У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
last shelter

4 охеренных года живет наше с вами общее детище. 4 года страницы этого форума являются домом и последним пристанищем для каждого, кто так долго искал тихое уютное местечко для реализации своих персонажей, для поиска друзей и приятелей. Мы несомненно гордимся каждым вашим отыгрышем. В летопись форума вписано огромное количество персонажей, историй. Эти четыре года видели рождение новых котят, посвящения в оруженосцы, воители, старейшины и предводители. Четыре года наши персонажи воевали, любили, погибали. Четыре года мы общались обо всем и ни о чем. Были рядом друг с дружкой даже тогда, когда казалось бы всем вообще не до форума.

Мы все выросли на форумах по котам-воителям, но именно сейчас, сознательную свою жизнь проводим здесь, в Последнем Пристанище. И это просто невероятно. В то время, когда большинство фанатов кото-воительского фандома уже выросло и переросло форумы, мы с вами продолжаем фонтанировать идеями, мы не останавливаемся на достигнутом и играем еще больше, еще лучше, еще интереснее. С каждым годом сюжеты становятся все более насыщенными, а дружба между нами всеми только крепнет.

Хочется от души поздравить всех и каждого, кто причастен к этому форуму. Мы с вами создали что-то необыкновенное. И пусть это необыкновенное будет с нами как можно дольше.

С Днем Рождения, Последнее Пристанище! Живи, удивляй, цвети!

с днем рождения, последнее пристанище!

коты-воители. последнее пристанище

Объявление

cw
упрощенный приём: клан - стражи и ловчие
регистрация закрыта: тени - воители

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » коты-воители. последнее пристанище » эпизоды » - я требую продолжение банкета!


- я требую продолжение банкета!

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

- А я вам говорю, Вы невыносимы! - Вы тоже, но я же Вам этого не говорю.

https://i.ibb.co/4pd6L4S/mist-4614091-960-720-4.png

https://i.ibb.co/rbK2R83/mist-4614091-960-720-3.png

Территория Речного племени & Спустя несколько дней после отыгрыша на Утёсах————————————————————————————————Сошлись в пинг-понге насмешек и ехидных замечаний два воителя - ветра и реки. Сумеют ли они найти общий язык?

+3

2

Разумеется, Прибой мог бы отправить на Утесы того же Горчака, но раз сказал — делай, иначе нечего было языком чесать. С момента «поимки» Малиновки прошло несколько дней, в лагере он ее не видел, или специально не замечал, глаз все отказывался цепляться за трехцветную шерсть, а голова была забита явно не племенем Ветра. К тому же, возможно они уже совсем скоро вернутся на свою территорию, и воитель строго держал мысль о том, что водить дружбу с иноплеменными — себе дороже. У него достаточно претендентов на товарищей среди своих соплеменников.

Решил выбраться с утра: быстро поднимется вверх по течению, отыщет этот злосчастный мох, бросит у входа в детскую, а там уже королевы сами разберутся — махать им перед носом Малиновки Прибой бы точно не стал, как и лишний раз напоминать о себе. Порычали, поворчали, поязвили, и хватит с них.

На деле все оказалось намного сложнее. Прибыв на место, воитель еще долго выискивал этот шар, отброшенный куда-то к кустарникам. Он был готов поклясться, что это было прямо здесь, на пяточке, где стоят его рыжие лапы, но как бы воитель не переворачивал чуть ли не землю кверху, собранного мха не заметил.

«И куда он подевался? Кто стащил?»

Речной шумно выдохнул, вложив в это действие все свое вскипающее негодование. Каким мышиным пометом он сейчас занимается, и Предки ему свидетели. Что, после смерти его погладят бесцветным хвостом по спине и скажут, какой он большой молодец? Если нет, то это все точно того не стоило. Теперь он рассчитывал на награду — потому что, нехотя, сквозь крепко сжатые челюсти от всего абсурда, Прибой оглядывает камни и выпирающие корни из земли на наличие нового, свежего мха.

«Все когти теперь в земле испачкал. Звездоцапова дочь! Да чтоб ты себе вторую лапу вывихнула».

Уши прижимаются тесно к голове, хвост яростно рассекает воздух, но из пасти свисает долгожданно скатанный шарик. Настолько сильно он сейчас ненавидел эти Утесы и Малиновку, что у рыжего запульсировали виски. Но еще сильнее он был в «восторге» от самого себя: ну каков рыцарь, благородный, без тебя бы никто не справился, конечно. Если бы не обронил, что вернется сюда, то ничего бы и не было. Досыпал бы сейчас в палатке и не рвался вперед рассвета.

