У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Дорогие игроки!
Вынуждены сообщить вам одно нововведение — теперь в одном помёте может быть не больше 4 котят во избежание слишком большой наполненности детских и переполнения племён персонажами в целом. Практика показывает, что в больших помётах свыше трёх-четырёх котят велика вероятность того, что большая часть малышей перестанет играть и закрестует своих персонажей раньше, чем пройдёт посвящение в оруженосцев, а это… ну, не очень, согласитесь? Поэтому планирующим и будущим родителям советуем лучше рожать чаще, но по чуть-чуть, а игрокам с планами на котят взвешенно принимать решение о создании персонажа и перед подачей анкеты оценивать все возможные риски!

Также, как вы уже могли заметить в табличке в шапке форума, амс вынуждены временно закрыть регистрацию в некоторых племенах. И если племени Теней повезло отделаться закрытием лишь оруженосцев, а Речному племени всё ещё не разрешают заводить новых котят, то в Грозовом племени пока не принимают никого. Но не переживайте, это не должно затянуться надолго, ведь как только мы примерно сравняем количество персонажей во всех племенах, то всё снова откроется для ваших персонажей.

cw. последнее пристанище

Объявление

закрыта регистрация: река - котята
Упрощенный прием: все племена и должности, не попадающие под запрет

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



fight?

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

livin like a rockstar

https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/698/12981.jpg

https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/698/272384.jpg

https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/698/538886.jpg

четыре дерева & сезон Юных Листьев, вечер, сумерки
————————————————————————————————

Отредактировано Янтарь (05.06.2021 22:10:18)

+2

2

Одуванчиковый не спешит, не смотрит на дорогу. Легкий ветер под лапами и далёкие потерянные мысли ведут его вперёд — вдаль от родного лагеря, от знакомых лиц и взглядов, от улыбок и тепла, близкого и столь далёкого. Весь этот мир рядом, знакомый с самого котячества, минутами кажется, что предназначен для кого-то иного — в такие секунды он отдаляется, блекнет, поддергивается дымкой, и, смотря на него будто бы со стороны, хочется скрыться и побыть одному. Кажется, такие мгновения подкрались к палевому воителю неожиданно.
Рваный выдох, взгляд по сторонам.
Совиное Гнездо и Поющий Ручей остались где-то позади. Он зашёл достаточно далеко, чтобы, подняв голову, заприметить впереди четыре величественных дуба, что в каждую ночь полной луны обретали новый, сакральный смысл. Одуванчиковый медлит. Развернуться или двинуться дальше? Мысль скользит мимолетно, воин замедляет шаг, но продолжает идти — тихо и аккуратно, не отвлекаясь от рваных размышлений и навязчивых эмоций.
Что-то обрывает его неожиданно, заставляет остановиться и навострить уши. Голоса.
Мгновение.
Второе.
Подслушивать нехорошо, но что-то в чужих интонациях заставляет Одуванчикового напрячься и, пригнувшись, крадучись подобраться ближе.

+2

3

[indent] Пьянящее, почти неумолимо вводящее в неопределимый экстаз чувство погони за очередной трусливо удирающей жертвой. В подрагивающий от частого дыхания сквозь открытую пасть нос то и дело предательски ударяют всяческие знакомые с самого детства горьковатые ароматы спеющих трав да манящие запахи копошащихся неподалёку зверьков, словно те пытаются перебить тот самый, который несёт серую тучу злости и не сдерживаемой ярости вперёд. Едва выпущенные для лучшего сцепления с пыльными степями когти лёгким, почти неслышимым среди завываний игривого ветра цокотом разносятся по всей округе, пока разъяренный хищник ловко скользит среди встречных кустарников и с каждый широким прыжком вперёд становится всё ближе к собственной новой добыче. Той, чью гнилостную вонь он несколько мгновений назад уловил почти у самого лагеря племени Ветра и чей пушистый кончик хвоста теперь лучше всяческой мишени болтался в нескольких лисьих хвостах впереди.

[indent] Копящаяся в приоткрытой пасти слюна самовольно капала на почву под лапами, то бешено пенясь от количества, то просто растягиваясь на длинные паутины, вместе со сморщенной переносицей верхняя губа угрожающе подрагивала и показательно оголяла желтоватые клыки. Неудержимо рвущийся из глотки басовитый, громкий рык ядовитым орлом преследовал этого бегущего прочь нарушителя свящённых границ, пока Янтарь упрямо игрался со своей живой игрушкой и внутренне заливался граничащим с безумством удовольствием. Разыгравшаяся от погони фантазия рисовала самые различные, тайно желанные картины, пока когти и острые зубы уже почти вживую ощущали это чуть непростое, но такое плавно проникновение сквозь чужую нежную кожу. Молодому, но слишком жестокому воителю искренне хотелось порвать глупого бродягу на кусочки.

