У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Дорогие игроки!
Вынуждены сообщить вам одно нововведение — теперь в одном помёте может быть не больше 4 котят во избежание слишком большой наполненности детских и переполнения племён персонажами в целом. Практика показывает, что в больших помётах свыше трёх-четырёх котят велика вероятность того, что большая часть малышей перестанет играть и закрестует своих персонажей раньше, чем пройдёт посвящение в оруженосцев, а это… ну, не очень, согласитесь? Поэтому планирующим и будущим родителям советуем лучше рожать чаще, но по чуть-чуть, а игрокам с планами на котят взвешенно принимать решение о создании персонажа и перед подачей анкеты оценивать все возможные риски!

Также, как вы уже могли заметить в табличке в шапке форума, амс вынуждены временно закрыть регистрацию в некоторых племенах. И если племени Теней повезло отделаться закрытием лишь оруженосцев, а Речному племени всё ещё не разрешают заводить новых котят, то в Грозовом племени пока не принимают никого. Но не переживайте, это не должно затянуться надолго, ведь как только мы примерно сравняем количество персонажей во всех племенах, то всё снова откроется для ваших персонажей.

cw. последнее пристанище

Объявление

закрыта регистрация: река - котята, тени - оруженосцы, гроза и ветер - воители
Упрощенный прием: все племена и должности, не попадающие под запрет

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » эпизоды » У страха глаза велики /и шерсть бела, как смерть/


У страха глаза велики /и шерсть бела, как смерть/

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/725/t205836.jpg

Искры ужаса разгораются в ночи и гаснут в чужих объятиях
Одна из холодных ночей подступающего Сезона Голых Деревьев, хлопья снега и чистое небо. Одиннадцать лун назад


Don't fret precious, I'm here,
Step away from the window,
Go back to sleep.


+1

2

И ей приснилось, что...
[ После нескольких дней снегопада, наступило мгновение передышки. Солнце проглядывало сквозь тучи. И небо, столько дней укрытое бураном, напоминало клетчатое одеяло. В сплошном белом полотне замелькали голубые пятна. Сердце пело при взгляде на них — казалось, что скоро наступит весна.
В воздухе чувствовалось обманчивое обещание оттепели. И коты, всем сердцем поверившие этому, выпорхнули из палаток, как первые весенние бабочки. Среди них была и Щелкуша. ]
Ветер бьётся в стены детской. Скрип; Вой; Грохот - заглушенные сквозь снегопад. Кажется, вдалеке накренилось дерево, не выдержав буйства февральской стихии. Накренилось, заскрипело в предсмертном стоне, и полетело вниз, тяжелым бревном свалившись в подлеске.
Эхо падения разнеслось по округе. Щелкуша испуганно вздрогнула и открыла глаза. И стоило ей это сделать, как еще один удар, много более громкий, чем предыдущий, раздался в грозовом лагере.
— Пепелинка? — испуганно прошептала Щелкуша, не видя источника страшных звуков в темноте и оттого пугаясь еще больше. Она попятилась и уткнулась хвостиком в теплый мамин живот. И тут же, развернувшись, она спряталась в маминой шерсти.
И ей приснилось, что...
[ Лагерь, на метр укрытый снегом, показался ей незнакомым. И маленькая кошечка принялась исследовать знакомые-незнакомые палатки, изменившие своё убранство как снаружи, так и внутри. Она залезла в палатку оруженосцев и увидела, что все подстилки собраны в кучу в самом центре. Видимо, холодно было! А чем ближе друг к другу, тем теплее! Вот также мы с Вихринкой и Пепелинкой: обнялись все вместе, и так тепло сразу! — подумала Щулкуша. Затем, круто развернувшись на месте, котёнок побежала к палатке старейшин. Те, несмотря на яркое солнце и гомон проснувшегося лагеря, всё еще спали. Боясь их разбудить, Щелкуша замерла на входе и очень осторожно заглянула внутрь, за "занавеску" из длинных нитей мха и еловых веток. Ага, спят еще. Видимо, рассказывали друг другу сказки до поздней ночи, — пошутила про себя Щелкуша — У них так тепло здесь. Зайдешь, и будто наступает сезон Зеленых листьев. Это воители постарались! Вот! Молодцы какие, не пожалели им не перьев, ни мха, ни сухой травы! И, только подумав о воителях, Щелкуша помчалась к ним в палатку. А затем — к предводителю. А затем — к целителю. И все были ласковы с ней! Смерчезвёзд сказал: Доброе утро, юная воительница, а Бражница и Орех, отвлекшись от дел ради неё, в один голос пропели: Привет, солнечный лучик! ]
В её мордочку вцепились насекомые.
Щелкуша вскочила и начала испуганно тереть нос лапкой. Только проснувшаяся, она не успела понять, что никаких насекомых быть не могло, и это лишь крупицы снега, приникшие в палатку через брешь в стене.
Казалось, всё её тело болело от резкого пробуждения. И ей было страшно засыпать вновь. Казалось, стоит закрыть глаза, и снег нападёт на неё вновь.
Поэтому она выбежала наружу, чувствуя, что в уголках глаз собираются слезы. Порыв ветра чуть не сбил маленького котёнка с лап, и от этого она почувствовала себя еще более беспомощной и несчастной. Она замерла на входе в палатку, погрузив крошечные лапки в снег и поняла, что вот-вот расплачется.