Прибой был уверен, что Ветрячка уже и забыть забыла о том, что он на эмоциях тогда ляпнул. Но он — нет, куда ему, Цаповы принципы.

В мыслях рыжегривый уже весь изошелся, обругал воительницу с головы до пят, полил ее всевозможными, не самыми приятными словами, и тяжелой раздражённой поступью шел обратно в лагерь, резко отбрасывая мелкие камни, встречавшиеся на пути. Выместить поднявшуюся злобу хотелось хоть на чем-то.

Дошел до мелководья. Страшно хотелось пить, горло зудело, сжималось от всех обрушенных пророчеств на Малиновку. Взгляд метал молнии, грудь раздувалась от горячего жжения внутри. Воитель рывком кинул мох, покосился на него чуть погодя, мечтая разорвать его в пух и прах, но все, что златоглазый сделал, это снова глубоко вздохнул. Присел у кромки воды, полакал немного, и стало полегче. Осмотрел когти — под «крючками» забилась влажная почва. Рот искривился, а лапы тут же вошли по локти в тихую реку.

Спонтанное решение пришло неожиданно, но оно было очень вовремя: перед тем, как за спиной послышались неспешные шаги, Прибой уже зашел глубже и окунулся с головой, исчезая под серебристо-розоватой толщей.

+3

3

[indent] Разозленная тем, что её не брали в охотничьи патрули, Малиновка вырвалась из лагеря и находясь в отвратительнейшем расположении духа, шла, куда глаза глядят. Лапа уже почти не беспокоила - боль сохранялась лишь в прыжке и тех действиях, при которых нужно было переносить вес на задние лапы. Воительница так и не добралась до целителей: видя, что с каждым днем ей становится все лучше, она уже не видела причин беспокоить Дроковника. Но её хромота не укрылась от глаз соплеменников, посему ей дали отдых от воинских обязанностей.
[indent] Не желая оставаться в строю мучеников и бездельников, Малиновка с пеной у рта пыталась доказать, что с ней все в порядке и она готова выходить в охотничьи патрули, но все было без толку. С одной стороны, она понимала опасения старших воителей и глашатой, но с другой, прекрасно осознавала, что не может просто сидеть, сложа лапы. Решение проветриться и успокоиться после очередной вспыхнувшей ссоры из-за охотничьего патруля пришло к Малиновке как-то неосознанно, и она каким-то образом оказалась вдалеке от лагеря. Опомнившись, Малиновка навострила уши и до нее донеслось шипение реки. Лапы сами вынесли ее на злосчастные утесы, которые и стали причиной её незапланированного отдыха от своих обязанностей. Ветер донес до нее еще один запах - она была здесь не одна. Пригнувшись к земле, воительница медленно поползла в сторону, откуда до нее доходил запах речного кота, и, наконец, увидев его источник, замерла в полном непонимании, что ей делать.
[indent] В реке то появляясь, то скрываясь над поверхностью водной глади, плавал Прибой. Вот именно сейчас, когда кошке нужно было успокоиться и собраться с мыслями, ей на пути попался этот несносный воин! Малиновка уже собралась повернуть назад, но кот уже повернул голову, то ли услышав ее, то ли учуяв запах. Скрываться было поздно - еще обвинят в шпионаже и слежке за Речным племенем. Тяжело вздохнув, черепаховая вышла на берег, присаживаясь подальше от воды. Даже наблюдать за тем, как кот самовольно залезает в леденящую реку, было невыносимо. Малиновка сжала зубы, чтобы ненароком не скривить губы от страха. Да, вода сильно пугала ветряную воительницу, стоило ей только услышать шум течения и волн, разбивающихся о камни. На берегу лежал скатанный в шар мох - и Малиновка точно знала, что это был не её мох. За своим она еще вчера послала одного из оруженосцев, пригрозив тому хорошенько начесать ему уши, если тот вернется с пустыми лапами. Но оруженосец, пребывая в ужасе от обещанного ему, появился перед воительницей без мха, но с округлившимися от ужаса глазами. Как оказалось, мха на месте уже не было - и воительница, успокоив ученика, отпустила его, дав понять, что ее угрозы были лишь шуткой. Естественно, она не собиралась никого ругать и трогать уши - на это у оруженосцев существовали наставники, а Малиновка слишком трепетно относилась к котятам, чтобы каким-либо образом их отчитывать.
[indent] Прибой уже двигался в сторону берега и слова застряли у воительницы в глотке. Она не знала, что говорить ему и стоит ли вообще начинать разговор. В их последнем диалоге Прибой четко давал понять, что она ему неприятна, как, собственно, делала и Малиновка. Однако, что-то двигало ее в сторону разговора, но что именно, она понять не могла.
[indent] - У вас оруженосцев в племени не хватает? Молодежь отлично сгодилась бы для этой работы. - Повторяя его же слова, произнесенные им на этом же самом месте, Малиновка улыбнулась. Хотелось улыбнуться злостно, припоминая рыжему наглецу его поведение, но получилось как-то не так. В её улыбке была скорее добрая насмешка, полностью говорившая «Ты ведь помнишь это, правда?», и кошка кивнула на мох, мирно лежащий рядом.

