У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Дорогие игроки!

Что же, вот три солнечных и наполненных самыми различными событиями месяца летнего сезона и подошли к своему логическому концу, передавая бразды правления дождливой осени и готовя для нас множество самых различных событий и сюжетов. На носу Совет всех племён, решение множества вопросов и, быть может, даже очередные конфликты и некоторые секретные плюшечки, но пока что пришло время назвать самые запоминающиеся мордочки августа!

В этом месяце Полёту Испуганной Цапли стало суждено не только получить благословение от предков и возглавить стражей Клана Падающей Воды, но и завоевать звание лучшего кота августа. Очень надеемся, что ты на этом не остановишься и преподнесёшь нас в будущем ещё множество интересных сюжетов!

Неожиданное возвращение бывшей воительницы племени Ветра, новый, закалённый несладкой жизнью и приобретёнными в городе знакомствами характер и звание лучшей кошки достаётся Капели! Интересно, в какие дебри трёхцветную одиночку заведёт судьба теперь?

А вот лучший оруженосец снова оказывается родом из племени Теней, вот уж там ребята задают жару своими отыгрышами второй месяц подряд! К тому же Мглистая ещё и абсолютно заслуженно завоёвывает звание почётного персонажа, которое открывает перед ней некоторые новые грани. Воспользуется ли наша сумрачная ученица ими однажды?

Юная Каменка над Верхушкой Ели в последний момент своего беззаботного детства урывает себе звание лучшего котёнка августа! Все мы видели поступившее тебе от Пламя предложение стать её последовательницей и всё с нетерпением ждём твоего официального ответа. Уверены на сто процентов, что однажды из тебя выйдет прекрасная Верховная Мать ;)

Очень плодовитые и удивительно успешно за одну лишь беременность численно повысившие дальнейшую боевую силу Речного племени Оса и Росомаха становятся лучшей парой прошедшего месяца и уже в ночь приближающегося Совета обещают порадовать нас новыми пятью мордочками в камышовых зарослях детской! Интересно, скажется ли беременность в юном возрасте на дальнейшей истории этой семьи или родительские обязанности пойдут юнцам на пользу?

В последние луны на сильные и крепкие плечи Ракушечницы свалилось слишком многое, то и дело оставляя даже на её душе неприятные зацепки и укрепляя не самые позитивные мысли в её голове. Забирая себе звание самого запоминающегося персонажа августа, оставляя за своей спиной всю свою воительскую жизнь и даже после падения с утёса поднимаясь на лапы с гордо поднятой головой, эта кошка буквально заставляет нас следить за её историей дальше.

Разбушевавшийся в бескрайних степях племени Ветра пожар стал для Звездопада очередным ночным кошмаром, его окутанное мглою тревоги и ужаса поведение в однажды уже пережитой ситуации огненной западни было настолько каноничным и реальным, что игроки совершенно и точно в некоторые моменты ощутили себя на страницах книг! Это нужно же уметь настолько успешно передавать эмоции и бурлящие в душе чувства?

На этом наши итоге подходят к своему логическому концу, но наступающий уже на самые пятки сентябрь абсолютно точно обещает нам множество новых запоминающихся и приводящих то ли в восторг, то ли в ужас отыгрышей, поэтому не беспокойтесь. На предстоящем Совете и его неминуемых последствиях у каждого будет шанс отличиться и стать самой главной мордочкой первого осеннего месяца. Готовим попкорн, газировку и платочки?

