У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Весна продолжает наступать, отгремела битва за Нагретые Камни, а мы готовы рассказать вам о результатах голосования за лучших игроков марта!

Речное племя в этом месяце занимает не одну номинацию, и начинаем мы с Молнии! Лучший кот месяца, пусть ты и расстроен после битвы, мы знаем - твой сильный дух и способности помогут племени заполучить все, чего оно достойно, а тебе - добиться любых успехов.

Отчаянная и смелая речная воительница потерпела поражение в одной лишь битве, но никак не в этом голосовании. Волноглазка становится лучшей кошкой, а мы продолжаем болеть за неё всем сердцем и знаем, что с такими воительницами Реку ждёт большое будущее!

Боец и просто замечательный парень Остролап занимает звание лучшего ученика! Мы гордимся тобой, а искренняя забота о соплеменниках вызывает одно лишь тепло и улыбки на лицах - ты просто молодец!

Бойкая и сообразительная Проталинка становится лучшим котёнком! Чуем, не за горами те дни, когда эта кошечка запомнится не только своём племени, но и всему лесу - как насчёт запоминающегося Совета после посвящения в ученики, м?

Наконец-то Гром и Корица, становятся лучшей парой месяца, отобрав у парочек из речного племени эту номинацию (интересно, надолго ли)? Весь Ветер ждёт плодов вашей любви, а форумчане - новых постов и ярких чувств!

Отважная Вихрелапка получает звание самого запоминающегося персонажа - а мы не перестаём переживать за ее судьбу и желаем всем сердцем скорейшего выздоровления.

Смерчезвёзд не только становится самым каноничным персонажем марта, но и получает долгожданное звание почетного персонажа! Интересно, как бравый предводитель Грозы воспользуется новыми бонусами и возможностями? Мы следим за тобой!

Поздравляем всех победителей, а тех остальных призываем активно играть и не менее активно голосовать - весна на дворе, самое время всему живому просыпаться и набираться сил и новых отыгрышей!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » палатка воителей


палатка воителей

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://sd.uploads.ru/jDVIn.png

палатка воителей
——————————————————————
Это самая большая и просторная палатка во всем лагере Сумрачного племени. Она представляет собой несколько крупных раскидистых терновых кустарников, меж которых спят воители. Колкие ветви образуют над их головами плотный полог, защищая от осадков и, немногочисленных для земель племени Теней, но все же таких назойливых для спящих котов, солнечных лучей. Пространство внутри почти полностью устлано подстилками изо мха и листьев папоротника. Наиболее злачным местом для лежбищ считается самый центр, так как окруженным другими воинами наиболее тепло спится. Неподалеку от воительской находится палатка оруженосцев, так что коты только выйдя отсюда могут сразу же подобрать своего ученика на какую-нибудь тренировку.

0

2

начало игры.

Погода сегодня была просто отвратительной, это Примула чувствовала даже в глубине палатки. Её средней длины шерсть еле-еле защищала от холода, а ветер, гуляющий сквозь бреши между ветвями тернового кустарника, заставлял дрожать и сильнее сжиматься в комочек в попытках согреться. Фыркнув от недовольства, Примула накрыла себя хвостом, думая, что так станет лучше. Не стало. Не зная, как будет лучше: забившись в самый угол палатки или перетащив подстилку в самый центр, воительница пыталась понять, что ей сделать, чтобы стало комфортнее. Окончательно бросив попытки улечься поудобнее и отогреться, Примула, недовольна бурча себе под нос, медленно села и потянулась. Рыжая широко зевнула и огляделся палатку, в которой, как оказалось, она находилась одна. Нахмурившись, воительница максимально напрягла свой слух и, уловив шум разговоров со стороны главной поляны, поняла, что все уже давным давно проснулись.

Надо же, видно, я слишком долго проспала. Знала ведь, что прогулки по лесу допоздна к хорошему не приведут. Половина дня потрачена зря, плакала моя продуктивность, — Примула тяжело вздохнула. Воительнице было стыдно, что она проспала до полудня, совершенно не подумав о своих обязанностях. Сейчас, в сезон Голодных Деревьев, Примула чувствовала больший груз ответственности, нежели в тёплое время. С дичью было несладко из-за холодов, на охоту приходилось выбираться чаще, трудиться - сильнее. Рыжая была недовольна собой каждый раз, когда понимала, что работает недостаточно. Ведь она может лучше, ведь она умница. Примула поставила самой себе высокую планку и теперь ругает себя каждый раз, когда не получается достигнуть её.

Встряхнув головой, Примула попыталась убрать из головы все неоптимистичные мысли и придумать, чем она будет заниматься остаток дня. Выходить из палатки не хотелось совершенно, снаружи ветер будет куда сильнее забираться под шерсть, а белоснежный снег кусать лапы. Но отсиживаться весь день в палатке без дела Примула себе не позволит. Уткнувшись взглядом в холодную землю, воительница погрузилась в свои мысли.

