У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
last shelter

4 охеренных года живет наше с вами общее детище. 4 года страницы этого форума являются домом и последним пристанищем для каждого, кто так долго искал тихое уютное местечко для реализации своих персонажей, для поиска друзей и приятелей. Мы несомненно гордимся каждым вашим отыгрышем. В летопись форума вписано огромное количество персонажей, историй. Эти четыре года видели рождение новых котят, посвящения в оруженосцы, воители, старейшины и предводители. Четыре года наши персонажи воевали, любили, погибали. Четыре года мы общались обо всем и ни о чем. Были рядом друг с дружкой даже тогда, когда казалось бы всем вообще не до форума.

Мы все выросли на форумах по котам-воителям, но именно сейчас, сознательную свою жизнь проводим здесь, в Последнем Пристанище. И это просто невероятно. В то время, когда большинство фанатов кото-воительского фандома уже выросло и переросло форумы, мы с вами продолжаем фонтанировать идеями, мы не останавливаемся на достигнутом и играем еще больше, еще лучше, еще интереснее. С каждым годом сюжеты становятся все более насыщенными, а дружба между нами всеми только крепнет.

Хочется от души поздравить всех и каждого, кто причастен к этому форуму. Мы с вами создали что-то необыкновенное. И пусть это необыкновенное будет с нами как можно дольше.

С Днем Рождения, Последнее Пристанище! Живи, удивляй, цвети!

коты-воители. последнее пристанище

коты-воители. последнее пристанище

Объявление

cw
упрощенный приём: ветер - воители, тени - воители
закрыта регистрация: река - воители, гроза - воители

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



валун

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Код:
<!--HTML--><div class="prusheen-some" style="background: url(https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/33/775177.jpg); background-size: cover;">
  <div class="prusheen-inner">
    <div class="prusheen-text">
      <span>валун</span>
     <div>
         Где-то там, далеко за землями речных и грозовых котов, начинается большое тихое озеро. Примечательным местом остается громадный валун, который нарушает идиллию водоема, возвышаясь большой черной тенью у самого берега. Он здесь расположен настолько неестественно, что привлекает внимание, заставляя порой задуматься: как он здесь оказался? Насколько древнее это место? Чем испещрены его большие серые бока?
      </div></div>
  </div>
</div>
 <style>
/* css черти чего от вещего духа*/

.prusheen-some {
width: 630px;
height: 445px;
margin: 0;
position: relative;
overflow: hidden
}


.prusheen-text {
width: 470px;
margin: auto;
font: 500 10px/18px ruda; /* шрифт текста в большом блоке */
text-align: justify;
color: #1e1e1e; /* цвет шрифта */
margin-top: 10px;
transition: all 1s cubic-bezier(.87,.11,.27,1.52) 0s}

.prusheen-text > div { 
padding: 0 10px 0 10px;
overflow: auto;
height: 190px;
opacity: 0;
transition: all .5s linear 0s}

.prusheen-text > span {
display: block;
text-align: center;
font: 26px merriweather; /* шрифт текста заголовка */
height: 60px;
position: relative;
margin-bottom: 25px}

.prusheen-text > span:after {
content: "";
background: #555; /* цвет полосочки разделителя */
display: block;
height: 1px;
width: 100px;
position: absolute;
left:40%;
bottom: 0}

.prusheen-some:hover .prusheen-inner {
height: 380px;
clip-path: polygon(0% 100%, 100% 100%, 100% 0%,0% 0%);}
.prusheen-some:hover .prusheen-text {margin-top: 40px}
.prusheen-some:hover .prusheen-text > div {opacity: 1;
transition: all 1s linear .5s}
</style>
<link href="https://fonts.googleapis.com/css?family=Ruda:400,500,700&display=swap&subset=cyrillic" rel="stylesheet"> 

+1

2

граница тени-гроза >>>

[indent] К назначенному месту они добрались уже затемно. Когда впереди показалось озеро и в морду пахнуло свежестью водоёма, Рогоз почувствовал чуть ощутимый прилив сил. Он надеялся, что и Ракушечница тоже, но никто из них не проронил ни слова. Валун, о котором говорил Смерчезвёзд, и правда был самым приметным на всём побережье: огромный, испещренный множеством трещин, возвышающийся над неподвижной гладью мелководья и откидывающий не менее величественную тень на воду озера. Казалось, что всё вокруг замерло из уважения к этому древнему обломку, явно видевшему больше, чем любое дерево грозового леса и даже, наверное, чем само это озеро. Славно. Ракушечнице пойдет на пользу покой этого места.
[indent] Когда Смерчезвёзд поспешил оставить двух изгнанников у берега, Рогоз даже не стал ему мешать - на это не было сил, как и смысла. Предводитель должен был встретить Ореха у границ грозовых земель и направить сюда, и коту оставалось лишь дожидаться прибытия лекаря.
[indent] В корнях какого-то кустарника всего в паре прыжков от кромки воды Рогоз аккуратно уложил Ракушечницу на песчаную почву. Нахмурившись, он по привычке окинул взглядом её окровавленную шерсть и к своему разочарованию не смог даже различить четких краев её ран - так много было крови. "Этот лес лучше города, но всё равно не дотягивает до подходящего места для красивой и трагичной кончины," - всплыли в голове его собственные слова, и кот медленно обернулся к тёмной глади тихого озера, в которой отражались первые звёзды: "А что насчет этого места?"
[indent] - Я скоро приду, - он говорил, уже не надеясь на ответ.
[indent] Самец шагнул прочь от берега, вглядываясь в чернеющую вдалеке кромку леса, откуда должен был прийти грозовой целитель. Рогоз не привык обращаться к Предкам, но сейчас он искренне надеялся, что Звёздное племя одарит Ореха легкостью лап. Иначе всё это было зря?

+2

3

>лагерь

Входить в привычный ритм жизни в племени было несколько трудно. Но еще сложнее было прямо сейчас идти сквозь сухие бурьяны по территориям Грозового племени, чтобы оказать помощь совершенно не соплеменникам. Договоренностями между Смерчезвездом и Рогозом стали не какие-то там территории. Не поделенная пополам дичь. Предметом договора стал сам Орех, чьи знания должны были приносить пользу всем и каждому, кто будет нуждаться в его помощи. Ощущали ли Орех себя как-то некомфортно? Как будто бы им пользовались? Абсолютно нет. Наоборот, он кажется так сильно отвык от подчинения и законов, что сейчас, направляемый твердым словом предводителя Орех покорно двигался прочь с Грозовых территорий, чтобы просто выполнить часть договоренностей.
Встречаться с Рогозом вновь было волнительно. Между ними двумя не было никакой дружбы. Даже приятельскими отношениями это все не назовешь. Да и нет смысла скрывать то, что черно-белый целитель действительно волновался, что одиночки вновь расковыряют только-только заживающие раны в груди. Вся эта жизнь в городе... ссора с Бражницей... как будто бы это все было не с ним. Но одна только мысль о том, с кем он сейчас встретится, быстро возвращала его в реальность.
Когда впереди показался черный силуэт, Орех нервно сглотнул, крепко держа в зубах кулек с травами. Коротко кивнув Смерчезвезду, целитель тем самым отметился, что дальше вполне может справиться самостоятельно. И когда его бледно-зеленые глаза столкнулись с широкой мордой Рогоза, Орех тут же замер. Осторожно положил лопух с травами возле лап и без лишних разговоров тонко прозвенел:
- Ясного неба, Рогоз. Что случилось? - не то, чтобы целитель хотел знать деталей произошедшего, скорее хотел понимать, с каким характером травм ему сейчас придется поработать. И судя по внешнему виду Рогоза, помощь нужна была совершенно не ему, - В смысле... что беспокоит? - уточняющий вопрос явно был лишним. Орех это понял столь же быстро, как в нос ударил железистый запах крови. Медленно вздохнув, он взял в зубы лопух с травами, готовый следовать за Рогозом.
Над лесом уже лениво начинала ползти желтая луна. Сегодня была ночь Совета.