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » эпизоды » Locked in a cage


Locked in a cage

Сообщений 1 страница 9 из 9

1


If you burn me down you'll never find your way

http://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/725/t400560.jpg

> Несколько лун назад
> Приют для бездомных животных

http://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/725/t371250.jpg

+2

2

Раз, два, три, четыре, пять, иду кролика искать, - безмолвно тикала в голове старая считалочка из прошлого. Капель лежала в углу вонючей ловушки, пропитанной кошачьим страхом и болью, тусклой грудой пестрого меха, не желая даже поднять с лап головы, уставившись немигающим взглядом мерцающих золотом глаз в одну точку.
Два, три, пять.., кролика искать, - она не знала сколько прошло времени с тех пор как её поймали снова. Где-то с полчаса назад трехцветка не жалея голоса и сил в костлявом теле, без устали остервенело кидалась на жесткие прутья западни, пытаясь грызть их. Все её нутро, весь её вид кричал о том, что здесь в данный момент ей совсем не место. Капель могла бы терпеливо сносить неволю, подгадывая момент для побега, как это делали другие невольники, но материнское сердце истекало кровью, вынуждая делать глупости: шипеть и огрызаться на каждый комментарий братьев и сестёр по несчастью. Признаться, бывшая лесная сама не ожидала обнаружить внутри себя бурлящий искрящейся ненавистью и утробной злостью коктейль, но он питал её тело силой, и потому пёстрая позволяла своей крови кипеть, отзываясь на негатив как никогда до этого.
Иду кролика искать... - незатейливая рифмовка помогала не сойти с ума пока обессиленное тело медленно накапливало необходимый для нового рывка резерв. Сдаваться злому року трехцетка не собиралась. То было заметно по подрагивающей в нервном напряжении кисточке хвоста и чуть нахмуреной переносице. Немигающий от недосыпа и тревог взгляд воспаленных глаз, казалось бы, бездумно скользил по тюрьме, не акцентируя внимания на живых сокамерников. Эль просто их не замечала, даже не думая просить помощи - все они, запертые здесь коты и кошки, те, кто не жался к прутьям и не трясся от животного страха, не могли стать ей, лесной, союзниками. Их циничные, отмеченные несчастливой жизнью морды говорили сами за себя. Капель уже порядком хлебнула городской жизни, чтобы это понимать. Лишь к юным невольникам, которых, к сожалению здесь тоже хватало, бывшая воительница испытывала мимолетное беспокойство. Не будь у неё цели там снаружи, куда бешено рвалось её сердце, возможно кошка могла бы предпринять попытку успокоить самых напуганных.
Дрожь прошила её тело до нервных окончаний, когда уже знакомый щелчок оповестил заключённых о прибытии бесшерстного Двуногого. Эль сжалась подобно многим, понимая, что кидаться на мучителя в одиночку - билет в один конец. Замерла изваянием, когда лапа чудища вытащила за шкирку незнакомого ей кота, и выдохнула, лишь когда все закончилось. После того, как Двуногий унес куда-то одного из них, вонючее помещение погрузилось в звенящую тишину. Не выдержав этого напряжения, давящего на голову, лесная резко взвилась на четыре лапы, ещё не до конца понимая, что собирается сделать. Ждать она больше не могла, как и сидеть на месте. Эль осознавала, что если она не придумает как сбежать, её малыши совершенно точно погибнут. Значит оставалось рискнуть.
Если только этого не произошло пока я устраивала бессмысленные истерики... - резко мотнув головой, златоглазая тем самым решительно отогнала от себя пугающие до печенок мысли, отыскивая взглядом молчаливого бывалого рыжего кота с белой грудкой. Тот не трясся как другие и не истерил, его жёлтый взгляд, лениво оглядывающий помещение, отчего-то вселил в пеструю крохотную надежду. Показалось, или незнакомец действительно чего-то выжидал?
Осторожно приблизившись к прутьям своей клетки, Эль поймала его взгляд, а затем, не дав себе передумать, чуть хрипло произнесла:
- Выход отсюда только один, нужно объединиться, - интуиция подсказывала, что рыжий не поднимет её предложение насмех как могли это сделать другие, и тем не менее, Эль напряженно замерла в ожидании его ответа. Если кот сейчас её пошлет, трехцветке придется искать выход в одиночку.