+3

3

от сеновала

Волчеягодник плохо помнил, как добрался до дома. Помнил только, что почувствовал недюжинное облегчение, когда его накрыло тенью от высоченных сосен. Сразу стало холоднее, но отчего-то именно тогда у него появились силы идти быстрее. Появилась даже глупая мысль порыться в снегу, поискать лягушку, которую хотела Наледь, но он чувствовал, что если остановится, то рухнет в сугроб и уже не встанет.
В лагере его тенями накрыли мрачные новости, и Волчеягодник сжал зубы, проходя мимо соплеменников и ни с кем не встречаясь взглядом, чтобы, не дай пёс, никто не заговорил с ним.
За сегодняший день с ним много дерьма лисьего случилось, пусть же следующая порция ждёт его в завтрашнем дне. Волчеягодник подумал об истинной ценности любви и пришёл к выводу, что если бы не Наледь, то он бы предпочёл закопаться в землю и отчалить к предкам, чем показаться в лагере после такого позорного поражения - трое против одного не выстояли.
"Ты просто воин, не забывай. Самый обычный воин. У звёзд нет на твой счёт никаких планов. Макошь победит тот, кого звёзды сочтут настоящим героем. А до тех пор они милостиво дадут ей дар удирать от тебя и любого другого неудачника".
- Я больше не верю звёздам, - тихо сказал он Наледи. - Глупые предки, пускай катятся в Сумрачный лес, если разрешают таким, как Макошь, спокойно разгуливать повсюду. И ничем не помогают, чтобы её остановить. Глупые предки, предки-идиоты. Пусть попробуют наказать меня за мои слова ещё сильнее. Пусть попробуют. Смешно.
Волчеягодник рухнул на подстилку - кажется, даже на свою, - погребая её под своим телом. Он дрожал от невыплеснутой ярости и ничего не мог с собой поделать.
- Глупым предкам плевать, что никто не соблюдает их законы. Так пусть идут куда подальше. Не буду больше их оправдывать, даже перед собой. Вот же дерьмо собачье.
Он уронил голову в пыль и закрыл глаза. Сон прихлопнул его словно муху, наваливаясь неподъёмным камнем и утягивая в тёмную яму сновидений. Естественно, после  пережитого ничего хорошего ему не приснилось. Он маялся во сне и ворочался, вороша и ломая подстилку.

+9

4

из целительской
Ну, давай. Просто делай, как Ива.

- Волчеягодник! - юная кошка с порога обратила на себя внимание воителя, - Проснись и пой. И встань заодно.

Подумать только! Орлятка шагнула в палатку воителей не так размашисто и вальяжно, как в свою родную, но всё-таки смело, как нынче и полагалось. У неё тут было важное дело - осмотреть Волчеягодника. И не сама она себе придумала это, а по приказу Кометы - от него не отмахнёшься. Вот и разрешения войти Олятка спрашивать не стала. Ива же тоже так делает?

Пока серошкурый воитель ещё не скинул с себя сонную пелену, Орлятка нашла отличный момент похлопать глазами по сторонам, как только отложила возле лап свёрток с кровь-ягодами, которые ей сказала взять с собой Ива. Рассматривать сонного Волчеягодника можно было хоть со всех сторон, но раз уж полосатая впервые пришла по важному делу в палатку воителей - не могла она упустить такого шанса. Большие ухоженные подстилки бросались в глаза размерами, а запах стоял совсем другой - и близко не похожий. Тут, значит, и коротали сумрачные ночи её родители, здесь они так силятся почивать всю свою бравую воительскую жизнь, а каждый оруженосец спит и видит, как просыпается здесь бок о бок с другими старшими. Нуу не знааю...

Да, палатка не произвела на Орлятку слишком уж большого впечатления. По короткому пути сюда ей успело подуматься, что, быть может, посмотри она на неё с высоты своей новой должности - так увидит что-то другое. Но ничего другого не произошло. Во славу Предков и Ивы, здесь она не окажется. Если только не оплошает. Не оплошай!

- Волчеяягодниик, - вновь напомнила о себе кошка, не дожидаясь, пока воитель обратится к ней сам, - Поднимись, пожалуйста. Мне нужно тебя осмотреть. Как ты спал, крепко?

Поговорить с ним... А о чём мне с ним разговаривать? Как Ива тогда с Паслёном? Орлятка искоса глянула на отложенные ягоды и вновь на Волчеягодника. Ну, пока страшного: у неё был воитель и были ягоды. Как управиться с кровь-ягодой, она уже понимала, а паутина всегда оставляла места для фантазии. Ну, там, где фантазировать некуда - там просто класть сверху. Задумывалась Орлятка сильнее только о тех словах Кометы, где про то, что Волчеягодник был нынче не в духе. Впрочем, Иву это когда-либо останавливало? Вот и Орлятке будет не помехой. С чего ж ты не в духе-то...

+7

5

После череды тягучих снов, протащивших его сквозь колючие дебри тёмных лесов и проволокших по мёртвым пустошам, Волчеягодник приоткрыл один глаз в рассеянной попытке понять, где он находится - в своей палатке, или в очередном сугробе. Какое-то время он думал, стоит ли ему просыпаться, затем вздохнул и открыл второй глаз. Перед ним стояла Орлятка со своими целительскими штучками.
- Спал как крыса с откушенной головой, - устало проворчал Волчеягодник. Сон не принёс ему нужных сил. Хотелось перевернуться на другой бок и поспать ещё. Пусть мир поживёт своей жизнью, без его вмешательства, ещё денёк-другой. К тому же, для него было очевидно, что он - не тот, на кого стоит растрачивать такие ценные в сезон Голых Деревьев травы.
- Меня никто не ранил, это просто ожоги, - заметил Волчеягодник, улыбнувшись ученице уголком рта. - К тому же, с тех пор, как я их получил, прошло уже... ночи две. Если бы я мог от них подохнуть, то уже бы подох. Время сейчас неспокойное, так что прибереги свои ягодки для тех, кто получит настоящие, кровавые раны. А свои я уже охладил снежком, большего мне не надо.
Волчеягодник действительно не выглядел умирающим. Просто очень уставшим и несколько осунувшимся из-за обгоревшего меха на боках. Он не хотел, чтобы с ним возились - хватило и тех деньков в сезон Листопада, когда он умудрился простудиться. Волчеягодник перевернулся на спину и вытянул лапы вдоль тела, потягиваясь и демонстрируя пушистое брюхо. Его хитрый взгляд коснулся серой ученицы.
- Предлагаю в качестве лечения освободить меня на неделю от патрулей и чмокнуть в нос, - посоветовал воин, игриво поводя хвостом. - А если Ива будет бушевать, скажи, что я помер, меня уже закопали и я просил не откапывать ещё хотя бы пару деньков.
Второй его глаз закрылся сам собой, и воин тихо заурчал, проваливаясь в дрёму. Вероятно, сон был для него лучшим лечением и способом восстановиться. А остальное могло подождать.

