У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Любимые игроки!

Еще один год прошел. Нет, представьте только: Последнему Пристанищу, ставшему домом для всех нас, уже целых два года!
Два ярких года, полных историй, сюжетов, личных и глобальных линий, новых персонажей и захватывающих отыгрышей.
Мы любим вас, ребят!
И мы искренне хотели порадовать вас. Просим любить и жаловать: новый дизайн всея ПП. На сей раз мы решили более четко отслеживать племенную тематику, и в этом сезоне именно племя Теней удостоилось чести сиять на ваших экранах.
Кто станет следующим племенем? Зависит от вашего актива! Дерзайте, ребят!
И спасибо вам. От души, от амс, от каждого лично и всех нас в целом. Это непередаваемо круто: знать, что по ту сторону экрана тебя ждут. В обличии кота-воителя или человека в реальной жизни - не важно.

Любим вас.

Спасибо, что вы есть! С днем рождения, Последнее Пристанище!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » эпизоды » — we all have our scars;


— we all have our scars;

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

we all have our scars

http://s5.uploads.ru/t/7MCUv.gif

http://s9.uploads.ru/t/gkza0.gif

палатка целителя & после битвы за нагретые камни————————————————————————————————

0

2

[indent]Эта забавная штука - жизнь.
[indent] Совсем недавно пятнистая не могла уснуть из-за мыслей о смерти и убийце ее лучшего друга, строя в голове различные теории племенного заговора и отметая их один за другим подобно попавшим под крепкие лапы опавшие листья. Теперь же она сама умерла. Умерла и проснулась, почти как ни в чем не бывало: лишь зажившая грудь неприятно саднила, допуская в тело противную слабость. Не о каком сне речи не было. Пожалуй, ей хватило. Так или иначе, валяться одной-одинешенькой в палатке не улыбалось от слова совсем. Поэтому она покинула свое обиталище, взяв направление в палатку Сивой, куда целительница речного племени заключила под строгий досмотр раненных воинов. Среди них был Карпозуб. С той последней ночи наедине, они без свидетелей не говорили. Предводительница сама не понимала, почему столь отчаянно ищет с ним встречи; его компании и слова поддержки. Видно, всему виной дурацкое одиночество. Что же...
[indent]Проникнув во мрак палатки, пятнистая постаралась пройти в ее глубь, как можно осторожнее, не разбудив и не потревожив своих соплеменников, которым необходимо было набираться сил, дабы продолжать жить дальше. С поражением на камнях жизнь речного племени не закончилась. И все же, это было больно.
[indent] Различив подстилку Карпозуба и самого воина по запаху, самка тихонечко склонила к нему голову, прислушиваясь к мирному дыханию потрепанного воина. Она не пыталась с ним говорить,  или прикасаться - просто сидела рядом, туго обвив лапы хвостом. Рядом с ним ей было спокойнее.

Отредактировано Созвездие (07.05.2019 07:28:33)

+2

3

[indent]Карпозуб смутно помнил, как он оказался в лагере. Лишь чью-то светлую шерсть, голос Бурана неподалеку, но никаких отдельных слов в памяти у черного кота не отложилось. Помнил, как просили его встать и хотя бы пытаться идти до лагеря, как с трудом переставлял лапы, то и дело падая, но снова и снова поднимаясь. Помнил, как с облегчением плюхнулся в палатку целительской и торопливый шепот Сивой, которая скорее разговаривала сама с собой, смешивая травы, чем с пострадавшим. И только к вечеру Карпозуб смог разомкнуть веки и вернуть себе сознание.

[indent]Ему было тепло. Провалявшись в холодной воде без сознания, теплая подстилка была отличным решением. К тому же, Сивая смазала раны мазью, которая не только облегчала боль, но и немного согревала. Карпозуб лежал, свернувшись клубком, глядя своими большими желтыми глазами вглубь палатки, где целительница хранила свои лечебные травы. Сказать, что Карпозуб чувствовал себя ужасно, — это значило сказать ничего. Поражение на Нагретых Камнях сильно ударило по Речному племени. Воин боялся себе представить их истинное положение. Если говорить честно, на поле битвы Карпозуб не надеялся даже остаться в живых. Что ж, хоть где-то ему повезло, хотя тут не меньшую роль сыграло мастерство Сивой. Черный отметил про себя не забыть поблагодарить кошку.

