У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
last shelter

4 охеренных года живет наше с вами общее детище. 4 года страницы этого форума являются домом и последним пристанищем для каждого, кто так долго искал тихое уютное местечко для реализации своих персонажей, для поиска друзей и приятелей. Мы несомненно гордимся каждым вашим отыгрышем. В летопись форума вписано огромное количество персонажей, историй. Эти четыре года видели рождение новых котят, посвящения в оруженосцы, воители, старейшины и предводители. Четыре года наши персонажи воевали, любили, погибали. Четыре года мы общались обо всем и ни о чем. Были рядом друг с дружкой даже тогда, когда казалось бы всем вообще не до форума.

Мы все выросли на форумах по котам-воителям, но именно сейчас, сознательную свою жизнь проводим здесь, в Последнем Пристанище. И это просто невероятно. В то время, когда большинство фанатов кото-воительского фандома уже выросло и переросло форумы, мы с вами продолжаем фонтанировать идеями, мы не останавливаемся на достигнутом и играем еще больше, еще лучше, еще интереснее. С каждым годом сюжеты становятся все более насыщенными, а дружба между нами всеми только крепнет.

Хочется от души поздравить всех и каждого, кто причастен к этому форуму. Мы с вами создали что-то необыкновенное. И пусть это необыкновенное будет с нами как можно дольше.

С Днем Рождения, Последнее Пристанище! Живи, удивляй, цвети!

с днем рождения, последнее пристанище!

коты-воители. последнее пристанище

Объявление

cw
упрощенный приём: ветер - воители, клан - стражи и ловчие

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » коты-воители. последнее пристанище » эпизоды » везде бывают исключения


везде бывают исключения

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/777/914551.jpg

не все похожи на себе подобных
сезон Зелёных Деревьев & где-то в лесу


он ожидал встретить всё того же враждебно настроенного племенного, но, кажется, этот всё же был другим?

float:right

Отредактировано Маркус (17.01.2022 13:11:45)

+1

2

[indent] Светало. Трель далёкой, словно бы вовсе и не существующей неизвестной птицы коснулся треугольных ушей сразу же, стоило лишь первым солнечным лучам коснуться еще совершенно сонной почвы перед горизонтом и теплым дуновением ветерка приободрить спрятавшиеся в свои зеленоватые коконы цветы, от чего бесформенный серо-белый комок длинного меха тут же инстинктивно дёрнулся навстречу новому дню и напряг смешное подобие мышц под своей пушистой шкурой. Утерявший собственный дом и некогда любящих, дорогих душе и сердцу хозяев, которые в последний момент вдруг превратились в жестоких и жестких монстров, теперь молодой кот бесцельно скитался по окресностям недалеко от своего прошлого места жительства и каждый раз молчаливо надеялся лишь на то, что скорая смерть не будет поджидать его на каждом новом повороте, хотя день за днем и эти мысли становились все слабее и слабее. Фактически чудом переживший несколько произошедших не так давно встреч со своими, казалось бы, сородичами, которые, впрочем, были совершенно не против вогнать свои острые когти поглубже в податливое туловище бывшего домашнего, сегодня Маркус уже рационально сомневался в том, стоит ли ему еще хотя бы раз попадаться им на глаза, и всё же желание выжить неумолимо тянуло его ближе к лесу.

[indent] Хотя одиночка практически и не умел охотиться на кого бы то ни было более живого, нежели пустая крошечная мышь с надоедливой пищалкой где-то в области покусанного носа, он вполне отчётливо понимал тот факт, что без этого дела ему вряд ли удастся прожить хотя бы несколько месяцев, ведь около помоек и порогов особенно добросердечных и милостливых Двуногих обычно ошивались более сильные и матёрые коты, охраняющие своё место пропитания. Цепкий взор светло-карих глаз сквозь лёгкий прищур внимательно скользил по зеленеющим окрестностям в округе сегодняшнего временного пристанища двухцветного, в то время как подрагивающий нос с жадностью втягивал свежий утренний воздух и пытался отыскать среди всего запутанного клубка ароматов нечто более знакомое и напоминающее что-нибудь съедобное, да вот только уже спустя пару мгновений вдруг долетевший до самца запах буквально заставил его замереть на месте. Чистый, не перемешанный ни с лесными испарениями, ни с чем другим, запах племенного кого-то электрическим разрядом напряжённого тока промчался вдоль позвоночника бывшего домашнего и инстинктивно вздыбил его белую да серую шерсть в области загривка и близ замершего в нескольких сантиметрах от земли хвоста. Шёл явно один из тех, кто бы мог его прибить одним лишь натренированным ударом когтистой лапы и после даже не закопать его трупа, оставив тот на растерзание вечно голодным воронам, а Маркус даже не знал, может ли он хотя бы куда-нибудь попытаться скрыться, ведь его могли. запросто окружить. Щекотливое ощущение ледяного и неприятно липкого страха пробралось до самого сердца, но внешне бродяга старательно сохранял относительно спокойное выражение морды и даже сквозь нежелание расправил собственные плечи до состояния напускной непринуждённости.