Отредактировано Капель (16.08.2021 06:53:00)

+5

3

Никто не придет. Среди запыленных серых улиц и холодных домов никто не проронит имена тех, кто был пойман ловцами. Их хоронят заживо: в своих мыслях и душе. Отсюда мало кто оказывается способен вернуться.
Никто не придет и никто не поможет. С этой мыслью смиряешься не сразу: сперва мечешься, вгрызаешься в прутья, царапаешь чужие руки и дополняешь гомон, что никогда не затихает.
Говорят, у пойманных на живодерне есть дня три. На второй, ты затихаешь и смиряешься, теряешь чувство времени и реальности. И наблюдаешь за тем, как одинаково прекращают борьбу все те, кому пять, двадцать, сорок или восемьдесят лун. Перед ликом смерти все равны, перед ликом смерти мысли каждого едины.
Любой из них отдал бы все ради еще одного взгляда на солнце над головой и глотка свежего воздуха.
Рыжий кот открывает глаза, и мигающий искуственный свет ослепляет его, шум оглушает, запах крови, экскрементов и страха вырывает из легких дыхание. Требуется время, чтобы прийти в себя, отвлечься от этого гнусного пространства, в которое их всех загнали. В висках неумолимо стучало, било волнами боли, в глазах двоилось, а к горлу подкатывалась волна тошноты, и оттого хотелось прислониться окровавленной головой к холодным прутьям. Когда он только был пойман, он смог оказать достаточное сопротивление, чтобы сократить свое время жизни, и теперь мог лишь ждать, когда раздавшиеся шаги станут роковыми для него, а не для кого-то иного из несчастных.
Он был уверен, что его срок близок. Не сегодня, так завтра или, может, через луну. Он знал, что прожил уже больше, чем многие его собратья. Закономерный процесс для любого обитателя улиц.
Он кладет голову на свои светлые лапы и прикрывает глаза, щурится от усталости и морщится от ощущения железной сухости во рту. Сон не подарил ему ни капли отдыха и покоя.
Как он сейчас хотел, чтобы все замолчали и просто исчезли. Как они раздражали его. И как он устал, чтобы рвать глотку и пытаться их утихомирить.
Ничего, может, этот шум еще сыграет на пользу. Должен же быть от него какой-то прок?
Скользнув языком по пересохшим губам, бродяга вглядывался сквозь прутья, попеременно упираясь взглядом в защелку, что никак не удавалось ему открыть. Свобода была так близко и так далеко. Но, кажется, он сбил лапы и обломал когти попытками столкнуть ее со своего места, так что не спешил возвращаться к этому плану, пусть и придвинулся ближе к дверце, изучая скромный механизм, что обещал победить его.
И эта мысль не нравилась Кирино даже больше, чем мысль о скорой смерти.
Он проигрывал многим, но признать, что какая-то штука безумных двуногих была достойным соперником, он не мог. Не желал.
Зеленые глаза скользнули по мрачному помещению в очередной раз, словно бы желая выцепить в действиях сокамерников нечто полезное для себя, но вместо того зацепились за золотистый взор из клетки, что был направлен на него. Бродяга задержался на том, едва заметно прищурясь, и, видимо, не прогадал с тем, что пестрой кошке за решеткой было что сказать.
Выход отсюда только один, нужно объединиться.
Кирино дернул усами в любопытстве и придвинулся чуть ближе, прислоняясь, наконец, лбом к прутьям. Голос узницы с трудом прорывался сквозь вопли и всхлипы отчаяния, звучащие отовсюду, но был достаточно хорошо различим, чтобы бродяга был уверен, что не опознался.
Вот как.
И что ты предлагаешь? — спустя паузу хрипло спросил рыжий кот. Ему нечего было терять, и, цепляясь за малейшую соломинку, он не мог уйти в минус, насколько бы безумный план ему сейчас бы не предложили.

