У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Любимые игроки!

Еще один год прошел. Нет, представьте только: Последнему Пристанищу, ставшему домом для всех нас, уже целых два года!
Два ярких года, полных историй, сюжетов, личных и глобальных линий, новых персонажей и захватывающих отыгрышей.
Мы любим вас, ребят!
И мы искренне хотели порадовать вас. Просим любить и жаловать: новый дизайн всея ПП. На сей раз мы решили более четко отслеживать племенную тематику, и в этом сезоне именно племя Теней удостоилось чести сиять на ваших экранах.
Кто станет следующим племенем? Зависит от вашего актива! Дерзайте, ребят!
И спасибо вам. От души, от амс, от каждого лично и всех нас в целом. Это непередаваемо круто: знать, что по ту сторону экрана тебя ждут. В обличии кота-воителя или человека в реальной жизни - не важно.

Любим вас.

Спасибо, что вы есть! С днем рождения, Последнее Пристанище!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » палатка предводителя


палатка предводителя

Сообщений 1 страница 20 из 37

1

http://s5.uploads.ru/JFyiY.png

палатка предводителя
——————————————————————
Примыкающий к каменной глыбе небольшой куст утёсника служит убежищем для предводителя племени. Тесноватая, но вполне уютная палатка нередко становится местом, где разрешаются важнейшие вопросы и принимаются судьбоносные для племени решения. Но чаще всё-таки лидер ночует здесь в одиночестве, обдумывая всё, что привлекло его внимание в течение дня. А когда приходит время обратиться к племени, предводитель взбирается на скалу собраний, находящуюся, как заведено, в шаговой доступности.

0

2

>Главная поляна
Тяжело казаться сильным и стойким перед всеми, когда изнутри тебя разрывает на мелкие кусочки и, врезаясь металлической дробью под ребра, бьет-бьет-бьет под дых. Звездопад тяжелой походкой вошел в свою палатку и тускло осмотрелся. Ничего не изменилось. Разве что стало менее уютно. То ли подстилку давно не меняли, то ли восприятие всего мира в целом значительно поменялось. Никогда еще Звездопад не загонял себя в рамки из-за провалов. И даже когда умирала Степь, он был самим собой, был Звездопадом, который до последнего вздоха Степи был рядом с ней. Сейчас же предводитель был обезоружен. Обычно, после посвящений своих учеников в воины, Звездопад чувствовал небывалый прилив сил, гордость, уверенность. А сейчас его сопровождали усталость, смятение и гнев.
- Какая же ты дура, - скрипя зубами, цедил предводитель. Подойдя к своей подстилки, он практически с разбегу завалился на нее и зарылся головой во мху. Застыв, он слышал свое сиплое дыхание и четко отстукивающий по полу хвост. Он устал. Устал от этой перебранки на Совете, от этих сложных решений. Устал отстаивать свое племя перед лесом, давать соплеменникам то, что они хотят - надежду и веру в будущее. Кот выгорел. А Воробейница лишь подлила масла в огонь своим безрассудным поступком. И случись бы у источника то, чего так вожделела рыжуха, кто знает - чем бы оно обернулось? Может, они сейчас любовно засыпали в этой самой подстилке, греясь друг о друга пушистыми боками. Звездопад бы обязательно попросил Степь прийти к нему во сне, чтобы та не серчала и одобрила выбор. А она бы одобрила. Сама перед смертью просила отпустить ее и продолжать жить. И вот появилась она. Воробейница. Та, в которой Звездопад рассмотрел это "продолжать жить", та, которая могла бы изменить его черствую натуру.
"Но не смогла."
От одной только мысли о том, что прямо сейчас Воробейница могла бы быть тут и они бы непременно обменивались добрыми словами и  вспоминали все моменты ученичества, еле сдерживая смех, Звездопад злился. Обмякшее на подстилке тело резко напружинилось и кремово-полосатый резко вскочил. Яростно зарычав, он начал зверски драть подстилку, разрывая ее на мелкие куски и разбрасывая мох по сторонам.
- Я же, - крупный шмат мха, перемешанного с травой оказался в пасти Звездопада и он резко отбросил его в стену, - хотел, - валявшийся под лапами камешек звонко отскочил от другой стены, - как лучше, - глухое рычание сменилось звериным немым криком. Звездопад открывал рот, пытался орать от злости и гнева, скопившегося в нем, но изо рта вылетал лишь едва слышный хрип. Он сдерживался, чтобы никто, никто не услышал, - Как лучше для нее, Степь! Она не понимает!
Вырвалось из глотки лидера и тот резко опустил голову вниз. Тяжело дыша, он смотрел на разодранную в клочья подстилку, от которой осталось лишь одно название и не понимал "За что мне было дано это испытание?" Он не хотел причинить боль Воробейнице своим грязным необдуманным поступком, а в итоге причинил боль в два раз большую. И как он это сделал? Да, он не сделал ни-че-го. Вот уж парадокс.
Глядя на бедлам в палатке, Звездопад недовольно фыркнул и завалился на холодную землю. Плевать он сейчас хотел на комфорт и удобства. Отвернувшись от выхода из палатки, предводитель осклабился и положил голову на передние лапы. Спать не хотелось. Было решено отлежаться здесь недолго и навестить Полуночника. Пусть накормит маковыми семенами.

+6

3

граница с племенем Теней > главная поляна >



— Пока мы тянем кота за бубенцы, отсиживаясь в тени, они, наверняка, уже заручаются поддержкой Львинозвезда, - серебристая воительница на мгновение скептически сощурилась, однако затем погрузилась на краткий срок в свои собственные мысли, машинально не сбавляя ходу. О том, что сумрачные плаксы могут запросить помощи у своих дальних соседей, она сама как-то и не подумала, а потому ощутила лёгкий укол досады. Если она намеревалась двигаться по намеченному ею самой пути, то следовало бы обзавестись острым аналитическим умом. Или практиковаться с тем, что подсунула матушка-природа.

- Какой предводитель потащит своё племя через ледяную воду и весь лес ради помощи этим Сумрачным недоумкам? - с нескрываемым пренебрежением бросила Гончая, когда они оказались в лагере. О том, что Львинозвёзд окажется таким идиотом, думать как-то не шибко хотелось: ни орущая на весь лес Комета, ни её сборище жаб не стоили такого благожелательного жеста, даже если Солнцезвёзд не сумел удержать свой длинный язык-помело во рту и превратил Совет в балаган. Солнцезвёзд и Комета смотрелись бы отличной парой: чудовище и... чудовище, - усмехнулась про себя воительница. Её мимолётная радость сменилась окаменевшим выражением, едва она поняла, что вся шумная свора их оруженосцев оказалась посвящена в воители. Новые воины были, несомненно, вторым дыханием для племени Ветра, однако янтарные глаза немедленно выцепили из толпы рыжую шерсть. Губы Гончей дрогнули в неразличимом для окружающих отвращении: это предстало сегодня перед Звёздным племенем? Назойливо-рыжая, словно кричащая о себе и своём несносном норове, долговязая, словно желторотый птенец - вся эта навязчивая живость мозолила глаза воительницы. Слишком молодо, слишком энергично, слишком вездесуще.

- Кто-то раскидал вонявшие травами внутренности, протащив их через нашу границу к племени Теней, - ровным голосом доложила о своём прибытии серебристая, останавливаясь у входа в палатку предводителя. Не ступая ни шагу дальше: многолунная выучка чеканила в подсознании о том, где было её место, однако кошка не сводила взгляда со Звездопада, вестимо, находившегося не в лучшем расположении духа. - наши обожаемые соседи приняли это за угрозу с твоей стороны. Гостинец их патрульные забрали с собой, делиться с нами отказались. - завершила Гончая, терпеливо ожидая. На языке у неё вертелись иные вопросы, о которых спрашивать следовало уже после окончания официальной части разговора. Что же, если так нужно, то никто никуда не спешил.