+2

3

В глубине души он знал, что еще один день безвылазного труда прибьет его, как прибивает свою добычу умелый охотник. Но почему-то с рассветом все равно выскользнул из палатки и, даже если судьба давала четкий намек и ему не удалось навязаться в патруль, позволить себе поваляться без дела он не смог и скоро, перекинувшись парой фраз со Снегирем, скрылся в папоротником проходе, теряясь среди цветущего и зеленеющего леса.
Окружение встретило его мягкой прохладой тени, легким шелестом листвы, щебетом птиц, запахом трав. Прогулки в одиночестве не были для него чем-то новым: по правде говоря, это была его обыденность в те дни, когда все близкие и дорогие оставались заняты своими делами, а у него не хватало терпения, чтобы просто усидеть на месте. Может, потому у него до сих пор и не заладилась семейная жизнь? Слабый смешок. Хорошо бы было в это верить.
Но волновало его в эти дни совсем не то, и легким волнением в груди отзывались мысли о том, что было, что будет. Лапы сами несли его ближе к границе с Речным племенем, но, словно боясь преследования, они петляли, растягивали путь, превращая его из прямой недлинной дорожки едва ли не в настоящее путешествие.
Шаг, хруст ветки под лапой, запах. Видение перед глазами развеивается, посторонние мысли следуют за ним, когда тонкий нюх улавливает чужое присутствие. Еще немного, и он упустил бы его, еще немного, и он бы не обратил внимание на этот неожиданный дистрактор. Он замер. Втянул пастью воздух, чтобы убедиться, что не ошибся. Но ветер все еще доносил до него оттенки чужого присутствия, хоть напряжённый слух и не мог ничего уловить. Словно бы нарушитель не шевелился.
Мышцы напряглись, палевый двинулся осторожно, как будто не желая спугнуть, как хищник движется к своей добыче.
За окружением, множеством зеленеющих преград он не сразу заметил двухцветную фигуру высокого кота. Его силуэт вырисовывался среди деревьев, не выражая и тени внутренней настороженности, запах подсказывал, что было в нем, несмотря на внешнюю крупность, что-то от домашнего. И все же, он был достаточно юн. Пара аккуратных шагов, Одуванчиковый выходит из своего укрытия, встречаясь взглядом с тем, кто столь неосторожно пересек границу.
Что ты делаешь на территории Грозового племени? — раздается ровный голос, заученный вопрос. Чужак не кажется опасным и не внушает страха, даже если воину приходится задрать голову, чтобы взглянуть на него, и палевый остается сдержан, отвечая на неагрессию тем же.

+1

4

[indent] Щекотливо коснулся напрягшегося и замеревшего в нетерпеливом выжидании уже маячащей за ближайшими зеленящимися кустарниками опасности нутра острый, сразу же прорывающий тонкую защитную оболочку и пробирающийся до самого сокровенного коготок первобытного страха, уже в следующее мгновение на одну лишь секунду промелькнувший в сведённых как можно ближе к переносице бровях и дрогнувшем кончике пушистого хвоста. Этот довольно молодой и кажущийся непривычно невысоким на фоне всех остальных своих сородичей, которых лишь удалось в последнее время своей одиночной жизни повидать Маркусу, кот, проворно выскользнувший из своего природного укрытия и без читающейся в каждом действии и каждом движении односторонней агрессии едва сокративший расстояние между ними двумя, не вызывал у бывшего домашнего прежнего вороха незабываемых и болезненным клеймов выжженных на сердце чувств и эмоций, хотя уже успевшие укрепиться и пустить свои длинные, пронизывающие насквозь и сплетающиеся в незамысловатые косы корни опасения о племенных всё равно исправно давали о себе знать.

[indent] — Мне нужно пройти в... на территорию Двуногих, — явно говоря практически чистую правду и узким плечом показательно указывая в сторону каменных и деревянных людских гнёзд где-то в стороне, за разномастными стволами растущих здесь не одно десятилетие деревьев, негромко и удивительно спокойно пробормотал Маркус и сразу же поднял свой длинный хвост как можно выше в подобие примирительного жеста. — Я не знаю иного прохода к этим территориям без нарушения границы вашего племени, но и не ищу драки с тобой. Нападать первым я не собираюсь, но и, если вдруг что, избить себя без бою не дам.