[indent] — Попался! — почти ликующе воскликнул Янтарь, пружинисто отталкиваясь от земли под лапами и прыгая прямо на спину бестолковому одиночке. По инерции их сцепившийся вместе и лишь изредка пронзительно визжащий или шипящий клубок скатился с небольшого пригорка и тут же оказался в небольших кустарниковых зарослях, где серобокий всем своим весом прижал незнакомца к земле и хищно оскалился. — А теперь, перед тем как ты умрёшь, расскажу тебе одну тайну: никому... Слышал? Никому! нельзя нарушать племенных границ, — острые когти с силой впились в худощавое плечо под ними, от чего бродяга трусливо заскулил. — А тех, кто оказался слишком тупым – как ты, например, – ждёт наказание...

+2

4

Палевый воитель знает этот голос, эти грубые низкие нотки, пробирающиеся под самую кожу, эту неприкрытую ничем желчь, и, как тогда, словно бы ощущает на себе чужой взгляд янтарных глаз, что ныне скрыты за зарослями высокой травы.
Янтарь.
Одно лишь осознание, мысленное упоминание порождает смутные воспоминания, что вязким омутом опутывают лапы, заставляют напрячь мышцы, прижать уши к голове и едва ли не оскалиться (жест, который Одуванчиковый почти никогда не мог себе позволить).
Липкие щупальца неприязни опутывают мысли, но не она, а скорее любопытство и некая тревога вынуждают грозового воителя сделать шаг ближе, заставить заросли расступиться, а самому взглянуть на открывшуюся перед взором нелицеприятную сцену.
А тех, кто оказался слишком тупым – как ты, например, – ждёт наказание...
Времени нет.
Серого ветрового воителя обрывают на полуслове, сбивают с лап палевой молнией, отталкивают от ошалевшего бродяги и едва не вонзают когти в плечи. Но когти не выпущены, и соперник сражаться не намерен: выигрывая время для одиночки, чтобы подняться на лапы, он отскакивает и вскидывает голову, взмахнув хвостом.
Немедленно прекратить это все. Настоящий воин никогда не поднимет лапу на котенка и никогда не станет убивать своего соперника, — холодно, но строго мяукает грозовой, с прищуром встречаясь взглядом с Янтарем.
Но он не авторитет для ветрового воителя.
За спиной раздается звук удаляющегося бега, на мгновение Одуванчиковый оборачивается, чтобы проводить взглядом удирающего котика возраста совсем еще юного ученика.

+3

5

[indent] Янтарь уже готов рвануть чуть назад, сдирая следом за собой шкуру этого трусливого одиночки и упиваясь хлещущей из его открытых ран кровью, как вдруг в бок неожиданно придаёт слишком ощутимый удар и буквально сбивает его с лап, опрометчиво опрокидывая на пыльную землю и выбивая нужный кислород из лёгких. И до этого неудержимая злость на мышеголового нарушитель теперь лишь ещё больше кипит и уже превращается во всепоглощающую на своём пути лаву, сочась в горящих самым горячим огнём взгляд янтарных глаз и оскаленную до капающих на землю слюнной пасть, воитель уже почти не слышит звучащих из чужого горла речей и с каждым разбивающимся о искрящийся от напряжения воздух упрямо делает широкие шаги вперёд. Стремительный топот чужих лап неприятно режет по подрагивающим треугольным ушам, когда разъяренный взгляд мимолетно скользит по удаляющейся фигуре бродяги и вновь возвращается прожигать чужую светлую морду.

[indent] — Ты спугнул мою добычу, малыш, — недовольно рыкнул Янтарь в самую морду Одуванчикового и, единожды тряхнув широкими плечами да сбрасывая с них былое напряжение для нового сражения, тут же замахнутся сверкающими в лучах пробивающегося сквозь кроны четырёх дубов солнце когтями в сторону соседа. — За это тебя ждёт наказание…

[indent] Абсолютно нешуточная драка завязалась между двумя котами сразу же. Закружившие в красивом боевом танце и решившие сопроводить его живой музыкой из шипения, редкого визжания и рычания, самцы то и дело меняли собственные роли и то успешно нападали на противника, то быстро уворачивались, но в конечном итоге то одни, то другие зубы да когти достигали своих целей. Напирая силой и собственными немалыми размерами, серый исполин нередко упускал невысокого соперника из вида и не успевал за его ловкими маневрами, что единожды привело к фатальному пропуску неожиданного прыжка, но уже через несколько мгновений ветряк с доносящимся из пересохшей глотки рычанием вновь забрал всё преимущество себе и через несколько наносимых ударов возвысился над грозовым соседом. На широкой морде сразу же заиграла довольная, сочащаяся насмешливостью и горделивостью ухмылка.

