У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
last shelter

4 охеренных года живет наше с вами общее детище. 4 года страницы этого форума являются домом и последним пристанищем для каждого, кто так долго искал тихое уютное местечко для реализации своих персонажей, для поиска друзей и приятелей. Мы несомненно гордимся каждым вашим отыгрышем. В летопись форума вписано огромное количество персонажей, историй. Эти четыре года видели рождение новых котят, посвящения в оруженосцы, воители, старейшины и предводители. Четыре года наши персонажи воевали, любили, погибали. Четыре года мы общались обо всем и ни о чем. Были рядом друг с дружкой даже тогда, когда казалось бы всем вообще не до форума.

Мы все выросли на форумах по котам-воителям, но именно сейчас, сознательную свою жизнь проводим здесь, в Последнем Пристанище. И это просто невероятно. В то время, когда большинство фанатов кото-воительского фандома уже выросло и переросло форумы, мы с вами продолжаем фонтанировать идеями, мы не останавливаемся на достигнутом и играем еще больше, еще лучше, еще интереснее. С каждым годом сюжеты становятся все более насыщенными, а дружба между нами всеми только крепнет.

Хочется от души поздравить всех и каждого, кто причастен к этому форуму. Мы с вами создали что-то необыкновенное. И пусть это необыкновенное будет с нами как можно дольше.

С Днем Рождения, Последнее Пристанище! Живи, удивляй, цвети!

коты-воители. последнее пристанище

коты-воители. последнее пристанище

Объявление

cw
упрощенный приём: ветер - воители, тени - воители
закрыта регистрация: река - воители, гроза - воители

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Colorless

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://forumupload.ru/uploads/0019/c8/05/725/t280719.jpg

Лагерь Речного племени
х
Сезон Зеленых Листьев
————————————————————————————————Can I trust you? Can I trust myself?

Отредактировано Пёс (18.09.2022 13:50:24)

+1

2

[indent]Топянка задумчиво отодвинула птицу с верхушки кучи с дичью. Тяжелые дни. И тяжело скрывать, какие они на самом деле тяжелые. Тысяча мыслей, словно стая надоедливых стрекоз – тяжелые, крупные и тупые, но удивительно верткие, не дающие себя в крапчатые лапы – не дающие остановится и подумать их как следует. Потому что остановишь – они налетят всей стаей, облепят разноцветную шкуру, заберутся в болотные глаза, заползут в треугольные ушки.
[indent]Сожрут ее изнутри.
[indent]И кровожадными пастями накинутся на кого-нибудь еще.
[indent]Топянка сжимает челюсти. Мышка или рыба? Снисходительность или издевка?
[indent]Он Грозовой – она это знала. Ей сказали старшие. Сказали, что он убийца. Пестрая поджимает губы, чувствуя, как где-то в глубине души эфемерным облаком клубится страх – неприятное чувство. Ученица не была близка с Молнией, он был просто воителем – но воителем ее племени. Соплеменник. Она видела его каждый день, пусть мельком, пусть краем глаза – бело-белоснежная шерсть. Не единственная в их лагере, но теперь [indent]Топянка будет в два раза чаще ее замечать, несмотря на то, что ее стало меньше.
[indent]Топянка подбирает и то, и другое, неспособная сделать выбор.
[indent]Выбор – это не про нее. Радикальные, смелые решения – это про кого-то другого. Это про таких, как ее мать, про таких, как Ручей Звезд. Не надо было даже начинать, наивно считая, что в жизни надо что-то поменять. Её жизнь – река. Она должна просто плыть по ней, а чем больше барахтаешься, тем быстрее утонешь.
[indent]Ей просто сказали принести ему еды. Видимо, даже убийц не стоит морить голодом.
[indent]Или не убийц.
[indent]Ручей Звезд же ничего не объявляла? Ее же не отправили бы кормить убийцу?
[indent]Оруженосцы шептались, что он пытался доказывать свою невиновность.
[indent]Но так бы сделал и убийца? Она сама никого не убивала, но, если бы кто-то из старших спросил, была ли она недавно около Четырех Деревьев? Или виделась ли она с кем-то не из племен – с кем-то черно-бурым? Что бы она ответила?
Что? О чем вы? Вы про Карпозуба? Ну, да… он, кажется, только вышел из лагеря?
[indent]Топянка опускает две дичи напротив палевого кота. 
[indent]– Вот, – переминается с лапы на лапу, – эм… рыба или мышь? Мне сказали принести тебе поесть. Но вы там, у себя, не едите рыбу, да?

Отредактировано Топянка (05.10.2022 01:59:31)

+3

3

Кап-кап, кап-кап.
Хрустальные капли влаги, стекающей в небольшую лужицу на дне временного укрытия, насчитывают удары сердца.
Кап-кап.
Если где-то на границе мысли и сна существует нечто, кроме всепоглощающего безумия, хтонического страха, он этого не знает.
Кап.
"Сколько времени прошло?" — он спрашивает это у себя, не открывая глаза, будто, захлопнув их, может убедить себя в том, что окружающий мир представляет совсем иную картину, чем он видел.
.
"Я не знаю", — вторит эхом в голове и сжимается в ком, чтобы спастись от противной сырости.
Или от чего-то ещё?