+3

4

[indent] Когда светлое пятно мелькнуло в темноте пролеска, Рогоз выдохнул. Орех пришел достаточно быстро, к облегчению изгнанника, и, возможно, к недовольству Смерчезвёзда. Или ему только показалось, что Смерчезвёзд был бы не против избавиться от одиночек навсегда, пусть даже это означало бы позволить им истечь кровью у него на границах?
[indent] — Ясного неба, Рогоз. Что случилось?
[indent] - Ракушечнице нужна твоя помощь, - процедил сквозь зубы кот и развернулся, не тратя время на бесполезное приветствие. Он двинулся обратно к берегу быстрой рысцой, надеясь, что Орех поспевает следом. - Она потеряла много крови, пока мы добирались сюда. Из города она вышла сама, но от ваших границ я уже помогал ей идти, - "тащил её на себе". И всё же Рогозу что-то не позволило так явно признаваться в слабости бывшей соплеменницы. Пусть и перед безобидным целителем.
[indent] Взмахнув хвостом, изгнанник нырнул под ветви раскидистого куста, подзывая Ореха за собой. Ракушечница лежала среди оголенный корней в той же позе, в которой Рогоз оставил её, и самец невольно замер на пару секунд, удостоверяясь, что бока кошки всё ещё едва заметно вздымаются, а дыхание, пусть и отрывистое, слышно.
[indent] - Помоги ей, - Рогоз нахмурился. Он не знал, от скольких Предков нужно получить благословение, чтобы залатать такие раны, но искренне надеялся, что Орех им обладал. - Я могу что-то сделать? - маловероятно. Рогоз не знал, что будет для него сложнее: дожидаться снаружи в неведении или помогать грозовому лекарю копаться в ранах соратницы, но был готов слушаться Ореха. Сейчас он был их единственной надеждой, и это глупо было отрицать.

Отредактировано Рогоз (15.09.2022 16:23:33)

+2

5

— Ракушечнице нужна твоя помощь, - Рогоз был в своем максимально обычном расположении духа.
- Я понял, - услужливо прозвенел целитель, не произнеся больше ни слова. Конечно Орех был любопытен, но уж точно не сейчас. Точно не с одиночками (а можно ли их было так называть? Все равно как-то в сознании не клеилось, что Ракушечница и Рогоз не воители Речного племени.) Вопросов было больше, чем морд, готовых ответить на эти вопросы. А потому приходилось лишь теряться в догадках, как так вышло, что два сильных воителя Речного племени примкнули к бродяжьим рядам и уже нашли себе огромные неприятности, раз уж им понадобился племенной целитель.
Следуя за черношкурым одиночкой, Орех только и представлял, в каком состоянии сейчас окажется перед ним Ракушечница. Рваные там раны или ровные порезы? Есть ли переломы? Если есть, то нужны палки. В сознании она или нет? Одно было ясно точно - трав потребуется немало. И это заботило Ореха, поскольку запасы в целительской были невнушительные и необходимо будет приложить немало усилий, чтобы их пополнить.
Как только перед глазами черно-белого худыша возник уже забытый памятью силуэт Ракушечницы, Орех взволнованно дернул кончиком хвоста. Кошка была без сознания.
— Помоги ей, - нужно было быть глупцом, чтобы не заметить в голосе Рогоза настоящей обеспокоенности за свою бывшую соплеменницу. Орех утвердительно кивнул, не тратя времени на лишние расспросы, и принялся осматривать палевую кошку.
Выглядела та достаточно потрепанной, но по всем признакам, попала она совершенно не в лапы собакам, Чудищу или того хуже, в издевательства к Двуногим. Характер ран говорил о серьезной драке. и при подобных ранах предводителям давали возможность отдать свою жизнь в угоду выживанию. Здесь же выбора у Ракушечницы не предоставлялось. Рваная рана на горле и изодранные до неузнаваемости бока недвусмысленно намекали на худшее. Это предполагал и Рогоз, точнее его взгляд. И одиночка был прав - дела были совсем плохи.
Орех нахмурился, сводя белые брови вместе. Убедился вслед за Рогозом, что дыхание у Ракушечницы еще наблюдается и принялся перебирать травы в листе лопуха, ища среди утащенного из палатки целителей золотарник и ракитник.
- Поищи дубовые листья и паутину. Много паутины, - ответил черно-белый, обращая взгляд на Рогоза, - Я не буду питать тебя лишними надеждами, Рогоз, Ракушечница очень плоха. Я обещаю сделать все, что в моих лапах, но ее судьба после будет сугубо в ее лапах, - он не хотел пугать, но и успокаивать и приободрять тут точно не было никакого смысла. Рогоз не из тех, кто идет на поводу эмоций, Орех уже это понял, - Хорошо, что вы обратились за помощью к Смерчезвёзду, - скверно просипел грозовой целитель и тут же принялся разжевывать травы в кашицу и плотным ровным слоем начал наносить их на раны, попутно убеждаясь в том, что Ракушечница все еще без сознания. Ее счастье, что она сейчас не чувствовала эту боль. С маковыми семенами в Грозовом племени все было очень прискорбно. И если сейчас стоял вопрос ее жизни лишь из-за характера ран, то будучи бы Ракушечница в сознании, могла бы потерять единственную жизнь и от боли.