+5

4

Вглядываясь в зелёные глаза бывалого одиночки - характерный запах скитаний, впитавшийся за луны в его шерсть говорил сам за себя, трехцветная быстро в волнении облизала сухие губы, отметив обращённое к ней внимание рыжего кота и узрев для себя в этом крохотную надежду. Ей следовало не торопиться, обдумать хотя бы первую часть медленно назревающего в голове плана, но варианты развития событий мелкими кроликами скакали в сознании, разбегаясь от охотницы, едва та вознамеривалась прыгнуть на одного. Воспаленное сознание даже подкидывало обманчивый глумливый хохот удирающих зверьков, который, разбитая, но не утратившая боевой дух бывшая воительница Ветра слышала вопреки здравому смыслу, отчего нервно прижимала к голове треугольные уши, но то к счастью можно было списать на обычный стресс. Уступать подступающему к ней в одиночестве и тоске безумию было никак нельзя.
— И что ты предлагаешь?
С готовностью прижавшись к прутьям мордой, лихорадочно мерцая золотистыми глазами, Капель зашептала быстро, не давая себе даже возможности передумать:
- Я видела как ты пытался подцепить деревяшку на твоей ловушке, - для того, чтобы её поняли правильно, пёстрая кивнула в сторону механизма на закрытой дверце. Она не знала как называли ловушки городские и понимала, что между ними с рыжим непременно встанет треклятый языковой барьер, но все равно должна была хотя бы попытаться быть услышанной.
- Я могу попробовать помочь тебе скинуть её со своей стороны, - заметив, что другие внимательные узники начали невольно стрелять в их сторону ушами, Капель почувствовала небольшой прилив сил. Чем больше котов и кошек примут участие в авантюре, тем больший шанс вызвать в этом месте большой переполох, в котором у каждого появится свой шанс. - До возвращения Двуногого нам надо сбросить как можно больше этих деревяшек с тех ловушек, до которых дотянемся. Эти ловушки рассчитаны на удержание одного узника, но возможно взаимная помощь - наш единственный шанс выбраться, - чуть повысив голос уже ровнее закончила златоглазая снова быстро облизнув сухие губы. Пить хотелось нестерпимо, в горле образовалась самая настоящая сухая степь. С трудом сглотнув слюну, трехцветка не сразу заметила, как к стене своей ловушки, что стояла напротив её, подошла юная пушистая кошечка с серо-белой шерстью. Бойкий взгляд её сочился подозрением и решимостью, а затем она услышала и звонкий голос:
- Не знаю я о чем вы там шепчитесь, голубки, но если планируете план побега, даже не думайте оставить меня здесь!
Будь ситуация менее напряженной, Эль бы даже добродушно усмехнулась подобной наглости со стороны чужачки, но сейчас это было им на лапу. Чем больше участников, тем больше шансов выбраться. Она вернула взгляд на рыжего.
- Боюсь, я не смогу донести до других узников свою мысль, но ты можешь. Чтобы выбраться придется на это время довериться друг другу, - с этими словами, пёстрая совсем плотно прижалась к прутьям со своей стороны, просунув тонкую лапу сквозь них, поднялась на задние лапы, врезаясь грудью в металл, и дотянувшись-таки до заветной деревяшки принялась пытаться подцепить ту своими когтями. Терять почти отчаявшейся матери было нечего, от удачи зависело многое если не все, и поэтому она собиралась рискнуть всем. Пусть даже незнакомец не поверит ей, в неё, лесная была более чем уверена, в одиночку здесь не выжить. В то же время кошка понимала, что так сразу привыкшие полагаться только на себя одиночки, не смогут объединиться так сразу, но увы, времени на постепенное приобщение к общему делу у них не было.