+6

6

Довольно скоро Волчеягодник ответил ученице целителя сонными недовольными речами, и полосатая в ответ по-доброму ухмыльнулась: на один небольшой шаг к тому, чтобы выполнить своё задание, она уже приблизилась. То, что воитель был едва ли этому рад - это дело другое. Вот Иву бы это остановило? Едва ли. Сумрачным котам приходилось быть здоровыми с такой-то целительницей вопреки всему, и нынче и в лапах Орлятки была эта традиция.

- Но спал, верно? - переспросила юная кошка, приняв уверенный и бодрый тон, - Могло быть хуже - мог вообще не спать.

Слова Волчеягодника юная кошка не пропускала мимо ушей, но упёрто собиралась игнорировать все его сладкие отговорки и оригинальные доводы. Думалось Орлятке, что ему и без того сильно досталась, а тут она ещё с ягодами и паутинами... Да, Орлятка примерно его понимала, но это тоже ничего не отменяло.

- Вот не надо мне тут про снежок, - деловито заявила Орлятка, - Это так не работает. Я же не учу тебя в патрули ходить, так? Вот и ты меня не учи. Меня Ива учит. Знаешь, как? Ухх...

Наскоро скорчив игривую гримасу и пожмурившись, пытаясь передать этим не особо замысловатым жестом всю силу учения Ивы, Орлятка подступилась к коту поближе и принялась внимательно рассматривать его шкуру, словно искала там нечто более, чем виднелось ещё издали. Впрочем, дело тут было такое, тяжелое: со всем этим ей не совладать самой, и полосатой стало ещё менее ясно, зачем же тогда она здесь. Оставалось обработать какие-то маленькие ранки и царапинки, которые Волчеягодник едва ли вообще замечал.

- Ягоды, - твёрдо настояла полосатая, поднимая взгляд на своего пациента, - Мы будем мазать тебя ягодами и обматывать паутиной. И не смотри так на меня! Так Ива сказала. Не будешь её слушаться - однажды проснёшься с жабьей желчью в глазах. Не думал о таком? Подумай, пока я тут с ожогами разберусь.

Юная кошка набрала в лёгкие побольше воздуха. Это - туда, это - сверху. Не похоже на слишком сложную науку, да? Так оно и вышло - небольшие ранки с ощутимой лёгкостью замазались ягодами, а паутина с присущей ей лёгкостью легла поверх них. Оставалось только закрепить получше и...

Но тут уже всё было весьма и весьма не удивительно: хоть и лапы делали, пока глаза боялись, толку от этого всего было мало. Пускай и Орлятка, как была уверена, сумела приободрить Волчеягодника хотя бы настолько, чтобы он лишний раз не дёрнулся, пока не надо, с глубокими следами алых лепестков на коже воина ей было не справиться. Вот вроде бы и казалось, что суть та же, но чего-то Орлятке не хватало: то ли более цепких лап, то ли более опытного глаза, то ли... Пора звать Иву. Или... Хуже же я не сделаю?

- Как крыса с откусанной головой, говоришь? Мёртвая и в земле зарытая? - уточнила полосатая, постаравшись придать голосу уверенный тон, - А так даже лучше... Замри-ка и лучше, наверное, глаза закрой.

дайсы

+5

7

<<< -------------- сеновал

Она скользнула белой тенью в лагерь вслед за Волчеягодником, молчаливо уставившись на палатку целителя. Помедлив немного, дождавшись возвращения Кометы и Облачка, Наледь успокоила свою душу оброненными словами Кометы: скоро всё-таки Волчеягодник окажется в верных и умелых целительских лапах. Телом он вернётся к жизни.
Скользнув в темноту воительской палатки, Наледь втянула носом привычные запахи соплеменников и подстилок, свернутых уютными гнёздышками. Серогривый друг уже рухнул в их совместное, безжизненно уставившись вникуда; полукровка скользнула к нему, прилегая к боку и осторожно поддевая носом лапу. Его тихий шёпот, коснувшийся ушей одновременно с этим, подсказал лучше некуда, в каком упадке после этого пожара и пропавшей Макоши находится Волчеягодник.
Его злая, горькая, прожжённая обидой на предков речь резко хлестнула по сознанию. Наледь сжала челюсти и уставилась в кусты палатки воителей, повторяя как последнюю истину Воинский Закон. В нём, конечно, не говорилось ничего о Звёздном племени - таком, что запрещало бы вот такие резкие высказывания против мёртвых котов и покровительствующих их пути духов - но какую-то неправильность в этом правильная до кончиков когтей кошка чувствовала. И поймала себя на мысли, что не может ничего сказать. Если Волчегоядник винит в том, что Макошь до сих пор жива, Звёздное племя - она его поддержит. Пока очень неосознанно для себя, но в любом случае - с ним она будет за одно всегда.
Серый воин уснул, отдав обратному пути последние силы; Наледь осторожно принялась за его уши, пока её пост рядом с ним не заняла Орлятка. Предоставив молодой кошке обрабатывать раны друга в одиночестве, воительница удалилась на поляну.

***

- Ты как? - она скользнула обратно внутрь после того, как Комета отпустила всё племя и отправилась с избранными на Совет. Даже если бы её имя, имя Наледи, предводительница произнесла сегодня среди тех, кому выпала честь оказаться среди остальных племён, она бы не пошла; просто не могла бросить Волчеягодника, пока он был в таком состоянии. Просто не могла.
- Наши ушли на Совет, лагерь наполовину пуст, - тихо сообщила Наледь коту, присаживаясь рядом с ним и касаясь носом его лба.
- Может, хочешь чего-нибудь? Только скажи мне, - наклонилась ниже, касаясь своим лбом его, заглядывая в любимые глаза.
«Пожалуйста, мой бесценный, подскажи, как я могу убрать с твоей души этот камень. Мне так больно видеть твои страдания».