+4

4

Иногда Прибой думал, что, даже родившись в другом племени, он все равно оставался бы неравнодушным к бурному потоку реки или спокойной глади озера. Голова расслаблялась, тело, охваченное напряжением, понемногу успокаивалось, а беспокоил воителя только один ритм: в реке нужно держать темп и дыхание.

Речной сделал еще несколько заплывов от берега до середины озерца, и вскоре решил, что хватит — над поверхностью наконец показывается вытянутая рыжая морда и острые треугольные уши. Вода, подобно водопаду, что расположился не так далеко, — отсюда был слышен его пенящийся рев, — стекала быстрыми струйками с плеч, спины и изгибалась у шеи. Прибой быстро отряхнулся, провел языком вдоль лапы скорее для вида, и даже не взглянул на появившуюся Малиновку.

Что здесь делала кошка, рыжего не интересовало. Может, ей нравится падать, а, может, по душе, когда ее несут Речные воители. Вот и попытала удачу наткнуться на еще одного, на тех же Утёсах, откуда Малиновка, видимо, и возвращалась. Рыжегривый хмыкнул, лениво махнув хвостом. Теплилась еще надежда на то, что они с Ветряной больше никогда даже глазами не встретятся, но трехлапая оказалась то ли настырной, то ли глупой. Им не о чем говорить — Прибой показал свое отношение еще тогда. Вынужденное соседство совсем не повод вечно брести где-то сзади и дышать в макушку, ведь именно это воитель сейчас чувствовал.

Тем не менее, гнев отступил. Прохлада воды все еще била тело в отрезвляющем ознобе, не разрешая распыляться почем зря: стоит лишь зубы стиснуть покрепче, чтобы десна побелели и проступили бугры желваков, чтобы дрожь стала совсем незаметной.

Спустя несколько минут молчания и полного игнорирования воительницы, Прибой позволяет себе скользнуть скучающим взглядом вдоль трехцветной. Хмыкает, отмечая про себя, что выглядит та уже получше. По крайней мере без дополнительной шины и перевязок на лапе — значит, ничего серьезного.

Ветряная зачем-то воспроизводит начало их разговора, в частности слова рыжего воителя, на что он едва удивленно ведет ухом. Что она хотела? Вывести его снова? Будет много зубы свои показывать — так тут река недалеко, в одном лисьем хвосте. Кролики быстро тонут.

У меня появилась личная преследовательница? — криво ухмыляется Прибой, оставляя после себя влажную дорожку из капель. Теперь хотелось на солнце, погреться и, может, даже чуть вздремнуть, — Ну надо же. Лестно, — кратко, с ноткой надменности произносит воитель, проходя мимо Малиновки ко мху и резким движением откидывая получившийся шар к ее лапам, — Твоя потеря нашлась, под кустом завалялась.

Лгал и не краснел. Разумеется, даже в мыслях не было сообщать кошке, что он собрался в самоволку к Утесам, сам собрал новый мох и сам собирался тайком пронести его в лагерь. Пусть думает иначе, у Прибоя и так вся грудь горела от собственной гордости.