+5

4

главная поляна >>

Тихий шаг, плавное приземление на холодные камни. Суховей занимает свое привычное место возле входа, где еще маленьким котенком прятался, подслушивая разговоры. Только теперь он не прячется, а каменным сторожем сидит на выступе скалы, остроклювым вороном или, если угодно, крысиным королем, сопровождая взглядом каждого незваного гостя.

Степь.

Имя матери колит язык, утяжеляет веки.
Теперь еще и с мертвыми разговаривает, - скупой вздох. Каждое обращение к прошлому было удушающим. Сложные отношения отца с погибшей матерью не столько настораживали, сколько напоминали о счастливых временах и делали Звездопада каким-то удивительным образом виноватым во всем, что случилось. Но по-настоящему колющим было то, что Звездопад все еще помнил об их старой семье и это имя на его языке как будто бы и правда возвращало мать на эту землю, а это было отвратительно невежливо по отношению к тому прошлому, потому что он уже однажды разрушил счастливую семью и у него теперь нет никакого права собирать ее по кусочкам спустя десяток лун.
Да и вообще, что за неуважение к мертвецам.
Дал бы матери помереть уже спокойно.

Гончая выглядела серьезной. Раскиданные внутренности - нет.  Это было некрасиво и смешно, поверить в такое сложно, если ты не видел эти кишки своими глазами. Неужели сумрачные правда думают, что Звездопад был бы способен на такой отчаянный провокационный жест? Неужели сумрачные на Советы не ходят, дальше границ своих ничего в упор не видят? Но Вей оценил эту выходку, кто бы там ее не совершил. Это было настолько в его духе, что он даже пожалел, что сам до такого не додумался.

Отредактировано Суховей (16.11.2018 10:51:10)

+1

5

Приглаживая вздыбившуюся на загривке шерсть, Звездопад тяжело задыхался и жадно глотал прохладный воздух полной грудью. Лежа на голой земле, он пялился на выход из палатки. Перед глазами плыло, но этот силуэт он узнает даже если будет практически слеп. Тяжелые лапы быстро подняли тело и предводитель с присвистом выдохнул сквозь зубы.
- Чего тебе нужно? - сухо, даже не поздоровавшись с собственным сыном, отчеканил Звездопад. Сорвавшийся голос отдавал хрипотцой и кремово-полосатый был готов отдать все за глоток холодной воды.
Его отношения с Суховеем нельзя было назвать ни плохими, ни хорошими. Их просто не было. Звездопад совершенно не воспринимал сына, да и вообще лишний раз старался избегать встречи с ним. Суховей слишком остро напоминал лидеру о почившей возлюбленной, о прошлой жизни и о том дне, когда глаза Степной Звезды заволокло пеленой. Хлестнув себя хвостом по боку, предводитель племени Ветра выразил открытое недовольство. Ему всегда не нравились эти выходки Суховея - делать то, что душе угодно, пренебрегая и личным пространством и уважением со стороны других. Льдистые глаза сошлись в прищуре, как только возле входа в предводительскую возникла еще одна тень. Легкое дуновение ветра донесло запах Гончей.
" Не палатка предводителя, а поляна Советов", - конечно, он догадывался, что Гончая с пустыми вестями сюда просто так не зашла бы. Но настроение. Можно ли за пару мгновений стать уравновешенным и хладнокровным, если ты только что разгромил собственную палатку, превратив ее в сущий бардак, похлеще Отхожего места.
Наспех оглядевшись, Звездопад откровенно забил на окружающую его обстановку. Не миловаться пришли.
— Кто-то раскидал вонявшие травами внутренности, протащив их через нашу границу к племени Теней, - Гончая остановилась возле входа в палатку. Новость ударила огромным булыжником по голове и предводитель недовольно прижал уши к затылку. Сдержав рычание, он кивнул Гончей.
- Заходи, - в тот же момент кремово-полосатый развернулся и прошел вглубь разгромленной палатки.
— наши обожаемые соседи приняли это за угрозу с твоей стороны. Гостинец их патрульные забрали с собой, делиться с нами отказались.
Глухое гортанное рычание вырвалось из уст Звездопада и, сев посреди палатки, он недобро свел брови.
"Решили действовать в своих лучших традициях? Обманом? Или в племени есть крысы?" - причмокнув и скорчив недовольную морду, Звездопад рыкнул в сторону выхода.
- Что ты хотел, - повторил вопрос к сыну Звездопад и выпустил в землю когти.
Предводитель перевел взгляд на Гончую. Отличную воительницу воспитал. Медленно выдохнув, Звездопад через силу заставил себя не разгораться пламенем и не метать все вокруг от злости.
- Кто был с тобой в отряде? - холодно спросил кот и обвил лапы хвостом, - Сумрачные ублюдки решили играть по-грязному, подставляя нас, - голубые глаза смотрели словно бы сквозь серебристую воительницу, - Как посмели эти жабьи отродья переступать наши границы, - не вопрос, а утверждение. Почему-то Звездопад совершенно не сомневался в намерениях Теневых. Стоило племени Ветра поддержать Грозовое, как практически сразу же произошел весьма занимательный инцидент, - Ты запомнила запах трав? Сможешь описать его Полуночнику? - уже гораздо мягче спросил у Гончей лидер.
Кот исключал вероятность того, что это могли учудить его соплеменники, но в глубине души зажигалась совсем маленькая искра недоверия и напряженности.
"А что если могли? И зачем?"

+4

6

Гончая кратко кивнула Суховею, несмотря на то, что чёрные губы оставались сомкнуты: говорить помногу она не любила, а в случае с сыном предводителя и вовсе предпочитала не ввязываться в никакие словесные перепалки. Возможно, среди испытываемых эмоций по отношению к молодому воину было даже некоторое понимание - кажется, она сама лишь недавно научилась держать язык за зубами, глядя на тех, кто уступал ей в воинском и охотничьем ремесле, но не закрывал свою пасть ни на мгновение.

- Кто был с тобой в отряде? Ты запомнила запах трав? Сможешь описать его Полуночнику? - обратил своё внимание на неё Звездопад. Серебристая кошка дёрнула кончиком хвоста, обозначая начало процесса копания в собственном подсознании и памяти. Длился этот ритуал, впрочем, пару мгновений: все детали происшествия, столь сильно запавшего ей в голову, плавали на самой поверхности подкорки и ловились на коготь так же легко, как дохлая рыба в пересыхающей луже.

- Шершень, Свиристель, - коротко отозвалась Гончая. - воняло чесноком. Возможно, было что-то ещё, но запах перебила эта вонь. - на секунду она помедлила. Янтарные глаза холодно сверкнули, стоило ей коснуться взглядом Суховея, однако кошка не сказала ни слова: раз Звездопад полагал, что тот не должен быть выгнан и может греть уши, пусть так то и будет. - Вокруг не было никаких следов разделки туши. Ни тела, ни крови, ни шерсти. Эта дрянь появилась из ниоткуда на нашей стороне границы, а потом её протащили в сторону племени Теней. Чтобы нытики Кометы смогли это осуществить, им потребовалось бы протащить свой подарок по воздуху на наши территории и затем вернуть обратно уже обычным путём.

+5

7

Это как против ветра холодного ступать, коль совсем тяжело - согнешься и в снегу заснешь, замерзнешь на смерть, а если цель впереди есть, дающая надежду по крайней мере на согретую душу, то можно и потерпеть.