Здесь было мрачно и прохладно. Солнце заглядывало по временам, но глаза медленно отвыкали от его присутствия. Мир, сотканный из снов, становился таким родным, что невольно соприкасался с действительностью, порождая иллюзию. Но кто сказал, что родной — это приятный? И палевый кот привычно вздрагивает от кошмара, когда глотку обжигает запах гари.
Когда подступает удушье.
Когда...
Шаг.
Он слышит его. Такой настоящий. Такой отличный от трескучего пламени, поймавшего его в ловушку.
Шаг.
Тихий и аккуратный, неуверенный.
Он моргает, пока с очередным взглядом на мир картинка не меняется. Пока не исчезает режущий свет, не исчезают охватившие все вокруг блестящие искры.
Стук сердца отдает в уши. Холод.
Он поднимает голову и оборачивается ко входу, чтобы заметить фигуру, что загораживает путь к солнцу, к свободе.
Здесь душно. Или Одуванчиковому так только кажется. Здесь — ощущение, будто тебя придавило булыжником, и ты елозишь под ним, отчаянно молотя лапами, словно мышь, пойманная охотником.
Здесь — за десятки лисьих хвостов до родной границы.
Тошно.

Старший воитель выхватывает из очертаний окружения трехцветную ученицу и замирает. Осознание вспыхивает не сразу, сперва в голове прокручивается множество вариантов с одним простым вопросом: "Зачем?" Лишь после взор ловит свисающих из пасти кошечки мышь и рыбу.
Она подходит так близко.
"Не боишься?" — спрашивает в голове, вспоминая испуганные взгляды. Кажется, ей не больше десяти лун.
Одуванчиковый молчит. Он наблюдает в тишине, позволяя юной обитательнице речного племени не задерживаться здесь.
эм… рыба или мышь? Мне сказали принести тебе поесть. Но вы там, у себя, не едите рыбу, да?
Трехцветная подает голос.
Добыча лежит прямо перед лапами.
Воин не может сказать, отчего именно испытывает он в эти секунды неотступное напряжение. Отчего при взгляде на ученицу, на принесеную еду, внизу живота его затягивается узлами тревога.
Он мог сказать, что был благодарен за то, что его не морили голодом. И все же он видел во всем этом мало справедливости.
Он мог сказать, что в глубине души испуган неожиданным вопросом. И это было бы такой же правдой, как то, что снег бел.
Ты имеешь право выбрать сама, какая добыча твоему племени менее нужна, — хрипло, но сдержанно отозвался палевый кот, заглядывая в зелень глаз напротив.

[nick]Одуванчиковый [/nick][zvn]Старший воитель, 52 луны[/zvn]

+2

4

[indent]Топянка чувствует, как где-то в глубине души зарождается напряжение – не эфемерная, неоформленная тревога о будущем или совершенном ею глупом выборе, о последствиях импульсивно принятых решений, попыток плыть против течения, а преддверие животного страха. Приземленного, направленного на конкретную ситуацию – здесь и сейчас, отгоняя роившиеся в голове вопросы.
[indent]Этот палевый кот мог быть убийцей.
[indent]Он смотрел на нее, не отрывая бирюзовый взгляд – Топянка нервно переступила с лапы на лапу. Довольно красивый цвет для того, кто смог, и не глазом не моргнув, убить ее соплеменника. Ей не нравилось, что он так пристально на нее смотрит – она не могла прочитать ни его мысли, ни его намерения, стараясь лишь из упрямого максимализма не отводить свой собственный взгляд – но смотря на самом деле куда-то сквозь их пленника, поверх палевой макушки, боясь сосредоточится на нем самом. Будто тогда она покажется слабой, будто тогда ему представится возможность убить и ее. Хотя, наверное, даже самый кровожадный кот не сделает такого посреди чужого лагеря.
[indent]Она уже думает развернуться и уйти – оставить этому Грозовому обе дичи, только чтобы не находиться в его импровизированной тюрьме еще хоть мгновение, только чтобы не чувствовать на себе его внимание.
[indent]О чем вообще думал ее наставник?
А что если он и правда – убийца?
Или это ее наказание?
Он узнал о Рогозе?

