны. Вот только она на мою свободу никак не могла посягать, а ты заявилась в клан и будто преследуешь меня с унылым упорством.
Страж вздохнул, склонил голову набок, словно изучая Чемерицу. Пристально разглядывал, прищурив глаза, полностью соответствуя тому имени, что было дано ему голосами предков, что лились в уши Камнесказа.
— Я тебе рассказывал про предков, ты тогда восхитилась тем, что наши души не пропадают бесследно. Так вот - ты похожа на мертвеца, Чемерица.

+2

19

[indent] Спокойствие в бледно-зелёных глазах кошки тлело с каждым мгновением этой странной беседы. Вот оно как, оказывается. Не одной ей тут мешают жить призраки прошлого, преследуя там, где, казалось бы, начинается совершенно новая жизнь. Чемерица едва удержала кривую улыбку, однако скулы болезненно свело, будто она съела что-то очень кислое, протухшее, и бывшая одиночка опустила взгляд, в котором более не было уверенности. Пристальное внимание Прищура вызывало теперь не только привычное желание скрыться, спрятаться, уйти, о нет. Серебристо-серой хотелось со всех лап убежать подальше, не слушать продолжение, которое неминуемо последовало.

[indent] Похожа на мертвеца.
[indent] Мертвеца.

[indent] Лёгкий шум ветра, дыхание Прищура, дыхание самой Чемерицы — на мгновение кошка не слышала ничего из этого. В ушах стоял только грохот камней и крик сестры, оттолкнувшей её от края утёса.

[indent] Сейчас бывшая одиночка желала одного — больше никогда не заговаривать с рыжим стражем из Клана Падающей Воды.

[indent] — Возможно потому, что должна была умереть, — она, а не младшая весёлая хохотушка с яркой шерстью и счастливой улыбкой.

[indent] Снегирь. Надо забрать снегиря. Чемерица резко наклонилась, чтобы подхватить птицу, однако замёрзшие и словно окоченевшие лапы дрогнули, и неприятный скрежет ломающихся когтей о покрытый инеем камень был оглушительным в тишине.

[indent] Кошка попыталась восстановить равновесие, но куда ей, бродяжке, до тренированных горных обитателей, и худощавое тело полетело вниз. Полёт, правда, не оказался долгим, и Чемерица почти облегчённо выдохнула, подумав про обыкновенный ушиб — такой же, как у Прищура. Однако за холодом и первым шоком постепенно приходила ослепляющая боль, а по грязному серебру шерсти расползалось кровавое пятно.

Отредактировано Чемерица (30.01.2021 00:47:46)

+2

20

Сказал - и умолк, вглядываясь в реакцию. Но не такой ожидал. Ему казалось, что Чемерица разозлится, молча скривится, да что угодно но не такую... пустоту. В ее глазах словно перестала светиться жизнь, даже слабого отблеска не было. Рыжий перестал кривить морду в ухмылке, та сползла, словно и не появлялась.
— Возможно потому, что должна была умереть.
Он задел что-то, что не должен был. Влез на совсем уж чужую территорию, беспардонно и зло разворошил чужую рану. Хотел отпугнуть от себя? Пожалуйста. Теперь страж осознавал, что вряд ли когда-то еще сможет наладить даже нейтральное общение с этой кошкой, после того-то, как она на него - сквозь него - смотрела.
Дальнейшее происходило быстро, даже слишком. Серебристая подорвалась с места резко, словно разучившись двигаться с истинно кошачьей грацией, рванулась в сторону пойманной птицы - и оскользнулась так, как он минутами до. Рыжий успел только метнуться в ее сторону, клацнув зубами в воздухе и не успев коснуться и клыком серой холки.
Она непременно разбилась бы, как та речная воительница, но высоты не хватило. Со своего места в оглушительном молчании рыжий увидел, как после резкого вздоха упавшей навзничь кошки под ней красится кровью снег. Как, как умудрилась? Рыкнув что-то нечленораздельное, он соскочил вниз по валунам, цепляясь когтями, один, кажется, вывернул и сломал. Плевать.
По его вине чуть не погибла - а еще может помереть ведь - кошка. Чужая, еще не принятая в клан, но разве не завещали предки ему иной путь и иное поведение?
— Когда я говорил про мертвеца, я не это имел в виду, дура!  — в его глазах блеснул и скрылся страх, когда кот оказался рядом. Осмотрев бегло, понял, что дело плохо. Шкуру пробил острый камень, и неизвестно, повреждено ли что-то внутри. Помочь мог только травник, и потому рыжий вцепился зубами в холку Чемерицы и рывком закинул ее себе на спину.
— Терпи и не отключайся! Я потащу тебя так быстро, как смогу, поэтому будет больно. И говори мне какую-то чушь, что угодно, чтобы не помирать раньше времени, поняла меня? — такие властные нотки в голосе его пробивались едва ли не впервые, и он обернулся на свою спину, силясь поймать ее затуманенный взгляд.
Я себе не прощу, если ты умрешь. Даже если ты - чужачка.
Он не знал, сколько времени потратил на карабканье по скользким валунам наверх, к тому месту, откуда Чемерица упала. Потянутую лапу пронзала боль, но рыжий ее не замечал почти, силясь успеть. Вроде чувствовал ее дыхание рваное, вроде живая еще. Проверять времени не было - только добраться назад.

► клан

+2