Но он никогда не привыкнет к этому отцовскому тону, морозному ветру, к этим глупым повторяющимся вопросам: что тебе нужно \\ зачем ты пришел \\ зачем ты здесь, на этой земле, Суховей. Правда, зачем? Но разве не ты меня создал, разве не ты дал возможность говорить и мыслить, дышать, терпеть все эти вопросы? И какого Звездоцапа теперь спрашивать, что мне нужно.
Кажется, за эти луны должно уже стать понятно.
Если нет, то на глупый вопрос всегда найдется глупый ответ.
- Пришел охранять тебя от сумрачных бандитов. Того и гляди, на шею сядут, моргнуть не успеешь, - отрезал воитель ровным спокойным голосом. Ему нравилось, что рядом была Гончая, регулировавшая обстановку. Вроде ничего лишнего не скажешь, а вроде и ближе подойдешь, шансом воспользовавшись.

Звездопад говорит про подставу, подставить свое племя, подставить себя. Звучало абсурдно и смешно.
А еще потом про запахи спрашивает, как будто воители травинки каждый день нюхают. Ага, вонь с примесью вони, - Суховей с улыбкой взглянул на Гончую, но та оказалась не такой простой. Впрочем, чеснок действительно сложно с чем-то перепутать. Чеснок, великие мертвые предки. Ну надо же было додуматься.

- Либо обмазаться чесноком с дерьмом и прогуляться по нашей территории. Может, кто-то из сумрачных решил под шумок развязать войну межлесную? У меня даже есть догадки, - улыбнулся Суховей. Пустые разговоры его раздражали, все эти догадки редко к чему-то приводили. Ситуация была из ряда вон выходящая, сумрачные быстрее нанесут ответный удар, чем выяснится, в чьих зубах эти кишки лежали.
- Комете только повод дай, поллеса разнесет. Лучше заняться серьезной боевой подготовкой племени, пока не стало слишком поздно, - для Вея никогда не было поздно, но тем хилым оруженосцам только война мозги вправит. Суховей уже не мог смотреть на пассивность племени, которая разрасталась с каждым днем. Все эти глупые игры, возня с котятами. Любому грамотному в ведении боя предводителю таких жителей за ночь удастся с их земель вышвырнуть, - мышцы напрягались при одном воспоминании о сказках про изгнание. Может он и не был привязан к соплеменникам, но думать про свое племя, как про слабаков, он никому, кроме себя не даст.

+4

8

Ответ Суховея заставил Звездопада напрячься всем телом и, скрипя зубами, медленно повернуть голову в сторону сына. А сын ли вообще? Хотя гляньте, ко-пи-я. Неужели в таком же возрасте и сам Звездопад был невыносим? Вспоминая все косяки прошлого, даже в горле ком встал. Но быстро придя в свое прежнее состояние, предводитель лишь сухо отфыркнулся.
- Конечно, совсем забыл, - съязвил в ответ кремово-полосатый и нервно дернул хвостом. Переведя мимолетный взгляд на Гончую, он безмолвно извинился, на мгновение прижав уши к затылку. Но и молчать уже не было сил. Слишком долго кот держал в себе все эти закипающие внутри эмоции.
Как только Гончая приступила к рассказу, Звездопад медленно втянул воздух в легкие и задержал дыхание, стараясь выхватить из рассказа воительницы как можно больше информации. Когти то и дело боронили почву под лапами, желая впиться не то в наглую морду Суховея (чего отец конечно бы не сделал), не то нагнать сумрачный патруль и засунуть им эти кишки в свое законное место. Ни то, ни другое сейчас бы не удалось сделать. А жаль. Суховей слишком много себе позволял. Даже будучи родной кровью предводителя, он не имел права на такие вольности. Но проблемы племени уже давно стали первостепенными вопросами в жизни Звездопада.
- Говоришь, следы тянулись исключительно с нашей территории? - кремово-полосатый еще сильнее нахмурился. Тут явно кто-то очень хорошо поработал, - Это как-то слишком умно для жабоедов. Разве что попробовать пронести потроха в каких-нибудь листьях лопуха, - перед Гончей Звездопад не боялся высказываться и выдавать предположения. Она была из тех немногих, кому он мог доверить в принципе любую тайну. Относился к своим ученикам предводитель очень трепетно, старался быть для них и другом и отцом, если потребуется. По итогу каждый из учеников, прошедших через лапы Звездопада по праву становился надежным и верным другом. Даже если эта дружба заключалась в перекидывании парочки стандартных фраз, предводитель знал - им можно доверить все.
В этой суматохе даже ситуация с Воробейницей обрела какой-то философский характер и отошла на второй план. Племя Теней явно сделало свой первый ход. Хотели ли они разжечь на этом фоне войну или просто унизить соседнее племя - еще предстояло узнать. Но нестандартное появление кишок на территории Ветра напрягало лидера и он не мог отвязаться от мысли, что подсобить жабоедам мог и кто-то на стороне. Или кто-то, кто так или иначе был несогласен с политикой собственного ветряного племени. Льдистый взгляд перескочил на Суховея.
— Либо обмазаться чесноком с дерьмом и прогуляться по нашей территории. Может, кто-то из сумрачных решил под шумок развязать войну межлесную? У меня даже есть догадки. Комете только повод дай, поллеса разнесет. Лучше заняться серьезной боевой подготовкой племени, пока не стало слишком поздно, - предводитель едва заметно осклабился и подошел вплотную к сыну, так, что его грудь коснулась чуть менее широкой груди кремового Суховея.
- Ты поучи меня как племенем управлять, - срываясь на рычание, прошептал Звездопад и, чуть напирая на сына, тут же отступил. Позволить себе поднять лапу на родную кровь Звездопад бы никогда не позволил. А порой хотелось влепить пару оплеух. Впрочем, сам был виноват. Если бы отец и сын не отдалились бы так друг от друга, то из Суховея наверняка вырос бы куда более смирный и воспитанный кот, - Шутки шутить вздумал, да? Уши греешь. А ну, вон пошел! - клацнув зубами в конце фразы, Звездопад выставил переднюю лапу вперед, указывая на выход.
Обернувшись к Гончей, лидер раздраженно взмахнул хвостом.
- Идем. Нужно собрать отряд и выдвинуться к Теневым. Я это просто так не оставлю, - подойдя к Гончей, предводитель благодарно потерся щекой о щеку воительницы, побуждая ее двинуться вперед. Внутри что-то приятно обожгло. Но только голубой взгляд коснулся Суховея, предводитель добавил, - Идем, - уже адресовав сыну, пробасил кот.
Ему и впрямь хотелось бы иметь хорошие отношения с Суховеем, но как же он вымораживал своим бестактным поведением. Да только понять, что проблема-то тянулась из-за самого Звездопада и что именно из-за него сын стал таким, лидер понять еще не мог. Проще было скинуть все на врожденную строптивость и личную обиду Суховея на непутевого отца. А Звездопад просто не мог находиться рядом с Суховеем. Слишком уж больно кололо под сердцем. То ли от воспоминаний о счастливой семье, то ли от осознания, что предводитель эту семью разрушил.

>главная поляна

+3

9

Глухой рык вырвался из самого нутра. Вот так, ты с душой и заботой, а тебя прочь гонят и даже слушать не хотят.
Суховей конечно рад был бы поучить, как племенем управлять, и порой его брала сильная тоска по отсутствию этой возможности. Уж он то смог бы расставить все по местам и сделать из племени Ветра настоящую легенду, но у Звездопада были свои планы на этот счет, с которыми Вею было тяжело считаться. Пока Звездопад гонит своего сына, сын в пасть глядит и только ближе пытается надвинуться, чтобы довести все действия и мысли отца до своего логичного завершения.