[indent]— Ты имеешь право выбрать сама, какая добыча твоему племени менее нужна, — стискивает челюсти, чтобы избежать позорного испуганного дерганья, заставляет себя остаться на месте, будто выточенная из камня – чувствуя, как от хребта к кончикам лап ползут ледяные мурашки. Опускает глаза на лежащие перед котом тушки, на секунду забывая о том, кем был этот палевый пленник, невольно морщась – она намеренно принесла ему обе, чтобы не приходилось выбирать ей самой, а этот кот отказывается от такого ее широкого жеста, заставляя воспаленный гнетущими мыслями мозг снова что-то решать.
[indent]— Племени без разницы, — выдыхает, чувствуя, как на самом деле легче ей стало – испуг помог ей спуститься с небес на землю, — вторую все равно съем я, — чувствует острое желание прикрыть болотные глаза, дать им отдохнуть секунду – но боится делать это в присутствии такого опасного воителя. Крутит головой, выгибая шею, будто физически перекатывая мысли, помогая уставшей голове, наслаждаясь секундным облегчением, принесшим ей встроенными в любое живое существо инстинктами – бей или беги; спасайся – жизнь важнее глупых тревог. — Я хочу рыбу. Ешь мышь, —  двигает (аккуратно пинает, стараясь не приближаться) к нему его обед.
[indent]Желания издеваться нет – хотя кто-то из ее друзей-оруженосцев с удовольствием бы принес коту рыбу, которую соседи с отвращением едва переносят даже на запах – из мести, из страха, из злобной обиды. Из желания хоть как-то ухудшить жизнь убийце из соплеменника.
[indent]«Но он может быть и невиновен. Ручей Звезд ничего однозначного не говорила, никто не видел своими глазами, как этот кого-то убивал».
[indent]К тому же, он помог ей на некоторое время забыть о том, что случилось на поляне Четырех деревьев.
[indent]Наклоняется, чтобы поднять свою рыбу – и замирает, неспособная справится с внезапным импульсивным порывом.
[indent]— Ты правда убил Молнию?
Глупый вопрос. Как будто убийца ответит «да».

+2

5

Племени без разницы.
"Не съедят речные, съедят ветряки", — простое замечание.
.... вторую все равно съем я.
"Или ты".
Одуванчиковый слабо склоняет голову вбок, наблюдая за перетекающими из одного русла в иное мыслями, за страхом, что повисал в воздухе легкими огоньками светлячков и тут же гас, за напряжённой травянистой зеленью глаз напротив. Он различает их плохо: будто подслеповатый старейшина, чей взор поддернут белесой дымкой. Но это не болезнь тела. И даже в этой мути он замечает эти блеклые очертания, что могут помочь ему создать картину.
Она толкает к нему мышь, но на этот раз старший воитель не ведёт ушами.
"Значит, боишься?" — замечает про себя свое маленькое наблюдение, что не приносит ему и малейшего удовольствия. Этот страх не давал ни власти, ни контроля, этот страх заставлял бежать прочь, смотреть с широко раскрытыми глазами, стремиться скрыться.
Этот страх значил, что скоро он снова останется один. Наедине со своими мыслями и страхами, с созданными из нитей памяти образами и отчаянными попытками уловить суть и не запутаться в переплетениях домыслов, не утонуть, не сбиться с пути.
Порой казалось, он был к этому так близок.
Спасибо, — он произносит это глухо, когда взгляд его опускается на мышь.
Не рыба. Хотя и к застревающим между зубов чешуям, царапающим глотку костям, отвратительному запаху привыкаешь, если это продолжается достаточно долго.
В животе неприятно тянет от голода, инстинкты требуют вонзить в поддатливую плоть клыки, разум требует подождать, поджать к себе хвост и приподнять голову, изучить ученицу, пока она не скрылась в проходе. Ему кажется, это небольшое знакомство уже скоро подойдет к концу. Впрочем, его это уже не удивляет.
Ты правда убил Молнию?
Она вдруг останавливается, и Одуванчиковый замирает, ставя в своих мыслях многоточие.
Порой он думает, что этот вопрос сведет его с ума.
Сейчас же он неприятно застревает в горле комом и вонзается иглой тоски в грудь, еще не сумев стать привычной частью действительности. Он тоже навевает страх и желание уйти. Теперь они квиты. Но грозовой воин продолжает упрямо удерживать маску на своей морде, не давая сочащемуся напряжению проступить через нее и стать явным.
А ты правда хочешь знать мой ответ? — он спрашивает это глухо, прикрывает глаза и смотрит на Топянку в задумчивости, в усталости. Не смеется, хотя такая мысль мелькает на периферии сознания.
Совсем недавний разговор с рыжим оруженосцем давал понять: ему нет доверия. Совсем недавний разговор давал ещё четче прочувствовать жгучее клеймо.
"Как я мог бы убить его?"
Он спрашивает это у себя. Он хочет спросить это у кого-нибудь, но это невозможно спросить, не поднимая старые павшие на землю деревья и не обнажая все то, что копошится под неми.
Нет, я его не убивал, — вторит в очередной раз, следит за реакцией.

[nick]Одуванчиковый [/nick][zvn]Старший воитель, 52 луны[/zvn]

Отредактировано Пёс (24.10.2022 20:37:47)

+1