+6

8

Неодобрительно вздохнув, Волчеягодник мотнул головой и отвернулся от Орлятки, позволив ей делать то, что она хочет. Угрозы от целителей звучали хуже, чем от любых врагов. Он попытался вспомнить времена, когда целители были добрыми, мудрыми и чуткими врачевателями. Кажется, подобные образы в его голове сохранились только с совсем уж детских времён, когда он был котёнком, непоседливым, вечно с занозами и царапинами.
"Может, это предки негативно влияют на них? Не представляю, чтобы Ива, та самая Ива, которую я знал, заливала мне в глаза желчь или учила Орлятку так разговаривать с раненными".
Волчеягодник закрыл глаза. Ему не хотелось всерьёз задумываться над этим. Чем больше он думал, тем худшие мысли лезли в его голову. Он и раньше держался чуть поодаль, а теперь ему вовсе хотелось оказаться как можно дальше от сумрачных воителей.
"Вздремну, пока есть возможность", - подумал Волчеягодник, вытягивая лапы.

Так он и поступил. В палатку заходили другие воители, и полосатый кот просыпался от их разговоров. Слушал немного и снова проваливался в сон. И так до тех пор, пока не пришла Наледь. Её запах и прилетевший вместе с ней холодный ветерок заставили его резковато проснуться и открыть глаза. Зрачки неохотно фокусировались на полутёмных ветвях терновых кустов, покачиваемых ветром. Где-то снаружи шёл снег, Волчеягодник его не видел, но знал, что вьюга пробралась в палатку вместе с Наледью, укрывшись в её меху. Странно, но именно от этого морозца, смешавшегося с духом колючих сосен, он почувствовал себя по-доброму уютно. Как будто он простуженный котёнок, а она - взрослая кошка с загадочной улыбкой, зашедшая проведать его и принесшая с собой этот самый приятный холод.
Волчеягодник задержал на ней взгляд, молча любуясь тем, как лежит её серебристая шерсть и как аккуратно переступают тихие лапы. Она казалась куда увереннее, чем пару-тройку дней тому назад. Не смущаясь касалась его шерсти, но и не с той дружеской ноткой, какая бывает между двумя воителями, делящимися друг с другом вечерними новостями. Волчеягодник прищурился, наслаждаясь огнём в груди и висках - он чересчур остро реагировал на всё, что делала Наледь, и уже перестал бороться с собой.
Он позволил себе заглянуть в глаза воительницы и понял, что даже если расстраивает её своими словами и поступками, в её взгляде совсем нет того, от чего ему хотелось бы отвернуться. Этот взгляд принимал его, со всеми ошибками и поражениями.
- Всё в порядке, - наконец, сказал Волчеягодник. - Здорово, что они ушли. Я думал, Комета возьмёт тебя с собой, ты заслужила. Но так даже лучше.
Он приподнялся, поудобнее устраиваясь на подстилке, и опустил подбородок на плечо Наледи. Ему хотелось как-то поблагодарить её за то, что она трудилась на благо племени, пока он лежал в палатке без дела. С другой стороны, для неё это не было никаким подвигом. Она жила заботой о племени каждый день.
- Пока я пытался выспаться, здесь все только и говорили, что об этом новом Клане, - подумав, сказал Волчеягодник. В его глазах сверкнул огонёк неподдельного интереса. - Их коты живут где-то у Высоких скал. Может, сходим туда? Вдруг встретим кого-нибудь из них. А если нет, так хотя бы запомним их запах.
Он вытянулся и сел поровнее. Пригладил встрёпанную после сна шерсть - теперь это было куда более простой задачкой, чем раньше, да и стараться не требовалось, он всё равно выглядел так, словно выполз из могилы. И хоть мех висел обгоревшими клоками, его мышцы соскучились по лесным прогулкам, а лёгким хотелось свежего морозного воздуха.
- Или ты хочешь отдохнуть?
Волчеягодник тоскливо взглянул на выход из палатки, куда его неодолимо тянуло. И, всё же, Наледь, в отличие от него, провела день не лёжа на подстилке.

+6

9

Наледь чуть подвинулась, позволяя Волчеягоднику подняться и разместиться поудобнее, с лёгким урчанием приветствуя его слова и тяжесть подбородка на своём плече. Чёрная печаль, затаившаяся в его груди, всё ещё никуда не делась и тревожила светлогривую более всего, однако сейчас она была рада и этим проявлениям любви и жизни. Всё-таки, возможно, сон и отдых делали своё дело, залечивая шкуру и возвращая силу в лапы воителя.
- Комета на собрании сказала совсем немного об это Клане, - проурчала Наледь на серое ушко. В общем-то, она особо не вслушивалась в то, что говорила предводительница, озабоченная вопросом скорейшего возвращения к Волчеягоднику в палатку. Хотя племя, конечно, загудело роем после слов Кометы.
- Они встретили их у ручья, и больше никаких новостей, - кошка поудобнее прижалась боком к Волчеягоднику, приваливаясь к нему и наслаждаясь стуком сердцебиения, доносившегося сквозь его шкуру до её рёбер. Предки, сейчас она возносила им множество благодарностей за этот стук.
- Не думаю, что мы встретим кого-нибудь из них посреди ночи, - мяукнула Наледь, но тут же укусила язык, укоряя себя за эту фразу. Она заметила, с какой тоской и жадностью смотрят любимые глаза на выход из палатки, как ему хочется вырваться из своего гнезда и направиться исследовать новых соседей. Хотя бы соседей, раз уж Макошь поймать ему не удалось.
Чуть помедлив, чтобы насладиться ощущением отдыха и стука сердца - уже чуть боле учащенного от озарившего его ум идеи - Наледь встала на все четыре лапы и прогнула спинку, зевнув. Не то чтобы она очень уж хотела спать, но привычка и ощущение темноты, сгустившейся вокруг лагеря, каждой из палаток и каждой из голов оставшихся внутри него котов, делали своё дело.
- Высокие Скалы, ручей... путь неблизкий, возможно, к рассвету мы там встретим рассветный патруль, - поправила свою ошибку Наледь, мягко касаясь кончиком хвоста серого плеча. - Идём, Волчеягодник, принесём потом на своём хвосте вестей больше, чем патруль Кометы.