Давай, ударь. Неужели боишься?
[indent]  [indent]            Что тебе мешает?

Пусть терпит еще хоть век - не сможет, Суховей уверен. Терпение не вечное же, порвется, расколется, рассыпется. Может хоть за этим неведомым материалом он увидит настоящего Звездопада, который терпеть своего сына не может, убить готов, только шанс дай. Пусть хоть так, всяко лучше чем непонятное чувственное месиво из агрессии и молчания. Вот он и лапу поднял, неужели. Только не на сына. На выход показывает. Конечно, знаем, понимаем. Но просто так не уйдем.

Звездопад был уверенным и возбужденным от всей этой ситуацией. Суховей ценил это его состояние, но не понимал, зачем тому понадобилось с Кометой разглагольствовать. Разве эта кошка была хоть сколько-то внушаемой? Воитель кинул взгляд на Гончую. Вот несладко же им придется папины загадки разгадывать и думать, какие бы аккуратные слова подобрать для объяснения. Как будто бы те на границе все друг другу не сказали, ну что за глупости. Тут разве что боевой отряд отправлять.

- Решил начать войну первым? Обещаю не подвести, папочка.

Фраза была про сумрачных, но получилась какой-то двусмысленной и Суховею это даже нравилось. Он проводил отца с Гончей взглядом, и, оценив масштабы отцовской злости (или чего-то другого?) в виде разодранной в хлам подстилки, двинулся следом.

>> главная поляна

Отредактировано Суховей (21.11.2018 21:28:40)

+5

10

— Это как-то слишком умно для жабоедов. Разве что попробовать пронести потроха в каких-нибудь листьях лопуха, - серебристая воительница задумалась над данным вариантом на мгновение, однако, помедлив, качнула головой в знак отрицания. Янтарные глаза сощурились, пока кошка вновь, по самым крошечным крупицам, восстанавливала картину мира, развернувшегося на границах. Затем холодный рассудок обработал и слова Суховея - вряд ли слова сына предводителя предназначались ей и именно для этих целей, однако о таких упущениях Гончая предпочитала размышлять на досуге. Сейчас её разумом всецело владела загадка, как и кто сумел провернуть то, что им представилось на границах.

- На носу сезон Голых деревьев, а вся зелень уже давно завяла и пожухла. В тех жалких лоскутах, которые уцелели от лопухов, невозможно отнести куда-то пару желудей, не говоря уже о чьих-то внутренностях. Ещё и не пролив ни капли крови по дороге, - заметила молодая кошка. Кончик хвоста покачивался в такт её голоса: анализ ситуации ещё не заканчивался. Полностью оправдывая своё имя - жаль, что она не была вхожа в говор двуногих и не могла в полной мере оценить всю иронию, - будто охотничья собака, Гончая рвалась по туманному следу, стремясь выловить в омуте догадок постановщика всей этой пьесы. В ушах иногда, кажется, даже отдавался призрачным эхом насмешливый голос, путавший её и разжигавший азарт сверх всякой меры.

Уловив взглядом движение и повернувшись из собственных мыслей на голос, среброшкурая в полной мере оценила напряжённые отношения между Звездопадом и Суховеем. И, как подобает хорошему солдату, промолчала. Её голоса здесь не просили, а потому каждому будет лучше сделать вид, что она не застала ни слова из столь неловкой и погребённой под пластом привычного лицемерия сцены. Прикосновение к щеке предводителя теплом отдалось в её собственном разуме. Привычно невозмутимые черты дрогнули, на самое краткое мгновение оставив её той, кем она являлась: совсем ещё молодой кошкой, отчаянно старающейся стать лучшей для единственного в племени, кто мог достучаться до душонки, прятавшейся за стеной иронии от окружающих. Старающейся показать, насколько для неё это важно, но не имевшей никогда под носом ясных примеров того, как можно сделать это живыми словами. Наверное, она бы сама удивилась тому, насколько хорошей казалась на вид, позволив себе искренне улыбнуться: столь резок был контраст с тем, как холодно, почти уродливо кривились её губы ранее на границе, стоило ей услышать слова того грязнокровного.

- Разумеется, - отозвалась Гончая, говоря о патруле и его целях как о уже почти решённом вопросе. Выходя из палатки, она невольно глянула на две спины, шествовавшие впереди. Так ли различаются отец и сын, как им хотелось бы думать?



главная поляна.

+2

11

разрыв вот отсюда палатка предводителя
Теперь-то точно воительница чувствовала себя не в своём месте и не в своё время. После всего того, что наворотилось на главной поляне, серошкурой и самой хотелось поскорее возвратиться восвояси, хоть и было волнительно за то, что тут станется со Звездопадом. Впрочем, ровно до того момента, пока кошка себя не осекала - это ж так-то и дело не её, не речное. А других беспокойств за чужих предводителей иметь было никак не положено.

Тем не менее, когда Звездопад пригласил кошек к себе в палатку, Медведица мягко и податливо прошмыгнула следом за ним, осторожно глянув на Краснопёрку. Пятнистая хотела мира, как и Медведица, но наша героиня то и дело остерегалась, что их понятия о мире могут разойтись у самого корня, а методы и средства, какими этот мир можно бы было достичь, в её мире оказались бы другим. Краснопёрка видела побольше и Медведицы, и, кстати, Созвездия: как её мать, она могла одна из немногих и пользоваться этим. И Медведица была очень рада, что не одна загналась в это -  прямо в палатку к Звездопаду.

От встречи к встрече Медведица словно только начинала понимать, с каким серьёзным и внушительным котом судьба свела её, хоть и по делу, и в такой непозволительной близи даже нехотя сторонилась, опасаясь перейти ещё какую-то не перейдённую черту, если такие оставались. Тут, в палатке, шум поляны был то ли приглушён, то ли местами и совсем задушен, и они спокойно могли говорить.

- Твой сын не понимает и капли того, в какую грязь окунает свою честь, - негромко добавила кошка, - В нём больше твоей сестры, чем тебя. Впрочем, едва ли Звездопад сам не знал, что взрастил под своим крылом какое-то бесчестное нечто, и едва ли Медведица, сама бездетная, могла бы понять, какие терзания его мучают, но она точно чувствовала, буквально осязала этот валун ответственности и бед, который Звездопад нёс, чутка понурившись, а любой другой уже давно бы трижды задавился.

- Спасибо за такой тёплый приём, - улыбнувшись, поблагодарила кошка, - Хоть я и боюсь, что не все твои воители рады нас видеть.

Не теряя улыбку, кошка на немного замолчала. Казалось бы, ей надо было быстро разделаться с делом и торопиться домой, пока запах вереска не впитался в её кожу намертво... Но Медведица вертела головой по сторонам. Она впервые была в чужом племени, и, хоть и повестка дня была мрачна и скорбна, в ней со стыдливым азартом замешкался маленький котёнок, который нарушил правила взрослых и куда-то удрал. Палатка Звездопада ни капли не походила на ту, что у Созвездия, и Медведица не могла скрыть интерес. Но и чувствовала себя она тут куда смелее, чем на главной поляне, где они с Краснопёркой были на виду у всего-всего племени.

- Ты не догадываешься, что может хотеть Макошь? - спросила кошка как можно мягче, опасаясь, что в её словах может почудиться упрёк, оттого Медведица и назвала одиночку только по имени, остерегаясь упоминать родственные связи.