[indent]Видел ли Львинозвезд то, что происходило на Нагретых Камнях? Бился ли он со своими живыми соплеменниками, рычал ли вместе с ними? Карпозубу хотелось верить, что да. Одна только эта мысль успокаивала воителя.

[indent]С прохладным дуновением ветерка кто-то вошел в палатку. Прежде, чем повернуться, Карпозуб решил, что это Сивая решила проведать раненых, но что-то было не то, не таким, как должно было быть.

[indent]"Походка у Сивой совсем другая", — промелькнуло осознание, и Карпозуб увидел знакомый пятнистый рисунок на боку. На минуту он забыл как дышать, но Созвездие, казалось, старалась не смотреть ему в глаза. В то же время воин больше всего хотел в них посмотреть. Убедиться, что в бирюзовой глади нет обвинения, обиды и недовольства. Карпозуб чувствовал себя виноватым за то, что во время переговоров с Кометой не смог во время увидеть опасность и обман, уберечь племя от той участи, которую строили за их спинами. Уберечь Созвездие. Карпозуб хотел услышать от нее, что она не держит на него зла. Что его клятва все еще действительна. Предводительница не промолвила ни слова, и это молчание резало сердце воина сильнее ледяных осколков, сильнее самых острых листьев осоки.

[indent]Созвездие села возле него, обернувшись хвостом и спрятав лапы. А Карпозуб просто лежал и смотрел на нее, мучая себя своими же собственными мыслями. Он разделял с ней тишину. Лишь иногда она прерывалась шорохом или кашлем раненого. Но воителю нужно было с кем-то поговорить. Возможно, это было самое главное их отличие. Созвездие привыкла терпеть, подавлять в себе свои сомнения и боль. Карпозуб этого не умел.

[indent]— Ты считаешь, я все еще буду хорошим наставником? — спросил черный кот и надолго замолчал. Лишь спустя несколько вздохов он продолжил. Шепотом.

[indent]— Я подвел тебя. Прежде всего тебя. Я должен был раскрыть обман Кометы тогда, на Четырех Деревьях. Я должен был, но не увидел этого. Прости меня.

[indent]Можно было по голосу услышать, насколько разбитым себя чувствует Карпозуб. Он и не надеялся получить прощение.