+2

5

[indent] Мысленно пройдясь когтями по рыжей шкуре Прибоя с головы до хвоста, Малиновка настороженно сощурила глаза, пытаясь уловить настроение ее собеседника. Все таки дерзить в ответ можно было в том случае, если ваши настрои совпадали, как это было у них пару дней назад, в ином случае - словесная перебранка могла вылиться во что-то гораздо опаснее. Правда, в нынешней ситуации, окружившей племя Ветра, говорить о каких бы то ни было стычках с Речными котами не приходилось. Каждый соплеменник черепаховой кошки так или иначе чувствовал себя либо в долгу у чужого племени, либо ощущал напряжение, растущее с каждым днем. Но ни то, ни другое не давали права лишний раз сталкиваться лбами с котами, чье племя пошло на уступки, пуская в дом чужаков.
[indent] Однако, Малиновка не спешила быть как все и не стремилась ходить с опущенной головой, мысленно благодарив каждого речного воина, встретившегося на пути. Она то и дело вступала в споры с ними, по правде говоря, в споры безобидные, но для черепаховой это было сродни утешения. Искать себе приключения не приходилось - они находили ее сами, в том числе в лице рыжего воителя, который не преминул поддеть пеструю кошку. Но, как и обычно, этот удар прошел мимо ушей воительницы.
[indent] - Губу раскатал, - хмыкнула Малиновка, с опаской поглядывая на воду. Бурное течение, хоть оно было и довольно далеко от берега, одновременно и завораживало, и пугало. На одну секунду кошке показалось, что течение вот-вот коснется берега, загребая своими ледяными лапами и ее саму, и Прибоя, и лежащий рядом с ними мох. Казалось, что она сейчас окажется под водой. Страх заставил Малиновку неосознанно отодвинуться чуть дальше, и в этот момент к её лапам подкатился злосчастный мох. Стоит упомянуть, что только само слово "мох" уже невообразимо раздражало черепаховую, а его вид и вовсе выводил из себя. Слишком много неприятных воспоминаний было связано с одним моховым шаром.
[indent] Подозрительно прищурившись, Малиновка уже намеревалась уличить Прибоя в его маленькой безобидной лжи, и даже уже раскрыла пасть, чтобы выдать свои замечания, но вовремя себя остановила. Их перебранка должна была когда-то закончиться - и, возможно, она даст этому начало. Кошка, вместо своей занимательной речи, лишь придвинула мох поближе к себе и подняла голову, вперившись взглядом в желтые глаза речного воителя.
[indent] - Спасибо, - кивнула кошка, слегка наклоняя голову в знак благодарности. Но Малиновка не была бы собой, если бы не сказала ничего более. - Очень мило с твоей стороны. - Черепаховая попыталась донести, что она поняла его жест и благодарна за него, однако, ничего конкретнее Малиновка сказать не могла - тонкую грань между молчаливым пониманием ситуации и открытым знанием было слишком легко нарушить, поэтому кошка ограничилась лишь одной емкой фразой.
[indent] Прибой стоял перед ней мокрый после купания, струйки воды стекали по его шерсти, капая на песок. По спине Малиновки пробежали мурашки.
[indent] - Тебе правда это нравится? - С сомнением в голосе поинтересовалась воительница, оглядывая мокрую шерсть Прибоя.
[indent] Все таки, речные коты точно сумасшедшие!

Отредактировано Малиновка (09.06.2022 00:02:50)

+2

6

Губу раскатал, — воительница хмыкает, заражая этим же Прибоя.

Ну еще бы. Он рефлекторно напрягся и сдвинул брови к переносице: эти «случайные совпадения» происходят уже дважды. Он не собирался снова обретать попутчика на обратном пути, в лице Малиновки уж точно — одного раза вполне хватило, чтобы навсегда обрубить подобного рода желания. Обещание, опрометчиво брошенное, выполнено, пусть никто не ждал от него результатов, и теперь черед расходиться: племя Ветра совсем скоро отправится домой, но вместо того, чтобы ликовать и праздновать это событие, она сидит здесь. Вцепилась своим Цаповым взглядом, прищурилась и будто хотела что-то сказать по первости, но передумала.

Прибой тем же не отвечал, пусть и очень хотелось. Все тело сводило от этой назойливости, от запаха горелой пустоши, отпечатавшегося на его шкуре, и воитель собирался с силами, чтобы не выдать себя неконтролируемым тихим рыком недовольства. Он для вида раздраженно повел плечом, безучастно оглядывая местность и задержавшись на морде воительницы лишь единожды, но за этот миг успевший уловить изменения в ее выражении. Не до конца понимая в чем именно обстоит дело, воитель провел лапой вдоль скулы, словно это не диалог двух, а одолжение одной из сторон.

Если это своеобразное прощание с Речным племенем, — равнодушно произносит воитель, наконец взобравшись на прибрежный камень и подставив еще не до конца проснувшемуся солнцу влажные спину и плечи, — то беги скорей к плакучей иве, сделай надсечку на стволе, мол, «здесь была...», — Прибой прикрыл глаза, во весь рост вытягиваясь вверх, и долгожданно хрустнул шеей, — Или до водопада доковыляй, он тут недалеко, раз заняться тебе больше нечем.

Впрочем, вид Малиновки говорил сам за себя и ее отношение к любому роду водоемам: вода, спокойная в ночи, к утру начала менять течение и вести себя смелее. Пару раз она набрасывалась на берег резче обычного, и от Прибоя не укрылись мелкие шажки воительницы назад. Сколько бы он не наблюдал ужас в глазах Ветряных при виде реки, это было занятно каждый раз. Ощущение превосходства подстегивало насмешливо хмыкать, а в голове представлять сочные картины того, как Малиновка, оказавшись по горло в воде, брыкается, беспомощно вскидывает лапы на поверхность и давится холодным воздухом.