+2

12

>разрыв с главной поляны

Как же ему сейчас хотелось просто побыть одному. Ветролап надавил слишком глубоко, заставил рану вновь кровоточить и хлестать тонкой струйкой алой жидкости. Как же сложно быть предводителем и простым лесным котом. Как же жестко приходится разграничивать себя в понятиях и заниматься раздвоением личности. Для племени ты Звездопад, а в душе Соломник. Как бы не запутаться.
Одно лишь могло обрадовать предводителя пустошей - Медведица и Краснопёрка были совершенно другими. В их телах текла иная кровь. Не та, что жаждет мести и власти. Это были самые простые кошки, в которых отражалось столько женственности и мольбы мира, сколько б у всех воинов не наскребли бы за душонками. С другой стороны, нужно было понимать, что это кошки. Они от природы призваны быть матерьми. У них есть этот невесомый, но такой сильный дар материнства, поддержки и заботы. И пусть две из представительниц прекрасного пола занимали места предводителей... они обе были кошками. За их властными словами и деяниями стояли хрупкие, заботящиеся не только о своих шкурах, готовые спрятать под свое крыло всех своих соплеменников, кошки. Котам этого было не понять. Сколько б у них не было сыновей и дочерей, сколько б в них не было благородства и заботливости, они оставались каменными скалами, не способные чувствовать этот мир так тонко.
Звездопад, войдя в палатку, облегченно выдохнул. Наконец, можно было снять с себя напряжение, уйти от глаз соплеменников и избежать конфликта. Точнее, убежать от конфликта. Бегство, не иначе. Палево-полосатый жестом позвал за собой речных кошек, сам же устраиваясь возле своей подстилки. Тишина в палатке грела ухо, а осевшая на земле пыль казалась такой родной и необходимой прямо сейчас. Здесь его единственная возможность побыть наедине с собой. Здесь, он мог быть Соломником.
— Твой сын не понимает и капли того, в какую грязь окунает свою честь, - подала голос Медведица и Звездопад устало выдохнул. Тяжелый взгляд коснулся глаз Медведицы, а затем предводитель покосился в сторону выхода из палатки, — В нём больше твоей сестры, чем тебя.
- Ох, нет Медведица, к сожалению, нет, - тяжело признаваться в своем провале,  - Он и есть я, - в голове всплывает стычка с соплеменниками, из которой Соломник выходит униженным, побитым. Как Ветролап сейчас, - В нем сейчас больше меня, чем во мне самом, - голубые глаза упираются в грудь Краснопёрки и Звездопад небрежно цокает языком, - мы все вынуждены притворяться, чтобы обеспечить себе комфортную жизнь, - уже более уверенно заключил предводитель, осознавая, что начинает копать слишком глубоко, - Это послужит всем хорошим уроком.
Кота разрывало на части от того, что он ничего не мог сделать с этой системой. Хотел он того или нет, но ему придется до конца жизни быть кем-то, но не собой.
- А чьи воины будут рады появлению воителей другого племени у себя в лагере, - усмехнулся предводитель и сел, обвив хвостом лапы, - И все же, что-то заставило вас прийти сюда. Созвездие?
О, он и не удивился бы, если бы оттуда лапы росли. Одно он понимал точно - если все исходило от предводительницы Речного племени - ей ни за что нельзя было узнать о том, что сейчас произошло на главной поляне. Нужно было в срочном порядке искать рычаги воздействия на Медведицу и Красноперку.
- Она может хотеть лишь одного - истребления наших устоев и жизней, - голубоглазый нездорово откашлялся. Простуда давала о себе знать, - Нужно рвать шаблоны и заставить предводителей посмотреть чуть дальше, чем друг другу в морды. Иначе войны не избежать. И если того потребует ситуация, как бы мне не хотелось это говорить вам, я буду вынужден на когтях доказывать вашему племени свою правоту, - как бы ему ни симпатизировали Краснопёрка и Медведица, у них была своя предводительница, свое племя. И они, так же как и Звездопад, были готовы отстаивать честь своего племени. И друзьями они могли считать лишь в мирное время. А вынуди их случай - придется драться. Этим лесом правят жесткие устои.

+2

13

--разрыв--
[indent] Краснопёрка нырнула в палатку предводителя, с удовольствием отмечая, что гул с главный поляны заметно поутих. То, что они стали невольными свидетелями разборок в племени Ветра, могло сыграть на руку Речному племени, но использовать это преимущество нужно с умом, дабы создать хоть и хрупкий, но все-таки мир между племенами.
[indent] Она перевела взгляд на Медведицу, глазам потребовалось время, дабы привыкнуть к полумраку, и тяжело вздохнула осознавая, насколько трудная это доля - воспитание потомства. Чуть упустишь и будет катастрофа. Что и произошло с Ветролапом. Сложно было винить во всем юнца.
[indent] - Дети, порой, берут худшее от родителей и требуется много лун, чтобы воспитать в них достойный характер. И, зачастую, это не ограничивается шестью лунами. Он просто еще слишком молод, Звездопад, - мягко, почти ласково начала воительница, обращаясь к чужому предводителю скорее как к другу, - Он многого еще не понимает, считая себя самым мудрым на этом свете. Это пройдет. Ты все верно сделал. Не думаю, что я вправе давать тебе советы.
[indent] Краснопёрка не хотела войны. Не хотела драть шкуры соседей и мудрый вожак найдет выход из сложной ситуации. Но все сугубо индивидуально. Они все-таки воины, а не домашние киски, они могут постоять за себя не только словом, но и когтями. И, если бы сегодняшняя агрессия Ветролапа по отношению к речным вышла бы из под контроля, пришлось бы защищаться. И плевать, что они в чужом лагере, шли то они с миром. Кошка слегка повела плечами - усталость давала о себе знать.
[indent] - Нет, Звездопад. Созвездие не знает, что мы пришли, - она покачала головой, поднимая взгляд зеленых глаз на его, голубые, - Мы хотим мира. И только поэтому мы здесь. Лес видел слишком много крови, тем более, сейчас мы будем сражаться не со своим истинным врагом, а грызть друг друга. Звездопад, - кошка выпрямила плечи, серьезно глядя на степного короля, - От лица своего племени я приношу тебе искренние извинения. Мудрый кот тот, который способен признать свои ошибки, ошибки своего племени и, я не хочу ждать пока это поймут остальные. То оскорбление, что нанесло племени Ветра Речное - непозволительно. Мы, - она перевела взгляд на Медведицу, ища поддержки, - Сделаем все, что в наших силах, дабы не развязывать войну. Я думаю, что здраво будет объединить наши силы. И я прошу от тебя только одного, - она моргнула, - Чтобы племя Ветра не мстило нам и приняло наши извинения. Чтобы согласилось объединить силы и принять помощь. И, тогда произошедшее сегодня на главной поляне не покинет пределы лагеря вашего племени.
[indent] Краснопёрка прерывисто выдохнула, осознавая, что в данной ситуации одно только не осторожное действие поглотит племена, сожжет их дотла подобно лесному пожару, что уничтожает все на своем пути. Этого нельзя было допускать, политика - дело весьма тонкое и далеко не всем она по плечу. Вовремя заключенный договор, что подкреплен не пустыми обещаниями, а чем-то взаимовыгодным для обеих сторон - самый лучший. Увы, далеко не все вожаки это понимают, предпочитая спускать все на честное слово.
[indent] - Та кошечка, Озерце, - взгляд на мгновение потеплел, - Не наказывай ее. Она славная. И она очень переживает за нынешнее положение дел, как и мы все.