------------  >>> высокие скалы

Отредактировано Наледь (15.03.2020 23:05:53)

+6

10

Он против воли улыбался, глядя на свою порядочную, правильную Наледь. Воительницу, которая честно отработала свой кусочек дичи за день и  внимательно выслушала предводительницу во время собрания. Сам он на собрание не пошёл, хотя ничто не мешало ему выбраться из палатки, кроме дремоты, которой он и предпочёл отдаться, оставив дела племени на кого-нибудь другого. Зато слухов Волчеягодник накопил предостаточно, чем не преминул поделиться с Наледью.
- Комета, может, и немного сказала, но с ней был Дроздовка. Так что, теперь даже я знаю, что эти коты живут среди скал, охотятся на гигантских птиц и, похоже, готовы провозгласить нашего маленького героя Дроздовку Могучую Лапу своим лидером, - слова он чередовал с приглаживанием шерсти - всё-таки, рядом с Наледью ему хотелось выглядеть достойно и представительно. - Прогадала Комета, когда решила не брать его себе в оруженосцы. Глашатай из Дроздовки вышел бы что надо.
Волчеягодник не сдержался и распушил только что приглаженную шерсть. "Если эти, в горах, так хорошо отнеслись к Дроздовке, может и я с ними полажу. Почему нет? У меня есть приятели в Грозовом племени и среди воителей Ветра. Не думаю, что эти чем-то хуже".
Он не хотел признаваться себе, что ожидает увидеть в котах Клана что-то принципиально новое. А за их спинами - звездных предков, не таких бесполезных и равнодушных, как его собственные.
- Кстати, слухи о том, что эти коты вылупляются из орлиных яиц, а из ушей у них растут камни, я не стал воспринимать всерьёз, - мурлыкнул Волчеягодник, чувствуя, что одного взгляда на Наледь достаточно, чтобы отодвинуть ненужные мысли на задний план. - Но кто их знает, этих чужаков...
Высокие скалы манили его. Когда-то давно, очень давно, они с Наледью уже совершали паломничество к этим скалам с целью познать мудрость своего божества - Лягушачьей Звезды. Теперь же Волчеягодник вспоминал о Лягушачьей Звезде с неловкостью и стыдом - она ничем не помогла ему, когда была так нужна. И теперь он пройдёт мимо пещеры Лунного камня, даже не поглядев в сторону её входа - у него другая цель.
- А я был бы рад, встреть мы кого-нибудь из них в темноте. Вдруг они окажутся хорошими ночными охотниками, и мы найдём с ними что-то общее.
Он потянулся и встал, выпрямляясь в полный рост. Разворошенная подстилка совсем его не манила. И, напротив, ночной воздух, просачивающийся сквозь щели между ветками, был таким вкусным, что его хотелось проглотить, а не вдохнуть. Быть может, горный воздух окажется ничуть не хуже и так же захватит его?

к высоким скалам

+5

11

>главная поляна
До целительской палатки Чеснок не добрался. Точнее, добраться то добрался, да там столько морд было, что уж проще было освободившуюся Орлятку вытащить в другое место, чем тесниться всем вместе в целительской. Почему не Ива? Все элементарно - Чесноку сейчас было достаточно стыдно говорить своей подруге, что он поцапался с Соловейкой. Потом как-нибудь расскажет. А сейчас его скромные царапины запросто смогла бы вылечить и Орлятка. К ученице целителя Чеснок не испытывал такого же трепета, как к Иве. Пусть Орлятка также была связана с Звездами, как его серо-белая подруга, но было в ней кое-что, отчего Чеснок старался быть как можно дальше от нее и ее дел. Но сейчас, за неимением иной целительской помощи он был готов "потерпеть" ее общество. Справедливости ради, бело-песчаный еще ни разу толком-то и не оставался наедине с ученицей целительницы. И времени особо не было, и желания.
Дождавшись появления Орлятки в палатке, синеглазый лениво потянулся и поднялся с подстилки, демонстрируя свое исцарапанное тело. Пара неприятных ранок на боку, на плече, да ухо рассеченное. Пустяки.
- О, Орлятка, заходи. Чего я позвал-то.. подлатаешь? - коротко пробасил Чеснок, указывая на свои ранки, - Надеюсь, обойдемся без лишних вопросов, - намекнул Орлятке воитель. Сейчас бы всем трепаться о том, что свою же соплеменницу подрал, да уж. Пока ученица шла к его подстилке, Чеснок смачно зачесал задней лапой за ухом, прогоняя зудящее чувство, - Еще эти блохи треклятые. Откуда только тянет эту дрянь... - скрипя процедил бело-песчаный.
"Короед - блохастая подстилка. От него нахватался. Гнилая ты свалка грозовая. Поделиться с тобой что ли какой заразой когда-нибудь."
Кот наконец-то перестал чесать себя за ухом, представляя Орлятке целый занимательный урок по лечению больных. Как здорово, что сейчас в палатке не было больше ни единой души. Это очень располагало Чеснока к... диалогу. С кошкой, которая на деле не такая уж и незнакомая воителю.
- Чего там Ива? Не обижает тебя? - невзначай спросил Чеснок, терпеливо подставляя бока для обработки.