[indent] — Ну, ты ведь, вроде бы как, не котёнок? Так что не побежишь мамочке жаловаться, что тебе обидели?

+2

6

Одуванчиковый предпочитает не выпускать когтей — хочет решить все миром, но мир не является языком тех, кто порожден войной, и разговоры не значат ни гроша.
Бросок.
Грозовой воитель ловок, он умело петляет от чужих ударов, не давая своему оппоненту окончательно перехватить инициативу в этом вальсе когтей и клыков, миг — он вырывается вперед, другой — он отступает.
Это битва равных, но палевый не желает сражаться и не жаждет крови. Чужой хвост одиночки уже скрывается в кустах — его цель выполнена, и по-своему он уже победил.
Пусть и оказывается повержен на землю, впиваясь взглядом в возвышающегося над ним оппонента.
Раны от чужих когтей жгут, чужой голос режет уши, дыхание срывается с губ с тихим хрипом, но Одуванчиковый, пусть и разгоряченный боем, остается спокоен: с холодом он заглядывает в глаза соперника и не ведет ухом на его попытку задеть. Янтарь — не тот, на чьи насмешки есть прок обращать внимание, его слова — лишь писк обнаглевшей мыши, которая когда-то получила слишком много свободы. По крайней мере, так он выглядит в глазах воителя.
Но и попытки вывернуться из чужих мускулистых лап не дают нужного результата.
Возможно, переоценив себя, Одуванчиковый и сам был подобен этой мыши.
Было бы на что обижаться, — сухо бросает фразу палевый кот, не отводя взгляда. И обмякает.
В любом случае знает, что убить его права у Янтаря не было, и почему-то верил, что против закона серый кот не пойдет. Из крупиц чести или из страха.

Отредактировано Одуванчиковый (17.07.2021 17:05:41)

+1

7

[indent] В очередной раз с пьянящим разум и душу упованием ощущая собственное превосходство над ещё одним жалким препятствием на его жизненном пути и с неудержимо расползающейся по широкой морде наглой, сочащейся нескрываемым самодовольством ухмылкой сдерживая столь распаляющие азарт попытки жертвы вырваться из цепких объятий мускулистых лап и покалывающих нежную кожу желтоватых когтей, Янтарь с особой жадностью наблюдает за неторопливыми изменениями испещрённой едва различимыми полосками морды и размеренно покачивает кончиком серого хвоста. Одержанная буквально только что победа в настоящем поединке с действительно мелким грозовым воителем приятно согревает эгоистичное сердце ветрового исполина и уже успела даже стереть воспоминания о первоначальной цели, по которой он прибыл на эту поляну, так что и прежняя злость на скрывшегося в далёких далях одиночку неспешно утихла и уступила место очередной надменности в перемешку с ядовитой насмешкой.

[indent] — Расскажи-ка мне, бельчонок, ты в кого таким уродился хоть? — показательно медлительно облизывая желтоватые клыки и чуть пересохшие губы, растянуто, но от того не менее заинтересованно промурлыкал Янтарь прямо в бирюзовые глаза своего оппонента. — Что это за всемирный герой завёлся в Грозовом племени, спасающий вшивых одиночек? — разочарованно покачивая из стороны в сторону лобастой головой и едва слышимо цокая отлетающим от нёба шершавым языком, с насмешливой жалостью в басовитом голосе пробормотал кот и, секундно позволив остриям когтей вонзиться чуть глубже в чужое податливое тело, неспешно слез со своего противника, после чего удивительно, даже словно бы опасно спокойно уселся на укрытую мягкой травой землю. По всему внешнему виду и буквально выводящему из себя, пропитанному наигранным сожалением взгляду сверху вниз было понятно, что разворачивающийся под кронами четырёх дубов разговор не больше, чем кажущаяся ветряку смешной издёвка. — Ты ведь понимаешь, что ты мне очень помешал своим появлением? Хотел оказаться на месте бродяги? Или у вас с ним особые связи?