Отредактировано Капель (24.08.2021 06:47:29)

+3

5

Кирино словно бы физически почувствовал, как множество взглядов со всех сторон этой темной и смердящей тюрьмы потянулось к ним, все острее и четче впиваясь в их клетки и шкуры с каждым словом, что произносила трехцветная, и тишина, переход на шепот, что сопровождались этим массовым любопытством не вызывали у бывшего бродяги ничего, кроме дурного предчувствия, хоть в этой иллюзии покоя голос незнакомки и звучал более ясно и отчетливо.
Сбить деревяшку. Кажется, ничего сложного, пусть сам он и не смог этого сделать. Более того, достаточно было сбить одну, чтобы снаружи вытащить и другие. Кирино слабо усмехнулся этому утопическому плану, прикрывая глаза и щурясь, пока извне послышались голоса желающих присоединиться. Все жаждали жизни и свободы, все хотели, чтобы этот кошмар стал всего лишь маленький частью их судьбы. Желательно, не последней.
Почему мы должны помогать остальным? Мы можем выбраться вдвоем и тихо пройти мимо двуногих, — произнес рыжий кот, скользнув взглядом по оборванцам, что их окружали, по их горящим надеждой глазам без доли сочувствия и интереса к их дальнейшему пути и останавливаясь на пестрой собеседнице в немом вопросе, знала ли она, что собиралась делать.
Полосатый поднялся на лапы и, чуть качнувшись, придвинулся к стороне клетки, с которой находилась кошка, обращаясь к ней негромко, не слишком желая быть услышанным, посекундно бросая взгляды на окружающих, на собеседницу, на дверь, на клетки:
Мы не можем терять времени: двуногий может прийти в любой момент. Думаешь, стоит подвергать себя лишнему риску? — Кирино слабо и невесело усмехнулся. Клеток было огромное количество, потребуется очень повозиться, чтобы их открыть. К тому же, кто в них сидел — вопрос оставался нерешённым. Многие ли решатся помогать им? А многие ли сорвут план, бросившись к двери раньше времени, чем привлекут внимание людей? Рыжий кот уже заранее чувствовал раздражение по отношению к этим идиотам, пусть и старался сохранять трезвость рассудка.
Возможно, это было частью плана пестрой. Возможно, он упускал что-то из виду. Возможно.
Незнакомка подобралась к дверце и начала разбираться с механизмом на клетке своего соседа — Кирино, проследя за ее действиями, также приблизился к нему, одной лапой обхватив холодные металлические прутья, чтобы удержаться, а второй подталкивая деревяшку снизу вверх.
"Нужно подцепить ее и вытащить сверху", — на выдохе произнес рыжий кот, вновь метнув в сторону пестрой взгляд.
Захочет ли она вообще помогать ему после того, что он сказал?
Если даже нет, он перед смертью останется честен и не изменит своим принципам из трусости. Мысль о том давала ему силы не опустить лапы при любом исходе.