+4

12

В преддверии последних возможностей нарвать в лесу столько лекарственных трав, сколько только можно унести, Орлятка совсем позабыла, насколько любила надолго задерживаться в лагере, степенно наблюдая за тем, как бурлят жизни соплеменников, чуть-чуть высовывая нос из палатки. Чем холоднее становился воздух, тем явственнее ощущалось приближение морозов, первых для неё в осознанном, новом образе - ученицы целительницы. И полосатая старалась, как могла, чтобы не подкачать. Поэтому, когда соплеменники передали ей, что Чеснок ждёт её визита в палатке воителей, Орлятка заторопилась, надеясь управиться поскорее.

Голубоглазый воитель встретил её живо, хоть и раны на его боках не могли укрыться от внимания Орлятки: их явно не острый сук кустарника оставил, но Чеснок тут же попросил не задавать вопросов, как только Орлятка шагнула внутрь палатки. Ненадолго это задержало её: становилось любопытно, где это кот успел побывать? Но мысли о том, сколько же ещё осталось не сделанных дел, быстро отвадили этот интерес, и полосатая зашагала к Чесноку поближе.

- Конечно, - коротко отозвалась полосатая, чуть двинув бровями - ей начинало льстить, что соплеменники всё более и более охотно обращаются к ней за помощью, словно начинают всецело доверять свои шкуры.

Пристально вглядываясь порезы, оставленные словно когтями, Орлятка с облегчением отметила, что серьёзными они не были - конечно, вряд ли такие раны были сильно приятно шкуре, но Чеснок от них не развалится, и от своих обязанностей перерыва брать не придётся. Не нужно было и тратить на него слишком много трав - это была ещё одна хорошая новость, и Орлятке не стало обидно за их запасы, накопленные с таким трудом и старанием. Покуда кошка принялась жевать смесь, чтобы уложить её поверх ран, Чеснок продолжил разговор, упомянув что-то о зуде.

- Наверно, оттуда же, откуда царапины, - хмыкнув, заключила юная кошка.

Закончив пережёвывать растения, юная кошка уже потянулась к боку кота, как тут к собственной же неожиданности упустила всю смесь из пасти - то ли второпях, то ли... Полно, Орлятка уже давно должна была привыкнуть к вкусу лечебных смесей, но некоторые из них давались ей особенно трудно. Пришлось потратить время, чтобы собрать всё заново, после чего Орлятка особенно старательно уместила их поверх ран кота - такие вещи теперь казались ей совсем простыми, и полосатая не сомневалась, что раны затянутся быстро и хорошо. Беспокоиться здесь повода не было. На сим полосатая уже хотела возвращаться восвояси, как Чеснок вдруг решил продолжить разговор.

- Ива? - переспросила кошка, словно не расслышала вопроса, - Нет, что ты. Лучшего наставника и желать нельзя.

Ученица целительницы выглядела немного озадачено: ей было не припомнить, чтобы Чеснок с ней разговоры разговаривал - ей казалось, он был из тех воителей, кто уже кучу лун назад выбрал, с кем чесать языком, и своих решений не менял, витая всё прочее время в своих воительский обязанностях. А пока ещё никакое объяснение не снизошло на Орлятку, взгляд её задержался на коже Чеснока за ухом - она и вправду краснела неестественно и странно на его светлой шкуре.

- А знаешь, - вдруг задумчиво протянула Орлятка, - Может, это не блохи. На коже раздражение - придётся тебя на мазать. Тогда и беспокоить не будет.

Хмыкнув, пытаясь припомнить, что только можно было разжевать от такой красоты, какая красовалась у Чеснока за ухом, Орлятка живо увильнула назад, в целительскую палатку, чтобы прихватить ещё несколько трав, после чего спешно возвратилась и с победоносным видом принялась пережёвывать следующую смесь, хоть и, если честно, не точно знала, поможет ли она или нет.

https://cwshelter.ru/viewtopic.php?id=110&p=45#p122144

+4

13

Чеснок терпеливо подставлял плечи и разодранные бока Орлятке, пока та наносила дурно пахнущие смеси трав. Хорошо, что Чеснок настолько долго общался с Ивой, что подобные ароматы не вызывали в нем отвращения. Было в движениях Орлятки что-то еще такое ученическое, неуверенное. Один раз у нее даже смесь вывалилась из лап, на что Чеснок, к своему же удивлению, не отреагировал остросюжетной шуткой. И тому действительно были причины.
- Да уж, наставница у тебя то что надо. Отрадно слышать, что тебе по нраву целительское ремесло, поскольку меня, при всем интересе к Звездному племени и знакам, вся эта травяная чепуха совершенно не впечатлила, - задумчиво протянул Чеснок, то и дело цокая и шикая от наложенных на раны трав. Щипались, зараза!
Наконец Орлятка приступила к заключительной части обработки - блохи. Сумрачный воитель был практически уверен, что это блохастый Короед ему натаскал их во время их стычки. А значит нужно было как можно скорее от них избавиться - мало ли слушок по лагерю пойдет, а репутацию пятнать песчано-белый ой как не хотел.
— А знаешь, может, это не блохи. На коже раздражение — придётся тебя на мазать. Тогда и беспокоить не будет, - синеглазый недовольно хмыкнул, дернув плечом.
- О да, я так раздражён! Это всё у меня из-за этого проклятого Короеда. А не то что ты там углядела у меня за ухом. Говорю тебе - это грозовой увалень мне их притащил на шкуру, не иначе. Ох-х-х, - шумно выдохнул лопоухий, словно бы его заставили объяснять малолунному котенку об устройстве племени. Чеснок задержал взгляд на ученице целителя, - Ты совсем как твоя мать в юности, - внезапно бросил сумрачный воитель, старательно вычесывая из-под своей шерсти зудящее нечто.
Как только с обработкой было покончено, Чеснок благодарно кивнул Орлятке и широко зевнул. Конечно, можно было проводить ученицу Ивы до выхода, чтобы не мешалась под лапами, но песчано-белый уловил во всей этой ситуации момент, к которому, кажется, шел всю свою жизнь. Давно уже нужно было хоть на каплю получше узнать Орлятку. Иначе совесть уже начинала подъедать, как ни странно.
- И здорово, что ты переняла от нее благоразумие. Еще одну ворчливую целительницу, жаждущую всем и каждому делать котят, племя бы не пережило однозначно, - усмехнулся Чеснок, поднося ко рту лапу и намереваясь привести себя в порядок, - Хотя кто вас, кошек знает, - высунув розовый шершавый язык, кот неспешно облизал лапу и тут же завел ее к затылку, снимая с себя все налипшие капли грязи, оставленные после драки с Соловейкой.