+2

6

[indent] — Я не буду питать тебя лишними надеждами, Рогоз, Ракушечница очень плоха, - если бы Орех сейчас отказался тратить свои запасы на столь безнадежную, по его словам, пациентку, только Предки знают, что уберегло бы грозового целителя от злости одиночки. Но он продолжил: - Я обещаю сделать все, что в моих лапах, но ее судьба после будет сугубо в ее лапах.
[indent] "А зачем тогда нужны целители? Почему ты не берешь на себя ответственность за ее жизнь?". Рой подозрений жалил разум кота всё больнее, и раздражение лишь усиливалось из-за невероятной усталости и тревоги, но Рогоз смог вовремя прикусить язык. К тому же, ему было чем занять пасть и лапы.
[indent] Самец поспешил оставить Ореха заниматься его прямыми обязанностями, а сам быстро направился в сторону леса. Дубовые листья вряд ли можно было отыскать на побережье. Пусть Рогоз и не был силен в распознавании растений, это лекарство отыскать ему было по силам, если бы только на плечи так сильно не давила усталость, а в глазах не рябило от долгого вглядывания в посеребренную лунным светом лесную подстилку. Наверное, Рогоз провозился слишком долго, скитаясь по опушке леса в поисках, как ему казалось, приемлемого вида дубовых листьев. На обратном пути, обмотав хвост обильным количеством паутины, кот не единожды споткнулся, но тревога за Ракушечницу всё ещё заставляла двигаться его довольно резво.
[indent] - Всё, что нашёл, - Рогоз осторожно опустил собранное к травам, которые с собой принес грозовой лекарь, и, не издав больше ни звука, уселся позади Ореха. Слегка замутненный усталостью янтарный взгляд внимательно изучал работу целителя: кое-где раны бывшей речной кошки были уже смазаны какой-то кашицей, шерсть местами очищена от крови, а дыхание её стало чуть ровнее. Или Рогозу просто хотелось в это верить.

+3

7

[indent] Сны сменялись беспросветной, беспробудной темнотой. Все чувства, мысли, звучащие в голове мерным, обманчиво спокойным голосом чужака, с каждой секундой все сильнее поглощали разум, опутывая и без того истощённое тело слабостью, и Ракушечница, подчиняясь ему, шла вперёд, трепеща ещё горячим и живым сердцем. Пока в голове набатом билось: "Это не я. Это не мои чувства." — непрерывный поток звучал в голове вопреки каждому шагу. Они неслышно разрывали пустоту вокруг, вторя тихим каплям воды, которые словно отсчитывали шаги и минуты, приближая ее к чему-то, чего потаённо желала душа. 

[indent] Кап. Кап. Ни одного лишнего звука. Одно лишь механическое бездумное движение. Ракушечница остановилась, лишь когда резкая вспышка света ударила по глазам, заставив до боли зажмуриться. Низкий хриплый голос, знакомый до дрожи в лапах, проник в уши, отчего кошка едва заметно вздрогнула и резко открыла глаза, обнаружив себя в незнакомых, пахнущих травами и сыростью стенах.

[indent] — Ракушечница, — в бесцветном голосе не было ничего, кроме факта ее имени, но Ракушечница все-равно приподняла голову, едва угадывая во мраке знакомый силуэт. Она хотела видеть. Верила, что ей не показалась. Так долго блуждала в кромешной тьме, что не сразу осознала — он ее не бросил. И, несмотря ни на что, остался рядом, как бы сильно она ненавидела, злясь и обвиняя за подорванную веру, взращённую с юных когтей, но все ещё теплящуюся огоньком в груди, оставляющую на языке солоноватый привкус крови.

[indent] Собственное тело с трудом ощущалось ею, но было достаточно того, что кошка пришла в сознание. С трудом приподняв голову с холодного пола, Ракушечница на выдохе вытолкнула из себя:

[indent] — Воды.

+4

8

Хлопотать над ранами Ракушечницы было делом довольно обыденным, хоть и выходящим за рамки привычного. Часто ли грозовой целитель лечит раны бывшим речным котам? А такие ли они бывшие? А такой ли он грозовой?
Орех задавался этим вопросом с того самого дня, как вернулся  из города в племя. Все время его не покидало чувство того, что он не достоит быть частью великого племени. Что все добрые слова и доверие к нему от соплеменников - это такая пыль и ложь. Он сам в себя не верил, чего уж тут говорить про чужое мнение. А оттого черно-белый худыш не ощущал внутреннего диссонанса, когда прикладывал к ранам Ракушечницы травяную кашицу. Сейчас было важным лишь то, что он умел заниматься врачевательством, а все эти тонкости принадлежности к племенам... все это было словно совершенно неважно. Хоть и сам закон целителей обязывал им помогать всем, но еще пару лун назад, когда Орех не покинул племя, он бы с большим недоверием отнесся к подобной прогулке до валунов, где ему придется лечить почти-изгнанников.
— Всё, что нашёл, — Рогоз прибыл как раз вовремя. Орех благодарно кивнул черному одиночке, примечая, как же сильно ему важно, чтобы его подруга поскорее встала на лапы. Что ж, Орех не знал, что стоит между ними, но возможно даже элементарные навыки выживания диктовали им держаться вместе. Это уже было не его дело.
- Этого хватит на несколько рассветов. Очень хорошо, - еще раз кивнул черно-белый и принялся накладывать тугие паутинные повязки на рваные раны Ракушечницы. И когда очередной клок паутины был приложен к ране на боку, Орех тут же резко перевел сосредоточенный взгляд с ребер на морду. Глубокий вдох говорил о том, что кошка приходит в сознание. И теперь начиналось самое сложное, поскольку боль, ранее не мучившая кошку из-за потери сознания, совсем скоро должна была вернуться. А ни одного макового зернышка Орех с собой не взял ввиду их отсутствия.
— Воды, - черно-белый суетливо заозирался по сторонам.
И самым логичным было:
- Рогоз, мне нужно закончить с ранами Ракушечницы, - до водоема было лапой подать, но целитель остро ощущал, что должен находиться рядом с Ракушечницей, чтобы проконтролировать ее состояние, - Тише, не поднимай голову, Рогоз сейчас все принесет, - можно сказать, убаюкивающе прозвенел над головой кремовой кошки.
Его беспокоило то, что Ракушечница была слишком слаба, а никаких обезболивающих трав у него с собой не было.