+4

14

Пока Звездопад отрывисто говорил о своём сыне, Медведица не без печали на сердце вспоминала, с какой яростью и уверенностью Ветролап плевался до ужаса грязными вещами прямо посередине их лагеря, и никак не могла представить, что в нём могла быть не то, что бы большая, а хотя бы малейшая часть от его родителя. Или, быть может, их кровь и впрямь дряна, и даже от Звездопада стоило держаться подальше?.. Макошь была тому дополнительным доказательством. Хоть какие-то похожие мысли и мелькнули в голове серошкурой, убеждать себя в их правдивости она почему-то не стала.

- В нём больше голоса, чем ума, - неожиданно заявила серошкурая, - И редкая беда в голове серьёзней, чем эта. Так жаль, что одной доброй крови мало, чтобы её избежать.., - закончила кошка, вновь уведя глаза в полумрак.

О, Медведица перевидала многих котят, хоть так и не дала жизнь даже одному. Не в каждом из их сердец ютилось столько злости, сколько сочилось аж через саму морду Ветролапа, но юность так же гуляла сквозь их умы шаловливым пустым ветерком. Благо, чаще всего он довольно скоро иссякал. Наверное, только не из её сестры... Гораздо позже Медведица ещё предположит, что едва ли сама так хорошо знает Звездопада, как его собственный сын. Да что там - она вообще его не знает... И хоть Ветролап уже не был котёнком, это всё ещё не казалось ей чем-то значимым.

- Не всегда ведь тропинки к нашему процветанию и счастью должны лежать поперёк шей друг друга, - уже немного нервно продолжала Медведица, ведь слова о таких серьёзных и даже далёких вещах были часто чужды даже её мыслям, - А мы ведь все хотим-то по сути одного. Неужели племена перестали видеть друг в друге таких же простых сородичей?..

В голосе воительницы слышалось плохо прикрытое отчаяние, несуразно напоминавшее ещё совсем-совсем детское. Дрожащий её голос обрывисто растворялся в полумраке чужой палатки, но кошка надеялась только на одно - на то, что он всё-таки касается ушей Звездопала. И его внимательный, хоть и всё ещё неловко тяжёлый взгляд давал на это надежду.

- Мы пришли говорить с тобой не как вражеские воительницы, а как кошки, - добавила кошка, плотно натянув изнутри воздухом все лёгкие, - Кошки, которым страшна война. Которые не хотят, чтобы их близкие содрогались от лишнего шороха вблизи территорий, а котята не страшились увидеть за сводами детской войну. Не только наши, речные, но и твои.

Не без опаски Медведице плавно дёрнула взгляд к Краснопёрке, уже на которой фразе забыв сыскать одобрение на морде старшей. Как ни крути то, что пятнистая уже благосклонно отошла в ряды самых старших и уважаемых воителей племени, не могло не давать ей меньше почтения, чем самым главным мордам племени. Впрочем, едва ли хоть малая часть этой их вылазки могла заслуживать хоть малейшего одобрения в глазах тех, кто уполномочен раздавать его в пределах их дома. А Звездопаду-то оставалось и после их ухода искать слова, чтобы объяснить своим подданным такое резкое появление чужаков в самом сердце их лагеря... Попадись он ей также на границе, совсем один и в самой дали от всяких глаз, кроме вездесущего взора самих Предков, то было бы куда легче. Всё равно от Звёзд было не утаить и то, о чём они шептались в этой палатке, поэтому, быть может, для Медведицы и Краснопёрки они уже уготовили свой самый дальний, самый тёмный кусочек на небе.

P.S.

ребят, я честно забыла про отыгрыш, извините( если уже не в тему, то предлагаю вашими постами тогда закончить разрыв

0

15

>главная поляна

По хорошему счету нужно было разобраться с дохлыми мышами, посоветоваться с Полуночником о дальнейших действиях, озаботиться, в безопасности ли лагерь. Но предводительские обязанности утягивали в пучину жизни, высасывали всю энергию и попросту утомляли. Даже лидерам время от времени нужен был отдых. Звездопад выдохся. Мало того, что в племени происходило невесть знает что, так еще и внешние угрозы в виде собак и Макоши, еще и нападки со стороны Речного племени, Львинозвезд, будь ты неладен. Но больше всего из Звездопада тянули соки его внутренние переживания. Он привык казаться сильным и непреклонным, никогда не был подвержен стольким испытаниям одновременно. А теперь вся его жизнь состояла из одних лишь испытаний. Словно Звездное племя, во главе со Степной Звездой кричали прямо на ухо "давай уже скорее, мы тебя тут заждались."
Войдя в собственную палатку, палево-кремовый почувствовал спокойствие и умиротворение. Родной, немного затхлый запах, просачивался сквозь шерстинки, забираясь в само подсознание. Именно здесь Звездопад мог насладиться тишиной, быть самим собой, переставая доказывать каждую секунду, что в этом племени слово остается за ним.
Племя Ветра... уже не было прежним. Посеяв семя сомнения, Ветролап запустил опасный механизм, который в любой момент мог дать искру, разжигая пожары. Оставалось надеяться лишь на благоразумие соплеменников и волю Звездного племени. Лапу гудели, голова пухла от тысячи мыслей, а грудь словно сдавливали огромными валунами. Уши невольно уловили движение сзади  и Звездопад осознавал, чьи шаги слышны за его спиной. Не обернувшись, он вяло добрался до подстилки и, грузным телом завалился на мягкий мох, поднимая вокруг себя пыль. Глубоко выдохнув, он уловил голубым взглядом образ Воробейницы и тут же положил голову на передние лапы. И только перед ней он мог позволить себе такую вольность, только рядом с ней мог быть самим собой.
- Они тебя не трогали, пока меня не было в лагере? - указав носом на главную поляну, Звездопад хмуро взглянул на Воробейницу, пытаясь углядеть в ней малейшие изменения. Наверняка, многие уже начали догадываться об их связи, а значит Воробейница действительно была в опасности. Если нашелся в словах Ветролап, на которого поначалу и подумать было сложно, то представить трудно, что творилось в головах остальных.
- Побудь со мной, пожалуйста, - спокойным голосом отозвался предводитель. В душе же бушевал шторм, готовый разорвать на части. Хотелось волком выть где-нибудь в отдаленных местах, но ради Воробейницы он должен был оставаться Звездопадом, а не превращаться в мямлю.

+3

16

главная поляна --->

Воробейница спиной чувствовала взгляды, и ответом им была гордая, львиная осанка молодой воительницы.
Это невысказанное (а в случае Ветролапа - явное) предосуждение удивляло рыжую кошку. Что предосудительного в том, что в племени образовалась еще одна пара? Соболь куда более явно, как оказалось, демонстрирует свои чувства к Крутобоке, но разве же кого-нибудь из них осудили?
Эта мысль возмущала воительницу и не давала покоя. Неужели зависть? Так чему завидовать? Воробейница понимала, что гораздо легче и проще их счастье обошлось бы им, будь Звездопад обычным воителем - и спали бы они в одной палатке, и никому бы не было дела до их счастья.
А тут - "подстилка".
Где же это видано, чтобы за любовь в племени так называли? И племя ли это после такого?
Воробейница упрямо отвела уши назад, даже не оборачиваясь. Весь мир сейчас сконцентрировался в палатке предводителя, куда ей все же немного, но было страшновато попасть - вот так, перед всеми. Осуждение прочих удивляло ее, кошка попросту не могла принять, поскольку в осуждении этом не было ни капли логики. Быть может, только в случае Ветролапа - ревность, обида, и только.
— Они тебя не трогали, пока меня не было в лагере? — указав носом на главную поляну, Звездопад хмуро взглянул на Воробейницу, и та с малейшей заминкой помотала головой.
- Ветролап в своем духе, а так... Я не понимаю их, Звездопад, - высказала свои мысли Воробейница, застыв неподалеку от порога. В глазах молоденькой воительницы как нельзя откровенно отражались ее эмоции.
- Разве дело в возрасте? Так Соболь вон неровно дышит к моей Крутобоке, и разве это - дурно? - повела плечами рыжая, закусив губу. Известный по легендам прошлого грозовой кот Дым некогда влюбился в свою воспитанницу Тростинку, и никто не смел осуждать их - напротив.
- Если они осуждают, значит племя у нас как то яблоко. Червивое, - скривилась кошка.
— Побудь со мной, пожалуйста, - попросил Звездопад, и Воробейница удивленно отвела уши назад.
- А я никуда и не собиралась, - упрямо хмыкнула она, переступая через палевого и укладываясь чуть позади него, да так, чтобы по-хозяйски положить голову ему на спину. Почему-то сейчас казалось, что не ей, а лидеру нужно свернуться комочком и позволить себя утешить, и Воробейница на удивление была к этому готова.
А что до племени... Их осуждение не имело никакой почвы. Ни одним законом - ни воинским, ни жизненным - их отношения не запрещены, и если это кому-то так сильно въелось в печень... Что ж, в лесу еще целых три племени.
- Ты как? - короткий вопрос где-то за лопатками предводителя.