+2

8

Расскажи-ка мне, бельчонок, ты в кого таким уродился хоть?
Провокация.
Одуванчиковый испытывает секундный порыв к оскалу, но игнорирует его: срывать маски ради мимолетных знакомых, а уж тем более неприятелей он не слишком желает. Бирюзовые глаза в свете ночного неба поблескивают в унисон ему прохладой и напускным равнодушием, следят за ветряком, что был столь надменно доволен своей победой в поединке и столь неуспешно пытался поддеть своего соперника словами о героизме.
Одуванчиковый не считал спасение чьей-либо жизни пороком. Не считал недостойными жизни тех, кто отличался от них по принадлежности. Тем более, котят.
Тогда что должны были значить для него слова Янтаря? Скажи их кто-то другой, можно было бы даже счесть их за комплимент. Но не сейчас, когда они были настолько пропитаны желчью.
Вонзившиеся в плечи когти на миг заставляют вздрогнуть и поморщиться — единственный жест, что позволяет себе по неосторожности грозовой воитель. Он стискивает клыки, готовый предпринять еще одну попытку столкнуть с себя восседающего на нем наглеца, но тот опережает его и уже сам отстраняется, делая шаг в сторону.
Наигрался?
Не теряя времени, чтобы не дать ветряку возможность передумать, Одуванчиковый поднимается на лапы, чувствуя, как обжигающей болью по телу отдают свежие раны. Он игнорирует ощущения, но знает: избежать похода в палатку целителя не удастся. Как и скрыть произошедшее. На деле, ему и нечего было скрывать.
Ты ведь понимаешь, что ты мне очень помешал своим появлением?
Очевидно, — вклинивается в промежуток между фразами серого кота воитель, но на последующих словах лишь задерживает на нем взгляд, выдерживая легкую паузу:
Ты был близок к нарушению воинского закона, Янтарь. Я не мог позволить тебе это сделать.

0

9

[indent] Уверенным, даже слишком, в себе взглядом едва прищуренных глаз скользнув по быстро поднявшемуся с прохладной земли соседскому воителю и на несколько быстротечных мгновений задержавшись на бирюзовых, продёрнутых строгостью и серьёзность глазах, Янтарь довольно быстро превратился из сожалеющего и печалящегося кота в скучающее и абсолютно безразличное каменное изваяние, которое будто бы через «не хочу» выслушивала противные нотации от старшего сородича. Фактически дивясь тому, насколько же важным и нужным считал себя Одуванчиковый и искренне поражаясь его навязчивому и такому наивному стремлению нести каждому встречному какую-то свою бестолковую истину, серогривый без зазрения совести стрясал свои широкие плечи в беззвучном смехе и притворно стыдливо прижимал треугольные уши к затылку, будто бы нравоучения и правда хотя бы как-нибудь задевали его. Хотя, естественно, это было чистой и лишь хорошо наигранной ложью, буквально струящейся в венах и сосудах ветрянного исполина, поэтому уже через несколько мгновений он насмешливо расплылся в ядовитой ухмылке.

[indent] — Ты что, решил поиграть в мою совесть? — цокнув языком громко и отчётливо и после лениво облизав собственную широкую лапу, размеренно промурлыкал воитель и безразлично фыркнул. — Как же жаль, что у меня её нет... И зачем вот мне это твоё милосердие к моим поступкам? Может быть, я хотел нарушить Воинский Закон, что ты на это скажешь?

+2

10

Он отчеканил свои слова в строгой холодности, пусть разодранная кожа пылала и он еще чувствовал, как стекают горячие капли крови, теряясь в светлой шерсти. И усом не повел на эти детские кривляния, которыми пытался ответить ему недавний соперник, и вслед вскинул бровь, взглянув на серогривого ветряка никак иначе, кроме как снисходительно.
Мне все равно на тебя и твою совесть, Янтарь, можешь не распинаться, — сухо заметил Одуванчиковый, дернув плечами. Выслушивать излишне подробный рассказ о столь бесполезной и явно негативной детали совершенно неинтересной ему личности палевому нисколько не хотелось, хоть, видно, серому нечем было более гордиться, кроме как отсутствием чего-то. А гордиться чем-то ему хотелось. Или же то было верхом эксгибиционизма, что тоже уважения в глазах грозового ему не прибавляло. Янтарь был юнцом без головы на плечах и с необузданной мощью в лапах, и то ясно и четко бросалось в глаза. А сила и глупость часто толкали на подобный произвол, если никто не мог направить их в верное русло.
Моя обязанность как воина — следить за исполнением Воинского Закона. Даже если его стремится нарушить мышеголовый котенок. Твои желания и то, кем ты являешься, здесь ничего не значат, не обольщайся, — хмыкнул Одуванчиковый, — закон един для всех. Это должны были объяснить тебе наставник или родители, — и сделал шаг прочь, — Разве нет?
Было еще множество фраз, вероятно, пообиднее, что роились в голове грозового воина, но метать бисер перед Янтарем он желанием не горел: кажется, нутром чувствовал абсолютную бессмысленность такой авантюры, ловил то в каждом насмешливом взгляде жёлтых глаз. Конечно, он проиграл и теперь не мог бы диктовать условия. Но своего он добился, и продолжать беседу ему более не требовалось.

Отредактировано Одуванчиковый (07.01.2022 03:23:54)

+1