+1

4

[indent] Она волновалась о нем. Волновалась о каждом воителе, болела душой за его благополучие, хоть это никогда не было видно по хмурой морде. И все-таки, проведав всех раненых, оставив визит к чернобокому на "сладкое", пятнистая задержалась именно у его подстилки. Именно к дыханию Карпозуба она прислушивалась сильнее всего, прося звезды не обрывать жизнь воина так быстро. Прислушивалась и молчала, потому что с языка были готовы сорваться слова, которые хотелось умолчать - извинения. ей по юности еще тяжело было извиняться, даже в случае доказанной неправоты, а теперь став лидером, ведя за собой целое племя, пятнистая вовсе перестала произносить дискомфортные слова. Извиниться, значило признать, что это ее ошибка. Она должна была разглядеть подлость, увидеть в желтых глазах потенциального союзника беду и опасность. И пусть даже Комета не планировала это все заранее, все равно неся ответственность за жизни других котов, предводительница речного племени не должна была ей доверять.
[indent] Однако сделанного не воротишь, и результат ее ошибок сейчас лежал прямо перед ней. Проще и легче было умереть еще раз, чем смотреть, как страдают близкие. Если бы могла, Созвездие облегчила бы боль Уклейки, Темнопута, Иволги. И Карпозуба. Если бы могла, но у нее не было даже знаний Сивой, а целительница просила не мешать раненым отдыхать. В этом она была очень похожа на строгую ворчунью Щербатую. Предводительница переступила с лапки на лапку, поднимаясь во весь рост. Сидя молчать у подстилки больного могла Ласка, Ручей, Дымка. Ей же это было словно в новинку, не к лицу. Замерев в нерешительности на мгновение, помня о том вечере, когда чернобокий воин раскрыл ее непоколебимую игру, вывел на эмоции, увидел саму суть, считай, нутро, Созвездие ловила себя на мысли, что разумно опасается Капозуба - слишком близко он подобрался. Так было нельзя.
[indent] В тот момент, когда она уже готова была уйти, его голос коснулся ее ушей, которые непроизвольно прижались к голове, когда бирюзовые глаза встретились с желтыми. Раненый не спал. Скорее всего притворялся все это время. Или же проснулся только что. Его вопрос удивил и слегка разозлил вспыльчивую натуру.
[indent] - От того, что проиграл, ты не стал хуже, - сурово произнесла в тишине кошка, чуть снизив голос. - Мучиться совестью должны те, кто предал, а не кто на поле боя сохранил свою честь!
[indent] Не успела она отойти от первого потрясения, так он огорошил ее вторым.
[indent] Несносный комок меха!.. - горячий шепот даже на расстоянии обжигал кончики ушей. Скорее всего они просто горели от обуявшей душу праведной злости. Сделав резкий шаг в его сторону, пятнистая тихо зашипев приблизила свою морду к морде кота, метая глазами молнии.
[indent] - Не смей извиняться за то,  что не в силах контролировать! - длинный хвост хлестнул по тугому боку. - Никто не мог знать, что предводительница Сумрака ударит нам в спину! Ни ты, ни я. Даже звезды не знают, что в голове у этой кошки... - произнесла уже спокойнее. - Она преподнесла нам хороший урок доверия. Выучи его и не повторяй своих ошибок, если считаешь, что ошибся.
[indent] Осознав, что еще немного, и она столкнется с соплеменником носом, пятнистая отступила на шаг, отводя взгляд в сторону. Да что это с ней такое! Куда делось выработанное лунами с таким трудом хладнокровие?!
[indent] - Если кто и должен извиняться за твое состояние, то это тот, кто повел вас в бой, - пробурчала кошка куда-то в сторону.
[indent] Сейчас она меньше всего была похожа на предводительницу речного племени. Перед Карпозубом стояла в большей степени Оцелотка. Простая воительница, такая же как он сам. Их вина сливалась в общую и создавалось чувство, что оба создания подвели свое племя.
[indent] - Извини.., за это...

Отредактировано Созвездие (17.09.2019 19:51:12)

+1

5

[indent]Ее голос прозвучал резко и отрывисто, словно Созвездие старалась отчеканивать каждое слово. Для того, чтобы Карпозуб услышал? Для того, чтобы каждое врезалось в его сердце кедровыми иглами? Воин прижимал уши к макушке, чувствуя себя нашкодившим оруженосцем. Но если во времена ученичества все ограничивалось пренебрежительным отношением к старшим и Воинскому Закону, то сейчас все было намного серьезнее. Битва на Нагретых Камнях — это ошибка, которую нельзя было исправить. Даже при большом желании.

[indent]Смотря себе в лапы и пролжая слушать неторопливый шелест голоса предводительницы, Карпозуб в то же время старательно вслушивался в звук дыхания Уклейки. Было ли оно тяжелым или прерывистым? Насколько беспокоен ее сон? Успела ли Уклейка хотя бы раз вернуться в сознание? И так Карпозуб задавал себе вопросы о каждом раненом воителе. Черный воин снова шумно вздохнул, на минуту закрыв глаза. Как бы ему хотелось, чтобы эта трагедия, это практически бедственное положение Речного племени оказалось кошмарным сном. У них не осталось союзников, и силы врага превосходили их собственные в несколько раз. Сколько у Речных было времени, чтобы зализать раны и приготовиться к новому нападению? Никто не мог ответить на этот вопрос. Возможно, даже Звездные предки не знали его.

[indent]— Не смей извиняться за то, что не в силах контролировать! — горячо возразила, почти приказала своим предводительским тоном Созвездие. Карпозуб поднял на нее взгляд своих, потухших от печали и горечи, желтых глаз. Пятнистая кошка выглядела суровой, но куда исчезла ее былая холодность, ее привычная маска, за которой она прятала свои эмоции и чувства — всю себя? При первом спешном рассмотрении Созвездие казалась раздраженной, но чем больше Карпозуб смотрел на ее жесты, тем лучше понимал истинное значение. Волнение. Это было волнение и расстерянность. Возможно, кошка была так же напугана, как и сам Карпозуб, и не знала, что делать дальше. Ему хотелось обнять ее, дать хоть какую-то надежду на лучшее, но не будет ли эта надежда ложной?