+6

9

[indent] В повисшем в воздухе хрипе Рогоз сначала не разобрал слов - так непривычно было спустя сутки услышать осознанную речь Ракушечницы. Затем, заметив, как медленно приподнялась голова кошки, изгнанник подался вперёд. Морда его становилась мрачнее, а взгляд острее цеплялся за едва шевельнувшиеся веки.
[indent] — Рогоз, мне нужно закончить с ранами Ракушечницы.
[indent] Он почти проигнорировал вежливое указание целителя, не до конца веря, что подруга и правда пришла в себя. Рогоз уже почти смирился с тем, что восстанавливаться кошка будет без сознания - или, как минимум, придется дождаться утра. Но она откликнулась на манипуляции целителя почти сразу же. Потому что была даже сильнее, чем Рогоз привык думать.
[indent] Медленно, едва сумев оторвать от раненой взгляд, кот развернулся к выходу из их импровизированного убежища под хлипким кустарником и шагнул к озеру. На глаза ему попалось какое-то сухое прибрежное растение, похожее на пушистую водоросль, и Рогоз без раздумий покрепче сжал его в пасти и уверенно вошёл в воду на несколько щагов. Озеро оказалось теплым, так всегда бывало в холодные ночи Листопада - вода сохраняла дневное тепло. Рогоз обмакнул найденный побег в воду и на несколько мгновений замер прямо над самой поверхностью, намочив подбородок и шею. Пытался совладать с нервным ознобом.
[indent] В укрытие изгнанник вернулся быстро - в фигуре Ракушечницы больше не наблюдалось никаких изменений, его не встретил её прояснившийся взгляд или хотя бы слабое приветствие. Принеся с собой ещё и огромное количество стекающей с брюха, лап и хвоста воды, Рогоз аккуратно улегся на некотором расстоянии от подруги, чтобы не мешать Ореху заканчивать обработку ран, и подтолкнул к морде кошки влажный побег неизвестного ему растения.
[indent] - Спасибо, Орех, - вдруг пробормотал одиночка, но внимательного взгляда от Ракушечницы не оторвал. - Ты очень много для меня сделал, - "даже не представляешь насколько". Коснуться кошки он не решился, чтобы не потревожить с таким старанием залатанные раны, но взгляд желтых глаз был так сосредоточен, что наверное, его можно было ощутить и физически. - Ты говорил про несколько рассветов... ты ещё проведаешь её? Или это всё мне накладывать самому? - вялый взмах хвоста в сторону охапки дубовых листьев. Если придется, Рогоз это сделает, только вот грозовому лекарю он сейчас доверял намного больше, чем самому себе.
[indent] Он хотел, чтобы Ракушечница поправилась, но требовать с Ореха ещё и этого не решился. Вся спесь и раздражение схлынули, когда бывший воитель так близко увидел, из какого Тёмного Леса целитель смог вытащить его соратницу. Более благородный кот даже заговорил бы о долге в обратную сторону. Но Рогоз сейчас не хотел думать о прежних счетах, договоренностях и обещаниях, данных в том числе и Смерчезвёзду.
[indent] - Звёздное племя до сих пор приглядывает за тобой, не иначе, - хрипло усмехнулся изгнанник, пытаясь отыскать реакцию на его слова на светлой мордашке. - Орех, - он с уважением оглядел обилие повязок, так старательно наложенных целителем, и даже почтительно качнул головой, - тебя нужно проводить? - луна заглядывала в их укрытие, уже почти поднявшись на вершину небосвода. Оставлять Ракушечницу не было никакого желания, и, признаться честно, Рогоз надеялся, что целитель откажется от помощи.

+2

10

[indent] В пропахшем сыростью и травами воздухе резко образовалась тишина, как только она подала свой хриплый голос. Второй силуэт, в чьей черно-белой шерсти Ракушечница не сразу признала Ореха, целителя Грозового племени, мгновенно оказался рядом, обдав ее ещё более терпкой волной душистых и неприятных запахов, заставив поморщиться и снова прикрыть глаза. Она слышала, как засуетился Рогоз, мгновенно реагируя на ее просьбу, но, чувствуя его пристальный взгляд на себе, не нашла в себе сил и желания ответить тем же.

[indent] — Сколько..? — запнувшись на мгновение, она медленно повернула голову в сторону выхода из пещеры, игнорируя тянущую боль в ранах. — Как долго я была без сознания? — минуты? Часы? Дни? Разум нехотя включался в работу, пока тревожно подрагивающие уши пытались распознать звуки снаружи. Никаких голосов, и Ракушечнице оставалось только догадываться, где она находится. Подавляя растущее внутри напряжение, кошка молча стерпела оставшиеся манипуляции целителя, замерев и медленно, тяжело дыша. Она невольно вздрогнула всем телом, лишь когда внутрь их укрытия вошёл Рогоз, принёсший ей воду, которую она тут же принялась слизывать с мха, не обращая внимания на шёпот двух котов, о чём-то переговаривающихся между собой.  Знакомая волна расслабления и прохлады прикатилась по телу, будто притупив на время боль и отогрев неживые мышцы. Ей захотелось тут же встряхнуться, снова прочувствовать эти ощущения в полной мере, но не в силах пока даже подняться, Ракушечница глянула на Рогоза спокойным взглядом, слегка поёрзав на месте, и аккуратно, словно опасаясь новой вспышки боли, вытянула передние лапы перед собой.

[indent] — Звёздное племя до сих пор приглядывает за тобой, не иначе.
[indent] — Не думаю, что ему есть до нас дело, — уголки губ дрогнули в слабой усмешке, и Ракушечница перевела на Ореха взгляд, который наконец немного прояснился.

[indent] — Благодарю тебя за помощь, Орех, — искренне, но без лишних эмоций проговорила кошка, чуть улыбнувшись. — и Смерчезвезда. Рада знать, что Грозовое племя даже в такие неспокойные времена помнит о чести и сострадании, — улыбка дрогнула на кончиках. Где-то в глубине души тлели остатки горечи за собственное племя, но прежние разочарование и злость так и не промелькнули в мыслях наравне со всем остальным. Благодаря Ореху Ракушечница выжила, и единственное, о чем она могла теперь думать: о том, как быстрее встать на лапы.

+2

11

[indent] — Как долго я была без сознания?
[indent] Рогоз не сразу нашёлся с ответом, потому что последние дни слились в один безумный клубок событий. И только сейчас, где-то на краю леса, на отшибе племенных земель, рядом с молчаливым озером кот почувствовал, что наконец может вдохнуть полной грудью.
[indent] - Сутки. Или чуть меньше, - изгнанник повёл плечом, сам с трудом вспоминая, в какой момент их долгого пути Ракушечница перестала отвечать за собственные лапы.
[indent] Когда Орех поспешил домой, предсказуемо отказавшись от помощи бродяги, Рогоз смог немного расслабиться, хотя и до последнего вслушивался в удаляющиеся шаги грозового.
[indent] - Мы недалеко от грозовых границ, - поспешно заговорил самец, внезапно ощутив, что отвык от тишины. Дребезжание Чудищ, крики Двуногих, боевые кличи и злобное шипение врагов, хрипы и прерывистое дыхание ослабленной кошки - всё осталось позади. Сейчас, лежа на холодном песке возле незнакомого озера Рогоз чувствовал себя странно, не тревожимый ничем, кроме ленивого плеска воды. И дыхания Ракушечницы, конечно, заметно выровнявшегося и очистившегося, но кот по привычке обращал на него внимание. - Смерчезвёзд вернул мне долг. Полагаю, теперь нам больше нечего с него спросить, - было ли это поводом для досады? Рогоз не чувствовал ни разочарования, ни раздражения. Всё сложилось так, как должно было сложиться. - Патрули вряд ли нас найдут, так что мы можем остаться здесь на какое-то время. Пока ты не восстановишься и мы не сможем вернуться в город, - кот поморщил нос, но больше ничем недовольства не выказал. Город был отвратителен сам по себе, но... пожалуй, больше им некуда было возвращаться. А вечно прятаться под носом у Смерчезвёзда было просто не для них.
[indent] - Я поохочусь для нас завтра, - сил ещё раз подняться на лапы сегодня Рогоз в себе не находил. - Или, может, даже смогу порыбачить. Лун сто не ел хорошей рыбы, - те мальки, которых удавалось выудить в городских каналах, были жалкими и зачастую несъедобными. А тут... - В той стороне должна быть наша река, - он и сам не знал, к чему это сказал.