Не укусит, — бросил он, наконец позволяя себе вонзиться взглядом в трехцветную морду, — Если с дуру не зайдешь глубже положенного, — а после вздохнул с негромким цоканьем, — Разумеется мне это нравится, вы так же в восторге от, — «кроличьего помета», — забега до кроличьих нор.

Воительница еще что-то говорила ранее про «мило», но Прибой не решил должным отвечать на стократ преувеличенную любезность Ветряной. Мило с ее стороны было бы исчезнуть с поля зрения рыжебокого, желательно насовсем, без затянутых речей благодарности. Ему начинало казаться, что это наигранное — конечно наигранное, каким оно еще должно быть? — «спасибо» слышится в каждой фразе Малиновки и это не могло не раздражать. Прибой тихо фыркнул, глядя на кошку сверху вниз, и надменно приподнял подбородок, сверкнув едкими золотисто-зелеными глазами.

Что, в родном племени бедняжку никто не замечает? Решила набиться мне в подружки? — изо рта вырывается смешок воспаленной неприязни, — Чего тебе надо от меня?

Отредактировано Прибой (13.06.2022 08:56:41)

+3

7

[indent] Вопросительный взгляд на секунду появился на морде пестрой кошки, но исчез так же быстро, словно его и не было в помине. С чего это ты решил, что мне нечем заняться? Могу причесать тебя хорошенько, три лапы у меня здоровые. Недовольство от равнодушного, граничащего с пренебрежением отношения Прибоя слегка укололо воительницу, но буквально на мгновение. С чего она решила, что рыжий кот будет рад ее присутствию? Неужели она действительно поверила, что между ними появилась связь, благодаря которой они могут хотя бы спокойно поговорить, невзирая на разные племена?
[indent] Дальнейшие слова Прибоя ввели в ступор замолчавшую ненадолго кошку, на которые она даже не знала, что ответить. Оцепенев, Малиновка прямо смотрела в глаза своему собеседнику, задавая молчаливый вопрос: Что же я тебе такого сделала, раз ты так разговариваешь, наглая рыжая морда? Эти слова обидели ее до глубины души, и в который раз воительница уяснила, что связываться с котами - себе дороже. Они все, все сделаны одинаково, исключений нет и быть не может. Параллельно с этим, она пыталась докопаться до глубины, отчего ей стали так обидны слова кота, которого она видела всего пару раз, из которых у них не получилось даже нормального взаимодействия. Но вслух ничего не было произнесено, напротив, сработала защитная реакция, которая появлялась из ниоткуда, стоило любому коту попытаться задеть ее чувства.
[indent] - Спустись с небес на землю, Прибой, - холодно отозвалась Малиновка, чувствуя, как поднимается шерсть на ее загривке. Если бы я заранее знала, что ты здесь, выбрала бы место для уединения в противоположной стороне вашей территории. - Она прекрасно понимала, стоит ей хотя бы на секунду показать свою слабость и то, что слова Речного воина смогли дойти до цели и обидно уколоть ее, она пропала. Да и чувство, которое она испытала всего несколько минут назад, сейчас было уже расплывчатым и практически неощутимым. Посему холод, читавшийся в ее взгляде и голосе, был не напускным, а совершенно искренним. - Мне? От тебя? - брови удивленно поползли вверх, когда Малиновка услышала этот несуразный вопрос. Самовлюбленность Прибоя приводила черепаховую в замешательство: неужели он действительно так уверен в том, что Малиновка набрела сюда неслучайно? Он правда думает, что ей нравится подобное отношение, которым он только что ее наградил? Насколько мышеголовым нужно быть?
[indent] Перебирая в голове возможные варианты ответов на глупость, выданную рыжим котом, Малиновка заскрипела зубами. Ей даже не хотелось ничего отвечать, настолько противно ей стало от самой себя. Ведь знала же, что ничем хорошим это не кончится.  Знала, что не стоит подходить, на что надеялась?
[indent] Но упертость, взращенная в ней с малых лет, взяла верх. Она не собиралась уходить, так как пришла сюда не к нему, а значит, он не имеет права прогонять ее. Малиновка пыталась отвлечься от своих проблем, и Прибоя они не касались. Так и не ответив на его вопрос, воительница поднялась с земли, и равнодушно посмотрев на мох, обогнула его и отошла подальше от Прибоя, намереваясь все таки остудить мысли, уже дважды взвинченные: сначала старшими воителями, а теперь и Прибоем.