Отредактировано Чеснок (21.12.2020 16:08:19)

+1

14

Пристально оглядывая наложенные смеси, полосатая успела смутиться - не засомневается ли Чеснок в том, что она сделала всё верно? У юной кошки ведь половина трав успела из пасти вывалиться, это и вправду было позорно. Однако голубоглазый воитель учтиво оставил это происшествие без внимания, и полосатая смогла негромко выдохнуть - ну, тогда ничего страшного. Теперь раны Чеснока выглядели вполне сносно.

- Так и лежи, не ёрзай, - довольно вежливым тоном попросила юная кошка, - Если спадёт - придётся делать всё заново.

А это, думалось Орлятке, не нужно ни ей, ни ему. Едва ли она была уже такой мастерицей, повязки которой были столь же прочны, как священные деревья - никакой ветер не сломит и даже с места не сдвинет. Потому намного легче было попросить раненых заранее не суетиться лишний раз: Орлятка уже уяснила, что порою воителям это бывает особенно трудно, но царапины Чеснока не заберут у него больно много времени. А вот их встреча в палатке воителей походу затягивалась - Чеснок продолжал разговор, и полосатая внимательно слушала.

- Это точно, - охотно ответила ему полосатая, продолжая тему, - Я раньше всё никак ума приложить не могла, что воители находят такого в своих обязанностях, а теперь знаю - каждому из нас уже предначертан свой путь. Так что мы становимся теми, кем и должны быть, если, конечно, не противимся воле Предков. А зачем, если мы хотим жить счастливо и правильно, да?

Негромко усмехнувшись, полосатая смолкла - ей не совсем привычно было вести долгие беседы со старшими воителями, а оттого юной кошке зачастую всё ещё казалось, что она - по-прежнему котёнок, который излишне страстно навязывается старшим, у которых дел и без того по горло. Но разговор продолжал вязаться.

- Тогда из-за Короеда у тебя покраснела половина уха, - без лишних притязаний на собственную версию согласилась юная кошка, - Я бы не стала в следующий раз чесаться лбами с воителями из других племён - видишь, что на шерсти носят?

Могли ли и вправду их соседи оказаться какими-то заразными, Орлятка не знала - скорее всего, точно нет, но раз уж Чесноку была так люба его версия, то и не Орлятке её оспаривать. Её дело оставалось за другим - ухо уже тоже было обработано, и зуд должен был вскоре перестать беспокоить голубоглазого. На морде кошки застыла лёгкая улыбка - эта ситуация казалась ей какой-то странно забавной, но следующие слова Чеснока заставили эту улыбку плавно сползти с морды и чуть изменить настрой полосатой.

- Да? - не слишком восторженно поинтересовалась Орлятка, - Ну, может. Я ведь не помню Горлицу молодой. Мне всегда казалось, что общего у нас совсем мало.

Неприятно сглотнув, полосатая вспомнила о том, о чём долго пыталась не вспоминать - вероятно, Горлица осталась крайне разочарованной, что младший её котёнок не сумел стать такой же бравой ученицей, а после - воительницей, как остальные, как и она сама. Чем глубже Орлятка зарывалась в обязанности в сени палатки целительницы, тем меньше это беспокоило её, но всё же случайные моменты то и дело навевали неприятные воспоминания и беспокойные мысли.

- А кто же вам напомнит о детской, если не Ива? - вернув прежний приподнятый голос, поинтересовалась в ответ полосатая, резво отходя от прошлой темы, - В племени котят сколько лун не было, зато теперь... Через десятку лун племя Теней будет кишеть молодыми воителями. А там и ты, может, к котятам расчувствуешься - своих заведёшь.

Нарочито переняв манеру разговора Ивы, Орлятка вновь усмехнулась - всё же порою ей хотелось намного чаще походить на свою наставницу, чем она была. Но, может, кто-то из соплеменников и вправду видит в этом плюсы.

+2

15

Так что мы становимся теми, кем и должны быть, если, конечно, не противимся воле Предков. А зачем, если мы хотим жить счастливо и правильно, да? - Чеснок криво улыбнулся, сам того не понимая - согласен ли он с точкой зрения Орлятки или нет. Очевидно было лишь одно - он и она были на своих местах, это правда. Но был ли сейчас действительно счастлив Чеснок? Постоянные стычки, споры, куча потраченных нервов - все это давило изнутри, но... это и было частью самого Чеснока. Было в нем, конечно, и хорошее, пусть и фанатичное. Какой еще воитель будет так гореть за свое племя, за Звездное племя?
Чеснок принялся вылизываться, стараясь не задевать языком места, где ученица Ивы только что наложила лечебную кашицу. Несмотря на осторожность, горькая масса все равно прилипала к языку, оставляя после себя мерзкое послевкусие. Но привести себя в порядок после столь тяжелого дня воитель был обязан. Слушая Орлятку, он все больше и больше убеждался, что ученики очень ловко перенимают черты своих наставников. Вот и сейчас - серая целительница на мгновение показалась Чесноку самой Ивой. Ну, а поскольку Иву Чеснок искренне любил и уважал, к Орлятке испытывал сейчас совсем не гнусные и темные чувства. Тем более что...
Бело-песчаный замялся и замер.
— Ну, может. Я ведь не помню Горлицу молодой. Мне всегда казалось, что общего у нас совсем мало.
"О, ты даже не представляешь насколько," - синие глаза скользнули по морде Орлятки и остановились на глазах ученицы, таких же глубоких, голубых, как у Чеснока.
— А кто же вам напомнит о детской, если не Ива? - кончик хвоста нервно дернулся и Чеснок импульсивно мотнул головой, резко перебивая Орлятку.
- Ой не начинай! Как заведете с Ивой одну песню - не остановишь, - но Орлятка тем временем все же успела договорить.
- А там и ты, может, к котятам расчувствуешься — своих заведёшь, - эхом отдалось в голове длиннолапого. Чеснок отвел взгляд в сторону и глубоко вдохнул. Задержав дыхание, он начал медленно выпускать воздух из своих легких, будто бы готовясь к какому-то очень серьезному бою.
- Нет уж, спасибо, - курносый задумчиво отвел взгляд в сторону, косясь на выход из палатки - Мне уже хватило в этой жизни приключений.