+3

12

[indent] Ракушечница коротко, едва заметно нахмурилась, услышав ответ Рогоза. Сутки. Не так долго, как могло бы, но все-равно достаточно, чтобы не проснуться. Другой бы назвал это чудом, и сама она понимала, что с полученными ранами едва ли прожила больше пары дней — а потому не могла недооценивать заслугу Ореха в этом. Расчитывать на помощь Предков не приходилось. Звёзды не помогают тем, кто отрёкся от Воинского Закона, и, если бы не отклик Смерчезвезда, Ракушечница возможно бы сдалась. Даже утратившая веру в чистое благородство среди лесных воителей, милосердие Грозового предводителя кошка не скоро забудет.

[indent] Голубые глаза скользнули вслед за целителем, быстро покинувшим их, и Ракушечница проводила его долгим взглядом, пока в пещере наконец не остались только они двое. Впрочем, тишина, окружившая их, почти сразу была разбавлена голосом Рогоза.

  [indent] — Мы недалеко от грозовых границ,  — кошка утвердительно кивнула. Разумеется, дальше племенных границ Смерчезвезд не отпустил бы Ореха даже во имя данных обещаний.

[indent] При упоминании добычи в желудке невольно заурчало. Ракушечница даже не успела понять, что ее больше удивило: внезапный приступ ностальгии черношкурого или факт его заботы. Для нас? Впрочем, задумываться об этом всерьёз сейчас не было ни сил, ни желания. Она и вправду не помнила, когда в последний раз ела, тем более, рыбу. Такой роскоши в городе было не сыскать, а попытки охоты на окраинах едва ли приносили хороший улов. Совсем скоро и лесным придётся расширять охотничьи угодья из-за приближающихся Голых Дереьев. Возможно, даже кто-то из предводителей осмелится оттяпать кусок земель у соседа. Ракушечница была готова отдать хвост на отсечение, что Комета наведёт шороху. Во всяком случае, она была единственной из живых лидеров, успевших себя зарекомендовать как расчётливый и хитрый правитель, не упускающий выгодных шансов. Интересно, в каком положении останется Речное племя в этот сезон?

[indent] — Хорошо, — поймав себя на слишком долгом молчании, Ракушечница медленно выдохнула, возвращая взгляд на Рогоза. — Но не будем задерживаться. Река скоро начнёт замерзать, — словно в подтверждении слов снаружи повеяло холодом, и ветер взъерошил светлую шерсть на боку, заставив кошку поёжиться и подогнуть под грудь лапы. — а лояльность Смерчезвезда вряд ли будет длиться вечно.

[indent] На темнеющем небосводе тем временем загорались первые звёзды. Судя по высокой луне, близилась ночь Совета. Каким он будет в этот раз? Будет ли присутствовать там племя Ветра? Попрежнему в составе Речного?  Вопросы роились в подсознании Ракушечницы, заставляя цепляться воспоминаниями за прошлые свящённые ночи. Ни одна из запомнившихся ей ещё не прошла мирно.

[indent] — Хотя завтра ему будет точно не до чужаков возле границ, — сухая усмешка на мгновение тронула губы, но тут же исчезла, уступив прежнему холоду и равнодушию. — Впрочем, нас это уже не касается, — скоро, возможно через пару рассветов, когда ее раны подсохнут, они отправятся в город, и забудут о существовании племён и обо всем, что их с ними связывало. Обо всем и всех.

+2

13

[indent] Холод подступивших Голых Деревьев, - или зимы, так их называли городские бродяги, - явственно чувствовался в каждом мельчайшем порыве сквозняка. Как бы отвратителен ни был город, один несомненный плюс там всё-таки был: убежищ хватало на всех. Частенько вонючих, громких, под самым носом у Двуногих - но всё-таки убежищ, в которых можно было заснуть без страха не проснуться. А здесь, в лесу, вдали от соплеменников, которые греют тебе бок, каждая ночь оборачивалась риском как минимум подхватить кашель. Недолго поразмыслив, Рогоз всё-таки придвинулся ближе к распушившейся Ракушечнице и улегся возле её плеча.
[indent] — А лояльность Смерчезвезда вряд ли будет длиться вечно.
[indent] Они не могли даже предположить как долго. Чёрные уши дёрнулись, выдавая молчаливое согласие с опасениями кошки. "По крайней мере, завтра они точно не заявятся. Орех должен его предупредить, сколько заживают такие раны". Несколько дней у изгнанников было.
[indent] - Или Смерчезвёзд окажется настолько жесток, что на завтрашнем Совете сообщит Ручей Звёзд о местонахождении двух предателей её племени. И однажды утром мы проснёмся в западне, - Рогоз бурчал всё это с ироничной ухмылкой на морде. Конечно, вероятность такого исхода была крайне мала. Но подобные размышления о своей прежней предводительнице его забавляли.
[indent] Подушечки лап неприятно кольнуло, и самец поёжился. Прибрежный песок быстро вытягивал тепло, так что оставалось искать его в лежащей рядом Ракушечнице. Он аккуратно уложил лобастую голову между лопаток спутницы и прикрыл глаза. Значит, грядёт Совет... В мыслях он пытался вообразить, как будет выглядеть отряд Речного племени, сколько воителей и оруженосцев в него войдёт, кто останется охранять лагерь. Так, перебирая в голове имена бывших соплеменников, которые ещё мог вспомнит, он и провалился в сон.

>>> четыре дерева, на следующую ночь

+2

14

четыре дерева >>>

[indent] Обратно от священной поляны он несся намного быстрее, не волнуясь о том, что слишком громко продирается через кусты или подходит слишком близко к кромке Гремящей Тропы. У него было немного времени, чтобы покинуть опасную землю. Племена спешили домой, увидев на Совете... Рогоз не до конца понимал, что там произошло, но это явно было что-то неправильное. На рассвете воители прибудут домой, там предводители всё им объяснят, а потом к границам потянутся патрули. И к этому времени желательно, чтобы никаких следов изгнанника и пропавшей речной ученицы там уже не было.
[indent] - Шевелись, - фыркнул через плечо самец, с легкостью отыскивая светлую фигурку в сумраке подлеска, семенящую прямо за ним. - Ракушечница ранена и не смогла прийти к тебе сама.
[indent] Эти слова были сродни объедкам, которые пахучий Двуногий бросал каждый вечер всем беднягам за кафе. Словно благословение Предков, ради которого некоторые и жили свою никчемную жизнь. Эти слова должны были подстегнуть Синичку следовать за Рогозом дальше и никуда не сворачивать, даже не думать о том, что ей нужно обратно к племени и наставнику. А путь им предстоял неблизкий.
[indent] - Стой, - Рогоз резко замер, так, что Синичка, наверное, чуть в него не врезалась. - Изваляйся в чём-нибудь, чтобы избавиться от запаха племени. Патрули тебя учуят, если не рыбоголовые.
[indent] Пока ещё на шерсти Синички осел смешанный аромат всех племен, однако он быстро выветривался, и настоящий запах речной кошки Рогоз ощущал всё явственнее. И патрули заметят, если начнут вынюхивать что-то в смраде Гремящей Тропы. Изгнанник нетерпеливо махнул хвостом на заиндевевший лесной опад. Он не хотел терять время, в том числе и потому, что Ракушечница всё это время оставалась одна.