+4

17

Звездопад никогда не сомневался в том, что Воробейница вырастет не просто сильной воительницей, а еще и сильной духом и характером. Он заприметил в ней эти черты с самого начала, впоследствии бережно помогая ей становиться личностью. Это уже была не та юная рыжая демоница, то и дело норовящая в очередной раз свести с ума. Она превратилась в кошку. Независимую, возмужавшую кошку. Только вот... окружение до сих пор пестрило стереотипами. И Звездопад предполагал, что, даже если бы не было той мутной истории с Львинозвездом, если бы не подорвал свой авторитет среди соплеменников, все так же племя Ветра осуждающе бы смотрело на их парочку, считая их союз ничем иным как союз "лидер - подстилка".
— Если они осуждают, значит племя у нас как то яблоко. Червивое, - голубоглазый слабо ухмыльнулся, отводя взгляд в сторону.
- Пусть осуждают, - Звездопад приподнял голову, давая Воробейнице возможность пройти на подстилку, - Они еще не понимают, чего им это будет стоить, - предводитель был готов поклясться, что если его Воробейницу кто-то посмеет унизить, то не сносить тому неприятелю ушей на голове. Он был готов защищать "свое", пусть цена за его ошибки была бы непростительной.
Как только Воробейница оказалась за спиной у Звездопада, ложась практически на него, кремово-палевый почувствовал согревающее тепло, что было ему так необходимо.
— А я никуда и не собиралась, - голубые глаза удовлетворенно закрылись и кот глухо замурлыкал, растворяясь в прикосновениях рыжей воительницы.
Она не боялась его. Совершенно. Была с ним на равных, что Звездопада, непременно, сводило с ума. И если бы только не щемящее чувство в груди, то бросился бы в чувства, полностью погружаясь в их отношения с Воробейницей.
— Ты как?
- Просто устал, не волнуйся, - никогда бы он не стал говорить ей, что безбожно выдохся, что в самом же деле был сейчас же звать Полуночника, лишь бы наконец избавил его от этого странного чувства и помог ему уснуть, - Ты знаешь, - начал медленно кот, соскакивая с темы, - Нечего больше скрывать. Пусть видят остальные воины какую кошку они упустили. Пусть давятся желчью, ради Звездного племени. Это будет на их совести, - Звездопад приподнял голову, касаясь носом подбородка Воробейницы, - Я тебя в обиду не дам. И чтобы уж наверняка, - кремово-полосатый перевернулся с живота на спину, приобнимая рыжую возлюбленную передней лапой, - Пока в племени все не восстановится, ты будешь спать здесь. На этой подстилке, - он даже не спрашивал. Утверждал.

+3

18

Спокойный, бархатный голос предводителя убаюкивал, и рыженькая незаметно для него позёвывала за могучей полосатой спиной.
— Они еще не понимают, чего им это будет стоить, - вкрадчивый, уверенный голос Звездопада раздался дрожью по поджилкам, когда не по лунам уверенная в себе воительница ощутила, что вот он: куда сильнее, чем она сама, готов взять ответственность за их общее счастье и будущее. В такие моменты забывалось, что Звездопад - предводитель: рыжая была абсолютно уверена, что эту силу ему дали уж точно не звёзды.
- Я никому ничего доказывать не собираюсь, - хмыкнулось за загривком палевого, когда кошечка поежилась, потерлась щекой и скулой о его спину, ненавязчиво ласкаясь в моменты, пока якобы просто устраивалась удобнее. Она сделала кружок на месте, потопталась и будто бы заново легла рядышком, почти падая на Звездопада и бочком "стекая" по его сильному, широкому боку.
Как хорошо.
— Ты знаешь, — голос возлюбленного вырвал её из пелены легкой дремы, и Воробейница дернула ушком. Мордашка лежала между передних лап, и она приоткрыла один глаз в узкую щелочку, с интересом скосившись на самца: интонации она чувствовала остро.
— Нечего больше скрывать. Пусть видят остальные воины какую кошку они упустили. Пусть давятся желчью, ради Звездного племени. Это будет на их совести, — Звездопад приподнял голову, касаясь носом подбородка Воробейницы - а та уже потеряла всякий намек на сон, приподняв голову и с интересом в прищуренных глазах вглядываясь в черты лидера.
- Какую кошку? Ха, - удивляясь такой смелости в словах Звездопада, рыженькая зарделась и приняла небывалый комплимент в полной мере.
— Я тебя в обиду не дам. И чтобы уж наверняка, — кремово-полосатый перевернулся с живота на спину, приобнимая рыжую возлюбленную передней лапой, — Пока в племени все не восстановится, ты будешь спать здесь. На этой подстилке.
Нависая над Звездопадом, кошечка не сдержалась: игриво наклонила голову бочком, с чуть ускоренным сердцебиением осознавая, что сейчас получился еще один большущий шаг к их общей жизни в племени Ветра.
- Я же уже сказала: и не собиралась уходить, - медленно улыбнувшись, негромко ответила Воробейница. Пусть ее мнения Звездопад и не спросил, она все же дала свое согласие, подумав только, как объяснить бы это Крутобоке. И Шипу.
- Спи сладко, мой предводитель, - опустив подбородок ему на грудь, она чуть поерзала и уснула, поджав к себе переднюю лапу.

+4

19

граница с речным племенем > палатка целителя [номинально] > главная поляна [номинально]


- Звездопад, у меня чрезвычайно важные вести с границ, - на одном дыхании прошипела Гончая на ухо предводителю, когда она оставила Утёсника в надёжных лапах Полуночника и Дроколапа, а сама выбралась обратно на главную поляну, перемазанная кровью: своей, Утёсника, Крестовника. Рыбный запах всё ещё щекотал ноздри, однако она раздражённо отмахнулась от вопросительных взглядов соплеменников и заданных вопросов. И теперь, идя рядом в палатку палевого кота, молчала, сжав зубы и обдумывая, как уложить случившееся в более-менее вменяемый рассказ. Получалось не особо хорошо.

Когда они ступили в полумрак палатки, старшая воительница села и бросила внимательный взгляд через плечо, дабы убедиться, что никто особо любопытный не захотел испытать терпение обоих и подслушать: после пережитого Гончая напоминала один огромный оголённый провод, искрившийся от дуновения ветра. Ярость, что прорвалась на границе, не хотела утихать: будто бурная река, она ранее разрушила негласный закон уважения к старшим по должности, а теперь грозила испытать на прочность правило о неприкосновенности её соплеменников. Глубоко вздохнув, она начала рассказ.