+2

8

Малиновка молчит. Вопросительно смотрит, словно не решаясь о чем-то спросить, и Прибоя внутри это только подстегивало. Непонятно, чем именно действовала воительница на нервы: одним своим существованием или были все таки другие факторы, слившиеся в целый комплекс оправданной желчи. Это жгучее чувство в груди наливалось необъяснимой неприязнью каждый раз, стоило ему просто посмотреть в ее сторону. Равнодушие проверку прочности с треском проваливало, Прибой ощущал это, но не мог позволить себе потерять лицо. Глаза единожды сощурились, голодно сжирая Малиновку в надежде выведать все то, о чем воительница молчала, но все казалось напрасным.

— Спустись с небес на землю, Прибой.

Снова этот тон — холодный, абсолютно заслуженный, и вместе с этим до боли раздражающий. Его тянуло другое: вывести Малиновку из себя, заставить яростно смотреть, вдыхать раскаленный воздух и чувствовать, как она готова сорваться на крик, выцарапать ему все глаза за это отношение к себе. Однако воительница упорствовала, приподнимала свой острый подбородок, отворачивалась и продолжала не издавать ни звука. Она просто отошла чуть дальше, развернувшись к нему затылком. Прибой ощутил новый всплеск возмущения под самым горлом. Это было похоже на детскую обиду, ни с чем не сравнимую в юном возрасте, настолько глупо это выглядело, что воитель скрипнул зубами.

«Мышеголовая дура», — вертелось в голове вихрем и стремительно распространялось вдоль тела.

Импульсивность жадно съедала остатки благоразумия, оставшиеся под черепной коробкой. Раз Малиновка могла себе позволить повернуться к нему спиной, то он имел полное право резко спрыгнуть с камня, подойти сзади и рывком повернуть ее к себе. В тот момент воителя едва волновала реакция Ветряной, возможные попытки оттолкнуть его, ведь с этим Прибой сам справлялся прекрасно. Он предпринимал все возможное, чтобы стереть с морды трехцветной эту намечавшуюся улыбку, с какой она явилась сюда, это выражение взгляда, вопрошающее и разочарованное одновременно, неуместные попытки в разговор. Они не товарищи и никогда ими не станут. Речной хотел, чтобы она презирала его так глубоко, насколько смогла бы, только бы не видеть это участие по отношению к воителю. Прибой не позволит. И сколько же еще подобных породила эта вынужденная близость сожительства бок о бок?

Я оказался прав? — вместо того, чтобы гневно оскалиться, рыжегривый внезапно рассмеялся до появившейся паутинки в уголках глаз и напустил на себя образ самого дружелюбия во всей возможной красе, — Ну что, подруга, обсудим, скольких кроликов ты успеешь поймать, когда вернешься обратно в степь?

Не проходит и секунды, как выражение морды Прибоя меняется на суровое, непроницательное и ничего не значащее.

Так ты это видишь? — Речной подавляет в себе всякое желание толкнуть Малиновку, убирая напряженную лапу с ее плеча, — Не смей поворачиваться ко мне спиной, когда я разговариваю с тобой, — Прибой выдерживает ее взгляд, отвечая тем же хладнокровием, каким воительница одарила его парой минут назад, — Мы с тобой разные. То, что я тебе однажды помог, ничего не означает, я не требую от тебя что-то взамен, мне ничего не нужно, — кроме этого детского отмщения в ответ разве что, но воителю понадобится просто вернуться в лагерь, чтобы выкинуть эту сцену из своей головы. Элементарнее в его жизни ничего не было, — Я не стану испытывать на прочность Воинский закон и заводить дружбу с той, с кем — не сегодня, не завтра, но, возможно, лун так под шестьдесят — однажды могу встретиться в битве. Это ты спустись на землю, Малиновка.

Прибой процеживает последнюю фразу и наконец отходит.