+3

15

Сразу за кустарником началась тропа, правда Синичка даже не заметила, в какую сторону она вела - и без того испуганная юница вовсю сконцентрировалась на странных словах чужака и на кончике его хвоста, за которым изо всех старалась успеть. На их пути даже и тропы толком не было - она явно не вела в племя, но в темноте и снегопаде понять больше молодой кошке было явно не дано. И всё же спустя всего пару листьев хвостов Синичка начала понимать, что похоже приняла не самое лучшее решение в своей жизни.

— Шевелись, - бубнил черношкурый кот, от которого по ветру доносилась суровость и такая недоброжелательность, к которой племенной оруженосец был не привыкший. Это ни капли не помогало понять, зачем он пришёл за Синичкой на священный остров, если только его слова не были правдой.

— Ракушечница ранена и не смогла прийти к тебе сама, - следующие слова кота как-то особенно громко раздались впереди и даже перекричали стук сердца, который, казалось, занимал в ушах уже всё пространство. - Последние пять лун?!

Впрочем, Синичка не успела ни сообразить, ни что-то осмыслить, как незнакомец резко остановился. Поспеть за ним, конечно, юница не успела тоже, и затормозила только в последний момент у чёрной широкой лапы кота. Не к добру это всё.

— Изваляйся в чём-нибудь, чтобы избавиться от запаха племени. Патрули тебя учуят, если не рыбоголовые.

- И не подумаю, - фыркнула юница, вновь отходя от кота на несколько шагов назад, - пока не скажешь, кто ты, и что ты несёшь. В хаосе и спешке ей даже не успелось подумать, что это, пожалуй, самый первый чужак в её жизни, и он тут же уволок её куда-то в неизвестные края. Это едва ли добавляло уверенности, хотя... Это единственное, чем Синичка ещё могла постоять за себя. - И будет очень обидно, когда наши воители найдут мой запах и тут же - твой след. Вызывающе глядя на незнакомца с невысоты своего роста, Синичка сдала назад вплоть до ближайшего ствола дерева и демонстративно прислонилась к нему, старательно оставляя свой след. Они наверно меня уже ищут. И скоро найдут.

+2

16

[indent] Ракушечница ведь не могла родить покладистую мягкотелую паиньку, которая простила бы матери все прегрешения и даже предательство и через столько лун поспешила бы в родные нежные объятия? Вызов, послышавшийся в голосе Синички, лишь подтверждал, что всё это было не про неё. Перед Рогозом и правда стояла истинная дочь своей матери.
[indent] - Не мне отвечать на твои вопросы, - раздраженно буркнул изгнанник. Зачем он будет оправдывать Ракушечницу, если и сам не до конца понимал многие её мотивы? - Устроишь истерику матери, когда мы доберемся до укрытия.
[indent] Но простые увещевания и многозначительные тяжёлые взгляды явно не слишком подгоняли Синичку. Потому что в один момент ученица просто-напросто попятилась и демонстративно отёрлась о ближайшее дерево. Прямо здесь, у самой границы Грозового племени. Жёлтые глаза одиночки вспыхнули яростью.
[indent] - Вот как. Может, тогда вернёшься к своим? Или прямо к грозовым, белкоеды тоже твои друзья? - кот презрительно ощерился. - Найдут мой след - найдут и Ракушечницу. Знаешь, как поступают с предателями? Или такой маленькой ученице о таких ужасах ещё не рассказывали? - Рогоз фыркнул и отвернулся.
[indent] Вдоль Гремящей Тропы оставалось пробежать совсем немного, затем обойти ничейную рощу - и там уже покажется берег озера. Они уже были бы почти у цели, если бы Синичке не взбрело в голову показывать характер. Самец задумчиво нахмурился и нетерпеливо переступил с лапы на лапу. Мысль бросить ученицу здесь уже не казалась такой импульсивной. Насколько важна была Синичка сама по себе? Уж точно не важнее Ракушечницы. Да, если соратница когда-то узнает о таком поступке Рогоза, будет в ярости, но будет жива и в безопасности. Это было важнее капризной и обиженной девчонки.
[indent] - Меня зовут Рогоз, - и всё-таки он попытается в последний раз, говоря сдержанно, почти примирительно. - Я тоже когда-то был воителем Речного племени, но ушёл ещё до твоего рождения, - он помнил, как в ту ночь Ракушечница обвиняла и проклинала его, и всё же через несколько лун прошла по той же тропе. Даже несмотря на собственные принципы, несмотря на Синичку. - Я не хочу вмешиваться в ваши семейные разборки. Впрочем, если для тебя это неважно, могла сказать сразу, - изгнанник безразлично дёрнул плечом. Тащить Синичку за шкирку он точно не собирался. Зачем Ракушечнице лишняя головная боль? - Ты ведь была на Совете, слышала про Макошь? - об этом не могли не сказать Смерчезвёзд и Звездопад. - Ракушечница убила её, избавив лес от этой бестии. Твоя мать покинула племя, но осталась воительницей, защищающей его, и заслужила возможность взглянуть на своего котёнка ещё раз, а ты тут пытаешься уличить меня... в чем? Я даже границы не нарушил, - кот ухмыльнулся, кивая на сухостой в хвосте от себя, где отчётливо ощущался запах меток. - Ты вольна уйти куда угодно. А я возвращаюсь обратно к Ракушечнице, - вздох растворился в предрассветной тишине. Где-то позади послышался гул Чудища, но Рогоз уже не обращал на эти звуки внимания, прекрасно зная, что стоял на достаточном расстоянии от края Тропы, чтобы только покачнуться от пробегающего мимо монстра. Прищуренный желтый взгляд впился в растерянную мордочку Синички. - Но если ты уйдешь, вряд ли когда-нибудь окажешься ближе к матери, чем сейчас. Мы покинем лес. И очень-очень скоро, так, что даже патрули, которым ты обо всём доложишь не успеют выследить меня. Соображай быстрее.
[indent] Когда мимо с визгливым рёвом пролетело Чудище, Рогоз резко развернулся и зашагал дальше вдоль Тропы, выглядывая впереди нужный просвет между деревьями.

+3

17

— Вот как. Может, тогда вернёшься к своим? Или прямо к грозовым, белкоеды тоже твои друзья? Синичка довольно хмыкнула - поняла, что наступила Рогозу на правильную лапу, но следом поняла и то, что дальше пятится ей больше некуда. Впрочем, если бы он хотел ей навредить, разве бы уже не сделал этого?