+4

6

— Почему мы должны помогать остальным?
Эль быстро оглянулась по сторонам, надеясь, что рыжего кота никто кроме неё не слышит. Велико было желание торопливо и испуганно зашипеть на него, но пёстрая кошка сдержалась, лишь прижала к голове одно не повернутое к нему ухо.
- Потому что лишний хаос, созданный большим количеством котов, прибавит нам шанса улизнуть без последствий, - прошептала в ответ, стараясь чтобы голос звучал твердо и не дрожал от страха и внутреннего ужаса перед неудачным исходом. В глубине души мягкая Капель ругала себя за то, что собиралась использовать других в своём плане. Это было не честно и не правильно, однако трехцветная убеждала себя, что для них это тоже станет реальным выходом из ситуации.
- Нам всем, - добавила она, тихо выдохнув, взглянув на полосатого бродягу с потаëнной надеждой. Она не стала думать о нём хуже после его вопроса, признаться, бывшая воительница вообще не думала о коте перед ней как о личности, лишь как о способе достижения своей цели, что было ей чуждо и несвойственно. Это все придет к ней со временем вместе со жгучим стыдом за свою черствость, если они, конечно, выберутся.
"Не если, - исправилась Эль мысленно, "- а когда, - она не могла позволить себе думать иначе. От разрывающих сердце материнских переживаний за оставленных ею не по своей воле котят, болью пульсировали виски, мешая сосредоточиться. Чтобы не сорваться в очередную истерику златоглазая заставляла себя цепляться за низкий голос неожиданного союзника, который продолжал приводить аргументы в пользу их одиночного спасения.
- Мы не станем тратить время на освобождение всех, - резко мотнула головой она, сверкнув стальной решимостью во взгляде, а затем снова повысила голос:
- Они должны сами решить помогут они друг другу или останутся погибать, - план не был идеален и имел свои изъяны, но пёстрая кошка отчаянно уповала на судьбу, вознося молитву Звëздному племени. Предки просто не имели права бросить её здесь на смерть совсем одну! Прямо сейчас Эль верила в их милость как никогда раньше.
- Времени на споры у нас нет, мы обязательно выберемся отсюда!.. - ослеплëнная впившимися под кожу тысячами иглами отчаяния вперемешку с безумной надеждой, ярким пламенем согревающей худое изнурëнное пленом тело изнутри, трехцветка с остервенением вцепилась когтями в звездоцапову деревяшку, следуя наставлениям рыжего бродяги.
- Вот так, ещё немного, совсем чуть-чуть.., давай же, ну! - лихорадочно бормотала себе под нос кошка, временами задерживая дыхание. Ловушки стояли так, что освободить себя самостоятельно коты никогда не смогли бы, но глупые Двуногие даже подумать не могли, что узники, обречённые на смерть способны объединиться.
Наконец, зацепленная обломанными на концах когтями деревяшка поддалась неустанному натиску, дрогнув, и, медленно, но верно поползла вверх, с каждой секундой все больше приближая полосатого незнакомца к свободе. Ещё секунда и тихий щелчок упавшей на пол удерживающей ловушку закрытой заразы разлился приятной дрожью осознания по пëстрому телу: она смогла, получилось! В этот же момент все настроенные скептично узники вытянули лапы к соседним деревяшкам, которые могли подцепить, а сама Эль обратила на мгновение вспыхнувший теплой искрой прежней радости взгляд на освобождённого ею незнакомца. На дне души шевельнулся гадкий страх - не останется ли рыжий у неё долгу? Видят Звëзды, таких долгов бывшей воительнице было не нужно.
В её душе ещё теплилась вера в котов, пусть незнакомых и бродячих. Медовые глаза с жадностью ловили каждое движение лапы соседа по несчастью. Если смогла она, то и он наверняка сможет! Они выберутся и тогда Эль спросит его имя и запомнит его навсегда - имя кота, спасшего ей жизнь в этом страшном и жутком, смердящем смертью месте.

Отредактировано Капель (31.08.2021 13:58:02)

+2

7

Она была так уверена в том, что говорила, тверда в своих намерениях, что Кирино даже невольно слабо и горько усмехнулся:
Кажется, ты несколько идеализируешь тех, кто здесь находится, в том числе и меня.
Она не знала его. Она не знала, не воспользуется ли он ее добротой, чтобы сбежать, оставив даже саму пеструю гнить в этой клетке без всякой иной надежды. Но безоговорочно доверяла.
И, пожалуй, ей повезло, что на месте соседа оказался именно этот пестрый кот, слишком цеплявшийся за понятие чести, а не некто вроде городской крысы, например, находящийся на слуху поганец Лоренцо. Мысль о том мимолетно позабавила бродягу, но тут защёлка поддалась, и ему потребовалось резко отдернуться назад, чтобы вместе с дверью не повиснуть над пропастью, ведущей вниз, к покрытому грязью полу.
Это было иллюзией, но с распахнувшейся клеткой бродяга словно бы почувствовал дуновение прохладного ветра, вечного спутника серых улиц.
И все же ему нравился настрой этой кошки, пусть он и считал ее подход слишком грубым. Все же это был план, а не пустой героизм. Пустому героизму нет места в каменных джунглях.
Надеюсь, Вы все продумали, сеньорита, — полосатая фигура появилась перед клеткой незнакомки, балансируя на тонкой деревянной поверхности, разделявшую металлические прутья от узкого коридорчика. Он чувствовал, что его свобода уже приковала к себе чужое голодное внимание, но игнорировал всех, кроме своей спасительницы (оставаться в долгу он не любил).
Главное теперь было не упасть.
Обогнув клетку так, чтобы расположиться около защелки, он снова ухватился одной лапой на решетку, второй толкая деревяшку и теперь подцепляя ее клыками, чего ему так не хватало прежде, чтобы открыть свою камеру пыток. Теперь он справился быстрее и отпрянул, чтобы выпустить пеструю кошку на свободу, оглядываясь по сторонам и задержав на незнакомке взгляд, спрыгнул вниз.
Тех, кто ниже, освободить проще, — мяукнул он с пола, вскидывая на напарницу взгляд, а после, не теряя больше времени, понимая, что его у них было не так много, принялся за чужие клетки, лишь наспех объясняя правила тем, кто за ними сидел, стремясь избежать поспешности со стороны заключённых.
Двуногие все же не так глупы, как могут показаться.