                       //
Холодная промозглая ночь. Сезон Листопада. Чеснок тихонько выглядывает из палатки воителей, подозрительно косясь по сторонам. Соплеменники мирно сопят в своих подстилках. И только бело-песчаный молодой воитель длинной тенью мелькает на главной поляне и исчезает в зарослях малины.
Чеснок бежал сломя голову к Гнили. Не самое прекрасное место на их территориях. Но его вели туда самые темные и страшные чувства. Последние ночи кот очень плохо спал - едва ли ему стоило закрыть глаза, как перед глазами возникал один и тот же образ...

Ночь была ужасной. Изможденные всхлипы, боль, кровь, чего там только не было.

Было место и страху. Глубинному, сжирающему изнутри. Это был первый раз, когда Чеснок действительно боялся, по-настоящему.

Лагерь встретил его все той же тишиной. Чеснок быстро мелькнул в детскую, держа в зубах невнятный серый комок меха. Выкармливающая своих котят Горлица. Переглянувшись с сонной королевой, Чеснок утвердительно кивнул и положил возле живота кошки свою дочь.

//                           

В горле застрял комок неуверенности. Стоило именно Орлятке заговорить о котятах, как Чеснок оказался словно бы парализован и вновь погружен в свой страх. Абсолютно не годящийся в отцы, он никогда не принимал участие в жизни своих отпрысков. И поначалу был даже счастлив забывать об этом. А сейчас на него смотрели голубые глаза, в которых давно уже пропали детские искорки.
- К своей дочери я, как видишь, так и не расчувствовался, - достаточно твердо, но негромко прозвенел бело-песчаный, сверля взглядом ученицу целителя, - Быть может пока.
"Она должна была знать об этом с рождения, но мог ли я, жабий дурак, разрушать их полноценную, казалось бы, семью. У нее был... нет, у нее есть отец. И это точно не я."

+8

16

Смешливый тон Чеснока забавлял полосатую - если так посмотреть, то Орлятка охотно верила, что и Ива плетёт такие разговоры не только из присущей прагматичности с примесью настойчивости, но и забавы ради. Орлятка-то и та уже усвоила, что природа берёт своё - ну, рано или поздно. И только им с Ивой из всех Сумрачных кошек уготован другой исход - они никогда не окажутся королевами, но и далеко не из-за беспечности. Так и Чеснок однажды станет отцом. Может, даже не заметит, как. Орлятка тоже не заметила, как тон кота изменился, и ничего смешливого в их разговоре больше не было.

Горлица никогда не грезила котятами - так уж вышло, что от природы не делась и та воительница, которая громче всех кричала, что "ни в жизнь!". Так уж получилось. И все те луны, что были отведены ей той же природой на то, чтобы носить котят за сердцем, она отвела на то, чтобы подготовиться.
Она готовилась называть их своими малышами, готовилась радоваться их первым успехам так, словно всю жизнь ждала именно этого. Готовилась ласкать их то языком, то взглядом, чтобы те на всю жизнь запомнили то, за что стоит жить, стараться, биться до потери пульса. Чтобы те с первого вздоха впитали любовь к матери и племени.
Так уж вышло - природа берёт своё. Поздно или рано, но обычно - не предупреждая. Так же, как не предупредил её и Чеснок. Когда воитель принёс ей невесть откуда взявшегося котёнка, было поздно задавать вопросы, но достаточно рано, чтобы об этом узнали совсем немногие. Природа брала своё. Но не отобрала этого котёнка.

Исподлобья поднимая глаза на мать, Орлуша знала, что там увидит - выученное радушие, такое холодное в этих льдистых радужках. Они стали ей такими родными и неумолимыми.
Орлуша неуклюже ёжилась. Взгляд был тяжёлый. Юная кошка стыдливо отводила взгляд, с горечью раз и навсегда уверовав, что ей никогда не стать такой же стойкой и сильной, как мать, такой же отважной и непреклонной, как воительница Горлица. Ей словно не суждено быть, как она.

Мне всегда казалось, что общего у нас совсем мало.

Орлятка сглотнула, словно надеялась проглотить образовавшийся ком в горле вместе с услышанным. Но мысли не вязались - не цеплялись одна за другую, а так и угасали в зачатке. На одном дыхании кошка повернула голову, чтобы взглянуть прямо в глаза Чесноку и понять.

- Ей, наверно, - прерывисто произнесла кошка, остерегаясь и дальше фокусировать взгляд на своём собеседнике, - И не стоило знать об этом.

Едва ли моргая, кошка склонила голову внизу. Пасть её сама потянулась за оставшимися травами, а лапы сами направились прочь - полосатая едва ли ими управляла. Своды палатки спешно проплыли перед глазами, как по дуновению ветра, и хвост ученицы спешно скрылся в сумерках поляны.

на поляну

+3


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » палатка воителей