+1

9

[indent] Вывалив на Малиновку шквал негодования и абсолютно неадекватных умозаключений, при этом сократив между ними расстояние до мышиного хвостика, Прибой, наконец, успокаивается и отходит от нее. На морде смесь из раздражения, злости и практически ненависти. Что происходило в голове у этого кота, Малиновка даже не пыталась понять - бесполезно.
[indent] Великое Звездное племя, и это все из-за того, что я появилась на горизонте? Прибой, ты в себе?
[indent] Не отреагировав на его телодвижения, лишь спокойно отодвинувшись чуть подальше, Малиновка исподлобья посмотрела на воителя.  Внутри чувствовалось холодное разочарование. Ей уже не обидны были его слова, она их не понимала. Для чего он изматывает и себя, и ее? Насколько ей было неприятно принимать его помощь несколько дней назад, настолько было неприятно сейчас пытаться донести до него понятные взрослым котам факты. Прибой был моложе Малиновки, но не настолько, чтобы так сильно заблуждаться на счет внеплеменного общения.
[indent] - Я думала, в твоей голове больше мозгов, чем у рыбок, которыми вы питаетесь, - усмехнулась кошка, не давая эмоциям взять над собой верх. - Я не предлагала тебе дружбу, Прибой. И если ты настолько самовлюблен и думаешь, что каждая кошка, заговаривающая с тобой, готова быть тебе другом - что ж, мне тебя жаль. - Ее холодный тон был неприятен даже ей самой, Малиновка и не помнила, когда и с кем разговаривала подобным образом. - Кроме дружбы существует минимальная вежливость и дружелюбность. Опытный воитель может знать и общаться со многими котами из других племен, но все осознают, что когда-то могут встретиться в бою. - Она вздохнула, вдруг осознав, что все сказанное было бестолку. Прибой был настолько уверен в своей правоте, что переубеждать его было делом абсолютно быссмысленным как для него, так и для Малиновки. Но черепаховая не могла просто сидеть и молчать, особенно, когда он сам подошел к ней. Никто тебя за хвост не тянул, поэтому сиди и слушай.
[indent] - На Совете, думаешь, никто не понимает, что они могут на следующий день сражаться друг с другом? Но это не отменяет того, что можно иметь хорошие отношения в других племенах. Не обязательно все время цапаться между собой. Но тебе до этого, видимо, далеко. Ты либо слишком глуп, либо слишком высокого о себе мнения. - Смерив рыжего кота испепеляющим взглядом, воительница приблизилась к нему настолько, что, при желании, она могла плюнуть ему в глаз и попасть четко по центру, но вместо этого она лишь ощетинилась и напряглась всем телом, готовая в любой момент дать отпор. Внутри нее бушевало пламя, и пусть снаружи ничего не выдавало этого - Малиновка чувствовала, как закипает. Это была не злость, не ярость, в ней не было ни капли раздражения, ей хотелось, чтобы этот нахал хоть чуточку задумался над своими словами. Нетерпение и волнение жгло огнем: черепаховая понимала, что их разговор может вот-вот превратиться в что-то нелицеприятное, чего она не хотела. Что-то внутри противилось ей, когда она бросала на Прибоя равнодушные взгляды, но Малиновка упорно не замечала этого.

+3

10

Прибой хотел немного успокоиться, все это было уже слишком, но Малиновке удавалось из раза в раз выводить его из себя, настолько, что он уже начинал забывать причину ссоры: была ли она стоящей, а не придуманной из воздуха, просто что бы было не так скучно? Он багровел от злости, в лапы била знакомая пульсация и покалывание, зубы точились друг о друга со скрипом. Воитель не слышит Малиновку: пока та рьяно старается ему что-то объяснить, он лишь нервно посмеивается, закатывает глаза и ощущает себя до краев наполненным гневом.

Я думала, в твоей голове...

Предки, какая же ты твердолобая.

...больше мозгов, чем у рыбок...

Упрямая.

...которыми вы питаетесь.

Невыносимая.

Голос Прибоя перекрикивал слова воительницы. Он бессовестно перебивал, говорил с ней одновременно, чувствуя, в какой бессильной и тупой ситуации находится: рядом с Малиновкой все казалось таким — бессмысленным. Она усмехалась, наверное, думая, что здесь самая умная, это бесило до состояния одного случайного касания оголенного нерва. Холод и надменность так красиво и естественно переплетались в ее выражении лица, что на одно слепое мгновение напряженные лапы, прежде желающие вверх дном перевернуть всю почву вокруг, стихают и останавливаются. Прибой смотрит на Малиновку прямо, немигающим взглядом, почти самого себя ненавидя за то, что воспаленная голова на одну долю секунды нашла нечто в ней: неказистой, глупой, вредной.

Да что ты, — воитель оскаливается, — Еще недавно эти рыбки помогали вам отрастить брюхо, — тело начинает движение по кругу, не выпуская из его центра трехцветную, — Но кроличье дерьмо — ваше любимое лакомство с детства, ужасно по нему соскучились, видно.

Рычание, вибрацией отдающее в глотку, вдруг отлегло, когда кошка заговорила другие, совершенно иные слова, вкладывая в них настолько далекий и дикий смысл, откуда-то взявшийся подтекст, — видимо, настолько Малиновке желанный, — что Прибой в недоумении заткнулся. Выжидательно глянул на нее исподлобья, сощурил глаза, а после брезгливо сделал шаг назад. Верхняя губа слегка приподнялась, а в глазах блеснул смешок удивления и высокомерия.