+2

8

Она пропустила мимо ушей его замечание об идеализировании здешних узников. Эль прекрасно понимала чем рискует, но сидеть сложа лапы и ждать когда за ней придет Двуногий было выше её сил. К решительным действиям кошку толкало сильнейшее в мире чувство - материнский инстинкт, и не хотелось даже думать что станет с несчастной если после всего она не обнаружит в убежище живых котят. Цеплясь взглядом за широкие плечи рыжего полосача, трехцветка непроизвольно скребла днище своей ловушки выпущенными когтями. Незнакомец мог её бросить гнить здесь, испытав судьбу в гордом одиночестве, но его горькая усмешка в её адрес отчего-то вселила в душу надежду. Крошечный уголек вспыхнул чуть ярче, разгораясь в полноценный кусочек огня, согревшего заиндевевшие внутренности.
Все то время пока её неожиданный напарник цеплял клыками и когтями цапову деревяшку, удерживающую её взаперти, пёстрая то и дело забывала делать вдох после тихого продолжительного выдоха. Ещё пару мгновений ожидания, и вот она, наконец-то - свобода.
Спрыгнув на грязный пол жуткого и вонючего места, Капель коротко и благодарно взглянула на доверившегося ей бродягу.
- Мое имя Эль, спасибо, - обронила она прежде чем приблизилась к одной из нижних ловушек, проделывая тот же фокус с деревяшкой, что и раньше. На этот раз свободной оказалась дерзкая двухцветная егоза.
- У нас нет времени на спасение каждого, кто хочет бежать, помогите друг другу, - метнувшись ещё к паре ловушек в её досягаемости, трехцветка замерла на мгновение, услышав характерный звук тяжёлых приближающихся шагов.
- Нужно бежать сейчас, - она отыскала в небольшой толпе освободившихся желтые глаза рыжего кота, глупо надеясь, что им всем удастся спасти свои шкуры. Мелкая тоже была где-то поблизости, старшая чуяла и слышала её звонкий голос, но времени на то чтобы спасти всех уже не оставалось. Эль постаралась заглушить в себе все потуги проснувшейся в неподходящий момент совести, прижавшись нежным животом к жесткой поверхности пола. Её взгляд замер на запертой двери, которая по ощущениям вот-вот должна была открыться. Она слышала нервное чужое дыхание вокруг себя, понимая, что лишь единицы здесь готовы помочь друг другу в попытке бегства. Они не были и никогда не станут сплоченным механизмом - племенем, и от этого становилось только горше.
- Да помогут нам предки, - пробормотала бывшая воительница, чувствуя как мелко дрожат собственные лапы. Дверь со скрипом открылась, Двуногий что-то громко закричал, но обезумевшие от отчаянной надежды коты уже бросились мимо него к маячевшей впереди свободе. В этом хаосе и кошачьих криках Эль не видела никого и нечего. Юрко проскользнув между неуклюжих лапищ желавшего её поймать чудища, перекрывшего ей проход к главному выходу, кошка прыгнула на приспособленое под нужды Двуногих гладкое дерево, выглядывая выше заметный приоткрытый лаз в незнакомой лесной жительнице конструкции. Страх перед неизвестным был слабее её решимости выбраться наружу и потому, гонимая страхом, пёстрая забралась ещё выше, протиснувшись худощавым телом в узкую щелку, ощущая за спиной сбитое кошачье дыхание. Очумевшие от страха и жажды свободы коты пытались выбраться во все возможные щели. Лишь оказавшись снаружи на крыше страшного места, глубоко вдохнув вечерний воздух, пёстрая быстро ретировалась на дерево повыше, неуклюже цепляясь когтями за ствол. Все же привычной к открытым прериям охотнице было в новинку лазать по деревьям.
Затаившись в высоких ветвях, Эль ждала когда все утихнет. Сердце билось в ушах громом, перекрывшем все посторонние звуки.