+1

5

Одуванчиковый выслушал все со скептическим интересом, наблюдал за указаниями внимательно, ожидая подвоха, атаки, но под конец задержал на незнакомце внимательный взгляд, в прохладе которого словно подразумевалось, что тому не стоит недооценивать своего соперника. Впрочем, то же ощущал и палевый, чувствуя, что нарушителю не составило бы труда просто придавить его к земле, как котята придавливают мышей, не убивая, чтобы поиграться с ними дальше.
Впрочем, грозовому воителю было не привыкать сражаться с соперниками, что были крупнее его. Но ни одной из сторон сражаться не хотелось, и не было смысла вести бессмысленную борьбу, если и сам наведавшийся желал скорее покинуть чужие ему земли.
Тогда я должен буду убедиться, что ты пересечешь границу, — в тон собеседнику спокойно отозвался палевый. Конечно, как и практически любой лесной кот, Одуванчиковый испытывал долю недоверия к "не своим". Но по каким-то причинам не мог разделить чувство превосходства к тем, в ком не текла кровь воителей. Кажется, в юности потому он уже успел нахвататься насмешек, отсылающих его к давнему родству, и потому вел себя осторожнее, сдержаннее. Даже сейчас, испытывая определенное любопытство к новой для себя персоне, к его необычному спокойствию, палевый не готов был сразу преступить черту.
Откуда ты идешь? — лишь уточнил воитель. Взмах хвоста, короткое "следуй за мной", ожидание реакции нарушителя — Одуванчиковый неспешно трогается с места, беря на себя роль своеобразного провожатого. И одновременно, зная нравы некоторых соплеменников, незаметно убеждается, что тот будет в безопасности.

Отредактировано Одуванчиковый (08.02.2022 23:06:06)

+3

6

[indent] Задумчивым взглядом едва ли прищуренных карих глаз мимолётно скользнув по невысокой, но заметно хорошо сложенной фигуре своего неожиданного и в некоторой степени даже относительно удивительного собеседника в ожидании и поиске его реакции на нарушевшего границу бродягу, спустя несколько быстротечных мгновений Маркус всё же вновь возвратился к отливающим лазурной бирюзой зеркалам души и протяжно выдохнул незаметно самолично задержанный в лёгких воздух. Искренне нежелающий всяческих возможных разборок и уж тем более опасных и, возможно, даже смертельных драк с имеющим за своими плечами опыт и тренировки племенным, серо-белый, впрочем, от чего-то видел некую ответную взаимность своих мыслей в сдержанной и частично даже расслабленной фигуре палевого, и это так или иначе играло этому лишь строящемуся разговору неплохую службу. Конечно, вряд ли бы можно было сказать, что в душе бывшего домашнего от одного лишь этого эпизода его жизни вдруг посееться зернышко доверия к кому бы то ни было, а ощущение той или иной опасности, волнами исходящей от этих лесных дикарей, сбавиться до неощутимого, но нечто в роде приятного понимания, что не все они одинаковые буквально заставляло изогнуть уголки тонких губ в подобие лёгкой улыбки.

[indent] — Хорошо, — легко согласился на незнакомую и вовсе неизвестную компанию до ближайщей границы молодой одиночка и, привычно терпеливо дождавшись приближения сородича к нему, после выдвинулся в путь сразу же следом за ним. — Я иду с предгорий, раскинувшихся за теми высоченными дубами, чьи кроны виднеются даже отсюда, — мимолётным взмахом хвоста указав в сторону расположившихся вдалеке отсюда Четырёх Деревьев и на одну секунду переведя несколько потемневший взгляд в сторону шумящей где-то примерно там же бурной реки, не сразу отозвался кот и серьёзно нахмурился. — Сколько всего здесь этих ваших племён? Почему ты решил в некоторой степени помочь, в то время как подобные тебе коты и кошки с первых слов угрожали мне смертью?