[indent]— Если кто и должен извиняться за твое состояние, то это тот, кто повел вас в бой.

[indent]˝Мое? Только мое?˝ — птицей промелькнула мысль. Карпозуб поймал ее и с придыханием посмотрел на Созвездие, которая отвернулась в сторону, словно что-то пряча от него.

[indent]— Ты тоже не могла об этом знать, — прошептал черногривый. Непривычно было слышать от нее извинения. Он не помнил, извинялась ли Созвездие раньше, еще будучи глашатой, простой воительней, ученицей. Карпозуб хотел подняться и просто уткнуться в нее, зарывшись носом в пятнистую шерсть и вдыхая ее запах, но предыдущие попытки встать заканчивались резкой протестующей болью незаживших ран. Поэтому воитель мог лишь немного отодвинуться и лечь к лапам Созвездия, потеревшись о них щекой.

[indent]Карпозуб был простым котом, который не боялся в открытую выражать свои эмоции или показаться мышеголовым. Он не боялся любить и быть собой. Это был воин с добрым и благородным сердцем. Возможно, поэтому он позволил себе заплакать, и слезы одна за другой медленно катались по его щекам и по тем самым роскошным белым усам, которыми кот так гордился

+1

6

[indent] Он не возражал. Молча слушал ее гневную речь, словно нашкодивший оруженосец, прижимал к голове уши и прятал желтые глаза. Ему было стыдно? За что? За их проигрыш?! Волна гнева вновь опалила до кончиков ушей, однако пятнистая сдержала очередной ее залп. Закусила губу, помолчала немного, а затем бесконечно тяжело вздохнула. Казалось, этой ночью только двое мучились от моральной боли и стыда. Сказать по правде, Созвездие не имела теперь стопроцентной уверенности в следующем дне,  и конечно, желала чтобы ее не раскусили. Что видел Карпозуб глядя на не? Чье отражение таилось в глубине его ярких глаз? Чтобы узнать, требовалось снова встретиться с ним взглядом, но отчего-то, возможно от его безропотного молчания, боялась поднять на него бирюзу собственных глаз. Тишина затягивалась, как черногривый, наконец, произнес самые ироничные, как ей показалось слова.
[indent] Усмешка горькая, как вкус поражения в битве на Нагретых камнях тронула уголки пасти. Воин утверждал, что она не могла знать.., конечно не могла! Потому что несмотря на силу девяти жизни дарованную предками-воителями, предводительница Реки так и не научилась читать в душах своих сородичей. Львинозвезд был куда дальновиднее, это точно, однако его приемница осталась без его направляющей лапы, и кажется, тонула в пучине собственных ошибок.
[indent] Она так глубоко погрузилась в свои мысли, что почти забыла где находится и с кем говорит, оттого мелко вздрогнула, почувствовав прикосновение чужой шерсти к своим лапам. Опустила на кота чуть удивленные глаза, и снова вздохнула.
[indent] - Вот же глупый шерстяной клубок, - прошептала кошка тихо, опустив морду, быстро лизнув воина в макушку. Она до сих пор не могла понять, чем зацепил Карпозуб ее внезапно оттаявшее в его лапах сердце, однако уже приняла это как данность. Правда, с проявлением нежных эмоций у нее все еще были определенные проблемы.
[indent] - Мы возьмем реванш и отвоюем свои земли обратно, - мягко и коротко уркнула Созвездие, плавно качнув хвостом. - А пока вы все должны окрепнуть и встать на лапы. В вас будущее речного племени, - имея в большей степени молодых воинов мяукнула она. Затем, чуть подумав, словно решаясь, продолжила.
[indent] - Ты поклялся мне в верности, Карпозуб. И ты мне нужен. Мы совершаем ошибки, и нам же исправлять их. Во имя процветания всего племени. Я почту за честь снова встать с тобой бок о бок на поле битвы. Поэтому ты должен поправиться... - шершавый язык вновь коснулся черной шерсти, задев треугольное ухо.

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » эпизоды » — we all have our scars;