Отредактировано Капель (06.09.2021 08:33:13)

+1

9

Как много перед ликом смерти значит мораль? А доброта? Их столь пропагандируют все те, кто, не видав мрака жизни, считает себя мудрецом, но сколько из них, великих и разумных, взглянув во впалые затянутые дымкой глаза, не воскликнет: "Возьми ее, а не меня"?
И не было лишних слов, не было лишней жертвенности и сочувствия: когда открылась дверь, уже ничто не было столь важно и дорого, как ускользающие из лап свобода и жизнь. Жизнь настоящая, жгучая и такая желанная, что перед стремлением к ней все гаснет и меркнет.
И Кирино не встал защитой за тех, чьи клетки только что отворял, до крови царапая подушечки лап и едва не ломая когти, не бросился на двуногого, не впился в его морду и не спас тем самым в доблестном бою с десяток никчемных и чужих жизней. Кирино не был героем. И, как и все, он просто желал получить свое, когда, сорвавшись в первые же мгновения с места, бросился к проему, безжалостно сбивая некоторых своих собратьев по крови с лап и вынуждая их оставаться позади, теряя драгоценно ускользающие секунды перед закрытием единственного и последнего выхода.
И он не чувствовал укора совести за то — существование на улице твердило свою мораль и свои ценности, и чужая жизнь на вымощенных асфальтом тропах значила не настолько больше пойманной задушенной крысы.
Кирино слышал, как захлопнулась за его спиной металлическая конструкция, как раздался жалобный вой не успевших выбраться и зажатых в мощных, дробящих кости тисках двери, но не оборачивался, лишь на миг остановившись, чтобы отыскать лаз, и, заметив, как скрывается в щели пестрый хвост, спешно последовал за кошкой, открывшей ему, как и всем иным, дорогу.
Их побег уже привлек внимание остальных рабочих, еще некоторые беглецы оказались схвачены здесь, столь близко к воле, со столь яркой и горящей надеждой.
Кирино повезло или же ему помог опыт: он успел вырваться и до боли вдохнул холодный свежий воздух, уже во вне ужасающих стен ухватился когтями за крышу, замирая наконец и стараясь отдышаться.
Насколько была велика жажда к жизни, если в бегстве от смерти каждый был готов на многое, лишь бы только продолжить влачить свое жалкое и бессмысленное существование?
Рыжий кот прикрыл глаза и обвил лапы хвостом. Сюда — двуногие не полезут. Не додумаются или не захотят: роли не играет, но полосатый прекрасно осознает, что на верхушке здания он в безопасности, а если нет — всегда может сбежать.
Все закончено, спешить больше некуда, пора вновь задуматься о том, чтобы найти себе еды, воды, место для ночлега... Обыденные и столь въевшиеся ритуалы, неизбежные, если продолжать эту борьбу, становящуюся едва ли не единственным смыслом, кроме надуманных и иллюзорных, которых Кирино сейчас не питал.

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » эпизоды » Locked in a cage