+1

7

Чужак не спорит, не пытается протестовать или нарваться на конфликт. Одуванчиковый еще невзначай ищет скрытые камни, межстрочный текст в поведении бродяги, но все же заставляет себя усмирить тревогу. Он не мог чувствовать небезопасность, не это заставляло его щуриться и отводить взгляд: неизвестность, непредсказуемость — то, что останавливало палевого перед окончательными выводами, когда, казалось бы, достаточно было бы просто уже поставить подпись и закрыть документ.
Сколько незакрытых документов за все луны жизни скопилось в его голове и сколько же наконец закроются к его смерти? Неразрешенный вопрос тоже лежал где-то в углу и пылился.
С предгорий... — Одуванчиковый хмурится, анализируя сказанное, но не замедляет шаг, — Это далеко. Что могло заставить одиночку пройти такой путь?
Шпионом Клана Падающей Воды, как и любого из племен, встреченный быть не мог, либо таким не казался. Но осторожность была важна, и палевый прокладывал путь с пристальным вниманием к любым деталям. Вопросы, впрочем, не показались Одуванчиковому подозрительными или странными, только если с натяжкой.
Старший воитель в очередной раз скользнул по массивной фигуре изучающим взглядом.
В лесу проживает четыре племени: Грозовое, Речное, Сумрачное и племя Ветра. Кроме того, в горах обитает Клан Падающий Воды. Он спустился ближе к предгорьям около пятнадцати лун назад, — пояснил палевый коротко, после ненадолго замолкая и дергая кончиком хвоста, — Закон приказывает нам охранять границы, в том числе, от таких, как ты. Некоторые считают, что нельзя сделать то без когтей.
Слабо вздрогнули губы. Незнакомец был не первым, с кем Одуванчиковый сталкивался вот так, но мало кто задавал такие вопросы.
Как понимаю, ты не в первый раз нарушаешь границы, — заключил он вдруг, едва заметно прищурясь, сохраняя, однако, невраждебность настроения, — С какой целью? Как твое имя?

+1

8

[indent] Шорохи копощащихся в ближайших кустарниковых зарослях и встречающихся по пути мелких зверушек и грызунов неудержимо пытались привлечь к себе внимание уже как пару дней не евшего серо-белого бродяги, пришедшего из совсем недружелюбного и по большей мере голодного города, а тихий шелест соприкосающихся и скользящих друг по дружке зелёных листьев на то тонких, то толстых ветвях местных дубов да тополей лёгкой успокаивающей мелодией обволакивал всё сознание вновь забредшего за границы бывшего домашнего и позволял тому хотя бы немного снять инстикнтивно сковывающее мышцы напряжение. Щекотливыми струйками вырывались отовсюду приятные, буквально заставляющие вязкую слюну неугомонным, бурлящим и пенящимся море скапливаться за стиснутыми покрепче белыми зубами, ароматы расцветшей и озеленевшей природы да тянущиеся откуда-то от каменистых гнёзд Двуногих ниточки чего-то пряного и манящего, отчего довольно скоро пустеющий желудок однозначно подал свой единственный клич и покрепче вцепился в едва ли выпирающий сквозь тонкую кожу позвоночник. Этого, впрочем говоря, стало вполне достаточно для того, чтобы одиночка совсем немного стушевался от лёгкого налета стыда за собственный организм и показательно заломил треугольные уши назад, поближе к спасительному затылку.

  [indent] — Я возвращаюсь туда, где когда-то был мой дом, — юркнувшая чуть вдалеке прямо перед двумя прирождёнными охотниками бурная полёвка всё же смогла обратить на себя внимание замершего на одно мгновение и после лишь с небольшим, но ощутимым напряжением взмахнувшего пушистым хвостом Маркуса, и он, вдруг резко задумавшись, замолчал на некоторое время. — Спустя некоторое время своих скитаний по близлежащим местностям понял, что я всё же не готов к такой жизни, поэтому хотелось бы осесть в более или менее знакомых условиях и подумать, — явно говорящий чистую правду и совершенно ничего не стремящийся утаить от своего сегодняшнего случайного собеседника, спустя несколько затянувшихся слишком долго мгновений неторопливо продолжил серо-белый и изучающим взглядом карих глаз медленно скользнул по зеленящейся и цветущей округе, невольно отмечая то очевидные сходства с иными территориями, то слишком видные и заметные различия.

[indent] — Лун?.. И какой я, раз от меня и таких, как я приказано охранять ваши границы? Чем я или кто другой отличаемся от тебя или твоих друзей? — аккуратно протискиваясь сквозь узкий лаз между переплетённых и обвившихся вокруг себя ветвей разросшейся ежевики и по прежнему не повышая своего предельно спокойного, но всё ещё твёрдого голоса, с едва заметным нажимом вдарился в очередные расспросы молодой бродяга и недовольно повёл плечами. — Я Маркус. Границы ваши нарушаю ненамеренно, а лишь по причине собственного незнания об их и вашем в частности существовании – домашним, даже бывшим, никто о живущих в лесах племенах ничего не рассказывает.

+1


Вы здесь » коты-воители. последнее пристанище » эпизоды » везде бывают исключения