— Найдут мой след — найдут и Ракушечницу. Знаешь, как поступают с предателями? Или такой маленькой ученице о таких ужасах ещё не рассказывали? Боится. Он боится, - возликовала юница, найдя подтверждение своим мыслям, но не найдя более смирения слушать настолько обидные слова от незнакомца. - Про них вспоминают реже, чем про умерших! Распушившись, Синичка предательски ощутила, как в горле нарастает ком, а на глазах собирается влага - было ведь всё довольно неплохо, когда уже много лун с ней никто не говорил об этом. - И никому до них нет дела, пока они сами не суются на священный остров.

— Я не хочу вмешиваться в ваши семейные разборки. Впрочем, если для тебя это неважно, могла сказать сразу.. - Если не хочешь вмешиваться, попробуй не красть оруженосцев племени с совета, - буркнула юница, не сдувая обиженные щёки, но закончила уже про себя - может лучше получится.

Рогоз оказался разговорчивее, чем с первого взгляда. Напряжённым, даже немного уставшим - Синичка не видела в нём той же стати и стойкости, что в воителях племён, и не находила ни капли логики в том, что он делал. Вроде об этом и говорили старшие - бродяги страшны не столько своей силой, сколько непонятными мыслями и целями. Ничто не помешало этому коту увести её из-под носа племени и как спешно теперь он хочет скрыться в тень. У всего этого не было никакого смысла, если только он ни говорил правду.

- Очень интересная история. Нет, - Синичка оборвалась на полуслове, явно не имея достаточно опыта и ума, чтобы сделать то, что она чувствовала правильным - а такое чувство точно было, пусть и притупилось смущением, страхом и минувшим туманом. - я хочу узнать, врёшь ты или нет. Не слишком воодушевлённо выдохнув, Синичка отступила от дерева и смахнула немного снега с помеченного дерева. Допустим. И с той же неохотой и сомнением извалялась в промёрзшей грязи, как и сказал сделать Рогоз.

- и очень-очень скоро, так, что даже патрули, которым ты обо всём доложишь не успеют выследить меня. Соображай быстрее. Синичка мотнула ушами - не верила. Мир, когда тебе ещё недостаточно лун, чтобы носить воинское имя, не такой уж и большой - здесь не было место, чтобы спрятаться от Ручей Звёзд и её патрулей. Одна эта мысль добавляла храбрости и хоть немного, самую малость - разума. Юница всё ещё не верила, что этот кот действительно знает её мать и что она действительно решила отыскать дочь спустя столько времени.

- Куда именно мы идём? - спросила юница следом, надеясь мигом отвлечься от напряжённого разговора и самого факта, что теперь она уйдёт ещё дальше с чужаком, но юный голос оборвал рёв чудище - Синичка подпрыгнула и попятилась обратно, но очень быстро рванула следом за Рогозом. Спутником он был так себе, но всё же лучше, чем застрять тут одной.

+6

18

[indent] — Если не хочешь вмешиваться, попробуй не красть оруженосцев племени с Совета.
[indent] - Некоторые оруженосцы и сами не против быть украденными, - фыркает Рогоз, как только визг Чудища затихает вдали и на Гремящую Тропу вновь опускается зловещая предрассветная тишина.
[indent] Из десяти слов, которые выдавала Синичка на его одно, девять Рогоз решил пропускать мимо ушей. Как бы ученица ни брыкалась, ни противилась, ни пыталась в чём-то его уличить - всё равно шла следом. Изгнанник чувствовал это возмущенное напряжение, и про себя усмехался.
[indent] — Куда именно мы идём?
[indent] - К Ракушечнице, - так и подмывало обернуться, чтобы рассмотреть получше, как возмущенно топорщатся усы малявки от столь уклончивого ответа. Но Рогоз продолжал уверенно прокладывать путь через подлесок по свежему снегу. Лес справа заметно отступил вместе с грозовыми метками, а значит можно было хотя бы немного расслабиться. Кот задумчиво дёрнул плечом, в последний раз пробегаясь взглядом по предполагаемым очертаниям границы белкоедов, чтобы удостовериться, что никакой патруль не вышел раньше времени и теперь не намеревался привязаться к двум путникам с расспросами. Убежище Ракушечницы теперь было слишком близко, поэтому спеси в Рогозе поубавилось и рисковать он совсем не хотел. - К большому озеру. Оно не так далеко от твоей реки, - он почти сказал "нашей". - На территорию Речного племени вернешься через пересохшее русло, оттуда лапой подать до Нагретых Камней. Они же сейчас под речной лапой?
[indent] Губы самца искривились в презрительной ухмылке. Жил ли еще тот отвратительный по своей природе союз, вынудивший его отказаться от всего, что кот готов был ревностно защищать и беречь? Напрасна ли была его жертва? Изменилось ли что-то к лучшему? Слишком много вопросов. А ответы на них явно привнесли бы в жизнь только больше хаоса.
[indent] Рогоз выражался расплывчато, не указывая четких ориентиров, потому что всё ещё не доверял этой строптивой ученице, пусть она и следовала за ним даже после всех громких угроз и пререканий. Он не лукавил - добраться до речных территорий было несложно, именно поэтому к валуну двое шли обходным, длинным путем, через дальнюю грозовую границу. Встреча с речными котами была бы намного, намного опаснее.
[indent] - Почти на месте.
[indent] Кот сбавил шаг и наконец обернулся на Синичку, в этот раз взглянув на неё куда серьезнее, чем раньше. Как скоро он пожалеет, что вообще решился на этот сумасбродный план? Судя по слишком проницательному синему взгляду - вполне возможно в ближайшие минуты. Самец перемахнул через очередную кочку и остановился на вершине холма, устремив взгляд на огромный ледяной простор. Чуткий слух улавливал едва слышимый треск льда да вой ветра вдали. Всё было спокойно.
[indent] - Ракушечница! - басовитый голос скрежетом пронёсся по морозному воздуху и растворился над припорошенным ледовым панцирем озера. Лапы сами понесли Рогоза к огромному древнему валуну на самом берегу, который Синичка могла принять за неестественно высокий и округлый сугроб.

+6

19

[indent] Ракушечница уже не помнила, когда последний раз сон приносил ей хоть какое-то удовлетворение, а постоянная необходимость сохранять насторожённость, находясь в условиях повышенной уязвимости,  выматывала сильнее, чем боль от тянущих ран. На лес уже во всю опустились сумерки, на небе загорались первые звёзды, а полная луна уже была в своём зените. Рогоз не возвращался, и как бы она не вслушивалась в ночную тишь в надежде различить знакомый хруст тяжёлых шагов, все вокруг будто безжизненно замерло. Не будь она собой, сочла бы подобное безмолвие за предчувствие угрозы, но жизнь в городе и отсутсвие в ней привычного распорядка заставляли смотреть на окружающую действительность с все большим скептицизмом и недоверием. Ее почти не интересовало даже происходящее там, на священной поляне — вряд ли за пару сезонов что-то могло измениться. Все то же показное лицемерие и хвастовство.