- Я вышла прогуляться и решила пройти вдоль границ, раз уж была рядом. И встретила там Утёсника, который пререкался с Черникой. Позже подошёл Крестовник, и эти двое стервятников начали пытаться нас спровоцировать, - вспоминала кошка ход событий. Шерсть вновь встала дыбом на загривке, когда в ушах пронеслись эпитеты, вылетавшие из пастей соседей. - Затем, буквально спустя пару минут, из зарослей вышли Созвездие собственной персоной и Ручей. Первая сказала, что хотела бы разойтись полюбовно, а через пару секунд Крестовник пересёк границу и кинулся на меня. - голос Гончей перескочил на рычание, но она, замолчав на какое-то время, справилась со своими эмоциями.

- Утёсник бросился мне на помощь, но его перехватила Черника. Наглецу я как следует разукрасила шкуру, но Утёсник... - старшая воительница покачала головой, бросив быстрый взгляд на выход из палатки, туда, где сейчас были Полуночник и пострадавший соплеменник. - Эта тварь серьёзно изранила его и вцепилась в горло; думаю, она могла бы убить его, пока я была занята её дружком. Ручей, кажется, ещё шевельнулась, а Созвездие просто стояла и смотрела. Смотрела, как её воины нарушили границу и напали на нас. Под конец сражения подошли Череп и его ученица. Не видела её раньше. Они тоже бездействовали и просто смотрели на происходящее. - подводила Гончая к концу свой рассказ.

Янтарные глаза впились в Звездопада. Было кое-что ещё. - Ни я, ни Утёсник не входили в состав пограничного патруля. Мы оба оказались там случайно, а со стороны Речного племени пришло аж шестеро, включая предводительницу. Я не имею ни малейшего понятия, что они там забыли, - высказалась старшая воительница, покачивая кончиком хвоста. Возможно, их соседи решили воспользоваться предлогом с Макошью и напасть на племя Ветра, пока то было уязвимо.

+12

20

Loyndomsriss - Wardruna

>Разрыв (границы)

Когда он увидел окровавленную шкуру Гончей и внушительную кровавую полосу, тянущуюся от входа в лагерь до палатки Полуночника, зубы крепко сошлись в мертвой хватке, а все мышцы задрожали от пульсирующей агрессии. Он чувствовал этот запах. Тошнотворный. Чужой. Рыбный. И пока Звездопад приходил к общему решению с племенем Теней, Речное, видимо, времени не теряло. Голубоглазый осторожно огляделся, пытаясь найти еще кого-нибудь из соплеменников, задетых вероятной стычкой с Речными котами. Ему больше хотелось верить в то, что Созвездие совершила ответный визит, громко намекая о себе и силе своего племени, нежели о провокации со стороны Ветра. Не от Гончей. Уж точно не от нее. В своей бывшей ученице, Звездопад был уверен. Однако, не стоило упускать из виду того, что в племени слишком долго висит напряженная и недоверчивая атмосфера. Что кто-то, вроде Ветролапа, смог бы поступиться доблестью и честью и спровоцировать драку. Однако... кроме Гончей и еще кого-то, чей кровавый след оставлен на земле и шерсти серой кошки, Звездопад никого не приметил. Соплеменники и сами словно находились в прострации, не понимая, что произошло. Но каждый, Звездопад был готов поклясться, каждый почувствовал этот рыбный душок. За последние луны ветряные вдоволь "наобнимались" и перекинулись любезностями с Речным племенем.
— Звездопад, у меня чрезвычайно важные вести с границ, - голубоглазый тяжелыми шагами подошел к Гончей.
- Я заметил, - процедил сквозь зубы кот, ступая вровень со своей соплеменницей в собственную палатку. Попутно осматривая Гончую на предмет ранений, предводитель еще больше заводился, чувствуя, как в жилках бурлит кипящая от гнева кровь.
Заходя в палатку, Звездопад остановился у входа в пещеру и оглянулся. Удостоверившись, что никого поблизости нет, кот продолжил движение. Углубившись в самые недра палатки, он перестраховался, чтобы никто из соплеменников не помешал их разговору.
Нервно усевшись, лидер пустошей принялся бить кончиком хвоста по земле, сгорая от нетерпения. Гончая заговорила. И чем больше она говорила, тем сильнее Звездопад вонзал когти в землю, осознавая, к чему все ведет. Гончая кипела не меньше, чем и сам Звездопад. Казалось, палатка вот-вот обрушится от их нагнетающего гнева и охватившей злости. Еще чуть-чуть и они оба взорвутся. Предводителя начало еле заметно колотить, а челюсти сомкнулись так сильно, что он, кажется, почувствовал как истирает зубы в пыль.
- ... Ручей, кажется, ещё шевельнулась...
"Еще бы. Что б она, да упустила возможность надрать спины ветряным."
Звездопад помнил, как она и Буран хладнокровно оставили подыхать его на обледенелом берегу реки. Помнил их выражения морды и каждое сказанное слово. Виски пульсировали.
- ...а Созвездие просто стояла и смотрела. Смотрела, как её воины нарушили границу и напали на нас...
Зрачки Звездопада внезапно сузились, превратившись в две маленькие черные щелки. Предводитель оторопело взглянул Гончей прямо в глаза.   Он сверлил воительницу взглядом, сам с ужасом понимая - Речное племя приняло решение. Он читал в словах Гончей ненависть Созвездия и всего Речного племени к племени Ветра. Он чувствовал эту подступающую ярость и много крови. Словно видел перед своими глазами бурлящие алые реки крови, которую предстоит пролить двум племенам.
— Ни я, ни Утёсник не входили в состав пограничного патруля. Мы оба оказались там случайно, а со стороны Речного племени пришло аж шестеро, включая предводительницу. Я не имею ни малейшего понятия, что они там забыли, - дослушивая серую кошку, Звездопад еле сдерживался, чтобы не перебить ее рассказ своими колкими комментариями. Но держался, дабы полностью проникнуться рассказом Гончей. Пропитаться ненавистью к этому поганому племени, что смеют нагло пересекать границы и драть шкуры ни в чем неповинных воинов. Возненавидеть их за то, что посмели прийти большинством к границам с племенем Ветра и намеренно устроить показушную трепку. Потешиться хотели? Иначе зачем собираться такому огромному отряду, да еще и во главе с предводительницей? Еле заметная дрожь переросла в очевидные затряхивания. Звездопад злился. Злился всей душой и сердцем. Сочувствовал пораженным и нагло опозоренным Гончей и Утёснику. Он бы и хотел, может быть, что-то ответить Гончей, да приободрить ее.
Наливающиеся от злости глаза устремились прямо на Гончую и Звездопад взревел. Громкий хриплый крик разнесся по всей палатке. Ему даже показалось, что этот крик может услышать и сама Созвездие. В этом крике была перемешана злость с чистой ненавистью, ярость с подступающей жесткостью.
Резко выдохнув, Звездопад сомкнул пасть и в палатке воцарилась тишина. Широко раздувая ноздрями, предводитель, не моргая, прохрипел:
- Войне быть, - дрожь постепенно сменялась холодной неподвижностью - Слышишь, Гончая. Быть войне. Так сказала сама Созвездие, - голубоглазый поднялся с места, гортанно рыча.
Подойдя к Гончей, кот еще раз оглядел ее окровавленную шкуру.
- Тебе нужно отдохнуть. И, - голубые глаза застыли перед мордой воительницы, - можешь придать огласке эту новость. Пусть каждый в племени знает, как поступают Речные воители с нашими соплеменниками.

+13


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » палатка предводителя