О, — прыснул воитель, насмешливо сощурившись и пошевелив усами, — Интересно получается. Я тут, значит, — он склоняет голову и беззастенчивым, наглым голодным взглядом сверлит воительницу, — О дружбе, о товариществе, о крепком плече рядом, на которое можно положиться. А ты, — Прибой меняет тембр голоса на елейно-медовый, опуская его ниже до хрипотцы, — Совсем не об этом. Неужели я запамятовал, и первый пункт Закона гласит об интрижках и свиданиях? Причем здесь кошки, Малиновка?

Прибой усмехался. Он практически шептал и не мог перестать в доводящем до смешного изумлении таращиться на воительницу. Воитель не думал сдерживать хохот в раскаленной груди, он хотел видеть чужую реакцию и узнать еще больше того, о чем она думает. То, что она успела надумать, пока обстоятельства были сильнее их желаний, или, по крайней мере, желаний Прибоя — доставить трехлапую в лагерь и поскорее отделаться от нее.

Это было настолько забавно, что злость куда-то исчезала. Она медленным потухающим огоньком еще обжигала горло, разъедала глаза струйками дыма, но было терпимо. Все остальное сказанное Прибой слушал в половину менее интенсивно, его внимание было приковано к этому леденящему взгляду, и он неверяще приподнимал брови все выше, округлял глаза, стоял, как вкопанный, и мог только тихо дышать. Ему ведь не послышалось — она и впрямь имела в виду «кошек» и «дружбу» как нечто с двойным дном?

Да что у тебя в голове? — сквозь порывающийся смех произносит воитель. Он прочищает голос, качает головой, не переставая насмешливо улыбаться, и проходит мимо Ветряной. Хотел идти в сторону лагеря, здесь ему делать больше нечего, но приостановился у бока Малиновки. Прибой наклоняет голову ближе к ее уху, смотря исключительно прямо, и произносит вдруг холодно и презрительно, — Мерзость.

И, отбросив свернутый мох с дороги, решительно направился к главной поляне.

«Ты — мерзость».

+2

11

[indent] Спасение утопающих - дело лап самих утопающих.
[indent] Так думала Малиновка, уже без какого-либо интереса слушая речь Прибоя. Воителя заносило все дальше и дальше, словно течение реки подхватило его и с небывалой скоростью закрутило в своем водовороте. Старался ли он специально нести эту ахинею ради своего удовольствия, или пытался показаться хуже, чем он есть на самом деле, или же и вправду был настолько недалек, Малиновка понять не могла. Раздражение в глазах пестрой кошки сменилось на интерес, она ловила каждую его эмоцию, мысленно гадая: прикидывается он или нет?
[indent] Но с каждым новым словом воительница все четче осознавала, хотя и не хотела этого признавать, что перед ней просто малодушный мышеголовый болван.
- <…> Неужели я запамятовал, и первый пункт Закона гласит об интрижках и свиданиях? Причем здесь кошки, Малиновка?
[indent] В этот момент из кошки вырвался громкий и искренне веселый смех. Малиновка разразилась, как гром среди ясного неба, отвечая на эту забавную шутку. Или не шутку?… Нет, Прибой даже не усмехнулся, даже одним усиком не повел.
[indent] - Ты это серьезно? - Улыбка сползла с ее губ, медленно отдавая власть растерянности. - Кошки здесь при том, что я - кошка, тупица! И если ты не знаешь слово «друг», хотя откуда тебе… Ему еще хватает наглости говорить про интрижки… - Малиновка томно вздыхает, отправляя последнюю фразу скорее на ветер, нежели конкретно к Прибою. Услышав, что она та еще мерзость, кошка мило улыбнулась и состроила глазки рыжему коту.
[indent]  - Спасибо за комплимент, дорогой. - И как только Прибой развернулся и отправился восвояси, сплюнула на землю, чтобы не чувствовать более этих слов на своем языке. День был испорчен - кошка это поняла еще в момент приближения к рыжему негодяю. Однако, крохотная частичка обиды за несостоявшийся адекватный диалог поселилась где-то очень глубоко внутри.
[indent] - Нет, ну что за идиот! - Малиновка шипела, ходила взад-вперед вдоль берега и яростно пинала лапами подворачивающиеся камни. - Ох, как бы я хотела снять с него эту самодовольную ухмылку…  Неужели правда подумал, что чем-то меня зацепил? Чем? Шкурой, провонявшей рыбой? А, может, своим геройством, о котором я не просила? Лисье сердце, а не кот! - Почему эмоции вырвались наружу только сейчас - черепаховая не знала и даже не задумывалась об этом. Остановился ли неподалеку Прибой - слушал ли он ее выкрики, ей было уже все равно.
[indent] Великое Звездное племя, дайте мне силу не применять силу…
>>> закрытие эпизода <<<

+2


Вы здесь » коты-воители. последнее пристанище » эпизоды » - я требую продолжение банкета!