+2

3

С каждым вздохом льдистые воздух царапает глотку, и холод, что царствует вокруг, кажется пробирается внутрь, вгрызаясь, словно голодный зверь, в каждую клеточку тела, все глубже, глубже...
Одуванчиковый вздрагивает в очередной раз и открывает глаза. Кажется, от навалившегося снега палатка скрипит и угрожает обрушиться на мирно спящих воителей. Кажется, в пугающей мелодии ночной бури скрипит весь лес: каждый звук вторит этой симфонии, и ни единый теплый выдох близлежащих соплеменников не способен заглушить ее.
Знакомая картина ночной заснеженной мглы. Ныне без шанса на спасение под теплым хвостом матери.
Воин сворачивается поплотнее и ищет убежища в собственной шерсти. Но сон все не идет, растворяется где-то за пределами палатки, тонет в хрустящих сугробах и беззвездной темноте.
Слишком холодно.
Палевый смахивает с себя остатки ночного кошмара и ежится. Сумрачная трель ведёт куда-то прочь, и он поднимается на лапы, чтобы медленно и тихо покинуть палатку.
Поляна встречает его блестящим в лунном свете серебристым снежным покровом, и оглушает порывом морозного ветра.
Какие-то остатки разума еще шепчут, что нужно вернуться, когда лапы утопают в снегу. Что делать здесь нечего, и ночной холодный лес слишком опасен для юных зрителей.
Но он уже не юн.
Он мотает головой и смахивает крупицы таинственного ведения вместе со снегом. И замирает под напором властвующей стихии.
Сейчас должен раздаться голос матери, которая выскочит из детской и начнет причитать, что он заболеет. Но никто не окликает его.
...
Он не знает, сколько времени прошло.
Раздается хруст снега под мелкими шажками. Торопливыми, спешными. Словно маленький зверек стремится скрыться от погони нагоняющего его зверя.
Очнись.
Одуванчиковый оборачивается и взгляд его натыкается на небольшую фигуру котенка, едва ли различимую в ночном мраке.
И совсем не зверек. И очень даже Щелкуша.
Что-то случилось? Почему ты не спишь? — кажется, собственный голос пугает его на мгновение, но внешне палевый остается спокоен. Он подходит ближе к кошечке непоколебимо и плавно, и слегка склоняет голову набок, замирая подле, уловив отражение страха в чужих глазах.
...
Все в порядке?

+1


Вы здесь » cw. последнее пристанище » эпизоды » У страха глаза велики /и шерсть бела, как смерть/