[indent] И все же, появление на небе необычных огней, в одночасье застлавших Серебряный пояс своим ослепляющие-ярким свечением, не могло не заставить кошку подняться с подстилки и выглянуть наружу, чтобы получше их рассмотреть.

[indent] Быть может, эта ночь ещё сможет ее удивить?

[indent] В возможностях Рогоза за несколько лун близости она разучилось сомневаться, но его задумка попрежнему вызывала сомнения. Как он собирался вывести ученицу из-под носа толпы воителей? С другой стороны, помня все прежние сценарии Советов, на которых ей удавалось присутствовать, едва ли что-то заставит увлечённых склоками и собственным бахвальством котов придать значение появлению запаха изгнанника. "Разве что появление своры собак." — пронеслось в голове.

[indent] Мысли Ракушечницы уже были далеко за переделами озёра, раскинувшего перед взором неподвижными заледенелым полотном, когда серого уха коснулся едва слышный шорох приближающихся шагов и низкий голос. Пушистый хвост в одночасье дёрнулся, но она подавила желание взволновано взмахнуть им навстречу фигуре, едва различимой в темноте. Голубой взгляд льдистых глаз метнулся за широкоплечую спину, замечая за ней вторую — вдвое меньше, но определено выросшую с того дня, как она видела ее последний раз, безмятежно спящей на подстилке в детской. Где-то в груди кольнули отголоски воспоминаний, которые Ракушечница поспешно подавила, не желая придаваться излишней сентиментальности на глазах долгожданной гостьи.

[indent] — Надо же, тебе удалось, — приподнимаясь из тени навеса укрытия, Ракушечница вышла навстречу Рогозу, ненадолго задержав взгляд на чёрной шкуре. — Почти семейная идиллия, — загадочная улыбка скользнула по губам, и она перевела взгляд на Синичку, не стесняясь ту хорошенько оглядеть с головы до пят. — Здравствуй, Синичка. Ты выросла, — коротко, без тени лишних эмоций, бросила она. — И окрепла, — и, задумчиво хмыкнув, кивнула на валун, предлагая ученице укрыться от промозглого ветра под его замшелым потолком.

[indent] — У нас не так много времени, пока твои соплеменники не спохватились о тебе, — она не назвала их своими, точно эти коты стали ей чужими за несколько прошедших сезонов. — наставник наверняка уже забил тревогу. Кого тебе дали? — буднично поинтересовалась она, будто мать, которой ещё было дело до судьбы своего котёнка.

Отредактировано Ракушечница (28.01.2023 22:08:34)

+7

20

- Вот и взял бы кого-то, кто не против, - поспешила парировать юная кошка, но вышло так скомкано и несвязанно, что вряд ли Рогоз смог разобрать каждое слово, даже если ему это было интересно. А это вряд ли. Синичка очень устала: ей хватило долгого перехода до священного острова, бесконечных нудных речей и вселяющего ужас сияния, а теперь этот путь вслед за Рогозом выжимал последние силы. Не слишком крепкие лапки выдохлись, дыхание сбилось, а светлая шерсть была уже так сильно припорошена снегом, что вряд ли многим отличалась от сугробов вокруг. И вот это "Почти на месте" казалось не больше, чем злобной шуткой, как и вся эта история.

Но они и вправду куда-то пришли. Окружавшие этот берег леса только совсем отдалённо напоминали родной дом - отсюда наверняка было можно выбраться к Реке, но границы Грозового племени были ближе - их запах юница хорошо запомнила на совете. Но это были ничейные земли - патрули сюда не должны ходить без особого повода. Если снегопад заметёт следы... - что-то тревожное успело пронестись в голове юницы, но голос Рогоза выдернул её из собственных мыслей. — Ракушечница!

Будто не ожидая такого поворота событий, Синичка неуверенно проследила за его взглядом и упёрлась в не особо примечательный валун - похоже что это и было то самое место. Синичка напряглась, настороженно сдвинув брови - кто-то выходил из его сени, как будто из палатки. Светлая пушистая шерсть. Серый нос. Блеск голубых глаз - такой и во тьме, и спустя много лун очень сложно с чем-то перепутать. - Это правда ты?

Пасть юницы так и осталось приоткрытой на полуслове - удивление взяло вверх над холодом и усталостью, а запах матери всё отчётливее и отчётливее вырисовывался из памяти. Она подошла ближе, внимательно осматривая Синичку, но...

- А ты жива, - непонятливо мяукнула Синичка, - и не исчезла из лесов. Вроде бы так все и говорили - когда кто-то предаёт племя, но исчезает из его жизни и вообще - из этих лесов, так, что о нём больше никто никогда не слышит. И вроде бы так и было: Синичка больше никогда не слышала о Ракушечнице и так давно не чувствовала её запах, что едва ли узнала бы теперь. Но нет - вот она, стоит, говорит, пахнет, как её мать. Не так уж и далеко от острова Совета. И Синичка не смогла свести с неё поражённых, искренне зачарованных глаз (предки - она ещё величественнее, чем юница запомнила, даже пусть и немного помятая!), пока смысл слов бывшей воительницы не начал понемногу проникать в уши. Да что там - и после тоже. Только будто холодной водой окатило, такой, что ещё холоднее ночного снегопада.

- Это.., - протяжно мяукнула юница, собирая оставшиеся после долгого пути силы, чтобы всё-таки найти подходящие слова, - это всё? Всё, что ты собиралась сказать? Круглые глаза замерли, вяло хлопая ресницами - слишком тяжелые стали от налипшего снега, да и в шерсть он набился так, что двигаться было неохота. Тем более, туда, куда пригласила её мать - под какой-то нелепый и довольно вонючий камень, чтобы после стольких лун поговорить о... Её наставнице? - Отправила своего оруженосца меня выкрасть, чтобы узнать, кто мой наставник?

Изумлённо наклонив голову, Синичка застыла. В ней не было ни духу, ни сил на обиду или злость - так, только максимально искреннее удивление. Юница уже какое-то время назад смирилась со многим, да и была готова в общем-то ко всему - например, больше никогда не услышать имя Ракушечницы и не узнать, как сложилась и чем кончилась её жизнь. Да даже когда случилось Сияние - мало ли, что за цап творится сейчас в этих лесах. И даже когда Рогоз явился по её душу на священный остров, Синичка бы приняла, что он бредит или шутит - ну, или это Скопа отправила кого-то проверить, как внимательно ученица слушает её нравоучения. Реально, ко всему. Но явно не к тому, что бросившая племя и её саму мать вывела её на плешивый валун, чтобы узнать, кто теперь её наставник. - Почему я здесь? - обижено фыркнула она, наконец набравшись немного уверенности со следующим вдохом, - и вы оба?

+3